Психические заболевания передаются по наследству: Генетика и психические заболевания — Новости — Научно-популярный журнал «ИКСТАТИ» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

передаются ли психические заболевания по наследству

Передаются ли психические заболевания по наследству? Этот вопрос волнует многих родителей. Ведь очень страшно «наградить» своего ребенка расстройством психики.

Как передаются психические болезни

То, что психические заболевания могут передаваться по наследству, замечено было давно. Сегодня генетики подтверждают: действительно, расстройства психики с большей вероятностью могут появиться у ребенка в семье, где родственник страдал от подобного недуга. И причиной этому являются нарушения в строении генов.

Существует такое понятие, как коэффициент наследственного риска. Чем выше этот коэффициент, тем выше вероятность, что ребенок унаследует болезнь родственников.

В прямой зависимости поломок в генах находятся только некоторые психические болезни, например хорея Гентингтона, коэффициент наследственного риска которой составляет 5000. Для сравнения, у такого психического заболевания, как шизофрения, он равен 9.

Расстройства психики чаще вызваны сочетанием наследственной предрасположенности и внешних причин: черепно-мозговых травм, психотравмирующих событий, личных трагедий, внутриутробных повреждений, интоксикаций и пр. Это означает, что даже если родственники страдали психическим расстройством, ребенок не обязательно унаследует их болезнь.

Как влияет степень родства на наследственные болезни?

Риск развития психического заболевания зависит от степени родства с больным членом семьи и от количества больных родственников.

Наибольшая вероятность передачи заболевания у однояйцевых близнецов, далее идет родство 1-й степени (родители, дети, братья, сестры). У родственников 2-й степени родства риск существенно снижается

Так, при шизофрении, имеющейся у матери и отца, вероятность ее возникновения у детей составляет 46%, если болен один родитель – около 13%, больны дедушка или бабушка – 5%.

Какие психические заболевания передаются по наследству чаще всего

1. Нарушения психического развития детей

  • Синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) проявляется импульсивностью, трудностью с концентрацией внимания, повышенной двигательной активностью. Часто это расстройство совмещается с депрессивными состояниями, нарушениями поведения.
  • Дислексия – неспособность читать, сопоставлять то, что написано, с речью в некоторых случаях имеет наследственный характер.
  • Аутизм – это тяжелое психическое расстройство, выражающееся в нарушении социальной адаптации. Ребенок-аутист замкнут, он не хочет общаться с внешним миром, существует в своем личном пространстве. Он не выносит никаких перемен, у него есть собственные ритуалы, которые он строго соблюдает. Он постоянно повторяет стереотипные движения (раскачивания, подпрыгивания) или одни и те же фразы.

Обычно диагноз «аутизм» ставят в первые три года жизни ребенка.

Считается, что роль наследственности в возникновении этого заболевания велика.

2. Шизофрения

Это психическое заболевание, для которого характерны нарушения в мышлении, восприятии мира, неадекватное поведение и ненормальная реакция на раздражители. Заболевание может сопровождаться возбуждением, бредом, галлюцинациями. Больные подвержены депрессиям и склонны к суициду.

Как правило, начало болезни приходится на возраст от 20–22 до 30 лет.

Наследственность играет существенную роль в возникновении этого заболевания, но не меньшее значение приобретают и другие факторы: осложнения при вынашивании, трудные роды у матери, инфекции, тяжелые психоэмоциональные ситуации и даже рождение зимой.

3. Аффективное биполярное расстройство

Иначе это психическое заболевание называют маниакально-депрессивным психозом. Протекает оно с чередованием фаз: депрессии и возбуждения, иногда с агрессией. Между этими фазами возможны промежутки просветления.

4.

 Болезнь Альцгеймера

Это заболевание развивается после 65 лет и выражается сначала в забывчивости, трудности с концентрацией внимания. Затем возникают спутанность сознания, потеря ориентации в пространстве. Появляются раздражительность, немотивированная агрессия, нарушается речь. Развивается слабоумие.

Достаточно редко болезнь начинается раньше, и здесь существенную играет роль наследственный фактор – патологический ген.

Другие психические заболевания, передающиеся по наследству:

  • эпилепсия;
  • психопатии;
  • алкогольная зависимость;
  • деменция;
  • синдром Дауна;
  • хорея Гентингтона;
  • синдром «кошачьего крика»;
  • синдром Клайнфельтера.

Все эти психические заболевания могут передаваться по наследству. В то же время они могут появиться в семье, где подобными расстройствами никто не страдал. Правда, риск заболевания в этом случае меньше, но он существует. Так, заболеть шизофренией в совершенно «здоровой» семье можно с вероятностью 1%.

Если есть риск

Многие люди боятся передать детям наследственные болезни (даже если ими страдали дальние родственники), особенно психические расстройства, и поэтому предпочитают отказаться от рождения ребенка. Правилен ли подобный подход?

Наследственное заболевание совершенно не означает, что у ребенка оно обязательно появится. Да, такой риск есть, но он имеется и у детей из «наследственно благополучных» семей. Более того, вероятность передачи наследственной болезни может быть очень низка. Все зависит от того, какое именно генетическое заболевание существует в семейном анамнезе, у кого из родственников наблюдалась патология, насколько тяжелым было отклонение и многих других факторов.

Понять, насколько велик риск, можно после прохождения медико-генетической экспертизы. Поэтому при сомнениях и опасениях «плохой наследственности» самым правильным будет обращение к специалисту-генетику.

Психические расстройства, передающиеся по наследству

Психические расстройства

Психические заболевания, которые называются также расстройствами психики человека, могут наблюдаться у людей различных возрастов, от младенцев до стариков. Вопреки распространенному суждению они не всегда обнаруживаются внешне, скажем, агрессивным поведением или прочими отклонениями, называемыми «ненормальность» или «безумие».

Особенность подобных недугов в том, что отдельные из них имеют эпизодический характер, то есть проявляются, время от времени, и являются неизлечимыми. Также, многие болезни психики до сих пор до конца не изучены, и никто не может доподлинно пояснить причины, которые их вызывают.

Психические расстройства, которые передаются по наследству

Их возникновение не всегда можно предвидеть. Ребенок, у которого родители имели похожие расстройства, совсем не обязательно должен появиться на свет нездоровым – он может лишь иметь склонность, которая на всю жизнь останется «нереализованной».

Список наследственных психических недугов таков:

  • депрессия – человек постоянно находится в подавленном настроении, ощущает отчаяние, его самооценка становится ниже, и он не интересуется окружающими людьми, утрачивает способность радоваться и испытать счастье;
  • шизофрения – отклонения в поведении, движениях, мышлении, эмоциональной и прочих областях;
  • аутизм – возникает у маленьких детей (до 3 лет), проявляется в нарушениях и задержках социального формирования, ненормальных реакциях на окружающий мир и однообразном поведении;
  • эпилепсия – характеризируется припадками внезапного характера.

Замечание 1

Аспект генетики играет немалую роль и в возникновении расстройств маниакального и аффективного характера.

Патологическая наследственность, которую приобретает ребенок от родителей, считается ведущим условием в появлении заболеваний психики. Наследуется не сама болезнь, а изменения «субстрата» наследственности –молекулы ДНК, при этом присутствует предрасположенность к определенному виду заболевания, которое развивается при взаимодействии наследственных факторов и условий окружающей среды.

Готовые работы на аналогичную тему

Факторы наследственности шизофрении

Шизофрения представляет собой заболевание, для которого свойственны разные психологические отклонения, связанные с патологией процессов восприятия, мышления, и проявляющиеся в поведенческих отклонениях, нарушениях эмоциональной сферы и моторики. Распространенность данного заболевания составляет приблизительно 1-2%.

Родственники больных шизофренией имеют больший риск формирования заболевания, чем все остальные люди. Процент риска пропорционален генетическому однообразию родственников. Исследования, которые были проведены на усыновленных младенцах, продемонстрировали, что высокий риск шизофрении часто обусловливается наследственными факторами, чем окружающей средой.

Результаты исследований демонстрируют:

  • расстройство часто наблюдается в семьях (существует у нескольких ее членов).
  • родственники людей с шизофренией располагают значительно большим риском формирования заболевания. Данный риск выше у близнецов однояйцевых (из-за идентичного генетического набора).
  • у ребенка, который был рожден шизофрениками, но усыновленным и воспитанным другими родителями, риск остается практически неизменным.
  • родственники пациентов с шизофренией также имеют наиболее высокий риск формирования отдельных заболеваний психики.
  • болезнь главным образом передается по женской линии, а не по мужской. .

Риск наследства шизофрении составляет:

  • 48% – у однояйцевых близнецов;
  • 46% – у ребенка, который был рожден от двух человек с шизофренией;
  • 17% – у ребенка с одним нездоровым родителем и одним нездоровым родным сестрой/братом;
  • 13% – у ребенка с одним нездоровым родителем;
  • 17% – у близнецов двуяйцевых;
  • 9% – при болезни у сестер и братьев;
  • 4% – при болезни у дяди или тети;
  • 17% – у приемного ребенка, который был рожден больной матерью.

Предполагается, что шизофрения появляется вследствие взаимодействия нескольких генов. Сами по себе они не несут угрозы, но их соединение вызывает проблемы. Число таких генов у человека характеризует риск заболевания. Потому устанавливать и оценивать риск формирования шизофрении у детей при дородовом осмотре нельзя.

Факторы наследственности умственной отсталости и аутизма

Определено, что вероятность рождения ребенка с подобными нарушениями достаточно высока в случае присутствия патологий у обоих родителей на генетическом уровне. Так же известен и факт о том, что опасность того, что может передаваться аутизм по наследству, значительно выше среди мужчин. Из поколения в поколение по линии мужчин передаются гены аномального характера, которые могут провоцировать формирование аутизма в возрасте раннего детства. Плохая статистика среди мальчиков-аутистов свидетельствует о том, что такие дети, имеющие тяжелую форму расстройства, чье состояние не корректируют и с которыми не занимаются, в основной массе случаев вовсе не доживают до двадцатилетнего возраста.

Кроме фактора наследственности, провоцирующего данное заболевание, могут иметься и другие причины, которые стимулируют мутацию гена еще в материнской утробе (излучение ультрафиолета, отравление тяжелыми металлами).

Факторы наследственности эпилепсии

По наследству эпилепсия передается исключительно в случае идиопатической формы. При этом передаются рецессивные или доминантные гены от матери или отца. Зачастую подобная эпилепсия имеет место быть в детском возрасте, притом частота припадков становится больше по мере взросления. Ген роландической эпилепсии стимулирует формирование очага болезни в роландовой борозде головного мозга. Передача совершается как по линии женщин, так и по линии мужчин через одно или несколько поколений. Отмечается расстройство мозговой деятельности, патологические личностные изменения, расстройства психики и невропатия. При этом ребенок может быть лишь носителем, но обнаруживаться заболевание не будет.

Второй тип наследственной эпилепсии ‒ ювенильно-миоклоническая форма, которая передается непосредственно по наследству, но имеет место быть редко, так как для ее формирования нужно, чтобы оба родителя выступали в роли носителей данного гена. Но она может обнаружиться и в случае, если один из родителей здоров, а второй болен. Это самый редкий вид эпилепсии.

Генетические заболевания практически невозможно предсказать, они тяжело поддаются исследованию. Каков принцип передачи эпилепсии по наследству пока не установлено. Ясно, что вероятность передачи болезни существует, но понять, каким образом связаны наследственные факторы и эпилепсия, сформировать точный механизм наследования, который учитывает все отклонения и воздействие условий внешнего порядка, и тем более управлять заболеванием, до сих пор не удается.

Также по наследству передаются и такие психические заболевания как: неврозы, психозы, психопатия, алкогольная и наркозависимости, аффективные расстройства, аутизм, ипохондрия, различные мании, бред, слабоумие, болезнь Альцгеймера и ряд других.

Выявлен основной принцип наследования психических заболеваний

Давно известно, что многие психические заболевания передаются по наследству. Исследователи давно ищут точные генетические данные (определенные гены), связанные с тем или иным психическим заболеванием. Однако одной лишь информации о разных вариантах генов, о мутациях в них часто бывает недостаточно, нужно еще точно знать, как именно проявляют себя гены.

Исследователи из Калифорнийского университета (University of California), США, сравнили активность генов в 700 образцах коры головного мозга, взятых у людей, у которых при жизни отмечали различные психические нарушения: аутизм, биполярное расстройство, шизофрению, депрессию и алкоголизм, а также около 300 образцов от здоровых людей. Результаты их работы опубликованы в журнале «Science».

Активность генов оценивали по РНК, у вышеперечисленных заболеваний с молекулярной точки зрения неожиданно оказалось много общего. Чаще всего сходства у психических болезней выявлялись в участках генов, управляющих возбуждением нейронов, способностью клеток генерировать и проводить через себя электрохимический импульс, что объясняет наличие резких изменений настроения, появления галлюцинаций, паранойи и т.д.

Ученым также удалось заметить, что некоторые блоки генов, активность которых повышается при депрессии, биполярном расстройстве и аутизме, регулируют процессы воспаления. Больше всего их активность имела  отношение к вспомогательным клеткам нервной ткани: клеткам микроглии, обеспечивающим нейроны достаточным количеством питательных ресурсов, и астроцитам, выполняющим роль иммунной защиты.

Следует отметить, что алкоголизм оказался в стороне: активность ДНК у алкоголиков была иной, чем активность генов у лиц с истинными психическими заболеваниями, не связанными с приемом алкоголя или других веществ. Однако алкогольное расстройство личности все же имеет большую долю генетической схожести с депрессивными состояниями.

Подводя итоги, ученые пришли к выводу, что, с одной стороны, на основании полученных данных, возможно, удастся создать новые универсальные методы лечения, которые будут эффективны сразу против нескольких заболеваний. С другой стороны, остается вопрос, почему же эти заболевания по симптоматике и клинической картине все-таки разные. Некоторые специалисты полагают, что нужно идти еще глубже и проанализировать активность генов не вообще в коре, а в отдельных группах нейронов и даже в отдельных нейронах. Не исключено, что на уровне отдельных нервных кластеров есть важные молекулярные различия, непосредственно влияющие на клинические проявления у разных пациентов.

По материалам www.sciencedaily.com

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психиатрия››

Не подлежит никакому сомнению, что наследственность является одним из самых значительных факторов в этиологии нервных и душевных заболеваний, но необходимо с самого начала указать, что по этому вопросу даже и в медицинских кругах существует много недоразумений и заблуждений. Обычно очень преувеличивается роль наследственного отягощения и слишком упрощенно понимается связанный с ним вопрос о вырождении. Поэтому желательно более или менее полное освещение всех данных, относящихся к этой проблеме.

Повседневный опыт указывает, что в семьях душевнобольных очень много членов с различными заболеваниями нервной системы, в том числе алкоголиков, припадочных и больных собственно психозами.

То же самое впечатление получается при отбирании сведений о родственниках пациентов психиатрических больниц. Это и создает впечатление, что психоз развивается обязательно на почве тяжелой наследственности, ведущей к вырождению. При этом забывается однако, что в тех же семьях имеется очень большое количество и таких людей, которые доживают до глубокой старости, никогда не обнаруживая признаков душевного расстройства. Для более точного выяснения вопроса оказалось необходимым исследовать наследственность и у здоровых, что и было выполнено некоторыми психиатрами. При этом брались большие количества людей, не страдавших психозами, изучалась их наследственность и сравнивалась с наследственностью того же количества больных, находящихся в психиатрических больницах.

Так как каждый человек, будучи в данный момент здоровым, всегда может заболеть душевным расстройством, то из населения брались люди, достигшие известного возраста, примерно 50 лет, когда опасность душевного расстройства, если раньше никогда не наблюдалось его признаков, хотя и не исключается вполне, но все же не особенно велика. Работы, слеланные по этому методу московским психиатром В. В. Воробьевым и А. С. Щоломовичем из клиники проф. В. П. Осипова, показали очень несущественную разницу в наследственном отягощении у здоровых и у душевнобольных. В первом случае они оказались равными приблизительно 50 %, во втором—60 %. Эти цифры не дают точного представления о положении дела, так как в этих работах психозы брались всей массой без учета их характера в каждом отдельном случае. Между тем в смысле наследственного отягощения они представляют очень существенные отличия. Во многих случаях психозы развиваются преимущественно под влиянием экзогенных моментов, и в таких случаях роль наследственности не так велика. Это относится например к инфекционным психозам, к прогрессивному параличу помешанных. С другой стороны, для маниакально-депрессивного психоза С. А. Сухановым и П. Г. Ганнушкиным наследственное отягощение найдено равным приблизительно 92 %. Такие же большие цифры дает шизофрения. Таким образом при работе по этому суммарному методу складываются величины совершенно разного значения, и для выяснения роли наследственного отягощения берутся также и такие данные, которые к нему имеют очень малое отношение, а в части случаев может быть даже и никакого. Естественно, что в результате получается ничего не говорящая «средняя», приблизительно одинаковая как у пациентов психиатрических больниц, так и среди населения. Кроме того понятия «здоровый» и «больной»—такие относительные, что провести различие между ними, особенно когда берутся большие количества, так как статистика требует больших цифр, очень трудно. Большее значение имеют работы по изучению наследственности, когда статистические данные собираются согласно поправке, предложенной Димом и Коллером, именно когда принимаются во внимание и регистрируются только собственно психозы и притом только в прямых восходящих поколениях.

При этом конечно получаются абсолютно небольшие цифры, но разница в процентах между больными и здоровыми получается очень большая. Наследственное отягощение в первом случае оказывается в 8 раз большим, чем во втором. Все же ввиду изложенного цифры, даваемые методом массовой статистики, имеют лишь небольшое и притом главным образом ориентировочное значение. Несомненно большую ценность имеет индивидуальное обследование отдельных родов и семей—метод, довольно давно разрабатываемый немецким психиатром Зоммером.

