Психопатология обыденной жизни читать онлайн: Читать бесплатно электронную книгу Психопатология обыденной жизни (The Psychopathology of Everyday Life: Zur Psychopathologie des Alltagslebens). Зигмунд Фрейд онлайн. Скачать в FB2, EPUB, MOBI

Содержание

Зигмунд Фрейд — Психопатология обыденной жизни читать онлайн

sci_psychology ЗигмундФрейд52f69d3b-2a83-102a-9ae1-2dfe723fe7c7Психопатология обыденной жизни

В книгу «Психология бессознательного» включены крупные работы австрийского ученого-психолога, создавшего оригинальную систему анализа душевной жизни человека. В них показано, что сознание неотделимо от глубинных уровней психической активности. Представляют большой интерес анализ детских неврозов, сталкивающий воспитателя с проблемами, находящимися вне поля зрения, учение о влечениях, о принципах регуляции психической жизни, разбор конкретных фактов повседневной жизни, связанных с ошибками памяти и т. д.

Freud, Фрейд, психоанализ, психотерапия, невроз, невротик, истерия, психоапатология, повседневная жизнь rude Sergei Chumakov [email protected] Tibioka FB Tools; edit+; hands, FB Editor v2.0 2005-10-07 http://fictionbook.ru CDBD2795-DB85-48A6-906F-7294B1063DA4 1.1

1.0 – 7.10.2005

version 1.1 – правка документа – Tibioka

В кн. : Психология бессознательного Просвещение Москва 1990 5-09-003787-6

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни

I.

ЗАБЫВАНИЕ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН

В 1898 году я поместил в «Monatsschrift fur Psychiatrie und Neurologie» небольшую статью «К вопросу о психическом механизме забывчивости», содержание которой я здесь повторяю и рассматриваю как исходный пункт дальнейших рассуждений. В ней я подверг на примере, взятом из моей собственной жизни, психологическому анализу чрезвычайно распространенное явление временного забывания собственных имен и пришел к тому выводу, что этот весьма обыкновенный и практически не особенно важный вид расстройства одной из психических функций – способности припоминания – допускает объяснение, выходящее далеко за пределы обычных взглядов.

Если я не очень заблуждаюсь, психолог, которому будет поставлен вопрос, чем объясняется эта столь часто наблюдаемая неспособность припомнить знакомое, по существу, имя, ограничится скорее всего простым указанием на то, что собственные имена вообще способны легче ускользать из памяти, нежели всякое другое содержание нашей памяти.

Он приведет ряд более или менее правдоподобных предположений, обосновывающих это своеобразное преимущество собственных имен. Но мысль о существовании иной причинной зависимости будет ему чужда.

Для меня лично поводом для более внимательного изучения данного феномена послужили некоторые частности, встречавшиеся если и не всегда, то все же в некоторых случаях обнаруживавшиеся с достаточной ясностью. Это было именно в тех случаях, когда наряду с забыванием наблюдалось и неверное припоминание. Субъекту, силящемуся вспомнить ускользнувшее из его памяти имя, приходят в голову иные имена, имена-заместители, и если эти имена и опознаются сразу же как неверные, то они все же упорно возвращаются вновь с величайшей навязчивостью. Весь процесс, который должен вести к воспроизведению искомого имени, потерпел как бы известное смещение и приводит к своего рода подмене.

Наблюдая это явление, я исхожу из того, что смещение это отнюдь не является актом психического произвола, что оно, напротив, совершается в рамках закономерных и поддающихся научному учету. Иными словами, я предполагаю, что замещающие имя или имена стоят в известной, могущей быть вскрытой, связи с искомым словом, и думаю, что если бы эту связь удалось обнаружить, этим самым был бы пролит свет и на самый феномен забывания имен.

В том примере, на котором я построил свой анализ в указанной выше статье, забыто было имя художника, написавшего известные фрески в соборе итальянского городка Орвието. Вместо искомого имени – Синьорелли – мне упорно приходили в голову два других – Боттичелли и Больтраффио; эти два замещающих имени я тотчас же отбросил как неверные, и когда мне было названо настоящее имя, я тут же и без колебаний признал его. Я попытался установить, благодаря каким влияниям и путем каких ассоциаций воспроизведение этого имени претерпело подобного рода смещение (вместо Синьорелли – Боттичелли и Больтраффио), и пришел к следующим результатам:

а) Причину того, почему имя Синьорелли ускользнуло из моей памяти, не следует искать ни в особенностях этого имени самого по себе, ни в психологическом характере той связи, в которой оно должно было фигурировать. Само по себе имя это было мне известно не хуже, чем одно из имен-заместителей (Боттичелли), и несравненно лучше, чем второе имя-заместитель Больтраффио; об этом последнем я не знал почти ничего, разве лишь, что этот художник принадлежал к миланской школе. Что же касается до связи, в которой находилось данное имя, то она носила ничего не значащий характер и не давала никаких нитей для выяснения вопроса: я ехал лошадьми с одним чужим для меня господином из Рагузы (в Далмации) в Герцеговину; мы заговорили о путешествиях по Италии, и я спросил моего спутника, был ли он уже в Орвието и видел ли знаменитые фрески…NN.

б) Объяснить исчезновение из моей памяти имени мне удалось лишь после того, как я восстановил тему, непосредственно предшествовавшую данному разговору. И тогда весь феномен предстал предо мной как процесс вторжения этой предшествовавшей темы в тему дальнейшего разговора и нарушения этой последней. Непосредственно перед тем, как спросить моего спутника, был ли он уже в Орвието, я беседовал с ним о нравах и обычаях турок, живущих в Боснии и Герцеговине.

Я рассказал, со слов одного моего коллеги, практиковавшего в их среде, о том, с каким глубоким доверием они относятся к врачу и с какой покорностью преклоняются пред судьбой. Когда сообщаешь им, что больной безнадежен, они отвечают: «Господин (Негг), о чем тут говорить? Я знаю, если бы его можно было спасти, ты бы спас его». Здесь, в этом разговоре, мы уже встречаем такие слова и имена – Босния, Герцеговина (Herzegowina), Herr (господин), – которые поддаются включению в ассоциативную цепь, связывающею между собой имена Signorelli (signer – господин), Боттичелли и Больтраффио.

в) Я полагаю, что мысль о нравах боснийских турок оказалась способной нарушить течение следующей мысли благодаря тому, что я отвлек от нее свое внимание прежде, чем додумал ее до конца. Дело в том, что я хотел было рассказать моему собеседнику еще один случай, связанный в моей памяти с первым. Боснийские турки ценят выше всего на свете половое наслаждение и в случаях заболеваний, делающих его невозможным, впадают в отчаяние, резко контрастирующее с их фаталистским равнодушием к смерти.

Один из пациентов моего коллеги сказал ему раз: «Ты знаешь, господин (Herr), если лишиться этого, то жизнь теряет всякую цену». Я воздержался от сообщения об этой характерной черте, не желая касаться в разговоре с чужим человеком несколько щекотливой темы. Но я сделал при этом еще нечто большее: я отклонил свое внимание и от дальнейшего развития тех мыслей, которые готовы были у меня возникнуть в связи с темой «смерть и сексуальность». Я находился в то время под впечатлением известия, полученного несколькими неделями раньше, во время моего пребывания в Трафуа (Тгafоi): один из моих пациентов, на лечение которого я потратил много труда, покончил с собой вследствие неисцелимой половой болезни. Я точно знаю, что во время моей поездки в Герцеговину это печальное известие и все то, что было с ним связано, не всплывало в моем сознании. Но совпадение звуков Тгаfоi – Воltгаffiо заставляет меня предположить, что в этот момент, несмотря на то, что я намеренно направил свое внимание в другую сторону, данное воспоминание все же оказало свое действие.


Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Зигмунд Фрейд ★ Психопатология обыденной жизни читать книгу онлайн бесплатно

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни

Оригинал-макет подготовлен издательским центром «НОУФАН» nofunpublishing.com

[email protected] +7 (903) 215-68-69

© ИП Сирота, текст, 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Зигмунд Фрейд (1856–1939)

Основатель психоанализа

Зигмунд Фрейд – знаменитый ученый, основатель психоанализа. Его новаторские идеи оказали огромное влияние на психологию и всю западную цивилизацию XX века. Среди крупнейших достижений: обоснование понятия «бессознательное», разработка теории эдипова комплекса, создание метода свободных ассоциаций и методики толкования сновидений.

1856 – Зигмунд Фрейд родился в чешском городе Фрайберг в семье небогатого торговца.

1859 – После разорения семья переехала в Лейпциг, позднее – в Вену. Зигмунд был способным ребенком, он поступил в гимназию на год раньше срока.

