Психология ненависти: Страница не найдена — PsyJournals.ru

Содержание

Ненависть — Психология человека

Зло, которого мы не можем ни преодолеть, ни избежать, мы ненавидим.
Томас Гоббс

Когда злость не может вырваться наружу и проявиться в виде открытой агрессии, она переходит в ненависть и заставляет людей переживать различные негативные чувства преимущественно внутри себя. Ненавидеть можно многих и за многое и точно также многие люди могут ненавидеть каждого из нас, по тем или иным причинам. Мы часто преграждаем друг другу дорогу, когда движемся к своим целям и создаем таким образом предпосылки для ненависти. И потом, некоторые люди могут ненавидеть кого-то только лишь из-за зависти, а не потому, что им сделали что-то плохое. Так что причин всегда хватает и никогда не знаешь, кто может возненавидеть тебя и кого можешь возненавидеть ты в тот или иной момент своей жизни. Но несмотря на широкое распространение этого, довольно сильного чувства, и множество причин для его возникновения, его нельзя игнорировать. С этим чувством надо работать, чтобы оно не отнимало у вас силы, не изматывало вас, если вы его испытываете и не создавало вам ненужных врагов, которые испытывают это чувство к вам. В этой статье мы с вами поговорим о решении тех проблем, которые может создавать нам наша или чужая ненависть, а также более подробно разберем причины ее возникновения.

Что такое ненависть

Ненависть – это латентная агрессия, то есть скрытая в значительной мере, которая возникает из-за злости человека к тому, кому он хотел бы причинить вред, но не может, в основном из-за страха. Поэтому он испытывает враждебность и отвращение к объекту своей ненависти, но не вступает с ним в открытый конфликт. Можно еще сказать, что это такое негативное чувство, которое является вынужденной альтернативой открытой вражде и агрессии. Ненавидеть, значит желать кому-то зла, в той или иной форме, но не иметь возможности его совершить. Вот не нравится вам человек, неважно по какой причине, а вы ничего не можете ему сделать, но хотите. И поскольку не в ваших силах проявить к нему агрессию, она, эта агрессия остается внутри вас, и вы начинаете враждовать с этим человеком больше в своем воображении, чем в реальной жизни. Разумеется, эта вражда сопровождается стрессом, лишает человека сил, вынуждает его слишком много думать о том, кого он ненавидит, вместо того чтобы тратить больше времени и сил на более полезные для него самого дела. Поэтому ненависть в этом смысле чувство обременяющее, которое без особой необходимости испытывать нежелательно.

Почему возникает ненависть

Как мы уже знаем, в тех случаях, когда агрессия людей не может проявиться, когда их злость остается внутри них, она переходит в ненависть. Это поверхностная причина, общая для разных ситуаций. Более глубокими являются другие причины, связанные с нашей способностью взаимодействовать с окружающими людьми. Эта способность у всех развита по-разному, одни из нас прекрасно умеют наживать себе врагов, а другие друзей. Слишком конфликтные люди будут чаще создавать условия, как для собственной ненависти к кому-то, так и для чьей-то ненависти к себе. А люди дипломатичные, не говорю миролюбивые, а именно дипломатичные, соответственно, таких условий не создадут, ну или создадут в гораздо меньших количествах, в особых, так сказать, случаях. Для ненависти нужен какой-то конфликт, либо внешний, когда люди сталкиваются лбами в каких-то делах, либо внутренний, когда человек не может смириться с действиями, положением, достижениями, взглядами и убеждениями других людей. Когда не умеют люди уживаться между собой, они будут враждовать и ненавидеть друг друга. Или вот та же зависть – это именно внутренний конфликт, вызывающий ненависть к тому, кому завидуют, потому что завидующий человек не способен принять чей-то успех, так как видит в нем определенный ущерб для себя.

Ненависть появляется там, где идет какое-то противостояние между людьми, какая-то борьба. А она во многом присутствует, потому что мы от природы нацелены на борьбу и конкуренцию. Мир вообще устроен таким образом, что одни люди в нем живут за счет других и один только этот жизненный закон порождает массу ситуаций, когда кто-то чувствует себя обделенным, оскорбленным, обиженным, использованным и так далее, и видит причину этих своих проблем именно в других людях. И это нередко обоснованное мнение. Всегда есть победители и проигравшие в этой жизни. Разумеется, проигравшие или чувствующие себя таковыми, часто не могут смириться с тем, что кто-то их превзошел, переиграл, победил, подавил, использовал. Их это злит. А дальше уже известная нам закономерность, согласно которой, не имея возможности повлиять на других людей, что-то с ними сделать в отместку, потому что они сильнее, человек начинает их ненавидеть, испытывая к ним скрытые враждебные чувства.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что ограниченность человека в способах достижения своих целей и его неспособность договариваться или, если это требуется, более грамотно бороться с другими людьми приводит его к чувству ненависти, как к единственно доступному ему чувству, альтернативному его открытому гневу и агрессии. Ведь даже если есть у вас все основания кого-то ненавидеть, то совсем необязательно это делать, можно вместо этого искать возможности, либо как-то переиграть этого человека, победить его, либо как-то договориться с ним. Ненависть же – это, по сути, тупик, потому что она обрубает все эти дополнительные возможности. Из-за нее человек не ищет решений своих проблем с людьми, он предпочитает враждовать с ними внутри себя. Таким образом, еще одной причиной ненависти людей друг к другу является их ограниченность.

Еще чувство ненависти может являться следствием сильного недовольства человека самим собой. Это более глубокая причина, которая не всегда очевидна. Будучи неподготовленным к жизни, к ее суровым законам, к правилам, которые существуют в человеческом обществе, человек не получает того, что хочет и в чем нуждается, он слишком слаб, чтобы управлять даже своей собственной жизнью, не говоря уже о возможности влиять на других людей. Но поскольку признать это тяжело и даже опасно, такие мысли могут привести к тяжелой депрессии, то эго человека защищает его от них, заставляя его думать, что это другие люди такие плохие, злые, неправильный, что мир несправедлив к нему, поэтому у него все так плохо. Такой человек будет ненавидеть многих, потому что он неудовлетворен собой и своей жизнью, но себя он ненавидеть не может, потому что эго не позволяет ему это делать, в итоге ненависть распространяется на других. В самых тяжелых случаях, такие люди превращаются в хронических ненавистников, которые настолько обижены на жизнь и настолько считают себя слабыми и беспомощными [но не признаются себе в этом], что ненавидят практически всех. Они бесятся от собственной беспомощности, обвиняя окружающих людей в своих проблемах. Так что ненависть в данном случае, как это не странно прозвучит, спасает в человеке личность, благодаря эго, позволяя ему ценить и уважать себя за то, что он не смирился со своей участью жертвы и даже не признал свою слабость и неприспособленность к этой жизни, а вместо этого борется внутри себя со своими многочисленными врагами, которые по его мнению виноваты во всех его неудачах. Другое дело, что толку от такой ненависти нет, но психика такую борьбу переносит легче, чем горькую правду о собственной слабости.

Еще ненависть может возникнуть из-за недопонимания между людьми, когда они неверно интерпретируют слова и поступки друг друга. Из-за этого они могут видеть враждебность и агрессию в том, в чем их на самом деле нет. Это одна из самых распространенных причин ненависти людей друг к другу. Проблема еще усугубляется тем, что не понимая порой друг друга, люди и не стремятся это сделать, так как даже не допускают такой возможности, что они могут кого-то неправильно понять. Они верят в свои поспешные выводы о поступках других людей, которые пробуждают в них негативные чувства и затем поддаются этим чувствам, которые в конечном счете приводят их к ненависти.

Я даже больше скажу. Не понять кого-то и потому записать его во враги, особенно когда ты изначально негативно настроен к человеку по тем или иным причинам, всегда проще, чем попытаться его понять. Потому что в одном случае достаточно лишь поддаться своим чувствам и позволить им бушевать внутри себя, а в другом, надо напрячь свои мозги и вдуматься в то, что ты видишь и слышишь. Понимание – это работа, которую непросто сделать, а ненависть – это легкий путь, по которому может пойти каждый. Но если помочь человеку во всем разобраться, понять того, кого он ненавидит, то таким образом можно ослабить его чувство ненависти или совсем его растворить в здравом смысле.

Нельзя не сказать и про эгоизм, из-за которого люди могут причинять друг другу зло и таким образом создавать основания для возникновения ненависти. Эгоистичные люди, пользуясь возникающими у них возможностями начинают слишком много всего делать только для себя, обделяя при этом во многом других. А в этом мире так нельзя поступать, если не хочешь нажить себе врагов. Всем хочется жить и по возможности хорошо, поэтому разумные люди учитывают интересы других, ради себя прежде всего, ради своего спокойствия и комфорта. Эгоисты, чей эгоизм неразумен, слишком недальновидны, они гребут под себя, не задумываясь о последствиях. Ну взять, например, человека, имеющего власть, а следовательно, и силу, которую он может использовать для удовлетворения своих потребностей и желаний, не считаясь при этом с другими людьми. А они, эти другие люди, страдают, злятся на такого человека, но боятся против него выступать, поэтому их злость, как уже было сказано выше, остается внутри них и становится ненавистью. Казалось бы, какие проблемы у того, кого вот так ненавидят окружающие, но ничего не могут ему сделать? Ну злится на вас человек, желает вам зла и ладно, все равно ведь он боится что-то вам сделать, потому что слабее вас. Значит можно игнорировать его злость и ненависть. Нет, не желательно это делать. Не все так просто в этом мире и игнорировать чужую ненависть к себе дело опасное. Никогда не знаешь, чья помощь, поддержка или чей нейтралитет в каких-то конфликтах тебе может понадобиться в будущем, но ты их никогда не получишь, если человек тебя ненавидит. Он будет рад возможности хоть как-то тебе навредить из-за своих негативных чувств, в том числе и выступив на стороне твоего более сильного врага.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Более глубинные обиды и травмы, и потому часто неосознаваемые людьми – это еще одна причина, из-за которой люди друг друга ненавидят. Причем часто они ненавидят тех, кто совершенно не заслуживает такого отношения к себе. К примеру, человека в детстве обижали, унижали, оскорбляли, подавляли родители и он из-за этого вырос обиженным и озлобленным, и поэтому любое мнимое неуважение к себе, любые неосторожные действия со стороны других людей он воспринимает как враждебные и создает таким образом почву для ненависти. Такой человек может ненавидеть свою жену или мужа не потому, что она или он что-то плохое ему сделали, что заслуживает ненависти, а потому, что в детстве этого человека часто обижали и все эти обиды, вся злость с ними связанная, мешает ему объективно воспринимать действительность. Тут происходит перенос старых обид на новых людей, на которых человек хочет [обычно потому, что может] выплеснуть накопившуюся в нем агрессию. Но за неимением возможности это сделать, люди могут быть сильнее его или он может от них сильно зависеть, он, как мы уже знаем, проявляет агрессию в виде ненависти, то есть внутри себя. А сколько всякого негатива накапливается в человеке в течение жизни, не имея возможности, либо выплеснуться, либо как следует обдуматься, чтобы не отравлять ему душу и не вызывать неоправданную или неуместную агрессию в адрес окружающих людей? Очень много. Психологи с таким накопившемся негативом постоянно сталкиваются в своей работе с людьми. Очень часто такой негатив берет свое начало на работе, где человек может испытывать сильный стресс из-за отношения к нему со стороны начальства, которое выжимает из него все соки ради собственной выгоды. А человек потом приносит этот негатив домой, выплескивает его там на своих родных, затем из дома негатив дальше распространяется по родственникам, друзьям, случайным знакомым и так далее. Вот так злость передается от человека к человеку и превращается в чью-то ненависть. Изначально такое зло может появиться в одном месте, на той же работе, где начальник эксплуатирует подчиненного, а ненависть потом возникнет в другом месте, например, у ребенка к отцу, который придя злой с работы сорвал на нем зло. Ребенок ответить не может, потому что слабее и потому что зависит от отца, поэтому он начинает его ненавидеть, проявляя агрессию к отцу внутри себя.

Ненависть, как спящий вулкан, дремлет в человеке до того момента, пока не придет время ей вырваться наружу в виде уже открытой агрессии в отношении того, кого он ненавидит. А спусковым крючком может стать ослабление объекта ненависти или обретение силы человеком, который испытывает это чувство, благодаря которой у него появляется возможность скрытую агрессию сделать открытой. Так, в частности, люди друг другу мстят, когда, обретя силу, получают возможность припомнить обидчику старые обиды.

Отдельно хотелось бы сказать о ненависти, которая возникает в отношениях между партнерами. Это такая проблема, с которой нам, психологам, приходится чаще всего сталкиваться. Мужчины с женщинами и женщины с мужчинами довольно часто живут как кошка с собакой. Это не ненормально, если их грызня не переходит в очень жесткое противостояние друг с другом, с желанием причинить серьезный вред партнеру. Потому что ссоры в семье – это скорее показатель того, что в ней преобладают здоровые, естественные отношения, которым время от времени нужна встряска, а не показатель того, что в этой семье не все в порядке. Но ненависть при этом может копиться годами. Часто партнеры, супруги никак не могут договориться друг с другом и это приводит к возникновению вражды между ними, которая может носить в том числе и латентный [скрытый] характер и взращивать в их сердцах ненависть друг к другу или это может быть ненависть одного партнера, который считает себя особенно ущемленным, к другому, который в отношениях занимает более сильную позицию. То есть, слабость одного из партнеров вызывает у него чувство ненависти к человеку, которому он ничего не может сделать, поэтому вынужден его терпеть.

Что самое важное в этой проблеме? Самое важное, как я считаю, это примитивный подход к отношениям, когда люди считаются друг с другом только в том случае, если их заставляет это делать какая-то сила, а не потому, что они друг друга уважают. Например, нужда в другом человеке вынуждает его партнера считаться с ним. Вместо того, чтобы делать это из любви и уважения к нему, или хотя бы из-за желания иметь стабильные, комфортные отношения. То есть, в основе таких вот проблем с ненавистью в отношениях, лежит потребительский или эксплуатационный подход к ним, а не желание наслаждаться отношениями и сотрудничать на равных со своим партнером. Поэтому только страх заставляет людей считаться друг с другом. Грубо говоря, боится мужчина потерять женщину или женщина мужчину, и только из-за этого не позволяет себе слишком многого в отношениях, то есть не наглеет. И в данном случае партнеры считаются друг с другом, думая о том, что они могут потерять, если потеряют друг друга или если один человек потеряет другого из-за своего эгоизма и жадности. Вот в чем проблема. Изначально отношения строятся на агрессивной и эгоистичной основе, когда человек думает слишком много о себе и слишком мало о другом. Я, мне, мое, хочу, а что надо партнеру, так это неважно, молчит, значит все нормально, можно вообще о нем не думать. Ну и как же тут не возникнут глубинные обиды и злость, когда кто-то считает себя обделенным? По сути, люди стремятся паразитировать друг на друге и для того вступают в такие отношения, в которые не особо хотят вкладываться, они хотят только получать что-то от них. Нет у них такого, что вот просто хорошо, комфортно, интересно с человеком и за это к нему возникает уважение, которое в свою очередь не позволяет делать что-то только ради себя и в ущерб ему. А когда люди, как эксплуататоры, только и ищут возможность сделать себе лучше за счет другого, в частности за счет партнера, они только силу и понимают, и признают. И только она может их остановить от чрезмерной наглости. А эта сила – это в основном потеря партнера, поэтому во многих отношениях более уступчивым является тот партнер, которому эти отношения больше всего нужны. Но эта уступчивость может сопровождаться сильной ненавистью к другому человеку, которого он не хочет терять, но ничего не может противопоставить его эгоизму, чтобы заставить его учитывать свои интересы.

Таким образом у людей возникают, накапливаются и разным образом трансформируются обиды на своего партнера. Иногда они срываются на него, высказывая ему все, что о нем думают, а если это невозможно, то эти обиды превращаются в ненависть к человеку и эта скрытая агрессия тоже может в один прекрасный момент вырваться наружу в виде решительных и/или очень агрессивных действий. То есть, это может привести к насилию одного человека над другим, в данном случае, партнера, или к тому, что кто-то от кого-то уйдет. Причем последней каплей, переполнившей чашу терпения человека может стать какая-нибудь несущественная мелочь, например, какое-то обидное слово партнера или какой-то его мелкий проступок, из которого при всем желании слона не раздуешь, но соединившись с уже существующей громадной массой всевозможных обид, переплетенных между собой и из-за негативных переживаний создавших новые обиды, эта мелочь может сыграть решающую роль в судьбе отношений. И только очень наивный человек может считать, что подвергся нападкам партнера или способствовал его уходу, всего лишь из-за того, что не туда положил какую-то вещь или пересолил суп. Естественно, что дело во всех прошлых обидах и злобе, которые копились в его партнере долгие годы и в конечном счете прорвали его терпение, дав волю его чувству ненависти, которая из скрытой агрессии перешла в открытую.

Что делать с ненавистью

Если вы испытываете ненависть к кому-то, то без изучения истории ее возникновения вам с ней не справиться. Когда она зарождалась, она породила в вас стойкие убеждения в отношении объекта ненависти, которые со временем только укреплялись, если тот, кого вы ненавидите, не улучшил каким-либо образом ваше отношение к себе. Чаще всего этого не происходит, потому что ненависть затмевает человеку глаза, он перестает видеть что-то хорошее в том, кого ненавидит. Мы, люди, вообще склонны к тому, чтобы собирать все плохое или все хорошее в одном месте, то есть, в данном случае, того, кого вы ненавидите, вы будете видеть преимущественно или исключительно в негативном свете, упорно не замечая в нем хорошее и охотно присваивая ему все плохое. И поскольку ваши возможности не позволяют вам этого человека наказать или как-то повлиять на него, за все то плохое, что он вам сделал или что в нем есть, ваша ненависть к нему будет накапливаться. И очень сложно эту ненависть рационализировать, понять ее смысл, пересмотреть свое отношении к ее истокам, не изучив всю ее историю. Вот это и нужно делать, и мы это делаем с людьми, которым я помогаю справиться с их чувством ненависти. Мы ищем самую первую причину, из-за которой она возникла, а затем постепенно переходим от нее к нынешнему состоянию человека и к его нынешней жизни, в которой эта ненависть может быть уже совершенно не актуальна. Порой это чувство трансформируется не из-за объективных факторов, то есть тот, кого человек ненавидит, ничего плохого ему не делает, а исключительно из-за фантазий ненавидящего, который живет с чувством обиды и озлобленности, и не знает, что с ними делать. В итоге все шишки валятся на того, кого он ненавидит. Во всем у него виноват этот человек или эти люди [зло ко злу] и он еще больше его или их ненавидит. Вот от этого загущения ненависти нужно избавляться, отделяя ее истинную причину от надуманных причин.

Я не стану говорить, что от нее, от ненависти, обязательно нужно избавляться, как от исключительно вредного и разрушительного чувства. Не все так просто в этом мире, чтобы одно в нем принимать, а другое отвергать, и думать, что этого достаточно для комфортной и успешной жизни. Польза от ненависти тоже есть и частично я ее выше уже показал. Она позволяет человеку бороться за свои интересы, вынуждает его не мириться с тем, что причиняет ему вред. Это отрезвляющее чувство, которое хоть и само может опьянить, но тем не менее не дает человеку превратиться в мальчика для битья [или девочку], с которым можно делать все, что вздумается. Но методы борьбы могут быть разные, они могут быть неконтролируемыми, когда человек из-за ненависти к кому-то совершает крайне необдуманные поступки, имеющие негативные последствия, в том числе для него самого. А могут быть и предельно продуманными, когда человек использует свою ненависть в качестве мотивации, но решения принимает на холодную голову, умело справляясь со своими обидчиками и врагами, которых ненавидит. Вот над этой способностью трансформировать ненависть в конструктивные действия мы с людьми тоже работаем. Мы ищем с ними более разумный выход их ненависти, чтобы она не в виде эмоциональных действий и примитивных решений неожиданно вырывалась наружу, когда чаша терпения человека окажется переполнена, а спокойно и равномерно выходила из него в виде продуманных и полезных поступков, облегчающих его состояние.

И еще хочу сказать, что игнорировать ненависть нельзя. Иначе она перейдет от ненависти к кому-то в ненависть человека к самому себе. И тогда он или навредит себе в конечном итоге, или превратится в абсолютно безвольное и нежизнеспособное существо, не готовое ни к какой борьбе за свои интересы. Я это называю победой зла над личностью человека. Чтобы этого не произошло, с ненавистью надо работать, не гасить ее, не выражать в виде агрессии, а именно работать, как было сказано выше, изучать ее и грамотно выпускать ее из человека.

Теперь о том, что делать с чужой ненавистью. Если кто-то ненавидит вас, это такая же проблема, как ваша ненависть к другому человеку. Ведь кто знает, когда у вашего ненавистника появятся возможности навредить вам. Можете не сомневаться, он ими воспользуется. Поэтому, первым делом надо выявить чужую ненависть к себе, обращая внимание на то, как люди к вам относятся, что они вам или о вас говорят, боятся ли они вас, потому что люди часто ненавидят именно тех, кого боятся, но не показывают этого. Будьте внимательнее к людям, многие их обиды и злобу можно увидеть, большинство людей плохо скрывают свои чувства и в разговорах могут так или иначе упоминать свое недовольство вами, пусть даже в шутливой форме, но с языка у них обязательно сорвется какой-то упрек в ваш адрес. К этому надо быть внимательным. Дальше надо пообщаться с этим человеком, побольше узнать о нем, о его жизни, чтобы не напрямую выяснить, тут вас скорее всего обманут, а догадаться по его проблемам, трудностям, желаниям, действительно ли человек вас ненавидит или нет и за что он вас ненавидит. Ведь, как я уже говорил, мы можем случайно кого-то обидеть, оскорбить, обделить в чем-то из-за своей невнимательности и по не знанию, и человек будет нас ненавидеть, а мы даже знать этого не будем. А потом ненависть нарастает, видоизменяется, первопричина забывается, негатив копится, отношения к вам ухудшается и человек начинает желать вам зла, порой совершенно необоснованно. Ну и если он этого понять не может, поймите это вы.

Поэтому, чтобы выявить возможное недоразумение и всякие обиды, нужно общаться с людьми, которых вы подозреваете в ненависти к вам. Это можно понять по их холодности, избеганию вас, либо, наоборот, по чрезмерной угодливости, когда они подмазываются к вам, чтобы лучше вас узнать, дабы потом использовать ваши слабые стороны против вас. Только благодаря искреннему и заинтересованному общению с людьми вы сможете точно узнать, что человек вас ненавидит. И поняв это, вы можете переходить к следующему шагу. А таковым является, нет, не выяснение отношений с этим человеком, не попытка что-то у него выведать и ему самому что-то объяснить, все это только мешает нормализации его отношения к вам. Надо, во-первых, исправить свои ошибки, которые вы найдете, если припомните все, что вы делали в последнее время или чуть ранее, что так или иначе имело отношение к этому человеку. А во-вторых, нужно просто подкупить этого человека чем-то хорошим, в широком смысле этого слова, то есть, выгоду ему какую-то позволить получить благодаря вам, чтобы хорошие впечатления о вас перекрыли тот негатив, из-за которого у него возникла ненависть к вам. Порой это не так сложно сделать. Люди охотно меняют свое мнение о том человеке, который им что-то хорошее дает. Мы в этом смысле достаточно практичны, неосознанно практичны, потому что поддаемся позитивным эмоциям, которые связаны с получаемой выгодой и забываем старые обиды.

