Психологическом: Психологическая служба РГГУ

Содержание

Психологическая служба РГГУ

Психологическая служба РГГУ

Дорогие студенты и работники РГГУ!

У Вас появилась возможность получить бесплатную консультацию психолога в Психологической службе РГГУ! Наша служба оказывает психологическую помощь и поддержку в сложных жизненных ситуациях студентам и работникам РГГУ, а также лицам, поступающим в РГГУ (зарегистрированным в личном кабинете РГГУ). Работа службы также направлена и на помощь в обнаружении и раскрытии Ваших внутренних ресурсов, помощь в личностном и профессиональном самоопределении.

В настоящее время мы переживаем непростые времена как из-за эпидемии коронавируса, так и из-за вызванных этим последствий. В такой период мы можем встречаться с не самыми приятными переживаниями страха, паники, тревоги, волнения, ступора в процессе принятия решений. Если вы чувствуете, что вам трудно справиться с текущей ситуацией, вы переполнены эмоциями, не знаете, что делать, и вы хотите получить поддержку, вы также можете обратиться в нашу Службу и записаться на консультацию.

Консультации проводятся очно (в кабинетах психологического консультирования) и дистанционно: по телефону, электронной почте (обмен письмами), через Skype или мессенджеры (Telegram, Zoom и т.д.), по предварительной записи с 10:00 до 18:00 по рабочим дням по расписанию психологов. Продолжительность онлайн-консультации может отличаться от очной и определяется психологом.

В случае опоздания более 15 минут без предупреждения консультация считается отмененной.

!!! На территории университета и на приеме у психолога необходимо соблюдать социальное дистанцирование и использовать средства индивидуальной защиты (маски и перчатки).

Ждем Вас, записывайтесь и приходите! Об изменениях в расписании записи и приема — см. на странице сайта Службы.

И.о. руководителя Психологической службы

Кондратьев Денис Николаевич

Психолог.
Образование: Московский педагогический государственный университет (по специальности: социология, конфликтология). Окончил аспирантуру Российской академии образования (Государственный научно-исследовательский институт семьи и воспитания – бывш. Институт развития личности РАО) – по специальности «Психология личности». Специализация: психология политической культуры молодежи, тренинги активизации электорального поведения, этноконфликтология. В РГГУ работает с 2018 г.


Наши специалисты

Пилюк Тамара Михайловна

Ведущий психолог, действительный член Федерации Психологов Образования.
Образование: Киевский институт народного хозяйства имени Д.Н.Коротченко; Институт психологии имени Л.С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета, Институт организационной психологии. Специализируется по вопросам когнитивно-поведенческой психологии, адаптации, пограничным состояниям. В РГГУ работает с 1994 г.


Фролова Людмила Николаевна

Психолог I категории. Специалист по вопросам профессионального самоопределения.

Образование: в 2003 году окончила МГОПУ им. Шолохова по специальности «Психолог. Преподаватель психологии», специализация «Психология менеджмента». Имеет многолетний опыт управленческой, организационно-методической, педагогической деятельности и профконсультирования. Консультативные интересы: личностный рост; построение карьеры; адаптация в студенческой и рабочей среде; конфликты; проблемы коммуникации, эмоциональное состояние; самооценка личности. В РГГУ работает с 2009 г. (общий стаж психолога 15 лет)


Белов Павел Андреевич

Экзистенциальный и когнитивно-поведенческий психолог. Магистр психологии, клинический психолог.
Образование: Психология. Тверской государственный университет (специалитет, 2010 г.). НИУ ВШЭ (магистерская программа «Консультативная психология. Персонология», 2018 г.). РГСУ (программа профпереподготовки по клинической психологии, 2019 г.). Психотерапия. Российско-австрийская программа подготовки психологов-консультантов и психотерапевтов Международного общества логотерапии и экзистенциального анализа (2016-2021 гг., базовый и клинический курсы).

В РГГУ работает с 2020 года.


Кислюк Максим Васильевич

Экзистенциальный и гуманистический психолог, член ассоциации экзистенциально-аналитических психологов и психотерапевтов.
Образование: магистратура НИУ ВШЭ по направлению «Консультативная психология. Персонология»; GLE-International, специализация «Экзистенциальный анализ и логотерапия». С 2017 года ведёт частную психологическую практику. В РГГУ работает с 2019 г.

Яныкина Марина Александровна

Творческий психолог. Член Российского общества человекоцентрированного подхода, профессиональный член Ассоциации Интермодальной терапии искусствами (Россия). Образование: магистратура НИУ ВШЭ по направлению «Консультативная психология. Персонология», специализация «Человекоцентрированный подход», профпереподготовка в Институте Практической Психологии и Психоанализа по программе «Мультимодальная терапия творчеством». В РГГУ работает с 2020 г.

Дарвин Софья Михайловна

Делопроизводитель.
Образование: окончила Гуманитарный колледж РГГУ по специальности «Документационное обеспечение управления и архивоведение». В РГГУ работает с 2019 года.


Заявка на консультацию


В научном управлении обществом произойдет переворот – Наука – Коммерсантъ

Академик Дмитрий Ушаков, директор Института психологии РАН, о психологическом механизме передачи вирусной инфекции, о связи экономики с менталитетом и о гаджетах, которые меняют конфигурацию когнитивных способностей человека.

— Вы, можно сказать, потомственный психолог. Банальный вопрос: насколько сильно повлияла работа вашей матери на выбор специальности? Насколько психологически сложно работать в той же отрасли, где работает знаменитая мать?

— Я в детстве интересовался математикой, техникой, автомобилями. Даже был победителем олимпиады по математике. В четвертом классе придумал «вечный двигатель», в восьмом в процессе изучения физики понял, что он не будет работать. Но потом меня повело в другую сторону: под влиянием беспокойства о возможной смерти моих пожилых близких я стал думать о смысле жизни: зачем и почему мы живем, для чего есть этот мир и, вообще, почему есть «что-то», а не «ничто», и где-то с 9-го класса меня начали волновать философские вопросы. Но уходить в философию было немного страшно, поскольку было непонятно, есть ли там почва под ногами. К тому же философия в то — советское — время казалась сильно идеологизированной, хотя, как я сейчас понимаю, некоторые люди умели и тогда в философии довольно свободно работать. И тут психология оказалось той областью, где, с одной стороны, есть человек, вопросы смысла, а с другой — наука довольно точная, в ней есть предмет, который можно позитивно развивать.

Что же касается опыта совместной работы, скажу как человек, профессионально исследовавший этот вопрос. В науке огромную роль играет личностное знание. Сейчас любую информацию можно получить в статьях, книгах, интернете — поток информации колоссальный. Но гораздо важнее то, что не может быть эксплицитно сформулировано, некоторое отношение к области. Как ученый, вы имеете личностное отношение к научным понятиям, есть некая эмоциональная разметка научного пространства, одно вам кажется важным, другое — не очень, что-то кажется устаревшим, что-то рискованным и так далее. И вот это личностное знание вы не можете черпать из книг, и либо вы его формируете сами, либо из личного общения с другими учеными. Возможность общения с крупным ученым в выбранной вами области поэтому большой бонус, мы с мамой всегда много общались на научные темы, и это чрезвычайно важная школа.

— И опять банальный вопрос — о коронавирусе, точнее сказать, об изоляции, вызванной эпидемией коронавируса. Что можно сказать о выборе людей: тщательно прятаться от заразы, демонстративно презирать ее, пытаться найти какую-нибудь середину? Как вообще изоляция влияет на поведение отдельного человека, а главное, на социум? А выход из изоляции?

— Понятно, что распространение эпидемии напрямую зависит от того, как ведут себя люди. Помню давний личный опыт, когда я летел в самолете и рядом со мной пассажир стал чихать и сморкаться. Я спросил: «Вы заболели?» На что он ответил: «Да нет, наверное, продуло…» Когда же я попросил стюардессу помочь пересесть, он начал жутко возмущаться. Если вдуматься, то можно понять логику его поведения, поскольку мой уход для него — это некий акт социального отвержения: ты болеешь, и поэтому с тобой не хотят контактировать, не дают руку. В этом плане многие до последнего отрицают, что они могут быть заразны, говорят: «Это меня продуло, это весеннее…» И конечно же, заражают других. Так что есть глубокий психологический механизм, из-за которого люди передают инфекцию там, где могли бы не передавать. И если мы добьемся умного сознательного поведения, то передача заражения в эпидемию существенно ослабеет.

Шведская модель, например, не ограничивает людей формальными нормами, но предполагает, что все проинформированы и будут себя вести сознательно. Хорошо ли это сработало в Швеции или жители этой страны все же не оказались очень правильными — уже другой вопрос.

Теперь о влиянии изоляции на психологическое состояние людей. Влияет, конечно, сильно, но нужно различить влияние на человека и влияние на общество. Поясню примером — армия во время войны. Состояние людей в это время — страх, усталость, тоска по родным, безразличие и т. д.— может быть очень тяжелым, но вопрос в том, нарушает ли оно поведение армии, ее дисциплину например. До тех пор пока не нарушает, оно остается личной проблемой человека и сказывается после войны в виде посттравматических стрессовых расстройств, которыми много занимаются психологи. Но когда нарушает, например, когда страх переходит в панику и армия перестает слушаться командира, наступает катастрофическая потеря боеспособности.

Так же и в плане самоизоляции. В нашей стране последствия от нее есть и будут продолжаться в таких явлениях, как невротизация отдельных людей и тому подобное, но сильного удара по общественным институтам, в том числе по институту семьи, который в таких случаях страдает быстрее других, слава богу, не произошло. А вот американские беспорядки — это как раз вариант, когда психологическое состояние повлияло на общество, на социальные институты, хотя, по всей видимости, не фатально повлияло. Крупная и интересная задача психологии — создать точные прогностические модели подобных ситуаций.

— Одна из последних ваших работ посвящена корреляции между менталитетом и социально-экономическими достижениями разных стран. Мы традиционно просим академиков во время интервью популяризировать одну из последних работ. Не откажетесь?

— В нашем сознании господствует то, что может быть названо «экономическим детерминизмом». Мы предполагаем, что, чтобы в обществе что-то изменилось, должна измениться экономика. В 1990-е годы мы считали, что, если перейдем к рыночной экономике, все у нас будет нормально, мы перегоним Европу и США. В результате не догнали, и тут огромную роль играет сознание, или менталитет, народа. Менталитет должен соответствовать устройству общества, тому, что называется социальными институтами. Приведу пример: в обществах до возникновения полицейской и судебной систем значительную регулятивную роль может играть институт кровной мести. Люди сдерживают себя из боязни преследования родственников их жертвы. Но институты меняются, появляются полиция и суд, а менталитет «кровной мести» остается и вступает в противоречие с институтами. Здесь яркий пример — человек, который потерял близких из-за ошибки швейцарского авиадиспетчера и убил его. Этот поступок у многих вызвал восхищение, но понятно, что такого рода менталитет и действия мешают работе современных систем обеспечения безопасности и правосудия.

Когда мы строим нашу экономику, важно, чтобы было соответствие между тем, какую экономику мы строим и какой менталитет у населения. Когда Россия входила в рыночную экономику, наш менталитет был для этого не приспособлен, он был настроен для другого: совместной работы, общих проектов, но не для конкуренции. Для того чтобы заработала вся система, должны измениться либо менталитет, либо социальные институты так, чтобы оказаться соответствующими менталитету. Но менталитет может быть очень упорен. Есть исследования, показывающие, что ценность свободы у современных американцев коррелирует с годом отмены крепостного права в стране их происхождения. То есть через столетия жизнь предков сказывается на менталитете современных людей. Есть исследования среди китайцев, у которых так называемое холистическое мышление, так вот они показывают, что это мышление тем сильнее, чем больше в области, откуда родом китаец, было развито рисоводство. Менталитет упорен, и мы должны понимать, что у него есть собственные закономерности и, изменив экономику, мы не можем автоматически изменить менталитет. У нас есть большой грант РНФ: мы строим модели, описываем процессы взаимодействия менталитета с институтами, и я думаю, что исследования в этой области в конце концов приведут к перевороту в сфере, которая называется «научное управление обществом». Мы поймем, что для того, чтобы управлять обществом, нужно принимать во внимание сознание и менталитет людей.

— У вас весьма высокий индекс Хирша. Как вы вообще относитесь к наукометрии и насколько в психологии важен этот показатель?

— Наукометрия — хороший инструмент для исследователей, потому что с ее помощью мы можем строить статистические зависимости, получать некую грубую оценку успешности исследователя и связи этой успешности с какими-либо факторами. Но это плохой инструмент для руководителя науки, потому что как только мы кладем какой-то формальный показатель в основу оценки труда ученого, то сразу получаем искажение в показаниях этого инструмента. Люди начинают действовать так, чтобы увеличить у себя соответствующие показатели, и мы получаем уродливые явления накачивания наукометрических показателей. Не говоря уже о том, что индексы Web of Science или Scopus — это продукт коммерческих компаний, использующих его для того, чтобы нарастить популярность своих изданий и в конечном счете увеличить прибыль. И когда мы этим пользуемся, то фактически работаем в коммерческих интересах некоторых совершенно нам не нужных компаний. По всей видимости, на этот рынок в скором времени могут прийти другие, более мощные игроки типа Google, которые навяжут свои правила игры и вскоре победят в силу несоизмеримо больших финансовых возможностей.

– Реформа Академии наук прошла до того, как вы были выбраны действительным ее членом, но после того, как стали ее членом-корреспондентом. Оцените, пожалуйста, итоги реформы. Как на вашей специальности сказались академические изменения?

— Реформы обострила некоторые проблемы, и центральная из них — как и куда направлять исследования. Если ученых предоставить самим себе, они все равно будут копать, добывать новые научные знания, наука до конца не замрет. Но для того чтобы в стране была великая наука, исследования надо направлять в некие приоритетные научные и научно-технологические области, где происходят прорывы. Такими были ядерный проект, проект генома человека, нынешний проект «Мозг», есть проекты рангом поменьше.

Великая страна с великой наукой должна иметь механизмы постоянного отслеживания происходящего в науке, выделения главного, наиболее перспективного, создания условий для быстрого прорыва на этих главных направлениях. На уровне НИИ такие механизмы есть: дирекция, ученый совет, заведующие лабораториями и отделами, которые являются наиболее крупными специалистами, видящими перспективы развития науки. На более высоком уровне это делала академия, в советское время был еще Госкомитет по науке и технике, который формировал запросы государства к науке. После реформы механизмы этого управления размылись. Дмитрий Анатольевич Медведев предлагал освободить ученых от несвойственных им функций управления имуществом, которых в общем-то у них и не было, а в результате освободили от функций управления научным развитием. А эту функцию никто, кроме самих ученых, не может осуществить. Сейчас академия ведет экспертизу планов и отчетов, занимается прогнозированием научного, научно-технологического и даже социально-экономического развития. Все это важно, правильно, но нужны механизмы реализации, а здесь все очень зыбко. Например, в стране огромные деньги идут на прикладную отраслевую науку через ведомства. Чтобы эти траты сделать более осмысленными с точки зрения стратегии научно-технологического развития России, созданы советы по приоритетам для формирования КНТП — крупных программ полного цикла (от фундаментальных разработок до реального продукта), которые обоснованы с позиции фундаментальной науки и в то же время нужны с позиций ведомств. Идея замечательная, но работает плохо, потому что ведомства совершенно не заинтересованы в том, чтобы тратить ресурсы с ведома большой науки. А механизм выстроен так, что без согласия ведомства это сделать нельзя. Нынешнее руководство РАН прекрасно понимает необходимость формирования такого рода механизмов и работает над проблемой. Определенные решения по этому поводу приняты на последнем общем собрании РАН. Появилось больше оптимизма во взаимодействии с Минобрнауки при новом министре Валерии Фалькове, который прежде был успешным ректором [Тюменского] университета и хорошо понимает научное сообщество. Резюмируя, можно сказать, что, к сожалению, общая ситуация в науке не вызывает восторга, но психология не рекомендует смотреть на будущее без сдержанного оптимизма.

— Россия находится под санкциями, ее поведение не одобряется на Западе, страна держит курс на самостоятельное развитие. Как это сказывается на российской науке в целом и психологии в частности? Нет ли такого, что из-за этого у вас, российского ученого, усложняются международные контакты?

— Я интенсивно контактирую с западными учеными с начала 1990-х годов, был на стажировке во Франции в 1991–1992 годах и могу сказать, что в то время интерес к России и нашей науке был огромный. Тогда мы для Запада были большой силой, непонятной, таинственной, которая начала поворачиваться к миру позитивной стороной. Но потом, ближе к концу века, этот интерес спал, и все стали воспринимать Россию как слабую, нуждающуюся в помощи. В начале века интерес опять стал возрастать, но одновременно росла и некоторая напряженность. При этом действует общий психологический закон межгрупповых отношений: чем меньше дистанция общения, тем меньшее значение имеет, к каким группам мы принадлежим. Допустим, вы общаетесь с немцем или французом, и если вы друг от друга далеко, то на вас смотрят как на представителя вашей страны, а если вы близки, друзья, находитесь в человеческом или профессиональном контакте, то признак национальности начинает играть второстепенную роль. Когда мы говорим о понятии «народная дипломатия» или «дипломатия ученых», это очень верно, потому что личное общение с представителями других стран сильно влияет на то, как визави воспринимают нашу страну.