Учение о наследственности в психиатрии получило определенную и строго научную базу в принципах менделизма, в свете которого стали более ясны и прежде накопленные факты и приобрело особенное значение изучение отдельных родов.

Ввиду того что рассмотрение каких бы то ни было вопросов наследственности в психиатрии в настоящее время немыслимо вне применения данных менделизма, от которого заимствована и ставшая общеупотребительной самая терминология, необходимо сделать небольшую экскурсию в эту область.

Как известно, законы наследственности, установленные Менделем, были выведены им из данных, полученных при скрещивании рас гороха. На примере скрещиваний цветовых разновидностей какого-либо растения легко изучить основные законы Менделя. При скрещивании красной и белой разновидности некоторых видов растений в первом поколении получаются растения, имеющие только розовые цветы. Во втором поколении получаются растения с красными, белыми и розовыми цветами. При этом между количествами растений, обладающих цветами той или иной окраски, имеются определенные отношения, именно—1/4 красных, 1/4 белых и 2/4 розовых. В дальнейшем красные и белые растения дают потомства исключительно с красными или с белыми цветами, а розовые растения в следующем поколении дают снова по 1/4 красных и белых и 2/розовых, причем такие отношения продолжаются и во всех следующих поколениях. У некоторых других видов растений во втором поколении получается не гибридный цвет, а цвет одного из скрещивающихся растений. Например при скрещивании разновидности гороха с зелеными и желтыми стручками в первом поколении получаются растения исключительно с зелеными стручками, во втором — 3/с зелеными и 1/4 с желтыми. Аналогично первому примеру 1/3 зеленых (т. е. 1/4 общего числа растений) и все желтые дают в дальнейшем сплошь растения с стручками того же цвета, а остальные 2/3 зеленых (т. е. 2/4 общего числа растений) дают в последующих поколениях такую же картину расщепления.

Как видно из обоих вышеприведенных примеров, независимо от того, «смешиваются» ли признаки родителей у потомства (розовые цветы) или целиком воспроизводится признак одного из родителей (зеленые стручки), ни один из исходных наследственных признаков (красные и белые цветы, желтые стручки) вовсе не исчез и в дальнейших поколениях все они вновь проявляются в неизменном виде. Таким образом некоторые основные положения остаются во всех случаях и носят характер определенных закономерностей. Первое заключается в том, что признак, образовавшийся из смешения разных двух других, например розовый цвет в первом примере, при образовании половых клеток расщепляется на свои первоначальные составные части.

Второе положение, очень важное для менделизма, это то, что первоначальные признаки имеют тенденцию повторяться в неизмененном виде, хотя временно они могут быть подавлены другими признаками или вступить в гибридные отношения с ними.

Третье — это постоянство порядка смешения и численных отношений для каждого признака. Сколько бы экземпляров одних и тех же растении ни брать и через сколько бы поколении ни прослеживать результаты скрещиваний, явления остаются одни и те же и всегда они могут быть выражены в точных математических формулах.

При этом, как видно из приведенных примеров, различные признаки в смысле своего проявления оказываются далеко не равноценными. Одни проявляются полностью, остаются без изменения во всех поколениях и имеют тенденцию подавлять другие; таков например зеленый цвет во втором случае (у гороха). Признакам этого рода присвоено название доминирующих или доминантных. Некоторые же признаки часто подавляются, как бы покрываются другими, исчезая в отдельных поколениях совершенно. Это признаки рецессивные. Крайне важно, что один и тот же по внешнему виду признак, например зеленый цвет во втором примере, может быть разного происхождения, иметь различную наследственную основу. Он может быть, так сказать, чистым, т. е. происходить от соединения одинаковых доминантных признаков, или может быть результатом смешения или подавления другим признаком, т. е. происходить от соединения доминантного и рецессивного признаков. В последнем случае он в скрытом виде заключает в себе свойства подавленного (рецессивного) признака, которые могут выявиться в потомстве.

Значение новых данных, установленных Менделем, тем более велико, что они находятся в полном соответствии с биологическими основами наследственности и очень существенно дополняют их. Как известно, носителями наследственных свойств являются хромосомы ядра.

Количество хромосом у каждого вида растений и животных всегда одно и то же. Так как число признаков, которыми характеризуется даже самое простое растение, значительно больше, чем число хромосом, то нужно думать, что с каждой из последних связывается передача потомству целого ряда признаков. Это вполне удовлетворительно объясняет тот факт, что признаки имеют тенденцию передаваться по наследству не изолированно, а целыми группами, соответственно чему появление одного признака в потомстве, например высокого роста, сопровождается и рядом других. С этим связан и принцип корреляции, часто выступающий при наследовании различных видов одаренности. Известно например, что музыкальная талантливость очень часто передается вместе с большими математическими способностями.

Особенно ясно можно видеть это на одном явлении, довольно часто имеющем место в патологии. Бывают случаи, когда какое-нибудь болезненное явление передается только определенному полу. Например гемофилия определенно передается по наследству, однако болеют ею исключительно мужчины, причем последние передают ее по наследству только своим дочерям, которые сами остаются совершенно здоровыми, так как у них признак подавляется доминантным. Последние же передают его как сыновьям, так и своим дочерям, однако по указанным причинам болеют только первые. В этих случаях болезненный признак передается вместе с признаком пола через одну и ту же хромосому. Как принимают, передача пола происходит через посредство особой хромосомы (Х-хромосомы), имеющейся как в отцовских, так и материнских клетках. Для понимания явлений наследственности и в особенности для объяснения разнообразия комбинаций признаков, обнаруживающихся в потомстве, большое значение имеет процесс редукции хромосом. Отцовские и материнские хромосомы, прежде чем соединиться, подвергаются продольному расщеплению, причем половина всех образовавшихся таким образом хромосом удаляется из данной половой клетки. Так как каждая клетка является носительницей наследственных свойств как отца, так и матери, то считают, что при образовании зачатковой клетки могут получиться все возможные отношения.

Каждая клетка и отца и матери, каждая зигота, несет в себе как бы 2 составные части, носительницы свойств той и другой стороны, или, как говорят, состоит из 2 гамет. При оплодотворении и образовании зародыша в процессе расщепления хромосом и соединения отцовского и материнского хроматина может получиться так, что соединяются хромосомы аналогичные, т. е. несущие одни и те же наследственные зачатки или же отличающиеся по ряду признаков, заключенных в них. В потомстве таким образом могут получиться так называемые гомозиготы (в первом случае) и гетерозиготы (во втором случае), характеризующиеся определенными сочетаниями признаков, унаследованных с отцовской и материнской стороны.

В действительности явления наследственности еще значительно сложнее, чем можно судить по уже приведенным данным. Конечно и у растений дело не ограничивается одним или двумя какими-нибудь признаками, а всегда налицо большое количество их, причем все они передаются по наследству, или, иными словами, приходится наблюдать не моно- и дигибридные, а полигибридные явления. Сложность увеличивается еще и потому, что приходится считаться с признаками не только отца и матери, но и всех предшествующих поколений. Признаки, одинаковые по своему существу, могут быть выражены с различными степенями интенсивности, поэтому при наследственной передаче возможно суммирование их, или гомомерия — выражение одного итого же явления в различных степенях, находящихся между собой в определенных количественных отношениях. Этим отчасти можно объяснить появление в потомстве какого-нибудь как будто нового, резко выдающегося признака, например очень большого роста или талантливости, которые при ближайшем рассмотрении оказываются только усилением того, что наблюдалось и у предков. Кроме того, имеет место появление совершенно новых признаков, и для объяснения таких случаев принимается принцип мутации де Фриза. Такого рода явления нередко наблюдаются при культивировании дикорастущих растений и разведении животных; сюда относится например происхождение домашних белых кур от диких кур с пестрым оперением.

Нужно думать, что при этом вследствие каких-то неизвестных причин происходит изменение наследственных факторов, какие-нибудь резкие отклонения в механизме образования и обмена хромосом. Полагают, что большую роль при этом могут играть внешние факторы.

По некоторым новым данным процесс мутации является как бы случайной модификацией генов под влиянием внешних моментов, может быть связанной с химическими изменениями. Мутации в обыкновенных условиях наблюдаются в единичных отдельных случаях, так как генный аппарат хорошо защищен, но глубоко проникающий рентген дает возможность наблюдать эти мутации в массовом масштабе. Американскому исследователю Меллеру принадлежит заслуга установления этого факта на мушке Drosophila, у которой под влиянием рентгенизации констатировано резкое усиление наклонности к появлению различных мутаций в строении среди потомства. Эти мутации передаются по наследству. Это обстоятельство однако не является доказательством возможности наследственной передачи приобретенных признаков. Этот вопрос долгое время был предметом ожесточенных споров между биологами и еще недавно разрешался положительно в духе ламаркизма. В особенности врачи склонны были всецело встать на эти позиции в надежде путем изменения окружающей среды сравнительно быстро освободиться от болезней и улучшить самую природу человека.

Современные генетики отрицают наследственную передачу приобретенных признаков, и факты, которые могли бы говорить в пользу ламаркизма, объясняют с точки зрения новых точно установленных данных. В свете их не приходится признавать какой-нибудь иной наследственной передачи кроме той, которая вполне соответствует менделевским закономерностям.

Вместе с тем оказалось, что принцип мутации не есть что-то такое, что можно противопоставить менделизму в качестве какой-то совершенно иной наследственности: мутации подчиняются определенным закономерностям, зависящим от изменений тех же хромосом, что и вышеописанные процессы, лежащие в основе менделевской передачи признаков по наследству. Большое значение для понимания явлений наследственности имеет появление новых генов, факторов, передающихся по наследству, и изменение их. Этим путем получаются совершенно новые, не встречавшиеся ранее мутации (геновариации).

Изложенные данные имеют большое значение для понимания наследственной передачи нервных явлений.

У человека все отношения конечно гораздо сложнее и более трудны для анализа. Нельзя никак поэтому сказать, чтобы все в этой области было в достаточной степени ясно, и это несмотря на то, что вопросы, имеющие отношение собственно к психиатрической наследственности, разрабатываются не только отдельными крупными учеными, но и целыми обществами и специальными институтами; они же были предметом рассмотрения на специальных генетических съездах.

В смысле изучения с точки зрения менделизма явлений наследственности при психозах много сделано немецкими психиатрами Рюдином и Гофманом, а в последнее время Люксембургером.

Исследователям здесь с самого начала пришлось натолкнуться на очень трудный вопрос, что собственно менделирует: самый ли психоз в целом или отдельные его признаки. Попытки рассматривать психоз в целом как отдельный признак такого же порядка, как зеленый и желтый цвет стручков гороха, скоро должны были убедить, что дело обстоит гораздо сложнее. Для установления моно-, ди- или полигибридности, доминантности или рецессивности пользовались особыми формулами, для каждого из этих случаев, устанавливаемых на основании численных отношений между отдельными группами потомства, характеризующимися наличностью или отсутствием определенного признака. При этом оказалось возможным установить особый тип для некоторых психозов, выделяющихся своей яркой наследственностью, например маниакально-депрессивного психоза, шизофрении и некоторых других. В первом случае наследственные взаимоотношения можно объяснить, предполагая наличность двух главных признаков, которые передаются в порядке доминирования. Соответственно этому в семьях маниакально-депрессивных больных наблюдаются обычно не единичные случаи заболевания, а несколько, иногда—целый ряд их. Особенно важно при этом, что кроме вполне выраженных форм с резким возбуждением или сильной тоской можно найти большое количество таких членов семьи, которым свойственны более пли менее значительные колебания настроения, приступы тоскливости или особенной взвинченности и подъема. Так как на эти состояния с полным основанием смотрят как на легкие формы того же маниакально-депрессивного психоза, то оказывается, что самое существенное для него, именно колебания настроения, широко распространено в семье, доминирует над другими явлениями. Это же заболевание может служить примером прямой и гомологической наследственности. Довольно часто можно видеть этот психоз, хотя бы в неодинаково интенсивно выраженной форме у деда, отца и у кого-либо из внуков, так что приходится думать о передаче его по прямой линии. Он при этом передается без изменений в своем существе; может варьировать интенсивность маниакального возбуждения или тоскливости, но структура психоза сохраняется через целый ряд поколений.

В отличие от этого гомологического типа при гетерологическом типе, хотя наследственная передача психоза и несомненна, форма его не остается одной и той же. Например от родителей-эпилептиков могут родиться дети с очень большой возбудимостью в характере, но без припадков. Примером рецессивной и непрямой наследственности может служить и шизофрения. Ее генеалогическая структура представляет большую сложность и не может до сих пор считаться выясненной с полной определенностью. Количество различных генов здесь гораздо более значительно. Некоторые принимают наличие двух генов, передающихся в порядке доминирования, и одного в рецессивном. Вследствие этого наклонность к шизофрении может долгое время оставаться в скрытом, латентном состоянии; иногда она выявляется благодаря каким-либо другим факторам, иногда же не обнаруживается в течение всей жизни. В то же время такого человека нельзя считать абсолютно здоровым и гарантированным от заболевания той же шизофренией. Во-первых, он сам может заболеть при неблагоприятных внешних условиях, во-вторых, он, оставаясь как будто здоровым, может быть передатчиком шизофрении от дедов внукам. Выражаясь генетическим языком, фенотипически он остается здоровым, но несет в себе гены болезни. Это отличие фенотипа и генотипа очень ясно можно себе представить из анализа формул наследственности, построенных исходя из менделевских принципов. Генотипом называется сумма всех наследственных признаков данного организма, проявляющихся или заметным образом или скрытым. Фенотипом называется сумма всех признаков данного индивидуума, которые можно непосредственно наблюдать, как они образовались в результате взаимодействия, с одной стороны, эндогенных моментов, с другой—внешних, экзогенных факторов. При этом взаимоотношения между той и другой группой факторов очень различны; при одинаковых наследственных генах внешняя картина может быть очень различна и наоборот—одно и то же по внешнему виду явление может иметь неодинаковую генотипическую структуру. Например зеленый цвет стручков гороха во втором примере в 1/случаев является чистым, неизменяемым в следующих поколениях, а в 2/з он имеет смешанную структуру и при дальнейшем скрещивании дает расщепление. В связи с этим понятно, почему при шизофрении, как и вообще при наследственной передаче по рецессивному типу, она оказывается не прямой, а идет по боковым линиям, например ею болеют брат деда и его внук, дядя и племянники, двоюродные братья, но почти никогда отец или мать и кто-нибудь из детей. Чтобы яснее представить различие между обоими типами, можно воспользоваться сравнением двух таблиц наследственности, относящихся к маниакально-депрессивному психозу (рис. 15) и шизофрении (рис. 16).

 


Рис. 15. Схема наследственности при маниакально-депрессивном психозе.


Рис. 16. Схема наследственности при шизофрении.

 

Изучение наследственных взаимоотношений при психозах резко затрудняется тем, что почти никогда не бывает, чтобы в какой-нибудь семье, прослеженной через ряд поколений, наблюдалось только одно заболевание. Обычно их наблюдается несколько, а иногда даже значительное количество различных форм. Возможно сочетание нескольких душевных заболеваний у одного и того же больного. При этом однако наблюдение показывает, что в каждой семье наблюдаются не все психозы, какие только вообще существуют, а лишь некоторые, определенные. То же самое имеет место по отношению к нескольким заболеваниям у одного и того же человека. Определенные психозы комбинируются как в том, так и другом случае с определенными же психозами. Такая наклонность известных психозов встречаться вместе с точки зрения менделевских принципов находит себе объяснение в том же, о чем мы говорили по поводу передачи потомству сочетаний и нормальных признаков, например музыкальности и математической одаренности; именно как и там, нужно думать, что наиболее важные для этих заболеваний признаки передаются через одни и те же хромосомы.

К этому нужно добавить, что через те же хромосомы может передаваться и наклонность к определенным соматическим заболеваниям. Этим объясняется, что в семьях, в которых часто заболевают каким-нибудь психозом, нередко наблюдается и частая заболеваемость именно определенными соматическими процессами. Например в семьях шизофреников очень распространен туберкулез, в семьях больных с маниакально-депрессивным психозом—подагра, артериосклероз, отчасти рак.

Трудности разработки учения о наследственности в психиатрии увеличиваются еще и потому, что психоз не только не может приравняться к одному отдельному признаку, который и менделирует, но его даже трудно свести к 2 или 3. Даже в этих случаях нелегко бывает проследить наследственную передачу генов и вывести определенные формулы для численных отношений отдельных групп потомства с различными признаками. В действительности же психоз всегда состоит из большого количества отдельных признаков, которые все склонны передаваться по наследству соответственно установленным Менделем законам отдельно или иногда комбинируясь вместе. Основным признаком нужно считать характер реагирования на внешние условия и соответственно этому его главным образом и нужно иметь в виду при изучении наследственных взаимоотношений. Этот признак, представляя существенное отличие при разных психозах, для каждого из них представляет нечто постоянное. Это постоянство остается также при наследственной передаче.

Изучение явлений наследственности с новых точек зрения, открываемых учением Менделя, дало возможность правильнее разобраться и в самых основных вопросах. Прежде наследственность представлялась чем-то неопределенным, аморфным. Предполагалось, что передается не самый психоз и не наклонность к нему, а предрасположение к психозам вообще, так что различные психозы, наблюдавшиеся в семье или ряде поколений, передаваясь по наследству, образуют какую-то недифференцированную, неопределенную массу, из которой в потомстве может получиться все, что угодно. Между тем согласно 2-му положению Менделя признаки, передаваясь по наследству, обнаруживают ясную тенденцию сохраняться в первоначальном виде, хотя временно могут быть подавлены другими признаками и вступить с ними в отношения гибридности. Вследствие этого, нужно думать, передается самый психоз как таковой или наклонность именно к нему. Явления гетерологической наследственности возможны, но в известных пределах. Иногда психоз передается не сам по себе как таковой, а в измененной форме, но все-таки в такой, что преемственная связь может быть установлена с полной ясностью» Например в потомстве шизофреников могут быть вообще слабоумные, равно как и наоборот. Между врожденным слабоумием и шизофренией, равно как и эпилепсией, существует несомненное внутреннее сродство, почему и возможна замена в ряде поколений одного из этих заболевании другим. При этом нужно иметь в виду, что в этих случаях нельзя решение вопроса просто понимать в смысле возникновения одного психоза на почве другого; они сами по себе имеют общие корни и возникают на одной и той же материнской почве.