Большинство людей можно подкупить, нейтрализовав таким образом их негатив по отношению к себе. Я не говорю о том, чтобы просто взять и дать ненавидящему вас человеку деньги или какое-то имущество, чтобы купить его уважение и любовь или хотя бы нейтральное чувство в отношении вас. Хотя и такое делают люди, банально покупают ненавистников и те меняют свое мнение о них в лучшую сторону. Но я говорю прежде всего о поиске способов понравится человеку, за счет каких-то благ, уступок, привилегий, просто сближения с ним, чтобы он лучше вас узнал, лучше вас понял, разделил с вами какие-то идеи, чувства, мысли, проблемы, чтобы дела у вас какие-то совместные появились, тогда его отношение к вам быстро поменяется, оно станет таким, каким вы его сами сделаете.

Одна из наших главных проблем, я имею в виду людей, в том, что мы часто слишком сосредоточены на самих себе и недопустимо мало уделяем внимания другим. Из-за этого мы, скажем так, можем быть недостаточно аккуратны друг с другом и даже без всякого злого умысла способны причинить друг другу вред и страдания. Это порождает обиды, злобу и в конечном счете ненависть. Конечно, люди давно научились жить с такой ненавистью, нося ее в себе и другим позволяя себя ненавидеть. Но я не считаю, что это умно, вот так закрывать глаза на это энергозатратное и в некоторых случаях совершенно бессмысленное чувство. Что-то с ним надо делать, обязательно. А вот что именно, зависит от каждого конкретного случая. В одних случаях надо сбросить это чувство, чтобы оно не тяготило душу, а в других, ему надо дать выход, дабы оно принесло и пользу, и облегчение.

Статья опубликована: 04.01.2013. Последнее обновление: 09.02.2021

Ненависть вырастает из отвращения

Это очень важный момент: при ненависти человек стремится уничтожить то, что ненависть вызывает, потому что сосуществование в одном пространстве с объектом отвращения невозможно, но и устраниться тоже невозможно, поэтому остается только одно — уничтожить. Для этого чувства характерна постановка вопроса: «Или я, или он/она/оно», никаких промежуточных вариантов в ненависти быть не может — являясь чрезвычайно сильным переживанием, она сжигает все полутона. Отвращение иначе ставит вопрос: «Делайте что хотите, но на глаза мне не попадайтесь и ко мне не лезьте!»

Например, человек считает геев отвратительными. Если он одновременно боится, что эти «ужасные существа» могут угрожать его миру и спасения от них нет, то из этой смеси рождается злость, вырастающая в ненависть, требующую выхода. Ненависть к родителям чаще рождается из отвращения и обиды.

Как породить ненависть там, где ее вроде раньше не наблюдалось (и нет объективной угрозы)? Рецепт понятен: надели каких-то людей (или группу людей) отвратительными моральными чертами (евреи пьют кровь христианских младенцев; все мусульмане — террористы; русские варвары только и могут, что бухать и насиловать…) и добавь страха/припомни обиды: «Они идут к тебе, они заставят тебя жить по-своему!» или: «Помнишь, как они тебя унижали?!»

Собственно говоря, националистический культ исторических обид, очень популярный в мире, особенно на постсоветском пространстве (Прибалтика, Грузия, Украина, Россия…), — самая питательная среда для формирования ненависти, нужно только добавить отвращения к облику соседей (а уж если соседи реально подают для этого поводы — так вообще сказка…). Очень важно подавить эмпатию, потому что способность увидеть хорошее в отвратительном человеке сильно мешает ненависти.

Чем более ограниченное и узкое мировоззрение у человека/общности людей, тем больше у него поводов для ненависти. А дальше ненависть еще больше сужает картину мира, приковывая внимание только к тому, что вызывает отвращение, — и так одно вызывает другое. Для того чтобы уничтожить ненавистное, нужно вступить в контакт с отвратительным. И, таким образом, отравиться.

Есть ли польза в ненависти?

Полезная функция ненависти — высвобождение энергии для уничтожения смертельной угрозы, от которой отгородиться нельзя. Проблема начинается с того момента, как смертельные угрозы начинают плодиться там, где их нет. Одержимый собственными страхами и слабостями человек наиболее подвержен ненависти, но, в силу слабости, не будет сам реализовывать свою ненависть, а присоединится к тому, кто все-таки осмелится. Тогда ненависть сопровождается злорадством в стиле «А у соседа корова сдохла» или «Так им и надо, заслужили!». А толерантность становится ругательным словом: какая может быть толерантность в мире, где одни чудовища, а ты — слабая дрожащая тварь?

Ненависть — Психологос

​​​​​​​​​​​​​​

Фильм «Экипаж»

Я тебя убью! — Те, кого мы любим, иногда вызывают самую горячую ненависть.
скачать видео

​​​​​​​

Фильм «Испанский — английский»

Ты заставила меня ненавидеть тебя! — Родная! Если ты дурно думаешь о себе, значит, ты правильно уловила суть!
скачать видео

​​​​​​​В ненависти, как в отношении, несколько линий:
  • Видение мира в ненависти. Мир черно-белый у душевно-здорового человека и серый до черного — у невротика.
  • Кинестетика ненависти. От ненавистного хочется отшатнуться, хотя иногда руки тянутся ударить.
  • Направленность внимания в ненависти. В зависимости от вида ненависти фокус внимания когда на нем, когда на себе.
  • Поведение ненависти. Стойкое активное желание уничтожить то (или того), что ненавидишь. Сдержанная или слабая ненависть проявляется в нежелании видеть, желании сказать гадость, навредить. Ненависть часто является ошибочным поведением, в этом случае ее традиционными причинами является избегание неудачи, привлечение к себе внимания, борьба за власть и месть.

Ненависть сочиняется и придумывается, когда она оказывается выгодна. Смотри Внутренняя выгода, внутренние выгоды

  • Позиция ненависти: проявление негативизма,
  • Состояние ненависти (чувство ненависти). Как чувство, ненависть обычно есть смешение недовольства и агрессии, и похожа на растянутый гнев. Короткая и активно протекающая ненависть взбадривает, длящаяся и сдерживаемая — «съедает» того, кто ненавидит. Ненависть — сильный негативный мотиватор.

Ненависть и другие отношения

Ненависть имеет много схожего с любовью. В этом смысле от любви до ненависти — один шаг. Ненависть и любовь — проявление интереса, не безразличия. Когда наступает безразличие, уже нет ни любви, ни ненависти.

Ненависть и уровень развития личности

Ненависть — не конструктивна и более характерна для массовой личности. Общая ненависть так же объединяет людей соответствующего уровня, как и общие интересы и развлечения.

Чем более развит человек, тем менее характерна для него ненависть. Развитая личность чаще мотивируется интересом, заботой и любовью. Если же что-то нужно из жизни убрать, то это можно сделать и без ненависти.

Хорошая уборщица наводит чистоту без ненависти к мусору, а с любовью к своему делу. Спецназ выполняет зачистку местности профессионально, а не с ненавистью.

Ненависть и контейнирование | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Комментарий: 

Данная статья является докладом, представленным на 11-й Восточно-Европейской летней психоаналитической школе в Киеве, организованной Психоаналитический институтом Восточной Европы им. Хан Гроен-Праккен, которая прошла 26 июня — 2 июля 2004 г.

Перевод: З. Баблоян
Редакция: И.Ю. Романов

Что я называю ненавистью?

Обычно ненавистью называют некую интенсивную неприязнь. Ненависть может быть по большей части рациональной, например, когда мы ненавидим незнакомца, вторгшегося в семейный дом и его развалившего. Она может быть полностью иррациональной, когда ребенок ненавидит шпинат за его цвет. Она может быть довольно сложной, когда нас подводит кто-то, кому мы доверяли — тогда мы можем ненавидеть также себя за то, что позволили себя одурачить тому, кто не заслуживал доверия.

Мы все способны ненавидеть. И длительность этой ненависти может разниться от коротких вспышек до продолжительных периодов, которые могут тянуться всю жизнь, и даже в течении жизни нескольких поколений. Мгновенную вспышку ненависти испытывает, например, ребенок, которому не удалось добиться своего. Длительную ненависть человек может испытывать к сопернику, который воспринимается как угроза для значимых отношений. И существует та постоянная и обычно иррациональная ненависть, которую некоторые люди испытывают к определенным группам людей, или к определенной нации или расе. Мы можем ненавидеть некоторых людей за то, что они слишком похожи на нас, поскольку они отвлекают от нас внимание, когда мы хотим, чтобы нас считали уникальными. Точно так же мы можем ненавидеть других людей за то, что они непохожи на нас, а их манеры или обычаи кажутся нам странными — противоречат нашему пониманию того, как следует жить или вести себя. И в частности мы можем ненавидеть некоторых людей, потому что усматриваем в них то, что не хотим усматривать в себе самих.

Что я называю контейнированием?

В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

Если ребенку не удалось найти у других адекватного и надежного контейнирования, его развитие может пойти по одному из следующих двух путей. Один состоит в том, что ребенок начинает выходить из-под контроля, и становится все труднее с ним справляться. Это бессознательный поиск прочного контейнирования, которое еще не было найдено, контейнирования, которого было бы наконец достаточно и которое смогло бы справиться с тем в ребенке, с чем пока никто, по-видимому, справиться не смог. Его, это контейнирование, все еще ищут у других. Винникотт считает, что такой ребенок все еще бессознательно надеется, что найдет то, что ему нужно. Другие последствия наблюдаются, когда ребенок начинает развивать ложную самость, поскольку у него1) возникло чувство, что он один должен нести ответственность за контейнирование того, с чем остальные, по-видимому, справиться не в состоянии. «Ложной самостью» я называю здесь ту маску для окружающих, которую иногда развивает неуверенный в себе ребенок и под которой он становится способным скрывать свои самые истинные мысли и чувства. При естественном ходе вещей его поведение бы ухудшилось, но он становится покладистым, стремится угодить, так что оказывается неестественно хорошим. Дети такого типа, по-видимому, потеряли надежду найти у других то, в чем они испытывают самую глубокую потребность.

Такой ребенок может начать бояться, что родители не выживут, если не защищать их постоянно от того в нем самом, что, по его ощущениям, будет для них чересчур. Тогда ребенок в своей душе «заботится» о родителях, которые только внешне будто-то бы заботятся о нем.

Ненависть и ее связь с контейнированием

Как я уже сказал, мы все способны ненавидеть. Дети тоже способны ненавидеть, и зачастую их ненависть гораздо более безусловна и конкретна, чем у большинства взрослых. Дети склонны к колебаниям между абсолютной любовью и абсолютной ненавистью. Мы, взрослые, можем спокойно называть это «амбивалентностью». Но ребенок никак не может спокойно к этому относиться. Часто маленький ребенок чувствует необходимость удерживать эти два состояния души обособленно друг от друга, поскольку просто не может справится с конфликтом столь противоположных чувств в отношении одного и того же человека. Многое зависит от того, как понимается и как воспринимается ненависть ребенка. Для матери один из самых трудных моментов — обнаружить, что ребенок ее ненавидит, относится к ней так, будто она — плохая мать, тогда как на самом деле она изо всех сил старается быть хорошей матерью. Например, когда ребенок настаивает на своем, ему необходимо найти родителя, знающего, когда сказать «Нет». Но ребенок, который не получил требуемого, часто впадает в «бешенство», пытаясь сломить твердое сопротивление родителя. Родитель может не выдержать криков и воплей и уступить, и ребенок получит то, на чем настаивает.

Обычная проблема с такими вспышками «бешенства» (tantrum) заключается в том, что зачастую ребенок специально пытается вызвать ими смятение у родителя, чтобы увеличить шансы на получение желаемого. В такие моменты от матери может потребоваться вся ее уверенность, чтобы сохранить свою любовь к ребенку, особенно когда у нее вызывает чувство, что отрицательный ответ означает отсутствие любви. Стоит отметить, что искушение матери уступить вспышкам раздражения ребенка зачастую обусловлено ее желанием показать и ощутить свою любовь, поскольку глубоко внутри ею может двигать бессознательное желание заглушить ощущение ненависти — в себе или в ребенке.

Когда родители или воспитатели слишком легко уступают бешенству ребенка, для него это «бессмысленная победа». Такие дети в результате могут вновь и вновь прибегать к настоянию на своем чтобы получить «доказательство» любви. Но это доказательство ничего не значит, поскольку не может заменить ощущение действительно глубокой любви, любви родителя, способного вынести направленную на него ненависть. Зачастую на отыскание именно этой твердости и контейнирования, в способности родителя установить пределы [допустимого], и направлены бессознательно приступы раздражения ребенка и другие формы плохого поведения.

К сожалению, не находя необходимого контейнирования, ребенок может развить растущее чувство того, что в его поведении, по-видимому, есть нечто, с чем родитель не в состоянии справиться. Вместо того, чтобы принять и помочь контейнировать то, что может начать ощущаться как неконтролируемое «чудовище» в ребенке, родитель иногда как будто пытается «откупиться», уступая требованиям ребенка. Такой ребенок в результате оказывается лишенным чувства более глубокой [родительской] любви, а также того чувства безопасности, которое обеспечивается прочным, но заботливым контейнированием. Тогда ребенок может ощутить, что внутри него как будто действительно есть что-то плохое, как в его гневе или ненависти, чего оказывается чересчур даже для родителя, который не способен с этим справиться.

Экскурс в теорию

Я приведу здесь несколько теоретических положений, которые оказались полезными в моей клинической практике, когда она касалась таких вопросов, как ненависть и контейнирование.

Я много цитирую здесь Винникотта, но не потому, что являюсь его последователем — то есть, я не пытаюсь применять его теории в своей клинической практике. Просто так получилось, что, следуя за своими пациентами, я довольно часто возвращался к Винникотту, осмысливая то, с чем сталкивался в своем кабинете. То же самое часто оказывалось верным по отношению к некоторым работам Биона.

1) Представление Винникотта об «антиобщественных склонностях».

Винникотт отмечал, что ребенок, лишенный чего-то важного для ощущения безопасности и роста, и лишенный этого слишком надолго, может стремиться к получению недостающего компонента символически, путем воровства — если еще надеется на его обретение. Он также полагал, что и в деструктивности (другой выделяемой им форме антиобщественных склонностей) могут сходным образом проявляться поиски ребенком чего-то недостающего: контейнирования, что предусматривало бы более полное ощущение жизни [aliveness], чем то, которое ранее представлялось ребенку вполне доступным.

Самое важное в этих различных формах предделинквентного [чреватого правонарушениями] поведения — чтобы нашелся кто-то, кто мог бы распознать в них бессознательный поиск; кто бы мог соответствовать тому, что Винникотт называет «моментом надежды» (Winnicott, 1956: 309). Он подразумевает тем самым, что ребенку требуется найти кого-то, кто бы мог распознать бессознательный поиск, выражающийся в его плохом поведении, бессознательную надежду на то, что это поведение будет понято и найдется кто-то, способный соответствовать выражающейся в нем потребности.

Если момент надежды находит отклик, будет уделено внимание потребности, выражаемой в плохом, и даже злобном поведении, и оно постепенно может стать ненужным. Происходит это потому, что ребенок начинает находить то контейнирование, которого не хватало и которое он бессознательно искал.

Однако если момент надежды не находит отклика, можно ожидать, что плохое (предделинквентное) поведение усилится и будет вызывать все больше проблем. Бессознательный поиск выйдет за рамки семьи и охватит других людей, таких как учителя и, возможно, даже полицейские. Однако может случиться так, что ребенок в предделинквентном состоянии начнет наказывать мир вне дома и семьи за глухоту к его потребности, и предделинквентное поведение может вылиться в настоящие правонарушения, а иногда даже в серьезные преступления. Наибольшее контейнирование, если оно вообще будет найдено, может в итоге обретаться в таких учреждениях, как больница или тюрьма, а не в отношениях с человеком.

2) Винникотт напоминает нам, что растущий ребенок, и особенно подросток, нуждается в поиске конфронтации с родителями или другими взрослыми. Об этом он говорит: «Конфронтация является частью контейнирования без оттенков кары и возмездия, но обладающего собственной силой» (Winnicott, 1971: 150). Он также предупреждает нас, что если родители пасуют перед этими нуждами растущего ребенка, он или она может обрести ложную зрелость. Подростка подстерегает здесь опасность стать не зрелым взрослым, а тираном, ожидающим, что все будут ему уступать.

3) В своей статье «Использование объекта» Винникотт исследует потенциально созидательные аспекты деструктивности. Он описывает, как ребенок, фантазируя, может «разрушать» объект в своей психике. 3) Его потребностью в этом случае является способность внешнего объекта (то есть реальных родителей или реального аналитика) пережить такое разрушение без разрушения (collapse) или отмщения. Тогда обнаружится, что внешний объект (то есть родитель или аналитик) обладает собственной силой, а не только той, которая, путем фантазирования, была ему «дана» ребенком или пациентом, защищающим его от всего того, что для него чересчур, и что он, предположительно, не мог бы вынести.

4) В своей статье «Ненависть в контрпереносе» Винникотт говорит: «Аналитик должен быть готов выдерживать напряжение, не надеясь на понимание со стороны пациента того, что он делает, — возможно, на протяжении долгого времени. Чтобы справиться с этим, он должен без затруднений осознавать свой страх и свою ненависть. Он находится в позиции матери нерожденного или новорожденного ребенка. В конце концов ему неплохо было бы найти возможность объяснить пациенту, чту он преодолел ради пациента, но анализ может и не зайти настолько далеко». (Winnicott, 1947, p. 198)

5) Я также счел описание Бионом контейнирования чрезвычайно полезным для практической работы. В своей статье «Теория мышления» (Bion, 1962) Бион говорит об ощущении ребенком того, что он умирает. Ребенку настоятельно необходимо сообщить этот страх матери, и под влиянием такого дистресса у матери может возникнуть чувство чего-то неуправляемого. Однако если мать способна вынести этот удар и понять, что ей сообщается и почему, возникнет возможность того, что ребенок получит свое состояние испуга назад, но оно уже будет управляемым благодаря способности матери справится с ним в себе самой. Но дальше Бион описывает неудачу контейнирования. Он говорит: «[Однако] если проекция не принимается матерью, ребенок чувствует, что его ощущение того, что он умирает, лишается своего смысла. Тогда ребенок реинтроецирует, но не страх умирания, ставший переносимым, а безымянный ужас». (Bion, 1967:118)

Не так уж редко пациенты привносят в аналитическое отношение нечто от этого «безымянного ужаса», о котором говорит Бион. В этом случае пациент нуждается в том, чтобы аналитик был способен выдержать воздействие того, что ему сообщается, и действительно поддерживать контакт с этим ощущением. Но может потребоваться долгое время, чтобы пациент счел безопасным поверить, что контейнирование аналитиком его «безымянного ужаса» существует реально, а не исключительно в его воображении.

Клинический пример

Я вкратце представлю здесь клинический пример ребенка, с которым меня попросили вести «дополнительные занятия по чтению с психотерапевтическим подходом». Девочку направил ко мне аналитик ее матери. (Работу с этим ребенком я описал в своей второй книге, «Дальнейшее обучение от пациента», в главе «»Ребенок указывает путь».) У девочки, которую я назвал Джой, было два брата, старший и младший, и не было сестер. К моменту нашей первой встречи ей исполнилось 7 лет. Я узнал от направившего ее аналитика, что ее матери было очень трудно смириться с тем, что у нее родилась дочь, она открыто обожала своих сыновей, но по отношению к Джой вела себя холодно и отчужденно. Я также услышал, что мать не могла выдержать, когда Джой заставляла ее чувствовать ненависть2) к себе, выказывая свою ненависть по отношению к ней. Поэтому она, вместо того, чтобы устанавливать пределы допустимого и выдерживать приступы ярости, следующие за ее попыткой сказать дочери «Нет», попустительствовала Джой. В результате Джой позволялось делать все, что она хотела, и получать все, что она хотела. Поэтому Джой стала по-настоящему «испорченным ребенком».

Неудивительно, что в ходе моей работы с ней Джой подвергла меня весьма суровым испытаниям и стала со мной очень требовательной. Когда же я говорил «Нет», она сердилась. Она сердилась иногда настолько сильно, что начинала пинать меня или пыталась укусить меня или оцарапать.

К счастью, ее мать разрешила мне вести себя с Джой строго, поэтому она была готова услышать вопли Джой, иногда доносившиеся из моего кабинета. Затем было несколько случаев, когда я вынужден был держать беснующуюся Джой, пока она не успокаивалась.

Я обнаружил, что могу держать Джой таким образом, что она не может пнуть, оцарапать или укусить меня. В такие моменты она начинала кричать: «Отпусти, отпусти!». Каждый раз я спокойно отвечал на это: «Не думаю, что ты уже готова сдерживаться (hold) сама, поэтому я собираюсь держать (hold) тебя, пока ты не будешь готова сдерживаться самостоятельно«.

В этих случаях, а их было несколько в ходе первых месяцев моих занятий с ней, Джой всякий раз кричала «Отпусти, отпусти», но от раза к разу все менее решительно. Тогда я стал говорить ей: «Думаю, ты уже, наверное, готова сдерживаться сама, но если нет, я снова буду тебя держать».

После этого Джой успокаивалась, и всякий раз, когда это случалось, она затем шла на сотрудничество и начинала заниматься каким-нибудь творчеством. Это повторилось несколько раз, и Джой продемонстрировала, что начала обретать со мной безопасность нового типа. Что бы не казалось ей в себе неподвластным контролю «чудовищем», с которым не могла справиться ее мать, она чувствовала, что я могу справиться с этим. Таким образом она оказалась способной перенимать что-то от моего сдерживания (holding), что помогало ей сдерживать себя. Ее взгляд на себя стал меняться, и вместе с этим изменилось ее поведение.

Следует отметить, что вышеизложенный пример взят из моей работы в качестве коррекционного педагога (до того, как я прошел обучение психоаналитическому способу работы) с ребенком, который в свои почти семь лет еще не умел читать. В то время, такое физическое удерживание ребенка учителем в определенных обстоятельствах рассматривалось как вполне приемлемое и не считалось подозрительным. В наши дни предпринимаются шаги, чтобы защитить детей от актуального или потенциального злоупотребления (abuse). Все же, этот случай иллюстрирует, что в каких-то ситуациях ограничения являются важнейшей частью удерживания. Это верно и для психоаналитической работы. Но в аналитической работе мы должны найти способы контейнирования пациента посредством слов и через характер нашего отношения и присутствия на сессии. Мы не должны прибегать к физическим мерам,поскольку в совершенно другом сеттинге психоанализа и психотерапии они неприемлемы.

Следующий клинический пример

Теперь я опишу часть своей работы с пациентом, который чувствовал, что оба его родителя серьезно его подвели. Отметьте, пожалуйста, что я затрону только те моменты, которые касаются темы моего доклада.

Я буду называть своего пациента г-н А. Он появился на свет в результате поздней и незапланированной беременности. Его мать уже имела четырех детей, младшему из которых было 7, когда родился г-н А. Его отец был алкоголиком, редко способным (если способным вообще) на то, чтобы поддержать мать г-на А. или уделить внимание своему последнему ребенку. Отец умер, когда моему пациенту шел второй десяток.

Г-н. А. вырос, опасаясь что-либо требовать от своей матери. Однако когда время от времени он все же осмеливался делиться с ней своими огорчениями, зачастую у него создавалось впечатление, что она не способна выдержать даже самую естественную его потребность в ней как в матери.

