Соматическое здоровье: Соматическое здоровье — Adolesmed — Портал для специалистов, работающих в сфере подросткового здоровья и медицины

Содержание

Соматическое здоровье у женщин с недифференцированной дисплазией соединительной ткани Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

УДК 613.99:611.018.2-007.17

СОМАТИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ У ЖЕНЩИН С НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЙ ДИСПЛАЗИЕЙ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ

Е. Г. Кудинова

МУЗ Ключевская ЦРБ им. И. И. Антоновича, ГОУ ВПО Алтайский государственный медицинский университет, Россия

SOMATIC HEALTH IN WOMEN WITH UNDIFFERENTIATED CONNECTIVE TISSUE DYSPLASIA

E. G. Kudinova

Kluchi’s Hospital, Altai Medical University, Russia © Е. Г. Кудинова, 2010 г.

Представлены результаты изучения соматического здоровья молодых женщин с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани во время вынашивания первой беременности. Оценка анамнеза позволила выявить наибольшую частоту хронических соматических заболеваний у женщин, имеющих недифференцированные формы дисплазии соединительной ткани (ДСТ) и менструально-овариальную дисфункцию в периоде полового созревания. Во время беременности у женщин с ДСТ наблюдается более высокая частота сердечно-сосудистых и нейроэндокринных заболеваний, железодефицитной анемии.

Молодые женщины с недифференцированными формами ДСТ имеют достоверно чаще обострения хронических экстрагенитальных заболеваний, в большей мере за счет респираторных заболеваний ЛОР-органов и бронхолегочной системы, а также заболеваний мочевыводящих путей. Своевременная верификация нарушений в развитии соединительнотканых структур организма позволит применить необходимый объем профилактических мероприятий для предупреждения в период беременности обострений хронических экстрагенитальных заболеваний и формирования плацентарной недостаточности.

Ключевые слова: менструально-овариальная дисфункция, дисплазия соединительной ткани, плацентарная патология, соматическое здоровье, пубертатный период.

The results of the research of the rates of somatic health amongst young women with undifferentiated forms of dysplasia of connective tissue during the period of carrying of a pregnancy are represented in the article. The estimation of anamnesis made it possible to detect the greatest frequency of chronic somatic diseases amongst women with undifferentiated forms of dysplasia of connective tissue and the derangements of menstrual-ovarian function during the period of puberty period. During pregnancy amongst women with DST higher frequency of cardiovascular and neuroendocrinal diseases, iron-deficiency anemia has been detected. The young women with undifferentiated forms of dysplasia of connective tissue had significantly more often the exacerbation of chronic somatic diseases, in the greater measure due to the diseases of ENT-organs, bronchopulmonary and urinary excretion systems. Duly verification of the derangements in the development of the structures of connective tissue of the organisms of young women before carrying of a pregnancy will make it possible to apply the necessary volume of prophylactic measures for the prevention of exacerbation of chronic somatic disease during the period of pregnancy and occurrence of placental pathology.

Key words: menstrual-ovarian function, dysplasia connective tissue, placental pathology, somatic health, puberty period.

Формирование плацентарной недостаточности у женщин с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани (ДСТ) остается актуальной проблемой в связи с высокой распространенностью нарушений формирования соединительнотканых структур организма. Основная их характеристика — это наличие локомоторных и органных проявлений без четко очерченной клинической симптоматики [1—4].

В развитии ДСТ ведущее значение имеют мутации генов, кодирующих синтез и пространственную организацию коллагена, ответственных за формирование компонентов матрикса, а также ферментов, участвующих в фибриллогенезе [1, 3, 5, 6]. Отклонения в соматическом здоровье у пациенток с недифференцированными колла-генопатиями являются фактором риска формирования у них плацентарной недостаточности.

Одним из возможных объяснений акушерских осложнений у женщин с недифференцированными формами ДСТ может служить установленный у них эндокринный дисбаланс. По данным ряда авторов [3, 7, 8], распространенность легких и средних признаков недифференцированной ДСТ в популяции встречается от 17 до 43%. У женщин с недифференцированными формами ДСТ более часто регистрируется задержка внутриутробного развития и хроническая гипоксия плода. Женщины с генетически предопределенной «слабостью» соединительной ткани относятся к группе риска по акушерской и перинатальной патологии. Дисплазия соединительной ткани характеризуется дефектами волокнистых структур и основного вещества соединительной ткани, приводящими к расстройству гомеостаза на тканевом, органном и организменном уровне в виде различных морфофункциональных нарушений висцеральных и локомоторных органов с прогредиентным течением [7, 8]. Тяжесть дис-пластикозависимых изменений, зависящих от дефектов развития рыхлой и твердой соединительной ткани в органах и системах, определяет прогноз течения заболеваний.

Наследственные структурно-функциональные нарушения развития соединительной ткани являются фоном для возникновения ассоциированной патологии [7-12]. Рассматривая признаки ДСТ с легкими или умеренными функциональными изменениями, ряд авторов прогнозируют небольшой риск осложнений [8, 9, 11, 13, 14]. К легким или умеренным изменениям, характеризующим ДСТ, отнесены вегетативная дисфункция, пролапсы клапанов без миксоматозной дегенерации, метаболическая кардиомиопатия I степени, нарушение сердечного ритма, синусовая тахикардия, единичные желудочковые экстрасистолы, трахеобронхиальная дискинезия, флебопа-тии, дискинезии желудочно-кишечного тракта. Во время беременности объем циркулирующей крови увеличивается на 40%, сердечный выброс — на 30-50%, что у больных с врожденными заболеваниями соединительной ткани значительно увеличивает нагрузку на патологически измененные сосуды [8, 10]. Изменение гемодинамики и гормонального статуса беременных ведет к ухудшению состояния ранее существовавших маль-формаций и росту новых [1, 15-18]. Единичные работы освещают особенности ритма менструаций, расстройств менструально-овариальной функции, формирования и реализации репродуктивного здоровья молодых женщин с недифференцированными коллагенопатиями. Первым симптомом несостоятельности репродуктивного здоровья является нарушение становления мен-струально-овариальной функции в пубертатном

периоде, что впоследствии приводит к гестаци-онным осложнениям [19, 20]. Менструально-ова-риальная дисфункция в пубертатном периоде клинически характеризуется гипоменструальным синдромом, маточными кровотечениями пубертатного периода и дисменореей. Несомненную роль в прогнозировании течения будущей беременности у пациенток с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани играет анализ ассоциированности ДСТ с патологией соответствующих органов и систем и нарушением становления менструальной функции в периоде полового созревания, перед вынашиванием беременности и во время беременности.

Целью исследования явилось выявление отклонений в соматическом здоровье, оказавших влияние на формирование плацентарной недостаточности, у молодых женщин с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани и менструально-овариальной дисфункцией в пубертатном периоде, во время вынашивания первой беременности.