Для оценки этого явления имеют большое значение частью уже рассмотренные данные генетики, частью некоторые другие. При одной и той же генной структуре возможны среди потомства большие различия в психозах, причем здесь могут играть роль поражение зачатка, вообще какие-либо вредные влияния среды или изменения в личности, связанные с возрастом. За вторую возможность говорит тот факт, что у однояйцовых близнецов при одной и той же генной структуре, но живущих в разных условиях, психозы могут протекать с большими отличиями. О влиянии возраста говорят явления, которые считаются проявлением смены доминант, примером которой может служить наблюдаемый в некоторых случаях переход циклоидных черт характера в шизоидные. Правда, некоторые авторы думают, что здесь полиморфизм зависит не от изменения действия одних и тех же генов, а имеет место параллельное существование различных генов, выявляющихся в различные периоды жизни. Рюдин думает, что в некоторых случаях идиотия, с одной стороны, и старческое слабоумие, с другой, могут быть проявлениями одной и той же генной структуры. Нужно учесть во всяком случае, что и при заболеваниях, развивающихся на почве наследственного предрасположения, последнее не бывает единственной причиной, а налицо имеются и другие факторы, благодаря которым оно и может быть реализовано в определенную болезнь. С другой стороны, полиморфизм, отмечающийся несомненно в клинических формах психозов, все же не является безграничным.

Клиническое изучение показывает, что с точки зрения наследственных взаимоотношений психозы могут быть сведены к трем группам, как бы образуют три круга, внутри каждого из которых отдельные болезненные формы образуют между собой известное сходство, обусловленное родством в генной структуре. Эти круги—циркулярный или маниакально-депрессивный, шизофренический и эпилептический.

При всей важности положений, установленных Менделем, ими одними как таковыми нельзя объяснить всех фактов, относящихся к наследственной передаче психозов. С их точки зрения легко можно понять появление в потомстве только того, что, хотя и в несколько иной форме, имеется у предков, но трудно объяснить появление совершенно новых явлений. Если рассматривать в качестве такового психоз, то трудно представить себе вообще его первое явление в истории человеческого рода. В таких случаях больше приходится думать о принципе мутации, причем те же схемы чередования наследственных признаков, те же закономерности, установленные Менделем, позволяют более или менее удовлегворительно разобраться в сущности всех явлений. Если психоз можно было бы приравнять к одному какому-нибудь признаку, который, менделируя, остается в конце концов неизмененным, то одной наследственной передачей его было бы объяснить невозможно; аналогично появлению белого оперения в потомстве пестрых кур (мутация) его можно было бы свести на действие внешних факторов. Психическая жизнь каждого человека представляет очень сложное целое с большим количеством отдельных явлений и типов реакций на внешние моменты. Количество сочетаний генов, унаследованных от предков, необычайно велико. При этом отдельные признаки не только складываются вместе; они не образуют механической смеси, а оказывают друг на друга самые различные влияния. Как мы уже говорили, возможно суммирование отдельных признаков одинакового значения, дающего в результате резкую выраженность его в потомстве. Таким путем возможно объяснить появление одного какого-нибудь выдающегося признака, например большого роста, длинного носа, общей или частичной одаренности. Имеет значение, что некоторые признаки, как можно считать доказанным, обладают способностью усиливать другие, связанные с ними.

Если к этому прибавить, что каждый признак может быть изменен под влиянием окружающей среды, действие которой начинается еще во внутриутробной жизни, с момента зачатия, то легко представить себе огромное количество самых различных сочетаний, некоторые из них настолько уклоняются от обычных, средних картин, что должны считаться патологией.

К этому нужно добавить, что к действию унаследованных моментов присоединяется действие различных вредных факторов, например отравления алкоголем, на зародыш с самого начала его развития. Все это делает ясным, что развитие психоза обусловлено не одним наследованием болезненных свойств родителей, а также вредными моментами окружающей среды.

Изложенные данные позволяют правильно подойти к ответу на вопрос о сущности вырождения. Это название применяется не всегда в одинаковом смысле, и самое понятие существовало задолго до того, как оно появилось в медицине и в частности в психиатрии. Зоологи и ботаники употребляли его для обозначения тех изменений, которые наблюдаются у культивируемых в искусственных условиях породах, когда они оставляются без ухода и предоставляются сами себе. Животные и растения при этом теряют свои приобретенные свойства, которыми они резко отличаются от своих прародителей, и возвращаются в свое прежнее состояние. Порода, как говорили в таких случаях, «вырождается». О вырождении говорили также историки и антропологи по отношению к отдельным расам и народам, переживавшим после расцвета своей культуры и мощи периоды упадка и иногда полного исчезновения с горизонта истории. Предполагалось, что в жизни расы аналогично жизни отдельного индивидуума имеется известная цикличность с постепенным ростом, приводящим к максимальному развитию всех сил, расцвету во всех отношениях и последующим ослаблением, угасанием и гибелью. Указывали на примеры Египта, Греции, Рима. При этом совершенно не учитывалась роль внешних моментов, например войн с вновь появившимися народами и других причин, ведущих к истощению и физическому ослаблению и уничтожению. В психатрии термин «вырождение» стал применяться со времени Мореля [(Morel (1809—1873)]; именно в смысле ухудшения нервно-психического здоровья от поколения к поколению, обусловленного наследственным отягощением. Морель думал о каком-то процессе, который вследствие внутренних причин вел к упадку и полному уничтожению рода. Эти причины сводились исключительно к роли наследственности и играли роль какого-то фатума, тяготеющего над родом и приводящего его к гибели. Морелем была составлена особая схема нарастания явлений деградации в сменяющих друг друга поколениях: 1-е поколение—нервные болезни и распущенность поведения, 2-е—припадки падучей болезни, инсульты, истерия и алкоголизм, 3-е—самоубийство, психозы и умственная отсталость, 4-е—врожденные уродства, идиотизм и прекращение рода.

Несомненно случаи с таким прогрессирующим упадком и вымиранием целых родов существуют. Для примера можно указать на известные в истории роды римских императоров Цезарей и Клавдиев, в которых за рядом выдающихся талантливых деятелей в последующих поколениях можно было видеть субъектов неустойчивых, сумасбродов и прямо слабоумных.

Учение о вырождении разрабатывалось главным образом французскими психиатрами, особенно Маньяном. Стал общеупотребительным термин «дегенерант» или «дегенерат» для обозначения субъектов из семей с тяжелым наследственным отягощением, самым характерным для них стали считать общую неуравновешенность, дисгармонию психического развития, странности в поведении. Со стороны интеллекта как самое существенное отмечали односторонность, неравномерное развитие отдельных способностей, иногда можно констатировать слабоумие, но оно не было обязательным явлением. Маньян указал даже на существование большой группы дегенерантов не только с достаточным, но даже хорошим, хотя всегда односторонним интеллектом. Иногда при этом может быть известная одаренность и даже талантливость. Маньян создал для таких случаев понятие «высших дегенерантов» и относил к ним многих поэтов и художников Это морель-маньяновское учение о вырождении было в России воспринято Н Н Баженовым, который развил его особенно в части; касающейся высших дегенерантов, и считал возможным говорить не только о дегенерации, но и о прогенерации, рассматривая высших дегенерантов как не вполне удавшиеся попытки природы создать новый, более совершенный тип человека. Этот новый тип, возникая на болезненной почве, остается незавершенным, носящим на себе печать слабости и дисгармонии, но ему свойственны проблески талантливости и даже гениальности и на него нельзя смотреть исключительно с точки зрения регресса.

Французскими же психиатрами было развито учение о дегенеративных психозах — заболеваниях, наблюдающихся в семьях, по отношению к которым наличие большого количества душевнобольных дает право говорить о вырождении.

Помимо более легкой наклонности к заболеванию психозами характерно, что последние сами по себе отличаются некоторыми особенностями и атипичным течением. Как на характерную особенность дегенерантов французские психиатры указывали на частое развитие у них кратковременных заболеваний вспышным бредом, так называемых бредовых вспышек дегенерантов. За последние десятилетия в связи с тем, что преобладающее значение получили взгляды немецких психиатров, особенно Крепелина, меньше внимания уделяют вопросам дегенерации и дегенеративным психозам.

В последнее время в связи с тенденцией к сужению и ограничению понятия шизофрении интерес к дегенеративным психозам опять возрос.

В связи с характерной чертой для психиатрического мышления Крепелина — уйти от чисто симптоматического толкования клинических картин — им была создана новая нозологическая единица — раннее слабоумие, к которому, следуя примеру Крепелина, стали относить случаи, ранее считавшиеся за различные заболевания, в том числе и дегенеративные психозы. Раннее слабоумие, развивающееся действительно у субъектов с резко выраженным наследственным отягощением, при широком понимании его рамок, заслонило собой в глазах психиатров учение о дегенерации. Так как оно благодаря отнесению к нему самых различных картин не всегда одинакового происхождения утратило внутреннее единство и стало сборной группой, объединяемой некоторыми, не всегда существенными признаками, то в общей массе стало тонуть и то ценное, что было в учении о дегенерации и дегенеративных психозах.

За последние 10 лет в связи с этим прежнее раннее слабоумие, ставшее еще более широким понятием у Блейлера, давшим ему и новое название шизофрении, подверглось расчленению с выделением из него того, что было верного в учении о нем, от различных не имеющих к нему прямого отношения наслоений. При этом оказалось, что во многих случаях можно говорить об особых дегенеративных психозах, не имеющих никакого отношения к раннему слабоумию. Но это не было возвращением к прежним взглядам Мореля и Маньяна, так как психиатрия не могла не учесть накопленного за это время клинического опыта и новых точно установленных данных наследственности. Вместо прежнего всеобъемлющего понятия о вырождении: как о каком-то роке, тяготеющем над родом, обреченным на гибель, и в отличие от вырождения биологов и антропологов стали говорить о дегенерации как чисто медицинском понятии. Прежде всего в морелевское учение были внесены две существенные поправки. Факты, на которые опирался Морель, действительно могут иметь место, но они не имеют такого значения, которое им приписывалось. Во-первых, нельзя говорить о вырождении как о чем-то неизбежно ведущем к упадку и гибели; во-вторых, неверно, что если это и бывает, то в этом виновата только наследственность. Не может считаться верной и вышеприведенная схема Мореля, по которой через 4 поколения род приходит к своему упадку и гибели. Имея в виду вышеприведенные данные наследственности, понятно, что при накоплении в семье болезненных признаков они имеют больше шансов передаться потомству. Опасность увеличивается, если количество болезненных признаков велико как в семье отца, так и у матери; при этом может произойти их суммирование, дающее резко-выраженные отклонения в сторону патологии в потомство. Но все же роль этого момента не следует преувеличивать. Даже при наличии расстройства у обоих родителей дети не обязательно рождаются слабоумными или заболевают психозами впоследствии. Что касается неврозов, нервной неустойчивости, то они вопреки схеме Мореля сами по себе никогда не ведут к душевным заболеваниям в потомстве. Коротко говоря, прогрессирующее ухудшение нервно-психического здоровья от поколения к поколению может иметь место, но оно не носит такого исключительного характера и объясняется различными моментами. Полного согласия взгляда исследователей по этому вопросу не имеется. Бумке считает невероятным и недоказанным ухудшение основных свойств, передаваемых по наследству, только из внутренних причин. С другой стороны, Гофман склонен признать возможность вырождения в известном смысле. Он указывает на существование семей, в которых наблюдается прогрессирующее ухудшение от поколения к поколению, в частности обращая внимание на относительную частоту шизофрении у детей циркулярных родителей Более вероятно, что одной передачей болезненных признаков от предков потомству нельзя объяснить прогрессирующий упадок и гибель. Как мы видели, при маниакально-депрессивном психозе наследственное отягощение так велико, как едва ли может быть при другом каком-либо психозе за исключением шизофрении, и в то же время именно здесь никогда не бывает ни прогрессирующего упадка интеллекта ни гибели рода в силу внутренних причин. Никаких явлений вырождения в морелевском смысле не бывает даже в том случае, если заболевания этим психозом часты как в роду отца, так и матери. Нужно иметь в виду, что, как видно из менделевских схем, потомству передаются признаки не только отца и матери, но и других предков; в связи с этим и душевнобольной отец или мать кроме своих болезненных признаков могут передавать потомству скрытые у них здоровые задатки, тенденцию к здоровью, которая у детей или внуков может взять верх над болезненными зачатками. Можно думать, что здоровье, с одной стороны, и душевная болезнь—с другой, могут рассматриваться как доминирующий и рецессивный признак. Здоровье—это то, что является доминирующим принципом в жизни, и то, что стремится подавить болезнь Это в особенности сказывается, если болезненным признакам одной стороны противопоставляется полное здоровье другой. Роль этого оздоровляющего фактора никогда не нужно забывать при объяснении явлений наследственности и дегенерации. Другая поправка, которую теперь приходится делать к прежним концепциям вырождения, заключается в большой роли внешней среды, которая совершенно не учитывалась Морелем. Прогрессирующее ухудшение в ряду поколений действительно может иметь место, но помимо сгущения наследственных факторов оно имеет своей причиной вредное действие на родителей таких моментов, как алкоголизм, сифилис и другие инфекции. В этих случаях потомство может оказаться больным не вследствие передачи им по наследству каких-нибудь болезненных генов, а в результате вредного действия на образовавшийся уже зародыш (так называемая бластофтория).

Следует строго различать эти два разные понятия. В семьях больных с маниакально-депрессивным психозом или шизофренией дети рождаются с зачатками той или другой болезни вследствие наследования соответствующих генов. Это будет наследственная передача в собственном смысле. Но если дети рождаются слабоумными потому, что родители страдали алкоголизмом или у кого-нибудь из них был сифилис, это будет совершенно другой случай. На первый взгляд как будто нет существенной разницы, так как и здесь имела место какая-то передача от родителей детям, но механизм ее совершенно иной, более грубый и сводящийся к заболеванию самого зародыша.

Существенное значение для потомства имеют характер внешних моментов, время их действия и большая или меньшая тяжесть. Для понимания явлений дегенерации важно также, что не все заболевания родителей в одинаковой мере могут быть причиной передачи потомству болезненных генов. Так, можно считать доказанным, что нервность, приобретенная родителями вследствие каких-нибудь внешних причин, как и вообще приобретенные признаки, не передается потомству так, как это имеет место по отношению к эндогенным психозам. Обычно имеет место комбинированное действие обоих моментов: и наследственного отягощения и поражения зачатка, и при известной интенсивности их могут наблюдаться и прогрессирующее ухудшение и вымирание.

При наличии ухудшения нервно-психического здоровья от поколения к поколению считают вполне обоснованным и теперь говорить о дегенерации, дегенеративности.

Помимо тех поправок к прежнему учению о вырождении, о которых мы уже говорили, еще в одном отношении имеется существенное отличие от прежних концепций. Прежняя дегенерация была чем-то аморфным, недифференцированным, представляла нечто вроде сплава, в составлении которого участвуют признаки, относящиеся к самым различным психозам. Соответственно этому предполагалось, что дегенеративность предрасполагает ко всяким душевным заболеваниям вообще без различия их характера. Закономерность в неизменяемости первоначальных признаков, установленная Менделем, заставляет думать, что передается предрасположение к определенным заболеваниям, а не к психозам вообще. Поэтому можно говорить о различных типах дегенерации в зависимости от характера лежащих в основе ее моментов. О ней можно говорить по отношению к маниакально-депрессивным семьям, в младших поколениях которых нередко можно встретить неустойчивых, легко возбудимых субъектов с наклонностью к колебаниям настроения, иногда к навязчивым состояниям. Иной более грубый тип можно наблюдать в семьях шизофреников. У «дегенерантов» в этих случаях помимо обычных черт дисгармонии психического склада, общей неуравновешенности, странностей в поведении отмечаются моральные недочеты и различные изменения со стороны интеллекта. Одним словом полиморфизм, которым было окрашено прежнее учение о вырождении, теперь принимается с большими ограничениями.

Иначе теперь приходится смотреть и на значение так называемых признаков дегенерации. Собственно психические признаки, вышеперечисленные явления психической неустойчивости, дисгармонии и теперь оцениваются таким же образом, но отношение к так называемым физическим признакам совершенно иное. Ими считали вообще признаки неправильного строения всего тела или отдельных его частей—большой или слишком малый рост, иными словами, гигантизм или инфантилизм, чрезмерно большие или слишком малые размеры головы—макро- или микроцефалию, различные неправильности в форме ее—очень высокий череп—башенный череп, или оксицефалию, череп, который при рассматривании сверху напоминает форму лодки,— скафокефалию, череп с чрезмерно выраженными лобными и теменными буграми, причем соответственно положению стреловидного шва наблюдается вдавление, так что голова приобретает известное сходство с ягодицами (caput natiformis). Прежде обращали внимание на особый затылочный тип строения черепа, характеризующийся узким лбом и очень широким затылком. Этот тип некоторые авторы (Мануврие) считали характерным для душевнобольных и преступников. Справедливо, что поскольку узкий лоб может указывать на слабое развитие лобных долей, такой череп действительно можно нередко встретить в патологических случаях, например при вышеупомянутой микроцефалии, но вообще нельзя считать его типическим для душевнобольных, равно как и преступников. Приблизительно такую же форму представляет так называемый треугольный череп, тригоноцефалия (таким череп кажется при рассматривании сверху), причем один угол соответствует очень узкому, как бы остроконечному, лбу, а два других—теменным буграм (рис. 17). К дегенеративным признакам относят также крайние степени брахи и долихоцефалии.