В результате г-н А. начал чувствовать, что его оказалось для матери чересчур много. Поэтому он пытался защитить ее от того, что на самом деле чувствовал, и, в частности, от всех своих насущных потребностей. Он часто ненавидел ее, но притворялся, что любит. Подобным же образом он чувствовал, что мать часто притворяется, что любит его, тогда как он ощущал, что на самом деле она его ненавидит. И он начал воображать, что она не хотела, чтобы он родился.

Чтобы избежать ужасающих последствий своей ненависти — и предполагаемой ненависти матери — г-н А. научился быть хорошим ребенком, помощником, хотя это ощущалось как поверхностное отношение и фальшь. Г-н А. стал боятся того, что быть нуждающимся в чем либо. Также он стал бояться критически относиться к другим, и особенно опасался своего гнева. Он чувствовал, что гнев этот будет смертоносным.

В связи с этим г-н А. рассказал мне ключевое воспоминание своего детства, которое относилось ко времени, когда ему было 4 года. Он помнил, что больше всего ненавидел своих родителей, когда они дрались. В одном таком случае, когда они дрались в соседней комнате, он начал думать, что они собираются убить друг друга, потому что шум был ужасный. Внезапно драка прекратилась, и наступила мертвая тишина. Г-н А. сразу же подумал, что он убил своих родителей, потому что слишком сильно ненавидел их, когда они дрались. В панике он побежал за помощью к соседям и сказал им, что родители мертвы. Позже он вспомнил, что был жестоко наказан родителями за то, что привлек посторонних к тому, что происходило в семье.

Долгое время г-н А. постоянно и настойчиво изучал мое лицо в течение каждого сеанса. Также он внимательно прислушивался к моему голосу, улавливая знаки, указывающие, как он полагал, на мое «настроение». Скоро стало ясно, что он почти все время ожидает, что я буду его критиковать, отвергать его, буду с ним нетерпелив, буду на него сердиться, и так далее, и тому подобное. Сколь бы теплые чувства я по отношению к нему ни испытывал (хотя я никогда ему этого не говорил, тщательно избегая утешений), он ни разу не осмелился поверить, что я могу хорошо к нему относиться.

Однажды во время сеанса (шел третий год анализа) г-н А. внезапно обрушился на меня [с упреками]; он заговорил со мной (точнее, выговаривал мне) совсем не так, как раньше. Он сказал следующее:

«Я пришел к выводу, что как аналитик Вы совершенно бесполезны. Я абсолютно ничего не получил от этого анализа. Это была совершенно пустая трата времени. Вы дрянной аналитик: по крайней мере, для меня. Может быть, Вы приносите какую-то пользу другим людям, но мне Вы никакой пользы не принесли».

В этом духе г-н А. продолжал высказываться большую часть сеанса. Он никогда не говорил со мной подобным образом, и я никогда не слышал, чтобы он так говорил с кем-то другим. Обычно он был очень озабочен тем, чтобы подстроиться к собеседнику, стараясь угодить, не надоедать, ничего не требовать и уж точно не выказывать никакой критики.

Внутренняя супервизия

В своем контрпереносе я отметил два совершенно различных отклика. Я воспринимал то, что г-н А. говорил мне, как довольно разрушительную атаку на меня, и понимал, что легко могу ощутить себя серьезно оскорбленным. Я мог бы также обнаружить, что ненавижу того, кто с такой силой обрушивался на мое отношение к себе как к аналитику. Но вместе с тем я также начал чувствовать некоторый терапевтический оптимизм. Этот пациент столь значительную часть своей жизни соотносился с другими людьми через ложную самость. Теперь же, казалось, он позволил себе говорить из такого места в себе, в котором ощущалось гораздо больше реального. Возможно, это могло бы стать началом прорыва. На протяжении большей части сеанса я хранил молчание, принимая атаку так, как она велась, и стараясь от нее не защищаться. Затем, перед самым концом встречи, я сказал ему:

«Я должен очень серьезно отнестись к тому, что Вы говорите. Вполне возможно что я действительно подводил Вас так, как Вы говорите. Так что я должен обдумать это очень тщательно. Но в то же время не могу не отметить, что Вы заговорили со мной так, как, я думаю, Вы никогда не чувствовали себя способным разговаривать со своей матерью; или, насколько я знаю, с другими людьми».

Некоторое время г-н А. молчал, а потом ответил: «Да, это правда».

На следующем сеансе г-н А. сказал, что он ощутил огромное облегчение, когда я позволил ему говорить со мной так, как он говорил. Он не мог себе представить, что я буду в состоянии принять это, но я не пал духом и не отомстил. Его отец впал бы в прострацию. Его мать бы отомстила.

Я отметил, что в своей реплике я упомянул только его мать, но он добавил также к этому своего отца, и это было весьма уместным дополнением к моим словам.

Теперь я опишу фрагменты двух сеансов из следующего года анализа. Эти сеансы произошли на неделе, когда я собирался отсутствовать в четверг и в пятницу. Очевидное содержание этих сеансов вращается вокруг темы, которую я назову «капающая труба».

Понедельник

Сначала г-н А. помолчал, а потом стал рассказывать мне о проблеме с его жильем, которая все никак не решалась. Речь шла о капающей трубе, которая не давала ему спать по ночам, но в связи с этим никто ничего не предпринимал. К сожалению, домовладелец жил далеко, так что сам не видел, в чем проблема. Он только слышал о ней от моего пациента.

Наконец проблеме вроде бы решили уделить внимание. Перед выходными должен был зайти слесарь, но [на выходных] труба продолжала капать. Пациент не знал, смог ли слесарь вообще прийти в пятницу, или же он пришел, но не смог разобраться, где протекает труба. И г-н А. знал, что одно окно заклинено, так что если слесарь и пытался выглянуть из этого окна, он не смог бы этого сделать. 4) Он бы не смог увидеть, где именно протекает труба — и протекает ли она вообще.

Г-н А. снова связался с домовладельцем, который сказал, что попросит слесаря зайти сегодня. Затем пациент замолчал, явно ожидая, что я что-то скажу.

Внутренняя супервизия

Пока г-н А. молчал, я размышлял над тем, к чему в анализе он мог отсылать своим рассказом, если это был больше чем просто отчет о текущих проблемах в окружающем его мире. Поскольку у меня не возникло никакой идеи относительно того, с чем в анализе могла бы быть связана эта история — если она вообще с чем-то была связана, — я знал, что не могу придать ей смысл. Поэтому я удовольствовался тем, что полагал «нечетким воспроизведением» основной темы в том, что он мне рассказал.

Я дал такой комментарий: «Похоже, здесь звучит тема, связанная с чем-то, что последнее время не в порядке, и чему еще не уделили должного внимания, и ничего — или ничего путного — по этому поводу не предприняли».

На самом деле мне показалось, что это довольно неловкий отклик на его слова, но подобные вещи я советую другим, иногда пишу об этом, так что я подумал, что стоит ему это сказать.

Г-н А. меня удивил и даже поразил, восприняв мою реплику с определенным воодушевлением.

«Да! — сказал он с нажимом. — Я думаю, она [тема] тянется к тому «Нет», которое мне нужно было, чтобы Вы поняли».

Дальнейшая история, как она вырисовывалась на сеансе

Это было упоминание того времени в ранней юности г-на А., к которому он часто возвращался. Он встречался с девушкой, я буду называть ее Джейн, которая стала для него очень важна. Фактически, они вели речь о браке. Затем наступили выходные, которые Джейн проводила одна, поскольку г-н А. готовился к экзаменам и не мог к ней присоединиться.

Пока она отсутствовала, г-н А. обнаружил, что ревнует Джейн столь сильно, что вынужден был последовать за ней туда, где она находилась. Через некоторое время после этого он стал ощущать то, что описывал как «совершенно нового типа «Нет», вырастающее изнутри него». Он просто знал, что не сможет жениться на Джейн. Также он знал, что должен сказать ей это «Нет» нового типа. Однако вместо этого он просто позволил отношениям угаснуть.

С тех пор г-н А. постоянно переживал, что не смог сказать Джейн это «Нет», которое он так глубоко чувствовал. Это «глубокое Нет», говорил он мне, дало ему ощутить себя реальным, как он никогда не ощущал себя прежде. Но он упустил шанс сказать это Джейн.

До текущего сеанса мы часто говорили с ним об этом «Нет» в связи с Джейн, и мне хотелось думать, что мы практически добились того, чтобы у меня возникло понимание данного эпизода. Например, мы изучили возможность того, что его обеспокоило чувство ревности, и, может быть, у него появилась потребность защитить себя от столь интенсивных вспышек ревности в будущем. В другой раз я размышлял о том, не казалась ли столь опасной и не привела ли к такой сильной ревности степень его зависимости от другого человека. Или это была потребность избежать ограничения (be defined) другим человеком, в данном случае — Джейн, которая начала верить, что они поженятся? Или это была потребность сказать «Нет» обязательствам, и т.д.?

Я надеялся, что, испытав множество разных способов постижения того, почему это «»Нет» глубоко изнутри» его было столь значимым, мы достигли довольно широкого понимания этого эпизода. Казалось, он символизирует множество важных моментов, в том числе «Нет», которое ребенку необходимо суметь выразить матери, а потом и отцу, в процессе сепарации. И вот теперь г-н. А говорил, что полагает, что та вещь, «по поводу которой ничего не предпринималось», могла отсылать к этому «Нет».

Внутренняя супервизия

Сначала я был на грани раздражения, услышав, что г-н. А снова возвращается к этому «Нет». Чего еще я здесь не понял? Почему он продолжает об этом говорить? Но я знал, что должен быть очень осторожным, чтобы не поддаться влиянию контрпереноса. Поэтому я слушал, что он скажет дальше.

Г-н А. продолжил: «Я не мог сказать Джейн то «Нет», что пришло изнутри меня, поскольку чувствовал, что «оно бы ее разрушило». Похоже, гораздо безопасней для нее было получать это сообщение постепенно, чтобы оно не оказало такого действия. Но мне не удалось сказать ей это «Нет» изнутри меня. А это «Нет», которое я обнаружил внутри себя, я ощущал как единственное реальное переживание, которое я могу вспомнить».

Внутренняя супервизия

Я обнаружил, что припоминаю, что недавно г-н А. несколько раз заговаривал о работах Винникотта. Он высказывался в том духе, что чувствует, что понимает ранние переживания детей так, как, по-видимому, большинство остальных людей их не понимают. Поэтому я задался вопросом — насколько хорошо я понимаю детские переживания г-на А.? Затем я обнаружил, что у меня возникла ассоциация с тем, что г-н А. говорил о своем страхе разрушить Джейн, и припомнил, чту Винникотт писал о потребности ребенка «разрушить объект» — чтобы затем смочь обнаружить, что объект выдержал это «разрушение». [См. работу «Использование объекта» в книге «Игра и реальность» (Playing and Reality) (Winnicott, 1971)].

Затем я сказал: «Думаю, что ключевой здесь является та мысль, что Вы могли разрушить Джейн этим глубоким внутренним «Нет», которое Вы обнаружили внутри себя. Это напомнило мне о высказывании Винникотта по этому поводу: что человеку требуется смочь разрушить объект в своей психике, а затем обнаружить, что объект выдержал это разрушение».

[Обычно я не пользуюсь аналитической терминологией на сессии, но сейчас я чувствовал, что это позволяет нам с г-ном А. рассмотреть данный вопрос, поскольку я знал, что он кое-что на эту тему прочел].

Г-н А. сказал: «Да, это действительно ощущается таким образом».

Я поразмышлял над этим и затем сказал: «Я полагаю, Вы были неспособны рискнуть и разрушить в своей психике мать или отца, поскольку Вам, вероятно, казалось, что они слишком хрупкие, чтобы рискнуть и проделать это с ними. Я думаю, это могло оставить у Вас ощущение, что они способны выжить, только если Вы будете постоянно защищать их от того в Вас, что, как Вы стали верить, разрушило бы их».

Г-н А. согласился со мной и продолжил исследовать эту тему. Своего отца он воспринимал как развалину на протяжении почти всего своего детства.

Дальнейшая история, что вырисовывалась в ходе сеанса

Г-н А. чувствовал, что выживание его матери также под угрозой, поскольку казалось, что выживает она только за счет мщения, и я часто слышал о ее вспышках гнева, когда он осмеливался ей перечить или каким-то образом требовать от нее чего-то как от матери. Он всегда чувствовал, что должен поддерживать ее, чтобы казалось, что она все же выживает как мать. И он начал верить, что помогает ей выживать, подстраиваясь под нее, будучи хорошим, покладистым, и не прекословя ей.

В ходе сеанса наступил момент, когда я сказал: «Я думаю, для Вас было очень важно продолжать возражать мне в связи с этим «Нет». Я думаю, Вам нужно было продолжать указывать мне на то, что я до сих пор не понял, что важнее всего в этом вопросе».

Г-н А.: «Это правда. Думаю, Вы этого еще не поняли».

Я ответил: «Итак, вероятно, Вы вынуждены были найти способ говорить мне «Нет», противоречить мне, и рисковать, не защищая меня намеком на то, что я почти достиг понимания. Теперь ясно, что я не понимал все это таким образом, в котором Вы более всего нуждались. И я думаю, Вы вынуждены были осмелится говорить это мне, несмотря на то, что, возможно, боялись, что я либо не смогу это принять, либо каким-то образом могу отомстить за то, что Вы мне это говорите».

Г-н А. согласился.

Несколько позже, ближе к концу сеанса, я сказал г-ну А., что теперь нам, возможно, удастся понять, насколько значимыми были его мысли в начале сеанса. Я сказал ему: «Ведь действительно была вещь, по поводу которой ничего не предпринималось, и она все еще требует внимания. Нечто, о чем предположительно должны были позаботиться «отсутствующий домовладелец» или «слесарь». Теперь мы вернулись к этому самому главному моменту, понимания которого мной Вы изо всех сил добивались».

Я добавил: «К счастью, Вы осмелились рисковать — в чем бы этот риск не заключался для Вас — и возвращались к данной теме так часто, как это было необходимо для того, чтобы у меня появилась возможность начать лучше понимать этот момент».

Последовало дальнейшее рассмотрение этой темы, после чего г-н А. сказал: «Странно, сегодня я чувствую, что Вы действительно начали понимать это».

В среду, на последнем на этой неделе сеансе, поскольку я собирался два дня отсутствовать, у нас сложился следующий разговор:

Г-н А. «Сегодня я очень враждебно настроен по отношению к Вам — очень рассержен. Не знаю, почему».

ПК «Много поводов сердиться».

Г-н А. «Да. Почему Вы не поняли это раньше? И теперь Вы уезжаете».

ПК «Вы, возможно, чувствуете, что если бы я действительно понимал, что для Вас значит мой отъезд, я бы не мог уехать, особенно в виду того, что мы сейчас пытаемся рассматривать. Я вижу, что сейчас действительно крайне неудачное время для моего отъезда».

Г-н А. «Я должен был защищать мать и продолжал ее защищать. Может, мне не нужно было этого делать. Но если бы в этом не было необходимости — какой бы это оказалось ужасной тратой времени и усилий».

ПК «Я думаю, тут та же проблема, что и в «солнечном танце»».

Из истории анализа

Следует объяснить, что я имел в виду. Я напомнил г-ну А. о том, на что указывал ему раньше, используя почерпнутую из антропологии аналогию. Я рассказывал ему об одном племени на островах в Южной Океании, которое, поколение за поколением, каждое утро просыпалось до рассвета, чтобы исполнить «солнечный танец». Ведь они осознавали, что без солнца они бы все погибли. Поэтому каждое утро, до рассвета, они исполняли солнечный танец. И каждый раз он приносил желаемый результат! Солнце всегда поднималось над горизонтом, и начинался новый день. Я использовал эту аналогию, чтобы разъяснить г-ну А. его бессознательную фантазию о том, что без его постоянной защиты другой человек (как он полагал) не вынес бы воздействия его внутренней реальности.

Я продолжил:

ПК «Вы посвятили такую значительную часть своей жизни защите другого человека. Вы стали воспринимать «другого» так, как будто он постоянно нуждался в этой защите от Вас, все время. Но что если в этом не было необходимости? Я вижу, что у Вас это может вызвать ужасное чувство пустой растраты огромного количества времени и усилий».

Г-н А. «Да, и все это время я защищал Вас от этого «Нет»».

ПК «Вы, наверное, задаетесь теперь вопросом, а что если я не нуждался в этой защите от Вас? Это тоже может выглядеть ужасной растратой всей той заботы и тех усилий, что Вы выказывали по отношению ко мне».

С этого момента и до конца сеанса г-н А. плакал — первый раз за всю историю

данного анализа.

Наконец он смог вымолвить: «Некоторые вещи невозможно выразить словами».

Я ответил: «Иногда слезы могут передать то, что словами не скажешь».

Небольшое обсуждение

Я далек от предположения, что мы сразу же приступили к работе с этим важнейшим переживанием. В лучшем случае нам лишь представилась возможность начать относится к нему иначе. Но по крайней мере г-н А. нашел способ побудить меня переосмыслить то, над чем мы так часто размышляли раньше. И на этот раз мы смогли продвинуться настолько, что увидели, что проблема оказалась встроенной непосредственно в аналитическое отношение. Теперь стало ясно, что я тот человек, которому необходимо столкнуться с «Нет» моего пациента. И он осмеливался говорить мне: «Нет, Вы все еще упускаете основной момент. Вы не понимаете самого важного».

Но, отталкиваясь от этого, стало возможным пересмотреть центральные для г-на А. взаимоотношения и увидеть, каким образом каждое из них — каждое по-разному — нуждалось, на его взгляд, в его защите стороны от его собственного «Нет», которого, как он чувствовал, эти отношения не выдержали бы.

Как мать г-на А., так и его отец казались ему балансирующими на грани выживания. Разве мог он решиться и позволить себе испытать самую естественную и обычную для детей фантазию о том, что их родители могут показаться уязвимыми перед тем, что ребенок ощущает как свое всемогущество? Только после полноценного прохождения через эту фантазию, когда объект выживает, не распадаясь и не мстя, становятся возможными отношения нового типа. Только тогда обнаруживается, что объект располагает своей собственной силой, а не только той, что будто бы ему передается (при защите от того, что, предположительно, окажется для него чересчур много).

Итак, в рамках аналитического отношения, г-н А. начал интенсифицировать процесс испытания меня. Он говорил «Нет» моим попыткам понимания, пока в конце концов нечто от этого «Нет» из самых глубин не перешло в его отношение ко мне. Позволил ли я себе признать это и уделил ли этому внимание, или же я продолжал игнорировать то, чем нам более всего следовало заниматься? Было ли наконец уделено должное внимание каплющей трубе?

В заключение

Я знаю, что только лишь затронул вопрос о ненависти и контейнировании. Это вопрос длиной в человеческую жизнь. Но я верю, что одной из самых важных сторон работы в анализе является наша готовность встретить нечто, о чем пациент, как ребенок, полагает, что этого чересчур много и что это никто не способен вынести. И встречая это *в анализе*, мы действительно должны суметь вынести его удар. Здесь контейнирование означает необходимость найти способ действительно заниматься этим и это выносить. Такой удар зачастую приходится переживать на самом личностном уровне. Это значит гораздо больше, чем просто давать искусные интерпретации, отводя нечто от себя — как если бы он был лишь переносом. Конечно, зачастую это также и перенос — но нам нужно уметь заниматься им более непосредственным образом: задействуя не только разум, но и самих себя как реальных людей, во всей своей целостности — и в том числе свои чувства.

Примечания

1) Мне не нравится называть ребенка «он» [«it», в английском языке то же местоимение, которое относится к животным, предметам и понятиям. — Прим. перев.], но здесь я решился на это, чтобы избежать назойливого повторения «он/она» [«he/she», политически корректное указание на человека, пол которого не играет роли или неизвестен. — Прим. перев.] на протяжении всего доклада.

2) Здесь под «объектом» Винникотт подразумевает то, что в психике ребенка представляет родителей, или то, что в психике пациента представляет аналитика.

3) Винникотт совершенно отчетливо говорит о том, что для матери нормально иногда ненавидеть своих детей. Вот его слова об этом: «Мать должна уметь переносить ненависть к своему ребенку, ничего с этим не делая. Она не может продемонстрировать ему этой ненависти. … Наиболее замечательная особенность матери — ее способность терпеть столь ощутимый ущерб от своего ребенка и ненавидеть его столь сильно, не отплачивая ему той же монетой; а также ее способность ждать компенсации, которая может последовать — а может и не последовать — позже» (1949: 74).

4) После сеанса, не во время его, я отметил, что моя фамилия совпадает с названием хорошо известного типа окон в Великобритании. Даже если бы я отметил это в ходе сеанса, я бы, вероятно, не использовал данное наблюдение в интерпретации. Но оно заставило бы меня слушать внимательней. Это, возможно, помогло бы мне прийти к тем же выводам немного быстрее.

как избавиться от этого чувства

Ненависть…. Счастлив человек, который ни разу не испытывал этого ужасного, разрушающего чувства, не корчился в душевных судорогах, при этом доброжелательно улыбаясь предмету ненависти, который не испытывал мук от понимания собственного бессилия без всякой надежды как-то утихомирить злость. Не желая отбирать хлеб у психологов, женский журнал JustLady, тем не менее, попробует разобраться в проблеме и, может быть, дать несколько дельных советов читательницам по поводу того, как избавиться от напасти, а именно, как перестать ненавидеть.
Человеконенавистничество – медленное самоубийство.

(Фридрих Шиллер)

Ненависть — сильное чувство неприязни к другому человеку, самому себе, недовольства жизнью или обстоятельствами. Люди способны ненавидеть как собственное тело, так и весь окружающий мир. Самым сильным и разрушительным чувством является ненависть к себе подобным.

Иногда ненависть возникает в один момент в результате каких-то действий или высказываний другого человека, иногда злость и раздражение копится годами, в итоге превращаясь в жгучее, непреодолимое чувство, с которым практически невозможно справиться.

Ненависть — разрушительное чувство. Она дает людям массу энергии, которая при этом не может быть направлена ни на что позитивное. Ненависть жаждет руин и выжженной земли, чужого горя.
Ненависть в первую очередь вредит тому, кто ненавидит. Ненавидящий подвергается ее разрушительному воздействию. Множество болезней как физических, так и психических, вызваны этим ужасным чувством.

Посудите сами, огромная негативная энергия буквально распирает вас изнутри при виде объекта вашей злости или даже упоминания о нем. При этом вы чаще всего не можете проявить свои эмоции во всём их накале, приходится сдерживать себя. Куда девается энергия? Правильно, она проникает внутрь, разрушая все на своем пути.

Чувствуя, что больше так жить невозможно люди начинают задумываться над тем, как перестать ненавидеть . Ненависть не пройдет сама по себе, это нужно твердо усвоить. Над излечением от ненависти нужно долго работать, каждый день, каждый час. Если вы человек верующий, поможет обращение к богу и исповедь.

Часто люди думают, что перестать ненавидеть они смогут, только если ненавистный человек умрет. Но это редко приносит облегчение. Узнав, что человек, ненависть к которому они взращивали и лелеяли дорогие годы, умер, они расслабляются и понимают, что им даже жалко его. Обиды кажутся мелкими и незначительными. И тогда у человека есть шанс, проведя полжизни в ненависти, вторую половину провести, мучаясь чувством вины.

Между тем, проведя много времени в вынашивании планов мести или просто постоянно думая об объекте ненависти, с потерей этого самого объекта, ненавидящий просто теряет смысл в жизни. Как ни страшно это звучит, но такое действительно бывает.
Поэтому, если вы испытываете подобные чувства, нужно всеми силами стараться избавиться от него, перестать ненавидеть .