Материалы и методы. В основу работы положены результаты обследования 568 беременных женщин в возрасте 15-24 лет за период с 2000 по 2009 г. К критериям включения в группу обследования отнесено наличие у женщин недифференцированных фенотипических и висцеральных признаков дисплазии соединительной ткани, менструально-овариальной дисфункции в периоде полового созревания и добровольного информированного согласия. Проведен ретроспективный анализ данных первичной медицинской документации (амбулаторно-поликлиниче-ской, индивидуальных обменных карт беременной, историй родов). Рассмотрены особенности, частота соматических заболеваний к моменту вынашивания беременности в течение беременности и в процессе родов и послеродового периода в группе молодых женщин с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани и менструально-овариальными расстройствами в пубертатном периоде по типу олиго-опсо-менореи, маточных кровотечений пубертатного периода и дисменореи. Первую группу составили 264 беременные женщины с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани в возрасте 15-24 лет, имеющие менстру-ально-овариальную дисфункцию в периоде полового созревания. Эта группа была разделена на три подгруппы в зависимости от различных вариантов нарушений ритма менструаций: подгруппа 1-102 женщины с олиго-опсоменореей в пубертатном периоде, подгруппа 2-115 женщин с маточными кровотечениями пубертатного периода, подгруппа 3-47 женщин с дисмено-реей в пубертатном периоде. Вторую группу со-

ставили 126 женщин с недифференцированными коллагенопатиями и физиологическим становлением менструально-овариальной функции в периоде полового созревания. В третью группу были включены 178 беременных женщин с физиологическим становлением менструально-овари-альной функции в периоде полового созревания в пубертатном периоде без признаков дисплазии соединительной ткани. Статистический анализ результатов исследования проводили методом вариационной статистики с использованием критерия Стьюдента. Для сравнения групп использовали дисперсионный анализ методом множественных сравнений при принятом уровне значимости 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение. Частота нарушений по типу фетоплацентарной компенсированной недостаточности у женщин групп сравнения не различалась. Субкомпенси-рованные и декомпенсированные формы фето-плацентарной недостаточности выявлены у пациенток с недифференцированными формами ДСТ и менструально-овариальными нарушениями в пубертатном периоде в 12,1%, во второй группе — в 8,7%. Беременность у женщин с недиф-

ференцированными коллагенопатиями протекала в 2,6 раза чаще ф < 0,05) на фоне нарушений со стороны амниотической жидкости и плодных оболочек (многоводие и маловодие) — 9,9, 8,6 и 3,8%. Нарушения плацентарной микроциркуляции привели к недостаточному росту плода. «Маловесный для срока беременности» плод с признаками внутриутробной гипоксии ф < 0,05) наблюдался у женщин с недифференцированными формами ДСТ в 2,4 раза (18,7 и 7,7%) чаще, чем в группе женщин без недифференцированных форм дисплазии соединительной ткани. Перинатальные потери (мертворождение и ранняя неонаталь-ная смертность) как маркер декомпенсированной фетоплацентарной недостаточности встречались в 3,3% случаев в группе пациенток, имеющих признаки ДСТ.

Соматическое здоровье у молодых женщин с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани, имеющих в анамнезе олиго-опсоменорею, маточные кровотечения пубертатного периода и дисменорею, достоверно более отягощено экстрагенитальными заболеваниями к моменту вынашивания первой беременности (рис. 1).

Рис. 1. Хронические соматические заболевания в период беременности у молодых женщин в зависимости от выраженности недифференцированных форм дисплазии соединительной ткани и менструально-овариальной дисфункции ф < 0,001). (Здесь и на рис. 2: 1-я группа — беременные женщины с недифференцированными формами ДСТ и менструально-овариальной дисфункцией в пубертатном периоде, 2-я группа — женщины с недифференцированными формами ДСТ и физиологическим становлением менструальной функции в пубертатном периоде, 3-я группа — женщины без ДСТ и с физиологическим становлением менструальной функции в пубертатном периоде.)

В 1,6 раза чаще в первой группе беременных выявлены ф < 0,01) вегетососудистые дистонии по сравнению с женщинами из второй группы (36,0 и 12,2%). Характерно, что у женщин первой группы наблюдались все типы вегетативной дисфункции (гипотонический, гипертонический, смешанный), а во второй группе встречался только гипотонический тип дисфункции. Анализируя характер проявлений вегетососудистой

дистонии у женщин с недифференцированными формами ДСТ во время беременности в зависимости от типа менструально-овариальной дисфункции в пубертатном периоде, установлено, что наиболее подвержены этому заболеванию женщины с олигоменореей. Во всех подгруппах преобладал гипотонический тип вегетососуди-стой дисфункции. Отмечено, что вегетососуди-стые дистонии в 28% случаев возникли у жен-

щин уже в период становления менструальной функции. Это согласуется с мнением авторов [12, 14, 20], что ДСТ сопровождается дисфункцией неспецифических систем мозга, основной причиной которой является первичный (врожденный, наследственно-обусловленный) дефект надсег-ментарных структур, проявляющийся чаще всего в период пубертатной гормональной перестройки. Эти проявления приводят как к нарушениям менструального цикла вследствие патологии высших центров вегетативно-эндокринной регуляции, так и к вегетативной дисфункции.

Эндокринные заболевания чаще всего встречались в первой группе и в 2,5 раза превышали таковые в группе женщин с физиологическим ритмом менструаций (17,0, 7,1 и 6,2%). К моменту вынашивания беременности (р < 0,05) женщины с недифференцированными формами ДСТ страдали ожирением (9,1, 7,1 и 3,4%) и диф-фузно-узловыми заболеваниями щитовидной железы (8,0, 3,1, 2,8%) Женщины с недифференцированными формами ДСТ и маточными кровотечениями в пубертатном периоде наиболее часто имели различную степень ожирения и диффузно-узловые заболевания щитовидной железы. Эндокринный дисбаланс впоследствии приводил у них к большему количеству осложнений во время беременности и родов (угроза прерывания беременности, гестоз, аномалии родовой деятельности). Женщины с легкими и средневыраженными признаками дисплазии соединительной ткани и пубертатными нарушениями менструально-овариальной функции были не только исходно отягощены несостоятельностью соединительнотканых структур организма, но и с вынашиванием беременности имели усугубление соматического здоровья.