1873 – Зигмунд Фрейд принят на медицинский факультет Венского университета.

1876 – Написал свою первую научную работу в Институте зоологических исследований Триеста.

1881 – Получил научную степень доктора. После этого начал работать в Венской городской больнице.

1885–1886 – Стажировался в Париже у известного врача-психиатра Жана Шарко, где занимался исследованием гипноза.

1886 – Фрейд вернулся в Вену, занялся частной практикой и женился на Марте Берней. В их семье родилось шестеро детей.

1895 – Опубликована совместная книга Зигмунда Фрейда и его коллеги Йозефа Брейера «Исследование истерии». Позже эту публикацию назвали «днем рождения психоанализа».

1899 – Фрейд закончил работу над «Толкованием сновидений». Его идеи начали приобретать популярность. В последующие десятилетия он написал множество книг и статей.

1938 – Из-за гонений на евреев Фрейд был вынужден переехать в Англию.

1939 – После нескольких лет борьбы с мучительной болезнью Зигмунд Фрейд скончался, приняв морфий.

«Психопатология обыденной жизни» – второе крупное исследование Зигмунда Фрейда, завершенное им в 1901 году и опубликованное в 1904-м. Книга 11 раз переиздавалась при жизни автора и неоднократно выходила в различных издательствах в наше время. Эта работа по сей день не утратила своей актуальности, она включена в список ключевых книг по психоанализу.

Книга составлена из эссе, большая часть которых появлялась в периодической печати, неизменно вызывая бурную реакцию как специалистов, так и читающей публики. Само название содержит провокационное сочетание слов: «психопатология» и «обыденная жизнь». Зигмунд Фрейд одним из первых стер грань между нормой и отклонением. «Мы все более или менее невротики», – писал он.

Фрейд утверждал, что ошибки, совершаемые человеком в речи и действиях (оговорки, описки, забывание слов, утеря вещей, ошибочно совершенные поступки), – это показатель неосознанных желаний. По его предположению, исследуя подобные действия, можно проникнуть в тайны бессознательного, разобраться в скрытых внутренних конфликтах и стремлениях человека, которые были подавлены.

Доказывая свою теорию, Фрейд приводит многочисленные примеры из собственной жизни и жизни своих друзей и близких. Он не обращается к случаям из своей врачебной практики, подчеркивая тем самым, что это книга об обычных людях, а не о пациентах психиатра.

Фундаментальное понятие этой научной работы – бессознательное: область, в которую вытесняются все подавляемые влечения и желания и которая не поддается контролю сознания. Неосознаваемые мотивы могут не только осложнять человеку жизнь, но нередко становятся причиной невротических расстройств, поэтому Фрейд предложил работать с ними, используя различные методики психоанализа.

Представленный в данном издании перевод «Психопатологии обыденной жизни» был выполнен В. Медемом в начале ХХ века. Его первая публикация состоялась еще при жизни Зигмунда Фрейда и с его разрешения.

Психопатология обыденной жизни[1]

Теперь весь воздух чарами кишит,

И этих чар никто не избежит.

И. В. Гёте «Фауст» (II часть, V акт)

I. Забывание собственных имен

В 1898 г. я поместил в «Ежемесячнике психиатрии и неврологии» небольшую статью «К вопросу о психическом механизме забывчивости». Содержание этой статьи послужит исходной точкой настоящего изложения. В ней на примере, взятом из моей собственной жизни, я подверг психологическому анализу чрезвычайно распространенное явление – временное забывание собственных имен – и пришел к тому выводу, что этот весьма обыкновенный и не особо важный с практической точки зрения вид расстройства одной из психических функций (способности припоминания) допускает объяснение, выходящее далеко за пределы обычных взглядов.

Читать дальше
КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА

Понравилась книга?


Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение
Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Психопатология обыденной жизни.

Зигмунд Фрейд. Великие идеи. (Психотерапия и консультирование)

Пожаловаться на книгу

Автор: Зигмунд Фрейд

Жанр: Психотерапия и консультирование

Серия: Великие идеи

Год: Нет данных

Зигмунд Фрейд – знаменитый ученый, основатель психоанализа. Его новаторские идеи оказали огромное влияние на психологию и всю западную цивилизацию XX века. Среди крупнейших достижений: обоснование понятия «бессознательное», разработка теории эдипова комплекса, создание метода свободных ассоциаций и методики толкования сновидений.

«Психопатология обыденной жизни» – второе крупное исследование Зигмунда Фрейда. Эта работа по сей день не утратила своей актуальности, она включена в список ключевых книг по психоанализу. Фундаментальное понятие этой научной работы – бессознательное: область, в которую вытесняются все подавляемые влечения и желания и которая не поддается контролю сознания.

Неосознаваемые мотивы могут не только осложнять человеку жизнь, но нередко становятся причиной невротических расстройств, поэтому Фрейд предложил работать с ними, используя различные методики психоанализа. Представленный в данном издании перевод «Психопатологии обыденной жизни» был выполнен В.

Медемом в начале ХХ века. Его первая публикация состоялась еще при жизни Зигмунда Фрейда и с его разрешения. Как и другие книги серии «Великие идеи», книга будет просто незаменима в библиотеке студентов гуманитарных специальностей, а также для желающих познакомиться с ключевыми произведениями и идеями мировой философии и культуры.

Метки: Обыденная жизнь Знаменитый ученый Ученый основатель Огромное влияние Западная цивилизация Крупные достижения Бессознательная разработка Свободные ассоциации Крупное исследование Фундаментальное понятие Научная работа Бессознательная область Неосознаваемые мотивы Невротические расстройства Различная методика Гуманитарные специальности Ключевые произведения Мировая философия Психиатрия Неврология Психоанализ Бессознательное

Предлагаем Вам скачать фрагмент для ознакомления произведения «Психопатология обыденной жизни» автора Зигмунд Фрейд в электронном виде в формате FB2 или TXT. Также можно скачать книгу в других форматах, таких как RTF и EPUB (электронные книги). Советуем выбирать для скачивания формат FB2 или TXT, которые в настоящее время поддерживаются практически любым мобильным устроиством (в том числе телефонами / смартфонами / читалками электронных книг под управлением ОС Андроид и IOS (iPhone, iPad)) и настольными ПК. Книга вышла в серии «Великие идеи».

Сохранить страничку в социалках/поделиться ссылкой: Скачать ознакомительный фрагмент в разных форматах (текст предоставлен ООО «ЛитРес»)
FB2TXTRTFEPUBЧитать книгу «Психопатология обыденной жизни» онлайн
Читать онлайнЗакрыть читалкуЛегально скачать полную версию произведения в элетронном виде (а так же заказать печатную книгу) «Психопатология обыденной жизни» можно в книжном интернет магазине Литрес
Купить и скачать

Похожие книги

Зигмунд Фрейд

Давид Мессер Биографии и Мемуары Эксклюзивные мемуары (АСТ)

Перед вами одна из самых необычных биографий знаменитого ученого. Для кого-то он «дедушка», для кого-то великий ученый, для кого-то шарлатан. Практически каждый постулат фрейдовской теории был подвергнут критике со стороны видных учёных и писателей, таких как Карл Ясперс, Эрих Фромм, Альберт Эллис,…

НЛП-2: поколение Next

Роберт Дилтс Психотерапия и консультирование Отсутствует

Эта книга посвящена новейшим значительным достижениям в области нейро-лингвистического программирования. Прочитав ее, вы научитесь простым и действенным методам успешной коммуникации, быстрого решения проблем и креативного ответа на нестандартные вызовы современной жизни. Новое поколение НЛП, разв…

Большие идеи. 50 идей, о которых нужно знать

Бен Дюпре Философия 50 идей, о которых нужно знать

В книге «Большие идеи» идет речь о величайших идеях человечества из самых разных сфер жизни. Человечество в разные периоды своего развития породило немало великих идей. Некоторые идеи, как например, Разум, Душа, Эволюция, Теория относительности вызывают восторг, другие, как Фашизм, Расизм, Война вв…

Риторика

Аристотель Философия Великие идеи

Аристотель – древнегреческий ученый, философ, основоположник формальной логики. Первым создал всестороннюю философскую систему, охватившую все сферы существования. Его учение считается обобщающим и завершающим греческую философию. «Риторика» Аристотеля – это наиболее глубокое и систематизированное…

Оговорки

Зигмунд Фрейд Афоризмы и цитаты Magisterium

Зигмунд Фрейд наиболее известен как основатель психоанализа, который оказал значительное влияние на психологию, медицину, социологию, антропологию, литературу и искусство XX века. Воззрения Фрейда на природу человека были новаторскими для его времени и на протяжении всей жизни исследователя не прек…

Показать еще

Книга Тупики психоанализа. Роковая ошибка Фрейда читать онлайн Рудольф Баландин

Рудольф Баландин. Тупики психоанализа. Роковая ошибка Фрейда

 

Пролог

Своя душа – потёмки

 

Кто такой Зигмунд Фрейд как психиатр, психолог, философ, один из наиболее прославленных – восторгами, пересудами и разгромной критикой – интеллектуалов ХХ века? Как воздействовал он на общественное мнение, научную и философскую мысль?