Не претендуя на лавры специалиста-психолога, все же хочу дать несколько советов, скорее даже обозначить направление, в котором нужно попробовать двигаться. В свое время данный метод помог и мне.

Как престать ненавидеть. Шаг первый: найдите причину

Ненависть не может возникнуть на пустом месте, хотя подчас на вопрос, за что мы ненавидим человека, мы можем ответить, что нас раздражает само его присутствие на земле, мы ненавидим его просто за то, что он есть.

На самом деле причина для ненависти есть и она предельно конкретна. Другое дело, что она может быть совершенно ничтожной, и со временем мы даже можем забыть о ней. А злость останется. Часто именно понимание ничтожности причины помогает человеку престать ненавидеть.

Может быть, ненавидимый вами человек что-то сказал или сделал, что вывело вас из себя и привело к полному неприятию. А может, вы ненавидите начальника, который каждый день изводит вас придирками. Или это родственник вашего мужа или друга (отказаться от встреч с которым вы не можете), который ведет себя совершенно неприемлемо для вас? Выясните причину, и вам будет легче сделать следующий шаг.

Как престать ненавидеть. Шаг второй: поставьте себя на его место

Другой человек, как бы удивительно это не звучало, может даже не подозревать о вашей ненависти. Он может что-то делать, не зная, как это на вас действует. Мало того, о вашем отношении к нему не подозревают и окружающие. Еще бы, где им заподозрить неладное, если вы преувеличенно любезны и внимательны с объектом вашей ненависти. Именно ненавидимый человек вызывает у нас повышенное внимание и желание быть приятной. Ведь наша цель — скрыть свои чувства, не дать прорваться эмоциям.

В результате мы и получаем то, что получаем. А всего-то и нужно поговорить с этим человеком, просить его изменить свое поведение, подумать над высказываниями. Сколько внутренних конфликтов было решено подобным образом!

Но бывает и так, что, поставив себя на его место, вы понимаете, что он делает гадости, в вашем понимании, только из желания досадить вам. Он прекрасно знает о ваших чувствах и злит вас, чтобы иметь возможность насладиться проявлением ваших эмоций или с удовольствием понаблюдать за вашими попытками подавить их в себе.

Зачем он это делает? Да просто потому, что ему это нравится. Видимо есть какие-то причины, чаще всего комплексы, которые мешают ему налаживать нормальные контакты с людьми, привлекать внимание к своей персоне какими-то иными способами.

Может быть, вы ненавидите человека, который совершил плохой поступок. Подумайте над тем, почему человек так поступил или поступает. Он сделал что-то ужасное? А как бы вы поступили на его месте? Как вы считаете, могли бы вы поступить так же в подобной ситуации? Может быть, вы поймете, что неприглядный поступок — просто проявление слабости данного человека.

Таким образом я подвожу вас к следующему шагу.

Как перестать ненавидеть. Шаг третий: постарайтесь простить

Как мы увидели, гадкие поступки и слова чаще всего вызваны тем, что человек слаб и идет на поводу у собственной слабости. Каким бы коварным он не выглядел, это чаще всего именно слабость.

Именно эта мысль должна вам помочь простить его и успокоиться. Легко сказать: «Простить!», а как это сделать, если ненавидишь всей душой? Если при одной мысли об этом человеке сжимается желудок, невозможно ни есть, ни спать, и, тем не менее, мысли постоянно вращаются вокруг объекта ненависти.

Есть одно простое упражнение, которое может вам помочь. Главная мысль — у каждого человека есть душа. Она невинна и прекрасна, как ребенок. Вот и представьте этого человека в виде маленького ребенка. Возможно, это трудно, но никакого противоречия на данном этапе вы почувствовать не должны. Ведь объект вашей злости когда-то действительно был малышом, у него были любящие мама и папа, он был наивным и трогательным.

Представьте, что этот ребенок продолжает жить внутри этого человека. Он испуган и несчастен, он зажмуривается каждый раз, когда «хозяин» говорит вам гадости или провоцирует. Пожалейте малыша, дайте ему понять голосом, интонациями, что вы знаете о нем, жалеете его, готовы поддержать.

Это не значит, что при появлении неприятного человека, вы должны приблизиться к нему, постучать ему в грудь и сказать, что-то наподобие: «Эй, малыш, я знаю, что ты там». Нет, просто разговаривайте с человеком так, как разговаривали бы с ребенком. Не ведитесь на провокации, жалейте его маленькую чистую душу, вместо того, чтобы ненавидеть.

Многим это упражнение может показаться глупым и бесполезным. Это пока вы не попробуете. Данный прием я в свое время использовала на себе. Ненависть к человеку была столь сильной, что я даже стала плохо относиться к его родственникам, за то что они его терпят и даже умудряются любить.

Объект моей ненависти мне вредил, говорил гадости, делал пакости. Причем он даже не наслаждался своими победами, ему было все равно, он просто считал, что имеет право так делать, ну, просто потому, что я ему не нравлюсь.

Только разобравшись в ситуации, выделив конкретные причины, узнав, что именно поддерживает мою ненависть и попытавшись понять, почему он себя так ведет, я увидела, какие у него резоны (пусть несправедливые, но понятные), поняла, почему он делает именно так (просто потому, что другие способы ему не доступны, так как он, поступать легче всего). Я смогла простить ему его собственное несовершенство, глупые комплексы, смогла даже пожалеть.

Процесс шел медленно, было довольно трудно, но я старалась научиться воспринимать человека, как некий объект эксперимента, отвлечься от своей неприязни хоть на время. Затем смогла увидеть в нем малыша и разговаривать только с ним.

В результате, последние несколько лет у нас мирные отношения. Человек перестал строить козни и говорить гадости и даже относится ко мне с некоторой теплотой. Я не полюбила его всей душой, это просто невозможно, но воспринимаю его нормально, без злости и неприязни и не стискиваю зубы, когда он приходит в мой дом.

Не утверждаю, что данный метод — панацея, но в не слишком запущенных случаях, при вашем большом желании, конечно, может сработать. Очень надеюсь, что он кому-то поможет перестать ненавидеть , и в мире станет одним ненавидящим меньше.

Если же вы не можете справиться с собой, и ваша ненависть столь велика, что вы не можете ее на время приручить, чтобы хотя бы проанализировать ситуацию беспристрастно, лучше, наверное, обратиться к специалисту.

Жми «Нравится » и получай лучшие посты в Фейсбуке!

1. Ненависть в ответ на ненависть

Обычно нам не нравятся люди, которым не нравимся мы. Чем больше, как нам кажется, они нас ненавидят, тем больше мы ненавидим их в ответ.

2. Конкуренция

Когда мы соревнуемся за что-то, наши ошибки могут принести пользу конкурентам. В таких случаях, чтобы сохранить чувство собственного достоинства, мы перекладываем вину на других. Мы начинаем обвинять в своих неудачах (реальных и мнимых) тех, у кого дела идут лучше. Постепенно наше разочарование может перейти в ненависть.

3. Мы и они

Способность отличать от врагов всегда была жизненно необходима для безопасности и выживания. Наши мыслительные процессы эволюционировали, чтобы быстрее замечать потенциальную опасность и соответствующим образом на неё реагировать. Поэтому мы постоянно вносим информацию об окружающих в собственный «справочник», где хранятся все наши взгляды о разных людях и даже целых классах людей.

Обычно мы относим всё к одной из двух категорий: правильный или неправильный, хороший или плохой. А так как большинство из нас ничем особенно не выделяется, даже незначительные, поверхностные различия, как, например, расовая принадлежность или религиозные убеждения, могут стать важным источником идентификации. Ведь мы, прежде всего, всегда стремимся принадлежать к группе.

Считая себя частью определённой группы, которая, по нашему мнению, превосходит другие, мы меньше расположены сочувствовать представителям остальных групп.

4. От сострадания к ненависти

Мы считаем себя отзывчивыми, чуткими и приветливыми. Тогда почему же мы всё равно испытываем ненависть?

Дело в том, что у нас есть чётко сложившееся мнение о себе и своей правоте. И если мы не можем достичь компромисса, виним мы, конечно же, другую сторону. Наша неспособность полностью оценить ситуацию, а также тот факт, что мы всегда оправдываем себя, приводят к мысли, что проблема не в нас, а в окружающих. Такой взгляд часто разжигает ненависть.

Кроме того, в подобных ситуациях мы обычно считаем себя жертвой. А те, кто нарушает наши права или ограничивает нашу свободу, кажутся нам обидчиками, заслуживающими наказания.

5. Влияние предрассудков

Предрассудки могут по-разному влиять на наши суждения и решения. Вот несколько примеров.

Игнорирование достоинств другой стороны

Однозначных ситуаций не бывает. У всех есть свои достоинства и недостатки. Но когда мы находимся во власти ненависти, наше искажается до такой степени, что мы совершенно не видим в оппоненте никаких положительных качеств. Так у нас складывается неверное представление о человеке, которое потом довольно сложно изменить.

Ненависть по ассоциации

Согласно этому принципу природа новости влияет на наше восприятие того, кто её сообщает. Чем хуже происшествие, тем хуже кажется нам и всё, что с ним связано. Именно поэтому мы виним вестника, даже если он не имеет никакого отношения к произошедшему событию.

Искажение фактов

Под влиянием предрассудков, основанных на симпатии и антипатии, мы обычно заполняем пробелы в информации о каком-либо событии или человеке, опираясь не на конкретные данные, а на собственные предположения.

Стремление нравиться

Все мы в разной степени ценим мнение окружающих. Мало кто хочет, чтобы его ненавидели. Общественное одобрение значительно влияет на наше поведение. Вспомните слова французского писателя и философа Ларошфуко: «Мы охотно сознаёмся в маленьких недостатках, желая этим сказать, что более важных у нас нет».

Как проявляется ненависть

Физическая и душевная боль — очень действенный стимул. Мы не хотим страдать, поэтому стремимся либо избегать, либо уничтожать врага. Другими словами, ненависть — это защитный механизм против боли.

Ненависть может находить разные выражения. Наиболее очевидное из них — война.

Кроме того, она проявляется в политике. Вспомните такие вечные противостояния: левые и правые, националисты и коммунисты, либертарианцы и авторитаристы.

Как избавиться от ненависти

  • Во-первых, с помощью продолжительного тесного контакта с людьми. Особенно эффективна совместная деятельность, когда вы сотрудничаете для достижения общей цели или объединились против общего врага.
  • Во-вторых, благодаря равному положению во всех аспектах (образование, доход, права), которое будет действовать не только на бумаге.
  • И, наконец, самое очевидное — мы должны осознавать собственные чувства и стараться не отмахиваться от чувств окружающих. Когда вас одолевают сильные эмоции, лучше просто отойти в сторонку, сделать глубокий вдох и постараться избавиться от своих предрассудков.

Ненависть — очень сложное в понимании чувство, которое люди часто даже не могут объяснить. Им кажется, что негативные ощущения возникли на пустом месте, но на самом деле, для таких эмоций всегда есть свои серьезные предпосылки.

Пытаясь устранить ненависть по отношению к человеку или группе людей, многие совершают непростительные ошибки, которые лишь усугубляют проблему. Каким же образом можно справиться с негативом в собственном сердце и обрести полное взаимопонимание с миром?

Причины возникновения ненависти

Как перестать ненавидеть окружающих — вопрос хороший, но ответить на него просто невозможно, пока не будут до конца изучены мотивы возникновения негативного чувства. Причин появления подобных эмоций может быть много, и вот лишь основные из них:

В основе такого чувства всегда лежит скрытый негатив. Все может начаться с одного неправильно сказанного слова, глупой шутки, которая выливается во взаимные оскорбления. Через пару месяцев люди уже начинают люто ненавидеть друг друга.

Соперничество между двумя личностями тоже редко заканчивается чем-то хорошим. Причем соревнование может касаться как личной жизни, так и карьерной сферы. Ощущая конкуренцию, человек попытается найти недостатки в оппоненте, чтобы утвердиться в своем превосходстве. Желание быть первым у обоих обернется резким негативом по отношению друг к другу.

Порой ненависть возникает из-за элементарной непохожести. Если холерик и флегматик начинают общаться, они тут же сталкиваются с абсолютной биполярностью характеров. В результат, негатив усиливается при каждой новой встрече, оборачиваясь жгучей ненавистью.

Психологи подтверждают, что мотив для возникновения негативного чувства может быть абсолютно ничтожным. Но это не отменяет того факта, что плохое отношение к оппоненту возникнет и окажется неискоренимым.

Только выяснив мотив чувства, можно переходить к решению вопроса о том, как избавиться от ненависти.

Почему человек ненавидит всех вокруг

Иногда встречаются особенно сложные случаи ненависти по отношению ко всем окружающим. В такой ситуации человек чувствует невероятную оторванность от мира, ведь он не может дружить, строить отношения и даже общаться с окружающими. Почему же такая ситуация появляется?

Избавиться от негатива в такой ситуации поразительно сложно. Обычно психологи советуют отыскать одного единственного человека, общение с которым будет доставлять наименьший дискомфорт. Далее с помощью этого друга можно постигать мир, находя все больше и больше хороших знакомых.

Если ненависть ко всему без исключения возникает из-за неприятия их недостатков, придется научиться терпимости. Идеальных людей не бывает, и именно поэтому нужно в позитивном ключе воспринимать чью-то непросвещенность или непривлекательность. В таком случае, общаться с миром будет проще.

Негатив по отношению ко всем без исключения со временем оборачивается ужасающими последствиями. Такие одинокие люди часто идут на преступления, желая устранить тех, кто их раздражает, то есть всех окружающих. Не редки и случаи суицида, ведь чувствуя оторванность от всего мира, так просто оказаться в петле.

Способы борьбы с негативом

Как перестать ненавидеть человека, и можно ли побороть отрицательное чувство? Психологи подчеркивают, что это возможно, но работать над собой придется много. Какие же шаги помогут справиться с отрицательными эмоциями?

  1. Необходимо на листке бумаги перечислить все положительные качества человека, чтобы хотя бы ослабить негатив по отношению к нему.
  2. Стоит встретиться и обсудить ситуацию, попытаться выяснить, почему проблема вообще возникла.
  3. Ни в коем случае нельзя опускаться до сплетен. Чем реже человек плохо думает и говорит про того, кого ненавидит, тем лучше.
  4. Следует научиться терпимее относиться к людям.
  5. Если все перечисленные советы оказываются бесполезны, то необходимо минимизировать контакт с ненавистной личностью. При отсутствии постоянного общения, негатив постепенно сойдет на нет.

Что делать, если ненавидишь человека, с которым работаешь или общаешься в одной компании? Для начала нужно понять, взаимны ли эти негативные эмоции. Если оппонент часто подшучивает над Вами, распускает слухи и говорит гадости за спиной, то речь скорее всего идет о взаимной неприязни.

В такой ситуации, лучшим способом решения конфликта будет беседа. Следует сесть и обсудить причины возникновения проблемы. Иногда это может быть какая-то совершенно незначительная мелочь, а порой причиной негатива выступает потаенная симпатия.

Если беседа не помогла, то необходимо пресечь негатив, исходящий со своей стороны. Кидая обвинения в одну сторону и исходя желчью, оппонент рано или поздно устанет, а вражда автоматически прекратиться.

Как справиться с ненавистью к человеку, если все перечисленные методики оказываются бесполезны? В таком случае, психологи рекомендуют минимизировать контакты. Если личности не общаются и не пересекаются, им становится сложнее ненавидеть друг друга. Постепенно вражда и вовсе испаряется.

Случаи, когда справиться с негативом невозможно

Чаще всего люди принимают за ненависть элементарную неприязнь, которая куда проще в своей мотивации. Однако бывают ситуации, когда избавиться от неприятных ощущений просто невозможно. Связано это с глубокими чувствами, личной отвращением, у которого всегда есть причины.

Так, брошенная жена вряд ли сможет простить разлучницу и смириться с произошедшим. Отец погибшего ребенка не прекратит ненавидеть убийцу, даже если на помощь к нему придет два десятка психологов.

В такой ситуации единственным разумным решением становится полное игнорирование этого человека. Не стоит следить за ним в социальных сетях, осуждать его или искать встречи. Минимальный контакт поможет в итоге хотя бы немного сгладить негатив.

Далеко не каждому под силу узнать ответ на вопрос о том, как побороть ненависть к человеку. Проблема здесь в том, что для избавления от негатива нужно и самому немного измениться. Придется пересмотреть свои взгляды, убеждения, эмоции. Однако бороться со столь черным чувством следует до конца, ведь оно способно изнутри уничтожить своего носителя.

Марина, г. Энгельс

Мы все подвержены действию эмоций и чувств в нашей жизни. Это нормально, когда люди испытывают гнев, огорчение, радость, удивление и так далее. Но есть такие чувства, которые наполняют нашу личность, развивают ее, а есть разрушительное влияние эмоций и чувств, например ненависть к людям.

Что это за чувство — ненависть

Многие, чувствуя внутренний дискомфорт, не всегда понимают его причину. Ненависть к людям — одно из самых разрушительных чувств, которые есть у человека. Это сильная неприязнь к какому-либо объекту. Она может появиться внезапно, а может накапливаться многие годы, и в один момент проявиться. Ненависть открывает перед человеком большой спектр действий наравне с огромным количеством энергии. Эту энергию он чаще всего тратит на что-то разрушительное, негативное, но не на созидание. Иначе эта неприязнь переросла бы в конструктивное чувство.

Как называется ненависть к людям? Из определения «мизантропия», то есть ненависть к людям, мы можем увидеть, что есть такие субъекты, которые ненавидят в принципе всех себе подобных, существует даже патологическая боязнь такого состояния. Для этого есть свои причины, чаще всего психические расстройства, но сплошь и рядом мы можем встретить ненависть, направленную на конкретного человека: начальника, бывшего супруга или супругу, сестру, брата, соседа и так далее. У каждого могут быть свои причины возникновения этого чувства, существует даже поговорка: «От любви до ненависти один шаг». Мы можем долгие годы общаться с человеком, вместе расти, а потом, когда он становится в чем-то лучше нас, начинаем его ненавидеть.

Как проявляется это чувство?

Ненависть к людям проявляется по-разному, все зависит от человека, который ее испытывает, причины, по которой она возникает, и субъекта, к которому испытывается неприязнь. Чаще всего в нашем дискомфорте виноваты мы сами. Иногда мы не можем в полноте осознать причину отрицательного отношения к человеку. То есть в скрытом виде проявляется ненависть к людям. Причины ее могут быть следующими:

  • Противопоставление себя человеку, в сравнении с которым мы явно проигрываем. Здесь речь идет о каких-либо внешних характеристиках, то есть физические данные, материальное состояние и, как следствие, лучший внешний вид оппонента.
  • Черты характера другого человека, которые мы бы очень хотели иметь, но в силу определенных обстоятельств этого не имеем. Первые два пункта можно заменить одним словом — зависть. Она-то и является мощным мотиватором ненависти.
  • Обида. Люди начинают ненавидеть других, если те очень обидели их своим поведением.
  • Нехватка информации о человеке. Мы все анализируем поведение других по отношению к нам или к нашим близким. Чаще всего мы не знаем внутренних мотивов того или иного поведения, но делаем свои выводы, чем и обрекаем себя на возникновение ненависти к окружающим.

Почему мы болеем, когда испытываем ненависть к людям?

Уже давно учеными доказано, что отрицательные эмоции влияют на состояние здоровья человека. На самом деле, мы даже не задумываемся о том, сколько болезней у нас не из-за неправильного питания или наследственности, а именно по причине постоянного гнета отрицательных эмоций.

Еще в середине XX века проводился эксперимент на тему реакции живого организма (в данном случае цветов) на злое отношение и бранные слова. Ученые брали 3 комнатных цветка, при одинаковом уходе, поливе и освещении с одним разговаривали и гладили листики, к другому проявляли абсолютное безразличие, а третий подвергался ругательствам, к нему подходил обязательно злой человек. Результаты были ошеломляющими: уже через несколько дней последний высох, второй продержался чуть больше месяца и сгнил. Первый цветок рос и развивался. Этот эксперимент показывает влияние отрицательных эмоций на все живые организмы.

Существуют так называемые психосоматические болезни. Это, на первый взгляд, обычная патология, которая может возникнуть при определенных обстоятельствах у каждого человека. Но на самом деле причиной таких патологий является надломленная эмоциональная сфера или резко возникший стресс. Если длительно испытывать ненависть к людям (причины даже не имеют значения), у человека могут возникнуть такие заболевания, как запор, гипертония, онкологические заболевания. Болезни сердечно-сосудистой системы — самый частый результат. В таком случае очень остро становится вопрос о том, как побороть ненависть к человеку, ведь вслед за ней могут появиться серьезные заболевания не только физиологические, но и психические.

Разрушительное влияние ненависти к окружающим

Как уже отмечалось выше, чувство ненависти может повлечь за собой серьезные заболевания разных систем организма человека. Кроме того что могут поражаться органы, еще под удар попадает и психика человека. Ненависть к людям поэтому и является разрушительным, деструктивным чувством, так как «съедает» человека изнутри. Нельзя точно угадать, когда и как проявится накопленная злость к человеку. Она может выйти через какие-то аффективные реакции, когда человек не контролирует свое поведение, и агрессия может повлечь за собой даже правонарушения. Также озлобленность может быть направленной и на разрушение собственной психики, это такие патологии, как паранойя, мизантропия, невроз, психоз, в крайнем случае — шизофрения.

Как выглядит человек, испытывающий ненависть к людям?

Здоровый человек выглядит счастливым, чего не скажешь о человеке с этим чувством. Внешний вид злого и агрессивного человека не слишком любвеобильный и радостный. Чаще всего такие люди любят всех и все критиковать, что влияет на их отрицательное отношении к окружающим, поэтому выглядят они всегда недовольными и лишенными радости. В крайнем проявлении ненависти человек вообще не умеет улыбаться, всех подозревает в злом умысле против него, он постоянно обеспкоен и разочарован. На самом деле вид таких людей жалок и убог. Они сами себя лишают радости общения с людьми, чувства спокойствия и общности, так как редко когда у них бывают верные и хорошие друзья.

Возможные последствия чувства ненависти

Последствия присутствия этого чувства могут быть разными, начиная от мелких проблем со здоровьем заканчивая пожизненным заключением в тюрьме или больничной койкой в психиатрии. Возможно, последний вариант немного преувеличенный, но разрушительное чувство в своем развитии не может пройти бесследно.

Для людей последствия ненависти могут обернуться завершением общения. Очень печально, если это происходит у родственников, близких людей. Поэтому, чтобы не терять тесной родственной или дружеской связи, нужно знать, как побороть ненависть к человеку.

Важность прощения

Если вы не хотите больше чувствовать ненависть, если это чувство вас угнетает и съедает изнутри, важно вспомнить о прощении. Этот процесс сходен с очищением ума, освобождением психики и сознания от деструктивных механизмов. Простить очень тяжело, особенно когда причинен большой вред личности. Но только простив, вы научитесь любить мир, окружающих, радоваться каждому мгновению и не обращать внимания на людей, которые пытаются вас как-то задеть за живое. Как преодолеть ненависть к человеку? Если вы не в состоянии самостоятельно простить, можно обратиться за помощью к священнику, в церковь, или к психологу, который настроит вас на нужную тропинку прощения.

Шаги для преодоления ненависти

Если вас интересует вопрос о том, как победить ненависть к человеку, — значит, не все потеряно, и вы еще сможете выстроить с ним положительное взаимодействие.

Первым шагом по праву можно назвать «круглый стол», когда вы вместе с объектом отрицательных эмоций садитесь и обсуждаете все наболевшие вопросы.