В группе обследуемых женщин с нарушением менструально-овариальной функции в пубертатном периоде недифференцированные формы ДСТ достоверно чаще ассоциировались с хроническими заболеваниями бронхолегочной, мочевыделительной системы и желудочно-кишечного тракта. Острые воспалительные процессы дыхательной, пищеварительной, мочевы-делительной систем организма у женщин, имевших недифференцированные формы ДСТ, более чем в 5 раз превышали во время беременности таковые у женщин третьей группы (9,1, 7,9 и 1,7%). Частота хронических заболеваний (р < < 0,0001) ЛОР-органов (37,1, 31,0 и 11,8%) и верхних дыхательных путей (8,7, 6,3 и 2,2%) у молодых женщин первой и второй групп более чем в три раза превышала (р < 0,01) исходное количество заболеваний в группе беременных без признаков ДСТ. Иммунологическое неблагополучие во время беременности (р < 0,001) у них проявилось обострением хронических заболева-

ний этих систем (9,8, 7,9 и 1,1%). Наиболее подвержены обострению хронических воспалительных процессов и острым воспалениям основных систем организма молодые женщины с недифференцированными коллагенопатиями и олиго-менореей в анамнезе. Заболевания пищеварительной (р < 0,01) (хронические заболевания ЖКТ, обострения хронических заболеваний ЖКТ) (19,3, 19,8 и 5,0%) и мочевыделительной системы (14,8, 21,4 и 2,2%) встречались (р <

< 0,0001) достоверно чаще у молодых женщин с недифференцированными формами ДСТ. Женщины с олигоменореей и маточными кровотечениями в анамнезе наиболее часто страдали заболеваниями пищеварительной и мочевыделитель-ной систем. Во время беременности у женщин с ДСТ хронические процессы ЖКТ (хронический гастрит, хронический гастродуоденит, дискине-зия ЖКТ, хронический холецистит) не имели частых обострений, тогда как течение хронических заболеваний мочевыделительной системы характеризовалось частыми обострениями в 4,9 и 7,9% случаев среди пациенток первой и второй группы. В послеродовом периоде обострение хронических заболеваний (7,6, 6,3 и 1,1%) и острые процессы мочевыделительной системы (5,3, 4,8 и 1,1%) осложнили состояние здоровья (р <

< 0,0001) более чем в 5 раз у женщин с признаками недифференцированной ДСТ. Наиболее подвержены были этим заболеваниям женщины с маточными кровотечениями пубертатного периода.

Хроническое заболевание вен нижних конечностей, характеризующееся расширением и удлинением подкожных вен вследствие морфологических изменений венозной стенки и клапанов, нарушающих венозный отток, значительно увеличивают риск угрожающих жизни тромбоге-моррагических осложнений во время беременности. Варикозная болезнь отмечена в 36 случаях в первой группе женщин (13,6%) и 8 случаях (6,3%) во второй группе. У женщин с недифференцированными формами ДСТ уже при первой беременности выявлена достоверно большая (р <

< 0,01) частота венозной недостаточности нижних конечностей (9,8 и 1,1%), варикозного расширения вен малого таза и наружных половых органов (3,0 и 1,5%), геморроя (9,8 и 7,1%). В послеродовом периоде у женщин с недифференцированными признаками ДСТ возник острый тромбофлебит варикозных вен нижних конечностей в 1,1% случаев, тогда как во второй и третьей группах клинических проявлений данного заболевания не установлено.

Вынашивание беременности у женщин с недифференцированными формами ДСТ и нарушением менструально-овариальной функции в пубертатном периоде осложнилось железоде-фицитными анемиями (рис. 2).

Рис. 2. Частота выявления железодефицитной анемии до беременности, в течение беременности и после родов у молодых женщин в зависимости от выраженности недифференцированных форм дисплазии соединительной ткани и менструально-овари-альной дисфункции (р < 0,0001)

Как показал анализ результатов проведенных исследований, у женщин с дисплазией соединительной ткани повышается вероятность развития железодефицитных состояний, приводящих к тканевой гипоксии. До вынашивания беременности у 5 (1,9%) девушек первой группы отмечена железодефицитная анемия средней степени тяжести, во второй группе — у 2 (1,6%), в третьей группе исходной железодефицитной анемии не выявлено. Прогрессирование несостоятельности кроветворной системы во время беременности и роста риска тромбогеморрагиче-ских нарушений наблюдалось в 1,5 раза чаще в группе молодых женщин (р < 0,001) с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани и менструально-овариальной дисфункцией в пубертатном периоде (48,4, 40,5 и 33,1%). Нами обнаружено, что различия в наличии проявлений легкой степени тяжести анемии в группах сравнения были недостоверны (28,4, 30,9 и 28,6%). Но в группе женщин с признаками ДСТ и с пубертатными нарушениями становления менструальной функции выраженность средней степени ЖДА достоверно (р < < 0,0001) превышала таковую в группах женщин с физиологическим ритмом менструаций (20,0, 9,5 и 4,5%) на фоне проводимой антианемической терапии во время беременности. Женщины первой подгруппы достоверно чаще (р < 0,01) страдали во время беременности железодефи-цитной анемией легкой степени, тогда как каждая пятая женщина из всех трех подгрупп имела железодефицитную анемию средней степени тяжести. Несостоятельность адаптационных механизмов в группе молодых женщин, имеющих недифференцированные формы дисплазии соединительной ткани и нарушения менстру-

ально-овариальной функции в пубертатном периоде, проявилась в увеличении осложнений не только во время беременности, но и после родов. Частота железодефицитной анемии (р < 0,0001) у женщин первой группы в 2,5 раза (34,5, 13,5 и 13,5%) превышала таковую у женщин второй и третьей группы. В большей мере это было обусловлено кровотечениями в послеродовом периоде у женщин с недифференцированными формами ДСТ и менструально-овариальными нарушениями в пубертатном периоде, по поводу чего у них проводились терапевтические плазмо-трансфузии и гемотрансфузии. Характерно, что наибольшая частота (р < 0,001) ЖДА встречалась в группе женщин с недифференцированными формами ДСТ и с маточными кровотечениями пубертатного периода. Среди них же преобладали железодефицитные анемии средней и тяжелой степени.

Заключение. Плацентарная недостаточность является мультифакторным заболеванием, связанным как с эндогенными факторами, так и с генетическими предпосылками. Неблагополучие в соматическом здоровье молодых женщин с недифференцированными формами диспла-зии соединительной ткани и менструально-ова-риальной дисфункцией в пубертатном периоде привело к обострению хронических процессов во время первой беременности и возникновению большей частоты острых процессов респираторной, пищеварительной и мочевыделительной систем. Сформированные у них нарушения в репродуктивной системе в периоде полового созревания, проявившиеся нарушением становления менструальной функции, впоследствии привели к отклонениям от физиологического течения беременности и гестационным осложнениям. Вы-

сокая частота ассоциации недифференцированных форм дисплазии соединительной ткани с эк-страгенитальными заболеваниями и несостоятельность репродуктивной системы к моменту вынашивания беременности у этих пациенток явились фактором риска формирования плацентарной недостаточности и возникновения осложненного течения беременности.

Своевременная верификация нарушений в развитии соединительнотканых структур организма у молодых женщин, раннее диспансерное наблюдение за течением беременности и обоснованная профилактика обострений хронических экстрагенитальных заболеваний в этой группе будут способствовать благоприятному исходу беременности.