— Еще об отношениях с коллегами на Западе: правда ли, что российские психологи несколько свободнее в своих исследованиях? Если да, то как российские психологи этим пользуются?

— Как ни парадоксально, но в этом есть зерно правды. На Западе сильнее цензура политкорректности. У нас при Сталине и даже после преследовалась генетика, «продажная девка империализма», поскольку ее смысл противоречит идее, что все может быть воспитано обществом. Социалистическое общество, по мнению господствовавшей тогда идеологии, воспитывает хороших людей, а американское и любое буржуазное общество воспитывает плохих, и генетика здесь ни при чем. У нас генетика все же восстановилась в правах, но идея насчет того, что все могут быть одинаково воспитаны, теперь сильна на Западе. Примечательна история первооткрывателя двойной спирали ДНК и отца проекта расшифровки генома человека Джеймса Уотсона. Известнейший ученый, нобелевский лауреат в одном из интервью сказал, что сомневается в будущем Африки из-за генетики местного населения. Поднялся огромный скандал, была отменена лекция, на которую он приехал, и в результате Уотсон даже был вынужден покинуть лабораторию, которой он, собственно, и принес славу. Оказалось, что на Западе, где доминирует тезис о свободном обществе, есть цензура и колоссальное давление на диссидентов. У нас давление политкорректности в науке меньше, а в психологии стандарты исследования, я бы сказал, мягче. Творчество — это всегда смесь порядка и хаоса, если у вас есть полный порядок, как, например, в часах, то там нет места творчеству, часы всегда должны показывать то, что в них заложено, если они покажут что-то другое, это плохие часы. Большая степень неопределенности, большая степень открытости и меньшая жесткость стандартов российской науки может быть источником творчества, с оговоркой, конечно, если этим правильно пользоваться.

— Как с психологической точки зрения можно оценить «эпидемию равноправия», начавшуюся в США из-за гибели афроамериканца и докатившуюся до Европы?

— Существует некий закон соответствия между тем, как люди живут, какие у них технологии, как организована жизнь, и тем, каковы в этом обществе взгляды на жизнь и мораль. Последние полстолетия были временем необычайного в истории комфорта для так называемого золотого миллиарда. По Европе, например, бродит призрак безусловного базового дохода. Предполагается, что люди, независимо ни от чего, могут получать зарплату, обеспечивающую безбедное существование, а дальше уж решают, будут ли они работать. Все это меняет мироощущение. Человек начинает ощущать, что мало что должен, он только не должен переходить границы другого. Но зато имеет права. Вот эта «эпидемия равноправия», как вы выразились, лежит именно в этой области, хотя там есть и чисто политические вещи, связанные с тем, что много афроамериканцев-избирателей. Эта важная тенденция нашего времени всегда несет в себе и здоровые, и нездоровые черты. Конечно, свобода и равноправие прекрасны, но возникает вопрос, не теряется ли фаустовская ценность стремления вверх, роста и труда, на которой возросла великая европейская цивилизация.

— Вы также специалист по психологии творчества, по детским талантам. Скажите, пожалуйста, как сказывается повсеместное увлечение гаджетами на развитии детей и подростков, на проявлениях их таланта?

— В психологии есть исследования, которые показывают, что интеллектуальные способности людей эволюционируют. В XX веке интеллект людей существенно вырос и перераспределился, люди стали более рациональными и менее образно-эмоциональными. Такое перераспределение неизбежно происходит в результате изменения условий жизни. Одна из немногих рациональных способностей, которая снизилась в конце прошлого века, это способность к устному счету, в обиход вошли калькуляторы, ЭВМ. То же самое происходит и с гаджетами, которые заставляют людей заниматься одним и не заниматься другим.

Талант — это как бы конструктор. У нас есть набор способностей и уровень одаренности, благодаря которым мы конструируем наш талант. Мой любимый пример для этого — Сергей Дягилев. Он был довольно средним музыкантом, умел рисовать, но тоже был довольно средним художником. Но при этом он был еще и юристом, и у него был удивительный талант распознавать таланты других людей. Он сумел все эти способности объединить в некую единую конструкцию и найти область ее применения. Так появились «Русские сезоны», которые он организовывал в Париже, и многое другое. Он сумел взять все самое сильное, что ему дала природа, и найти такой вид деятельности, в котором он смог проявить свои способности. Сегодня в связи с развитием компьютерной техники, программирования оказываются востребованными новые конфигурации этого человеческого конструктора. Безусловно, эволюция очень сильная, и гаджеты — отражение этой эволюции, однако про них нельзя сказать однозначно — хорошо это или плохо. Это просто приводит к изменению конфигурации наших когнитивных способностей.

Интервью взял Владимир Александров, группа «Прямая речь»


Кафедра психологии управления ФСН провела круглый стол о психологическом консультировании в работе организации

Кафедра психологии управления Факультета социальных наук ННГУ 18 марта провела в онлайн формате круглый стол, участники которого обсудили одну из ключевых функций организационного психолога – консультирование.

Круглый стол объединил студентов старших курсов, практиков – директоров и менеджеров по персоналу крупных компаний, преподавателей ФСН и консультантов-практиков.

В ходе мероприятия участникам удалось побывать в роли сотрудника консалтинговой компании, как независимого (внешнего), так и внутреннего консультанта, а также использовать самые разные методы организационного консультирования: SWOT-анализ, мозговые штурмы, групповые дискуссии, рефлексию, анализ кейсов.

Работа проходила в интенсивном режиме с применением виртуальных досок. Всего за полтора часа команды успели очень много. Сначала выявили сильные и слабые стороны, возможности и угрозы в работе консалтинговой компании, внешнего и внутреннего консультанта. На следующем этапе команды определили направления в работе организационных консультантов по сопровождению в решении стратегических вопросов, по повышению клиентской ориентации, оптимизации системы управления и развития персонала. После чего участники разработали целостные модели компетенций, которые нужны организационным консультантам для реализации описанных выше направлений. И, наконец, на заключительном этапе велся подбор методов и приёмов, которые помогают решать предложенные модераторами задачи в сфере стратегии, клиентской ориентации и общего управления.

Модераторами круглого стола работали:

  • кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии управления, руководитель магистерской программы «Организационная психология» Мария Прохорова;
  • заместитель начальника службы – начальник отдела по работе с персоналом АО «Федеральный научно-производственный центр «Нижегородский НИИ радиотехники», кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии управления Елена Сайгина;
  • магистр по направлению подготовки «Организационная психология», директор по персоналу ООО «Партнёр Электро НН» Марина Молчанова.

Следующий круглый стол кафедра психологии управления ФСН проведет 15 апреля. Мероприятие будет посвящено поискам ответов на вопрос: «Какую роль играет психолог в построении мотивации персонала?»

Следите за анонсами на сайте Факультета социальных наук и в группе «Организационная психология. Магистратура».

Метафорический подход в психологическом консультировании / ieml.ru

В ходе мастер-класса был представлен как теоретический обзор метафорического подхода, так и практический подход к применению различных метафор – сказок, мифов, легенд – в ходе проведения психологического консультирования. Участники мастер-класса получили возможность опробовать метафорические техники применительно к себе, а также проанализировать характер и содержание метафор других участников мастерской.


31 октября в психологическом центре “Eventus” Гильмутдинова Гузелия провела мастер-класс «Метафорический подход в психологическом консультировании».

В ходе мастер-класса был представлен как теоретический обзор метафорического подхода, так и практический подход к применению различных метафор – сказок, мифов, легенд – в ходе проведения психологического консультирования. Участники мастер-класса получили возможность опробовать метафорические техники применительно к себе, а также проанализировать характер и содержание метафор других участников мастерской. Они придумывали необычные метафоры для обозначения привычных явлений и событий нашей жизни – дружба, любовь, семья – и сложных научных понятий – рефлексия, идентификация, фрустрация, а также сочиняли волшебные сказки — о принцах, королях и вымышленных сказочных персонажах. Язык метафор очень близок и понятен каждому с раннего детства, он очень бережным и доступным способом помогает раскрыть и проработать проблему клиента в психологическом консультировании. Поэтому владение данным методом является очень ценным навыком практикующего консультанта.

Погружение в волшебный мир метафор, уютная атмосфера психологического центра и позитивная энергетика ведущего мастер-класс произвели сильное впечатление на всех участников встречи. В завершении мастер-класса участники выразили Гузели благодарность за интересно и грамотно проведенное занятие и пожелали дальнейшего успешного освоения различных видов этого эффективного и перспективного метода современной практической психологии.

О психологическом здоровье, учебниках ОБЖ и последствиях самоизоляции: интервью с Директором Центра экстренной психологической помощи МЧС России Юлией Шойгу

— Добрый вечер. Хотели сегодня с вами поговорить о пандемии коронавируса, поскольку все уже признают, что это чрезвычайная ситуация, с которой столкнулись все мы. Хочется поговорить о том, как выходить из этой чрезвычайной ситуации. Если позволите, я для начала приведу несколько фактов, наверняка вам они хорошо известны, как специалисту и профессионалу, но для наших зрителей, думаю, это будет любопытно. Недавнее исследование ВОЗ подтвердило влияние пандемии на психическое здоровье людей. И вот буквально свежие цифры, за время пандемии мы потолстели и стали больше курить, и связывают это все тоже со стрессом. Вот смотрите, статистика, объем продаж традиционных сигарет в России вырос на 6%, стиков для электронных сигарет на 34, в России каждый четвертый за время карантинных ограничений набрал в среднем больше 6 кг. Это все связывается непосредственно со стрессом, с тем, как мы переживали сложный период. Расскажите, пожалуйста, как все-таки пандемия связана с нашим психическим здоровьем.

— Вы совершенно верно употребили слово стресс в этой ситуации. То, что мы все испытали, сложно поверить, но почти уже год назад, это стресс от такого внезапного изменения нашего привычного образа жизни. И, конечно, все те первые наши реакции, которые были у нас, все что случалось с нами – это было связано с тем, что нам надо было в очень краткие сроки приспособиться жить в новых обстоятельствах, жить в иных условиях. Наша служба начала работать именно в этот период времени, мы стали работать в рамках горячей линии, это была в основном дистанционная помощь. Для нас это была тоже не очень типичная работа. А здесь была очень длинная работа, долгая, длилась несколько месяцев. И сейчас в определенном режиме она продолжается.

— С чем звонили? Больше было вопросов, что вот мне тяжело находиться в замкнутом пространстве, у меня нет общения привычного? Или это был какой-то более глубинный страх, связанный с тем, что мы столкнулись с чем-то неизведанным?

— Можно выделить четыре основные группы запросов, что тревожило людей в этот момент. В начале самая большая группа запросов была связана с тем, что мы назвали бы расстройством адаптации, когда люди неожиданно для себя попали в непривычные условия. Сидим дома, никуда не выходим, сидим в замкнутом пространстве, нужно как-то приспособиться, делать работу в удаленном режиме. Все домашние дома. Нет привычного способа взаимодействия с членами семьи в таком постоянном режиме. И люди чувствовали невозможность вести привычный образ жизни, ограниченность, очень переживали лишение возможности делать обычные привычные вещи, выходить гулять на улицу, на работу ходить. Изменился круг социального общения. И поэтому это такая большая группа запросов и группа жалоб, связанная с тем, что очень сложно адаптироваться. Работа с такими обращениями позволила сделать один глобальный вывод – мы очень плохо знаем о том, как устроена душевная жизнь, о том, как устроена наша психическая жизнь. Нам сложно понять, что с нами происходит. И соответственно, придумать или предложить себе способы, как сделать так, чтобы стало легче. Если задуматься, те люди, которые внезапно оказались дома, ничего катастрофического в этот момент в их жизни не происходило, большинство были дома, в тепле, со своими близкими. Не в ситуации войны, голода, внезапной какой-то катастрофы — просто надо было остаться дома. Но многие вспоминают этот период с ужасом и кошмаром, потому что повторения не хочется. 

— Вторая и третья очень похожи. Это вопросы, связанные с переживанием чувства страха и тревоги. Просто одна из них — это ситуация, когда тревожит все, когда буквально каждое новостное сообщение вызывает всплеск эмоций. И беспокоит все, и новые сводки про коронавирус, и беспокойство потерять работу, страх за близких, и человек не может осознать, чего он боится больше. А третья – это когда человек определился, опредметил свою тревогу и есть какой-то один, но очень сильный страх и очень сильное переживание: боязнь заболеть, потерять работу, страх, что заболеют близкие. Разделили мы их на две группы, потому что разные стратегии по помощи таким людям. Ну и четвертая группа – это группа запросов, связанная со сложностями в социальном окружении. Тоже люди оказались в непривычном для себя социальном окружении, лишись одной части, оказались в постоянном режиме общения со своими близкими. И если у нас до этого были способы каким-то образом выстраивать отношения, иметь личное пространство, здесь этого не стало. Поэтому как следствие повысился уровень конфликтности. Поэтому такая сфера социальных отношений, сфера конфликтных отношений, сфера проблемных отношений тоже заняла одно из ведущих мест.

— А что касается сегодняшнего дня, хорошо, что такой острый период пандемии миновал, снимаются ограничения, мы возвращаемся к нормальной жизни и вот тут казалось бы все должно быть хорошо. Но как выясняется, опять мы наталкиваемся на некоторые психологические сложности и проблемы. Кто-то говорит о том, что стал бояться людей, толпы. Кому-то страшно уже заразиться коронавирусом, потому что все эти полгода вот этих переживаний, это все укрепилось в подсознании. Как быть сейчас, когда казалось бы основной страх позади и можно возвращаться к нормальной жизни?

— Здесь есть хорошие новости. Дело в том, что человек сложно, но разумно устроен. В начале нам пришлось перестраиваться экстренно, неожиданно, нарабатывать свои собственные способы поведения в этой ситуации, и за это время почти год пошел. За год большинство из нас успели приспособиться к тем ограничениям, к тому новому образу жизни. А человек всегда приспосабливаясь к чему-то находит в этом свои плюсы, преимущества, учится жить в таких обстоятельствах. За год мы научились жить в предложенных обстоятельствах. 

— И все опять поменялось.

— И все снова меняется. К счастью, не вдруг меняется на тот образ жизни, который мы когда-то вели. Поэтому повторная такая адаптация, возвращение к привычной жизни, возвращается быстрее, человек быстрее адаптируется. Предстоит период перестройки снова. Отказ от привычек, которые сформировались за 9-10 месяцев, возвращения к старым способам поведения. Может быть их обновление в связи с теми урокам, которые мы вынесли из пандемии тоже.

— А как вы думаете, вот такой, ну все-таки длительный стресс, который мы все пережили, он каким-то образом отразится на нашем психическом здоровье или нет, или как вы говорите, человек настолько быстро адаптируется и привыкает, что через год мы даже про это не вспомним уже?

— Большинство людей смогут совершенно спокойно справиться с нагрузками психологическими, которые связаны с пандемией, и выйти в нормальную жизнь. Может быть она будет отличаться от жизни до коронавируса, но если посмотреть на нашу жизнь, мы тоже меняется год от года. Мы непостоянны на протяжении времени. Все так или иначе влияет на наше мировоззрение, характер, привычки. Поэтому эта изменчивость сама по себе прекрасна, это значит, что мы можем развиваться, делать выводы, многому учиться. Пандемия нас многому научила.

— Например?

— Пандемия нас научила тому, как важны взаимоотношения между людьми. Не обращали внимание, наверняка много ваших знакомых говорят: «когда мы сможем встречаться очно? Когда мы уже вернемся к этому привычному формату. У нас все это было, мы это не ценили». Очень интересная кстати тенденция, огромное количество людей испытывают потребность в культурных событиях. Даже немного сами себе удивляются, когда оказывается, что хочется пойти в театр, кино, на выставку. Просто гулять по городу. Когда у нас это было – мы не очень ценили. Стоило этого лишиться на некий промежуток времени, оказалось, что это очень важно. Когда это вернется, мы будем помнить этот опыт и относиться к этому бережнее. Также, как отношение с близкими людьми. 

— Знаете, есть такое любопытное мнение в последнее время, что россияне так много повидали на своем веку, война, послевоенное поколение, вот эти все трудности, 90-е годы, что именно у нас в России, нам немножечко проще удалось пережить всю пандемию и справиться с психологическими проблемами. Вот вы как профессионал, как можете прокомментировать такую информацию? Действительно мы более стрессоустойчивы в силу той исторической нагрузки, которая у нас есть?

— Думаю, что да. В тренажерном зале, чем больше тренируешься, тем большие нагрузки ты можешь переносить. Чем больше ты уделяешь времени обучению, тем проще ты осваиваешь новые навыки. То же самое и с такими способами адаптации. Чем больше опыта, чем больше у тебя в арсенале средств, с которыми ты можешь адаптироваться, тем проще тебе выбрать из этого арсенала нужное и использовать, чтобы сделать жизнь комфортнее. В этом смысле динамичная, яркая и очень непростая история страны помогает россиянам, помогает нашим согражданам быстрее находить способы приспособления к тем меняющимся обстоятельствам, которые есть, это действительно по всем канонам психологии должно быть так. С другой стороны, конечно нет ничего очень хорошего, что столько испытаний пришлось нам пережить, я сейчас говорю с точки зрения психического здоровья. Есть и те люди, которые не могут сами справиться с такими нагрузками. 