Преодолеть ненависть и злость помогут занятия спортом, предпочтение лучше отдавать командным видам спорта.

Есть арттерапия и другие методы терапии, помогающие преодолеть чувство ненависти. Основой в тренинговых группах является посыл к тому, чтобы злиться, не скрывая злость, а находя ей конструктивный выход.

Высшей стадией гнева является ненависть. Когда это чувство переполняет человека изнутри, становится тяжелее воспринимать даже самые обыкновенные вещи, происходящие вокруг. Поэтому в качестве аутотренинга нужно научить себя мыслить оптимистично в любой ситуации, которая оказывает раздражающее воздействие.

Как только с вами случается неприятный казус, не стоит выплескивать свой гнев на людей вокруг. Лучше подумайте о чем-то хорошем, что вас утешит, или постарайтесь увидеть в случившемся плюсы. Например, если вы не успели записаться на курсы вождения, не стоит ненавидеть инструктора и всю группу. Подумайте, чем еще вы хотели заняться, ведь теперь у вас появилось свободное время. К тому же, за тот срок, что вы не будете ходить на занятия, можно еще подкопить на машину.

Оптимизм не сразу станет вашим ведущим образом мысли. Но со временем вы сможете стать новым человеком, привыкнув к таким размышлениям.

Другим способом самовнушения может стать умение управлять собой. Мысленно говорите себе, что вы спокойны. Психологи советуют доводить все до банальности: произносить фразы вроде: «Я спокоен, я уничтожаю ненависть». Это отвлекает внимание от негатива и способствует концентрации.

Дыхание

Обратной стороной ненависти является спокойствие. Соответственно, задачей каждого человека, страдающего от этого разрушительного чувства, станет переход к равнодушному состоянию.

Дыхательная гимнастика может стать ключом к успеху. Чтобы бороться с ненавистью эффективно, нужно тушить ее в самом начале. Как только вы ощущаете прилив негативных эмоций к конкретному объекту, сделайте вдох. Он должен быть глубоким и медленным. Сосчитайте до десяти и повторите. Кислород насыщает ваш организм, сосуды расширяются, общее самочувствие улучшается. Таким образом, вы сами не заметите, как станете сдержаннее. Упражнение необходимо выполнять каждый раз, когда вы теряете контроль над негативными эмоциями. Продолжительность зависит от времени, необходимого для полного спокойствия.

Помощь психолога

В европейских странах и Америке психологи и психиатры давно стали обыденностью. Каждый второй американец прибегает к помощи психоаналитика при любой возможности. Если вы ощущаете, что ваш гнев действительно приобретает разрушительные размеры, стоит обратиться к специалисту. Он поможет вам не только выговориться, но и подобрать способ эффективной борьбы с ненавистью к окружающему миру индивидуально.

Отношение к людям

У каждого есть люди, которые по каким-то причинам вызывают раздражение. Но если вы ненавидите человека неистово, желаете ему зла и пытаетесь его совершить, это становится проблемой. Чтобы такого избежать, попробуйте действовать неожиданно для самого себя. Делайте комплименты ненавистному человеку, улыбайтесь ему искренне, подумайте, какие хорошие качества он имеет. Этот способ борьбы с ненавистью эффективен, потому что вы меняете себя, создавая условный рефлекс на объект гнева.

«Как справиться с ненавистью к человеку, который предал?» – Яндекс.Кью

Не надо справляться. Лучше выяснить, для чего она нужна и выполнить эту задачу менее болезненными способами.

Для чего бывает нужна ненависть

Ненависть (и другие чувства) бывают нужны для того, чтобы уберечь человека от болезненных ситуаций.

Например.

Человек однажды отравился селедкой и теперь видеть ее не может. Организм предупреждает (отвращением): «не ешь такое, будет плохо.»

Человека предали. Ненависть предупреждает: «не общайся с ним, будет плохо. Ведь он даже ни о чем не жалеет и снова причинит тебе боль».

Откуда берутся навязчивые мысли

Но почему в таком случае нельзя уйти спокойно? Почему нужно постоянно про это думать? Это значит, с ситуацией связана какая-то нерешенная проблема, и она такая важная, что интенсивность чувств только нарастает. Как нарастает боль без лекарства.

Нерешенные проблемы (возможные варианты)

1. «Смогу ли я как-то себя защитить от боли?»

Это важный вопрос для психики. Снова и снова часть вас возвращается к проблеме и напоминает: «Ты должна что-то сделать, чтобы я знала, что это больше никогда не повторилось. Мне страшно. Защити меня, пожалуйста.»

2. «Если я не могу простить, то я плохая»

Многих людей в детстве учили, и даже заставляли прощать обидчиков.

Ребенка, который в песочника сломал вашу игрушку. Папу, который надавал ремнем по попе. Даже педофила, который «уважаемый человек, друг семьи, а ты все врешь».

Наказывали, ругали не только за проявление злости («Он сломал мою игрушку, он плохой!»), но даже за проявление боли (грусть, слезы).

Когда такие люди вырастают, они уже сами наказывают себя, если злятся или расстраиваются из-за обидчиков. Обидчикам, безусловно, это сильно облегчает жизнь, ведь сопротивления нет и можно продолжать в том же духе.

А между тем злость и боль в душе человека, которого предали, никуда не девается. И чем больше ее подавляют, тем больше она напоминает о себе. Нельзя заставить себя простить. Можно только загнать чувства глубже и тогда они проявят себя болезнями или «беспричинной» постоянной апатией, унынием.

3. «Я хочу оказаться подальше от этого человека, но не могу»

Это внутренний конфликт. Часть вас очень хочет перестать общаться, другой так же сильно надо остаться рядом. Ни одна сторона не готова уступить. Противоречивые чувства нарастают. Так же как иногда в конфликте люди сначала не соглашаются, потом спорят, потом вопят и дерутся.

Вы пишете о том, что человек продолжает вас оскорблять, и я предположила, что вы общаетесь. Очень часто даже после обиды и предательства люди продолжают не только общаться, но и жить вместе. Если их связывает что-то важное.

  • Финансовая, социальная зависимость

Например, если женщина финансово зависит от мужчины, у нее маленькие дети, ей угрожают расправой, если она уйдет. В таком случае она продолжает жить с обидчиком, но ее мысли постоянно ходят по кругу: она должна что-то сделать, но не знает, что.

  • Потребность найти хорошее

Иногда все не так страшно, но по причине номер 2 человек не может отдалиться от обидчика. Снова и снова пытается пообщаться, увидеть хорошее, простить, наконец, как учили родители. Эти попытки обречены на провал, но прекратить их он не может.

  • Эмоциональная зависимость (созависимость)

Такие люди не могут расстаться, даже если партнер систематически предает и обижает. Пока не будет решена проблема зависимости, они не перестают общаться с обидчиком.

При всех этих сценариях ненависть и боль будут подпитываться все новыми событиями, и становиться сильнее.

Что можно с этим делать

Если мои клиентки хотят работать с темой ненависти, обиды, то мы сначала выясняем, от чего эта ненависть защищает. Помню примеры, когда клиентке просто достаточно было увидеть, что вместо того, чтобы мучительно пытаться простить обидчика, можно просто простить себя. За то, что пока не достигла такой святости, чтобы прощать всех и за все. Есть много вещей, которых мы не можем. Мы не совершенны, но можем жить со своими ограничениями. После этого пропадало желание звонить и писать обидчику, уходили навязчивые мысли.

Подумайте о том, почему сейчас так важно помнить эту обиду, не забывать о ней? Что можеть случиться, если вдруг забудете? Эти вопросы могут дать вам важную информацию.

Желаю, чтобы все ваши чувства и намерения существовали в гармонии. А вас окружали только любящие, надежные люди!

Ненависть во взаимоотношениях между женщиной и мужчиной

Перевод: Е. Ничик
Редакция: Т. Пушкарева

Введение

Если вести речь о женщинах и мужчинах вообще, как я собираюсь это делать в моем выступлении, можно оказаться в затруднительном положении. Тем не менее, существует нечто специфически женское и мужское в людях. Пол влияет на нашу психическую структуру, мышление и способ восприятия жизни. Конечно, всегда существуют индивидуальные различия, о которых следует помнить и принимать их во внимание.

Начну с описания некоторых причин, которые провоцируют ненависть, не касаясь форм ненависти. Мои размышления базируются на более чем 30-тилетнем опыте клинической и психоаналитической работы, на том, чему научили меня мои пациенты.

Не существует любви без ненависти и ненависти без любви. Ненависть помогает сохранить любовь. Любовь и ненависть не являются противоположностями, они связаны друг с другом. Противоположностью, как любви, так и ненависти, является равнодушие. Винникотт (1960) говорил, что у человека развивается глубочайшее чувство вины, когда его ненависть сильнее любви.

Женщина и мужчина отличаются друг от друга. Различны их тела, что обусловливает и психическую разницу. Согласно представлениям Фрейда (1923): «Эго является в первую очередь и, прежде всего, телесным Эго». Зачастую мы бессознательно воспринимаем различие как угрозу себе, поэтому различия провоцирует ненависть и подозрения. Мы защищаемся ненавистью.

Равенство между женщиной и мужчиной часто понимают как их похожесть. Если мы живем и действуем сходным образом, означает ли это, что мы становимся равными и обеспечиваем друг другу равное положение в обществе. Равенство, скорее, дает возможность проявиться различиям, и, не стараясь устранить, воспринимать их с уважением.

Наша идентичность, как женщины или мужчины, развивается на протяжении всей жизни, хотя основа гендерной идентичности формируется в детстве. Чем слабее мы ощущаем свою идентичность, тем больше мы стараемся ее защитить, и прибегаем к ненависти, когда сталкиваемся со своим бессилием. Ненависть и агрессия, даже в своих самых жестоких формах, часто базируются на защите личного опыта. Неконтролируемая ненависть свидетельствует о слабости психологической структуры личности, указывает на остановку психического развития, вызванную множеством факторов. Полезнее не искать ответственных за нанесенный ущерб, а причины и понимание. Ответственность за то, кто мы есть, и что мы делаем, всегда лежит на нас.

Ранняя беспомощность

Мы рождаемся в крайне беспомощном состоянии и, в младенчестве, полностью зависим от нашего окружения, от матери. Этот период становится основой нашей психической структуры, несмотря на то, что его невозможно вспомнить сознательно. Французский психоаналитик Жанин Шассгет-Смиржель (1964, 1985) увидела нечто чрезвычайно важное в этом периоде, в наших попытках интегрировать ранний опыт в нашу психическую и общую культуру:

«Мужчина и женщина рождены женщиной: 
мы все, прежде всего, дети нашей матери. 
Однако все наши желания как будто предназначены 
для отрицания этого факта, столь 
наполненного конфликтами и воспоминаниями о 
нашей примитивной зависимости. 
Миф из Книги Бытия, похоже, выражает это желание, 
желание освободить себя от матери: 
мужчина рожден Богом, идеализированной отцовской фигурой, 
проекцией утраченного всемогущества. 
Женщина рождена из мужского тела. 
Если этот миф выражает победу мужчины 
над его матерью и над женщиной, 
кем тогда становится его собственный ребенок. 
Это также предусматривает определенное решение для женщины, 
так как она также дочь своей матери: 
она предпочитает принадлежать мужчине, 
быть созданной для него, а не для себя, 
быть частью его — ребром Адама — 
а не продолжать свою «привязанность» к матери».

Беспомощность унизительна и провоцирует ненависть. Один мой пациент-мужчина, который в анализе начал приближаться к чувству беспомощности, от которого он всю жизнь защищался полным обесцениванием своей матери, сказал: «Если бы моя мать знала, что я продолжаю оставаться ребенком, она бы унижала меня». Этими словами он выразил свои внутренние чувства. В анализе он чувствовал себя так, как будто один делал всю работу, я едва ли существовала для него вообще на протяжении первых двух лет анализа. Сама я чувствовала, что имею дело с ребенком. Эти слова пациента дали нам возможность исследовать очень болезненное осознание, против которого он защищался чувством всемогущества, которое очень серьезно исковеркало всю его жизнь и заставило действовать разрушительно по отношению к себе. Однажды он был близок к тому, чтобы убить, в другой раз — изнасиловать.

Винникотт (1986) сказал, что если мы не признаем нашу полную зависимость от женщины, то будем ее бояться. В его словах: «И для мужчины, и для женщины трудно согласиться с тем, что они были зависимы от женщины; однако, при достижении полной зрелости личности, ненависть к этому должна трансформироваться в благодарность».

Идеализация материнства является средством защиты от ранних травм, она базируется на неосознанном понимании хрупкости ранних отношений. Идеализация, конечно, не то же самое, что уважение и можно сказать, что идеализация, по сути, обесценивает настоящее материнство, которое является очень трудной реальной задачей. Материнство может превозноситься на словах, но оно редко ценится в повседневной жизни. Люди могут думать, что неработающие матери просто отдыхают и находятся в отпуске. Вероятно, практически нет стран, где общество выплачивает им пособие. Тем не менее, труд матери, ухаживающей за ребенком, является намного более утомительным и ответственным, чем многие другие «официальные» занятия в этом мире.

Глубокая мысль Шассге-Смиржель, которую я цитировала выше, является в первую очередь попыткой бессознательного преодоления опыта ранней беспомощности и абсолютной зависимости. Она также предлагает объяснение, почему последние 2000 лет были годами мужчин в западной цивилизации. Сейчас мы живем в эпоху перемен. Женщина не чувствует больше, что она принадлежит мужчине в привычном для нее понимании. Женщина сейчас имеет смелость в большей степени идентифицироваться со своей матерью, без страха потери себя, своей индивидуальности. Напротив, сейчас для женщины стало возможным осознать корни своей идентичности, сходство с матерью без слияния с ней, и различие между собой и отцом.

Ядро нашей базисной идентичности формируется скорее из того, что мы есть, чем из того, чего нам недостает. Часто можно видеть женщин, которые стараются эмансипироваться, становясь «крутым парнем», используя другие маскулинные способы под давлением окружения, либо из-за слабости и неприятия своей собственной идентичности. Очень важно отметить, что и мальчики, и девочки идентифицируют себя с матерью в первый период своей жизни, и что мать является первым объектом любви для обоих полов.

Одно тело

Ирен Маттис, шведский психоаналитик, в своей книге (1996) рассказывает историю Мари. История была описана Амбруазом Паре, врачом короля Франции Карла 9, в 1560 году. Мари была 22-летней фермершей. Однажды, прогоняя животных с пшеничного поля, она перепрыгнула глубокую канаву. В этот момент из нижней части ее тела появились мужские гениталии, и Мари в мгновение ока стала мужчиной.

Существует множество подобных средневековых историй, но нет ни одной, где мужчина превращается в женщину. Согласно медицинской науке того времени, мужчина и женщина являлись зеркальными отражениями друг друга. Считалось, что видимые части мужского тела существуют также и у женщины, только скрыто. Матка рассматривалась как аналогия пенису. Мари, женщина, не была полностью развитым человеческим существом, но стала таковым, превратившись в мужчину. Может быть, известная, по крайней мере, в Финляндии, шутка «женщина — лучший друг человека», имеет больше бессознательных исторических оснований, чем можно подумать.

В средневековье полагали, что существует только одно человеческое более или менее развитое тело. Было принято использовать одни и те же названия для мужских и женских гениталий, поэтому женские половые органы не имели собственного названия. Вскрытие проводилось как у мужчин, так и у женщин, но видимое интерпретировали исходя из имеющихся о нем представлений. Джойс Мак-Дугалл (1995, с. 235) пишет: «Возможно фразу «Я поверю, если увижу это», следует читать «Я увижу это, если я поверю в него», когда это касается исследования. Женское тело воспринималось как неразвитый вариант мужского тела. Реальное различие между мужчинами и женщинами было невозможно осмыслить в то время, может быть невозможно это сделать и сейчас, в меньшей мере это касается физического уровня. Однако сходство все еще иногда прослеживается, как например, когда психоанализ объединяет клитор и пенис, сводя на нет различие этих органов.

Только с 18 столетия положение дел начало понемногу меняться. В 1828 году была обнаружена яйцеклетка. До этого открытия женщина была только лишь раковиной, в которой развивается ребенок, но все свои качества он получает от отца. Отрицая отличие женщин, общество также могло отрицать их нужды и потребности. В 1870 известный английский психиатр Генри Модсли представил результаты своего исследования, согласно которым интеллектуальное развитие девочек подростков наносило ущерб их репродуктивным органам и мозгу. Согласно Модсли, менструации угнетают женскую активность настолько, что ее совсем не остается для других занятий (Кортелайнен, 2003).

Положение женщины в обществе в западных странах радикальным образом изменилось после Второй Мировой войны. В это же время возникла потребность в пересмотре положения мужчин, и я думаю, это во многом их освободило. Джойс Мак-Дугалл (1995) указывает, что и для мужчин, и для женщин возможность быть особами только одного пола является травматичной. Быть одновременно мужчиной и женщиной, мальчиком и девочкой — обычное желание, которое каждый ребенок выражает очень ясно. Как мы его интерпретируем, будучи взрослыми, какую теорию разовьем на его основе — это совсем другой вопрос, он решается под влиянием культуры и времени, в котором мы живем, и наших бессознательных потребностей. Сегодняшние знания свидетельствуют, что все эмбрионы вначале имеют женский пол.

Фрейд полагал, что в детском представлении поначалу существует только один половой орган — пенис. В своей основе это та же мысль, что и в средневековье. Теория Фрейда была названа фаллическим монизмом. Дональд Сильвер (1991) опубликовал интересную статью о личных предпосылках создания Фрейдом теории отрицания женственности как биологического факта. В кратком изложении это выглядит так: «Потребность Фрейда отрицать женственность происходит от его собственного отрицания своей романтической привязанности к женщине (Гизела) так же, как и отрицания своей женственности, которая укреплялась повторяющимися потерями матери, связанной с последовательным появлением пяти его сестер подряд». До рождения сестер на свет появился брат Джулиус, Фрейду тогда было лишь 17 месяцев; то есть мать забеременела, когда ему было лишь 10 месяцев. Джулиус умер шесть месяцев спустя после рождения (Фрейду 23 месяца), мать в это время была снова беременна Анной, первой сестрой.

Пентти Иконен (1998) написал превосходные статьи «О фаллической защите» и «От эдипальных проблем к фаллической вселенной», где он исследует влияние фаллических защит на нашу культуру и ее структуру, а также описывает проявление фаллических защит в нашей ежедневной жизни. Фаллическая защита включается в фаллический монизм, другими словами речь идет об идее, согласно которой в представлении детей существует только один половой орган. Иконен считает, что фаллическая защита базируется на незнании о существовании соответствующих женских половых органов, которые невидимы внешне и, следовательно, неизвестны. Фантазия мальчика прорвать отверстие, проникнуть насильственно внутрь может базироваться на этом ментальном представлении. Я думаю, что все как раз наоборот. Фаллическая защита у мужчин и женщин, так как она также проявляется и у женщин, базируется на страхе внутреннего пространства женщины, на осознании его наличия с самого начала. Все мы были рождены женщиной, росли в матке и я думаю, что это, скорее всего, оставляет след в бессознательном.

Женские половые органы могут приобретать иные значения, они могут рассматриваться как источник ужаса или жизненной энергии. Выражение «Дай ему палец, а он тебе всю руку отхватит» может описывать страх потери себя, который часто ассоциируется с женским внутренним пространством. Много фантазий всемогущества ассоциируется с внутренним пространством; это черная дыра, в которой все исчезает, ящик Пандоры, из которого вылетает все зло в мире, однако на дне остается надежда. Один 3-х летний мальчик сказал невесело своей беременной маме непосредственно перед родами: «Куда мне деваться, когда папа тоже пойдет к тебе в животик, чтобы отвести малыша на плаванье?» Мальчик видел по телевизору пап, плавающих в бассейне вместе со своими детьми.

Внутреннее пространство несет в себе значение всемогущества. В Намибии мужчины верят, что половое сношение с девственницей излечивает СПИД и другие болезни. Вследствие этого многие девочки оказываются изнасилованными (Майя Паландер, врач, частная беседа). Рассказывают также, что Мао не обмывал себя после сексуального акта, так как верил, что получает жизненную силу от вагинальных выделений. Значение всемогущества внутреннего пространства производно от способности женщины вынашивать и рождать ребенка.

Однако фаллическая защита также способствует детскому развитию: она защищает представление девочек о себе и половую идентичность мальчиков в процессе дифференциации от матери. Если диадические отношения мальчика с отцом достаточно хороши на этой фазе, он также способен избирательно идентифицироваться с матерью.

О значении различия

Дети начинают замечать различия между полами в возрасте примерно 18 месяцев. Различие пробуждает страх у обоих, как у мальчиков, так и у девочек (McDougall, 1995).

Различие всегда рождает в нас страх. В одном комедийном сериале эта тема возникла, когда маленький мальчик сказал, что он не может доверять людям, у которых каждый месяц кровотечение, а они все не умирают (Южный парк). Требуется смелость, чтобы бояться друг друга и признавать это. Только так мы можем прийти к реальным взаимоотношениям друг с другом и с собой. Страх подразумевает смелость в том, чтобы видеть различия.

Я определяю базисное отличие мужчины и женщины следующим образом: мужчина проникает/входит внутрь женщины, женщина отдается/желает мужчину внутри себя. Мужчина извергает, женщина принимает. Дистанция между мужчиной и женщиной самая короткая и в то же время самая длинная. Соитие пробуждает бессознательный страх у обоих, особенно первое. Оно пугает мальчиков и девочек, даже будучи чрезвычайно желанным. Девочка боится быть разбитой, глубже лежит страх распасться на части: «кто-то проникает в меня, останусь ли я целой, буду ли я самой собой после этого?». Мальчик боится того, справиться ли он, как будет работать его пенис, выдержит ли он, что он встретит внутри девочки, не будет ли он поврежден. Я употребляю слова мальчик и девочка намеренно. Раньше было бы более корректно говорить о мужчине и женщине, но сегодня сексуальная жизнь начинается намного раньше, практически в детском возрасте. Когда человек еще незрел, он обычно отрицает бессознательные страхи, представляющие угрозу для него, переводя сексуальные контакты в ритуал подобный рукопожатию, который происходит в отношениях между полами, даже если два человека не знают друг друга. Первичной целью мужчины в сексуальном контакте может быть желание проникнуть внутрь и испытать свой пенис, а не желание встретить другого человека. Его способность выносить и испытывать интимность разовьется позже, когда мужская идентичность будет сильной и безопасной, не требующей больше фаллической нарциссической защиты.

Мой пациент-мужчина, упомянутый выше, имел сексуальные отношения приблизительно с 200 девушками и женщинами, не испытывая чувства интимности. Прогресс в анализе помог ему развить способность ощущать эмоциональную близость. Ему хотелось бы забыть годы своей юности, он говорил печально: «У меня никогда не было молодости «.

В то же время женщина, которая легко развивает интимность, может не ценить себя как женщину или может воспринимать свое тело не как свое собственное, оно все еще может бессознательно принадлежать матери или может быть похожим на тело матери. Сексуальная близость может быть отделена как физический акт, который не затрагивает женское существо и не происходит в ней. В любви все мы наиболее ранимы, полны кастрационной тревоги.