РИС. 17. Тригоноцефалический череп сверху.

 

Имея в виду более или менее принятое мнение, что теперешние поколения европейцев образовались из смешения аборигенов этой части света с долихоцефалическим строением и пришедших из Азии брахицефалов, можно думать, что крайние выражения того или другого типа являются своего рода атавистическими признаками. Такое же значение имеют различные отклонения от правильного строения лица. Прежде всего в этом отношении обращают внимание на взаимоотношение между лицевой и черепной частью черепа, на большее или меньшее выстояние вперед лица, особенно нижней челюсти, на так называемый прогнатизм. Степень прогнатизма, как известно, точнее всего может быть выражена в величине лицевого угла, который оказывается тем меньше, чем прогнатизм больше. Как видно на прилагаемой схеме, лицевой угол европейца больше, чем у бушмена, и еще больше, чем у обезьян (рис. 18). При таких условиях имеются известные основания относить к признакам вырождения и резкий прогнатизм.


Рис. 18. Различные стенки прогнатизма у обезьяны и человека.

 

Из различных частей лица более всего внимания уделяется ушным раковинам, вариации форм которых действительно очень велики. Как об особенном, дегенеративном ухе говорят о неправильной сморщенной форме ушных раковин, оттопыренных ушных раковинах (рис. 19).


Рис 19 Неправильное, частью несимметричное строение черепа в лица у оли-гофренов; оттопыренная ушная раковина у мальчика справа.

 

Дегенеративным признаком считают также приращенную ушную мочку, когда кожа последней, не делая никакого изгиба кверху, непосредственно переходит в кожу щеки. Приращение ушных мочек—довольно частое явление не только у душевнобольных. Заслуживает внимания, что проф. Г. И. Россолимо констатировал корреляции между ним и предрасположением к туберкулезу. «Дегенеративное» ухо нередко называют также морелевским ухом. Говорят также о вильдермутовском ухе, равно как описывают различные другие вариации, виды «дегенеративного» уха. При собирании признаков дегенерации всегда отыскивают так называемый дарвиновский и сатиров бугорки. Первый—бугорок в задневерхнем углу раковины, в нерезко выраженной форме—представляет очень постоянный признак у совершенно здоровых людей; реже он встречается в качестве более значительного возвышения (рис. 20).


Рис. 20. Несимметричность в строении лица олигофрена, одна ушная раковина больше другой и на ней ясно выступает дарвиновский бугорок.

 

Сатиров бугорок—остроугольное возвышение в середине верхнего края раковины—представляет сравнительно нередкий признак. При оценке различных изменений ушных раковин нужно иметь в виду также, что ухо может быть обезображено вследствие каких-нибудь приобретенных изменений, например благодаря кровоизлияниям под надхрящницу на почве травмы, например у больных параличом помешанных иногда наблюдается резкое обезображение уха—так называемая отематома.

Такое же внимание уделяется области глаза; здесь в качестве аномалий развития можно наблюдать неправильное положение глазниц, слишком близкое или очень далекое одна от другой, иногда несимметричность в их положении и конфигурации. К признакам дегенерации относят встречающуюся иногда кожную складку с внутренней стороны глазницы—эпикантус, неправильности в форме зрачка, иногда дефекты в радужной оболочке, неодинаковую окраску ее в обоих глазах. Форма носа подвержена очень большим вариациям и в норме, и здесь не выделено каких-либо «дегенеративных» признаков. Очень часты аномалии в строении зубов, которым также приписывается значение признаков дегенерации. Аномальным может быть позднее их появление и неправильность в порядке смены молочных зубов постоянными. Отмечают неправильности в их расположении, очень большие или слишком малые размеры их (макро- и микродонтию), выемки на режущем крае, в особенности резцы с поперечными выемками на передней поверхности (гетчинсоновские зубы). В прежнее время всегда обращали внимание, является ли небо слишком высоким или низким или узким. Такие аномалии развития, как расщепление мягкого и твердого неба (волчья пасть), заячья губа, конечно заслуживают внимания и должны быть отмечаемы.

Иногда дело не в отдельных бросающихся в глаза признаках, а в общем типе строения лица, которое в целом представляется необычным, непропорциональным, негармоничным. Иногда лицо по всему складу кажется принадлежащим человеку какой-то другой расы. Как о монголоидном типе лица говорят, если наблюдаются широкие скулы, узкие, косо поставленные» глазные щели, толстый язык, покрытый особыми трещинами и складками слизистой оболочки (lingua scrotalis — напоминает кожу мошонки). (Фотография монголоида дана в главе о монголизме.) Аномалиям развития могут подвергнуться и другие части тела и отдельные ткани. Может быть не вполне правильное сформирование костей. Как о дегенеративном признаке говорят о ладьевидной лопатке, если внутренний край последней не выпуклый и не ровный, а вогнутый, что легко установить ощупыванием или даже на глаз, если путем соответствующего положения руки добиться того, что она несколько отойдет от туловища (рис. 21).


Рис. 21. Ладьевидная лопатка.

 

Сходство с лодкой такая лопатка представляет при рассматривании ее сзади, особенно если вообразить, что вся она повернута на 90 градусов. Гревс считал такую лопатку характерной для наследственного сифилиса; это едва ли верно, но в качестве дегенеративного признака вообще она несомненно заслуживает внимания. Кроме непропорциональной величины конечностей иногда может наблюдаться недоразвитие отдельных костей, особенно мелких костей запястья, аномалии в строении пальцев, например шестипалость. Могут представить различные аномалии положение пальцев и их взаимная величина. Большие пальцы на ногах могут быть поставлены несколько обособленно от других, напоминая большие пальцы обезьян; с другой стороны, большие пальцы на руках могут быть менее обособлены от других, чем то бывает обычно. Мизинцы иногда по величине бывают равны указательным. В области кистей и стоп могут быть и другие аномалии, например образование широкой кожной складки между пальцами, напоминающей плавательную перепонку животных; изредка наблюдается срастание пальцев между собой (синдактилия) (рис. 22).


Рис. 22. Синдактилия.

 

Иногда все ногти, срастаясь вместе в одну массу, образуют что-то вроде копытца (рис. 23).


Рис. 23. Сросшиеся пальцы, причем срослись также и ногти, образовав как бы копытце.

 

Это может быть как на руках, так и на ногах. Довольно часты различные аномалии в росте и распределении волос. На голове может быть не один завиток, как бывает обычно, а два. Помимо нахождения волос в обычных местах они могут иногда покрывать все тело или некоторые места, где их в норме не бывает, например ушные раковины.

Таким образом число признаков, относимых к дегенеративным стигматам, необычайно велико, и мы перечислили только наиболее часто встречающиеся или такие, которым придавалось особенное значение. В настоящее время их также регистрируют, но с меньшим рвением, и во всяком случае из наличия или отсутствия их не делают особенных выводов. Это вполне понятно, если обратить внимание на причину их возникновения. Едва ли вообще бывают такие случаи, которые можно трактовать как возврат к далекому прошлому, как проявление атавизма в собственном смысле. В том ограниченном смысле, какой придается ему теперь, он никогда не представляет прямого возврата к какой-то определенной фазе развития в отдаленном прошлом. Это есть результат комбинированного действия наследования различных признаков от всех предшествующих поколений и пороков развития, обусловленных какими-нибудь вредными моментами, действующими на самый зародыш или уже после рождения на развивающийся организм. При этом роль этих экзогенных факторов даже перевешивает эндогению. Например причины частых аномалий в строении черепа, которым как раз придается очень большое значение, часто заключаются в преждевременном срастании отдельных швов, зависящем в свою очередь от тех или других нарушений биологических процессов, главным образом от поражения эндокринных желез. Преждевременное срастание какого-нибудь шва ведет к приостановке роста черепа в направлении, перпендикулярном к шву, например раннее зарастание стреловидного шва ведет к долихоцефалии, венечного и затылочного швов—к брахицефалии. При зарастании вертикально расположенных швов или их частей череп будет расти преимущественно вверх. В случае зарастания шва с одной какой-либо стороны естественно, что возникает более или менее резкая асимметрия. Конечно нельзя исключить и роли эндогенных моментов, но она обычно стоит на первом месте только в случаях резко выраженных аномалий развития. Например микроцефалия как таковая есть результат задержки развития в чистом виде, вызванной тяжелой эндогенией. Форма черепа иногда может быть прямым результатом рахита, в особенности четырехугольная голова с резко выдающимися лобными и теменными буграми и ягодичная форма черепа. Она может быть изменена также вследствие воспалительных процессов, например на почве сифилиса. Теперь, когда мы знаем, что каждый лишний сантиметр роста или грамм веса, рост мозга, костей, волос и всех органов находятся в тесной зависимости от деятельности желез внутренней секреции, мы не можем происхождение различных аномалий сводить только к передаче по наследству соответствующих генов и забывать, что они могут быть прямым последствием вредных экзогенных моментов, действующих на развивающийся организм с момента зачатия. Естественно поэтому, что так называемые признаки дегенерации можно встретить у очень большого количества лиц, до глубокой старости не обнаруживающих никаких расстройств в нервно-психической сфере. Поверочные исследования физических признаков дегенерации в здоровом населении обнаружили еще меньшую разницу в этом отношении сравнительно с пациентами психиатрических больниц, чем то было обнаружено по отношению к наследственному отягощению. В особенности нельзя придавать значение какому-нибудь отдельному признаку. Наличие большого количества аномалий должно естественно навести на мысль о необходимости тщательного обследования случая и выяснения причин его происхождения. В особенности это относится к очень большим отклонениям в ту или другую сторону размеров и формы головы. Им нужно придавать значение не потому, что в них можно видеть какие-нибудь проявления атавизма, вырождения или выявления каких-нибудь генов, а потому, что они обычно зависят от каких-либо болезненных процессов, от которых могло пострадать и развитие мозга. Например очень маленькие размеры черепа могут стоять в связи с известной гипоплазией мозга и следовательно с известной степенью дебильности интеллекта или по крайней мере его ограниченности. Исследования, поставленные по этому вопросу, показали, что в среднем, если речь идет о сравнительно больших цифрах, высокому и выше среднего стоящему интеллекту соответствует большой череп, и наоборот, низкий интеллект чаще всего скрывается под маленьким черепом. Но это не может считаться абсолютным правилом, и например знаменитый математик Гаусс имел очень маленький череп и небольшой мозг. Также и очень большие черепа подозрительны в смысле возможности какого-нибудь вызвавшего их болезненного процесса, например водянки, туберозного склероза или какого-либо иного заболевания, связанного с увеличением массы мозга за счет разрастания глии. Крайние степени брахидолихоцефалии или оксицефалии также могут стоять в связи с какими-нибудь болезненными процессами, но и здесь могут быть исключения. Например Кант и Шопенгауэр были брахицефалами, и в то же время никто не станет подозревать у них наличия каких-либо явлений, свидетельствующих о вырождении или указывающих на какие-либо процессы, ведущие к деградации.

Таким образом те признаки, которые раньше оценивались как ясные указания на наличие вырождения, должны тщательно изучаться и теперь, но им нужно придавать совершенно иное значение. В прежнее время констатирование тех или других признаков этой группы у пациента считалось достаточным для заключения, что его заболевание развилось на дегенеративной почве, и эта дегенерация бралась за основу для составления представления о сущности психоза в этом случае. Мы обращаем на них должное внимание при обследовании каждого случая и теперь, но, констатируя их, смотрим на эти признаки как на аномалии, вариации нормального развития. Их значение, с одной стороны, заключается в том, что они могут быть, так сказать, сигнальными признаками каких-нибудь болезненных процессов, могущих отразиться на строении и функционировании. Еще важнее то обстоятельство, что аномалии развития, физические признаки дегенерации по прежней терминологии, мы изучаем вместе с физическим строением вообще, с особенностями соматических типов сложения.

Несколько слов о наследственности!

Способность человека передавать потомкам свои свойства называется наследственностью. Наследственность – это генетическая программа человека, определяющая его генотип.

Наследственные программы развития человека включают детерминированную и переменную части, определяющие как то общее, что делает человека человеком, так и то особенное, что делает людей столь непохожими друг на друга. Детерминированная часть наследственной программы обеспечивает прежде всего продолжение человеческого рода, а также видовые задатки человека как представителя человеческого рода, в том числе задатки речи, прямохождения, трудовой деятельности, мышления. Жестко генетически запрограммировано сочетание в организме различных белков, определены группы крови, резус-фактор. Наследственный характер имеют болезни крови (гемофилия), сахарный диабет, некоторые эндокринные расстройства ,карликовость. К наследственным свойствам относятся также особенности нервной системы, обусловливающие характер, особенности протекания психических процессов.

От родителей к детям передаются внешние признаки: особенности телосложения, конституции, цвет волос, глаз и кожи.

Слияние яйцеклетки и сперматозоида означает начало новой жизни, и эта жизнь несет в себе всю генетическую информацию обоих родителей.

Структурной единицей информации является ген (молекула белка). Каждая зародившаяся клетка несет в себе тысячи генов и каждый из этих генов заведует каким-либо процессом развития, например, образованием мозга, костей или сердца и какой-либо его части. Это называют «генетическим кодом», и ребенок обладает суммой кодов обоих родителей. Коды несут в себе и передают «признаки», т.е. «выражают» себя во вполне осязаемых и видимых чертах вашего ребенка. Но не только видимых, но и скрытых: строение костей и внутренних органов, их функция в жизни и даже характер, поведение и привычки.

Эти признаки могут быть очевидны и проявиться в первом поколении, т.е. у вашего сына или дочки. Но они могут проявиться и у внука и даже у правнука. И мы не понимаем, почему вдруг у родителей-блондинов может родиться ребенок-шатен или голубоглазый, тогда как у папы и мамы глаза карие. В таких случаях говорят, что проявление определенного гена стало «доминантным». Это не означает, что другого гена – матери или отца – у ребенка в «коде» нет. Он есть, но не проявляет себя в этом поколении. Ученые называют этот ген рецессивным, т.е. скрытым. К сожалению, обычно люди не могут проследить точно свою родословную дальше 3-4 колена и проследить за наследственностью. По наследству также передаются задатки к различным видам деятельности. У каждого ребенка от природы имеются четыре группы задатков: интеллектуальные, художественные и социальные. Задатки являются природной предпосылкой развития способностей. Несколько слов необходимо сказать об интеллектуальных (познавательных, учебных) задатках.

Все нормальные люди от природы получают высокие потенциальные возможности для развития своих умственных и познавательных сил.

Имеющиеся различия в типах высшей нервной деятельности, изменяют лишь протекание мыслительных процессов, но не предопределяют качества и уровня самой интеллектуальной деятельности. Отрицательные предрасположения создают, например, вялые клетки головного мозга у детей алкоголиков, нарушенные генетические структуры у наркоманов, наследственные психические заболевания. Малыш рождается с набором хромосом: у мальчика 46XY, у девочки 46ХХ, некоторые заболевания и пороки развития наследуются с полом ребенка. Многие наследственные заболевания имеют свой внешний вид ,заметный не только врачам, но и родителям. Но зачастую, эти заболевания нуждаются в тщательном обследовании. Избавиться от наследственных заболеваний невозможно, но зная предрасположенность можно уменьшить риск развития некоторых заболеваний, например бронхиальной астмы. Сегодня геном человека прочитан, но до практического применения большинства знаний генетики еще очень далеко. И пока ни ученые, ни тем более вы или ваш партнер не можете точно знать, за что несут ответственность ваши гены в виде рецессивных признаков, когда и в чем они могут проявиться. Так что никого и никогда не надо винить в том, что у ребенка – врожденный порок развития. Освободитесь от этого чувства. Забудьте о возможных причинах. Важнее разобраться в последствиях неверного развития и известных сегодня путях исправления этой неожиданной ошибки природы. В семье, в которой уже есть ребенок с пороком развития, при планировании следующей беременности крайне важно пройти всестороннее комплексное обследование с использованием современных инструментальных и лабораторных диагностических методик, медико-генетическую экспертизу.

Психические заболевания передающиеся по наследству

Пять самых распространённых психических заболеваний — шизофрения, аутизм, биполярное расстройство, депрессия и синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) — могут оставлять свои отпечатки в генах человека. К такому выводу пришла международная команда учёных, чьё исследование было частично профинансировано Национальным институтом здравоохранения США (NIH).

В начале 2013 года генетики составили базу данных о взаимосвязи некоторых вариаций генов с пятью основными психическими заболеваниями. В работе приняли участие более 300 учёных из 80 исследовательских институтов, которые анализировали генетику около 50 тысяч добровольцев из 20 стран. Люди, страдающие психическими расстройствами, чаще всего имели вариации генов на одних и тех же участках хромосом.

Оставалось непонятным лишь то, насколько велика вероятность появления определённого заболевания при наличии тех или иных вариаций генов. Но, использовав уже имеющиеся данные, исследователи подсчитали, насколько прочна связь между генетикой и психиатрией.

В своей новой работе они оценивали риск возникновения болезни, связанной с одной из сотни тысяч вариаций генетического кода. Учёные искали похожие случаи среди нескольких тысяч человек, а затем сравнивали их с контрольной группой. В результате удалось подсчитать, какие комбинации заболеваний (шизофрения и аутизм, к примеру) связаны с одними и теми же общими вариациями генов.

Оказалось, что процент совпадений наследственно обусловленных генных вариаций с психическими расстройствами составил: 15% в случае с парой шизофрения и аутизм, 10% в случае биполярного расстройства с депрессией, 9% пришлось на шизофрению и депрессию и 3% на шизофрению и аутизм. Итого, самые распространённые генетические вариации в 17-28% случаев вызывают одно из пяти психических заболеваний.