Учение Фрейда до сих пор пользуется немалой популярностью. Не потому ли, что оно верно? В противном случае от него давно бы отказались.

Впрочем, не так всё просто.

«Знание – сила». Согласимся с Френсисом Бэконом. Однако незнание значительно сильней.

В учении Фрейда, по мнению одного из основателей социальной психологии У. Мак-Дугала, «каждый кусочек правды почти нераздельно смешан с заблуждением, покоится в массе своей на тёмных, очень спорных, уводящих в сторону положениях». Крупный французский специалист по экспериментальной психологии П. Фресса пришёл к выводу: «Психоанализ – это вера, а чтобы уверовать, надо сначала “встать на колени”».

Многие тысячелетия пользуются успехом заклинатели, колдуны, чародеи (ныне – экстрасенсы). Публика падка до загадочных модных учений. А доверие к психоанализу, вера в него – главнейший фактор его реальных и мнимых успехов.

Книги Зигмунда Фрейда, написанные доходчиво и на темы, волнующие многих, с интересом читались образованной публикой. Он вскрывал острые проблемы, вторгался в области интимной жизни, которые считались в обществе запретными, «неприличными». У кого-то это вызывало протест и возмущение (не всегда искреннее), что лишь содействовало успеху его работ и популярности его метода.

Кого не интригует разгадка сновидений? Тысячи лет люди разных стран и народов, мыслители и шарлатаны, правители и обыватели предавались этому занятию. Вот и первая популярная работа Фрейда «Толкование сновидений» (1900) привлекла внимание не столько психологов, сколько широкой публики. Затем последовали его книги «Психопатология обыденной жизни», «Остроумие и его отношение к бессознательному».

Трудно сказать, был ли его выбор тем и заглавий рассчитан на привлечение читателей или клиентов, но результат был именно таким. За последние десятилетия в серьёзных научных работах ссылки на идеи Фрейда встречаются редко, что не мешает их популярности в общественном мнении, в особенности среди тех, кто причисляет себя к интеллектуалам.

Проще всего объяснить это модой, рекламой психоанализа, который приносит очевидную пользу… не всегда пациентам, но всегда психоаналитику. Главное: Фрейд вошёл в историю не только психологии, но и философии, до сих пор оставаясь для многих «властителем дум».

 

В одной из своих лекций Фрейд сказал: «Я думаю, что психоанализ не способен создать особое мировоззрение. Ему и не нужно это, он является частью науки и может примкнуть к научному мировоззрению».

Тут он дважды ошибся. Психоанализ превратился в мировоззрение, хотя и не научное. Советский философ Ю.А. Муравьёв в постсоветское время (1997) писал: «Зигмунд Фрейд… не будучи философом, оказал, однако, огромное влияние на мировоззренческие установки интеллектуалов ХХ века, главным образом, благодаря своей трактовке сознания и разнообразных феноменов человеческой культуры».

Другой отечественный философ Л.В. Блинников высказался в том же духе: «Идеи Фрейда оказали огромное влияние на многих мыслителей и целые направления в философии, социологии, социальной психологии, литературе и искусстве… Возникло психологическое направление – фрейдизм, стремившееся применять учение Фрейда для объяснения явлений культуры, творчества и общества».

Статья о Фрейде приведена в солидной энциклопедии «Великие мыслители Запада» (1992).

Психопатология обыденной жизни

Определение 1

«Психопатология обыденной жизни» — это масштабный труд австрийского учёного З. Фрейда, одного из самых известных мировых психоаналитиков и психиатров. Работа была опубликована в 1901 году.

Фрейд и его вклад в психологию

Труд «Психопатология обыденной жизни» считается вторым по значимости после «Толкования сновидений» трудом Фроейда. Он стал классикой для психологов, психиатров и психоаналитиков в мировом масштабе, так как содержит множество примеров отклонений человеческой психики, которые Фрейд собирал на протяжении долгих лет.

Зигмунд Фрейд является знаменитым ученым, основателем психоанализа. Его новаторские концепции смогли оказать большое воздействие на психологию в целом и всю западную цивилизацию двадцатого века. Среди главных достижений этого автора можно выделить:

  • Обоснование категории «бессознательное»;
  • Разработку концепции «Эдипов комплекс»;
  • Формирование метода свободных ассоциаций;
  • Разработку методики толкования сновидений.

Труд «Психопатология обыденной жизни»

Работа является вторым крупным исследованием Зигмунда Фрейда, которое до настоящего времени не утратило своей актуальности. «Психопатология обыденной жизни» включена в перечень базовых книг по психоанализу.

В качестве фундаментального понятия данной научной работы выступает бессознательное как сфера, в которую происходит вытеснение всех подавляемых влечений и желаний. Эта область не может поддаваться контролю сознания, при этом неосознаваемые мотивы способны не только усложнить жизнь людям, но часто и становятся причиной невротических расстройств. Фрейд выдвинул предложение работать с подавляемыми влечениями, для чего необходимо использовать соответствующие методики психоанализа.

В России труд стал известен после его издания в переводе В. Медема в начале ХХ века. Самая первая публикация произошла еще при жизни автора, на что было получено его разрешение. Как и другие труды Фрейда, книга стала незаменимой в библиотеке учащихся гуманитарных специальностей, а также для тех, кто желает познакомиться с основными произведениями и идеями мировой философии и культуры.

Основа книги представлена информацией об имеющихся различных отклонений в поведении, дефектах и патологиях в развитии человека. Эти сведения отражают наличие глубоких нарушений психики, а в некоторых случаях способны указывать на наличие психоневроза.

В этой работе Фрейд смог показать, что любые нарушения речи (например, заикание, оговорка, путаница в словах) не являются случайными. Они могут быть результатом проявления мыслей, которые человек пытается подавить в себе. Автор показывает определенную модель психики: «сознание/подсознательное/бессознательное», используя примеры проявления бессознательного в обычной жизни.

В данной работе автора невозможно найти примеров из жизни его клиентов, так как он делает ссылки только на свои воспоминания, а также информацию из уст своих родственников и друзей. Для последних были характерны подобные случаи проявления бессознательного в повседневной жизни.

Замечание 1

«Психопатология обыденной жизни» в качестве фундаментальной работы имела большую популярность, как среди людей, несведущих в психологии, так и среди специалистов. Это исследование доказало, что сознание представляет собой неотделимый элемент глубинных уровней психической деятельности индивида.

Данная книга чаще всего интересует специалистов в мире психологии, желающих узнать причины, по которым у некоторых личностей существует проблема с запоминанием зарубежных слов, имен, принятых всеми фраз. Полезна она будет и в ходе исследования проблем, касающихся воспоминаний из прошлого (например, детства).

Любой человек, изучивший это произведение, получит возможность раскрыть для себя причины собственных оговорок в речи, ошибок в процессе письма и чтения. Труд поможет людям в понимании причины их забывчивости (например, когда человек не помнит ранее запланированные действия, пережитые впечатления и намерения). Он помогает понять, по какой причине возникают ошибочные суждения и заблуждения, почему человек выполняет некоторые действия автоматически, а также верит в свою судьбу и предсказания.

Книга «Психопатология обыденной жизни» была составлена Фрейдом из эссе. Их большая часть уже ранее появлялась в периодической печати и всегда вызывала бурную реакцию обывателей и специалистов. Само название исследования включает провокационное сочетание: «психопатология» и «обыденная жизнь». Ученый один из первых, кто стирает границу между нормой и отклонением. Фрейд писал: «Мы все более или менее невротики».

Основное положение книги гласит, что ошибки, которые человек совершает в разговоре и действиях (например, забывание вещей, оговорки, описки, потери, ошибки в совершенных поступках), являются показателями неосознанных желаний. Фрейд выдвинул предположение, что, если исследовать такие действия, то появляется возможность проникновения в тайны бессознательного. Посредством этих действий можно разобраться со скрытыми внутренними конфликтами и подавленными стремлениями человека.

В доказательство выдвинутой теории автор привел большое количество примеров из своей собственной жизни и жизни близких людей и друзей. Он не стал обращаться напрямую к случаям из своей исследовательской практики, чем подчеркнул, что книга посвящена обычным людям, а не пациентам психиатра.