Литература

1. Гладких Н. Н. Клинико-патогенетические аспекты изменений в системе гемостаза при врожденной дисплазии соединительной ткани / Н. Н. Гладких, А. В. Ягода // Гематология и трансфузиология. — 2007. — № 3. — C. 42-47.

2. Земцовский Э. В. Соединительнотканые дисплазии сердца. — Изд. 2-е, испр. и доп. — СПб., Политекс, 2000. — 115 с.

3. Козинова О. В. Беременность и роды у больных с недифференцированной дисплазией соединительной ткани / О. В. Козинова // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. — 2007. — Т. 6, № 1. — С. 66-69.

4. Козинова О. В. Морфофункциональная характеристика плодных оболочек при недифференцированной дисплазии соединительной ткани у матери / О. В. Козинова, Е. В. Мельник, Т. Г. Бархина и др. // Материалы 4-го съезда акушеров-гинекологов России. — 2008. — С. 120.

5. Айрапетов Д. Ю. Значение недифференцированной дисплазии соединительной ткани в формировании женского бесплодия / Д. Ю. Айрапетов // Акушерство и гинекология. — 2008. — № 2. — С. 47-50.

6. Бурлев В. А. Сосудисто-эндотелиальный фактор роста и растворимые рецепторы у беременных с внутриутробным инфицированием плода // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. — 2007. — Т. 6, № 3. — С. 13-17.

7. Макацария А. Д. Основные принципы ведения беременности и родоразрешения при мезенхимальных диспла-зиях / А. Макацария, Л. Юдаева // Врач. — 2007. — № 8. — C. 5-9.

8. Нечаева Г. И. Дисплазия соединительной ткани: распространенность, фенотипические признаки, ассоциации с другими заболеваниями / Г. Нечаева, И. Викторова, И. Друк // Врач. — 2006. — № 1. — C. 19-23.

9. Нечаева Г. И. Психосоматические соотношения при дисплазии соединительной ткани / Г. И. Нечаева, И. В. Друк // Сибирский вестник психиатрии и наркологии: научно-практическое издание. — 2005. — № 3. — С. 78-81.

10. Нечаева Г. И., Викторова И. А. Дисплазия соединительной ткани: терминология, диагностика, тактика ведения пациентов // Омск: Изд-во ООО «Типография БЛАНКОМ», 2007. — 188 с.

11. Перекальская, М. А. Нейроэндокринная дисфункция у женщин с системной дисплазией соединительной ткани / М. А. Перекальская, Л. И. Макарова, Г. Н. Верещагина // Клиническая медицина. — 2002. — № 4. — С. 48-51.

12. Яковлев В. М., Карпов Р. С., Белан Ю. Б. Нарушения ритма и проводимости при соединительнотканой дисплазии сердца. — Омск: Изд-во «Агентство «Курьер»», 2001. — 160 с.

13. Соединительнотканые дисплазии (наследственные коллагенопатии) / В. Б. Симоненко, П. А. Дулин, Д. Н. Панфилов и др. // Клиническая медицина. — 2006. — Т. 84, № 6. — C. 62-68.

14. Яковлев В. М., Нечаева Г. И., Викторова И. А. Взгляд клинициста на проблему дисплазии соединительной ткани. Классификационная концепция//Дисплазия соединительной ткани: Материалы симпозиума. — Омск: Изд-во ОГМА, 2002. — С. 3-10.

15. Колобова О. И. Хроническая венозная недостаточность / О. И. Колобова // Здоровье Алтайской семьи. — 2009. — № 6. — С. 6-8.

16. Смольнова Т. Ю. Фенотипический симптомокомплекс дисплазии соединительной ткани у женщин / Т. Ю. Смоль-нова, С. Н. Буянова, С. В. Савельев и др. // Клиническая медицина. — 2003. — № 8. — С. 42-47.

17. Сторожаков Г. И., Верещагина Г. С., Малышева Н. В. Стратификация риска и выбор клинической тактики у пациентов с пролапсом митрального клапана // Серд. недостат. — 2001. — Т. 2, № 6. — С. 287-290.

18. Кулаков В. И., Богданова Е. А. Руководство по гинекологии детей и подростков. — М., 2005. — С. 42-54.

19. Течение и исходы беременности у женщин с недифференцированной дисплазией соединительной ткани / А. В. Кле-менов [и др. ] // Русский медицинский журнал. — 2003. — Т. 11, № 28 (Клинические рекомендации и алгоритмы для практикующих врачей). — C. 1565-1567.

20. Клинико-анамнестические и гормональные особенности олигоменореи и вторичной аменореи у девочек-подростков с системной дисплазией соединительной ткани / С. А. Левенец, Л. Ф. Куликова, Т. А. Начетова и др. // Акушерство и гинекология. — 2006. — № 1. — C. 39-41.

Автор:

Е. Г. Кудинова — к. м. н., докторант ГОУ ВПО Алтайский государственный медицинский университет, заведующий акушерским отделением МУЗ Ключевская ЦРБ им. И. И. Антоновича

Адрес для контакта: 658980, Алтайский край, с. Ключи, ул. Антоновича, 34. Тел. (38578) 22370, [email protected]

Влияние ксеноэстрогенов, фитоэстрогенов, лекарственных эстрогенов на репродуктивное и соматическое здоровье человека (обзор литературы)

Сегодня эстрогенные субстанции, оказывающие влияние на организм человека, не ограничиваются препаратами заместительной гормонотерапии и комбинированной оральной контрацепции. Существует огромное количество молекул, входящих в состав веществ окружающей среды, продуктов питания и промышленных товаров, которые демонстрируют эстрогенную активность. Влияние ксено- и фитоэстрогенов на репродуктивное и соматическое здоровье человека вызывает озабоченность и является предметом активной дискуссии на страницах медицинских журналов, в отличие от лекарственных эстрогенов, профиль безопасности которых хорошо изучен. В некотором смысле применение эстрогенов, входящих в состав комбинированных оральных контрацептивов, может нивелировать негативные последствия, вызванные экзогенными пищевыми и промышленными эстрогенами.

Особенности строения эстрогеновых рецепторов (ЭР). Известно, что эстрогеновые рецепторы широко представлены во многих органах и тканях человека, что обусловливает широкий спектр действия эстрогенов на организм. Выделяют ядерные ЭР (α и β) и мембранные ЭР, их естественными лигандами являются три гормона — эстрадиол, эстрон и эстриол [1]. Строение эстрогенового рецептора предрасполагает к связыванию экзогенных химикатов. Дело в том, что гормон, связывающий домен ЭР, больше размера молекулы эстрадиола. Эта особенность позволяет ему связывать химические вещества, сходные с эндогенными эстрогенами, но не идентичные им [1]. Такие соединения могут иметь разный аффинитет к α- и β-рецепторам и проявлять себя как агонисты и/или антагонисты, в результате чего конечный биологический эффект может быть непредсказуем [2]. Вещества с эстрогенным действием условно разделяют на три группы: ксеноэстрогены, фитоэстрогены и эстрогены, входящие в состав лекарственных препаратов.