«Поскольку наше исследование было направлено на поиск совпадений только с самыми распространёнными генетическими вариациями, то общий риск возникновения заболевания оказался довольно высоким. Промежуточные вариации с менее выраженными эффектами, редкие вариации, мутации, дупликации, делеции, взаимодействия ген-среда также могут быть предпосылками к появлению проблем психиатрического характера», — поясняет соавтор работы Наоми Рэй (Naomi Wray) из университета Квинсленда.

Также учёные выявили взаимосвязь на молекулярном уровне, сравнив случаи унаследованных от родителей генных вариаций со случаями влияния окружающей среды на экспрессию генов. Для этого они применили близнецовый метод: поскольку однояйцевые близнецы генетически идентичны, то разница в вариациях появляется лишь в случае воздействия среды.

Общие генетические вариации вызывали, к примеру, шизофрению в 23% случаев, тогда как близнецовый метод выявил предрасположенность на 81% (то есть в первую очередь влияют именно гены, а не среда). В случае с биполярным расстройством эта разница составила 25% против 75% (это означает, что большее влияние у среды), с СДВГ — 28% против 75%, с аутизмом — 14% против 80%, а с депрессией — 21% против 37%.

Но кроме общих генетических вариаций на риск возникновения заболевания влияют также и частные случаи — редкие изменения в геноме. Эти факторы, к сожалению, не были учтены в данной работе, но для выявления общей статистики данных об общих вариациях вполне достаточно.

Рэй и её коллеги убеждены, что их работа пригодится не только для дальнейших фундаментальных исследований, но и в практической диагностике. О результатах исследования генетики написали в статье, которая вышла в журнале Nature Genetics.

Также по теме:
Стресс передается по наследству
Существует ли детская гиперактивность?
Российские ученые идут по следу гена, вызывающего депрессию
Несчастливых детей ждет несчастная семейная жизнь
Более 350 миллионов жителей Земли подвержены депрессиям

Просмотры: 5 949

Психологические расстройства, связанные с пережитым насилием и стрессом, могут передаваться из поколения в поколение. В совместном исследовании финские и шведские ученые обнаружили, что дети, чьи родители были эвакуированы из Финляндии в годы Второй Мировой войны, больше подвержены аффективным и биполярным расстройствам.

Стивен Гилман, доктор наук и один из авторов исследования, утверждает: «Многие случаи указывают на то, что пережитые во время беременности травмирующие события негативно сказываются на детях. Однако в данном случае мы обнаружили, что на потомков также повлиял стресс, который эти женщины пережили еще до беременности, когда они сами были маленькими”.

Около 49 тыс. финских детей были эвакуированы в годы войны, чтобы защитить их от бомбежек, голода и других катастроф. Многие из них на тот момент еще не ходили в школу. Их приютили приемные семьи в Швеции. Помимо стресса в связи с изъятием из родной семьи, им пришлось привыкать к чужим людям, разучивать новый язык. Возвращение в Финляндию после долгого отсутствия стало дополнительным стрессовым фактором. В то же время некоторые родители предпочли не отдавать детей за границу.

Сперва исследователи сравнили вероятность госпитализации с психическими заболеваниями у тех женщин, которые в детстве были эвакуированы, и тех, которые остались с родителями. Женщины, пережившие эвакуацию, оказались вдвое больше подвержены психическим расстройствам. Затем ученые сравнили этот показатель у их детей и пришли к необычным выводам. Дочери женщин, переживших эвакуацию, в четыре раза чаще страдали от различных расстройств, включая аффективные и биполярные расстройства, чем дочери женщин, оставшихся дома. Любопытно, что расстройства не передавались по мужской линии. У мужчин, переживших психотравмирующие события, все равно вырастали здоровые дети.

Ученые не смогли определить, с чем связана эта корреляция. Согласно одной версии, негативный опыт повлиял на манеру воспитания детей. Матери неосознанно прививали дочерям тревогу и неуверенность. Другая версия гласит, что эвакуация повлияла на механизм эпигенетического наследования. Например, известно, что у жертв холокоста повышено содержание связывающего белка FKBP5, играющего важную роль в реакции на стресс, иммунной регуляции и некоторых клеточных процессах. Это свойство передалось их детям.

«Финны пытались защитить своих детей от ужасов войны с Советским Союзом. Эти данные заставляют нас переосмыслить пользу, вред и долгосрочное влияние подобных судьбоносных решений” – подытожил Торстен Сантавирта, доктор философии и один из авторов исследования.

Что такое обсессивно-компульсивное расстройство?

Временами мы все можем зацикливаться на каких-то вещах, но если:

Вам в голову навязчиво приходят ужасные мысли, даже если Вы стараетесь избавиться от них,

Вы вынуждены снова и снова считать какие-то вещи или прикасаться к ним, или повторять какие-то действия, например, мыть руки,

возможно, у вас обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР).

У кого бывает ОКР?

Примерно у одного человека из 50 в какой-то момент жизни может проявляться ОКР. В равной степени, это могут быть мужчины и женщины. В Великобритании их количество около 1 миллиона человек. ОКР обычно начинается в подростковом или юношеском возрасте. С течением времени проявления ОКР могут усиливаться или уменьшаться, но часто люди не обращаются за помощью в течение многих лет.

Каковы признаки и симптомы обсессивно-компульсивного расстройства?

  • Повторяющиеся мысли, которые заставляют Вас испытывать тревогу – «навязчивости» или «обсессии». Это могут быть неприятные слова или фразы, мысленные картинки или сомнения.
  • Действия, которые Вы совершаете снова и снова, которые помогают Вам чувствовать себя менее тревожно — «компульсии». Вы можете стараться исправить или «нейтрализовать» мысли, раз за разом считая, говоря специальное слово или совершая определенные ритуалы.

Каковы причины ОКР?

В возникновении ОКР определенную роль могут играть многие факторы. Один или несколько из перечисленных ниже могут послужить объяснением возникновения ОКР у Вас или одного из Ваших знакомых.

  • В некоторых случаях ОКР передается по наследству, так что иногда расстройство может повторяться в семье.
  • Стрессовые жизненные события вызывают ОКР примерно в трети случаев.
  • Жизненные изменения, в которых Вам приходится брать на себя больше ответственности, такие как половое созревание, рождение ребенка или новая работа.
  • Если у Вас есть ОКР, и оно длится в течение некоторого времени, может развиться дисбаланс серотонина (также известного как 5HT), нейромедиатора мозга.
  • Вы аккуратный, педантичный, методичный человек — но заходите в этом слишком далеко.
  • Если у Вас чрезвычайно высокие стандарты морали и ответственности, Вы можете чувствовать себя особенно плохо, испытывая неприятные мысли. До такой степени, что Вы начнете остерегаться и внимательно следить за ними, а это сделает их появление еще более вероятным.

Как помочь себе

  • Если Вы будете регулярно заставлять себя думать беспокоящие Вас мысли, Вы сможете лучше их контролировать. Вы можете записать их — на диктофон или на бумагу, а потом прослушивать или перечитывать. Вы должны делать это регулярно, примерно по полчаса каждый день. Одновременно старайтесь сопротивляться компульсивному поведению.
  • Не используйте алкоголь для контроля своей тревоги.
  • Если навязчивые мысли затрагивают вопросы Вашей веры или религии, обсудите их с Вашим религиозным лидером, чтобы он помог Вам понять, проблемы ли это ОКР.
  • Попробуйте использовать книгу для самопомощи.

Профессиональная помощь Различные виды психотерапии

Экспозиция и предотвращение ответа

Помогает остановить взаимное усиление компульсивного поведения и тревоги.

Мы знаем, что если Вы остаетесь в стрессовой ситуации достаточно долго, Вы постепенно привыкаете к ней, и тревога уходит. Таким образом, Вы постепенно сталкиваетесь с ситуацией, которую боитесь (экспозиция), но останавливаете себя от совершения своих обычных компульсивных ритуалов — проверки или очищения (предотвращение ответа) и ждете, когда Ваша тревога уйдет.

Когнитивная терапия

Вместо того, чтобы избавляться от Ваших мыслей, когнитивная терапия помогает Вам изменить свою реакцию на них. Она особо нацелена на нереалистические самокритичные мысли. Полезна, если у Вас есть навязчивые мысли, но Вы не выполняете никаких ритуалов или действий для снижения тревоги. Может использоваться с Экспозицией и предотвращением ответа.

Лечение антидепрессантами

Даже если Вы не в депрессии, Вам могут помочь антидепрессанты СИОЗС (Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина). Они могут использоваться отдельно или с когнитивно-бихевиоральной терапией для умеренных и тяжелых ОКР. Если лекарство совсем не помогло после трех месяцев приема, Вы можете сменить его на другой антидепрессант СИОЗС ряда или на лекарство, которое называется Кломипрамин (Анафранил).

Насколько эффективно лечение?

Примерно троим из четырех человек, которые завершили такую психотерапию, она хорошо помогла, однако у одного из четырех симптомы вернутся, и потребуется дополнительное лечение. Примерно один из четырех человек отказывается попробовать этот тип когнитивно-бихевиоральной терапии или же не заканчивает его – они считают, что для них это слишком тяжело.

Лекарственные средства

Около шести человек из 10 чувствуют улучшения при приеме лекарств, и их симптомы ослабевают примерно наполовину. Лекарства действительно помогают предотвращать возвращение ОКР в течение всего периода их приема, даже спустя несколько лет. К сожалению, у около половины из тех, кто прекращает прием препарата, симптомы возвращаются в течение нескольких месяцев после этого. Это менее вероятно, когда медикаментозное лечение сочетается с когнитивно-бихевиоральной терапией.

Какой подход лучше для меня?

Легкие ОКР

Экспозиция и предотвращение ответа могут проводиться без профессиональной помощи. Этот способ эффективен и не имеет побочных эффектов, но некоторое время Вы будете чувствовать себя более тревожно. Вы должны быть мотивированы и готовы к тяжелой работе. Когнитивная терапия и медикаментозное лечение одинаково эффективны.

Умеренные или тяжелые ОКР
  • Сначала Вы можете выбрать или когнитивно-бихевиоральную терапию (до 10 часов в контакте с психотерапевтом), или лекарства (в течение 12 недель). Если Вам не станет лучше, Вы должны попробовать оба способа лечения вместе.
  • Если у Вас тяжелый ОКР, лучше с самого начала совместно использовать лекарства и когнитивно-бихевиоральную терапию.
  • Прием только лекарств поможет Вам в случае, если Вы не чувствуете себя в силах встретиться с тревогой, которую вызовет Экспозиция и предотвращение ответа, но при этом шансы, что ОКР снова проявится, выше — примерно каждый второй в сравнении с одним из четырех при лечении психотерапией. Лекарство должно приниматься в течение приблизительно года, и, очевидно, не является идеальным во время беременности или кормления грудью.

The original page produced by the RCPsych Public Education Editorial Board. Series Editor: Dr Philip Timms.

Translated by: Maria Kadmenskaya

Translation date: August 2011

(с) Февраль 2013 года. Королевский Колледж Психиатров. Этот буклет можно скачивать, распечатывать, копировать и распространять бесплатно при условии, что никакой прибыли не получено от его использования и Королевский Колледж Психиатров упомянут и признан как автор. Разрешение на воспроизведение этого буклета в каком либо другом виде должно быть получено от Директора Отдела Публикаций. Колледж не позволяет перенос и перепечатку этого буклета на какой — либо ином сайт, но позволяет указать прямую ссылку.

Для каталога материалов общественного образования или копий наших буклетов пожалуйста контактируйте:

Полезные статьи:

  • Росспиртпром вакансии

    росспиртпром вакансиитрудоустройство постоянно проживающие за пределамипоиск работы косметолог мезотерапевтвакансия продавец в зоомагазинтрудоустройство квалифицированных мигрантовработа в…

  • Д учет у терапевта, что это?

    В ходе реализации национального проекта «Здравоохранение» планируется увеличить охват россиян ежегодными профилактическими осмотрами до 70%…

  • Буркит сэйфти

    ТОО Буркит Сэйфти зарегистрировано в 2010 г. Компания является одним из лидирующих Казахстанских поставщиков высококачественных…

  • Перевернулась машина

    Автомобиль с полицейскими перевернулся сегодня в центре Великого Новгорода. Серьезная авария произошла на перекрёстке улиц…

10 наследственных заболеваний, которые передаются по женской линии

Наши гены определяют не только внешний вид и черты характера, но и слабые места в организме. Например, даже депрессия и бессонница могут быть вызваны не сильным стрессом или переутомлением, а генетической предрасположенностью. Про эти и другие заболевания, которые могут достаться в наследство от мамы, мы поговорим в статье.

AdMe.ru предупреждает, что наследственная предрасположенность обязывает вас быть внимательнее к себе, но это не означает, что столкновение с болезнью неизбежно.

Остеопороз

Остеопороз — возрастное заболевание, при котором снижается плотность костей и возникает риск переломов. Этим недугом преимущественно страдают женщины, и наследственность — один из важных факторов риска. Остеопороз начинает проявляться после менопаузы, именно в этот период кости теряют кальций и становятся хрупкими.

Профилактика заболевания:

  • В ежедневном рационе должны присутствовать продукты с большим содержанием кальция, но помните, что для его усвоения необходим витамин D, который вырабатывается при солнечном свете. Проконсультируйтесь с врачом и попросите подобрать витаминные добавки, а также не забывайте о прогулках на свежем воздухе.
  • Не курите. Эта вредная привычка сокращает способность организма усваивать кальций и приводит к снижению плотности костей.
  • Откажитесь от сладкой газировки — эти напитки увеличивают риск перелома шейки бедра на 14 %.
  • Следите за весом и занимайтесь спортом. Людям от 19 до 64 лет рекомендовано 2 ч. 30 мин. (150 мин.) аэробной нагрузки в неделю. И дважды в неделю силовые упражнения для укрепления всех основных групп мышц: ноги, бедра, спина, живот, грудь, руки, плечи.

Ревматоидный артрит

Причины заболевания неизвестны, но ученые предполагают, что поражение суставов происходит из-за нарушения иммунной системы у людей с наследственной предрасположенностью.

Профилактика заболевания:

  • Откажитесь от курения, чрезмерного употребления кофе и красного мяса.
  • Тщательно ухаживайте за полостью рта и не пропускайте плановые осмотры у стоматолога. Периодонтальная болезнь десен может играть роль в развитии ревматоидного артрита.
  • Включите в рацион продукты с большим содержанием витамина С. Этот антиоксидант снижает риск развития воспалительных процессов в организме.

Преждевременное старение

Ученые обнаружили набор генов, которые отвечают за то, как долго нам удастся сохранить свою молодость. Передаются они из поколения в поколение и по материнской линии. Есть вероятность унаследовать поврежденную ДНК, тогда процесс старения будет происходить быстрее.

Пока ученые не придумали, как повернуть время вспять, но необходимо выработать привычку пользоваться защитными кремами с высокой SPF-защитой, потому что восприимчивость к солнечным лучам тоже зависит от наследственности.

Депрессия

От депрессии страдают более 300 млн человек в год, и ученые смогли найти ген — Slc6a15, который является главным виновником и передается по наследству. У женщин это заболевание встречается в 2 раза чаще, чем у мужчин, и переходит в хроническую форму. Послеродовая депрессия также передается генетически.

Профилактика заболевания:

  • Внимательно относитесь к своему физическому состоянию: полноценный сон, сбалансированное питание и регулярные тренировки.

  • Не оставайтесь одни с проблемой — обратитесь за помощью к близким. Иногда достаточно просто выговориться.

  • Не стесняйтесь обращаться к специалисту, если чувствуете, что ваше состояние ухудшается.

Глаукома

Глаукома у женщин встречается гораздо чаще, чем у мужчин, а генетические мутации, которые несут это заболевание, передаются по наследству.

Профилактика заболевания:

  • Обследуйтесь. До 40 лет записываться к офтальмологу необходимо каждые 2–4 года, в 40–54 года — каждые 1–3 года, в 55–64 — каждые 1–2 года, после 65 лет — каждые 6–12 месяцев.
  • Регулярные умеренные физические нагрузки — ходьба или бег трусцой — 3 или более раз в неделю. Также можно заниматься йогой, но избегайте перевернутых поз, где нагрузка приходится на шею и плечи.

Сердечно-сосудистые заболевания

У женщин места скопления жира определяются генетически, и если наибольшая концентрация жировых клеток находится в области живота, то риск сердечно-сосудистых заболеваний возрастает в 2 раза. Лишний холестерин, который оседает на стенках кровеносных сосудов, тоже передается по наследству и может блокировать коронарные артерии, что приводит к инсульту или сердечному приступу.

Профилактика заболевания:

  • Из-за избыточного веса возрастает риск возникновения инсульта, сердечного приступа, гипертонии и диабета. Найдите тот вид физической активности, который вам по душе, и тренируйтесь 3–4 раза в неделю по 30 минут.
  • Пересмотрите диету: откажитесь от соленой, сладкой и жирной пищи, ешьте больше овощей, фруктов и цельнозерновых продуктов.
  • Бросайте курить — так вы значительно снизите риск сердечных заболеваний.
  • Регулярно обследуйтесь, в частности следите за уровнем артериального давления и холестерина.

Мигрень

Женщины страдают от мигрени в 3 раза чаще, чем мужчины. Это заболевание также передается генетически, но можно облегчить свое состояние и сократить частоту приступов.

Профилактика заболевания:

  • Сократите употребление алкоголя, шоколада, сыра, кофе и цитрусовых фруктов — все эти продукты вызывают мигрень.
  • Старайтесь не находиться в местах с сильными запахами и слишком ярким освещением.
  • Пейте много воды.
  • Каждый день выделяйте себе время для расслабления и отдыха.