— Вот как понять, что уже пора к специалисту?

— Я обычно говорю, что к специалисту решать психологическую проблему пора тогда, когда плохо стало либо вам, либо с вами, либо вы понимаете, что все те способы, которые вам известны, вы чувствуете плохое настроение, день плохое, два, три. Попробовали способы, которые у вас есть. Приготовили, вкусно поели, погуляли с друзьями, фильм посмотрели. А изменений это не приносит, тогда наверно пора. Или плохо стало с вами. Как правило, те люди, которые вас окружают: родные, близкие, коллеги, друзья начинают вам говорить, что как-то поменялся стиль взаимодействия, стал дерганный, нервный, все ли хорошо. И когда мы понимаем, что плохо стало либо нам, либо с нами – это яркий критерий наличия психологической проблемы, с которой мы не можем справиться. И тогда полезно обратиться к специалисту.

— Но у нас, вы наверно признаете, этого же нет в нашей культуре, вот этой практики и опыта обращения к психологу, если тебе тяжело. В массе своей все так и думают: «зачем тебе идти к психологу? Давай сядем, поговорим и все пройдет». Снятие напряжения.

— Это кстати один из способов снятия проблем. 

— Юлия Сергеевна, вы в прошлом году презентовали новый курс ОБЖ для школьников. В него будут включены какие-то уже ваши наработки, навыки по итогам выхода из пандемии? И вообще, что это за курс будет такой?

— С точки зрения психологии представлено три раздела. Рассредоточены по модулям. В модуле, который посвящен здоровью есть раздел, посвященный тому, что такое психологическое здоровье, каковы его критерии. Как чувствует себя здоровый человек и что делать, чтобы это сохранить. В разделе «первая помощь» есть представленные способы, как помочь себе или окружению, когда ты в экстремальной ситуации с точки зрения психологии в том числе. Потому что это как раз тот материал, который целиком основан на опыте психологов нашей службы. И большой раздел психологический погружен в модуль безопасность в социуме. Там речь идет о том, как безопасно реализовывать потребности в общении. Про опасные социальные явления, как манипуляция, конфликт, опасные проявления. 

— А про соцсети планируете детям рассказывать?

— Целый раздел посвящен информационной и кибербезопасности. Очень важный раздел, это стало неотъемлемой частью нашей жизни. Это новая реальность, новая жизнь, которой еще 20-30 лет назад не было. Я вспоминаю, как в детстве мы читали фантастические рассказы по поводу того, как можно общаться по видеотелефону. И это казалось каким-то недостижимым будущим. Но будущее к нам пришло и поэтому наверно если говорить, человеческая природа не очень меняется, поэтому появление такой виртуальной составляющей оно и не хорошо, и не плохо. Просто это новая сфера нашей жизни, которую нам предстоит освоить. Какой мы ее сделаем, такой она и будет.

— Считается, что февраль самый депрессивный месяц. Особенно у нас. Какие советы дадите, как пережить всю эту историю, особенно учитывая выход из пандемии, что мы все потихоньку начинаем выползать из своих норок?

— Позволю себе подольше поговорить. Это не только про февраль. Это рекомендации, которые могут быть применимы почти в любой ситуации. А нам нужно немножко обратиться к понятию ресурсы, когда стресс или какие-то душевные страдания. Есть психологические проблемы, мы тратим некие ресурсы. Мысль простая – чем больше тратим, тем больше должны восполнять. Или стараться меньше тратить. И чем больше ресурсов, тем лучше, интереснее мы живем. Ресурсы могут быть разные: физические, психологические, ценностные, смысловые. Физические ресурсы, как спим, едим, двигаемся, то, что позволяет обеспечить комфорт на телесном уровне. Ресурсы психологические — все что позволяет чувствовать нам эмоционально комфортно: увлечения, друзья, чтение, домашние животные. Весь спектр, который позволяет нам психологически хорошо себя чувствовать. А смысловые и ценностные — иметь возможность отвечать на вопрос «зачем?». «Зачем я занимаюсь профессиональной деятельностью», что-то, что придает смысл жизни. И хорошо, чем больше ресурсов и чем они разнообразнее, тем богаче жизнь. Обязательно заботиться о телесном комфорте, психологическом, знать ответ на вопрос о смысле жизни. Это очень важно. 

— Задача на всю жизнь, будет чем заняться. Хорошо, Юлия Сергеевна, вот вы лично как справляетесь со стрессом? У вас же тоже бывают какие-то серьезные ситуации, случаи, когда приходится себя брать и за волосы вытаскиваться, что называется. Какой-то такой приемчик, который не уходя в смыслы жизни поможет себя вернуть в нормальное состояние?

— Сложновато не уходить в смыслы жизни. Та профессиональная деятельность, которой я занимаюсь, предполагает знание ответа на вопрос «зачем?». Если говорить про такие вот быстрые приемы – позаботиться о своем физическом комфорте. Мы часто работаем на ЧС, где бывает недостаток сна, нет возможности вовремя поесть. Сложные условия, поэтому каждый специалист для себя формирует некий перечень тех приемов, которые помогают. Мы говорили про ресурсы. Если говорить в прикладной области, для того, чтобы позаботится о физическом комфорте, нужно обеспечить себя возможностью отдыха. Нет возможности полноценного 8-часового сна, значит должен быть в промежутке. А полезно, если владеешь методами саморегуляции, что позволяет тебе отдыхать быстро и качественно восстанавливать силы. В этот момент выбирать определенные продукты питания, чтобы это позволяло решать задачи. Медленные углеводы, которые дают энергию. Обеспечить комфорт психологический, режим труда и отдыха. Переключение внимания с одного на другое. Обеспечить возможность хотя бы кратковременного отдыха, чтобы эмоционально сделать перерыв. Все тоже самое, но в приложении на конкретную ситуацию.

— То есть получается в любом случае психическое здоровье неотделимо от физического здоровья?

— Мы же целостные создания. Физическое здоровье неотделимо от психического и наоборот. Никогда не замечали, если вы плохо себя чувствуете психологически, вы и на физическом уровне не можете быть здоровыми.

— Все ломаться начинает.

— Если мы очень долго и упорно работали велика вероятность, как только закончился авральный период, заболеть, очень частая история. Есть хорошие новости, что есть и обратная история, как только вы начинаете делать полезные вещи для себя, настроение будет повышаться. 

— То есть надежда есть?

— Это, знаете, есть у людей, которые активно занимаются спортом, есть такая присказка: «вы думаете, нам хочется идти на тренировку и бежать? Нет, мы просто знаем, что через некоторое количество времени это приведет к тому, что эмоционально нам станет лучше».

— Тогда пожелаем и вам и нам, и всем нашим зрителям эмоционального здоровья. Спасибо большое за интересный разговор. Спасибо большое!

— И вам спасибо!

«Карантин познакомил нас с собой». О психологическом здоровье украинцев | Громадское телевидение

Как карантин изменил наши привычки и психологический комфорт, чем опасно понятие социальной дистанции и как адаптироваться к жизни в новых условиях? Эти и другие вопросы о ментальном здоровье после карантина в интервью с психологом, гештальт-терапевтом Натальей Стоецкой — специально для hromadske.

Стало ли у психологов больше клиентов во время карантина? С какими запросами обращаются?

И да, и нет. Определенная часть клиентов вынуждена была закончить терапию из-за того, что карантин повлиял на них экономически. Они должны были переключиться в режим выживания, а психологические услуги у нас не самые дешевые. В то же время появились клиенты из сфер, которые полностью перешли в онлайн. Как пережить замкнутость и вынужденную изоляцию — обращений с такими проблемами стало больше.

То есть запросы касаются именно дискомфорта, вызванного карантином?

Я бы так не сказала. Во многих обострились семейные проблемы. В психологии даже появился новый термин — вынужденная близость. Многие страдает от того, что им приходится долго находиться на одной территории, а возможности разойтись по разным комнатам они не имеют. В психотерапию пришли семейные пары.

Я склоняюсь к тому, что карантин на самом деле подсветил наши проблемы. Там, где не было настоящей близости, вынужденная близость очень больно ударила по семейных отношениях. Если проблемы маскировались занятостью на работе, теперь стало невозможно их игнорировать.

Можно ли считать карантин в определенной степени положительным явлением, ведь мы наконец обратили внимание на проблемы, которых не замечали или избегали?

Действительно. Я не хочу демонизировать карантин, поскольку не у всех он вызвал психологические проблемы.

fullscreen

Психолог, гештальт-терапевт Наталья Стоецкая

Фото:

Фото предоставлено Натальей Стоецкой

Есть ли люди, психическое состояние которых улучшилось?

Это не только мои наблюдения: клиентам с тревожными и обсессивно-компульсивными расстройствами, депрессией, социофобией стало лучше. За масками и перчатками можно спрятаться.

К тому же сейчас развита индустрия производства масок, с помощью которых фактически можно самовыразиться. Общество как бы сравнялось с депрессивными людьми — появилось легальное право не общаться, никуда не надо идти, можно целый день не вставать с постели. Люди с расстройствами как будто почувствовали себя такими, как и все остальные.

Однако после ослабления карантина я слышу от них о тревогах и страхах, поскольку нужно снова возвращаться к жизни.

читайте также

Время от времени понятие физической дистанции заменяют термином «социальная дистанция». Чем это опасно для психологического здоровья? Как это может отобразиться на нас?

С одной стороны, мы живем в перенаселенных городах, где даже во время карантина в магазине тебе дышат прямо в спину. Понятие личного пространства отличается в зависимости от того, в городе или в селе мы живем. Важно понимать, что именно мы подразумеваем под понятием социальной дистанции. Полное отсутствие контактов?

Но мы не полностью изолированы, пока у нас есть социальные сети. Я считаю, что наше пространство искусственно перенасыщено связями. Нормальным кажется, когда у тебя их много. Карантин как раз дал возможность людям остановиться и пересмотреть свои социальные контакты. Теплые отношения сохранились и улучшились, а холодные — отошли. Произошла социальная регуляция. Не вижу ничего страшного в этом, но термин «социальная дистанция» мне не нравится.

fullscreen

Лента, которая закрывала вход в парк во время карантина

Фото:

Анастасия Власова / hromadske

Что делать тем, кто стал заложником своей квартиры — не может выйти на улицу, потому что боится заболеть?

Стоит меньше читать новости. Придерживаться информационной гигиены. Странно советовать человеку, который чего-то боится, преодолевать себя. Пусть он лучше остается дома и чувствует себя в безопасности. Коронавирус в каждом из нас сильно активизировал страх смерти — как своей, так и родных.

Я давно не видела такого всплеска заботы о родителях. С одной стороны, информационное поле перенасыщено тревогой, а с другой — четкой информации о том, что делать, если заболеют твои близкие, слишком мало. Это вызывает тревогу. Поэтому если вы можете ограничить контакты — сделайте это. Ничего страшного не произойдет.

Значит, не стоит беспокоиться, если быть дома комфортно? А когда человеку это не нравится, но он не может ничего с этим поделать?

Тогда стоит обратиться за помощью к специалисту. Следует разобраться, что за этим опасением стоит, какова его природа. Как за страхом смерти, так и за страхом болезни всегда есть что-то еще — нежелание стать обузой для родных, почувствовать беспомощность, расстаться с близкими. С этим стоит индивидуально работать.

Некоторые, наоборот, пренебрегают безопасностью настолько, что это приносит дополнительный дискомфорт другим. Это касается, в том числе, медиков, кассиров, работников сервиса, которые не соблюдают карантинных требований. С чем это может быть связано?

Думаю, что уровень стресса тех, кто постоянно находится на передовой, становится привычно повышенным. Именно поэтому они перестают думать о безопасности. Советую обращать их внимание, просить одеть маску или «голосовать ногами»: если видите, что санитарные требования не соблюдаются, выбирайте другой сервис. В очереди тоже можно просить человека отойти, если он стоит слишком близко. Главное — не подвергать себя опасности. О себе нужно заботиться.

fullscreen

Мужчины и женщины стоят на остановке общественного транспорта на Контрактовой площади в Киеве, ожидая автобус во время карантина

Фото:

Анастасия Власова / hromadske

Как убедить близкого человека в том, что важно соблюдать карантин?

Стоит говорить и аргументировать. Но в то же время помнить, что это — их собственный выбор и именно они ответственны за него и свою безопасность.

читайте также

Как понять, что не можешь справиться с последствиями карантина самостоятельно? Когда следует обращаться за помощью к профессионалам?

Каждый организм индивидуален. Нужно знать свою норму — количество часов сна, например. Стоит обращать внимание на эти изменения, если они длятся более двух недель.

Если на карантине у вас стало меньше работы, потому вы несколько дней подряд смотрите сериалы ночью, а потом целый день спите, это вполне нормально, нет причин для волнения.

Труднее стало ли людям с психическими расстройствами, которые не вызваны карантином, получить медицинскую помощь?

С введением карантина тех, кто более или менее подлежал выписке, отпускали. То есть выписали всех «неострых» пациентов в ремиссии. Новые больные во время карантина в психиатрические заведения не прибывали. Сейчас госпитализация постепенно начинает восстанавливаться, правда, она осложнена необходимостью предварительного прохождения обследования на COVID-19. Кроме того, в психиатрических больницах сокращают персонал, поэтому они объективно не могут госпитализировать такое же количество пациентов, как раньше.

Как карантин изменил работу психологов? Готовы ли были клиенты переходить на консультирование онлайн?

Мои клиенты до последнего не хотели переходить в онлайн, но никто не ушел от меня именно поэтому. Те, кто больше всего опирался новому формату, самыми первыми вернулись к персональным встречам. Мы очень рады, что есть возможность работать удаленно, но живой контакт в психологии важен.

читайте также

Почему считают, что самая большая потребность в помощи психологов будет после официального окончания карантина?

Потому что во время карантина наши привычки начали меняться, мы резко снизили темп жизни, обратили внимание на себя. Сейчас произойдет пересмотр социальных контактов и их необходимости. Это очень похоже на психотерапию, в которой существует два этапа, два кризиса: сначала человек меняется сам, а потом он обновленный начинает контактировать со своим окружением, которое сопротивляется.

После карантина нам нужно пройти тройную адаптацию: свое изменение, изменение условий, изменение других людей. Мы будем заново знакомиться со своими друзьями, родными, пытаться понять, кто они. Это — вызов. Но, прежде чем идти обниматься с человеком, я бы советовала попробовать с ним будто бы заново познакомиться. Поинтересуйтесь тем, как он изменился, проследите за своими ощущениями, поймите, как вам комфортнее строить отношения.

Какое отдаленное влияние окажет карантин на нашу жизнь в будущем?

Трудно сказать, как наши привычки изменятся, поскольку до сих пор нет однозначного понимания, когда и как карантин закончится. Если первого сентября дети не пойдут в школу, это сильно скажется на родителях и учителях. Мы будем наблюдать родительскую усталость.

На родителей школьников карантин сильно повлиял, потому что они никогда не проводили так много времени с детьми. К тому же одно дело — помогать выполнять домашнее задание, а другое — объяснять материал.

Часто родители жалуются, что ребенок не может удержать внимание в течение 45 минут онлайн-урока. Впрочем, когда дети сидят за партой, они постоянно на что-то отвлекаются (разговоры, телефон, записки, шутки), все 45 минут невозможно находиться в прямом визуальном контакте. Трудности любого общения в онлайн-режиме состоят в том, что на протяжении длительного времени надо держать визуальный контакт. Такое общение утомляет гораздо больше.

читайте также

Что хорошего нам принес карантин?

Мы начали заботиться о себе. Чаще обращать внимание на собственное здоровье и то, что чувствуем. Познакомились с собой. Научились заботиться о близких, наконец вспомнили о том, что семейные отношения нужно строить.

Есть даже такая шутка: в магазин идет тот, кого жалко меньше всего. Увеличилось количество социальных проектов, которые усилили эмпатию и привлекли людей к важным инициативам.

Я не хочу, чтобы общество смотрело на карантин как на ужас, который с нами случился. Лично мне интересно за ним наблюдать с точки зрения адаптации людей и их поиска себя — как мы строим свой комфорт в новых условиях.

СИТУАТИВНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ СОПРОВОЖДЕНИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

TY — GEN

T1 — СИТУАТИВНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ СОПРОВОЖДЕНИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

AU — Шклярук, Сергей Павлович

AU — Иванова, Наталья Евгеньевна

AU — Николаева, Екатерина Андреевна

PY — 2018

Y1 — 2018

N2 — В статье представлены результаты критического анализа литературных источников по теме ситуационного подхода, приведена классификация видов ситуаций с точки зрения разных авторов, выявлены критерии каждого вида ситуаций: нормальной, рекреационной, трудной, экстремальной, чрезвычайной, — а также разногласия в описаниях видов ситуаций в отечественной и зарубежной литературе. В описаниях ситуаций представлены наиболее эффективные и применимые к практике описания конкретных видов ситуаций. Показано, что каждая из ситуаций обладает своими уникальными характеристиками и, вытекающими из этого, рекомендациями по оказанию помощи, ее объему и виду, которые определяются с позиции психологии кризисных и экстремальных ситуаций в зависимости от возможного ущерба для жизни и здоровья человека. В ситуации рекреации вероятность реализации этого ущерба для объекта минимальна; в привычных ситуациях она реализуется случайно; в трудных ситуациях, как правило, не существует угрозы для жизни, в то время как в экстремальной ситуации такая угроза с большой вероятностью реализуется, а в чрезвычайных она уже полностью реализована. Показана применимость ситуативного подхода в психологическом сопровождении профессионального развития, в первую очередь, сотрудников силовых структур и психологов кризисных и экстремальных ситуаций.