Действие ксеноэстрогенов и фитоэстрогенов на уровне рецепторов. Ксеноэстрогены и фитоэстрогены относят к веществам, нарушающим действие эндокринной системы (в западной медицинской литературе принят термин — еndocrine-disrupting chemicals) [3]. Это означает, что данные соединения влияют на синтез, секрецию, транспорт, метаболизм, связывание или выведение натуральных гормонов, которые присутствуют в теле человека и отвечают за гомеостаз, воспроизведение и процесс развития [3]. В настоящее время было показано, что механизм их действия гораздо шире, чем изначально предполагалось [3]. В частности, ксеноэстрогены помимо взаимодействия с ЭР могут связывать неядерные рецепторы стероидных гормонов (например, мембранные ЭР), нестероидные рецепторы (например, рецепторы серотонина, дофамина норадреналина), орфановые рецепторы (например арил-углеводородный рецептор) и влиять на ферментативные пути, участвующие в биосинтезе стероидных гормонов [2, 3]. Рассмотрим подробнее все три группы гормонов.

Наиболее распространенные ксеноэстрогены и их влияние на репродуктивную функцию и здоровье человека. Ксеноэстрогены — синтетические соединения окружающей среды, которые обладают схожей с эндогенными эстрогенами активностью и имитируют свойства этих гормонов [3].

Сегодня сложно оценить влияние данных веществ на репродуктивную способность и соматическое здоровье человека. Так, в Соединенных Штатах и Европе отмечается тенденция к снижению возраста менархе и телархе [4, 5]. Аналогичные тенденции были зарегистрированы среди детей, усыновленных из развивающихся стран [5]. Отмечается снижение фертильности даже среди молодых представительниц слабого пола, хотя скорость и степень, с которой это происходит, с трудом поддаются оценке. Исследования в США и Европе показали, что у мужчин количество сперматозоидов в эякуляте снизилось в 2 раза в течение последних 50 лет [6]. Данные исследований в популяции датских мужчин: более 10% бесплодны и до 30% субфертильны [7]. Причины тенденции к снижению репродуктивного здоровья человека имеют сложный и многогранный характер, но скорость роста репродуктивных расстройств предполагает наличие экологического компонента, вызывающего эндокринные нарушения [1, 8].

К наиболее изученным молекулам по механизму действия относят диэтилcтилбестрол, 4,4’-дихлордифенил-трихлорэтан (ДДТ), бисфенол А [2], хотя группа ксеноэстрогенов ими не ограничивается.

Диэтилстилбестрол (ДЭС) — синтетический аналог эстрогена, его относят как к лекарственным эстрогенам, так и ксеноэстрогенам. Он структурно похож на эстрадиол, но обладает даже более высоким сродством к ЭР, чем эндогенный эстрадиол [2]. По сути, ДЭС можно рассматривать как модель пренатального воздействия «сильного» ксеноэстрогена на человека во внутриутробном периоде, так как ДЭС широко применяли с 1938 по 1971 г. для предупреждения невынашивания беременности [9]. В этот период ДЭС получили примерно 2—3 млн беременных женщин в США и около 4 млн женщин в Европе. В настоящее время препарат запрещен к применению в связи с выявлением негативного влияния на формирование репродуктивной системы у плода, но мы до сих пор имеем дело с его последствиями [10].

Как свидетельствуют результаты исследований, применение ДЭС во время беременности провоцирует у детей, подвергшихся его влиянию, развитие ряда тяжелых последствий, таких как повышение риска рака молочной железы, увеличение риска светлоклеточной аденокарциномы влагалища и шейки матки (в 40 раз), анатомических изменений мочеполовой системы [10, 11]. Сегодня ДЭС известен как трансплацентарный канцероген и тератоген у людей [12, 13]. Помимо этого он обладает репродуктивной токсичностью. Результаты исследований Американского национального института рака, опубликованные в октябре 2011 г. в New Еngland Journal of Medicine, впечатляют. У женщин, подвергшихся внутриутробно воздействию ДЭС, было выявлено повышение риска бесплодия, самопроизвольного аборта, преждевременных родов, потери беременности во II триместре, внематочной беременности, преэклампсии, мертворождения, ранней менопаузы, цервикальной интраэпителиальной неоплазии второго класса или выше, рака молочной железы в возрасте 40 лет и старше [13]. Также ДЭС вызывает повышение риска развития миомы матки и истмико-цервикальной недостаточности [14]. Было предположено, что внутриутробное воздействие ДЭС может увеличить предрасположенность к гомосексуальному поведению у женщин [15].

У мужчин, подвергшихся влиянию ДЭС внутриутробно, отмечается повышение риска рака яичек, кист придатка яичек, бесплодия, крипторхизма и гипоспадии [16—18]. Было показано, что внутриутробное воздействие ДЭС на мужчин также повышает вероятность леворукости [19].

4,4’-дихлордифенил-трихлорэтан (ДДТ) — хлорорганический пестицид, который взаимодействует с ЭР-α и ЭР-β [20]. В 1939 г. швейцарский химик P. Müller открыл его инсектицидные свойства, за что получил Нобелевскую премию по медицине.

В 1950—1980 гг. XX века во всем мире использовалось около 400 тыс. тонн ДДТ ежегодно [21]. В 1972 г. он был запрещен практически во всем мире, за исключением нескольких стран [2].

ДДТ обладает высокой устойчивостью к разложению, кумулируется в пищевых цепях и накапливается в жировой ткани человека. По настоящее время он определяется в грудном молоке большинства кормящих женщин [8]. Сегодня практически невозможно найти на планете живые организмы, не содержащие ДДТ. Еще в середине 60-х годов XX века ДДТ был обнаружен в печени пингвинов в Антарктике — очень далеко от тех мест, где применялся этот химикат [23]. Эпидемиологические исследования у человека связывают применение ДДТ с нарушениями качества спермы, нарушениями менструального цикла, снижением продолжительности лактации [24]. Проспективное исследование группы китайских работниц выявило связь между уровнем ДДТ перед зачатием и последующим риском ранней потери беременности [25]. Воздействие ДДТ является фактором риска преждевременных родов и низкой массы тела при рождении [26]. Несколько исследований указывают на возможное влияние внутриутробного воздействия ДДТ и его метаболитов на развитие нервной системы у человека. Показано, что пренатальное воздействие ДДТ связано со снижением внимания у потомства [27] и снижением когнитивных навыков у детей в возрасте 4 лет [28]. Исследование генеза врожденного гипотиреоза, проведенное в Японии, показало, что пренатальное воздействие ДДТ может влиять на уровень гормонов щитовидной железы и быть причиной кретинизма [30]. Другие исследования также подтвердили, что ДДТ может влиять на функцию щитовидной железы [31, 32]. Вопрос о влиянии ДДТ на риск развития рака молочной железы до сих пор дискутируется.