Бессонница

Ученые обнаружили не только гены, которые вызывают бессонницу, но и ее сильную связь с другими признаками, которые передаются по наследству: тревожное расстройство, депрессия и нейротизм. Эти заболевания идут рука об руку с бессонницей, и это значит, что у них одна генетическая основа.

Профилактика заболевания:

  • Не ложитесь спать с негативными мыслями.

  • Не пейте кофе, не курите и не ешьте тяжелую пищу в конце дня.

  • Не занимайтесь спортом поздно вечером — лучше закончить тренировку за 4 часа до сна.

  • Старайтесь ложиться спать и вставать в одно и то же время.

Болезнь Альцгеймера

Болезнь Альцгеймера — самая распространенная форма деменции, которая встречается гораздо чаще у женщин, чем у мужчин. Лекарства от болезни еще не придумали, но можно значительно снизить риски, если вести правильный образ жизни.

Профилактика заболевания:

  • Следите за уровнем кровяного давления и холестерина.
  • Курение увеличивает риск развития деменции, бросьте эту вредную привычку.
  • Занимайтесь спортом — так вы насытите мозг кислородом.
  • Ограничьте употребление сахара и насыщенных жиров, добавьте в свой рацион фрукты и овощи.

Рак молочной железы и яичников

В 2013 году известная актриса Анджелина Джоли решилась на мастэктомию (удаление молочных желез), а в 2015-м — на лапароскопическую оофорэктомию (удаление яичников). Причиной стало желание свести к минимуму риск возникновения онкологии, от которой умерли ее мама и бабушка. Джоли является носителем гена BRCA1, который значительно повышает вероятность развития рака груди и яичников. Но ученые предупреждают, что не всегда мутация генов перерастает в заболевание и не нужно торопиться с принятием решения такой профилактики.

Профилактика заболевания:

  • Сведите к минимуму употребление алкоголя.
  • Запланируйте рождение ребенка до 30 лет. Исследования показали, что первый ребенок до 30 лет снижает риск возникновения рака молочной железы.
  • Не курите.
  • Регулярно проходите обследование.

Оказалась ли эта информация полезной для вас?

общих генетических факторов, обнаруженных при 5 психических расстройствах

Согласно новому исследованию, серьезные психические расстройства, которые традиционно считались отдельными, имеют определенные генетические сбои. Это открытие может указывать на лучшие способы диагностики и лечения этих состояний.

Ученые давно признали, что многие психические расстройства, как правило, передаются по наследству, предполагая потенциальные генетические корни. Такие расстройства включают аутизм, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), биполярное расстройство, большую депрессию и шизофрению.Симптомы могут накладываться друг на друга, поэтому различение этих 5 основных психиатрических синдромов может быть затруднено. Их общие симптомы предполагают, что они также могут иметь сходство на биологическом уровне. Фактически, недавние исследования выявили ограниченные доказательства общих генетических факторов риска, таких как шизофрения и биполярное расстройство, аутизм и шизофрения, депрессия и биполярное расстройство.

Если взглянуть шире, международный исследовательский консорциум провел анализ, в который были включены данные полногеномных ассоциативных исследований (GWAS) 5 основных заболеваний.Этот тип исследования включает сканирование тысяч генетических маркеров в поисках крошечных вариаций, которые чаще появляются у людей с определенным заболеванием, чем у тех, у кого их нет. Исследование получило первичное финансирование от Национального института психического здоровья NIH (NIMH), наряду с другими компонентами NIH.

Как сообщалось в онлайн-номере Lancet 28 февраля 2013 года, ученые проверили наличие признаков генетической изменчивости, связанной с заболеванием, среди более чем 33 000 пациентов.У всех было диагностировано по крайней мере одно из пяти заболеваний. Группу сравнения составили около 28 000 человек, у которых не было серьезного психиатрического диагноза.

Анализ выявил вариации, достоверно связанные со всеми 5 расстройствами. К ним относятся вариации двух генов, которые кодируют клеточный механизм, который помогает регулировать поступление кальция в нейроны. Вариация одного из них, называемого CACNA1C, ранее была связана с биполярным расстройством, шизофренией и большой депрессией. CACNA1C , как известно, влияет на мозговые цепи, участвующие в эмоциях, мышлении, внимании и памяти — функциях, которые могут быть нарушены при психических заболеваниях. Вариация в другом гене кальциевого канала, названном CACNB2 , также была связана с 5 расстройствами.

Кроме того, исследователи обнаружили связанные с заболеванием вариации для всех 5 расстройств в определенных областях хромосом 3 и 10. Каждый из этих участков охватывает несколько генов, и причинные факторы еще не определены.Подозрительная область на хромосоме 3 имеет наиболее сильную связь с заболеваниями. В этом регионе также есть определенные вариации, ранее связанные с биполярным расстройством и шизофренией.

«Несмотря на статистическую значимость, каждая из этих генетических ассоциаций в отдельности может составлять лишь небольшую долю риска психических заболеваний», — говорит соавтор исследования доктор Джордан Смоллер из Массачусетской больницы общего профиля. Из-за этого вариации еще не могли использоваться для прогнозирования или диагностики конкретных состояний.Но эти результаты могут помочь исследователям приблизиться к постановке более точных диагнозов. Они также могут помочь лучше понять факторы, вызывающие эти серьезные психические расстройства.

Артикул: Lancet. 2013 27 февраля. Pii: S0140-6736 (12) 62129-1. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (12) 62129-1. [Epub перед печатью]. PMID: 23453885.

Преодоление неизбежности наследственного психического заболевания

Имея семейную историю, которая, как известно, включает депрессию, зависимость, расстройства пищевого поведения и семь самоубийств, в том числе ее дедушку Эрнеста Хемингуэя и ее сестру Марго, актриса и писатель Мариэль Хемингуэй не пытается отрицать, что проблемы психического здоровья существуют в ее семье.Она неоднократно делится историей своей семьи, чтобы защищать психическое здоровье и помогать людям, страдающим психическими заболеваниями, чувствовать себя менее одинокими.

И, конечно, не они одни. Проблемы с психическим здоровьем распространены во многих семьях, поэтому некоторые люди естественно задаются вопросом или беспокоятся о наследственных рисках развития проблем с психическим здоровьем. Возьмем, к примеру, общую проблему психического здоровья — депрессию. По оценкам Медицинской школы Стэнфордского университета, около 10% людей в Соединенных Штатах в какой-то момент в течение своей жизни будут испытывать серьезную депрессию.Однако люди с семейным анамнезом депрессии имеют в два-три раза больший риск развития депрессии, чем средний человек.

В метаанализе 33 исследований 2014 г. (все опубликованы к декабрю 2012 г.) изучался семейный риск тяжелого психического заболевания для здоровья. Результаты, опубликованные в журнале Schizophrenia Bulletin , показали, что у потомков родителей с шизофренией, биполярным расстройством или большим депрессивным расстройством вероятность развития одного из этих заболеваний в зрелом возрасте составляет 1 из 3, что более чем вдвое превышает риск для контрольного потомства. родителей без тяжелых психических заболеваний.

Дженнифер Бем, лицензированный профессиональный консультант (LPC) в MindSpring Counseling and Consultation в Вирджинии, обнаружила, что клиенты, которые беспокоятся о семейном психическом здоровье, часто приходят на консультацию, уже чувствуя себя побежденным. Эти клиенты склонны думать, что они мало или ничего не могут с этим поделать, потому что это «в семье», — говорит она.

Тереза ​​Шак (Theresa Shuck) — LPC в Консультационной группе Баэтена и член генетической группы в общественной больнице в Висконсине.Она говорит, что семейная история психического здоровья может быть болезненной темой для многих клиентов из-за стигмы и стыда, связанных с этим. В своей практике она заметила, что люди часто не раскрывают семейный анамнез из-за собственного страха. «Затем, когда у молодого поколения развивается болезнь и выясняется семейный анамнез, возникает много вины и гнева по поводу того, почему семья не сказала им, как они хотели бы знать это и как они могли это сделать. что-то об этом », — отмечает она.

Сарра Эверетт, LPC, занимающаяся частной практикой в ​​Джорджии, говорит, что у нее есть клиенты, семьи которых сохранили историю своих психических заболеваний в секрете, чтобы защитить имидж семьи. «Очень многое из того, что подпитывает психические заболевания и доводит их до крайности, — это стыд. Ощущение, что с вами что-то не так, или незнание, что с вами, чувство одиночества и изоляции, — говорит Эверетт. Она подчеркивает, что откровенный и честный разговор о семейном психическом здоровье с психологом может помочь избавиться от проблем психического здоровья и помочь людям перестать стыдиться этой истории.

Является ли психическое заболевание наследственным?

Некоторые заболевания, такие как муковисцидоз и болезнь Хантингтона, вызываются одним дефектным геном и, таким образом, легко предсказываются с помощью генетического теста. Психическое заболевание, однако, не так уж однозначно. Сочетание генетических изменений и факторов окружающей среды определяет, разовьется ли у кого-то заболевание.

В своей статье VISTAS 2012 года «Возвращение Роджерса: генетическое влияние консультативных отношений» Бем отмечает, что исследования в области клеточной биологии показали, что около 5% болезней детерминированы генетически, тогда как остальные 95% связаны с окружающей средой.

История так называемого «гена депрессии» прекрасно иллюстрирует сложность психиатрической генетики. В 1990-х годах исследователи показали, что люди с более короткими аллелями 5-HTTLPR (гена переносчика серотонина) имели более высокий шанс развития депрессии. Однако в 2003 году другое исследование показало, что эффекты этого гена смягчаются взаимодействием между геном и окружающей средой, что означает, что генотип может привести к депрессии, если люди будут подвергаться определенным условиям окружающей среды (т.э., стрессовые жизненные события). Совсем недавно два исследования опровергли статистические данные о связи между этим генотипом и депрессией, а также о взаимодействии между генами и окружающей средой с этим генотипом.

Тем не менее, исследователи продолжают искать расстройства, которые с большей вероятностью «наследуются в семье». Исследование 2013 года, проведенное Группой по изучению перекрестных расстройств Психиатрического геномного консорциума, показало, что пять основных психических расстройств — аутизм, синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), биполярное расстройство, большое депрессивное расстройство и шизофрения — имеют общие генетические факторы риска.

В 2018 году в статье Bustle было перечислено 10 проблем психического здоровья, «которые чаще возникают в семье»: шизофрения, тревожные расстройства, депрессия, биполярное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), СДВГ, расстройства пищевого поведения, послеродовая депрессия, зависимости. и фобии.

Еще больше усложняет ситуацию Кэтрин Даутит, профессор программы консультирования и человеческого развития в Университете Рочестера, отмечает, что исследования психических расстройств проводятся по таким категориям, как большая депрессия и тревожность, которые часто основываются на описательных терминах, а не биологические маркеры.Группа симптомов приводит к «расстройству», которое может иметь несколько причин, но не одними и теми же генами, объясняет она.

Таким образом, думать о психическом здоровье как о чисто генетической проблеме, говорит она. Другими словами, люди не просто «наследуют» психические заболевания. В экспрессии генов участвует ряд биологических факторов окружающей среды и .

Независимо от генетической связи, семейный анамнез действительно служит индикатором возможного риска определенных проблем психического здоровья, поэтому консультанты должны спросить об этом.Как генетический консультант Шак, член Американской консультативной ассоциации, признает, что она может по-разному относиться к семейному анамнезу. По определению Национального общества консультантов по генетике, генетическое консультирование — это «процесс помощи людям понять и адаптироваться к медицинским, психологическим и семейным последствиям генетического вклада в заболевание». В нем сочетаются обучение и консультирование, включая обсуждение эмоциональных реакций (например, вины, стыда) на причину болезни и стратегии улучшения и защиты психического здоровья.

Таким образом, собственные интересы Шак часто заставляют ее задавать уточняющие вопросы о семейном анамнезе, а не придерживаться общего вопроса о том, борется ли кто-либо в семье клиента с определенным расстройством. Если, например, она узнает, что у клиента в семейном анамнезе депрессия, она может спросить: «У кого депрессия или у кого, по вашему мнению, депрессия?» После того, как клиент назовет членов семьи, Шак может сказать: «Расскажите мне о своем опыте общения с этими членами семьи. Насколько серьезно пострадало их психическое здоровье? Насколько вы знали об их психическом здоровье? »

Эти вопросы служат естественным переходом к обсуждению того, почему некоторые расстройства имеют более сильную предрасположенность в семьях, поэтому хорошо знать и помнить о них, — объясняет она.Она добавляет, что такое обсуждение семейного анамнеза помогает его нормализовать.

Эверетт, специализирующийся на психотерапии взрослых, воспитанных психически больными родителями, поначалу избегает задавать слишком много вопросов. Вместо этого она позволяет разговору разворачиваться, и, если клиент упоминает об употреблении алкоголя, она спрашивает, употребляет ли кто-либо из членов семьи клиента алкоголь. По ее словам, включение этих вопросов в обсуждение часто открывает продуктивный разговор об истории психического здоровья семьи.

Факторы окружающей среды

Психические расстройства «на самом деле вовсе не связаны с генетическим тестированием, при котором вы исследуете гены или образцы крови, потому что не существует конкретных генетических тестов, которые могли бы предсказать или исключить возможность развития психического заболевания у кого-то», — отмечает Шак. «Психическое заболевание работает не так».

Шак говорит, что семейный анамнез психических заболеваний можно рассматривать в том же смысле, что и семейный анамнез высокого кровяного давления или диабета.Да, наличие семейного анамнеза увеличивает риск того или иного заболевания, но это не судьба, подчеркивает она.

По этой причине, когда кто-то с семейным анамнезом психических расстройств приходит на консультацию, важно объяснить им, что психическое здоровье — это больше, чем просто биология и генетика, говорит Шак. Фактически, генетика, окружающая среда, образ жизни и забота о себе (или ее отсутствие) работают вместе, чтобы определить, разовьется ли у кого-то психическое расстройство, объясняет она.

Один из любимых визуальных инструментов Шака, помогающий проиллюстрировать это клиентам, — это аналогия с банкой для психических заболеваний (из книги « Как поговорить с семьей о генетике и психических заболеваниях» Холли Пей и Джеханнин Остин).Шак предлагает клиентам представить стеклянную банку с шариками внутри. Шарики представляют собой гены (генетические факторы), которые они получают от обеих сторон своей семьи. Шарики также символизируют предрасположенность к психическим заболеваниям; У некоторых людей в сосуде есть два шарика, а у других — несколько горстей шариков.

Затем Шак объясняет, как образ жизни и окружающая среда также заполняют банку. Чтобы проиллюстрировать этот момент, она предлагает клиентам представить, как они добавляют листья, траву, гальку и ветки (представляющие факторы окружающей среды), пока емкость не заполнится.«У нас развивается психическое заболевание, только если банка переполняется», — говорит она.

Бем, член ACA, также использует простую аналогию (от биолога развития Брюса Липтона), чтобы объяснить клиентам эту сложную проблему. Она говорит клиентам думать о гене как о верхнем свете в комнате. Когда они входят в комнату, этот свет (или ген) присутствует, но неактивен. Они должны изменить свое окружение, подойдя и щелкнув выключателем, чтобы включить свет.

Как отмечает Эверетт: «Наш опыт, употребление наркотиков, травмы — все это может включать гены, особенно в молодом возрасте.«С другой стороны, если бы у кого-то с широко распространенной семейной историей психических расстройств были опекуны, которые были бы осведомлены и обращались за помощью, ребенок мог бы вырасти относительно хорошо приспособленным и здоровым с точки зрения психического здоровья», — говорит она.

Внутриутробная эпигенетика — еще одна область, которая иллюстрирует, как окружающая среда влияет на наши гены и психическое здоровье, отмечает Дутит. Примером может служить голландский Hongerwinter (голодная зима). В 1944-1945 годах люди, жившие в оккупированной нацистами части Нидерландов, пережили голод и жестокий холод, потому что были отрезаны от продуктов питания и топлива.Ученые проследили за группой, которая находилась в утробе матери в этот период, и обнаружили, что суровая окружающая среда вызвала изменения в экспрессии генов, что привело к развитию у них проблем с физическим и психическим здоровьем на протяжении всей жизни. В частности, они чаще страдали депрессией, тревожными расстройствами, шизофренией, шизотипическим расстройством и различными видами деменции.

Почему это важно для работы консультантов? Если, по словам Даутита, консультанты осведомлены об экологическом риске для маленьких детей, например об изменении экспрессии генов в результате хронического стресса и травм, связанных с бедностью, они могут работать с родителями и использовать соответствующие терапевтические методы, такие как вмешательства в сенсорную терапию. младенцы и психотерапия между родителями и детьми, чтобы обратить вспять влияние вредной экспрессии гена
.

Бем использует роджерианский подход безусловного положительного отношения и «поощрения» клиента (показывая клиентов, к которым они достойны стремления), чтобы создать для клиентов иную среду, созревшую для изменений.

Консультации, которые изменяют поведение и мысли клиентов в долгосрочной перспективе, могут также изменить структуру мозга и помочь клиентам научиться новым способам поведения и бытия, продолжает Бем. «Это внешние факторы, которые вызывают у людей тревогу или депрессию», — говорит она.«Если вы выберетесь из этой ситуации, ваш опыт может быть другим. Если вы не можете выбраться из этого, то то, как вы это воспринимаете — то, как вы придаете значение этому — делает это другим в вашем мозгу «.

Надежда эпигенетики

Исторически гены считались суверенными, но генетика не раскрывает всей истории, отмечает Бем. Для нее эпигенетика — обнадеживающий способ подойти к проблеме семейных психических заболеваний.