Фундаментальной категорией «Психопатологии обыденной жизни» является бессознательное. Оно представлено областью, в которую происходит вытеснение всех подавляемых влечений и желаний. Эта сфера не может подвергаться контролю сознания.

Мотивы, которые люди не способны осознать, могут не только осложнять жизнь людям, но часто и становятся причинами невротических расстройств. Именно по этой причине автор предлагает работать с ними, применяя соответствующие методики психоанализа.

электронных книг Libros | Casa del Libro

Comprar libros entre más de un millón de referencias

Casa del Libro tiene más de 1.000.000 de referencias de libros en venta y más de 700.000 электронных книг, объединяющих основные связи онлайн española de libros. El libro que buscas, está aquí.

Libros más vendidos, leídos y recomendados

Para ayudarte a decidir qué libro comprar o regalar, tenemos toda clase de listados:
libros más vendidos y leídos del 2019 separados por génerosó nuestra seccés Nuestra sección de preventas para que veas los próximos lanzamientos de libros, nuestra sección de escritores o los libros premiados y de actualidad.

Novedades en libros

Por supuesto, si quieres ver lo más nuevo deberás visitar nuestra sección de novedades en libros y clásicos imprescindibles como El Principito, Rayuela de Cortázar o el famoso El arte-de la guerra.

En nuestra página no solo encontrarás el mayor catálogo de títulos y listados para ayudarte a decidir y buscar libros por ISBN, sino que tenemos clasificados portemáticas todo tipo de libros y géneros como новеллы, романтические книги, романтические книги las mejores biografías, libros de fantasía, libros feministas, libros de marketing, e incluso libros para dejar de fumar o libros técnicos como libros de bachillerato.Además, tenemos listas de las mejores sagas de libros como Harry Potter, libros de Juego de Tronos, libros Star Wars, o las páginas de los mejores autores con todos sus libros e ebooks como los libros de Paulo Coelho, de Megan Maxwell or escritores clásicos запоминающиеся и очаровательные Габриэль Гарсиа Маркес или Хулио Верн.

Vende y compra libros de segunda mano o nuevos

No solo tenemos cómics, новеллы, мануалы, diccionarios y todo tipo de libros nuevos, te ofrecemos la posibilidad de comprar libros de segunda mano. Para ello simplemente puedes buscar el título en nuestro buscador o elegir cualquier libro de nuestras páginas y ver en la parte inferior de la ficha «Otros vendedores». En esa caja podrás ver quién vende el libro de segunda mano, a qué Precio, envío y en qué estado se encuentra. Además, si quieres, puedes ganar dinero y vender libros usados ​​tuyos a través de nuestro Marketplace.

Электронные книги, электронные книги на русском языке, Приложения, Автопубликация, Повестки дня и многое другое

Интернет-продукты и услуги по поиску электронных книг содержат полный список цифровых библиотек или электронных книг, опциональные совместные популярные библиотеки, календари де Мистер Вандерфул и лас mejores plumas como las de LAMY.Pero sin duda nuestro producto estrella es nuestro ecosistema Tagus formado por nuestros eReaders o libros electrónicos donde destacan los increíbles dispositivos de lectura Tagus Iris 2018, Nuestro servicio de autopublicación donde cualquiera puede publicar un libro de la libro gratis.

Ventajas de nuestra tienda online de libros

Comprar libros en Casa del Libro tiene numerosas ventajas como mínimo envío gratis en un día desde 19 € en nuestros libros, numerosas formas de envío como envío en 24 horas alguna de nuestras más de 46 librerías y numerosos ofertas, descuentos y promociones (muchas de ellas exclusivas para nuestros suscriptores y usuarios de la app de libros oficial para comprar de Casa del Libro).Además, tenemos un programa exclusivo de Socios Casa del Libro con 3 niveles: Original, Genuino y Leyenda , que ofrece Mayores Privilegios Cuanto Mayor Sea El Nivel.

Librería online en España, México y más de 46 librerías

Casa del Libro, es la librería de España líder con más de 40 tiendas en toda el país. Así, da igual si buscas libros en Madrid, libros Barcelona, ​​libros Valencia o libros Sevilla, tenemos librerías en casi todas las ciudades y estamos realizando aperturas para llegar aún a más lugares. Además, tenemos libros en los differente lenguas e idiomas tanto de España como llibres (libros en catalán), libros en gallego y libros en euskera, como del mundo con nuestras secciones de libros en inglés o libros en francés. Por otro lado, Casa del Libro también está presente en México. Si eres residence en México descubre nuestra tienda de Casa del Libro México y disfruta de títulos exclusivos con envío local. Por supuesto, está disponible para todo el mundo todo nuestro catálogo para envío internacional, por lo que no importa si eres de Argentina, Colombia u otros lugar, te enviaremos el libro que buscas.

Психопатология повседневного нарциссизма

Нам нужны диагностические категории, чтобы иметь общий язык для разговора о психических расстройствах. Но слишком легко потерять человека из виду, если слишком сосредоточиться на категории.

Мы можем минимизировать недостатки категориального мышления, рассматривая патологические состояния как родственников нормативных состояний ума в континууме с точки зрения черт. Мысли, чувства и действия становятся патологическими, когда достигают уровня интенсивности или частоты, который отличает их от обычных вариаций поведения.Итак, если вы выпиваете три чашки кофе в день, даже если вы пристрастились к этим трем чашкам и совершенно не работаете без первого глотка кофеина, все еще в постели, читая последний роман, к которому вы тоже пристрастились (I может говорить из личного опыта!), вы все равно не будете иметь права на расстройство, связанное с употреблением кофеина, если у вас нет физических или психологических проблем, вызванных или усугубленных кофеином, употребление которого среди других симптомов.

Источник: Венди Джонс / личное фото

Джейн Остин понимала, что черты характера находятся в непрерывном континууме, от обычных сбоев в функционировании до полномасштабных патологий, хотя она не стала бы использовать терапевтический язык.Как я утверждаю в своей книге Джейн о мозге , Остин настолько хорошо понимала человеческое поведение, что мы можем использовать ее работу для иллюстрации социального разума-мозга, включая эгоцентризм людей, то, что мы могли бы назвать «психопатологией повседневности». нарциссизм ». Солипсизм занимает внимание Остин во всех ее романах, которые показывают, что даже у лучших из нас бывают случаи, когда мы не можем выйти за рамки собственных интересов и точек зрения, случаи, когда нам не хватает сочувствия к другим. Полное отсутствие эмпатии характеризует многие расстройства личности.Сочувствие включает в себя как мышление с точки зрения другого человека, так и чувства с этой точки зрения. Для истинного сочувствия нужны обе части.

Даже у самых чувствительных из нас бывают провалы в эмпатии, иногда преднамеренные: терапевтам нужно время от времени отключать свое сочувствие, иначе они не смогут справиться. Но полное отсутствие сочувствия патологично, и действительно, некоторые персонажи Остин демонстрируют такой недостаток, становясь поистине злыми в своем жестоком пренебрежении к другим; Остин изображает таких персонажей с клинической точностью.Но что мне кажется столь же необычным, так это то, что она понимает континуум между обычным поведением и патологией: она показывает, как перебои в эмпатии могут быть болезненными для других, обнаруживая зародыш расстройств личности в повседневной, обычной эгоцентричности, неспособности сочувствовать и т. Д. что мы все время от времени испытываем.

Остин Emma вращается вокруг темы эгоизма. Его комедия, включающая неудачи и недопонимание, а также отрицательная сторона болезненных эмоциональных переживаний, являющаяся объектом презрения или отторжения, как показано, проистекают из ограничений нашей способности думать и чувствовать с других точек зрения, в первую очередь потому, что мы так вложены в в наших собственных желаниях и заботах.Героиня Эмма, хотя и добросердечна, страдает такими ограничениями эмпатии, и ее образование состоит в том, чтобы научиться преодолевать эти ограничения и активно видеть за пределами самости.

Источник: Венди Джонс / Шаблон Crystal Graphics

Первая из эгоистических неудач Эммы приводит к кошмару замешательства. Эмма так решительно настроена подружиться со своим протеже Харриет и местным викарием мистером Элтоном, что не видит, что мистер Элтон хочет жениться на ней, а не на ее юном друге.Конечно, она хочет лучшего для Харриет, молодой девушки без семьи и богатства, которая, выйдя замуж за мистера Элтона, значительно выиграет с точки зрения безопасности и статуса. Он будет хорошей добычей! Но она также хочет видеть себя опытным манипулятором других жизней. Эмма подчиняет восприятие воле, как и все мы, когда не можем увидеть правду, потому что наши «выдумки» намного привлекательнее. Поэтому, когда Эмма предлагает ей написать портрет Харриет, а мистер Элтон так много говорит о художнике и ее таланте и так мало о предмете портрета, Эмма не понимает, что она является истинным объектом портрета. его желание.Вместо этого Эмма думает про себя: «Ты ничего не знаешь о рисовании. Не притворяйся в восторге от моего. Сохраняйте восторг от лица Харриет.