Бисфенол А (БФА) является мономером, используемым для изготовления поликарбонатных пластиков и эпоксидных смол. Поликарбонатные пластмассы широко применяются в продуктах массового потребления — для изготовления бутылей с водой, детских бутылочек, игрушек, некоторых медицинских приборов и т.д. [33]. Также БФА используют в составе эпоксидных смол для внутреннего покрытия банок для консервов, он входит в состав некоторых стоматологических герметиков и композитов [34]. Воздействию БФА сегодня подвергаются практически все жители развитых стран: в популяционных исследованиях он был обнаружен в моче у 91% населения Канады, у 93% населения США, у 92% населения Германии [35]. Основной путь воздействия — пероральный, так как БФA может мигрировать в пищу из контейнеров для напитков и продуктов питания [36]. Поскольку БФА является слабым эстрогеном, долгое время считалось, что дозы, получаемые человеком в быту, не оказывают значимого влияния на состояние его здоровья, однако затем было установлено, что БФА может связываться с мембранным ЭР и инициировать быстрый клеточный ответ даже в малых дозах [2].

Опасения по поводу воздействия на здоровье человека вызваны в основном рядом исследований на животных, которые показали, что бисфенол может влиять на биологические системы даже в низких дозах. Например, у животных воздействие низких доз бисфенола в критические периоды развития может привести к изменениям в поведении, функции мозга, раку молочной и предстательной желез, преждевременному пубертату [36].

Эпидемиологические исследования у людей также выявили негативное воздействие на здоровье, включая диабет, сердечно-сосудистые заболевания, нарушения функции печени [36, 37], сперматогенеза [36, 38], поведения у детей [36].

Вопрос ограничения содержания бисфенола в продуктах массового потребления широко дискутируется, но до настоящего времени ВОЗ не пришла к окончательному консенсусу в отношении рисков, связанных с потреблением БФА, ввиду дефицита эпидемиологических исследований высокого качества [36]. Однако в 2008 г. Канада стала первой страной, которая признала БФА токсичным и выделила средства на ограничение использования БФА в продукции, предназначенной для детей [39]. Впрочем, есть некоторые правила, которых можно придерживаться, чтобы уменьшить потребление БФА из пищевых источников [33, 40]:

— не помещать в микроволновую печь поликарбонатные пластиковые контейнеры с пищей;

— избегать использования контейнеров, которые на дне помечены номером 7, так как некоторые из них могут содержать бисфенол А;

— сократить употребление консервированной пищи;

— не использовать детские бутылочки, содержащие бисфенол А;

— по возможности применять изделия из стекла, фарфора, нержавеющей стали или безопасных типов пластика для горячей пищи или жидкости.

Влияние образа жизни было продемонстрировано в исследовании с участием 77 студентов колледжа, у которых отмечалось увеличение на 2/3 мочевой концентрации БФА после того, как студенты в течение 1 нед пили воду из бутылки, содержащей БФА в составе поликарбонатного пластика [41].

Фитоэстрогены и их влияние на репродуктивную функцию и здоровье женщины. Фитоэстрогены — обширная группа молекул растительного происхождения, обладающих эстрогеноподобными и антиэстрогенными свойствами. Это химические вещества, которые имеют структуру, сходную с натуральными эстрогенами, и могут связываться как с ЭР-α, так с и ЭР-β, но характеризуются большим аффинитетом к ЭР-β. В организме человека фитоэстрогены проявляют себя двояко: как агонисты и антагонисты одновременно [2]. Фитоэстрогены могут быть классифицированы как флавоноиды, куместаны и лигнаны; каждая группа включает большое количество молекул с разной степенью эстрогенной активности, что затрудняет их изучение [42, 43]. Флавоноиды являются одним из наиболее распространенных классов фитоэстрогенов, так как чаще всего встречаются в пищевых источниках. Большинство исследований было направлено на изучение ресвератрола, кверцетина, даидзеина и генистеина, поскольку они являются одними из наиболее часто потребляемых групп фитоэстрогенов [42]. Особенностью некоторых фитоэстрогенов является также то, что для образования активных молекул необходимо наличие специфической микрофлоры кишечника, которая присутствует не у всех.

Воздействие на человека происходит в основном через потребление напитков и продуктов питания, содержащих фрукты и овощи, травы и особенно — соевых продуктов, которые характеризуются высокой концентрацией фитоэстрогенов [44]. Соевый белок добавляется во многие мясные продукты и кондитерские изделия, а продукты детского питания на основе сои в настоящее время составляют до 1/3 продукции рынка развитых стран [42, 44]. В результате у грудных детей, получавших смеси на основе сои, наблюдается концентрация циркулирующих фитоэстрогенов примерно в 1000 нг/мл, что в 13 000—22 000 раз выше, чем их собственный эндогенный уровень эстрогенов, в 50—100 раз выше, чем уровень эстрадиола у беременных женщин, и до 3000 раз выше, чем уровень эстрадиола при овуляции [45—47]. Традиционно потребление изофлавонов у азиатов достигает 50 мг/кг массы тела в день [48], однако и у людей белой расы, ведущих вегетарианский образ жизни или использующих пищевые добавки, потребление фитоэстрогенов может достигать такого же уровня, как и у жителей Азии, или даже выше [42].

Частота вазомоторных менопаузальных проявлений выше в западных странах (70—80% женщин) по сравнению со странами Азии (10—20%) [49]. Это наблюдение привело к популяризации идеи, что соевые фитоэстрогены могут облегчить течение климактерического периода. К сожалению, в ряде исследований применение фитоэстрогенов с этой целью не дало клинического эффекта либо он был минимален по сравнению с плацебо [50—52]. В 2007 г. Кокрановский систематический обзор из 30 рандомизированных контролируемых исследований (РКИ) не подтвердил эффективности использования пищевых эстрогенов по сравнению с плацебо [53]. В то же время опубликовано большое количество исследований, подтверждающих эффективность ряда фитоэстрогенов для терапии вазомоторных симптомов, что позволило Североамериканской ассоциации по менопаузе (NAMS) признать целесообразной возможность стартовой терапии вазомоторных расстройств с помощью изофлавонов [54] .