AB — В статье представлены результаты критического анализа литературных источников по теме ситуационного подхода, приведена классификация видов ситуаций с точки зрения разных авторов, выявлены критерии каждого вида ситуаций: нормальной, рекреационной, трудной, экстремальной, чрезвычайной, — а также разногласия в описаниях видов ситуаций в отечественной и зарубежной литературе. В описаниях ситуаций представлены наиболее эффективные и применимые к практике описания конкретных видов ситуаций. Показано, что каждая из ситуаций обладает своими уникальными характеристиками и, вытекающими из этого, рекомендациями по оказанию помощи, ее объему и виду, которые определяются с позиции психологии кризисных и экстремальных ситуаций в зависимости от возможного ущерба для жизни и здоровья человека. В ситуации рекреации вероятность реализации этого ущерба для объекта минимальна; в привычных ситуациях она реализуется случайно; в трудных ситуациях, как правило, не существует угрозы для жизни, в то время как в экстремальной ситуации такая угроза с большой вероятностью реализуется, а в чрезвычайных она уже полностью реализована. Показана применимость ситуативного подхода в психологическом сопровождении профессионального развития, в первую очередь, сотрудников силовых структур и психологов кризисных и экстремальных ситуаций.

KW — НОРМАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ, РЕКРЕАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ, ТРУДНАЯ СИТУАЦИЯ, ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ, ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ

M3 — статья в сборнике материалов конференции

SP — 288

EP — 296

BT — ПСИХОЛОГИЯ XXI ВЕКА: ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА, ИСКУССТВО И ПРИЗВАНИЕ

A2 — Шаболтас, А.В.

A2 — Гуриева, С. Д.

PB — Издательство Санкт-Петербургского университета

CY — СПб

ER —

Определение психологического по Merriam-Webster

psy · cho · log · i · cal | \ ˌSī-kə-lä-ji-kəl \ варианты: или реже психологический \ ˌSī- kə- lä- jik \

2 : направлено на волю или на ум, в частности, в его конативной функции психологическая война

Что такое психология?

Что такое психология?

Психология — это изучение разума и поведения.Он включает в себя биологическое влияние, социальное давление и факторы окружающей среды, которые влияют на то, как люди думают, действуют и чувствуют.

Более глубокое и глубокое понимание психологии может помочь людям лучше понять свои собственные действия, а также лучше понять других людей.

Типы психологии

Психология — это обширная и разнообразная область, охватывающая изучение человеческого мышления, поведения, развития, личности, эмоций, мотивации и многого другого.В результате появилось несколько различных подполей и областей специализации. Ниже приведены некоторые из основных областей исследования и применения психологии:

  • Аномальная психология — это исследование ненормального поведения и психопатологии. Эта специальная область ориентирована на исследование и лечение различных психических расстройств и связана с психотерапией и клинической психологией.
  • Биологическая психология (биопсихология) изучает, как биологические процессы влияют на разум и поведение.Эта область тесно связана с неврологией и использует такие инструменты, как МРТ и ПЭТ, для выявления травм или аномалий головного мозга.
  • Клиническая психология специализируется на оценке, диагностике и лечении психических расстройств.
  • Когнитивная психология — это исследование человеческих мыслительных процессов, включая внимание, память, восприятие, принятие решений, решение проблем и овладение языком.
  • Сравнительная психология — это раздел психологии, изучающий поведение животных.
  • Психология развития — это область, изучающая рост и развитие человека на протяжении всей жизни, включая когнитивные способности, мораль, социальное функционирование, идентичность и другие области жизни.
  • Судебная психология — это прикладная область, ориентированная на использование психологических исследований и принципов в системе правосудия и уголовного правосудия.
  • Промышленно-организационная психология — это область, в которой используются психологические исследования для повышения производительности труда и отбора сотрудников.
  • Психология личности фокусируется на понимании того, как развивается личность, а также на паттернах мыслей, поведения и характеристик, которые делают каждого человека уникальным.
  • Социальная психология фокусируется на групповом поведении, социальном влиянии на индивидуальное поведение, установках, предрассудках, конформизме, агрессии и связанных темах.

использует

Наиболее очевидное применение психологии — это область психического здоровья, где психологи используют принципы, исследования и клинические данные, чтобы помочь клиентам управлять и преодолевать симптомы психического расстройства и психологического заболевания.Некоторые из дополнительных приложений психологии включают:

  • Разработка образовательных программ
  • Эргономика
  • Информирование государственной политики
  • Психиатрическое лечение
  • Повышение производительности
  • Личное здоровье и благополучие
  • Психологические исследования
  • Самопомощь
  • Дизайн социальных программ
  • Понимание развития ребенка

Трудно охватить все, что включает в себя психология, одним лишь кратким определением, но такие темы, как развитие, личность, мысли, чувства, эмоции, мотивации и социальное поведение, представляют лишь часть того, что психология пытается понять, предсказать и объяснить. .

Влияние психологии

Психология — это как прикладная, так и академическая область, которая приносит пользу как отдельным людям, так и обществу в целом. Большая часть психологии посвящена диагностике и лечению проблем психического здоровья, но это только верхушка айсберга, когда речь идет о влиянии психологии.

Вот некоторые из способов, которыми психология помогает людям и обществу:

  • Улучшение нашего понимания того, почему люди ведут себя именно так
  • Понимание различных факторов, которые могут влиять на человеческий разум и поведение
  • Понимание проблем, влияющих на здоровье, повседневную жизнь и благополучие
  • Улучшение эргономики для улучшения дизайна продукта
  • Создание более безопасных и эффективных рабочих мест
  • Помогает мотивировать людей на достижение целей
  • Повышение производительности

Психологи добиваются этого, используя объективные научные методы понимания, объяснения и прогнозирования человеческого поведения.Психологические исследования очень структурированы, начиная с гипотезы, которая затем проверяется эмпирически.

Возможные ловушки

В психологии много путаницы. К сожалению, таких неправильных представлений о психологии очень много, отчасти благодаря стереотипным изображениям психологов в популярных СМИ, а также разнообразным карьерным направлениям тех, кто имеет ученую степень в области психологии.

Конечно, есть психологи, которые помогают раскрывать преступления, и множество профессионалов, которые помогают людям справляться с проблемами психического здоровья.Однако есть и психологи, которые:

  • Содействовать созданию более здоровых рабочих мест
  • Разработка и реализация программ общественного здравоохранения
  • Исследование безопасности самолета
  • Помощь в разработке технологий и компьютерных программ
  • Исследование военного быта и психологического воздействия боевых действий

Независимо от того, где работают психологи, их основные цели — помочь описать, объяснить, предсказать поведение человека и повлиять на него.

История психологии

Ранняя психология возникла как из философии, так и из биологии.Обсуждение этих двух вопросов восходит к ранним греческим мыслителям, включая Аристотеля и Сократа.

Само слово «психология» происходит от греческого слова psyche , буквально означающего «жизнь» или «дыхание». Производные значения этого слова включают «душа» или «я».

Возникновение психологии как отдельной и независимой области исследований действительно произошло, когда Вильгельм Вундт основал первую экспериментальную психологическую лабораторию в Лейпциге, Германия, в 1879 году.

На протяжении всей истории психологии формировались различные школы мысли, объясняющие человеческий разум и поведение. В некоторых случаях определенные школы мысли на какое-то время стали доминировать в области психологии.

Ниже приведены некоторые из основных школ психологии.

  • Структурализм : структурализм Вундта и Титченера был самой ранней школой мысли, но вскоре начали появляться и другие.
  • Функционализм : Ранний психолог и философ Уильям Джеймс стал ассоциироваться со школой мысли, известной как функционализм, которая сосредоточила свое внимание на цели человеческого сознания и поведения.
  • Психоанализ : Вскоре эти начальные школы мысли уступили место нескольким доминирующим и влиятельным подходам к психологии. Психоанализ Зигмунда Фрейда был сосредоточен на том, как бессознательное влияет на поведение человека.
  • Бихевиоризм : Бихевиористская школа мысли отказалась от изучения внутренних влияний на поведение и стремилась сделать психологию изучением наблюдаемого поведения.
  • Гуманистическая психология: Позже гуманистический подход сосредоточился на важности личностного роста и самоактуализации.
  • Когнитивная психология : К 1960-м и 1970-м годам когнитивная революция стимулировала исследование внутренних психических процессов, таких как мышление, принятие решений, развитие речи и памяти.

Хотя эти школы мысли иногда воспринимаются как конкурирующие силы, каждая точка зрения внесла свой вклад в наше понимание психологии.

Слово от Verywell

Как видите, хотя психология может быть относительно молодой наукой, она также обладает огромной глубиной и широтой.Оценка, диагностика и лечение психических заболеваний являются центральными интересами психологии, но психология охватывает гораздо больше, чем психическое здоровье.

Сегодня психологи стремятся понять множество различных аспектов человеческого разума и поведения, добавляя новые знания к нашему пониманию того, как люди думают, а также разрабатывают практические приложения, которые оказывают важное влияние на повседневную жизнь человека.

Психология помогает людям улучшить свое личное благополучие и преуспеть во все более сложном мире.

Роль страсти в устойчивом психологическом благополучии | Психология благополучия

Теория и исследования определили два аспекта благополучия (Ryan & Deci, 2001). Первый аспект благополучия можно определить как общее счастье человека своей жизнью (гедоническое благополучие: Diener, Emmons, Larsen, & Griffin, 1998), в то время как второй аспект связан с самореализацией или личным благополучием. рост (эвдемоническое благополучие: Ryff & Keyes 1995). Предполагается, что эти различные аспекты благополучия связаны (например,g., человек может быть счастлив, достигнув самореализации), но также и составлять отдельные факторы психологического благополучия (например, человек может страдать, пытаясь реализовать свой потенциал, см. Miquelon & Vallerand 2006). В данной статье я имею в виду оба типа благополучия без различия. Как будет показано ниже, это связано с тем, что страсть и особенно гармоничная страсть могут положительно способствовать обоим.

Интересен тот факт, что не уделялось много внимания тому, как можно повысить психологическое благополучие, не говоря уже о том, чтобы поддерживать его после повышения.Для этого есть несколько причин (см. Селигман 2011), в том числе тот факт, что исследования показывают, что, по-видимому, существует заданная точка психологического благополучия для каждого человека, определяемая наследственными причинами (например, Lykken & Tellegen 1996). Более того, если произойдет некоторый рост благосостояния, ожидается, что он будет кратковременным, поскольку люди, по-видимому, адаптируются к изменениям (например, гедонистическая беговая дорожка; Brickman & Campbell 1971).

Хотя несомненно верно, что, вероятно, существует наследственная уставка в отношении психологического благополучия и что люди могут привыкать к событиям и обстоятельствам, это не означает, что повышение психологического благополучия невозможно или что такое повышение. не может поддерживаться в течение долгого времени.Действительно, некоторые авторы (например, Любомирский и др., 2005; Селигман, 2011) предположили, что участие в определенных видах деятельности может привести людей к положительным результатам, касающимся их благополучия. Любомирски и др., В частности, постулируют, что определенный класс действий, которые они называют «деятельностью, связанной с счастьем», на самом деле может привести к устойчивому положительному росту благосостояния. Что характеризует эти действия, так это то, что они носят преднамеренный характер и выполняются с усилием. Примерами являются такие действия, как выражение благодарности (Algoe 2008), подсчет ваших благословений (Froh et al.2008), а также о жизненных целях (King 2001), которые действительно оказали положительное влияние на благополучие. Кроме того, важными представляются виды деятельности, которые отражают соответствие человека и деятельности, которые позволяют людям достигать цели и оставляют место для разнообразия (Sheldon 2002). Основываясь на этих выводах, Любомирский и его коллеги рекомендуют людям «находить новые виды деятельности, которыми они могут начать заниматься, предпочтительно те виды деятельности, которые соответствуют их ценностям и интересам. Им следует выработать привычку начинать деятельность, в то же время меняя фокус и время в ней. условия осуществления деятельности »(стр.126).

Позиция Любомирского и коллег освежающая и важная. Их работа открывает путь для исследований и вмешательств, которые могут иметь решающие последствия для понимания процессов, участвующих в обеспечении опыта устойчивого психологического благополучия. Я согласен с некоторыми их предложениями. Например, участие в «преднамеренных» действиях может принести человеку некоторые важные психологические преимущества и, по сути, даже лучше, чем обстоятельства, которые просто случаются с людьми.Кроме того, психологическая выгода более вероятна, если такая деятельность соответствует вашим интересам и ценностям. Однако моя точка зрения отличается от их по ряду моментов. Во-первых, я не считаю, что необходимо, чтобы деятельность была новой (или проводилась в новых и разнообразных условиях), чтобы приводить к каким-либо устойчивым положительным эффектам. Я утверждаю, что страстная деятельность, которой люди занимались годами (а иногда и всю жизнь; Rousseau & Vallerand, 2003) в аналогичных условиях, может работать так же хорошо, а может быть, и лучше.Это потому, что, когда люди увлечены определенной деятельностью, люди становятся «экспертами» в этой деятельности, они психологически растут как личности, и их «я» в этой сфере деятельности становится все более сложным. Следовательно, та же самая деятельность может предложить возможности для некоторых возобновляемых элементов, которые будут поддерживать повышение психологического благополучия. Я даже предлагаю, чтобы, если деятельность не была страстной, от нее можно было отказаться по ходу, особенно если она слишком требовательна (например, упражнения, особенно на начальном этапе).Этого не будет, если люди увлечены какой-либо деятельностью.

Во-вторых, даже преднамеренные действия в соответствии с интересами и ценностями не гарантируют, что участие в деятельности будет психологически выгодно человеку. Как показывает исследование страсти (обзоры см. В Vallerand 2008, 2010), навязчивая страсть, ориентированная на увлекательную деятельность, созвучную вашим интересам и ценностям, тем не менее приводит к менее адаптивным результатам, чем гармоничная страсть, а иногда и к явно дезадаптивным последствиям.Это связано с тем, что качество активности, связанной с навязчивой страстью, не полностью самоопределяется по своей природе. Причина в том, что где-то на этом пути возникли некоторые непредвиденные обстоятельства между «я» и деятельностью (см. Mageau et al. В печати). Таким образом, не все преднамеренные действия в соответствии с интересами и ценностями приводят к положительным психологическим эффектам. Я утверждаю, что это гармоничная страсть к определенной деятельности, которая приведет к положительному воздействию на психологическое благополучие, а не навязчивая страсть.

В-третьих, Любомирский и его коллеги никогда полностью не излагают природу процессов, происходящих в их модели. Они неоднократно упоминают, что согласованные цели, которые предпочтительно достигаются в новых занятиях, приведут к положительному влиянию на их благополучие. Но мало что еще упоминается о том, что приводит к положительному влиянию на благополучие. Я предлагаю (и подробно остановлюсь на нем в следующем разделе), что, согласно Фредриксону (например, 2001), положительные эмоции и связанные с ними процессы представляют собой важные механизмы, которые способствуют положительному влиянию гармоничной страсти на благополучие.Это потому, что положительные эмоции побуждают человека расширять себя и расширять репертуар навыков (Fredrickson 2001). Положительные эмоции могут объяснить, почему Любомирский и их коллеги считают, что новые виды деятельности и те, которые связаны с достижением цели, оказывают положительное влияние на психологическое благополучие, поскольку такие эмоции, вероятно, будут испытываться в этих условиях.

Таким образом, выдвигается следующая диссертация. Потому что гармоничная страсть побуждает человека испытывать положительные эмоции во время активности, что, в свою очередь, способствует повышению психологического благополучия, и потому что гармоничная страсть приводит к активности и, следовательно, к переживанию положительных эмоций на регулярной основе (примерно 8 часов в неделю), предполагается, что гармоничная страсть ведет к устойчивому повышению психологического благополучия.Таким образом, страсть к деятельности важна, потому что это мотивационная сила, которая заставляет человека заниматься этим на регулярной основе. Кроме того, тип эффекта, который вы будете испытывать на регулярной основе, зависит от типа страсти, которую вы испытываете к такой деятельности. Предполагается, что если страсть гармонична, то это приведет в движение две положительные функции: содействие психологическому благополучию и предотвращение возникновения болезней. Однако, если страсть одержима, то положительного воздействия на психологическое благополучие может не быть, и даже может произойти рост плохого самочувствия.Я подробно остановлюсь на эмпирической поддержке предложенных эффектов и процессов в следующих разделах.

Связано ли увлечение какой-либо деятельностью с психологическим благополучием?