Мистер Элтон наблюдает за Эммой Пейнт

Источник: Хью Томпсон / Wikimedia Commons

Но мистер Элтон не питает восторга от лица Харриет, и только когда ее зять предупреждает ее, что мистер Элтон, кажется, испытывает к ней чувства, Эмма начинает это замечать. Приглашенный на званый обед, на который Харриет не может прийти из-за боли в горле — которая могла быть опасной или смертельной в дни Остин — мистер. Элтон почти не упоминает Харриет, демонстративно обращая внимание на Эмму. По дороге домой он распределяет места в различных экипажах так, что остается наедине с Эммой, и она сталкивается с очень подвыпившим мистером Элтоном, который хватает ее за руку и с силой, страстно признается в любви. Эмма оскорблена тем, что он осмелился думать о ней как о будущей жене, поскольку она намного выше его по социальному положению и имеет значительное состояние. Фактически, он настолько же ниже ее по богатству и статусу, насколько Харриет ниже него согласно этим критериям.Эмма получает здесь поэтическую справедливость, хотя бедная Гарриет страдает из-за ошибок Эммы.

Разбитое сердце Харриет указывает на опасность солипсизма, на то, как неспособность преодолеть себя может привести к страданиям других. Этот урок действительно приходит к Эмме после пикника в Бокс-Хилле, где Эмма оскорбляет мисс Бейтс, пожилую женщину, находящуюся в неблагоприятных обстоятельствах, делая ее объектом жестокого комментария. Мистер Найтли, ее наставник, критик и мужчина, которого она любит, пробуждает ее сознание именно тем, что указывает на то, что Эмма не понимает точки зрения мисс Бейтс:

«Как вы могли так бесчувственно относиться к мисс Бейтс? .. . Будь она удачливой женщиной, я бы оставил любую безобидную нелепость, чтобы рискнуть, я бы не стал ссориться с вами из-за каких-либо вольностей. Была ли она тебе равной в ситуации, но, Эмма, подумай, насколько это далеко от истины. Она бедна; она утонула от комфорта, для которого родилась; и, если она доживет до старости, вероятно, утонет еще больше. Ее положение должно обеспечить вам сострадание. В самом деле, это было сделано плохо! Ты, которого она знала с младенчества, которого она видела, росла с того времени, когда ее внимание было большой честью, иметь тебя сейчас, в легкомысленном настроении и гордости момента, смейтесь над ней, унижайте ее — а также перед ее племянницей — и перед другими, многие из которых (определенно некоторые) будут полностью руководствоваться вашим обращением с ней. «

Обратите внимание, что мистер Найтли не ругает Эмму просто за грубость ее замечания и не критикует ее на абстрактных основаниях правильного и неправильного. Вместо этого он просит ее представить, как ее замечание повлияло на мисс Бейтс, как оно, вероятно, заставило ее себя чувствовать. Он так точно описывает душевное состояние мисс Бейтс, что предлагает Эмме на мгновение стать мисс Бейтс.

И это именно то, что мы делаем, когда сопереживаем: мы становимся кем-то другим, когнитивно и эмоционально, симулируя мысли и эмоции других.Без такого взгляда на перспективу мы были бы заперты в тюрьме наших собственных чувств, потребностей и точек зрения, форма «одиночного заключения», не столь болезненная, как буквальная, но которая в конечном итоге приводит к еще большим лишениям. наказание: не имея сочувствия, мы упускаем эмоциональные радости и комфорт, которые сопровождают подлинные, близкие отношения, которые являются неотъемлемым правом каждого млекопитающего и которые способствуют многим нашим счастливым концам.

Предложение мистера Найтли: счастливый конец

Источник: Крис Хаммонд / Викимедиа

Обзор логотерапии Виктора Франкла

Виктор Франкл — основатель логотерапии, формы психотерапии, которую он разработал после выживания в нацистских концлагерях в 1940-х годах.Получив опыт в лагерях, он разработал теорию о том, что именно через поиск смысла и цели в жизни люди могут вынести лишения и страдания.

Краткая история

Виктор Франкл родился 26 марта 1905 года и умер 2 сентября 1997 года в Вене, Австрия. В молодости на него повлияли Зигмунд Фрейд и Альфред Адлер. Франкл получил медицинскую степень в Медицинской школе Венского университета в 1930 году.

С 1940 по 1942 год он был директором неврологического отделения больницы Ротшильдов, а с 1946 по 1970 год — директором Венской поликлиники неврологии.В 1942 году Франкл был депортирован в нацистский концлагерь вместе с женой, родителями и другими членами семьи.

С 1942 по 1945 год он провел в общей сложности в четырех лагерях, включая Освенцим, и был единственным выжившим членом своей семьи. В 1945 году он вернулся в Вену и опубликовал книгу о своих теориях, основанную на записях наблюдений во время пребывания в лагерях. К моменту его смерти его книга « Поиск смысла человека » была опубликована на 24 языках.

Наследие

За свою карьеру профессора неврологии и психиатрии Франкл написал 30 книг, читал лекции в 209 университетах на пяти континентах и ​​был удостоен 29 почетных докторских степеней университетов по всему миру.

Он был приглашенным профессором в Гарварде и Стэнфорде, и его терапия, названная «логотерапией», была признана третьей школой венской терапии после психоанализа Фрейда и индивидуальной психологии Альфреда Адлера. Кроме того, логотерапия была признана одной из научно обоснованных школ психотерапии Американским медицинским обществом, Американской психиатрической ассоциацией и Американской психологической ассоциацией.

Логотерапия

Франкл считал, что людьми движет нечто, называемое «волей к смыслу», что приравнивается к желанию найти смысл в жизни. Он утверждал, что жизнь может иметь смысл даже в самых несчастных обстоятельствах и что мотивация к жизни исходит из поиска этого смысла. Сделав еще один шаг, Франкл написал:

У человека можно отнять все, кроме одного: последней из человеческих свобод — выбирать свое отношение в тех или иных обстоятельствах.

Это мнение основывалось на его переживаниях страданий и его отношении поиска смысла через страдание. Таким образом, Франкл считал, что, когда мы больше не можем изменить ситуацию, мы вынуждены изменить себя.

Основы

«Логос» — это греческое слово, обозначающее значение, а логотерапия помогает пациенту найти личный смысл в жизни. Франкл представил краткий обзор теории в книге «В поисках смысла человека» .

Основные свойства

Франкл верил в три основных свойства, на которых основывались его теория и терапия:

  1. У каждого человека здоровый стержень.
  2. Одна из главных задач — просвещать других об их собственных внутренних ресурсах и предоставлять инструменты для использования их внутреннего ядра.
  3. Жизнь предлагает цель и смысл, но не обещает удовлетворения или счастья.

Значение

Идя дальше, логотерапия предполагает, что смысл жизни можно открыть тремя разными способами:

  1. Создавая работу или совершая поступок.
  2. Переживая что-то или встречая кого-то.
  3. По нашему отношению к неизбежным страданиям.

Пример, который часто приводится для объяснения основных принципов логотерапии, — это история Франкла, встречавшегося с пожилым терапевтом, который изо всех сил пытался преодолеть депрессию после потери жены. Франкл помог пожилому мужчине понять, что его целью было избавить жену от боли потерять его первой.

Основные предположения

Логотерапия состоит из шести основных допущений, которые пересекаются с фундаментальными конструкциями и способами поиска смысла, перечисленными выше:

1.Тело, разум и дух

Человек — это сущность, состоящая из тела ( сом, ), разума (, психика, ) и духа ( сом, ). Франкл утверждал, что у нас есть тело и разум, но дух — это то, что мы есть, или наша сущность. Обратите внимание, что теория Франкла не была основана на религии или теологии, но часто имела параллели с ними.

2. Жизнь имеет смысл при любых обстоятельствах

Франкл считал, что жизнь имеет смысл при любых обстоятельствах, даже в самых несчастных.Это означает, что даже когда ситуации кажутся объективно ужасными, существует более высокий уровень порядка, который включает в себя смысл.

3. У людей есть воля к значению

Логотерапия предполагает, что у людей есть воля к значению, а это означает, что смысл является нашей основной мотивацией к жизни и действиям и позволяет нам переносить боль и страдания. Это считается отличным от желания достичь власти и удовольствия.

4. Свобода поиска смысла

Франкл утверждает, что при любых обстоятельствах люди могут свободно использовать эту волю для поиска смысла. Это основано на его переживании боли и страданий и выборе своего отношения к ситуации, которую он не мог изменить.