Если значительно все упростить, можно было бы сказать так: женщинам для сексуальных отношений нужны хорошие межличностные взаимоотношения. Для мужчины сексуальные отношения то же самое, что хорошие взаимоотношения. Это главное противоречие, которое сложно понять мужчинам и женщинам, но осознание его поможет обоим. «Мужчины берут, женщины дают», как принято говорить. Но, не правда ли, что в сексуальных отношениях оба дают, берут и получают? Для женщины главной проблемой является заходящее слишком далеко приспособление, превращение в ребро Адама. Базовая телесная особенность женщины — принимать других, которая, проявляясь в крайних формах может привести к отрицанию себя. Кто-то сказал: все женщины мира говорят на одном языке: это молчание.

Половая идентичность как ядро автономии

Половая идентичность является сердцевиной нашей автономии. (Chasseguet-Smirgel, 1997). Половая идентичность определяется не только нашим физическим существованием. На нее также действуют родительские установки, особенно бессознательное содержание этих установок, а также культура, в которой мы живем. (Stoller, 1968).

Я упоминала идею Фрейда — фаллический монизм. Согласно Джойс Мак Дугалл (1995): «Рассуждения Фрейда всецело базировались на мужской точке зрения, которая ведет к чрезмерному акценту на зависти к пенису. В своих соображениях он уподобил женский клитор мужскому пенису. Теорию Фрейда можно подытожить следующим образом: первое желание маленькой девочки — обладать сексуальностью ее матери, затем она смещает фокус на желание обладать пенисом, затем на желание иметь ребенка от своего отца и, в конце концов, иметь своего сына. Это значит, что желание девочки иметь ребенка является просто замещением ее желания иметь пенис и поэтому любовь к отцу — просто следствие зависти к пенису. Однако Фрейд был революционен для своего времени, так как он серьезно слушал женщин и проявлял интерес к их сексуальной жизни и размышлениям».

Уже в 1920-х Мелани Кляйн (1928) и Эрнст Джонс (1927) оппонировали теории фаллического монизма Фрейда. В 1933 Карен Хорни опубликовала статью «Отрицание вагины», согласно которой трудность в принятии значения вагины равнозначна ее отрицанию. Эрик Эриксон (1951) начал использовать термин «внутреннее пространство» для описания внутренних сексуальных органов женщины. И Карен Хорни, и Мелани Кляйн проходили анализ у Карла Абрахама.

Представления о развитии девочки начали меняться: теоретики поняли, что первичная женственность является базисной чертой девочки с самого начала, и ее ядром есть желание иметь ребенка. Девочка осознает наличие в ней внутреннего пространства, что проявляется, например, в ее играх и фантазиях. Развитие образа тела базируется не только на том, что понимают как идею Фрейда, на него влияют и телесные ощущения. Были обнаружены, например, спонтанно появляющиеся увлажнения вагины у маленьких девочек (Horney, 1928, Sarrel, 1977), сравнимые со спонтанными эрекциями мальчиков-младенцев. Как я описывала ранее, эти средневековые идеи не изменились, несмотря на визуальные наблюдения, так как существует предопределенная уверенность и знание, которое должно удерживаться, по крайней мере, отчасти по нарциссическим причинам.

Согласно Шассге-Смиржель, у девочки зависть к пенису связана с отношениями с матерью. Чем более конфликтны эти отношения, тем труднее девочке сепарироваться, дифференцировать себя от матери, тем больше зависть к пенису. Зависть к пенису помогает сохранять ее представление о себе. Исследователи делятся на тех, кто полагает, что сущность женственности заключается в зависти к пенису, и тех, кто считает, что женственность существует независимо с самого начала. Пол не влияет на то, какую сторону занимает исследователь, мужчины и женщины есть в обоих лагерях (Chasseguet-Smirgel, 1997).

Теория Фрейда задевала женщин, так как не допускала существования ядра женственности, но лично Фрейд надеялся, что женщина-аналитик исправит его недостаточно точные взгляды. Женская психология являлась объектом многочисленных исследований и ее понимание значительно углубилось за последние 40 лет. В это же время, большие изменения произошли и в положении женщины в обществе. Психоанализ относительно мало интересовался беременностью и рождением ребенка с позиции матери, хотя мы все время размышляем об отношениях матери и ребенка. Или для нас нарциссически унизительно быть рожденным, а не созданным?

Материнство оказалось в фокусе психоаналитических исследований в последние годы. Я хотела бы упомянуть Джудит Керстенберг, Эрну Фурман, Джоан Рафаэль-Лефф, Элину Маенпаа-Реенкола и Мариту Торси-Нангман.

Согласно Фурман (2001) у мальчиков и девочек телесное Эго и их нарциссический вклад в него различны: «мальчики закрывают и укрепляют границы своего телесного Эго, в то время как девочки получают удовольствие в сохранении их гибкими. Это различие предшествует фаллически-генитальным сексуальным интересам и не связано с детским пониманием или игнорированием сексуального различия, но оно тесно связано с последующим отношением к телесной целостности, к матери, к материнской заботе». Она продолжает: «Женское телесное Эго, изменчивое и поэтому очень ранимое, определенно содержит угрозу мальчику и мужчине, который уже был однажды также раним. Чем больше угроза испытать вновь раннее состояние телесной дезинтеграции, тем больше он нуждается в защите своей телесной целостности, вплоть до уклонения от чувственного контакта с женщиной как матерью и с ее опытом материнской заботы».

Как я отмечала ранее, мать является первым объектом любви и идентификации, как для девочек, так и для мальчиков. Мать — это наш мир, а мы ее мир, все переживания взаимны, мы чувствуем себя своей собственной матерью. Большим разочарованием для мальчиков и девочек становится понимание того, что мать имеет свой собственный внутренний мир, о котором мы не знаем, и внутрь которого мы не можем попасть. В дополнение к этому мальчик должен принять, что он также и физически отличается от матери. Это травматично для него. Он борется с этой информацией с помощью убеждения, что он может дать жизнь ребенку и вскормить его грудью, как мама. Пенис делает вскармливание возможным. На этой стадии развития маленький мальчик в сауне называет пенис отца «старой сиськой». Одна маленькая девочка рассказывала, что у матери есть молочная грудь, у отца — скисшая грудь. Другой 2-3 летний мальчик объявил своей матери, что у него в животе есть ребенок. Мама и сын разговаривали о ребенке несколько недель, пока однажды мальчик не сказал, что ребенка у него больше нет, и он теперь в животе у мамы. Я думаю, что ребенок есть внутри многих мужчин. Ребенком мужчины является женщина, рожденная мужчиной, что делает мать ненужной, как описывает это Шассгет-Смиржель. Это крайняя форма фаллической защиты.

Я снова обращаюсь к моему пациенту-мужчине, о котором упоминала ранее. После нескольких лет анализа он женился и стал отцом двух дочерей. В конце анализа он сказал: «Я думаю, что отличаться от матери очень травматично для мужчины. Возможно, что трудно переносимое мужчинами чувство своей ненужности базируется на этом. Благодаря отцовству и заботе о детях я получил возможность проработать свою раннюю беспомощность и ненужность без опасения быть униженным и пристыженным. Вся моя мужская идентичность стала сильней и более сбалансированной».

Мальчик также может считать, что у матери есть пенис, но он спрятан, и таким образом, мать похожа на него. Постепенно мальчик замечает, что физически он сходен с отцом, и отец становится важным для него по другой причине, чем раньше. Знание того, что мальчик отличается от матери, дает ему возможность отделиться от нее. Ожидания мальчика обращены к отцу в поиске его приятия. Этот период очень важен с точки зрения половой идентичности мальчика. Мальчик не соревнуется со своим отцом, но наблюдает за ним в поиске модели того, как быть мужчиной. Мужественность также включает отношения с женщиной, с матерью. В этой фазе мальчик любит своего отца без амбивалентности, и в то же время он нуждается в получении от отца средств эдипальной конкуренции, которая появится позже. (Tahka, 1993).

Вейкко Тахка писал в своей книге «Разум и его лечение. Психоаналитический подход» о значимости ранней диадической фазы во взаимоотношениях с отцом для мужской идентичности. Насколько мужчина сможет обрести отцовство, когда сам станет отцом, зависит во многом от этого периода развития и от отношений с отцом в это время. Любовь мальчика к матери не является сексуальной изначально, это появится позже, в эдипальном периоде. Хорошо известно, что и некоторым взрослым мужчинам кажется невозможным любить одну и ту же женщину эротически и не эротически: женщина для них либо святая, либо шлюха.

Гринсон, Столлер и Тахка высказывают гипотезу, что для мальчиков нормальным является энергичное «разотождествление» с матерью для преодоления своей женственности. Таким образом, из теории этих авторов мы можем сделать вывод: развитие мужественности может базироваться только на фаллической защите. Мишель Даймонд (2004) решительно дискутирует с этой точкой зрения. Он показывает, что безопасность привязанности мальчика к матери обеспечивает периодические обращения к отцу и «бессознательные отцовские и материнские образы и идентификации обоих, как матери, так и отца, а также отцовские преэдипальные отношения со своим маленьким мальчиком и его матерью чрезвычайно важны в формировании гендерной идентичности сына». Он также подчеркивает роль культуры в идентичности.

Для девочки мать остается на протяжении всего времени объектом для идентификации, как и ядром идеального Я. Любовь в диадических отношениях девочки и матери также свободна от амбивалентности. Согласно Тахка, в эдипальном периоде девочка желает иметь пенис, чтобы быть способной удовлетворить свою мать, чтобы быть с ней в таких же отношениях, как отец, чтоб быть как отец. Я думаю, что это желание также играет роль в защите девочкой своих открытых гениталий, особенно в доэдипальном периоде. Самооценка девочки и ее представление о себе связаны с тем, насколько мать ценит и воспринимает ее как женщину. Диадические отношения дочери с отцом, его уважительное отношение к специфически женским качествам дочери исключительно важны для развития половой идентичности девочки, так же, как важно для мальчика уважение матери к его специфически мужским чертам. Это также материал для построения в дальнейшем взаимоотношений с противоположным полом, в равной мере, как для мальчиков, так и для девочек.

Роли мальчика и девочки различны для их родителей. Мать продолжает жить в дочери, а отец в сыне, и в то же время можно с уверенностью сказать, что родители живут в обоих. Девочка обозначает для матери продолжение ее собственной базисной функции — рождение новой жизни. Она может пробудить ту раннюю любовь, которую мать испытывала по отношению к своей собственной матери, так же, как отец — к своей. Мальчик — это другой вид объекта любви для матери. Он такой, как отец, как мужчина. Для отца сын продолжает его мужественность и отцовство, он может вызвать раннюю любовь, которую отец и мать испытывали по отношению к своим отцам.

Если мы имеем мальчика и девочку, наше желание двуполости таким образом осуществляется, мы можем чувствовать, что оно реализуется в них. Согласно Tаахка, похоже, что мальчики восхищаются своими отцами в большей степени, чем девочки своими матерями, но девочки любят своих матерей больше, чем мальчики своих отцов. Похоже, что мужчины дольше, чем женщины испытывают потребность в поиске ролевых моделей и авторитетов (Tahka, 1993).

Читая между строк, можно увидеть, насколько важны отношения между родителями для детей, насколько на самом деле мать и отец ценят и любят друг друга и уважают свои различия. Каждый ребенок нуждается в обоих родителях. Мать не может заменить отца и наоборот. Можно даже сказать, что родители являются частью тела ребенка, и потеря любого из них причиняет глубокую боль.

Женщины обычно находятся в лучшем контакте со своим материнством, чем мужчины со своим отцовством. Это отчасти связано с беременностью и родами женщины, а с другой стороны с ее первичной идентификацией с матерью, желанием быть матерью. Мужской путь к отцовству может быть дольше, но мне кажется, что первичным желанием для мужчины также является желание иметь ребенка, стать отцом. Может ли трудность в осознании этого желания быть связана с фаллической защитой, которая базируется в данном случае как на разочаровании в неспособности родить, так и на страхе внутреннего пространства женщины, кастрации? Кажется, мужчинам трудно видеть свою незаменимую роль в процессе творения; он либо создатель всего, либо никто. С другой стороны, женщина может хотеть присвоить своего ребенка, который был рожден из ее тела, и рассматривать ребенка, особенно в раннем периоде, как часть себя, уменьшая значимость отца, которого ей в то же время болезненно недостает, чтобы защитить ее личный опыт от угрожающей ей телесной дезинтеграции. Сексуальный акт часто помогает женщине достичь телесной и ментальной интеграции. Согласно Фурман (Furman, 1982, 1994) личный вклад в ребенка характеризует вступление обоих родителей в родительскую фазу развития и является существенным для их родительского опыта, при этом вклад каждого из родителей различен». Нарциссический катексис отца является ментальным, в то время как материнский катексис является и ментальным, и телесным. Даже отцы, которые последовательно и основательно инвестировали первичную заботу, не испытывают примитивного страха дезинтеграции или связанные с ним телесные ощущения, когда их ребенка отнимают от груди или приучают к уходу за телом. «Отцы часто тепло поддерживают матерей, но у них нет эмпатического понимания того дистресса, который матери испытывают, пока вырастают их маленькие дети. Сепарация с детьми остается на протяжении всей жизни различной для матери и отца, хотя они могли бы поделиться своими реакциями на свою подростковую эмансипацию вместо того, чтобы разводиться друг с другом».

Мужчина может чувствовать себя просто наблюдателем во время беременности своей жены. После рождения ребенка он снова может чувствовать себя оставленным, как и позже, будучи свидетелем интенсивных взаимоотношений между ребенком и матерью. Для отца сложно осознать, насколько он важен для матери как поддержка материнства и материнского самочувствия, как он важен также и для ребенка, вопреки тому, что мать для ребенка является первой во всем. Материнство и отцовство представляют различные стороны родительского опыта. Если мужчина может обнаружить и безопасно пережить свою раннюю идентификацию с матерью и свое желание давать жизнь, он сможет разделить материнство с женой не испытывая чувства покинутости. Как отец, мужчина имеет свои собственные, с самого начала отличающиеся от материнских, отношения с ребенком. Ребенок распознает отца, мать и других людей с очень раннего возраста, основываясь на различном способе прикосновений и различном запахе. Отношения между отцом и ребенком начали получать признание совсем недавно.

Мужчина, рано оставшийся без отца, или если отец практически полностью отсутствовал в его жизни, может только стараться в своем отцовстве быть матерью, соревнуясь с женой, и это, в известном смысле, единственно возможный для него способ. Отцовство было бы слишком опасным для него, оно означало бы потерю. Практически невозможно дать то, чего не имеешь.

Базовая модель взаимоотношений мужчины и женщины взята от наших родителей, это то, что мы субъективно восприняли, со всеми бессознательными факторами. Этот паттерн проявляется, например, в семьях с насильственным обращением: обычно наиболее тяжелые насильственные отношения существуют между мужчиной и женщиной, которые оба испытывали жестокое обращение во взаимоотношениях с родителями. В этой ситуации они ничего не способны сделать, чтобы улучшить положение дел. Насилие, испытанное в детстве, позже переносится на супруга, но еще чаще приводит к насилию по отношению к собственным детям. (См., например, новеллу Мариан Фредриксон «Дорогое дитя», 2002).

Быть жертвой физического насилия чрезвычайно унизительно, травматично, это вызывает глубокий стыд. В своей работе аналитика я часто вижу, что люди стараются скрыть насилие, которое испытывают в супружеских отношениях, либо отдаляют от себя его понимание. Психологическая боль сильнее физической. В данном случае динамика заключается не в том, что человек соглашается на насилие, как иногда полагают, а в утрате свойственной человеку ценности, которая затем защищается наиболее странным образом. К счастью, в наше время открыто говорят о насилии в семьях, что определенно помогает делиться проблемой, и облегчает поиск помощи.

Довольно распространенной является ситуация, когда мужчина бьет свою супругу. В 18 веке в Финляндии был закон, определяющий, каким образом мужчина может бить свою жену, и где проходят границы насилия. Мужчина бьет, когда он чувствует себя слабым, когда он сталкивается лицом к лицу со своей беспомощностью. Мужчина физически сильнее, но его идентичность как мужчины часто слабее женской идентичности. Субъект насилия также стыдится себя, переживает ситуацию как травматичную и боится ее возобновления. Чтобы освободить себя от вины, мужчина может ударить еще раз. В исследованиях отмечалось, что степень насилия обычно только возрастает. Это открытие совпадает с динамикой, отмеченной в тезисах Mатти Туовиннен, финского обучающего аналитика (частная беседа): убийца убивает снова, чтобы освободить себя от предыдущего убийства.

«Если бы мужчины не боялись женщин так сильно, наши жизни были бы намного легче», писала египетская женщина-автор (Meрнисси, 1994) в 19 веке. Мужской страх женщины связан с женским телом и с женской способностью давать жизнь. В исламском мире мужчина все еще остается опекуном женщины, согласно исламу он имеет на это право. На определенном уровне сходный феномен наблюдается также и у нас. Не только в мусульманских странах совершаются так называемые «убийства чести».

Александра Коллонтай, первая женщина-дипломат, отец которой русский, а мать финка, предположила, что мужчины опасаются женской интуиции, их способности читать между строк.

Источники ненависти

 

Функциональные отношения

 

В раннем периоде, в возрасте до 3 лет, у нас есть чувство, что мать принадлежит нам, мать должна делать все, что нам нужно, мать является функцией. Мы не воспринимаем ситуацию таким образом, что мать дает, а мы получаем; напротив, без сомнения, нам принадлежит все. Важно, чтобы эта фаза была достаточно безопасной для ребенка, а разочарования терпимы. Это происходит когда мать в хорошем контакте со своим ребенком (Furman, 2001). Чтобы научиться делать для себя то, что обычно делала для нас мать, чтобы достичь автономии, мы нуждаемся в материнском присутствии и в ее восхищении нашими действиями. Если эта стадия развития недостаточно благополучна, мы разными способами сохраняем беспомощность, зависимость от других, испытываем недостаток способностей. Наш нарциссический баланс слаб и мы обидчивы. Мы переносим наши потребности и надежды на человека, с которым живем. Если он или она не выполняют наши желания, мы прибегаем к гневу и агрессии в своем разочаровании. Это единственный способ, которым мы можем защитить свой образ себя, так как не можем вынести разочарование и глубокий уровень беспомощности, в которую мы погружаемся. Мы можем думать о вспышках детского раздражения, проявляющихся у взрослых, для того чтобы понять силы, которые ведут к их появлению. С котом можно играть, но со львом такие же игры опасны. Я думаю, что многие из тех убийств и актов насилия в ситуации развода или сепарации, связаны с дефектом этой фазы развития. Убийство может бессознательно обозначать окончательное обладание, по крайней мере, никто больше не завладеет жертвой.

С другой стороны, потеря другого может быть настолько подавляющей, что жизнь без него или нее становится невозможной, особенно если человек пережил потерю одного из родителей. Человек может прийти к убийству, возможно к суициду, который он может совершить вместо того, чтобы убить другого.

Жена может представлять мать для своего мужа, она должна вынести все разочарования, испытанные в отношениях с матерью, но возможно, она также заключает в себе и надежды на возмещение этих разочарований. Все мы, и женщины и мужчины, связываем ожидания совершенства с нашей матерью. Как-никак, она дала нам жизнь, поэтому она все может. Иначе говоря, она во всем виновата, но с другой стороны, у нее также есть сила все контролировать.

Для детского разума отсутствие матери, вызванное ее болезнью, становится ее виной. Все, что превосходит возможности психологической толерантности ребенка, становится всецело виной матери, независимо от того, какие у нее действительно были возможности повлиять на ситуацию. Я думаю, что ребенок защищает себя от своей беспомощности убеждением, что все это его вина; для него невозможно принять, что он ничего не может поделать с тем, что случилось, что он действительно полностью беспомощен. Если образ матери как хорошего объекта был утерян на ранней фазе, мать может оставаться плохой в детском понимании, что бы она потом ни делала.

Часто фрустрации, испытываемые в отношениях с отцом, рассматриваются как вина матери: мать должна была что-нибудь сделать, чтобы предотвратить их. Для нас намного легче переживать и прощать ошибки отца (оплошности, пренебрежение), как и его полный отказ от нас, так как он не тот человек, кто дал нам жизнь.

Беременность жены часто очень тяжела для мужчины, который чувствует, что с ним плохо обращалась и не уделяла достаточно внимания его собственная мать. Новорожденный может восприниматься им, главным образом, как конкурирующий сиблинг. В этот период нередко случаются шальные поступки, измены. Муж обманывает жену, так как он бессознательно может чувствовать, что жена обманула его тем, что родила ребенка. Ситуация может быть невыносимой для мужчины. С другой стороны, жена становится матерью после рождения ребенка, бессознательно она может представлять для мужчины его мать. Сексуальная жизнь может ощущаться как инцестуозная, становясь невозможной и приводя к импотенции.

Муж также может представлять для жены ее утраченную или отсутствующую мать, неисполненные желания, а также отца. Снова мы встречаем разочарования. Все значимые человеческие отношения включают функциональные, ранние элементы, которые, однако, могут получить развитие. Разочарования на функциональном уровне вызывают наиболее примитивный гнев и потребность подчинять других, принуждать их быть нашими слугами, контролировать их, управлять ими, по отношению к ним мы не испытываем чувства вины, благодарности, уважения и сострадания. Функциональный объект подобен объекту, которым мы владеем и используем. На функциональном уровне мы верим, что другой человек является как раз таким, каким мы его/ее видим, только от него зависит взаимодействие, и мы не имеем на него никакого влияния. (Tahka, 1993).

Наиболее упрощенные функциональные взаимоотношения между мужчиной и женщиной это так называемая «продажная любовь», которая не имеет ничего общего с настоящей любовью. Два человеческих существа оказываются в этой ситуации по совершенно разным причинам. Мне кажется, что сексуальность как таковая в нашей культуре сегодня оказалась отделенной от целостного человеческого существа, тело — изолированным от наших эмоций. Одним из результатов «так называемой сексуальной либерализации» является то, что сексуальность стала отдельной потребностью, не связанной с целостным бытием индивида. Это функция. Каждый должен иметь возможность удовлетворять сексуальные потребности. Действительно ли мы получаем настоящее удовлетворение, когда мы редуцируем таким образом наши глубочайшие отношения до уровня функции? Неспособность к эмоциональной близости и страх ее возникновения проявляется как эротизация всех взаимоотношений.

Изнасилование — это жестокая агрессия, реализованная генитально без сексуальной цели. Целью является унизить и обесценить другого человека, травмировать его как можно сильнее, возможно, отомстить по причинам, с которыми насильнику самому тяжело соприкоснуться. Может быть это месть матери? «Я делаю то, что хочу, это не зависит от тебя». Изнасилование — это абсолютная кастрация человеческого существа, будь это он или она.

Согласно Фрэнку Йохансону — директору «Международной амнистии» в Финляндии, насилие по отношению к женщинам однозначно является самым крупным нарушением прав человека во всем мире, каждая третья женщина на протяжении жизни становится мишенью оскорблений, насилия, нападений.

Зависть и соперничество

Нам свойственно базовое нарциссическое желание быть совершенными и лучшими. Оно защищает нас от чувства беспомощности и нарцисстической ранимости. Поэтому все человеческие отношения включают зависть и конкуренцию. Они существует в отношениях между супругами, между родителями и детьми, и между детьми. Родители могут конкурировать открыто или бессознательно за любовь своих детей, что приводит к глубоким конфликтам доверия, переживаемым детьми. Мы завидуем всему, что есть у других, и тому, чего нам не хватает, или нам кажется, что не хватает. Как мы можем справиться с этими болезненными чувствами?