Наше первоначальное исследование стремилось определить, существует ли связь между страстью к какой-либо деятельности и психологическим благополучием. В нем участвовали пожилые люди (Rousseau & Vallerand 2003). Мы включили меры психологического благополучия, такие как удовлетворенность жизнью (Diener et al., 1985), смысл жизни (Steger et al.2006) и жизнеспособность (Ryan & Frederick 1997), а также психологическое неблагополучие ( шкалы тревожности и депрессии из Опросника общего состояния здоровья Goldberg & Hillier 1979). В соответствии с приведенными выше гипотезами, наличие гармоничной страсти к какой-либо деятельности должно было способствовать психологическому благополучию, в то время как одержимость или отсутствие страсти — нет. Кроме того, была также выдвинута гипотеза, что гармоничная страсть должна защищать от плохого самочувствия из-за позитивных аффективных состояний, которые она способствует.Исследования подтвердили эти гипотезы. Например, в этом конкретном исследовании мы обнаружили, что гармоничная страсть к любимому занятию (например, игре в карты, игре на музыкальном инструменте) положительно предсказывала положительные показатели психологического благополучия, но отрицательно предсказывала показатели неблагополучия. И наоборот, навязчивая страсть положительно предсказывала тревогу и депрессию, была отрицательно связана с удовлетворением жизнью и не была связана с жизнеспособностью и смыслом жизни. Таким образом, поддерживались стимулирующие и защитные функции гармоничной страсти, в то время как была продемонстрирована неоптимальная роль навязчивой страсти.

Последующие исследования с участием молодых людей и подростков дали аналогичные результаты. В частности, было обнаружено, что гармоничное увлечение такими видами деятельности, как спорт, драматическое искусство, работа и специализированные области образования, положительно связано с удовлетворением жизнью и жизнеспособностью (Houlfort и др., 2011 г., исследования 1 и 2; Валлеранд и др., 2008 г., исследование 2). ), тогда как навязчивая страсть к одним и тем же занятиям была либо отрицательно связана (Houlfort et al., 2011; Vallerand et al., 2007, исследование 2), либо не была связана (Vallerand et al.2007, исследование 1; Валлеранд и др. 2008, исследование 2) к этим показателям. Таким образом, кажется, что гармоничная (но не навязчивая страсть) способствует психологическому благополучию как молодого, так и пожилого населения с помощью ряда мер, обеспечивая некоторую поддержку основной гипотезе о повышении психологического благополучия и предотвращении болезней. существование.

В исследовании, о котором говорилось выше, основное внимание уделялось людям, которые все были увлечены определенной деятельностью, и о том, как такая страсть связана с психологическим благополучием (и плохим самочувствием).Однако в таких исследованиях сравнивали только страстных людей между ними и не включали не страстных людей. Таким образом, неясно, действительно ли гармоничная страсть дает людям психологический импульс, а навязчивая страсть снижает благополучие по сравнению с людьми без страсти. В первом исследовании (Philippe, Vallerand, & Lavigne, 2009, исследование 1) более 750 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 90 лет заполнили анкету, содержащую шкалу страсти, а также оценку критериев страсти (т.д., любить и ценить деятельность, регулярно уделять ей время и деятельность, воспринимаемая как «страсть») по отношению к деятельности, которая была им дорога. Участники также заполнили шкалы для оценки гедонического (удовлетворенность жизнью; Динер и др., 1985) и эвдемонического (самореализация; Ryff & Keyes, 1995) благополучия. Используя критерии страсти, обсужденные ранее, мы отделили тех, кто был очень страстным (среднее значение 5 и более по 7-балльной шкале по 4 критериям страсти), от тех, кто не был (средний показатель ниже 5 по критериям страсти). .Более того, в соответствии с Vallerand и Houlfort (2003), среди страстных людей мы отделили тех, кто был «гармонично-страстным» (тех, у кого был более высокий z-балл по гармоничной страсти, чем по подшкале навязчивой страсти), от тех, кто был «навязчиво-страстные» (те, у кого z-балл по подшкале «обсессивность» выше, чем по подшкале гармоничной страсти). Затем мы сравнили три группы по двум типам индексов психологического благополучия.

Результаты показали, что гармоничная страсть к определенной деятельности приводит к более высокому уровню психологического благополучия как в отношении гедонистического, так и эвдемонического благополучия по сравнению с одержимостью и отсутствием страсти (см. Рисунок 1).Таким образом, эти результаты повторяют результаты рассмотренного выше исследования о положительной роли гармоничной страсти в психологическом благополучии. Интересным в настоящем исследовании является тот факт, что эти результаты были получены с мужчинами и женщинами разного возраста на протяжении всей жизни. Другой важный вывод заключается в том, что не страстные и одержимо-страстные люди не различались. Этот результат интересен, поскольку поднимает вопрос о роли навязчивой страсти в благополучии. В частности, просто ли навязчивая страсть не приводит к положительным или отрицательным эффектам (по сравнению с отсутствием страсти) или же навязчивая страсть и отсутствие страсти оказывают одинаковое пагубное влияние на психологическое благополучие?

Рисунок 1

Сравнение гармонично-страстных, одержимых и не страстных людей по показателям удаймонического и гедонистического благополучия .От Philippeo et al. (2009). Печатается с разрешения.

Для решения вышеуказанных проблем Philippe et al. (2009, исследование 2) разные участники исследования 1 (снова на протяжении всей жизни) заполнили шкалу страсти и шкалу эвдемонического благополучия (субъективная жизнеспособность; Ryan & Frederick 1997) во время 1 и один и тот же показатель благополучия. Год спустя. Затем, создав те же три группы, что и в исследовании 1, авторы попытались определить, приведет ли гармоничная и навязчивая страсть к предсказуемым изменениям благополучия в каждой группе за годичный период.Результаты показали, что люди, которые были гармонично увлечены определенным видом деятельности, испытали значительное улучшение психологического благополучия за этот период, тем самым повторив прошлые выводы. Однако, что вызывает большой интерес в отношении поставленного выше вопроса, как одержимо-страстные, так и не страстные люди испытали небольшое, но значительное снижение психологического благополучия с течением времени. Таким образом, в целом может показаться, что гармоничная страсть способствует, в то время как навязчивая страсть и отсутствие страсти, похоже, подрывают психологическое благополучие.

Исследование, обсуждавшееся до сих пор в этом разделе, начало оценивать роль страсти в обеспечении и защите психологического благополучия. Однако в таких исследованиях не рассматривались ситуации, в которых могут работать такие функции. Хотя достижение цели или условия успеха могут способствовать благополучию большинства людей (например, Sheldon et al. 2002), главное различие между двумя типами страстных людей должно иметь место именно после неудачи. Потому что так много всего зависит от успеха одержимых страстью людей (например,g., сохраняя свою идентичность и чувство собственного достоинства), неудача может иметь более разрушительное психологическое воздействие на их благополучие, чем для тех, кто гармонично-страстно настроен и имеет уверенное чувство собственного достоинства, позволяющее им противостоять негативу. информация, внимательная и беззащитная. Таким образом, в то время как гармоничная страсть защищает благополучие людей в неудачных ситуациях, этого не должно быть в случае навязчивой страсти.

Мы недавно проверили эти гипотезы в двух исследованиях (Lafrenière в печати).В первом исследовании в интернет-опросе приняли участие 64 профессиональных художника с опытом рисования более 20 лет. Сначала они заполнили шкалу страсти в отношении рисования, а затем были случайным образом назначены на одно из двух условий. В этих условиях их попросили вспомнить период их профессиональной жизни, когда они были очень творческими (условие успеха) или не очень творческими (состояние неудач). Затем участников попросили вспомнить, насколько они были довольны своей жизнью на тот момент, используя французскую форму (Blais et al.1989) шкалы удовлетворенности жизнью (Динер и др., 1985). Результаты регрессионного анализа показали наличие значимого взаимодействия. Как предполагалось, когда люди добивались успеха, оба типа страсти приводили к одинаково высокому уровню удовлетворенности жизнью. Однако в случае неудачи (в состоянии неудачи) навязчивая страсть приводила к весьма значительному снижению удовлетворенности жизнью. Такого не было в случае гармоничной страсти, когда не происходило значительного падения психологического благополучия.

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что гармоничная (но не навязчивая) страсть может защитить психологическое благополучие после серьезной неудачи, связанной со страстной деятельностью. Однако это первое исследование имело одно важное ограничение: оно основывалось на воспоминаниях участников об их удовлетворенности жизнью. Таким образом, возможно, что искажения памяти объясняют результаты (Sedikides & Green 2000). Второе исследование (Lafrenière et al. В печати, Исследование 2) было проведено с 77 страстными фанатами хоккея с использованием дневникового исследования во время плей-офф Национальной хоккейной лиги (НХЛ) 2009 года.Страстные фанаты различных хоккейных команд сначала заполнили шкалу страсти и шкалу удовлетворенности жизнью через веб-опрос перед началом серии плей-офф с участием своей любимой команды. Затем они заполняли шкалу удовлетворенности жизнью каждое утро после игры своей команды, которая проводилась накануне вечером (будь то поражение или победа). Анализ данных иерархического линейного моделирования проводился на основе данных об удовлетворенности жизнью. Результаты повторяли результаты исследования 1. В частности, в то время как навязчивая страсть усиливала негативное влияние утраты на их удовлетворенность жизнью, это не относилось к гармоничной страсти.Эти результаты показывают, что гармоничная страсть, по-видимому, играет защитную функцию от негативных событий и потенциальных падений психологического благополучия, в то время как навязчивая страсть, похоже, усугубляет такие эффекты.

Результаты, представленные в этом разделе, приводят к некоторым важным выводам: Во-первых, гармоничная страсть, по-видимому, положительно способствует психологическому благополучию и защищает от психологического неблагополучия. Во-вторых, навязчивая страсть, по-видимому, предсказывает психологическое неблагополучие, будучи либо негативным, либо не связанным с психологическим благополучием.В-третьих, кажется, что отсутствие страсти приводит к небольшому снижению психологического благополучия. Таким образом, оказывается, что одна и та же (преднамеренная) деятельность может способствовать или не способствовать психологическому благополучию человека в зависимости от качества участия в этой деятельности. Поскольку это влечет за собой оптимальную форму активного участия, гармоничная страсть предсказывает положительное благополучие, в то время как навязчивая страсть и ее менее адаптивная форма защитного взаимодействия — нет. Наконец, исследования показывают, что эти результаты применимы к мужчинам и женщинам на протяжении всей жизни и к гедонистическим и эвдемоническим показателям психологического благополучия.

Каковы опосредующие процессы отношения страсть-психологическое благополучие?

Если страсть влияет на психологическое благополучие и плохое самочувствие, то какие процессы опосредуют такие эффекты? Другими словами, как гармоничная и навязчивая страсть влияет на психологическое благополучие? Как указывалось ранее, DMP постулирует, что эти два типа страсти побуждают человека участвовать в деятельности в разных стилях, приводя к разным аффективным переживаниям, которые, если испытывать их на постоянной основе, могут способствовать различным эффектам на психологическое благополучие и неблагополучие.При гармоничной страсти вовлечение осуществляется таким образом, что человек участвует в деятельности с открытостью, чтобы пережить событие осознанно, не защищаясь (Brown et al. 2007; Hodgins & Knee 2002). Такое состояние позволяет человеку получать положительный эффект от положительных событий, не зацикливаясь на отрицательных результатах и ​​их потенциальных отрицательных последствиях для себя и благополучия. Таким образом, гармоничная страсть приводит к переживанию положительного аффекта и защищает от отрицательного аффекта (см. Philippe et al.2010; Валлеран 2010). Поскольку страстные занятия обычно занимают несколько часов в неделю на протяжении многих лет, такие эмоциональные состояния переживаются постоянно, постоянно и, таким образом, поддерживаются с течением времени (Mageau & Miquelon 2007; Vallerand et al. 2003, Study 2). В соответствии с Фредриксоном и его коллегами (Гарланд и др., 2010) предполагается, что устойчивые положительные аффективные состояния создают положительную восходящую спираль, где расширение внимания, положительная переоценка событий и расширенный репертуар мыслей — все это способствует друг другу, тем самым способствуя психологическому благополучию существование.Кроме того, поскольку они предотвращают возникновение отрицательных эмоциональных состояний, положительные эмоции также защищают от нисходящих спиралей психологического неблагополучия.

С другой стороны, при навязчивой страсти вовлечение является более защитным и жестким, не позволяя полностью испытать положительный аффект и ориентируя его в основном на отрицательные аффекты (стресс, беспокойство). Более того, поскольку участие часто воспринимается как неподконтрольное, человек может заниматься этим, когда этого делать не следует.Следовательно, после выполнения задания могут возникнуть некоторые негативные эмоции, такие как чувство вины и стыда. Наконец, из-за высокого уровня ригидности, связанной с навязчивой страстью, неспособность участвовать в страстной деятельности может привести к тому, что человек будет испытывать некоторые негативные аффективные последствия (например, разочарование), когда он занят другой жизненной деятельностью. Таким образом, даже если некоторый положительный аффект должен был быть испытан с навязчивой страстью, общее эмоциональное состояние как во время, так и после занятия активностью, а также когда не допускалось к участию в страстной деятельности, может быть весьма негативным (Vallerand et al.2003, исследование 1). Поскольку страстной деятельностью обычно занимаются несколько часов в неделю, такие негативные эмоциональные и конфликтные состояния сохраняются в течение долгого времени и в зависимости от их интенсивности могут препятствовать переживанию восходящей спирали психологического благополучия, изображенной выше, или, что еще хуже, приведению в движение нисходящая спираль неблагополучия, характеризующаяся оценкой стресса, сужением внимания, дальнейшим переживанием отрицательных эмоций и, в конечном итоге, психологическим неблагополучием.

Research обеспечивает поддержку предложенных процессов вышеупомянутой модели.Во-первых, исследования подтверждают адаптивную роль положительного аффекта в различных исходах, включая благополучие (Любоморский и др., 2005; Седикидес и др., 2008). В одном из важных исследований Фредриксон (2001) предложил и нашел поддержку своей теории расширения и развития, в которой утверждается, что положительные эмоции являются адаптивными, потому что они расширяют репертуар мыслей и действий людей и их личность, что приводит к принятию более эффективных решений и повышению уровня самооценки. психологическое благополучие. Например, Фредриксон и Джойнер (2002) раскрыли существование спирали, в которой положительный аффект ведет к более высокому уровню психологического благополучия, что затем приводит к последующим переживаниям положительного аффекта и так далее.Дополнительные исследования показывают, что повторяющиеся переживания положительного аффекта приводят к изменениям в областях мозга, которые, как известно, связаны с психологическим благополучием (см. Garland et al. 2010 по этому вопросу).

Более того, исследования страсти систематически показывают, что регулярное участие в значимой деятельности из гармоничной страсти приводит к переживанию положительного аффекта и защите от отрицательного аффекта, в то время как навязчивая страсть приводит к отрицательному аффекту и либо не связана, либо слабо связана с ней. положительное влияние во время выполнения задачи (например,g., Philippe et al. 2010; Валлеранд и др. 2003, исследование 1; Валлеранд и др. 2006, Исследования 2 и 3). Кроме того, двухнедельное дневное исследование (Mageau & Vallerand 2007) показало, что положительный эффект, который испытывается во время выполнения задачи, подпитываемой гармоничной страстью, все еще ощущается в конце дня. И наоборот, когда увлечение страстной деятельностью подпитывается навязчивой страстью, неспособность участвовать в страстной деятельности в данный день приводит к ухудшению настроения в конце этого дня.Наконец, Валлеранд и др. (2003, исследование 2) даже обнаружили, что футболисты с гармоничной страстью испытали увеличение общего положительного влияния в течение сезона, в то время как у тех, у кого была навязчивая страсть, со временем усилилось отрицательное влияние.

В целом, принимая во внимание тот факт, что гармоничная страсть приводит к регулярному вовлечению в страстную деятельность, что приводит к положительному влиянию во время активной деятельности (например, Mageau et al.2005; Vallerand et al.2003, исследование 1; Валлеранд и др. 2006, исследования 2 и 3), что такой положительный аффект длится значительный период времени (Mageau & Vallerand 2007; Vallerand et al. 2003, Study 2), и что положительный эффект положительно предсказывает психологическое благополучие (Fredrickson 2001 ; Fredrickson et al. 2008), может показаться, что наличие гармоничной страсти может привести людей к совокупному опыту положительного аффекта, который должен способствовать и поддерживать психологическое благополучие, а также защищать от психологического неблагополучия.Таким образом, ожидается, что гармоничная страсть будет играть двойную роль, побуждая людей заниматься страстной деятельностью на регулярной основе и делать это таким образом, чтобы извлекать важные эмоциональные выгоды от своего участия, которые способствуют психологическому благополучию. Однако это не должно относиться к навязчивой страсти, поскольку она в основном способствует негативным эмоциям и психологическому неблагополучию.