5. Значение момента

Пятое предположение утверждает, что для того, чтобы решения были значимыми, люди должны реагировать на требования повседневной жизни таким образом, чтобы соответствовать ценностям общества или их собственной совести.

6. Люди уникальны

Франкл считал, что каждый человек уникален и незаменим.

Логотерапия на практике

Франкл верил, что можно превратить страдание в достижение и свершение. Он рассматривал чувство вины как возможность изменить себя к лучшему, а жизненные перемены — как шанс предпринять ответственные действия.

Таким образом, эта психотерапия была направлена ​​на то, чтобы помочь людям лучше использовать свои «духовные» ресурсы, чтобы противостоять невзгодам. В своих книгах он часто использовал свой личный опыт, чтобы объяснить читателю концепции.

В логотерапии используются три техники: обратное отражение, парадоксальное намерение и сократовский диалог.

  1. Dereflection: Dereflection направлено на то, чтобы помочь кому-то сфокусироваться от себя и на других людей, чтобы они могли стать цельными и тратить меньше времени на то, чтобы думать о проблеме или о том, как достичь цели.
  2. Парадоксальное намерение: Парадоксальное намерение — это техника, которая заставляет человека желать того, чего больше всего боятся.Это было предложено для использования в случае тревоги или фобий, когда можно использовать юмор и насмешки, когда страх парализует. Например, человека, который боится выглядеть глупым, можно нарочно побудить попытаться выглядеть глупо. Как это ни парадоксально, страх исчезнет, ​​если намерение касается того, чего боялись больше всего.
  3. Сократический диалог: Сократический диалог будет использоваться в логотерапии как инструмент, помогающий пациенту в процессе самопознания через его или ее собственные слова. Таким образом, терапевт будет указывать на образцы слов и помогать клиенту увидеть в них значение. Считается, что этот процесс помогает клиенту понять ответ, который ждет своего открытия.

Легко увидеть, как некоторые методы логотерапии пересекаются с новыми формами лечения, такими как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) или терапия принятия и приверженности (ACT). Таким образом, логотерапия может быть дополнительным подходом к лечению, основанному на поведении и мышлении.

Критика

Франкл не остался без критиков. Некоторые считали, что он использовал свое пребывание в нацистских лагерях как способ продвижения своей психотерапии, а другие считали, что его поддержка исходила только от религиозных лидеров Соединенных Штатов. (Действительно, он нанял для работы с ним служителей и пастырских психологов).

В 1961 году его идеи были оспорены психологом Ролло Мэем, известным как основатель экзистенциального движения в США, который утверждал, что логотерапия эквивалентна авторитаризму, когда терапевт диктует пациенту решения. Таким образом чувствовалось, что терапевт уменьшил ответственность пациента за поиск решений проблем.

Однако неясно, было ли это фундаментальной проблемой логотерапии или неудачей Франкла как терапевта, поскольку он, как говорили, был высокомерным в своей манере разговаривать с пациентами.

Таким образом, логотерапия может утверждать, что всегда есть четкие решения проблем и что терапевт должен найти их для клиента.

Франкл утверждал, что логотерапия фактически учит пациента брать на себя ответственность.

Тем не менее, очевидно, что при применении теорий Франкла важно подчеркнуть, что пациент должен быть участником, а не получателем в процессе.

Доказательства

По логотерапии опубликовано более 1700 эмпирических и теоретических работ, и по этой теме разработано более 59 измерительных инструментов. В то время как ранняя работа Фрэнка включала тематические исследования, в конечном итоге они стали включать в себя практическую реализацию концепций и оценок клинической эффективности. Другими словами, Франкл верил в эмпирические исследования и поощрял их.

Систематический обзор данных исследований, относящихся к логотерапии, проведенный в 2016 году, обнаружил корреляции или эффекты, относящиеся к логотерапии в следующих областях или для следующих условий:

  • Корреляция между наличием смысла в жизни, поиском смысла жизни и жизнью удовлетворение и счастье
  • Низкий смысл жизни среди пациентов с психическими расстройствами
  • Поиск смысла и наличия смысла как фактора устойчивости
  • Корреляция между смыслом жизни и суицидальными мыслями у онкологических больных
  • Эффективность программы логотерапии для раннего подросткового возраста с раком
  • Эффективность логотерапии при депрессии у детей
  • Эффективность логотерапии в снижении выгорания на работе, синдрома пустого гнезда
  • Корреляция с удовлетворенностью браком

В целом, неудивительно, что есть доказательства того, что смысл жизни коррелирует с улучшением психического здоровья. Предполагается, что эти знания могут быть применены в таких областях, как фобии, боль и чувство вины, горе, а также при таких расстройствах, как шизофрения, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, посттравматический стресс и тревога.

Франкл считал, что многие болезни или проблемы с психическим здоровьем являются замаскированной экзистенциальной тревогой и что люди борются с бессмысленностью, которую он называл «экзистенциальным вакуумом».

Повседневная жизнь

Как вы могли бы применить принципы логотерапии для улучшения своей повседневной жизни?

  • Создайте что-нибудь. Как и предлагал Франкл, создание чего-либо (например, искусства) дает вам чувство цели, что может добавить смысла в вашу жизнь.
  • Развивайте отношения. Благоприятный характер проведения времени с другими поможет вам развить в себе чувство смысла жизни.
  • Найдите цель в боли. Если вы переживаете что-то плохое, постарайтесь найти в этом цель. Даже если это небольшая ментальная уловка, это поможет вам пройти. Например, если член семьи проходит курс лечения от болезни, считайте, что ваша цель — поддержать этого человека.
  • Поймите, что жизнь несправедлива. Здесь никто не ведет счет, и вам не обязательно будет сдана честная колода. Однако жизнь всегда может иметь смысл, даже в самых худших ситуациях.
  • Свобода находить смысл. Помните, что вы всегда свободны найти смысл в своей жизненной ситуации. Никто не может забрать это у вас.
  • Сосредоточьтесь на других. Попытайтесь сосредоточиться вне себя, чтобы избавиться от ощущения зацикленности в ситуации.
  • Примите худшее. Когда вы идете искать худшего, это уменьшает его власть над вами.

Слово от Verywell

Хотя концепции логотерапии продолжают изучаться и по сей день, вы вряд ли услышите о людях, получающих этот тип лечения напрямую. Скорее, компоненты логотерапии, скорее всего, будут переплетены с другими видами терапии или лечения.

Amazon.co.jp: The Psychopathology of Everyday Life (English Edition) eBook: Freud, Sigmund, Brill, A.О .: Магазин Kindle

Фрейд считал, что самые тривиальные оговорки или оговорки могут раскрыть наши тайные амбиции, заботы и фантазии. Психопатология повседневной жизни входит в число его самых приятных работ. Начиная с истории о том, как он однажды забыл имя итальянского художника — и как молодой знакомый исказил цитату Вергилия, опасаясь, что его девушка может быть беременна, — она ​​объединяет сокровищницу запутанных воспоминаний, непреднамеренных действий и словесных путаницы.Забавные, трогательные и глубоко раскрывающие подавленное лицемерное венское общество того времени, ослепительные интерпретации Фрейда представляют собой идеальное введение в психоаналитическое мышление в действии.

Перевод Антеи Белл.
Введение Пола Кигана.
— Этот текст относится к альтернативному изданию kindle_edition.

Зигмунд Фрейд (1856-1939) родился в Моравии и жил в Вене в возрасте от четырех до восьмидесяти двух лет. В 1938 году вторжение Гитлера в Австрию вынудило его искать убежища в Лондоне, где он умер в следующем году.Карьера Фрейда началась с нескольких лет блестящих исследований анатомии и физиологии нервной системы. Ему было почти тридцать, когда после периода обучения у Шарко в Париже его интересы сначала обратились к психологии, и еще через десять лет клинической работы в Вене (сначала в сотрудничестве с Брейером, старшим коллегой) родилось его творение. : психоанализ. Это началось просто как метод лечения невротических пациентов путем исследования их сознания, но быстро переросло в накопление знаний о работе ума в целом, будь то больной или здоровый.Таким образом, Фрейд смог продемонстрировать нормальное развитие сексуального инстинкта в детстве и, в основном на основе исследования сновидений, пришел к своему фундаментальному открытию бессознательных сил, которые влияют на наши повседневные мысли и действия. Жизнь Фрейда протекала без приключений, но его идеи сформировали не только многие специализированные дисциплины, но и весь интеллектуальный климат за последние полвека.

Anthea Bell перевела книгу Э. Т. А. Хоффмана «Жизнь и мнения Tomcat Murr » для Penguin Classics и получила несколько наград за перевод.

Пол Киган — редактор стихов в Faber and Faber. — Этот текст относится к изданию в мягкой обложке.