В отношении профилактики остеопороза данные тоже неоднозначны. В 2009 г. метаанализ 10 РКИ показал минимальную ассоциацию между приемом изофлавонов сои и увеличением минеральной плотности костной ткани, что вряд ли может значимо уменьшить риск развития остеопороза [55]. В отношении профилактики сердечно-сосудистых заболеваний ситуация также неоднозначная. Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) в 1999 г. одобрило ежедневное употребление соевых для снижения риска заболеваний коронарных артерий [56]. Однако в 2005 г. Американская кардиологическая ассоциация выступила со следующим заявлением: «Более ранние исследования, указывающие на то, что соевый белок по сравнению с другими белками имеет клинически значимое благоприятное воздействие на липопротеины низкой плотности и другие факторы риска сердечно-сосудистых болезней, не были подтверждены многими исследованиями, проведенными в течение последних 10 лет» [57].

В 2008 г. метаанализ 8 РКИ показал, что увеличение потребления сои ведет к снижению риска развития рака молочной железы в популяции азиатских женщин. Оказалось, что 10 мг соевых в день было достаточно, чтобы уменьшить риск рака молочной железы на 12% [58]. Эти данные не подтвердились для женщин европеоидной расы, но среднесуточная доза потребления изофлавонов в этой группе была значительно ниже (до 1 мг в сут). Как ни парадоксально, другой метаанализ 18 исследований, опубликованных между 1978—2004 г., обнаружил защитный эффект сои в пременопаузе для женщин европеоидной расы, но не для женщин азиатского происхождения [59].

Фитоэстрогены могут оказывать негативное влияние на репродуктивную функцию. В 2008 г. было описано три клинических случая у женщин (в возрасте 35—56 лет), имеющих аналогичный набор симптомов, включая патологические маточные кровотечения, патологию эндометрия и дисменорею, связанных с высоким уровнем потребления сои [60]. Метаанализ 47 РКИ от 2009 г. показал, что изофлавоны и протеины сои могут вызывать увеличение длины цикла и подавление уровня ЛГ и ФСГ у женщин [61]. У животных потребление изофлавонов может вызывать подавление полового поведения [42]. Недавнее проспективное исследование показало, что у младенцев женского пола, получавших смеси для детского питания на соевой основе, наблюдалась эстрогенизация вагинального эпителия, чего не было выявлено у детей, которых кормили грудью или смесями на основе коровьего молока [62]. Чтобы ответить на вопрос, может ли использование соевых смесей для детского питания иметь долгосрочные последствия для здоровья и репродуктивной функции, необходимы дальнейшие исследования.

Эстрогены лекарственных средств и их влияние на репродуктивную функцию и здоровье женщины. Если говорить о репродуктивных рисках, то нас в первую очередь интересуют эстрогены, входящие в состав КОК, так как именно их используют женщины репродуктивного периода. Монотерапия эстрогенами в этот период жизни у здоровых женщин не применяется. На сегодняшний день в составе КОК в нашей стране используют два эстрогена — этинилэстрадиол и эстрадиола валерат.

Этинилэстрадиол (ЭЭ) — биологически активный эстроген, стабилен в пероральной форме за счет этинильного радикала, входит в состав практически всех современных КОК. Он впервые был синтезирован в 1938 г. и зарегистрирован FDA в 1943 г. [1].

Эстрадиола валерат (ЭВ) является прегормоном, так как в организме человека при прохождении через печень гидролизируется до эстрадиола и валериановой кислоты. Полученный в результате гидролиза эстрадиол биоидентичен и биоэквивалентен эндогенному эстрадиолу, что, с точки зрения молекулярной биологии, означает предсказуемый клеточный эффект. Он изучается с 1960 г., входит в состав препаратов заместительной гормонотерапии, а с 2011 г. используется в составе комбинированной гормональной контрацепции [63].

ЭЭ и ЭВ в составе КОК обладают предсказуемым профилем рисков и преимуществ, так как регистрация лекарственных средств сегодня во всех странах мира жестко регламентирована тремя фазами клинических испытаний с обязательной оценкой токсичности, безопасности и эффективности. Доза гормонов, показания и противопоказания жестко определены [63, 64]. Клинический опыт применения ЭЭ превышает 50 лет, и за этот период не было выявлено значимых рисков для здоровья человека, которые могли бы ограничить его применение [64]. ЭЭ в сравнении с естественным эстрадиолом оказывает более сильное влияние на печеночный метаболизм, включая синтез эстрогензависимых маркеров, таких как белки печени. Это усиление эффекта ЭЭ связано с его 17α-этинильной группой, которая препятствует инактивации молекулы и приводит к более выраженному действию на печень по сравнению с эстрадиолом. Чтобы минимизировать метаболические изменения, связанные с ЭЭ, сегодня в составе КОК используется ЭВ [65].

К основным эстрогензависимым рискам КОК традиционно относят риск венозной тромбоэмболии, ишемического инсульта и рака молочной железы. Все эти риски изучались преимущественно на препаратах, содержащих ЭЭ. Венозная тромбоэмболия, связанная с применением КОК, относится к категории низкого риска и в абсолютных числах составляет в среднем около 9—10 случаев на 10 000 женщин-лет [66]. Выявлено меньшее влияние КОК, содержащего ЭВ, на суррогатные маркеры гемостаза по сравнению с КОК, содержащим левоноргестрел [67], что теоретически может снизить риск венозной тромбоэмболии, однако необходимы дальнейшие исследования для подтверждения этого факта.

Несмотря на то что один метаанализ показал некоторое увеличение риска развития ишемического инсульта при использовании низких доз КОК [68], в 98 других исследованиях не выявлено значимого повышения риска ишемического [69, 70] или геморрагического инсульта [70, 71]. В отношении риска развития рака молочной железы результаты исследований носят противоречивый характер. Крупный метаанализ исследований случай—контроль из 25 стран мира показал некоторое повышение риска рака молочной железы с началом использования КОК и его исчезновение в течение 10 лет после прекращения приема КОК [72]. Однако в ряде эпидемиологических исследований отмечен ограниченный риск или его отсутствие [73—79]. Установлено, что использование КОК не повышает смертность от рака молочной железы [80].

В отдельных РКИ было показано, что использование КОК сопровождается большим количеством неконтрацептивных преимуществ, таких как снижение общей смертности на 12%, частоты рака яичников — на 20%, рака эндометрия — на 50%, колоректального рака, а также риска доброкачественных опухолей яичников. Применение КОК способствует регуляции менструального цикла, уменьшению меноррагий, снижению дисменореи, терапии акне, гирсутизма, уменьшению риска миомы матки, терапии болевого синдрома при эндометриозе, снижению количества случаев фиброзно-кистозной мастопатии и воспалительных заболеваний органов малого таза [81, 82].