Исследование, проведенное Руссо и Валлераном (2008), проверило вышеуказанную модель в рамках того же исследования.В частности, эти авторы проверили посредническую роль положительного и отрицательного аффекта в отношениях страсти и психологического благополучия с пожилыми людьми, которые страстно увлекались физической активностью. Во время 1 участники заполнили шкалу страсти в отношении физической активности, а также меры психологического благополучия (удовлетворенность жизнью). Пять недель спустя, во время 2, сразу после тренировки, они завершили ситуационные измерения положительных и отрицательных эмоций, испытываемых во время тренировки (например,г., чувствуя себя счастливым, радостным). Наконец, три недели спустя, во время 3, участники снова завершили измерения психологического благополучия. Результаты анализа пути с использованием моделирования структурным уравнением показали, что гармоничная страсть положительно предсказала положительный аффект, который привел к увеличениям психологического благополучия со времени 1 до момента 3. С другой стороны, навязчивая страсть не была связана с положительным аффектом, но была предсказана положительно. отрицательный эффект. В то время как навязчивая страсть прямо и отрицательно предсказывала снижение психологического благополучия, отрицательный аффект не был связан с психологическим благополучием.Эти результаты проиллюстрированы на Рисунке 2. Эти основные результаты были воспроизведены в области работы (Houlfort et al. 2011, Исследование 3), где было обнаружено, что гармоничная страсть к работе приводит к положительному эмоциональному опыту на работе, который, в свою очередь, предсказывает рост в психологическом благополучии в течение 6-месячного периода. Как и в исследовании Rousseau and Vallerand (2008), отрицательная связь между навязчивой страстью и благополучием была прямой и не опосредована положительным аффектом.

Рисунок 2

Опосредующая роль аффекта в отношениях страсти и психологического благополучия (Vallerand & Rousseau 2008).Печатается с разрешения.

Вышеупомянутое исследование подтверждает роль гармоничной страсти в возникновении положительного аффекта и роль последнего в повышении психологического благополучия. Однако такие исследования не рассматривают вторую роль гармоничной страсти, а именно защитную роль, которую эти опосредующие процессы могут играть в психологическом неблагополучии. Если гармоничная страсть защищает человека от психологического неблагополучия, то участвуют ли в этом процессе положительные эмоции? Кроме того, вышеупомянутое исследование также показало, что, хотя навязчивая страсть отрицательно связана с психологическим благополучием, ни ситуативный положительный, ни ситуативный отрицательный аффект не опосредуют отношения навязчивой страсти и психологического благополучия.Итак, каковы эти процессы, опосредующие негативное влияние навязчивой страсти на психологическое неблагополучие?

Исследования, направленные на достижение этих двух целей, были сосредоточены на одном типе психологического неблагополучия, а именно на эмоциональном выгорании. В соответствии с предыдущими исследованиями страсти и аффективных переживаний, было сочтено, что гармоничная (но не навязчивая) страсть должна способствовать аффективному опыту удовлетворения от работы, что должно играть защитную роль при выгорании. Что касается навязчивой страсти, одним из вероятных посредников ее сопутствующего эффекта должен быть психологический конфликт, переживаемый между страстной деятельностью (работой) и другими жизненными действиями (например,г., семейные мероприятия).

Поскольку при навязчивой страсти человек испытывает неконтролируемое побуждение к участию в страстной деятельности, человеку становится очень трудно полностью отвлечься от мыслей о деятельности (или от участия в этой деятельности в целом), что приводит к конфликту с другими видами деятельности в жизнь человека. Такой конфликт может помешать человеку заниматься другими жизненными занятиями. Таким образом, человек остается морально устаревшим, что может способствовать выгоранию (Garland et al.2010). Кроме того, поскольку навязчивая страсть обычно не связана с положительными аффективными переживаниями как во время выполнения задания в страстной деятельности (работе), так и в других жизненных занятиях за ее пределами, навязчивая страсть не запускает защитную функцию против плохого состояния, как это делает гармоничная страсть. И наоборот, с гармоничной страстью человек может отказаться от страстной деятельности после выполнения задачи и полностью погрузиться в другие жизненные занятия, не испытывая конфликта между ними.Таким образом, гармоничная страсть должна позволять человеку получать аффективные награды как во время выполнения задания в страстной деятельности, так и в других жизненных занятиях, тем самым защищая человека от выгорания.

В соответствии с приведенными выше рассуждениями, два исследования (Vallerand et al. 2010, Исследования 1 и 2) были проведены с участием профессиональных медсестер из двух культур (Франция и Квебек, Канада). В исследовании 1 100 медсестер из Франции заполнили шкалы, оценивающие страсть к своей работе, психологический конфликт, удовлетворенность работой и выгорание.Результаты анализа моделирования структурным уравнением показаны на рисунке 3. Можно видеть, что модель поддерживалась даже при контроле количества отработанных часов в неделю. В частности, навязчивая страсть способствовала переживанию эмоционального выгорания из-за психологического конфликта, который она порождает между работой и другой жизненной деятельностью. Также отсутствовала связь между навязчивой страстью и удовлетворением от работы. С другой стороны, гармоничная страсть предотвращала переживание конфликта и способствовала получению удовлетворения от работы, тем самым защищая человека от выгорания.Эти результаты были воспроизведены во втором исследовании с использованием перспективного дизайна с участием медсестер из провинции Квебек (Vallerand et al. 2010, исследование 2), что позволило нам предсказать изменения в степени эмоционального выгорания в течение шести месяцев. Таким образом, хотя очевидно, что необходимы дополнительные исследования, похоже, что гармоничная страсть может выполнять защитные функции против психологического неблагополучия. И наоборот, навязчивая страсть, кажется, способствует плохому самочувствию из-за конфликта, который она создает между страстной деятельностью (работой) и другой жизненной деятельностью, которая может помочь человеку восполнить себя.

Рисунок 3

Роль страсти в выгорании (Vallerand et al. 2010, Study 1) . Печатается с разрешения. Все пути значимы на p, <0,05, за исключением пути Гармоничной страсти-конфликта, p <0,10.

Два предостережения. Во-первых, можно предположить, что некоторые личностные или индивидуальные различия лежат в основе различия между двумя типами страсти и ответственны за различные эффекты страсти на благополучие.Хотя это возможно, недавнее неопубликованное исследование, проведенное двумя разными лабораториями (Balon et al. 2010; Vallerand et al. 2012), показывает, что два типа страсти лишь слабо связаны с некоторыми из измерений личности Большой пятерки и не связаны с другими. Таким образом, кажется маловероятным, что личность страстно ответственна за наблюдаемые эффекты. Второе предостережение заключается в том, что исследования увлеченности и результатов в значительной степени носили корреляционный характер. Таким образом, требует внимания проблема причинности.Одно исследование попыталось пролить свет на этот вопрос. В этом исследовании (Карбонно и др., 2008) использовался дизайн панели с перекрестными лагами, когда 500 учителей просили заполнить показатели увлеченности преподаванием, а также меры психологического благополучия (удовлетворенность работой) и неблагополучия (выгорание) дважды за 3-месячный период. Результаты модели пути с перекрестным запаздыванием с моделированием структурным уравнением показали, что страсть предсказывает изменения в результатах, тогда как результаты не предсказывают изменения в страсти.Таким образом, кажется, что страсть участвует в изменении психологических результатов, тогда как обратное может быть неверным. Ясно, что необходимы дополнительные исследования с использованием экспериментального плана, прежде чем можно будет твердо заключить, что страсть вызывает результатов. Однако результаты исследования Carbonneau et al. (2008) исследование предполагает, что это может быть так.

Помимо простого участия в преднамеренной деятельности

Было бы полезно вернуться к вопросу о преднамеренной деятельности.Один вопрос, который мы можем задать, заключается в следующем: достаточно ли простого участия в преднамеренной деятельности, чтобы положительно повлиять на психологическое благополучие? Хотя я согласен с тем, что некоторые виды деятельности могут быть более позитивными, чем другие, в обеспечении положительного эмоционального опыта и психологического благополучия, такие как медитация осознанности (Lutz et al., 2008) и медитация любящей доброты (Fredrickson et al. 2008), основная Сообщение этой статьи состоит в том, что деятельность — это еще не вся история, это далеко не так. Что также (и, возможно, в основном) имеет значение, так это то, как люди участвуют в данной деятельности.Помимо помощи человеку вернуться к занятиям на регулярной основе, его страсть также определяет качество участия в этой деятельности. Таким образом, если страсть к определенной деятельности является гармоничной, тогда человек должен иметь возможность в полной мере извлечь выгоду из участия в «позитивной» деятельности, такой как медитация. Однако, если чья-то страсть навязчива, тогда следует испытать неоптимальные и, возможно, даже отрицательные результаты.

Мы недавно проверили эти гипотезы с помощью занятия, которое широко признано весьма положительным, а именно йоги.Йога — это дисциплина, которая берет свое начало в Индии и фокусируется на развитии и поддержании естественного баланса между разумом, телом и душой. Исследования показывают, что практика йоги может повысить мышечную силу и гибкость тела, улучшить дыхательную и сердечно-сосудистую функцию, усилить положительный эффект и уменьшить отрицательный эффект (Impett et al. 2006), а также улучшить психологическое благополучие (Collins 1998). Если только активность имеет значение, тогда страсть к йоге не должна иметь значения, и простого занятия йогой должно быть достаточно, чтобы получить некоторые положительные последствия.Однако, если страсть имеет значение, то даже в йоге только гармоничная страсть должна приводить к положительным результатам, в то время как навязчивая страсть может не иметь отношения к результатам или даже может привести к некоторым отрицательным последствиям.

Было проведено два исследования (Carbonneau et al. 2010, Исследования 1 и 2). В первом исследовании участники из «нормальной популяции» (в возрасте от 19 до 60 лет), которые занимались йогой в течение нескольких лет, заполнили шкалу страсти для йоги, а также шкалы, оценивающие положительные и отрицательные эмоции и состояние тревожности. во время занятий йогой.Результаты показали, что только гармоничная страсть положительно связана с положительным аффектом и отрицательно — с отрицательным аффектом и состоянием тревожности. Навязчивая страсть была только положительно (но незначительно) связана с состоянием тревожности. Исследование 2 пошло дальше и снова изучило изменения в результатах, которые произошли за 3-месячный период для обычных участников йоги по сравнению с нормальной популяцией. Результаты в основном повторяли результаты исследования 1. В частности, гармоничная страсть предсказывала, что уменьшает отрицательных эмоций, состояния тревожности и общих (отрицательных) физических симптомов, но увеличивает положительных эмоций, которые имели место с течением времени во время занятий йогой.Навязчивая страсть предсказала только значительный рост отрицательных эмоций, испытываемых во время занятий йогой, на человек. Эти результаты были получены даже при учете количества часов в неделю и лет занятий йогой.

Эти выводы важны как минимум по двум причинам. Во-первых, они подчеркивают тот факт, что нам нужно выйти за рамки простого участия в преднамеренных действиях, даже таких позитивных, как йога, чтобы определить тип аффективных переживаний, которые будет испытывать человек.Качество активности имеет значение, поскольку гармоничная страсть ведет к более позитивному взаимодействию и, как следствие, к более положительным (и менее отрицательным) результатам, чем навязчивая страсть. Во-вторых, если «позитивные» занятия, такие как йога, не приводят автоматически к положительным эмоциональным переживаниям во время активности, то их положительное влияние на психологическое благополучие также не является автоматическим. Таким образом, кажется, что гармоничная страсть должна играть ключевую роль в положительном эффекте участия в деятельности, даже такой положительной, как йога, для психологического благополучия.Однако, поскольку меры психологического благополучия не оценивались в Carbonneau et al. (2010), необходимы дальнейшие исследования для более непосредственной проверки этой гипотезы.

Последний пункт, касающийся роли деятельности в переживаемых психологических результатах, относится к тому, что можно назвать «негативной» деятельностью. В частности, если гармоничная страсть способствует качеству эмоциональных переживаний во время занятия «позитивной» деятельностью, может ли она также защитить человека, когда он занимается более «негативным» видом деятельности? Хотя однозначно отрицательный вид деятельности трудно определить, азартные игры могут вплотную приблизиться к этому.Действительно, многие исследования показывают, что азартные игры (и некоторые виды игровой деятельности, в частности, такие как игровые автоматы для видеопокера) могут быть особенно негативными для человека, приводя к патологической азартной игре, социальной изоляции, депрессии и даже самоубийству (Bergh & Kühlhorn, 1994). Таким образом, если гармоничная страсть выполняет защитные функции, то участие в азартных играх из гармоничной страсти должно защитить человека от негативных эмоций и развития патологической склонности к азартным играм. Однако это не должно относиться к навязчивой страсти.Фактически, можно было бы ожидать, что навязчивая страсть даже будет способствовать обоим.

Исследования подтверждают вышеприведенные гипотезы. Действительно, было обнаружено, что гармоничная страсть к азартным играм положительно связана главным образом с положительными эмоциональными переживаниями во время азартных игр, такими как удовольствие, веселье и удовольствие (см. Mageau et al.2005), и не связана или даже отрицательно связана с патологической игрой (Филипп & Vallerand 2007; Ratelle et al. 2004; Skitch & Hodgins 2005; Vallerand et al.2003, исследование 4). И наоборот, исследования показали, что навязчивая страсть к азартным играм положительно связана с отрицательными эмоциями, такими как тревога и чувство вины во время игры, а также с размышлениями, когда им мешают играть. Навязчивая страсть также положительно связана с патологической игрой (Philippe & Vallerand 2007; Ratelle et al. 2004; Skitch & Hodgins 2005; Vallerand et al. 2003, Study 4).

Приведенные выше данные о роли страсти в азартных играх подчеркивают тот факт, что сама по себе деятельность не объясняет всех эффектов психологического неблагополучия и что страсть к ней имеет значение.Казалось бы, хотя гармоничная страсть может предотвратить переживание негативного аффекта и психологических проблем, таких как патологическая азартная игра, при участии в потенциально проблемной деятельности, такой как азартная игра, навязчивая страсть, по-видимому, способствует возникновению таких негативных переживаний. Однако необходим более систематический анализ типа активности (положительные и отрицательные черты) и типов страсти, чтобы более четко определить роль каждого из них в психологическом благополучии и плохом самочувствии.

Эффективным командам нужна психологическая безопасность.Вот как это сделать

У самых эффективных команд есть одна общая черта: психологическая безопасность — вера в то, что вас не накажут за ошибку. Исследования показывают, что психологическая безопасность позволяет умеренно идти на риск, высказывать свое мнение, проявлять творческий подход и высовывать шею, не опасаясь, что ее отрубят, — именно те типы поведения, которые приводят к прорывам на рынке. Так как же повысить психологическую безопасность в собственной команде? Во-первых, подходите к конфликту как соучастнику, а не как противнику.Когда возникают конфликты, избегайте реакции «бей или беги», задавая вопрос: «Как мы можем достичь взаимно желаемого результата?» Говорите по-человечески, но предвосхищайте реакции, планируйте ответные действия и применяйте обучающий образ мышления, при котором вам действительно интересно услышать точку зрения другого человека. Попросите обратную связь осветить ваши собственные слепые зоны. Если вы начнете создавать это чувство психологической безопасности в своей собственной команде, начиная с этого момента, вы можете рассчитывать на более высокий уровень вовлеченности, повышение мотивации для решения сложных проблем, больше возможностей для обучения и развития и более высокую производительность.

«Нет команды без доверия», — говорит Пол Сантагата, глава отраслевого отдела Google. Он знает результаты масштабного двухлетнего исследования производительности команд, проведенного технологическим гигантом, которое показало, что у самых эффективных команд есть одна общая черта: психологическая безопасность, вера в то, что вас не накажут, если вы сделаете ошибку. Исследования показывают, что психологическая безопасность позволяет умеренно идти на риск, высказывать свое мнение, проявлять творческий подход и высовывать шею, не опасаясь, что ее отрубят, — именно те типы поведения, которые приводят к прорывам на рынке.

Древние эволюционные адаптации объясняют, почему психологическая безопасность хрупка и жизненно важна для успеха в неопределенных, взаимозависимых средах. Мозг воспринимает провокацию начальника, коллеги по работе или пренебрежительного подчиненного как угрозу жизни или смерти. Миндалевидное тело, тревожный звонок в мозгу, запускает реакцию «бей или беги», захватывая высшие мозговые центры. Эта структура мозга «сначала действуй, потом думай» отключает перспективу и аналитическое мышление. Буквально, когда мы больше всего в этом нуждаемся, мы теряем рассудок.Хотя такая реакция «бей или беги» может спасти нас в жизненно важных ситуациях, она мешает стратегическому мышлению, необходимому на сегодняшнем рабочем месте.

Вы и ваша команда Серия

Стать менеджером

Успех XXI века зависит от другой системы — режима позитивных эмоций, который позволяет нам решать сложные проблемы и развивать отношения сотрудничества. Барбара Фредриксон из Университета Северной Каролины обнаружила, что положительные эмоции, такие как доверие, любопытство, уверенность и вдохновение, расширяют кругозор и помогают нам создавать психологические, социальные и физические ресурсы.Когда мы чувствуем себя в безопасности, мы становимся более открытыми, стойкими, мотивированными и настойчивыми. Усиливается юмор, поиск решений и дивергентное мышление — познавательный процесс, лежащий в основе творчества.