Голова в облаке | Меган Марз

Фрагменты бесконечной памяти: Моя жизнь с Интернетом Маэль Ренуар, перевод Питера Бермана де Синети. Нью-Йорк Ревью Букс, 177 страниц.

В 2016 году, когда во Франции вышли его недавно переведенные мемуары « фрагментов бесконечной памяти », Маэль Ренуар опубликовал короткое эссе, которое могло бы сопровождать книгу как заявление художника.«Если он надеется описать изгибы и повороты ума как можно точнее, — писал он в Brooklyn Rail , — литература по самоанализу, будь то автобиография или психологический роман, должна теперь упоминать имя Google в каждом предложении или два.»

Google — это метоним Интернета. В одном из почти двухсот «фрагментов» своей книги — кратких размышлений о жизни в Интернете — Ренуар развивает эту идею дальше. Он утверждает, что Интернет оказал на литературу более глубокое влияние, чем другие изобретения, изменившие мир.В трехсотстраничном романе 1990 года можно было без труда отказаться от телефонов. «Но Интернет стал настолько соразмерным со всеми нашими мысленными действиями, со всеми нашими моментами — скукой, праздностью, безумной работой, философскими размышлениями, личными тревогами, — что персонаж 2010-х годов, который по той или иной причине был лишен возможности пользоваться им. не мог не быть одержим его отсутствием ».

Последние релизы доказали его правоту. Когда в современных романах отсутствует Интернет, его отсутствие часто становится главным сюжетным моментом, наряду с той катастрофой, которая в первую очередь вызвала его отсутствие.(Эта катастрофа кажется наиболее вероятной причиной, по крайней мере, для авторов с безопасным подключением к Интернету, это еще одно свидетельство точки зрения Ренуара. ) В книге Румаана Алама «Оставьте мир позади » (2020) загадочная катастрофа прерывает подключение к Интернету персонажей, отдыхающих на Лонг-Айленде. В книге Тима Могана Infinite Detail (2019) масштабная атака отказа в обслуживании отключает Интернет по всему миру. В книге Линг Ма Severance (2018) виновником является глобальная пандемия, убивающая большинство людей на Земле.Осознавая, что «Google долго не протянет», небольшая горстка выживших отчаянно пытается выполнить свой последний поиск, прежде чем он исчезнет: «Мы погуглили пирамиду Маслоу , чтобы увидеть, сколько уровней потребностей мы уже можем выполнить. . . . Мы погуглили выживших после лихорадки 2011 . . . мы погуглили 7 стадий горя , чтобы отслеживать наш эмоциональный прогресс ».

Когда Интернет отсутствует в современных романах, его отсутствие часто является важным сюжетом, наряду с любой катастрофой, вызвавшей его отсутствие.

Утрата Интернета в этих романах — это потеря памяти, потеря базовых знаний, потеря инфраструктуры. Напротив, писатели, наиболее известные тем, что выдвигали на первый план вездесущность Интернета, — например, Салли Руни или Тао Линь — склонны наиболее ярко изображать его как средство самовыражения или налаживания личных отношений. Их предпочтительный метоним — не Google, а социальные сети, электронная почта, текстовые сообщения или все три. Легко понять почему. Акт поиска не имеет таких встроенных социальных ставок, которые так полезны для развития сюжета или какого-либо чувства эмоционального веса.Если Интернет функционирует должным образом, вы можете — как кто-то, у кого есть пирамида Маслоу, — принять базовую инфраструктуру как должное и сосредоточиться на ее более высоких применениях. В отсутствие пандемии, которая вот-вот ее уничтожит, способность разглядывать вещи трудно изобразить так, чтобы это было интересно.

Но это можно сделать. В 2007 году Мартина Симс опубликовала EverythingIveEverWantedtoKnow.com , гигантское раскрывающееся меню всего, что она искала в Google с 2004 года. Выбор любого термина в меню возвращает вас к тому, с чего вы начали: к единственной странице веб-сайта, где меню снова не раскрывается. .Взаимодействие сводит к минимуму круговой опыт использования любой захватывающей платформы. В 2019 году Ваухини Вара опубликовала собственный список поисковых запросов, все из которых начинаются с вопросительных слов, в разделе «Мнения» газеты New York Times . Под заголовком «Мое десятилетие поисков в Google» есть по одному абзацу для каждого, кто, что, когда, где, почему и как выполняет поиск, чтобы раскрыть личность каждого типа. «Как» предсказуемо практично (как заключать сделки, как резать капусту).«Что» на удивление бесконечно (что такое вена, что чувствует плод, что делает кого-то харизматичным).

В то время как Симс и Вара используют накопленные за годы данные для выявления закономерностей, видимых только на расстоянии, в книге Анелиз Чен So Many Olympic Exertions (2017) содержится последовательность поисков, более отражающих опыт реального времени. Даже без надвигающегося исчезновения Интернета ей удается делать ставки. В отрывке, подобном тому, что было в Severance , рассказчик романа Афина открывает свой компьютер и:

Гуглю «кнут белый медведь.»Я гуглил» детское видео кнут «. Перехожу по ссылке «кнут хранитель мертв». Я гуглил: «Кнут хранитель мертв, почему?» Я гуглил «заговор хранителя кнута». Мне скучно. Я гуглил «животные разговаривают». Я гуглил «животные, говорящие новые». . . . Я гуглию «известные мыслители». Я гуглил «известные мыслители молодые». . . . Я гуглил: «Как писатели остаются худыми». Гуглю «совет по сидячему образу жизни». Я гуглил «пишу на беговой дорожке». Я гуглил свое имя. Я снова гуглил свое имя в кавычках. . . . Я еще что-то погуглию.

Вместо того, чтобы использовать данные для абстрагирования опыта, который их породил, Чен погружает нас в этот опыт.Она объединяет поисковые запросы для читателей, поскольку Google объединяет их для Афины, заставляя нас следовать ассоциативной цепочке, которая может продолжаться бесконечно и прекращаться только произвольно. Но, как и в случае с Симсом и Варой, поиски, которые изображает Чен, являются внешними следами работы ума, скоплением ключей к внутренней жизни, которая остается более или менее непостижимой.

Ренуара больше интересует другая половина цикла обратной связи — не то, что наши личные истории в Интернете говорят о нас самих, а то, что его и чужой опыт может рассказать нам об Интернете и его последствиях.Во вступительном фрагменте он вспоминает момент, когда его внезапно охватило желание погуглить то, что он сделал двумя днями ранее. Ошеломленный пока еще нереализованным импульсом, он начинает размышлять о том, как Интернет — и, в частности, неумолимое накопление мгновенно извлекаемых данных — изменил эмоциональную, интеллектуальную и практическую жизнь людей. До появления Интернета «мы могли забыть, кто был премьер-министром в 1952 году или кто выиграл чемпионат мира в 1970 году, но мы могли заверить себя, что есть хотя бы одна вещь.. . мы никогда не забудем так же полностью, как все остальное, и это была наша собственная жизнь ». Сегодня, с появлением «гигантской вспомогательной памяти, способной восполнить почти все упущения в нашем восприятии внешних фактов, это, скорее, наша личная память, которая внезапно, из-за этого нового контраста, кажется пораженной тревожной неточностью».

Ренуар родился в 1979 году. В 1998 году он получил адрес электронной почты и познакомился с ранней поисковой системой AltaVista. Но его история не похожа на историю первых форумов, LiveJournaler или MySpacers.Несмотря на то, что его родословная настолько элитарна, насколько это возможно — степень в École Normale Supérieure, работа по написанию речей для бывшего премьер-министра, несколько признанных критических и художественных произведений — в его использовании Интернета нет ничего особенного. Похоже, он не был первым пользователем какой-либо платформы и не был особенно технически подкованным. Он просто наблюдал за развитием событий и делал заметки.

Фрагменты бесконечной памяти делит полученные «заметки», как иногда их называет сам Ренуар, на одиннадцать очень свободно тематических глав. Первое — это влияние поиска на личные воспоминания. Уходя в сторону нейробиологической точки зрения, которая, как правило, доминирует в популярных описаниях того, «что Интернет делает с нашим мозгом», Ренуар фильтрует свои размышления через литературную чувствительность. В одном фрагменте он отмечает, что поиск «частично разрушил» прустовское различие между произвольной памятью (попыткой вспомнить то, что вы сознательно зарегистрировали) и непроизвольной памятью (когда триггер, такой как запах или вкус, погружает вас в прошлый опыт, который может в противном случае были недоступны).«В Интернете акты произвольной памяти. . . случайно, неожиданно, столкнут нас с похороненными участками нашего прошлого существования », — пишет Ренуар. «Проявления непроизвольной памяти вовлекают цифрового странника в новые поиски, где он пытается — добровольно, сейчас — получить в свои руки еще одну дозу экстатических воспоминаний, которые так сильно перенесли его в первый раз».