Если мы рассуждаем о зависти между мужчиной и женщиной, различие полов становится решающим, так как очень многому можно завидовать. Если мы не можем быть толерантны к различиям, то начинаем требовать подобия, и принуждаем другого к нему. Все должно быть поделено поровну: свободное время, отношения с детьми и друзьями. Невозможно признавать предпочтения или тенденции друг друга без упоминания о совместных действиях. Мы просто хотим контролировать и управлять другим. Это не реципрокное взаимодействие. Мы теряем возможность богатства жизни с другим человеком, который отличается от нас как физически, так и ментально. Мы теряем реальный шанс — разделить нашу жизнь с ним или с ней. (Hagglund, 1998).

Если мы не можем терпеть различия, мы теряем любовь. Через идентификацию и понимание различий мы можем воспринимать себя частью их, становиться богаче, и, в то же время, возможно, мы преуспеем в приручении зависти и конкуренции. Возможно, базовой нарциссической травмой для обоих является то, что никто не может иметь ребенка в одиночку, всегда необходимы оба — и мужчина, и женщина.

Ревность существует во всех любовных отношениях. Я бы хотела провести различие между ревностью, основанной на функциональном уровне, и ревностью, основанной, прежде всего, на эдипальном уровне. На функциональном уровне доминирует требование владеть, а на эдипальном чувство покинутости. Ревность, основанная на чувстве собственности, может вести к насилию, она включает чувство, что «моя честь задета». Переживание покинутости может вызвать больше горя, страх заброшенности, возможно чувство: «я все же достаточно хорош, несмотря на отказ», зависящее от нашего нарциссического баланса.

Ненависть как защитница любви

После многих лет брака одну женщину спросили, думала ли она когда-нибудь о разводе. Она ответила: «Нет, но мысленно я убивала своего мужа каждый день». Эти слова показывают нам, как ненависть защищает любовь. Когда ненависть не сильнее любви, ее можно осознать. Она не воспринимается как разрушительная сила, которая угрожает нам и другим, она не перерастает постепенно в ожесточение. Отрицание чувства ненависти искажает реальность и сужает наш личный опыт и нашу жизнь. На похоронах вдова сказала священнику: «За все наше супружество мы не сказали друг другу ни одного плохого слова». На что священник ответил: «Ну и скучный же брак был у вас».

Cпоры и поиски конструктивных решений дают возможность развить и углубить взаимоотношения между партнерами. Продолжительные споры указывают на застревание на чем-то, подобно тому, как машины буксуют на скользком подъеме, утомленные прокручиванием колес и все большим погружением, когда без помощи выбраться невозможно. Мы можем зайти в тупик постоянными спорами, если самое главное для нас контролировать друг друга, оставить за собой последнее слово, а не сказать слова друг другу. Продолжающиеся ссоры могут также обозначать защиту кем-то своего собственного пространства в ситуациях, когда близость переживается как слишком угрожающая. Тяжело вынести близость, если она воспринимается как посягательство на свою автономию. Если наше представление о себе очень хрупкое, мы можем поддерживать психический баланс, полагая, что наш супруг злой и что все хорошее исходит от нас.

Согласно Винникотту (1958) способность к восстановлению базируется не только на любви, но также и на осознании собственной вины и своих плохих сторон. Воля и способность к восстановлению является условием для длительных взаимоотношений. Согласно Мак-Дугалл (1995, с.242): «Любовь и ненависть, во всех мириадах их форм и бесчисленных трансформациях, которые они порождают — творческая или сублимированная активность, невротические, психотические, перверзные или характерологические решения — все это защитные барьеры против опасности применения последней защиты: разрушения аффекта, бесчувствия, и вместе с этим утратой всякого смысла во взаимоотношениях».

Чем более свободным может быть наш разум, тем более мы способны думать и представлять разнообразные проявления, воспринимать и осознавать наши собственные чувства, быть ответственными за них, тем меньше у нас побуждения отыгрывать. Мы можем предоставить себе и другому пространство как отличающиеся между собой люди, и познать друг друга на самом глубоком уровне. Интернализация различий и равенство, которое строится на уважении к различиям, становятся возможными для нас, если мы способны интегрировать внутри себя образы матери и отца без отрицания их отличий, а также следствий и ценностей этих отличий. Взаимные и равные отношения между мужчиной и женщиной являются результатом длительного развития и трудно достижимы. Поддержание их требует продолжительной психической работы от обоих, способности выдерживать и преодолевать разочарования и ненависть, порождаемую разочарованиями.

Мужчина и женщина встречаются друг с другом в ребенке. Ребенок — это мост, связывающий их с прошлыми поколениями, мост между жизнью и смертью.

Психология ненависти | Психология сегодня

Источник: DrimaFilm / Shutterstock

Недавно несколько членов группы, называющей себя «Respect the Flag», были приговорены к тюремному заключению за терроризм гостей на дне рождения 8-летней афроамериканской девочки в Джорджии. Указывая на дробовик, они выкрикивали оскорбления на расовой почве и угрозы убийством в адрес гостей, в том числе детей.

Это был не единичный инцидент. Согласно недавнему исследованию, в Соединенных Штатах существует не менее 917 организованных групп ненависти.В исследовании, основанном на данных, собранных Южным юридическим центром по вопросам бедности (SPLC) и представленных в их ежегодной переписи групп ненависти, изучалось присутствие групп ненависти в Твиттере. SPLC обнаружил, что количество лайков и комментариев к аккаунтам групп ненависти выросло на 900 процентов за последние два года.

Почему мы ненавидим? Причины сложны, но ниже приведены некоторые из факторов, которые могут сыграть роль в том, чтобы помочь нам понять ненависть и, надеюсь, работать в направлении изменений.

Страх «Другого»

По данным А.Дж. Марсден, доцент кафедры психологии и социальных служб в Beacon College в Лисбурге, Флорида, одна из причин, по которой мы ненавидим, — это то, что мы боимся вещей, которые отличаются от нас.

Поведенческий исследователь Патрик Ванис цитирует теорию внутренней и внешней группы, которая утверждает, что когда мы чувствуем угрозу со стороны воспринимаемых посторонних, мы инстинктивно обращаемся к нашей внутренней группе — тем, с кем мы идентифицируем — как к механизму выживания. Ванис объясняет: «Ненавистью движут две ключевые эмоции любви и агрессии: одна любовь к своей группе — группе, которой отдают предпочтение; и, во-вторых, агрессия для чужой группы — группы, которая рассматривается как отличающаяся от других, опасная и представляющая угрозу для внутренней группы.”

Страх перед собой

По словам клинического психолога Даны Харрон из Вашингтона, округ Колумбия, то, что люди ненавидят в других, — это то, чего они боятся внутри себя. Она предлагает думать о целевой группе или человеке как о киноэкране, на который мы проецируем нежелательные части себя. Идея такая: « Я, , не ужасен; вы ».

Это явление известно как проекция — термин, введенный Фрейдом для описания нашей тенденции отвергать то, что нам не нравится в себе.Психолог Брэд Риди далее описывает проекцию как нашу потребность быть хорошим, которая заставляет нас проецировать «плохое» вовне и атаковать его:

«Мы разработали этот метод, чтобы выжить, потому что любое« плохое »в нас подвергает нас риску быть отвергнутым и одиноким. Поэтому мы подавляли то, что мы считали плохим (то, что другие говорили нам или предлагали нам, что было неприемлемо с моральной точки зрения). предосудительно) — и мы применяем ненависть и осуждение по отношению к другим.Мы думаем, что именно так человек избавляется от нежелательных черт, но этот метод только увековечивает репрессии, что приводит ко многим проблемам с психическим здоровьем.

Отсутствие сострадания к себе

Противоядием от ненависти является сострадание — как к другим, так и к себе. Сострадание к себе означает, что мы принимаем себя целиком. «Если мы находим часть себя неприемлемой, мы склонны атаковать других, чтобы защититься от угрозы», — говорит Риди. «Если мы в порядке с собой, мы воспринимаем поведение других как« о них »и можем реагировать с состраданием. Если бы я хранил в своем сердце ненависть к [другому], мне пришлось бы ненавидеть и себя. Только когда мы научимся относиться к себе с состраданием, мы сможем демонстрировать это по отношению к другим.”

Заполняет пустоту

Психолог Бернард Голден, автор книги Преодоление деструктивного гнева: стратегии, которые работают , считает, что, когда ненависть связана с участием в группе, она может способствовать развитию чувства связи и товарищества, которое заполняет пустоту в личности. Он описывает ненависть к отдельным людям или группам как способ отвлечься от более сложной и вызывающей беспокойство задачи создания собственной идентичности:

«Акты ненависти — это попытки отвлечься от таких чувств, как беспомощность, бессилие, несправедливость, несоответствие и стыд.Ненависть основана на ощущении угрозы. Это отношение, которое может вызвать враждебность и агрессию по отношению к отдельным лицам или группам. Как и большая часть гнева, это реакция на какую-то внутреннюю боль и отвлечение от нее. Человек, охваченный ненавистью, может полагать, что единственный способ вернуть себе чувство власти над своей болью — это превентивно нанести удар другим. В этом контексте каждый момент ненависти — это временное избавление от внутренних страданий ».

Социальные и культурные факторы

Ответ на вопрос, почему мы ненавидим, по словам Сильвии Дутчевич, LCSW, президента и основателя Центра критической терапии, заключается не только в нашей психологической структуре или семейной истории, но также в нашей культурной и политической истории.«Мы живем в культуре войны, которая поощряет насилие, а конкуренция — это образ жизни», — говорит она. «Мы боимся установления связи, потому что это требует от нас раскрыть что-то о себе. Нас учат ненавидеть врага — то есть кого угодно, кроме нас, — что оставляет мало места для уязвимости и исследования ненависти посредством эмпатического дискурса и понимания. В нашем нынешнем обществе человек больше готов сражаться, чем разрешать конфликт. Мир — это не вариант ».

Что мы можем сделать?

Ненависти нужно научиться, Голден говорит: «Мы все рождены со способностью к агрессии, а также к состраданию.Какие тенденции мы принимаем, требует осознанного выбора отдельными людьми, семьями, сообществами и нашей культурой в целом. Ключом к преодолению ненависти является образование: дома, в школе и в обществе ».

По словам Дутчевича, столкновение со страхом быть уязвимым и полностью человечным — вот что позволяет нам соединяться, чувствовать и, в конечном итоге, любить. Она предлагает создать «трещины в системе». Эти трещины могут быть такими же простыми, как соединение с вашим соседом, разговор с другом, начало протеста или даже посещение терапии и соединение с «Другим».«Именно через эти действия можно понять ненависть и любовь».

Другими словами, сострадание к другим — это истинный исцеляющий контекст.

SPLC побуждает всех, кто становится свидетелем преступления на почве ненависти, включая преследование или запугивание на почве ненависти, сначала сообщить об инциденте местным властям, а затем перейти на страницу приема SPLC #ReportHate, чтобы продолжить усилия по отслеживанию ненависти в стране.

Понимание ненависти | Психология сегодня

Ненависть, похоже, на протяжении всей нашей жизни поет с разным ритмом.Когда мы впервые узнаем о нем, оно чуждое, грозное и запретное, почти как ругательство. В подростковом возрасте, подпитываемом гормонами, ненависть внезапно становится более доступной. Теперь это звучит как надоедливый джингл, посвященный чему угодно — от брюссельской капусты до учителей математики.

На протяжении всей взрослой жизни его запоминающиеся ритмы могут оставаться на наших экранах и в наших сердцах. Но с течением времени мы стремимся дистанцироваться от его резких аккордов. Ненависть становится слишком диссонирующей по отношению к опусу, чтобы его можно было вынести, или в Мартине Лютере Кинге-младшем.Слова: «слишком тяжелое бремя, чтобы нести его».

Вот девять идей о ненависти от психолога Агнета Фишер и ее исследования этой жгучей эмоции.

Источник: CC0 / Unsplash

Ненависть часто понимают неправильно

Ненависть предполагает оценку того, что человек или группа являются злом. Хотя ненависть связана с другими отрицательными эмоциями, она также имеет некоторые уникальные особенности, такие как мотивация устранить объект вашей ненависти. Месть часто является частью ненависти, потому что за местью стоит желание причинить вред человеку / группе так же сильно, как и они.В повседневной жизни слово ненависть используется очень случайно (например, я ненавижу свою учительницу за то, что она поставила мне плохую оценку). Обычно люди этого не имеют в виду. Когда мы просим участников вспомнить опыт, когда они чувствовали ненависть, они обычно не вспоминают такие случайные события. Фактически, одна из проблем изучения ненависти состоит в том, что большинство людей не могут вспомнить время, когда они испытали настоящую ненависть.

Кажется, легче ненавидеть группы, чем отдельных лиц

Один из удивительных выводов нашего исследования заключается в том, что ненависть распространяется и усиливается быстрее, если она направлена ​​на группу, а не на отдельного человека.Когда вы ненавидите группу, интенсивность вашей ненависти может расти без того, чтобы вы сталкивались с конкретными людьми или противопоставляли информацию группе — вы основываете свою ненависть на стереотипах и предрассудках. Если вы ненавидите человека, вашей ненависти можно противопоставить сочувствие или переоценку человека, когда вы столкнетесь с его положительной стороной. Фактически, когда мы просили людей в конфликтных регионах рассказывать нам истории, в которых они кого-то ненавидели, 80% говорили о группах, а не об отдельных лицах.

Различия между ненавистью, гневом и презрением

Ненависть vs.гнев

Теоретическая разница между ненавистью и гневом заключается в том, что ненависть затрагивает всего человека / группу, а не отдельные аспекты личности / группы. Вы ненавидите кого-то из-за того, что такое , и вы злитесь на кого-то из-за того, что он сделал . Таким образом, гнев можно рассматривать скорее с точки зрения поведения. Когда люди злятся на кого-то, у них часто возникает ощущение, что они могут контролировать другого человека. Гнев, по сути, пытается устранить препятствие, создаваемое другим человеком, когда вы хотите достичь цели.Вы сердитесь, когда хотите извинений, когда хотите, чтобы кто-то изменил свое поведение и т. Д.

Когда гнев повторяется и ничего не меняется, может возникнуть презрение. Презрение — это чувство, что другой человек не стоит вашего гнева. Вы все еще злитесь, но пытаетесь сдержать гнев, глядя на другого человека сверху вниз и сохраняя дистанцию ​​между собой.

Презрение vs. ненависть

Презрение — это холодная версия ненависти. Как и ненависть, презрение связано с тем, кто вы есть, с вашей природой и личностью.Когда вы чувствуете презрение, вы, как правило, чувствуете, что они даже не заслуживают вашего внимания, и я думаю, что может быть хуже, если вы станете объектом чьего-то презрения, чем станете объектом ненависти. С ненавистью нельзя быть равнодушным к человеку. Вы более вовлечены, потому что хотите избавиться от них — социально, умственно или физически.

Ненависть распространяется легче гнева

Ненависть может передаваться от одного поколения к другому намного легче, чем гнев или разочарование.Например, когда мы спрашивали людей, которые сами пережили войну, и людей, которые слышали о ней только из рассказов других, количество сообщений о ненависти было одинаковым для обеих групп. Это означает, что люди могут не только ненавидеть других на основании чужого опыта, но и эта ненависть может быть такой же сильной, как если бы они сами пережили это событие. Этого не было в случае гнева, который, как правило, становится более интенсивным, если вы переживаете вызывающее гнев событие на собственном опыте.

Физиология ненависти

В отличие от гнева, для ненависти не существует физиологических закономерностей, потому что ненависть — это длительный опыт.Кто-то может сделать что-то, чтобы вы сразу разозлились, но обычно вам нужно больше информации, чтобы кого-то возненавидеть. Однако в пылу мгновения паттерны возбуждения ненависти в мозгу и теле могут быть похожи на гнев.

Источник: CC0 / Unsplash

Как бороться с ненавистью

Многие не понимают, что такое ненависть и что она на самом деле означает. Если люди поймут, что ненависть — это нечто гораздо большее, что она включает в себя желание устранить других, возможно, они изменят способ использования этого слова.Чтобы различать чувства, нужен эмоциональный интеллект. Но это то, что можно развивать. Возможно, помочь людям понять, что они на самом деле думают и чувствуют, и почему, когда они говорят: «Я ненавижу тебя», или распутывание различных составляющих их отрицательных эмоций, может оказаться полезным. Например, вы можете сказать: «Я знаю, что вы говорите Я ненавижу вас , что означает, что вы не можете обнаружить ничего положительного в этом человеке или группе, ничего общего у вас.Это правда? »

Я думаю, что лучше не позволять эмоциям доходить до уровня ненависти и начинать работать над ними, пока вы еще злитесь. Если это не сработает, подумайте, хотите ли вы по-прежнему этих отношений.

Ненависть может со временем исчезнуть, если ненавидимый человек / группа покинет вашу жизнь, полностью изменится или если вы сможете поработать над изменением своего отношения к ним. Но не рассчитывайте, что это будет происходить изо дня в день. Надо работать над исчезновением ненависти, как над поддержанием любви.

Большое спасибо Агнете Фишер за ее время и идеи. Фишер — профессор кафедры эмоций и аффективных процессов факультета социальной психологии Амстердамского университета, Нидерланды, и декан факультета социальных и поведенческих наук.

GoodTherapy | Ненависть

Ненависть — это относительно устойчивое чувство сильной неприязни к другому человеку, объекту или группе. Ненависть отличается от недолговечных чувств, таких как гнев и отвращение.В то время как некоторые формы враждебности могут проявляться лишь кратковременно и мягко, ненависть — это форма активной, продолжающейся враждебности, которая часто требует значительных затрат эмоциональной энергии. Когда кто-то испытывает ненависть к другому человеку, он часто тратит большую часть своего времени на гнев, презрение или неприязнь к другому человеку.

Почему люди ненавидят?

Ненависть — это часть диапазона человеческих эмоций. Некоторые исследователи считают, что все люди обладают способностью ненавидеть, в то время как другие считают, что настоящая ненависть — редкость.Что действительно кажется очевидным, так это то, что ненависть имеет тенденцию проявляться как усвоенная эмоция, которая процветает в отсутствие сострадания.

Чувство ненависти или сильной эмоциональной неприязни развивается по многим причинам. Люди могут начать ненавидеть другого человека или группу, когда они:

  • Завидовать или хотеть того, что есть у другого человека. Они могут считать несправедливым то, что у кого-то есть то, чего им не хватает.
  • Презирать другого человека или считать его неполноценным.
  • Учитесь ненависти со стороны родителей, их сообщества или других социальных групп.
  • унижены или подвергаются жестокому обращению со стороны другого человека.

Люди также ненавидят, когда чувствуют себя бессильными. Вместо того, чтобы обращать беспокойство и стыд внутрь себя, они могут проецировать этот негатив на внешнюю цель. В некоторых случаях люди, подвергшиеся издевательствам или жестокому обращению, могут возненавидеть человека, который причинил им вред.

В других случаях цель ненавидят больше за то, что она представляет, чем за конкретные действия, которые она предприняла. Люди могут полагать, что объект их ненависти имеет вредоносные намерения по отношению к ним, и причинил бы им вред, если бы мог.Однако цель не обязательно может иметь враждебные намерения, или ненависть может быть несоразмерна нанесенному ущербу.

Например, ученик может ненавидеть учителя, который провалил его в классе. Учитель может не испытывать враждебности к ученику и может просто выполнять свою работу. Однако ученик может использовать учителя как замену своему разочарованию академическим сообществом в целом. Эта ненависть может побудить ученика попытаться навредить учителю, возможно, путем распространения ложных слухов или отправки злобного электронного письма.

Ненависть и дегуманизация

Исследования ненависти показывают, что она имеет тенденцию сохраняться. Продолжительная ненависть может привести к желанию отомстить или превентивным действиям против предполагаемой угрозы. Некоторые люди ненавидят других, но никогда не действуют в соответствии с ней. Другие подпитываются ненавистью и выражают свои чувства с помощью актов насилия.

Чувство ненависти, развивающееся по отношению к определенному человеку, со временем может быть перенаправлено на всю группу, к которой он принадлежит. Это может привести к дегуманизации отдельных лиц или групп.Дегуманизация — это видение человека неполноценным, нецивилизованным или менее человечным.

Исследование дегуманизации предполагает, что, когда люди воспринимают других как нечто меньшее, чем люди, центры эмпатии в мозгу деактивируются. Например, люди, совершающие массовое насилие, жестокость или преступления на почве ненависти, часто рационализируют свои действия, сравнивая жертв с животными. Людям, которые обычно отказываются убить другого человека, легче убить «недочеловека».

Как справиться с ненавистью

Справиться с ненавистью может быть сложно, особенно когда нет явной причины для ненависти.Вы можете задаться вопросом, как кто-то может испытывать к вам такие глубокие негативные чувства. Вера в то, что кто-то вас ненавидит, может повлиять на ваше настроение, психическое здоровье и самооценку.

Помните, что люди делают ошибки. Тот, кому вы причинили боль, не всегда сможет вас простить. Однако, если вы сожалеете о поступке, подумайте, как учиться и расти на том, что произошло, чтобы не причинять никому вреда. Если кто-то ненавидит вас из-за того, что вы чувствуете себя обиженным, возможно, вы захотите обратиться к нему. Вы можете обсудить их чувства, извиниться или прояснить ситуацию.Это может помочь, когда кто-то просто злится на вас, но когда дело доходит до ненависти, может быть трудно вести спокойный и рациональный разговор с другим человеком.

Если взять с собой надежного друга или любимого человека, это может помочь. Получение совета от кого-то непредвзятого (например, лицензированного консультанта) также может помочь увидеть ситуацию в перспективе. В зависимости от обстоятельств лучше не вступать в контакт с другим человеком.

Если ненависть коллеги к вам влияет на вашу производительность на работе или даже вызывает трудности вне работы, отдел кадров может дать вам совет или направить к ресурсам на рабочем месте.

Если вам угрожают, или даже если вы просто чувствуете себя небезопасно, вы можете обратиться за советом в правоохранительные органы. Если вы работаете с терапевтом, может быть полезно начать с открытого обсуждения ситуации на сеансе терапии. Ваш терапевт может помочь вам найти полезные решения и предложить поддержку.

Ненависть к себе

Внутренняя ненависть может причинить значительный вред. В некоторых случаях внутренняя ненависть к себе является результатом переживания предрассудков (расизм, сексизм, эйлизм, гомофобия и т. Д.).). Негативные убеждения становятся частью вашего внутреннего опыта, заставляя вас осуждать и критиковать себя в соответствии со стереотипами, которые вам присваивает общество.

Ненависть к себе также может быть результатом ваших ошибок. Если вы обидели любимого человека и в результате потеряли близкие отношения, вы можете почувствовать болезненное сожаление. Вы также можете начать ненавидеть себя.

Многие люди сурово осуждают себя, особенно когда чувствуют себя виноватыми за то, что они сделали. Если прощение от любимого человека невозможно или если вы боитесь его искать, ваши чувства могут усилиться.Ненависть к себе может способствовать депрессии. Это также может повлиять на членовредительство или другие попытки наказать себя.

Помните, что люди делают ошибки. Тот, кому вы причинили боль, не всегда сможет вас простить. Однако, если вы сожалеете о содеянном, подумайте, как извлечь уроки из того, что произошло, и развиваться, чтобы никому не причинить вреда. Подобно тому, как сострадание является ключом к преодолению ненависти, сострадание к себе может помочь излечить ненависть к себе.

Не всегда легко развить сострадание к себе. Сострадательный консультант может помочь, не осуждая вас за ошибки, которые вы могли совершить в прошлом.Терапия может помочь вам найти поддержку и исцеление от всех типов ненависти.