Когда рабочее место кажется сложным, но не угрожающим, команды могут поддерживать режим расширения и развития. Уровень окситоцина в нашем мозгу повышается, вызывая доверие и вызывающее доверие поведение. Это огромный фактор успеха команды, как утверждает Сантагата: «В быстро меняющейся и требовательной среде Google наш успех зависит от способности рисковать и быть уязвимым перед коллегами.”

Так как же повысить психологическую безопасность в собственной команде? Попробуйте повторить шаги, которые Сантагата предпринял со своим:

.

1. Подходите к конфликту как соучастник, а не как противник. Мы, люди, ненавидим проигрыш даже больше, чем любим выигрывать. Воспринимаемая потеря запускает попытки восстановить справедливость через конкуренцию, критику или отказ от участия, что является формой беспомощности, усвоенной на рабочем месте. Сантагата знает, что настоящий успех — это беспроигрышный результат, поэтому, когда возникают конфликты, он избегает спровоцировать реакцию «бей или беги», спрашивая: «Как мы можем достичь взаимно желаемого результата?»

2.Говорите по-человечески с человеком. В основе противоборства каждой команды, кто что делал, лежат универсальные потребности, такие как уважение, компетентность, социальный статус и автономия. Признание этих более глубоких потребностей естественным образом вызывает доверие и способствует позитивному языку и поведению. Сантагата напомнил своей команде, что даже в самых спорных переговорах другая сторона такая же, как они, и стремится уйти счастливой. Он провел их через отражение под названием «Just Like Me », , которое просит вас принять во внимание:

  • У этого человека, как и у меня, есть убеждения, точки зрения и мнения.
  • У этого человека есть надежды, тревоги и уязвимости, как и у меня.
  • У этого человека есть друзья, семья и, возможно, дети, которые их любят, как и я.
  • Этот человек хочет чувствовать себя уважаемым, ценимым и компетентным, как и я.
  • Этот человек желает мира, радости и счастья, как и я.

3. Ожидайте реакции и планируйте ответные действия. «Заранее продумайте, как ваша аудитория отреагирует на ваши сообщения, — это поможет гарантировать, что ваш контент будет услышан, в отличие от вашей аудитории, слышащей о нападках на их личность или эго», — объясняет Сантагата.

Умело противостоять сложным разговорам, готовясь к вероятной реакции. Например, вам может потребоваться собрать конкретные доказательства, чтобы противостоять защитной реакции при обсуждении острых вопросов. Сантагата спрашивает себя: «Если я так изложу свою точку зрения, каковы возможные возражения и как я отвечу на эти контраргументы?» Он говорит: «Взгляд на обсуждение с этой точки зрения третьей стороны выявляет слабые места в моих позициях и побуждает меня переосмыслить мои аргументы.”

Конкретно он спрашивает:

  • Каковы мои основные моменты?
  • Какими тремя способами мои слушатели могут ответить?
  • Как я отреагирую на каждый из этих сценариев?

4. Замени вину любопытством. Если члены команды чувствуют, что вы пытаетесь их в чем-то обвинить, вы становитесь их саблезубым тигром. Исследование Джона Готтмана, проведенное в Вашингтонском университете, показывает, что обвинения и критика надежно обостряют конфликт, приводя к защите и — в конечном итоге — к размежеванию.Альтернатива обвинению — любопытство. Если вы считаете, что уже знаете, о чем думает собеседник, значит, вы не готовы к разговору. Вместо этого примите установку на обучение, зная, что у вас нет всех фактов. Вот как:

  • Изложите проблемное поведение или результат как наблюдение и используйте фактический нейтральный язык. Например: «За последние два месяца ваше участие во встречах заметно снизилось, и прогресс в вашем проекте, похоже, замедляется.”
  • Вовлеките их в исследование. Например: «Я полагаю, что здесь играют роль несколько факторов. Может, мы сможем узнать, что они вместе? »
  • Спрашивайте решения. Люди, ответственные за создание проблемы, часто владеют ключами к ее решению. Вот почему положительный результат обычно зависит от их вклада и заинтересованности. Спросите прямо: «Как вы думаете, что здесь должно произойти?» Или: «Какой был бы ваш идеальный сценарий?» Другой вопрос, ведущий к поиску решений: «Как я могу вас поддержать?»

5.Запросите отзыв о доставке. Запрос обратной связи о том, как вы передали свое сообщение, обезоруживает вашего оппонента, освещает слепые пятна в коммуникативных навыках и моделирует подверженность ошибкам, что повышает доверие к лидерам. Сантагата завершает сложные беседы следующими вопросами:

  • Что сработало, а что не сработало в моей доставке?
  • Каково было услышать это сообщение?
  • Как я мог представить это более эффективно?

Например, Сантагата спросил о доставке после резкого ответа старшему менеджеру.Его менеджер ответил: «Это могло показаться ударом в живот, но вы представили разумные доказательства, и мне захотелось услышать больше. Вы также хотели обсудить проблемы, с которыми я столкнулся, которые привели к решениям ».

6. Измерьте психологическую безопасность. Сантагата периодически спрашивает свою команду, насколько они в безопасности и что может усилить их чувство безопасности. Кроме того, его команда регулярно проводит опросы о психологической безопасности и другой командной динамике. Некоторые команды Google включают такие вопросы, как: «Насколько вы уверены, что не получите ответных мер или критики, если признаете ошибку или совершите ошибку?»

Если вы создадите это чувство психологической безопасности в своей собственной команде, начиная с этого момента, вы можете рассчитывать на более высокий уровень вовлеченности, повышение мотивации для решения сложных проблем, больше возможностей для обучения и развития и более высокую производительность.

Ускоритель психологических наук — распределенная лабораторная сеть

The Psychological Science Accelerator — это глобально распределенная сеть лабораторий психологической науки (в настоящее время более 500), представляющая более 70 стран на всех шести населенных континентах, которые координируют сбор данных для демократически выбранных исследований.

Наша миссия — ускорить накопление надежных и обобщаемых данных в психологической науке, сокращая расстояние между правдой о человеческом поведении и психических процессах и нашим нынешним пониманием.Этот вызов не может быть адекватно решен одним исследователем или небольшой командой. Вместо этого мы пытаемся решить эту проблему с помощью распределенной лабораторной сети, которая является постоянной (в отличие от ограниченных по времени или задачам), разнообразной (как с точки зрения людей, так и с точки зрения участвующих исследователей) и инклюзивной (мы приветствуем идеи, вклады, предложения по исследованию , или другой вклад от кого-либо в области психологии).

Основные принципы

  • PSA поддерживает принцип разнообразия и инклюзивности: мы стремимся к разнообразию и включению во все аспекты функционирования PSA.Это включает культурное и географическое разнообразие участников и исследователей, реализующих проекты, поддерживаемые PSA, а также разнообразие тем исследований.
  • PSA поддерживает принцип децентрализации полномочий: политики и процедуры PSA устанавливаются комитетами совместно с сообществом PSA в целом. Члены коллективно направляют продвижение PSA через политику, за которую они голосуют, и проекты, которые они поддерживают.
  • PSA поддерживает принцип прозрачности: PSA требует прозрачных практик в своих собственных политиках и процедурах, а также в поддерживаемых им проектах.Все проекты PSA требуют предварительной регистрации исследования: если она является подтверждающей, предварительная регистрация гипотез, методов и планов анализа (например, Van’t Veer & Giner-Sorolla, 2016), а когда это исследовательская, явное заявление об этом. Кроме того, требуются открытые данные, открытый код, открытые материалы и депонирование препринта открытого доступа с эмпирическими результатами.
  • PSA поддерживает принцип строгости: PSA в настоящее время позволяет, поддерживает или требует соответственно большие выборки (Cohen, 1992; Ioannidis, 2005), экспертный анализ теоретического обоснования (Cronbach & Meehl, 1955; LeBel, Berger, Campbell, & Loving, 2017), а также проверку методов консультантами, имеющими опыт измерения и количественного анализа.
  • PSA поддерживает принцип открытости для критики: PSA объединяет критическую оценку своей политики и исследовательских продуктов в свой процесс, требуя тщательного анализа всех проектов и ежегодно запрашивая внешнюю обратную связь по организации в целом.

Чтобы узнать больше о PSA, посетите эту рукопись!

Азиатско-американская психологическая ассоциация

Наука

Изучите достижения в исследованиях и науке азиатско-американской психологии и психического здоровья с новыми теориями и концептуальными рамками для понимания азиатско-американского опыта и передовых исследований с использованием качественных и количественных методологий.Станьте частью этой передовой работы, общаясь с другими исследователями в этой области и обмениваясь идеями. Посетите этот раздел, чтобы прочитать последние эмпирические исследования в нашем рецензируемом журнале Asian American Journal of Psychology.

Практика

Изучите стратегии профилактики и лечения и обсудите, как лучше всего работать с азиатско-американскими сообществами. Наша цель — продвигать культурно компетентные, научно обоснованные и практические специалисты в сфере психиатрических услуг, которые отвечают потребностям нашего разнообразного азиатско-американского населения.Этот раздел предназначен для членов AAPA, чтобы обмениваться текущими и новыми практиками в области психического здоровья при работе с азиатско-американскими сообществами, которые могут быть использованы в местных психиатрических учреждениях, больницах, колледжах, школах, государственных учреждениях, частной практике и многом другом.

Образование

Обеспечить обучение и образование для следующего поколения американских психологов азиатского происхождения, специалистов по психическому здоровью и исследователей. Воспользуйтесь всеми возможностями, доступными членам AAPA, включая наши стипендии, награды, онлайн-форумы, программы наставничества, программу развития лидерских качеств и ежегодные собрания.

Политика

Защищайте благосостояние и благополучие американцев азиатского происхождения на всех уровнях государственного управления через стипендию и практику с участием местных сообществ, а также партнерские отношения с другими организациями для обеспечения видимости и прав американцев азиатского происхождения. Посетите этот раздел, чтобы узнать, какие проблемы AAPA и его члены в настоящее время защищают, а также новые правила и законы, влияющие на азиатско-американскую психологию, а также на общую психологию и защиту психического здоровья.

Информационные бюллетени AAPA

Послание Президента

Президент AAPA Richelle Concepcion, Psy.D., MPH

Я благодарен за возможность служить 22-м президентом Азиатско-американской психологической ассоциации (AAPA) вместе с вице-президентом доктором Нелли Тран и бывшим президентом доктором Хелен Сюй. Для меня большая честь служить под руководством великих президентов AAPA и вместе с несколькими замечательными лидерами, которые составляют наш нынешний Исполнительный комитет AAPA!
Основанная в 1972 году группой американских психологов азиатского происхождения и других специалистов в области психического здоровья в районе залива Сан-Франциско, миссия Азиатско-американской психологической ассоциации заключается в улучшении психического здоровья и благополучия азиатско-американских сообществ посредством исследований и профессиональной практики. , образование и политика.
AAPA — это многопрофильное сообщество, состоящее из специалистов в различных областях, преподавателей, исследователей, клиницистов, адвокатов, студентов и союзников. Мы не только психологи и профессора психологии, но и социальные работники, супружеские и семейные терапевты, специалисты в области общественного здравоохранения и других дисциплин, которые привержены вопросам психического здоровья и благополучия американцев азиатского происхождения. Мы — сообщество уроженцев США, иммигрантов, беженцев, представителей смешанного происхождения или десятков представителей разных национальностей из Азии, коренных народов и жителей тихоокеанских островов, любой сексуальной ориентации и гендерного выражения, а также различного социально-экономического статуса и инвалидности.
Большая часть нашего быстро растущего сообщества состоит из аспирантов и лидеров, начинающих карьеру. Мы гордимся тем, что являемся членом Совета национальных психологических ассоциаций по продвижению интересов этнических меньшинств (CNPAAEMI) Института развития лидерства. AAPA также поддерживает свою собственную программу стипендиатов по лидерству и способствует выездному семинару в Институте лидерства студентов, который обеспечивает наставничество и доступ к исторически недопредставленным талантам.
Я приглашаю вас узнать больше о нашей организации, подписавшись на нас в Facebook, Twitter и Instagram, изучая наши разделы по женщинам, американцам из Южной Азии, студентам, филиппинским американцам, ЛГБТК, практикующим американцам азиатского происхождения с множественным наследием, а также нашему образованию и политические комитеты.Я приветствую вас на нашем ежегодном съезде, который дает возможность общаться и учиться с другими участниками. У нас есть множество ресурсов, таких как информационные бюллетени и руководства, разработанные нашими членами. Мы с гордостью издаем Азиатско-американский журнал психологии.
Я больше всего горжусь связями, установленными через AAPA, и нашим сотрудничеством с сообществами, такими как другие психологические ассоциации этнических меньшинств и программами, такими как программа стипендий для меньшинств Американской психологической ассоциации.Некоторые могут свидетельствовать о силе некоторых из многих из этих отношений, поскольку они выдержали время, расстояние и множество других факторов.
Присоединяйтесь к нашему сообществу, если вы ищете профессиональный дом, посвященный продвижению и продвижению, обучению и обучению, наставничеству и созданию сетей по вопросам психического здоровья в сообществах AAPI!

Полный текст заявления читайте здесь

Исполнительный комитет AAPA представил это свидетельство 18.03.2021 в U.Палата представителей С. на специальных судебных слушаниях по теме «Дискриминация и насилие в отношении американцев азиатского происхождения» Читать полностью…

Заявление Азиатско-американская психологическая ассоциация решительно выступает против объявления Иммиграционной и таможенной службы США (ICE), угрожающего депортацией иностранных студентов, которые не участвуют в очных программах. Хотя …

7 психологических концепций, объясняющих политическую эру Трампа

Это странные, тревожные времена.И в течение последних нескольких месяцев я задавал психологам разные варианты ответа на основной вопрос: какое исследование может лучше всего помочь нам справиться с неудобными социальными и политическими реалиями, такими как приход Дональда Трампа, расширяющийся партийный раскол, разногласия, которые возникают с мультикультурализм?

Как никогда раньше, люди с разным мировоззрением, похоже, живут в разных вселенных. Один пример: через несколько дней после инаугурации социологи показали участникам фотографии инаугурационной толпы Трампа и Обамы.Те, кто голосовал за Трампа, с большей вероятностью сказали бы, что у Трампа была большая явка, несмотря на очевидные различия на фотографиях, которые демонстрировали обратное.

Психология может помочь объяснить эти напряженные времена. Старые теории, как и мотивированные рассуждения, более верны, чем когда-либо прежде. И новая работа подтвердила, что человечество все еще хранит те же базовые инстинкты доисторической эпохи.

Считайте это грунтовкой. Вот семь важных уроков о скрытых силах, формирующих наши взгляды и действия в эпоху Трампа.

Если вы думаете, что я пропустил что-то, что должно быть в этом списке , s , напишите мне по электронной почте: [email protected]

1) Мотивированные рассуждения: поддержка команды меняет ваше восприятие мира

Одна из ключевых психологических концепций для понимания политики также является одной из старейших.

Это называется мотивированным познанием или мотивированным рассуждением. И нет более ясного примера, чем в статье, опубликованной еще в 1950-х годах.

Футбольный матч между Дартмутом и Принстоном в ноябре 1951 года был, по общему мнению, жестоким. Один принстонский игрок сломал нос. Один игрок «Дартмута» сломал ногу.

студентов Принстона обвинили команду Дартмута в подстрекательстве. Дартмутская газета обвинила Принстон. В ходе последовавших за этим споров о том, «кто это начал», психологи двух школ объединились, чтобы ответить на вопрос: почему у каждой школы такое разное понимание того, что произошло?

Через несколько недель после игры Принстон-Дартмут психологи Альберт Хасторф и Хэдли Кантрил провели очень простой тест.Их выводы станут классическим примером концепции, называемой мотивированным рассуждением: наша склонность делать выводы, которым мы уже привыкли верить.

Когда они попросили студентов в каждом из своих университетов посмотреть видеоролики об игре, 90 процентов студентов из Принстона сказали, что именно Дартмут спровоцировал грубую игру. Студенты Принстона также в два раза чаще назвали штрафы Дартмуту, чем их собственная команда. С другой стороны, большинство студентов Дартмута заявили, что обе стороны виноваты в грубой игре в игре, и назвали одинаковое количество штрафов для обеих команд.Хасторф и Кантрил пришли к выводу, что лгала не одна группа фанатов. Дело в том, что фанатизм коренным образом меняет ваше восприятие игры.

Урок прост: «Люди с большей вероятностью придут к выводам, к которым они хотят прийти», — написал психолог Зива Кунда в основополагающей статье 1990 года, доказывая, что мотивированные рассуждения реальны и широко распространены.

И доказательств этому сегодня множество. Когда Gallup опросил американцев за неделю до и неделю после президентских выборов, демократы и республиканцы изменили свое восприятие экономики.Но на самом деле в экономике ничего не изменилось. Что изменилось, так это то, какая команда побеждала.

Мотивированные рассуждения показывают, почему люди из бедных сообществ были готовы голосовать за Трампа, кандидата, партия которого стремится сократить систему социальной защиты и предложила законопроект о здравоохранении, который приведет к тому, что миллионы людей станут незастрахованными.