Последующие главы посвящены тому, как Интернет также изменил отношение пользователей к материальному миру, смерти, социальным нравам, языку, изображениям и т. Д.Содержащиеся в них фрагменты разнообразны по форме. Многие из них представляют собой рассказы о прошлом Ренуара или риффы по литературе, истории или философии. Один состоит из шести страниц комментариев YouTube на нескольких языках, многие из которых свидетельствуют о почти идентичном чувстве ностальгии, которое вызывали у зрителей видеоролики со старыми песнями. Вдохновленный Фрейдом сериал, перемежающийся по всей книге и представленный в виде пронумерованных примеров «психопатологии цифровой жизни», повествует рассказы других людей, предположительно в том виде, в каком они были рассказаны Ренуару.Б. вспоминает, что в долгой поездке не делал никаких снимков, потому что «я мог найти в Google Images столько изображений, сколько мне хотелось, мест, куда я побывал, с легкостью, прямо пропорциональной красоте места». М. объясняет, что получение доступа к Интернету по мере взросления спасло их от стыда «спрашивать о вещах, которые казались очевидными для всех».

Писать об Интернете в этом свете — не что иное, как писать о жизни.

Как показывают эти анекдоты, Ренуар нашел способ придать драматический характер изображению Интернета как базовой инфраструктуры, технологии, лежащей в основе памяти, практических знаний, повседневной жизни.Конфликт возникает из-за невозможности потери без выгоды или выгоды без потерь: взаимного противоречия между тем, что Интернет и его устройства добавили к опыту людей в мире и отняли у него. «Кто не заходил в Интернет в поисках прошлой любви и друзей, которых не видел годами? Время, потерянное в поисках утраченного времени, — шутит Ренуар. (Часто всплывает Пруст.) Массовое распространение электронной почты означает, что ключ @, который очаровал молодого Ренуара, когда он впервые увидел его в 1980-х, теряет свою магию и загадочность.Различие между документированием и переживанием момента исчезает вместе с необходимостью «приставить один глаз к камере — закрыть другой», чтобы сделать снимок. А распространенное предположение о том, что историческое событие, которое вы не можете найти в Интернете, не произошло, делает невозможным предположение, как это сделал Жан Бодрийяр в « Cool Memories II, 1987–1990 », что воображаемая катастрофа могла на самом деле быть реальной.

Ренуар в целом оптимистичен в отношении этих компромиссов, а его бескорыстный подход иногда является освежающим контрастом с противоборствующими направлениями бустеризма и (необходимой) критики, которые доминируют в популярных статьях о технологиях.Один из моих любимых фрагментов — диалог двух людей, которых можно узнать только по инициалам:

F .: «Такой писатель, как Модиано, стал невозможным, теперь, когда мы знаем все обо всех и ничто не находится под угрозой полного забвения».

H .: «Когда-нибудь электронной почте исполнится сто лет. Затем двести, триста и т. Д. Философы или литературоведы в 2500 году откопают забытые или удаленные электронные письма, написанные авторами, над которыми они работают, несколькими столетиями ранее.. . . Люди скажут: я нашел старый профиль в Фейсбуке пятьдесят лет назад, двести лет назад. . . . Поэтому такой писатель, как Модиано, не стал невозможным. Модиано 2080 года будет создавать сюжеты и атмосферу из своеобразных дружеских связей, «пробелов» на временной шкале биографии или нескольких фотографий, которые были в сети в течение десятилетий и на которых часто можно увидеть — особенно на некоторых грандиозных вечеринках, которые требовали место на авеню Марсо в 2025 году — единственное задумчивое лицо, имя которого, как ни странно, никогда не было с тегом .

Это творческое упражнение прекрасно, как спутниковый снимок Земли, реконструируя существующие проблемы таким образом, что они становятся как более, так и менее важными — частью чего-то большого и благородного, а следовательно, успокаивающе незначительного в их деталях.

Однако такая картина упускает из виду многое, что необходимо для понимания. Существуют широкие и глубокие течения онлайн-жизни, о существовании которых вы даже не догадываетесь, читая фрагменты Ренуара: мертвую хватку, в которой несколько корпораций держат Интернет, массовое стимулирование дезинформации, безудержный сексизм и расизм, вторжение рекламы во все времена. больше сфер жизни, алгоритмическое сглаживание вкусов, отвратительные трудовые практики, разрушение окружающей среды.Да, это всего лишь бессвязные воспоминания; Ренуар не пытался написать исчерпывающий трактат. Но особенно в свете того, насколько он может быть наблюдательным, выделяется объем того, что он не замечает или не обращается.

С другой стороны, если Интернет «сосуществует со всеми нашими мысленными действиями», то это потому, что он настолько сосуществует со всем миром, подключенным к Интернету, что любая книга о нем не может не упустить почти все. В этом свете писать об Интернете — это не что иное, как писать о жизни.И кто бы мог спросить, что человек, пишущий о «жизни», подходит к своей теме со стольких сторон? Мой инстинкт обратиться к Ренуару с такой просьбой проистекает из того же источника, что и его желание рассматривать Интернет — несмотря на его собственные наблюдения — как нечто особенное. Этот источник во многих уголках земли быстро иссякает. Это давние воспоминания о том, какой была жизнь раньше.

Большинство пациентов считают теледерматологические приемы подходящей альтернативой визитам в офис — ScienceDaily

Большинство опрошенных дерматологических пациентов считают, что телемедицинские приемы являются подходящей альтернативой личным визитам в офис, согласно исследованию, проведенному исследователями из Джорджа Вашингтона. Университетский (GW) Отделение дерматологии.Результаты опубликованы в журнале Journal of Drugs in Dermatology .

Пандемия COVID-19 изменила многие аспекты повседневной жизни, в том числе то, как пациенты взаимодействуют с системой здравоохранения и обращаются за медицинской помощью. Социальное дистанцирование и приказы сидеть дома привели к переходу от офисных к виртуальным визитам. В то время как многие специальности были переведены в виртуальный формат из-за пандемии, дерматология уже столкнулась с увеличением числа посещений телемедицины за последнее десятилетие.

«Теледерматология может похвастаться рядом преимуществ, в том числе расширенным доступом к медицинской помощи, экономией средств для пациентов, удобством и, в условиях текущей пандемии, избеганием физического контакта», — сказал Самуэль Йерушалми, студент третьего курса медицинского факультета GW School of Medicine. и наук о здоровье и первый автор исследования. Однако виртуальные встречи имеют некоторые недостатки, в том числе проблемы с конфиденциальностью и безопасностью, получение надлежащего изображения и соответствующее обучение или опыт поставщика.

Чтобы оценить удовлетворенность пациентов приемами в теледерматологию, команда распространила онлайн-опрос среди дерматологических пациентов в GW Medical Faculty Associates. В ходе опроса оценивались причины, по которым пациенты планировали посещение телемедицины, а также любые связанные с пандемией препятствия на пути оказания помощи и общая удовлетворенность посещением.

Из респондентов опроса 47% сообщили об отмене предыдущего приема из-за COVID-19, а 17,7% были новыми пациентами, которые ранее не посещали кабинет.Пациенты сообщили, что им больше всего понравился опыт телемедицины, потому что они экономили время, не нуждались в транспорте и эффективно поддерживали социальное дистанцирование. Причины, по которым пациентам не нравились их виртуальные встречи, включают отсутствие физического прикосновения и ощущение того, что они получили неадекватную оценку.

На вопрос, рекомендуют ли они услуги телемедицины, лишь небольшое меньшинство (6,9%) ответили, что не будут.

«Видеозвонки, безусловно, могут создавать проблемы в отношении создания близких и совместных отношений между врачом и пациентом по сравнению с личными встречами, не говоря уже об улучшении определенных областей, в которых уже есть недостатки», — сказал Адам Фридман, доктор медицины, временный председатель отделения доктор дерматологии и профессор дерматологии в Школе медицины и здравоохранения GW.«Точная диагностика волос, кожи и ногтей для всех типов кожи была выделена как область, которая очень нуждается в улучшении. Телемедицина может легко добавить дополнительный уровень сложности, увеличивая разрыв и влияя на уход».

В целом, команда пришла к выводу, что большинство пациентов, посещавших теледерматологические приемы, сочли эти посещения адекватной заменой личных приемов. Авторы предполагают, что телездравоохранение может и должно продолжать оказывать высококачественную помощь пациентам дерматологов во время пандемии COVID-19 в тандеме с надлежащим обучением для обеспечения эффективного использования.

Добавить комментарий