Epigenetics содержит греческий префикс epi , что означает «наверху», «над» или «вне.Таким образом, эпигенетика включает факторы вне генов. Этот термин может описывать широкий спектр биологических механизмов, которые включают и выключают гены (напоминая предшествующую аналогию с верхним светом). Эпигенетика фокусируется на экспрессии генов — на том, что формируется под влиянием окружающей среды и жизненным опытом, таким как хронический стресс или травма.

Даутит написала и представила о взаимосвязи между консультированием и психиатрической генетикой, включая ее статью 2006 года «Конвергенция консультирования и психиатрической генетики: важная роль консультантов» в журнале Journal of Counseling & Development и статью 2015 года об эпигенетике для колонка «Нейроконсультирование: объединение мозга и поведения» в номере Counseling Today .В своей главе о биологии маргинальности в книге ACA Neurocounseling: Brain-Based Clinical Approaches 2017 года она объясняет эпигенетику как способ, которым аспекты окружающей среды контролируют экспрессию генов. Она добавляет, что эпигенетические изменения могут помочь людям адаптироваться к новым и сложным условиям.

Вот где приходит консультирование. Клиенты часто приходят на консультацию после того, как какое-то время боролись сами по себе, отмечает Бем. Повторение их реакций на внешнюю среду привело к возникновению определенного нейропатического пути, объясняет она.

Клиенты засыпаны сообщениями о болезнях, которые являются генетическими или наследственными, но они редко слышат возражения о том, что они могут изменить свою жизнь, чтобы облегчить их борьбу, отмечает Бем. «Посредством последовательного применения этих изменений [клиенты] могут изменить структуру и функции [своего] мозга», — добавляет она. Этот процесс известен как нейропластичность.

Бем объясняет своим клиентам нейропластичность, буквально соединяя для них точки.Она ставит несколько точек на чистый лист бумаги, чтобы обозначить нейроны мозга. Затем для простоты она соединяет две точки линией, чтобы обозначить нейропатический путь, который развивается, когда кто-то постоянно действует или думает одним и тем же образом. Затем она спрашивает: «Как вы думаете, что произойдет, если я буду продолжать соединять эти две точки снова и снова?» Клиенты признают, что это действие оставит дыру в бумаге. На что она отвечает: «Когда я делаю дырку, мне не нужно смотреть на бумагу, чтобы соединить точки.Я могу делать это автоматически, не глядя, потому что я создал канавку. Это нейропатический путь. Это привычка.

Несмотря на то, что клиенты часто приходят на консультацию с нездоровыми или нежелательными привычками (например, тревожно реагируют на событие), Бем дает им надежду. Она объясняет, как консультирование может помочь им создать новые нейропатические пути, которые она иллюстрирует, соединяя исходную точку на бумаге с новой точкой.

Конечно, реальный процесс не так прост, как соединение одной точки с другой, но иллюстрация помогает клиентам понять, что они могут выбрать другой путь и установить новый способ существования и действия, говорит Бем.Осознание этого выбора дает клиентам, в том числе тем, у кого в семейном анамнезе психические заболевания, чувство свободы, надежды и возможностей, добавляет она.

В то же время Бем напоминает клиентам о силе, проявляемой ранее изношенными нейропатическими путями, и убеждает их, что продолжать идти по старому пути — это нормально. Если это произойдет, она советует клиентам вести дневник об этом опыте, записывая свои мысли и чувства по поводу нежелательного выбора, а также то, что они хотели бы сделать или думали иначе.

«Сам процесс написания этого текста усиливает [новый] нейропатический путь», — объясняет она. «Ты не только остановился и подумал об этом… ты написал об этом. Это тоже укрепило его ».

Кроме того, профессиональные клинические консультанты могут помочь донести подсознательные мысли клиентов до сознания. Поступая таким образом, клиенты могут обрабатывать вредные мысли, находить смысл в ситуации и создавать новое повествование, — объясняет Бем. По ее словам, здоровые мысли из нового повествования могут положительно повлиять на гены.

Защитные факторы

Когда пациенты сталкиваются с риском для физического здоровья, таким как диабет или высокое кровяное давление, медицинские работники обычно поощряют их скорректировать свое поведение в ответ. Шак, член Национального общества консультантов по генетическим вопросам и его группы, занимающейся особыми интересами по психическим расстройствам, аналогичным образом подходит к вопросу о повышенном риске психических расстройств у своих клиентов: помогая им изменить свое поведение.

Возвращаясь к аналогии с банками для психических заболеваний, Шак сообщает клиентам, что они могут увеличить размер своих банок, добавив сверху кольца, чтобы «содержимое» (генетические факторы и факторы окружающей среды) не вылилось наружу.Шак объясняет, что эти «кольца» являются защитными факторами, которые помогают улучшить психическое здоровье. «Сон, упражнения, социальные связи, психотерапия, поддержание физического здоровья — все те защитные факторы, которые мы контролируем и с которыми мы можем что-то делать, — [это] то, что делает банку более вместительной», — говорит она. «Итак, не имеет значения, с каким количеством шариков мы родились; Также важно, что еще помещается в банку и сколько защитных факторов мы добавляем в нее, чтобы увеличить емкость.”

Методы, включающие успокаивающее симпатико-парасимпатическое изменение (как было предложено Гербертом Бенсоном, пионером медицины разума и тела), также могут быть эффективными, утверждает Дутит. Она объясняет, что такие занятия, как медитация, вязание, лечебный массаж, творчество, пребывание на природе и работа с дыханием, помогают вызвать этот сдвиг и успокоить нервную систему. Некоторые из этих техник могут включать в себя базовые поведенческие изменения, которые помогают клиентам «осознавать, когда [они] становятся возбужденными, и иметь возможность распознать это, отстраниться от этого и заняться вещами, которые помогут [им] почувствовать себя больше базового спокойствия », — объясняет она
.

Кроме того, по словам Бема, консультирование может помочь клиентам заново научиться тому, как лучше реагировать или лучше справляться с ситуацией, связанной с их окружающей средой. Например, клиент, возможно, вырос, наблюдая, как родитель тревожно реагирует на внешние события, и подсознательно понял, что это уместная реакция. В безопасной обстановке консультирования этот клиент может научиться новым, здоровым методам совладания и, повторяя их (что является одним из способов изменения), создавать новые нейропатические пути.

В то же время Шак и Дутит предостерегают консультантов от намека на то, что, пока клиенты делают все правильно — правильно спят, соблюдают гигиену, едят здоровую пищу, занимаются спортом, уменьшают стресс, посещают терапевта, соблюдают режим приема лекарств — что они не будут бороться, у них не разовьется психическое расстройство или они могут игнорировать симптомы психоза.

«Вы можете делать все правильно, но у вас все равно будет депрессия. Это не значит, что кто-то делает что-то не так. … Это просто означает, что изначально в банке оказалось больше шариков », — говорит Шак. «Речь идет о том, чтобы дать людям представление о том, что некоторые из этих факторов в некоторой степени владеют собой, что они не просто беспомощно сидят в ожидании своей судьбы».

Шак часто переводит это сообщение на другие области здравоохранения. Например, у кого-то в семейном анамнезе диабет может развиться или не развиться, но человек может участвовать в защитных факторах, таких как поддержание здоровой массы тела и диета, посещение врача и обследование, чтобы минимизировать риск.«Если мы нормализуем [психическое здоровье] и сделаем его неотъемлемой частью того, что мы делаем со своим физическим здоровьем, на самом деле все не так уж и отличается», — говорит она.

Преодоление разрыва

Шак начала свою карьеру исключительно в качестве консультанта по генетическим вопросам. Однако, когда она направляла своих клиентов-генетиков и тех, кто имел дело с перинатальной потерей, к психотерапевтам, несколько клиентов вернулись к ней, заявив, что психотерапевт не подходит. Со временем это происходило стабильно.

Этот опыт открыл Шаку глаза на существующий разрыв между медицинской и терапевтической профессиями для людей с хроническими медицинскими или генетическими заболеваниями. Она отмечает, что медицинское обучение обычно не входит в программу консультирования, часто потому, что нет места или необходимости в таком специализированном обучении.

Шак решил принять участие в решении этой проблемы, получив еще одну степень магистра, на этот раз в области профессионального консультирования. Сейчас она работает консультантом по генетическим вопросам и психотерапевтом в разных учреждениях.Она говорит, что некоторых клиентов она привлекает из-за ее научных знаний и знаний в области здравоохранения.

Бем также отмечает разрыв между генетикой и консультированием. «Я вижу эти два различных столпа: один — это столп генетического детерминизма, а другой — столп эпигенетики. Что касается концептуализации случая и лечения, не так много мест, где эти двое общаются », — говорит она.

Даутит, бывший биолог и иммунолог, признает, что некоторые генетические вопросы, такие как жизненные решения, связанные с психиатрической генетикой, выходят за рамки практики профессиональных клинических консультантов.Тем не менее, помощь клиентам в изменении их нездорового поведения и через привычки справляться с семейными разногласиями или собственными реакциями (например, горе, утрата, беспокойство) на генетически опосредованные заболевания и создавать симпатико-парасимпатический сдвиг — все это области в сфере компетенции консультантов. — отмечает она.

Межпрофессиональный подход также полезен при лечении семейных психических расстройств. Если Бем обнаруживает, что «застряла» с клиентом, она проводит мотивационное собеседование, а затем часто включает направление к врачу или другому медицинскому работнику.Например, отмечает она, депрессия может быть связана с дефицитом витамина D. У нее были клиенты, у которых уровень витамина D был опасно низким, и после того, как она направила их к врачу для устранения дефицита витаминов, их терапевтическая работа также улучшилась.

Другой пример — связь между зависимостью и дефицитом аминокислот. Бем отмечает, что консультация врача, который может проверить и лечить этот тип дефицита, снижает желание клиентов употреблять психоактивные вещества.Хотя консультанты не являются врачами, знание того, когда сделать врачей частью терапевтической команды, может помочь улучшить результаты лечения клиентов,
говорит она.

Еще один способ преодолеть разрыв между психотерапией и генетикой — сделать психическое здоровье естественной частью диалога об общем состоянии здоровья. «Психическое заболевание живет в органе мозга, но мы почему-то не приравниваем мозг к органу, который равен нашим почкам, сердцу или печени», — говорит Шак. Когда в мозгу возникает дисфункция, клиенты заслуживают возможности улучшить работу своего мозга, потому что это важно для их общего благополучия,
утверждает она.

Столкновение со страхами

Наличие в семейном анамнезе психических заболеваний может привести к страху — страху развития расстройства, страху передать расстройство ребенку, страху оказаться плохим родителем или супругом из-за расстройства.

«Страх парализует», — отмечает Шак. «Когда люди чего-то боятся… они не говорят об этом и ничего не делают». Она объясняет, что цель консультирования — помочь клиентам избавиться от чувства страха — как будто они ждут, пока расстройство «случится» — к ощущению большего контроля.

Некоторые клиенты признались Эверетту, что сомневаются в том, хотят они или должны ли иметь детей по нескольким причинам. Например, они опасаются передачи психического расстройства, у них самих было плохое детство из-за того, что родитель страдал от нелеченного расстройства, или в настоящее время они борются со своим психическим здоровьем. Для этих клиентов Эверетт объясняет, что наличие проблемы с психическим здоровьем или семейный анамнез психических заболеваний не означает, что они будут продолжать пренебрегать своими детьми или злоупотреблять ими.«С родителями, которые имеют поддержку и готовы быть открытыми и просить о помощи… [психическое заболевание] может быть частью их жизни, но не обязательно полностью разрушать их детей или семью», — говорит она.

Шак напоминает клиентам, которые опасаются, что их дети могут унаследовать психическое заболевание, что большинство факторов, определяющих, разовьется ли у людей психическое расстройство, негенетичны. Кроме того, она рассказывает клиентам, что их собственное психическое здоровье — лучший инструмент, чтобы помочь их ребенку в случае возникновения проблем, потому что они уже знают, какие признаки искать и как получить помощь.

Даже если ребенок происходит из семьи с историей психических заболеваний, окружение ребенка будет отличаться от предыдущих поколений, поэтому проявления психического заболевания могут быть менее или более серьезными или вообще не проявляться, добавляет Дутит.

Потенциальный риск психического заболевания также может вызвать гнев у некоторых клиентов, но, как указывает Шак, иногда это может служить мотивацией. Один из ее клиентов имеет семейный анамнез, который включает злоупотребление психоактивными веществами, наркоманию, накопительство, беспокойство, биполярное расстройство, ОКР, депрессию и самоубийства.У пациентки также были проблемы с психическим здоровьем и генетическое заболевание, но, в отличие от своей семьи, она защищала себя. Когда Шак спросил ее, чем она отличается от остальных членов своей семьи, клиентка призналась, что злилась на то, что она выросла с членами семьи, которые не признавали, что у них психическое заболевание, и вместо этого использовали нездоровое поведение, такое как употребление алкоголя, чтобы справиться. . Она знала, что хочет другой жизни для себя и своих будущих детей.

Самостоятельная судьба

Эверетт не уделяет слишком много внимания генетике клиентов, потому что она ничего не может с ними поделать.Вместо этого ее цель — побудить клиентов поверить в то, что они могут измениться и стать лучше. Она хочет, чтобы клиенты отошли от своих побежденных позиций и осознали, что семейная история психических заболеваний не должна определять их.

Точно так же, Бем считает, что консультанты должны внушать надежду и оптимизм во время сессий и нести эти вещи клиентам до тех пор, пока они не смогут нести их сами. По ее словам, для этого консультанты должны хорошо разбираться в науке об эпигенетике и не бояться семейных историй клиентов.«Практикующие должны верить в то, что консультирование действительно может иметь значение, и должны пытаться углубить свое понимание того, как этот процесс может изменить гены клиента», — добавляет она.

С первого сеанса Бем вселяет надежду. Она обнаружила, что занятия, связывающие разум и тело, могут быстро успокоить клиентов и вселить в них оптимизм в отношении будущих сессий. Например, она может попросить клиентов заняться диафрагмальным дыханием и спросить их, что они хотят перенести в свое тело. Если их ответ — чувство успокоения, она предлагает им представить, как спокойствие проникает в каждую клеточку их тела, когда они вдыхают.С другой стороны, клиенты могут представить, что вдыхают цвет, символизирующий спокойствие. Затем Бем спрашивает клиентов, от чего они хотят избавиться — например, от стресса или беспокойства — и предлагает им представить это, покидая тело на выдохе.

Надежда и оптимизм сыграли большую роль в том, как Мэриэл Хемингуэй подошла к истории психических заболеваний своей семьи. Она признала, что ее история сделала ее более уязвимой. Будучи преисполнен решимости не стать еще одной трагической историей, Хемингуэй контролировал свое окружение, мысли и поведение.Сегодня она продолжает хорошо питаться, заниматься спортом, медитировать и снимать стресс.

История

Хемингуэя иллюстрирует сложность семейной истории и служит хорошим примером для консультантов и клиентов, — говорит Дутит. «Вне зависимости от того, генетическая она или нет, она передается из поколения в поколение», — говорит Даутит. «И это могло быть через поведение. Это могло быть из-за других экологических проблем. Это может быть любое количество модификаций, которые происходят при экспрессии генов ».

Шак говорит, что она часто слышит, как другие специалисты в области психического здоровья уделяют слишком большое внимание наследственности психических заболеваний.По ее словам, одна только семейная история психических заболеваний не определяет судьбу человека. Вместо этого консультанты и клиенты должны сосредоточиться на том, что делает контролирует, например, на факторах окружающей среды и образе жизни.

«Мы должны уделять особое внимание благополучию [и защитным факторам] гораздо больше, чем идее о том, что« это в моей семье, поэтому это произойдет со мной », — говорит она. «Мы должны взглянуть на те вещи, которые мы можем делать как индивидуумы, чтобы улучшить эти аспекты нашего благополучия, чтобы увеличить [способность к психическому заболеванию].”

****

Линдси Филлипс — писатель Counseling Today и контент-стратег UX, живущий в Северной Вирджинии. Свяжитесь с ней по адресу [email protected] или через ее веб-сайт: lindseynphillips.com .

Письма в редакцию: [email protected]

****

Мнения и утверждения, сделанные в статьях, публикуемых на CT Online, не должны рассматриваться как отражающие мнение редакторов или политику Американской ассоциации консультантов.

Причины психических заболеваний

Каковы причины психических заболеваний? Хотя точная причина большинства психических заболеваний неизвестна, благодаря исследованиям становится ясно, что многие из этих состояний вызваны сочетанием биологических, психологических и экологических факторов.

Какие биологические факторы участвуют в психических заболеваниях?

Некоторые психические заболевания связаны с ненормальным функционированием цепей нервных клеток или проводящих путей, соединяющих определенные области мозга.Нервные клетки в этих мозговых цепях общаются через химические вещества, называемые нейротрансмиттерами. «Настройка» этих химикатов — с помощью лекарств, психотерапии или других медицинских процедур — может помочь мозговым цепям работать более эффективно. Кроме того, дефекты или повреждение определенных областей мозга также связаны с некоторыми психическими состояниями.