Артикул:

  1. Blaszczak-Boxe, A. (2017, 7 марта). Как дегуманизация определенных групп приводит к «порочному кругу» ненависти. Живая наука. Получено с https://www.livescience.com/58154-how-dehumanization-leads-to-vicious-cycle-of-hate.html
  2. Фишер А., Гальперин Э., Канетти Д. и Ясини А. (2 августа 2018 г.). Почему мы ненавидим. Emotion Review, 10 (4).Получено с https://journals.sagepub.com/doi/10.1177/1754073917751229
  3. Гайлин В. (2003). Ненависть: психологический спуск к насилию . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги PublicAffairs.
  4. ДжонсПатулли, Дж. (2017). Почему мы ненавидим других. Институт динамики систем человека. Получено с https://www.hsdinstitute.org/resources/Why_we_hate_others.html
  5. .
  6. Наварро, Дж. И. (2013). Психология ненависти. The Open Criminology Journal, 6 (1), 10-17. Получено с https: // www.researchgate.net/publication/273482719_The_Psychology_of_Hatred
  7. Prelinger, E. (2004). Мысли о ненависти и агрессии. Психоаналитическое исследование ребенка, 59 (1), 30-43. Получено с https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/16240605
  8. Резник, Б. (7 марта 2017 г.). Объяснение темной психологии дегуманизации. Vox. Получено с https://www.vox.com/science-and-health/2017/3/7/14456154/dehumanization-psychology-explained

Последнее обновление: 13.05.2019

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Понимание психологии ненависти

Нынешний уровень ненависти в индийском обществе подпитывает такие зловещие разногласия, что серьезно влияет на нацию, помимо того, что умаляет наше чувство человечности. Изучение психологических аспектов ненависти не игнорирует роль различных социально-политических, экономических или исторических факторов, ответственных за эту сложную эмоцию. Тем не менее, все они в конечном итоге обрабатываются в сознании ненавистника, и, следовательно, важность психологического исследования.

В научной литературе ненависть делится на семь типов: принятая; горячий; холодно; жжение; кипячение; яростный; и всеохватывающий. Однако в нынешнем индийском контексте жгучая ненависть является наиболее актуальной, что влечет за собой ненависть к группе. Их считают недочеловеками, бесчеловечными и опасными, и необходимо что-то предпринять, чтобы уменьшить «угрозу», которую они представляют.

Также читайте: Безнаказанность со стороны государственных институтов: Новая «Нити» для «Ньяя»

Агнета Фишер, Эран Гальперин, Дафна Канетти и Альба Джасини приходят к выводу, что люди ненавидят людей и группы больше из-за того, кем они являются, а не из-за того, что они делают.Психологи Хосе И. Наварро, Эсперанса Марчена и Инмакулада Меначо добавляют, что ненависть основана не только на негативном восприятии других, но также зависит от личной истории; его влияние на личность; свои чувства, идеи или идеологии, убеждения и их личность. В своей «дуплексной теории ненависти» Роберт Дж. Стернберг также утверждает, что ненависть, как и любовь, берет свое начало в личных историях, характеризующих эмоции.

Разочарование в личной недостижимости

Все те, кто изрыгает ненависть, включая ура-патриотов и гипер-националистов, часто не достигают успеха в жизни.Это приводит к глубоко укоренившемуся комплексу неполноценности и разочарованию. Они должны винить в этом что-то, что также становится объектом негодования, а затем и ненависти. Однако, пытаясь спасти часть своей падающей самооценки, они пытаются компенсировать это, цепляясь за что-то, что, по их мнению, является явно, ощутимо « достижимым » — например, политической партией или каким-то благом. -известная организация. Присоединяясь к этой организации, они чувствуют, что престиж, признание или слава организации «отразятся» на них и компенсируют то, чего они не могли достичь индивидуально.

Именно по этой причине самые фанатичные сторонники политических партий в мире, которые делают гипернационализм своей опорой, обычно находятся среди тех людей, которые на индивидуальном уровне не смогли преуспеть в жизни. Первая победа Дональда Трампа на президентских выборах в США, как анализировала газета « New York Times », была в значительной степени обусловлена ​​участием белых американцев с низкими доходами, не имеющих высшего образования. Трамп яростно атаковал иммигрантов без документов и мусульман и, таким образом, напрямую обратился к их скрытым страхам, которые они сами не хотели выражать, опасаясь высмеивания как нелиберальных и, следовательно, несовместимых с самой идеей Америки . Трамп беззастенчиво сказал то, что они всегда хотели сказать, и покорил их сердца. Вы можете применить ту же логику к индийскому контексту, и вы поймете феномен коллективной ненависти.

Фото из файла: Президент США Дональд Трамп выступает с речью во время митинга в Центре гигантов в Херши, штат Пенсильвания, США, 10 декабря 2019 г. Фото: Reuters / Tom Brenner / File Photo

Для тех, кто не успел добиться успеха, невзгоды или трудные времена также могут стать катализатором.Наварро и др. Пришли к выводу, что жизненные невзгоды могут вызывать и усиливать ненависть, а также ревность. На мой взгляд, взрыв ненависти в Индии доказывает, что мы действительно переживаем очень тяжелые времена, несмотря на любые утверждения об обратном.

Ненависть и крайнее насилие

Одна из предпосылок совершения насилия — снижение или устранение морального сознания. Фанатизм, характеризующийся слепой приверженностью и некритическим мышлением, ослабляет сочувствие, осознание чужих страданий и чувство вины по отношению к объекту ненависти.Таким образом, ненавистники приобретают способность морально отстраняться от своих действий и находить оправдания ненависти, которую они испытывают, или страданиям, которые они сознательно причиняют. Вот как массовый убийца после акта этнической чистки может оказаться любящим мужем и хорошим отцом для своих детей. Операция по прослушиванию телефонных разговоров, проведенная хорватской секретной службой, показала, что Слободан Милошевич — любящий отец и муж! индийских читателя могут найти свои собственные примеры.

В классической иллюстрации «теории выборочного воздействия» фанатики предпочитают жить в «нише», где они обмениваются только теми данными, которые укрепляют их ранее существовавшие взгляды, избегая при этом противоречивой информации, тем самым устанавливая положительную обратную связь.Это объясняет, как, ободренные анонимностью, они разжигают и распространяют все более яростную ненависть, скажем, в группах WhatsApp.

Также читайте: На похоронах механика, убитого толпой Дели на прошлой неделе, верховный страх

Как групповое поведение ведет к усилению негатива

В книге « Моральный человек и безнравственное общество: исследование этики и политики» Рейнхольд Нибур установил, что люди более склонны грешить как члены группы, чем как отдельные лица.Бернар Голден отмечает, что когда ненавистники участвуют в группе, это способствует развитию чувства связи и товарищества, которое заполняет пустоту в их индивидуальной идентичности. Ненависть приходит с негласным «узакониванием насилия» против объекта ненависти, потому что он настолько обесценен, что «не заслуживает» никакого сочувствия. Тем не менее, человек в некоторой степени сдерживает зверя, скрывающегося в его подсознании, потому что он боится последствий. Он вырывается вперед и становится более чудовищным в группах.Психология людей, которые ненавидят более яростно, когда они являются частью групп или организаций, по существу такая же, как у людей, совершающих изнасилования или другие преступления во время массовых преступлений, таких как беспорядки. В обоих случаях у вас есть щит защиты от самой группы или анонимность, предлагаемая группой (так называемый «коллективный иммунитет»), убеждение, подкрепленное историческими данными этой страны.

Столкновения в районе Джафрабада в Нью-Дели. Фотография: PTI

.

Любители острых ощущений, защитные или ответные ненавистники

Дэниел Берк цитирует исследование Джека Макдевитта и Джека Левина, социологов из Бостона, которые проанализировали преступления на почве ненависти.В исследовании указывается, что причиной многих преступлений на почве ненависти является незрелый зуд возбуждения и драмы. В некоторых случаях ненавистники считают себя «защищающими» свое соседство, религию или страну. Некоторые из них, по их мнению, являются ответными атаками за какое-то реальное или мнимое преступление, совершенное сообществом жертв. Нарушители миссии — это те, кто думает, что они «предназначены» вести «войну» против другого сообщества.

«Резонанс» с лидером

Как правило, даже если многие люди питают коллективную ненависть, они опасаются дать ей публичное выражение, чтобы она не встретила общественного осуждения.Однако лидер, который беззастенчиво поддерживает откровенно общинную или расистскую ненависть и обвиняет определенные расовые группы или сообщества в качестве источника всего зла и всех неудач целевой аудитории, немедленно вызывает отклик в сердцах этих людей. Присяга на верность таким лидерам освобождает последователей от всякой вины. По отдельности они могут быть неуверенными в своих убеждениях; однако привязанность к сильному лидеру «ожесточает» их убеждения, а также ненависть. Политолог Мэтью Мак-Вильямс обнаружил, что люди со склонностью к авторитаризму и страхом перед «другим», как правило, поддерживают Трампа.Александрия Окасио-Кортес сказала Трампу то же самое: «Вы полагаетесь на напуганную Америку в своем грабеже». В документальном фильме BBC TV «Сила кошмаров» Адам Кертис заметил: «В прошлом наши политики предлагали нам мечты о лучшем мире. Теперь они обещают защитить нас от кошмаров ».

И наоборот, лидер, который помогает выявить «демона внутри» коллективного подсознания людей, сразу же становится популярным. Подобное явление работает и в Индии.

Несправедливо обвиняют религию

Ни одна религия сама по себе не способствует ненависти.Я согласен с Сантошем Саха в том, что, вопреки предположению Судхира Каккара, исконная древняя ненависть не запрограммирована в религиозной культуре Индии. Однако современные ненавистники часто используют религию или межрелигиозные различия в оправдание ненависти. Иногда они намеренно поднимают фасад религии, чтобы скрыть свое подсознание; в других случаях они неосознанно становятся жертвами собственной риторики. Вторая возможность становится сильнее для человека, который пережил какие-то невзгоды или не успел.Как заметил Рамдхари Сингх «Динкар» в своей поэме «Хааре ко Хари Наам», Бог — единственный источник надежды для того, кто потерял надежду повсюду. Поскольку для большинства людей Бог является синонимом религии, это объясняет их уход в «скорлупу» религии или атрибуты религиозных практик и поиск там утешения.

Часы: Выжившие после беспорядков в Дели чувствуют себя «брошенными и ошеломленными»: Фара Накви

«Месть» за прошлые проступки

Медиа-фабрика ненавистников переполнена спорными, если не откровенно искаженными, историями, начиная от историй о геноциде, изнасилованиях и сексуальном рабстве в средневековой Индии до так называемого «любовного джихада» в последнее время.Многие из нас также получают такие сообщения в WhatsApp. Они нагло призывают нас отомстить за предполагаемые обиды, совершенные в прошлом над определенной общиной. Обращаясь к вопросу о «чести» сообщества жертв, который не может быть поставлен под угрозу, они не оставляют им другого выбора, кроме разжигания ненависти и стремления к мести.

К сожалению, маловероятно, что есть надежда на искупление. Агнета Фишер и др. И Аманда Рипли обнаруживают, что ненавистники верят, что враг неизлечимо злобен, и для конструктивных изменений мало места.Таким образом, остаются только радикальные варианты действий против ненависти, что затрудняет ее подавление. Мы можем только молиться, «Sabko sanmati de Bhagwan» (Да ниспошлет всем здравый смысл).

N.C. Asthana, отставной офицер IPS, был DGP Керала и долгое время ADG CRPF и BSF. Мнения личные.

Ненависть | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Ненависть или ненависть — это эмоция сильного отвращения, неприязни, вражды или антипатии к человеку, вещи или явлению; желание избежать, ограничить, удалить или уничтожить его объект.Эмоции часто подвергаются стигматизации; тем не менее, оно служит важной цели, как и любовь. Так же, как любовь сигнализирует о привязанности, ненависть сигнализирует о непривязанности.

В психологии Зигмунд Фрейд определил ненависть как состояние эго, которое желает уничтожить источник своего несчастья [1] . В более современном определении, Психологический словарь пингвинов определяет ненависть как «глубокую, стойкую, сильную эмоцию, выражающую враждебность, гнев и враждебность по отношению к человеку, группе или объекту.» [2] Поскольку ненависть считается длительной, многие психологи считают ее скорее отношением или предрасположенностью, чем (временным) эмоциональным состоянием.

Ненависть может быть основана на страхе перед объектом, оправданном или необоснованном, или на прошлых негативных последствиях взаимодействия с этим объектом. Ненависть часто называют противоположностью любви или дружбы; другие, такие как Эли Визель, считают противоположность любви безразличной. См. Отношения любви и ненависти.

Часто «ненависть» используется случайно, чтобы описать вещи, которые просто не нравятся человеку, например, определенный стиль архитектуры, определенный климат, фильм, работу или какую-то конкретную еду.

«Ненависть» или «ненависть» также используются для описания предрассудков, фанатизма или осуждения (см. «Избегание») по отношению к человеку или группе людей, например, расизм и сильные религиозные или политические предрассудки. В этом смысле термин «преступление на почве ненависти» используется для обозначения преступлений, совершенных на почве ненависти.

Иногда люди, когда им причиняет вред член этнической или религиозной группы, начинают ненавидеть всю эту группу. Возникает и обратная ситуация, когда целая группа ненавидит одного человека (см. Избегание).Некоторые считают это социально неприемлемым — например, западная культура осуждает коллективные наказания и настаивает на том, чтобы с людьми обращались как с отдельными лицами, а не с членами групп. Другие считают такое обобщающее поведение рациональным и действительно необходимым для обеспечения выживания группы перед лицом конкурирующих групп или индивидов, которые часто имеют разные точки зрения.

Ненависть часто является предвестником насилия. Перед войной население иногда приучают с помощью политической пропаганды ненавидеть какую-либо нацию или политический режим.Ненависть остается основным мотивом вооруженных конфликтов, таких как войны и терроризм. Ненависть не обязательно логична, она может быть контрпродуктивной и самовоспроизводящейся.

Нейробиология ненависти []

Нейронные корреляты ненависти были исследованы с помощью процедуры фМРТ. В этом эксперименте людям сканировали мозг при просмотре фотографий людей, которых они ненавидели. Результаты показали повышенную активность в медиальной лобной извилине, правой скорлупе, с обеих сторон в премоторной коре, во фронтальном полюсе и с обеих сторон в медиальной островке головного мозга человека.Исследователи пришли к выводу, что когда люди испытывают ненависть, существует определенный образец мозговой активности. [3]

См. Также []

Ссылки и библиография []

Ключевые тексты []

Книги []

Документы []

Дополнительный материал []

Книги []

Документы []

Внешние ссылки []

  1. ↑ Freud, S. (1915). Инстинкты и их превратности.
  2. ↑ Ребер, А.С., & Ребер, Э. (2002). Психологический словарь «Пингвин» . Нью-Йорк: Книги Пингвинов.
  3. ↑ Зеки, С. и Ромая, Дж. П. (29 октября 2008 г.) «Нейронные корреляты ненависти», PLoS ONE 3 (10): e3556 doi: 10.1371 / journal.pone.0003556. Accessdate = 2008-11-06

Анатомия повседневной ненависти — Ассоциация психологических наук — APS

Трудно превзойти Медею в чистой ненависти. Брошенная своим мужем Джейсоном из-за другой женщины, мифическая колдунья мстит, отравив своего соперника и, на всякий случай, отца своей соперницы.Затем, чтобы убедиться, что Джейсон осознает всю мощь ее гнева, она хладнокровно убивает их двух сыновей.

Теперь это ненависть — и, вероятно, множество других эмоций, включая ревность, унижение, гнев и отвращение. Ученые и поэты давно очарованы сильными отрицательными эмоциями, такими как у Медеи, но, что удивительно, всеобъемлющей теории ненависти не существует. Кто кого ненавидит и почему? Что мы имеем в виду, когда говорим «ненавижу»? И что нам с этим делать?

Два ученых-психолога решили, что лучший способ справиться с ненавистью — это спросить обычных людей.Каковы наши обычные, здравые определения этой экстремальной эмоции? Чтобы понять нашу «наивную психологию» ненависти, Кэтрин Омер из Гавайского Тихоокеанского университета и Элейн Хэтфилд из Гавайского университета в Маноа составили подробный опрос, включающий эти основные вопросы, оставшиеся без ответа. Вот краткое изложение их наиболее заметных открытий, сопровождаемое некоторыми интригующими лакомыми кусочками, как описано Аумером на съезде Ассоциации психологических наук в Сан-Франциско на этой неделе:

Мы в основном ненавидим людей, которых мы знаем, и на самом деле редко направляем эти сильные эмоции на кого-то, с кем мы не знакомы.Основные причины, по которым мы ненавидим людей, включают предательство — в том числе неверность, но также и невыполненные обещания другого рода — и сильное отвращение к другим личностям. Кажется, что лучший способ справиться с ненавистью — это общение — либо напрямую с ненавидимым человеком, либо с другом или высшей властью. Наконец, возраст и пол действительно влияют на ненависть — на то, как мы переживаем эмоции и на кого нацелены. Вот некоторые подробности:

  • Люди впервые испытывают ненависть примерно в 12 лет, примерно в том же возрасте, когда они учились в средней школе.Возрастной диапазон для возбуждения ненависти широк — от озадачивающих шести месяцев до 40 лет.
  • Интересно, что, когда их спрашивают, что они подразумевают под ненавистью, люди полагаются на другие эмоции: крайнюю неприязнь, крайнее отвращение и крайний гнев.
  • Бывшие мужья — одни из самых ненавистных, особенно для женщин в возрасте от 28 до 32 лет. Также в этой элитной компании есть сотрудники. Гораздо больше женщин, чем мужчин, называют «друга» самым ненавистным человеком в своей жизни.
  • Мы ненавидим тех, кого любим или любим.Люди выражали наибольшую неприязнь к своим близким на повседневной основе — знакомым, друзьям, семье, бывшим. Даже в семье «самые близкие и родные» вызывают наибольшую ненависть, особенно отцы, за которыми следуют матери, свекрови, братья и сестры. Любопытно, что очень немногие ненавидят своих близких — всего 1 из 100 — но гораздо больше ненавидят парня или девушку друга.
  • Хорошая новость в том, что ненависть встречается нечасто. Люди говорят, что за всю жизнь ненавидят в среднем около пяти человек. Мужчины чаще сообщают о чувстве ненависти по мере взросления, достигая пика в конце 30-х годов, а затем снижаясь до конца 50-х годов.Но большинство из нас не испытывают ненависти регулярно. В самом деле, большинство людей говорят, что никогда не испытывают ненависти.
  • Что интересно, несмотря на оргии пыток и убийств, свидетелями которых мы являемся каждый день, люди редко упоминают политические проблемы, когда их спрашивают о своей враждебности. Ненависть, похоже, носит сугубо личный характер — о чем свидетельствует мифическая Медея

Следите за сообщениями Рэя Герберта о 26 -м ежегодном съезде Ассоциации психологических наук в Huffington Post и в Twitter на @wrayherbert.

Психология страха и ненависти, и что каждый из нас может сделать, чтобы это остановить

Как иммигрант в Новой Зеландии, я опечален и возмущен событиями в Крайстчерче. Очевидная невиновность Новой Зеландии была снята актами трусости и зла.


Подробнее: Обстрел мечети Крайстчерча должен положить конец невиновности Новой Зеландии в отношении правого терроризма


Полиция по-прежнему находится в состоянии повышенной готовности, а власти все еще реагируют на события, последовавшие за стрельбой в двух мечетях в Крайстчерче, в результате которой 50 человек погибли и многие получили серьезные ранения.Три человека были арестованы, а один, австралиец, время от времени проживающий в Новой Зеландии, предстал перед судом по обвинению в убийстве.

Мое исследование сосредоточено на том, как члены большинства воспринимают рост иммигрантского населения и что мы все можем сделать, чтобы сдержать страх и ненависть.

Мигранты — объект ненависти

Предполагаемый боевик (которого The Conversation решила не называть) является самопровозглашенным сторонником превосходства белых. Перед нападениями он разместил в сети 87-страничный манифест.В своем манифесте и аккаунтах в социальных сетях он ссылается на рост ислама, а также на поселения, которые стыдятся и разрушают мигранты.

Он публикует фотографии боеприпасов, ретвитит ссылки на альтернативных правых и хвалит других белых сторонников превосходства. В манифесте есть ссылки на «белый геноцид», что, вероятно, является отсылкой к теории заговора, которую поддерживают альт-правые и сторонники превосходства белых, согласно которым «небелая» миграция разбавляет белые нации.

Мотивы преступника, похоже, перекликаются с мотивами других сторонников превосходства белой расы, которые совершили аналогичные зверства: стрелок в синагоге Питтсбурга, нападавший в Шарлоттсвилле, стрелок в церкви Чарльстона и нападавшие в Швеции, Квебеке и Норвегии.

В каждом из этих случаев нападавшие выражали ненависть к меньшинствам или иммигрантам и выражали уверенность в том, что их образ жизни, «белый» образ жизни, разрушается этими группами, которые проникают в их общества.

За последнее десятилетие моя команда провела исследования в Индии, Франции, Финляндии, Германии, Великобритании и США, анализируя, как члены доминирующей группы воспринимают меньшинства и группы иммигрантов. Исследование показало, что многие доминирующие члены группы, часто белые христиане в изучаемых странах, выражают страх перед иммигрантами в своих странах.В частности, респонденты выражали опасения, что иммигранты изменят свой культурный, политический и экономический образ жизни.


Подробнее: Слушание языка ненависти заставляет ваш мозг совершать ненавистнические действия


Борьба со страхами для уменьшения ненависти

Обычно такие страхи безобидны и приводят только к недопониманию или отсутствию взаимодействия. Но, как мы слишком часто видели, они могут привести к предубеждениям, ненависти и многому другому.

В последнее время такие опасения стали более явными с распространением платформ социальных сетей. С помощью социальных сетей люди могут легко найти других, которые разделяют их чувства и, следовательно, не чувствуют себя одинокими. Способность найти сообщество, которое разделяет ваши чувства, дает чувство безопасности и подтверждает ваши страхи и чувства ненависти.


Подробнее: Почему новостным агентствам следует дважды подумать перед повторной публикацией прямой трансляции новозеландского стрелка из мечети


В нашем все более взаимосвязанном мире очень важно принимать меры для борьбы с этими страхами, чтобы снизить вероятность совершения таких злодеяний в будущем.Во-первых, критически важно то, как семьи говорят о меньшинствах и иммигрантах. В ходе работы, которую мы провели в Финляндии, мы обнаружили, что предвзятое отношение финнов к русским иммигрантам в значительной степени формируется в подростковом возрасте. Родители обязаны быть образцом для подражания для своих детей и подростков и с самого начала поощрять терпимость и взаимное уважение.

Во-вторых, в мире, который все больше опосредуется компьютерами, мы несем общую ответственность за противодействие расистским и ненавистническим сообщениям в киберпространстве. Если вы видите на YouTube клип, который вы считаете оскорбительным или оскорбительным, сообщите об этом.

В-третьих, чем больше мы контактируем друг с другом и узнаем друг о друге, тем меньше вероятность, что мы будем бояться друг друга. Это может звучать банально, но чем больше мы знаем о других группах, тем больше вероятность, что мы передадим эту информацию друг другу и улучшим общую социальную сплоченность. В свою очередь, мы можем лучше выявлять тех, кто стремится к разделению общества, и бороться с ними. Наша коллективная ответственность как разнообразных обществ — признать наше разнообразие и противостоять психологии ненависти, которая нападет на наш дом и на нас.

Добавить комментарий