Одна важная вещь, которую нужно знать о мотивированных рассуждениях, заключается в том, что вы часто не понимаете, что делаете это. Нам автоматически становится легче запоминать информацию, которая соответствует нашему мировоззрению.Мы просто быстрее узнаем информацию, которая подтверждает то, что мы уже знаем, что делает нас слепыми к фактам, которые ее не учитывают.

Ни одно из положений этой психологии не предполагает, что люди, занимающиеся мотивированными рассуждениями, глупы. Нет, они просто люди. Например, многие евангелисты проголосовали за Трампа из-за того простого факта, что он был кандидатом в президенты от республиканцев, несмотря на то, что у него были причины уволить его после того, как появилась запись Access Hollywood , где он хвастался сексуальным насилием.Республиканцы — это политическая команда, в которой они играют. И это позволило им найти способы оправдать свою поддержку.

Мотивированные рассуждения могут повлиять на кого угодно, и либералы тоже. Некоторые ретвитят «мошеннические» федеральные аккаунты в Твиттере, у которых нет подтверждения, что они действительно написаны недовольными федеральными сотрудниками. В Atlantic Робинсон Мейер спросил Брук Бинковски, главу сайта проверки фактов Snopes.com, растет ли количество «фейковых новостей», ориентированных на либералов. «Конечно да!» она сказала.(См. Несколько примеров здесь.)

Давайте это запомним.

2) Люди, которые наиболее хорошо осведомлены о политике, часто бывают в ней самыми упрямыми

lolloj / Shutterstock

Если группа людей имеет одинаковую твердую основу в одних и тех же фактах о политике, тогда все должны прийти к одним и тем же выводам, верно? Неправильный.

«Исследование за исследованием показало, что это предположение не подтверждается данными», — говорит Дитрам Шойфеле, изучающий научную коммуникацию в Университете Висконсина.

На самом деле, исследования показывают прямо противоположное: чем более информированных человек о политике, тем больше вероятность того, что они будут упрямы в политических вопросах.

Эта концепция связана с мотивированным рассуждением, но достаточно важна, чтобы заслужить ее собственное рассмотрение. Это показывает, как мотивированные рассуждения становятся особенно упрямыми и уродливыми, когда дело касается политики.

«Люди используют свой разум, чтобы быть социально компетентными актерами», — говорит Дэн Кахан, психолог из Йельского университета и один из ведущих экспертов по этому феномену.Другими словами: на нас оказывают большое давление, чтобы оправдать ожидания наших групп. И чем мы умнее, тем больше силы нашего мозга используем для этой цели.

В своих занятиях Кахан часто предлагает участникам различные виды математических задач.

Когда проблема заключается в неполитических вопросах — например, в выяснении эффективности препарата — люди склонны использовать свои математические навыки для ее решения. Но когда они оценивают что-то политическое — скажем, эффективность мер контроля над оружием — тенденция такова, что чем лучше участники разбираются в математике, тем более пристрастны они в своих ответах.

«Партизаны со слабыми математическими навыками имели на 25 процентов больше шансов получить правильный ответ, если он соответствовал их идеологии», — пояснил Эзра Кляйн в профиле работы Кахана. «У партизан с хорошими математическими способностями была 45% вероятность получить правильный ответ, если он соответствовал их идеологии. Чем умнее человек, тем глупее его может сделать политика ».

И дело не только в математических задачах: Кахан считает, что республиканцы, обладающие более высокими научными знаниями, более упрямы, когда дело доходит до вопросов об изменении климата.Эта закономерность последовательна: чем больше у нас информации, тем больше мы используем ее для достижения наших политических целей. Вот почему нынешние дебаты о «фейковых новостях» несколько ошибочны: дело не в том, что, если бы у людей была только совершенно правдивая информация, все внезапно согласились бы.

Так что подумайте об этом, когда вы слышите разговоры политиков или ученых мужей: они много знают о политике, но они изменяют то, что знают, чтобы соответствовать своим политическим целям. И они, вероятно, не осознают, что делают это, и могут быть уверены в своих пристрастных выводах, потому что чувствуют себя хорошо информированными.

3) Эволюция оставила нам «иммунную систему» ​​для неприятных мыслей.

Есть причина, по которой мы используем мотивированные рассуждения, причина, по которой факты часто не имеют значения: эволюция.

Критическое мышление и навыки рассуждения эволюционировали, потому что они упростили сотрудничество в группах, объясняет Элизабет Колберт в недавней статье New Yorker. С тех пор мы адаптировали эти навыки, чтобы совершать прорывы в таких областях, как естественные науки и математика.Но при нажатии мы по умолчанию используем свою силу разума, чтобы ладить с нашими группами.

Психологи предполагают, что это связано с тем, что наша партийная идентичность смешивается с нашей личной идентичностью. Это означало бы, что атака на наши твердые убеждения — это атака на самого себя.

«Основная обязанность мозга — заботиться о теле, защищать его», — говорит Джонас Каплан, психолог из Университета Южной Калифорнии. «Психологическое« я »- это продолжение этого мозга.Когда наше «я» чувствует себя атакованным, наш [мозг] будет использовать ту же защиту, что и для защиты тела ».

Это похоже на то, что у нас есть иммунная система к неприятным мыслям.

Недавно Каплан обнаружил больше доказательств того, что мы склонны воспринимать политические атаки лично. В исследовании , недавно опубликованном в Scientific Reports , он и его сотрудники взяли 40 самозваных либералов, которые сообщили о «глубоких убеждениях», поместили их внутрь функционального сканера МРТ и начали оспаривать их убеждения.Затем они наблюдали, какие части мозга участников загорелись.

Их вывод: когда участникам бросили вызов твердым убеждениям, активизировались те части мозга, которые, как считается, соответствуют самоидентификации и отрицательным эмоциям.

4) Аргумент, который наиболее убедителен для вас, не убедителен вашим идеологическим оппонентам

alashi / Getty images

В нынешних дебатах о здравоохранении и в прошлых дискуссиях о здравоохранении наблюдается динамика.Либералы приводят свои аргументы в пользу расширения охвата с точки зрения равенства и справедливости (то есть, каждый должен иметь право на медицинское обслуживание), в то время как консерваторы основывают свои доводы на самоопределении (то есть правительство не должно указывать мне , как live) и финансовой безопасности (то есть оплата здравоохранения обанкротит всех нас).

В соответствии с психологической теорией, называемой «моральными основами», неудивительно, что эти аргументы явно не в состоянии изменить мнение.

Моральные основы — это идея о том, что у людей есть устойчивая мораль на интуитивном уровне, которая влияет на их мировоззрение. Либеральные моральные основы включают равенство, справедливость и защиту уязвимых. Консервативные моральные основы способствуют внутригрупповой лояльности, моральной чистоте и уважению к авторитету.

Считается, что эти моральные основы в какой-то мере сохраняются на протяжении всей нашей жизни, а также могут иметь биологическую основу. (Есть интересная экспериментальная работа, которая показывает, что консерваторов больше возбуждают — если судить по потоотделению — негативные или тревожные образы.)

Моральные основы объясняют, почему послания, подчеркивающие равенство и справедливость, находят отклик у либералов и почему более патриотические послания, такие как «сделай Америку снова великой», заставляют сердца некоторых консерваторов биться сильнее.

Дело в том, что мы часто не осознаем, что у людей есть моральные основы, отличные от наших.

Когда мы участвуем в политических дебатах, мы все склонны переоценивать силу аргументов, которые мы считаем лично убедительными, и ошибочно полагаем, что другая сторона окажется под влиянием.

В отношении контроля над огнестрельным оружием, например, либералов убеждают такие статистические данные, как: «Ни одна другая развитая страна в мире не имеет почти такого же уровня насилия с применением огнестрельного оружия, как Америка». И они думают, что другие люди тоже сочтут это убедительным.

Между тем консерваторы часто приходят к такой формулировке: «Единственный способ остановить плохого парня с оружием — это хороший парень с пистолетом».

Обе стороны не могут понять, что они спорят о том, что их оппоненты могут быть глухи по своей сути.

В исследовании психологов Робба Виллера и Мэтью Файнберга около 200 консервативных и либеральных участников исследования написали эссе, чтобы убедить политических оппонентов в принятии однополых браков или сделать английский официальным языком Соединенных Штатов.

Почти все участники совершили одну и ту же ошибку.

Только 9 процентов опрошенных либералов выдвинули аргументы, отражающие консервативные моральные принципы. Только 8 процентов консерваторов выдвинули аргументы, которые могли поколебать либерала.

Неудивительно, почему так сложно изменить мнение другого человека.

5) Многие люди не стесняются своих предрассудков

Хавьер Саррачина / Vox

Нур Ктейли, психолог из Северо-Западного университета, проводит исследование одной из самых мрачных, самых древних и самых тревожных ментальных программ, закодированных в нашем сознании: дегуманизация, способность видеть в себе мужчин и женщин меньше, чем люди.

Психологи не новички в этой теме. Но преобладала мудрость в том, что большинство людей не желают признавать своих предубеждений по отношению к другим.

Неправильно.

В исследованиях Ктейли участникам — как правило, группам в основном белых американцев — показывают это (с научной точки зрения неточно ) изображение предка человека, медленно обучающегося стоять на двух ногах и становиться полноценным человеком. Затем им предлагается оценить членов различных групп — таких как мусульмане, американцы и шведы — по степени их развития по шкале от 0 до 100.

Многие люди в этих исследованиях дают членам других групп высшую оценку, 100, полностью человечную. Но многие другие ставят оценки другим, приближая их к животным.

С помощью инструмента «Восхождение человека» Ктейли и его сотрудники Эмиль Бруно, Адам Уэйц и Сара Коттерилл обнаружили, что в среднем американцы оценивают других американцев как высокоразвитых со средним баллом в 90-е годы. Но вызывает тревогу то, что многие также считают мусульман, мексиканских иммигрантов и арабов менее развитыми.

«Обычно мы получаем в среднем 75, 76» для мусульман, — говорит Ктейли.И около четверти участников исследования поставят мусульманам 60 баллов или ниже.

Люди, которые дегуманизируют, чаще обвиняют мусульман в целом в действиях нескольких преступников. Они более склонны поддерживать политику, ограничивающую иммиграцию арабов в Соединенные Штаты. Люди, которые дегуманизируют группы с низким статусом или маргинализованные группы, также получают более высокие баллы по так называемой «ориентации на социальное доминирование», что означает, что они поддерживают неравенство между группами в обществе, при этом одни группы доминируют над другими.

И, согласно исследованию, вопиющая дегуманизация мусульман и мексиканских иммигрантов сильно коррелировала с поддержкой Трампа — , и эта корреляция была сильнее у Трампа, чем у любого другого республиканского кандидата.

6) Страх оказывает сильное влияние на политические взгляды

RHiNO NEAL / Flickr

Казалось, что в преддверии выборов 2016 года страх был повсюду.

После террористических атак в Париже и Брюсселе Дональд Трамп и консервативные союзники удвоили свои обещания сделать границы более безопасными и запретить целым религиозным группам въезд в страну. Риторика Трампа часто подчеркивала менталитет «мы против них» — нелегальные иммигранты из Мексики насиловали наш народ; такие страны, как Китай, уничтожали нас в торговле.

Множество новых психологических свидетельств показывают, что разжигание расовых и демографических страхов людей помогло Дональду Трампу выиграть голоса.

Отрицательная, пугающая информация почти всегда более запоминающаяся и запоминающаяся, чем положительная

Одно из этих исследований изучало вопрос о том, что чувствуют белые люди, когда им напоминают, что меньшинства в конечном итоге станут большинством. И выяснилось, что они начинают менее тепло относиться к представителям других рас. Более поздний эксперимент показал, что напоминание белым об этой тенденции усилило поддержку Трампа.

Это не означает, что все белые люди обладают крайней расовой враждебностью.Это означает, что политикам слишком легко нажимать на кнопку страха. Мы бездумно боимся. Он направляет наши действия. И это побуждает нас поверить в человека, который говорит, что победит наши страхи.

«Люди, считающие себя непредвзятыми (и либеральными), демонстрируют эти эффекты угрозы», — говорит Дженнифер Ричсон, ведущий исследователь расовых предубеждений.

Есть еще один факт, с которым нужно бороться: отрицательная, пугающая информация почти всегда более запоминающаяся и запоминающаяся, чем положительная.«Негативные события легче привлекают внимание и обрабатывают информацию, легче вызывают сильные эмоции и легче запоминаются», — написали в недавнем исследовании психологи Дэниел Фесслер, Энн Писор и Колин Холбрук.

Они показали участникам 14 «правдоподобных, но ложных» утверждений, таких как «Кале содержит таллий, токсичный тяжелый металл, который растение поглощает из почвы». Некоторые утверждения, подобные приведенному выше, подразумевают предупреждение («не ешьте капусту!»), Другие были положительными, например: «Употребление моркови приводит к значительному улучшению зрения.”

Участники часто находили угрожающие заявления более правдоподобными, чем неугрожающие, и это было особенно верно среди более консервативных участников (и особенно верно для социальных консерваторов по сравнению с фискальными консерваторами). Это не потому, что консерваторы более легковерны. Потому что они более бдительны.

Сообразительные политики понимают это и создают сообщения, которые разжигают эту врожденную бдительность (независимо от того, обоснована ли озабоченность или нет). Трудно обвинять людей в том, что они боятся угроз.Это в нашей природе. Но вы можете винить политиков, которые на это охотятся.

Другие исследователи пришли к аналогичным выводам.

В прошлом году Виллер и Файнберг опубликовали статью, в которой выяснилось, что расовые взгляды предопределяют поддержку консервативного движения «Чайная партия». В одном исследовании они показали участникам искусственно затемненный портрет президента Барака Обамы — чтобы максимально напомнить участникам, что он афроамериканец. «Белые участники, показавшие затемненную фотографию, с большей вероятностью заявили, что они поддерживают чаепитие, по сравнению с контрольным условием», — сообщается в исследовании.

Точно так же они обнаружили, что напоминание участникам исследования о грядущем американском меньшинстве заставляет их с большей вероятностью поддерживать платформу «Чаепитие».

7) Социальные нормы, защищающие от предрассудков, могут измениться в мгновение ока

В 1960-х годах психолог из Стэнфорда Альберт Бандура показал, как легко научить детей действовать агрессивно, показав им, как взрослый действует агрессивно.

В этом знаменитом эксперименте Бандура показал маленьким детям от 3 до 6 лет видео, на котором взрослый плачет на надувной «кукле бобо» (см. Видео ниже).Другие дети в исследовании не видели, чтобы взрослый вел себя агрессивно по отношению к кукле.

И конечно же: дети, которые заметили такое агрессивное поведение, в дальнейшем играли с куклой сами более агрессивно.

Это простой эксперимент с простым выводом: как люди, даже в раннем возрасте, мы узнаем, что является социально приемлемым, наблюдая за другими людьми.

После выборов мы стали свидетелями ошеломляющего числа вопиющих преступлений на почве ненависти и вандализма против мусульманских и еврейских учреждений.Трудно напрямую связать эти преступления с напряженным политическим климатом. Но, как и в эксперименте Бандуры, есть свидетельства того, что социальные нормы против предрассудков меняются, когда люди, находящиеся у власти, начинают говорить и вести себя плохо.

Некоторые психологи считают, что риторика Трампа и рост движения альтернативных правых, которое его поддерживало, также побуждают людей с предвзятыми взглядами действовать в соответствии с ними.

«Я не думаю, что Трамп создал у людей новые предрассудки — не так быстро и не так широко — он действительно изменил представления людей о том, что хорошо, а что нет», — говорит психолог из Канзасского университета Крис Крэндалл.

Недавно Крэндалл и его ученик Марк Уайт попросили 400 сторонников Трампа и Клинтона оценить, насколько нормально унижать членов различных маргинализованных групп — таких как ожирение, мусульмане, мексиканские иммигранты и инвалиды — как перед выборами, так и в дни после.

Сторонники Клинтона и Трампа с большей вероятностью заявили, что дискриминация этих групп была приемлемой после выборов. То, что Трамп сказал пренебрежительные вещи, которые он сказал во время кампании, а затем получил за это вознаграждение, стало мощным сигналом.

«Это сняло подавление с очень предубежденных людей», — сказал Крэндалл. «И это люди, действующие».

Эти результаты предварительные (т.е. еще не опубликованные в журнале), но они отражают устоявшуюся литературу: ненадлежащее поведение просто делает его более приемлемым.

Вот один пример. В 2004 году социологи Томас Форд и Марк Фергюсон обнаружили, что расистские или сексистские шутки повышают терпимость к дальнейшей дискриминации у людей, придерживающихся предубежденных взглядов.Услышав нелепую шутку, они пишут: «Расширяет границы надлежащего поведения, создавая норму терпимости к дискриминации».

Дополнительная литература: еще несколько концепций психологии для понимания нашего политического века

Есть еще много вопросов, на которые психологи хотят ответить об этом политическом веке. Недостаточно определять проблемы с помощью предубеждений и рассуждений, психологи также стремятся их решить. Но многие ответы все еще недоступны.

Психологию называют «сложнейшей наукой», потому что человеческий разум обладает таким количеством запутанных несоответствий, что даже ведущие исследователи могут запутаться.На создание психологической теории могут уйти десятилетия, а за несколько месяцев новые доказательства могут ее опровергнуть.

Добавить комментарий