Другие биологические факторы, которые могут быть вовлечены в развитие психического заболевания, включают:

  • Генетика (наследственность) : Психические заболевания иногда передаются по наследству, что позволяет предположить, что люди, у которых есть член семьи с психическим заболеванием, могут быть несколько больше. скорее всего, разработают его сами.Восприимчивость передается в семьях через гены. Эксперты считают, что многие психические заболевания связаны с отклонениями во многих генах, а не только с одним или несколькими, и что то, как эти гены взаимодействуют с окружающей средой, уникально для каждого человека (даже для однояйцевых близнецов). Вот почему человек наследует предрасположенность к психическому заболеванию и не обязательно заболевает. Само психическое заболевание возникает в результате взаимодействия нескольких генов и других факторов, таких как стресс, жестокое обращение или травматическое событие, которые могут повлиять или спровоцировать заболевание у человека, у которого есть наследственная предрасположенность к нему.
  • Инфекции : Определенные инфекции связаны с повреждением головного мозга и развитием психического заболевания или ухудшением его симптомов. Например, состояние, известное как педиатрическое аутоиммунное психоневрологическое расстройство (PANDAS), связанное с бактериями Streptococcus, было связано с развитием обсессивно-компульсивного расстройства и других психических заболеваний у детей.
  • Дефекты или травмы мозга : Дефекты или повреждение определенных областей мозга также связаны с некоторыми психическими заболеваниями.
  • Пренатальное повреждение : Некоторые данные свидетельствуют о том, что нарушение раннего развития мозга плода или травма, возникающая во время рождения — например, потеря кислорода в головном мозге — может быть фактором развития определенных состояний. , например, расстройство аутистического спектра.
  • Злоупотребление психоактивными веществами : Длительное злоупотребление психоактивными веществами, в частности, было связано с тревогой, депрессией и паранойей.
  • Другие факторы : Плохое питание и воздействие токсинов, таких как свинец, могут играть роль в развитии психических заболеваний.

Какие психологические факторы способствуют психическому заболеванию?

Психологические факторы, которые могут способствовать психическому заболеванию, включают:

  • Тяжелая психологическая травма, полученная в детстве, например, эмоциональное, физическое или сексуальное насилие
  • Важная ранняя потеря, такая как потеря одного из родителей
  • Пренебрежение
  • Плохая способность общаться с другими

Какие факторы окружающей среды способствуют психическим заболеваниям?

Определенные факторы стресса могут вызвать заболевание у человека, подверженного психическим заболеваниям.Эти факторы стресса включают:

  • Смерть или развод
  • Дисфункциональная семейная жизнь
  • Чувство неполноценности, низкая самооценка, беспокойство, гнев или одиночество
  • Смена места работы или школы
  • Социальные или культурные ожидания (например, общество, которое связывает красоту с худобой, может быть фактором развития расстройства пищевого поведения.)
  • Злоупотребление психоактивными веществами со стороны человека или его родителей

Является ли психическое заболевание наследственным? | Гобелен

Можно ли избавиться от психического заболевания?

Психическое заболевание иногда передается по наследству.Те, у кого есть член семьи с психическим заболеванием, могут иметь немного больше шансов на его развитие. Однако психические расстройства не являются исключительно генетическими. Они вызваны как генетическими факторами, так и факторами окружающей среды.

Наличие психических расстройств вызвано множеством факторов, в том числе генетикой. Эксперты Tapestry разбираются в том, что мы знаем о психических расстройствах и их способности передаваться по наследству.

Генетика и ваше психическое здоровье

Уже давно существуют доказательства того, что определенные психические заболевания, как правило, передаются по наследству, но недавние исследования показывают, что существуют генетические факторы, которые повышают вероятность развития этих состояний у людей.Исследования показали, что наличие вариаций в генах CACNA1C и CACNB2 может повысить вероятность развития следующих заболеваний:

Забота о своем психическом здоровье

Хотя не существует способа предотвратить развитие психических заболеваний, существует множество способов, которыми вы можете работать, чтобы поддерживать свое психическое здоровье, независимо от того, поставлен ли вам диагноз психического расстройства или нет.

Вот несколько привычек, которые вы можете использовать в своей повседневной жизни, чтобы поддерживать свое психическое здоровье и хорошее самочувствие:

  • Вести дневник
  • Получите рекомендованные 7–9 часов отдыха
  • Расскажите о своих мыслях и чувствах тому, кому вы доверяете
  • Регулярно посещайте терапевта
  • Проведите время с близкими
  • Регулярно выполняйте физические упражнения
  • Практика осознанности и медитации
  • Найдите время для себя

Ресурсы по психическому здоровью, доступные в Tapestry

В Tapestry наши программы лечения психических заболеваний разработаны так, чтобы предоставить нашим клиентам индивидуальный уход, признавая их уникальный жизненный опыт.Наши сотрудники также стремятся понимать наших клиентов и относиться к ним как к единым целым.

Если у вас есть вопросы о психическом здоровье или о том, как поддержать близкого человека, который борется с его психическим здоровьем, мы здесь для вас. Свяжитесь с нами сегодня, заполнив конфиденциальную форму, или позвоните нам по телефону (828) 490-4032.

Генетика психических расстройств

Существуют сотни различных типов психических (или психических) расстройств, охарактеризованных и определенных в DSM и ICD.Многие расстройства относятся к определенным категориям, включая (но не ограничиваясь ими):

  • Тревожные расстройства
  • Расстройства настроения
  • Психотические расстройства
  • Умственная отсталость
  • Нарушения развития
  • Расстройства личности
  • Расстройства пищевого поведения
  • Нарушения сна
  • Диссоциативные расстройства
  • Расстройства, связанные с сексуальностью
  • Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ

Кредит изображения: GrAl / Shutterstock.com

В рамках этих категорий специфические расстройства включают (чтобы назвать несколько примеров):

  • Большое депрессивное расстройство (депрессия)
  • Шизофрения
  • Психотическое расстройство
  • Лунатизм
  • Первичная бессонница
  • Расстройство аутистического спектра (РАС)
  • Генерализованное тревожное расстройство (ГТР)
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
  • Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)
  • Нервная анорексия
  • Дисморфическое расстройство тела
  • Дислексия
  • Деменция также включена в DSM / ICD как психическое расстройство из-за возникающих обширных когнитивных и личностных нарушений, помимо того, что это в первую очередь неврологическое заболевание

Ни одно психическое или психическое расстройство не имеет 100% генетической основы или наследственности, и многие факторы окружающей среды могут сильно влиять на вероятность развития определенного расстройства или нет — несмотря на наличие или отсутствие генетических элементов.Таким образом, многие из этих расстройств имеют многофакторные причины — некоторые генетические, а некоторые — связанные с окружающей средой.

В этой статье будут выделены только те нарушения, которые имеют сильную генетическую основу. Большая часть психических расстройств действительно имеет высокую степень наследственности, то есть риск заболевания, если он есть у другого члена семьи, значительно возрастает. Независимо от этого могут быть определенные генетические мутации или полиморфизмы, которые могут предрасполагать людей к более высокому риску психических расстройств без семейного анамнеза.

Генетические мутации, полиморфизмы или эпигенетические изменения (которые будут обсуждены ниже) могут изменить развитие мозга таким образом, чтобы изменить типичную проводку мозга. Таким образом, психические расстройства могут возникать в любой момент жизни, например, с рождения, например, РАС, или в более позднем возрасте в сочетании с триггерами окружающей среды, такими как биполярное расстройство. Эти предрасположенности могут снизить порог, необходимый для возникновения психических расстройств у взрослых, по сравнению с «нейротипичными» людьми.

Биполярное расстройство

Одним из наиболее генетически наследуемых психических расстройств является биполярное расстройство, которым может страдать от 1 до 4% населения. Биполярное расстройство характеризуется периодами депрессии, сменяемыми периодами аномально приподнятого настроения (мания / гипомания). Хотя известно, что факторы окружающей среды являются важными причинами биполярного расстройства, по оценкам, около 70-90% всех случаев связаны с генетическими факторами.

Конкретные генетические мутации или полиморфизмы (SNP) в пределах CACNA1C , ODZ4 , TRANK1 , GNG2 , ANK3 , TPh3 , ITPR2 , SHANK2 и SHANK2 , & SHANK2 и SHANK2 , & генетические исследования как кандидаты на повышение вероятности развития биполярного расстройства.Они могут быть либо напрямую унаследованы от родителей, либо образовывать de novo во время развития.

Шизофрения

Считается, что шизофрения имеет до 70-80% генетической наследственности. Как и при биполярном расстройстве, наличие родственника первой степени с этим расстройством резко увеличивает риск развития шизофрении в более позднем возрасте, хотя факторы окружающей среды также невероятно важны. Однако трудно разделить, вызвано ли это генетическими причинами или общими условиями окружающей среды.Кумулятивный эффект множественных наследственных или de novo мутаций / полиморфизмов в сочетании с триггерами окружающей среды может увеличить риск развития шизофрении.

Например, варианты числа копий (CNV), участвующие в синдроме ДиДжорджи (22q11.2), которые включают делеции примерно 50 генов, включая COMT и синдром микроделеции 17q12, тесно связаны с повышенным риском развития шизофрении, но также часто связаны коморбидно с РАС и другими умственными отклонениями.Другие специфические генетические мутации, связанные с шизофренией, включают генетические нарушения LAMA 2, SETD1A , DPYD , TRRAP, TAF13, ARC и VPS39 .

Возможно, наиболее широко известной генетической причиной шизофрении является DISC1 (нарушенная при шизофрении 1), выявленная в шотландской семье, которая болела шизофренией, а затем и в других семьях, в том числе в Америке. Однако последующие исследования GWAS не показали какой-либо сильной связи между DISC1 и шизофренией, часто со смешанными результатами.Хотя DISC1 не может быть часто используемым геном в исследованиях GWAS, он все же демонстрирует эффекты специфического уровня мутации в конкретных семьях с шизофренией, например, транслокация 1q43: 11q14.

Расстройство аутистического спектра (РАС)

РАС — это нарушение психического развития, обычно проявляющееся с рождения. Определенные гены вовлечены в ASD, включая MECP2 , SHANK1-3 , CACN1E / B2 , NRXN, SYNGAP1, UBE3A, KCNQ2 / 3/5 , SCNA2 и SYN1 / 3 по имени несколько общих примеров.Многие из этих генов связаны со специфическими ионными каналами и синапсами, что указывает на аномальное развитие синаптических и нейронных сетей. Поэтому неудивительно, что в зависимости от того, какие гены задействованы (и какие мутации происходят), существует большая степень клинической и генетической гетерогенности РАС из-за такого разнообразного множества генетических мутаций при РАС.

Дело не только в твоей голове: генетика психических заболеваний | Тамоха Саха | TEDxLosAltosHigh Играть

Общие мутации

Многие мутации, полиморфизмы и эпигенетические изменения, встречающиеся при РАС, также встречаются при биполярном расстройстве и шизофрении, а также при других психических расстройствах (ассоциация перекрестных расстройств).Эти гены, которые могут иметь широкое и множественное влияние от одного гена, называются плейотропными генами. Некоторые из этих генов, по-видимому, сильно вовлечены во все эти расстройства, включая CACNA1C (или родственные гены кальциевых каналов, такие как CACNB2 ), что отражает общий патогенез аномального развития синапсов.

Существует множество кандидатов, выявленных в ходе генетических скрининговых исследований; однако примечательным примером является DCC (SNP rs8084351).Белковый продукт DCC играет роль в росте аксонов во время развития нервной системы, который служит ключевым регулятором проекций белого вещества в развивающемся головном мозге. Мутации потери функции в DCC приводят к тяжелым осложнениям развития нервной системы, которые включают потерю комиссуральных трактов средней линии и аномальную дезорганизацию трактов белого вещества.

Другой ключевой плейотропный ген — RBFOX1 (SNP rs7193263). RBFOX1 — ген-регулятор, участвующий в развитии нейрональных NMDA-рецепторов и потенциал-управляемых кальциевых каналов.Модели генетического нокаута RBFOX1 у мышей приводят к нарушению миграции нейронов и образованию синапсов в развивающемся мозге, и этот SNP также нарушает эти функции.

Другой высокоплейотропный ген, участвующий в РАС, шизофрении и биполярном расстройстве, — это NOX4 (SNP rs117956829). NOX4 является основным источником производства супероксида в развивающемся и взрослом мозге, а также способствует росту нервных стволовых клеток.

Сводка

Таким образом, психические (психические) расстройства, такие как биполярное расстройство, шизофрения и РАС, имеют сильные генетические основы (мутации, полиморфизмы и эпигенетические изменения), которые могут быть напрямую унаследованы от пораженного родителя или de novo во время развития.

Несмотря на то, что существует несколько ключевых генов, участвующих в конкретных расстройствах, существует множество плейотропных генов, которые участвуют во всех этих расстройствах, коренящихся в дефиците отдельных генов (например, DCC ) и генов кальциевых каналов (например, CACNA1C ). .

Таким образом, многие из этих расстройств возникают из-за аномального развития нервной системы, которое может вызывать расстройство от рождения (РАС) или сильно предрасполагать людей к развитию психических заболеваний в более позднем возрасте, особенно в сочетании с дополнительными факторами окружающей среды, такими как стресс.

Список литературы

Дополнительная литература

Является ли психическое заболевание наследственным?

Подергивание глаз — стоит ли беспокоиться?

Автор: Sabrina Charrier, OD, FAAO • 30 июл, 2021 •

Подергивание глаз — это непроизвольный спазм. Есть несколько разных причин, по которым ваши веки могут подергиваться, и некоторые ситуации могут быть более серьезными, чем другие. Во-первых, давайте обсудим три различных способа подергивания вашего глаза. Миокимия — это доброкачественный мышечный спазм, который обычно возникает из-за увеличения стресса, увеличения количества кофеина или уменьшения сна.Иногда это может произойти из-за раздражения роговицы. Обычно это проходит само по себе, но может длиться до нескольких месяцев. Блефероспазм — это происходит у взрослых и может привести к закрытию левого, правого или обоих глаз. Гемифациальный спазм — встречается гораздо реже и вызывает сокращение или подергивание одной стороны лица.Неизвестно, почему это происходит. Большинство причин не являются серьезной проблемой и разрешатся самостоятельно. Некоторые из этих причин связаны с употреблением алкоголя, ярким светом, кофеином, усталостью, раздражением роговицы, курением, стрессом, блефаритом, сухими глазами, дефицитом питания или лекарствами и лекарствами. Есть системные причины, которые также могут вызвать это. Подергивание век может быть скорее симптомом неврологической проблемы, такой как паралич Белла, дистония, рассеянный склероз, болезнь Паркинсона, синдром Туретта, сдавление нерва или инсульт.Итак, когда вам следует обращаться за медицинской помощью? Если подергивание продолжается больше недели, если вы не можете снова открыть глаз, если у вас есть дополнительные подергивания лица или тела, если есть воспаление или выделения из глаза или опускается верхнее веко. Также важно обращать внимание на другие симптомы. Если другие симптомы включают в себя опущенное лицо, слабость рук, затрудненную речь или временную потерю зрения, возможно, у вас преходящая ишемическая атака (ТИА).Это похоже на мини-удар и, возможно, предшествует большему удару. Часто вы можете помочь избавиться от подергивания, уменьшив потребление кофеина, снизив уровень стресса и увеличив продолжительность сна. Ограничение экранного времени и использование искусственной слезы могут помочь в дополнение к теплым компрессам. В более тяжелых случаях можно рассмотреть возможность применения ботокса и хирургического вмешательства. Обязательно обсудите с врачом подергивание века, если оно не исчезнет в течение пары недель домашнего лечения.

Распространены ли психические заболевания в семьях? — Клиника Кливленда

Если у вас есть близкий кровный родственник, живущий с психическим болезни, вы можете быть обеспокоены тем, что кто-то таится в тайниках вашего головной мозг. Или мозг вашего ребенка.

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

Поскольку многие люди открыто не говорят о психическом здоровье расстройства, вы можете не знать, оправдано ли ваше беспокойство.

Психолог Скотт Беа, PsyD, проливает свет на эту важную тему: «Думайте о психических заболеваниях, как о любых других семейных проблемах со здоровьем», — говорит он. «Сделайте все возможное, чтобы узнать о состоянии и симптомах, чтобы быть начеку».

Является ли психическое заболевание наследственным?

Каждый пятый взрослый в какой-то момент ежегодно страдает психическим заболеванием. Ученые (пока) не идентифицировали ген психического заболевания. Но есть свидетельства того, что если у вас есть биологический член семьи с диагностированным психическим расстройством, таким как депрессия и шизофрения, вероятность его возникновения возрастает.

Это не значит, что если у вас есть родитель с шизофренией, вы также разовьете это — или разовьете его с такой же серьезностью. Доктор Би говорит, что факторы окружающей среды играют решающую роль в развитии психическое заболевание.

«Поскольку детский мозг активно развивается, детский опыт — как положительный, так и отрицательный — является огромным фактором, определяющим, повлияет ли на вас психическое заболевание», — говорит он.

«Благодаря раннему вмешательству мы можем сформировать мозг и даже изменить степень, в которой дети и молодые люди страдают психическим расстройством сейчас или в будущем.”

Ключ к уменьшению воздействия психического расстройства? Устойчивость.

Доктор Би говорит, что 50% проблем с психическим здоровьем появляются к 13 годам, и 75% появляются к 24 годам. Поскольку считается, что мозг полностью развит к возрасту 25 лет, достижение этого возраста без диагностированного психического расстройства является хорошим подписать.

Поскольку детский мозг податлив, доктор Би рекомендует повышать устойчивость, чтобы помочь им справляться с эмоциями, которые вызывают их мысли. Возможно, вам не удастся полностью отразить диагноз психического здоровья, но вы можете уменьшить степень его серьезности.

Он рекомендует родителей или опекунов:

  1. Начало разговора: С самого начала поговорите с детьми об их мыслях и чувствах, которые они вызывают.
  2. Присутствовать: Научите детей быть основанными здесь и сейчас, замечать их мысли или эмоции, а затем научитесь заново центрировать себя.
  3. Наклонитесь: Научите детей двигаться к ситуациям, которые доставляют им дискомфорт, а не уходить от них. (Например, побудите их баллотироваться в студенческое самоуправление, даже если мысль о проигрыше пугает.)
  4. Отпустите: Позвольте детям управлять своими переживаниями, а не вмешиваться от их имени.

Начинайте с молодых: раннее вмешательство может помочь преодолеть

«Психическое заболевание не всегда является результатом детства. опыт », — говорит д-р Беа. «У некоторых людей прекрасная домашняя обстановка и отличные воспитатели, но все еще страдают психическим расстройством ».

Добавить комментарий