Частота наступления беременности после отмены КОК в течение года составляет 78—81% и не отличается от такового у женщин, не применявших оральную контрацепцию. Использование КОК ассоциировано со снижением риска первичного бесплодия, особенно у женщин моложе 30 лет [84], снижением невынашивания на 15% при длительном использовании КОК у женщин в возрасте 30 лет и старше, отмечается снижение на 0,3% мертворождения. Выявлен протективный эффект предшествующего использования КОК на вынашивание беременности у женщин старше 30 лет [85, 86]. Ранее предполагалось, что прием гормональной контрацепции связан с синдромом «гиперторможения гипофиза». Однако еще в 70-х годах XX века исследования показали, что частота встречаемости аменореи после приема КОК не отличалась от таковой у женщин, не принимающих оральные контрацептивы, а при исследованиях, проведенных у 64 женщин с аменореей после отмены КОК, было выявлено, что во всех случаях причина отсутствия менструации была связана с наличием специфической эндокринной патологии, маскирующейся во время приема препарата [87, 88].

Сегодня эстрогены лекарственных средств, входящие в состав КОК, являются наиболее безопасными молекулами из всего спектра эстрогеноподобных веществ, оказывающих влияние на человека, так как хорошо изучены и жестко определены показания и противопоказания к их применению. В некотором смысле применение КОК может нивелировать негативные последствия, связанные с воздействием ксено- и фитоэстрогенов, так как они эффективны для коррекции нарушений менструального цикла, дисменореи, в терапии эндометриоза и миомы матки, стабилизации роста миомы, снижения количества репродуктивных осложнений, которые сегодня связывают с воздействием эстрогенов внешней среды.

При этом применение натуральных эстрогенов в ситуации экологической гиперэстрогении, с которой мы имеем дело сегодня, является наиболее рациональным с позиции молекулярной биологии, так как их эффект на уровне рецепторов наиболее предсказуем и идентичен эндогенному эстрадиолу.

РОЛЬ ЙОДНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО И СОМАТИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ДЕТСКОГО НАСЕЛЕНИЯ | Стенникова

1. Щеплягина Л.А., Долбова Л.А. Эффективность профилактики и коррекции дефицита йода у детей ранненго возраста. Педиатрия. 2006; 4: 75–80.

2. Общественный координационный Совет по профилактике йоддефицитных заболеваний в Российской Федерации. Группы риска йоддефицитных заболеваний. Меры профилактики. Бюллетень №2. 2004. С. 22–25.

3. Свириденко Н.Ю. Йоддефицитные заболевания: эпидемиология, диагностика, профилактика и лечение. Автореф. дис… докт. мед. наук. М. 1999. 48 с.

4. Йоддефицитные заболевания у детей и подростков: диагностика, лечение, профилактика. Научно–профилактическая программа Союза педиатров России. М. 2005. 44 с.

5. Демин В.Ф., Демин В.Ф., Ключинов С.О., Покидкина Г.Н. Значение неблагоприятных экологических факторов в формировании детской патологии. Педиатрия. 1995; 3: 98–101.

6. Софронова Л.В., Корюкина И.П., Вдовина Г.П. и др. Йодурия — показатель тяжести йодного дефицита в экологически неблагополучном регионе. Российский педиатрический журнал. 2001; 6: 29–30.

7. Самсонова Л.Н., Ивахненко В.Н., Пыков М.И. и др. Йодная профилактика и состояние здоровья детей первого года жизни, проживающих в промышленном мегаполисе с природным дефицитом йода. Вопросы современной педиатрии. 2004; 3 (5): 102–104.

8. Широкова В.И., Голоденко В.И., Демин В.Ф. и др. Йодная недостаточность: диагностика и коррекция. Педиатрия. 2005; 6: 68–72.

9. Воронцов И.М. Проблемы питания детей в возрасте 1–3 лет и пути их решения. Вопросы детской диетологии. 2004; 2 (3): 33–36.

10. Копытько М.В., Конь И.Я., Батурин А.К. Оптимизация методов изучения фактического питания дошкольников, посещающих детские организованные коллективы. Вопросы детской диетологии. 2003; 1 (4): 9–12.

11. Козлова Л.В., Алимова И.Л., Пашинская Н.Б. Оценка степени тяжести йодного дефицита в Смоленской области. Российский педиатрический журнал. 2003; 3: 22–25.

12. Касаткина Э.П. Диффузный нетоксический зоб (структура, профилактика и лечение). Материалы республиканского совещания-семинара главных детских эндокринологов субъектов Российской Федерации. Смоленск. 1999. С. 53–64.

13. Щеплягина Л.А., Макулова Н.Д., Маслова О.И. Йод и интеллектуальное развитие ребенка. Русский медицинский журнал. 2002; 10 (7): 358–363.

14. Glinoer D., Delange F. The potential repercussions of maternal, fetal and neonatal hypothyroxinemia on the progeny. Thyroid. 2000; 10: 871–887.

15. Qian M., Wang D., Watkins W., et al. The effects of iodine on intelligence in children: a meta-analysis of studies conducted in China. Asia Pac. J. Clin. Nutr. 2005; 14 (1): 32–42.

16. Никитина И.Л. Йоддефицитные заболевания у детей Забайкалья. Автореф. дис… канд. мед. наук. Иркутск. 2000. 24 с.

17. Zimmermann M., Connolly K., Bozo M. et al. Iodine supplementation improves cognition in iodine-deficient schoolchildren in Albania: a randomized, controlled, double-blind study. Am. J. Clin. Nutr. 2006; 83 (1): 108–114.

18. Amarra M., Bongga D., Peñano-Ho L. Effect of iodine status and other nutritional factors on psychomotor and cognitive performance of Filipino schoolchildren. Food Nutr. Bull. 2007; 28 (1): 47–54.

19. Касаткина Э.П. Йоддефицитные заболевания у детей и подростков (пленарная лекция). Проблемы эндокринологии. 1997; 43 (3): 3–7.

20. Курмачева Н.А., Щеплягина Л.А. Эффективность йодной профилактики у беременных женщин и детей. Российский педиатрический журнал. 2003; 3: 26–28.

21. Петунина Н.А. Синдром гипотиреоза. Российский медицинский журнал. 2005; 3 (6): 295–301.

22. Щеплягина Л.А., Нестеренко О.С., Курмачева Н.А. Состояние здоровья новорожденных от матерей с увеличением щитовидной железы. Российский педиатрический журнал. 2004; 4: 56–58.

23. Малиевский О.А. Неонатальный скрининг на гипотиреоз в определении тяжести зобной эндемии и оценке эффективности йодной профилактики. Педиатрия. 2002; 1: 45 – 49.

24. Щеплягина Л.А. Эффективность профилактики дефицита йода у матери и ребенка. Consilium medicum. Педиатрия. 2006; 1: 46–51.

25. Вахлова И.В. Клиническое значение микронутриентов для здоровья матери и ребенка в Уральском регионе. Принципы профилактики и коррекции. Автореф. дис … докт. мед. наук. Екатеринбург. 2005. 45 с.

26. Курмачева Н.А. Профилактика йодного дефицита у детей первого года жизни (медико–социальные аспекты). Автореф. дис… докт. мед. наук. М. 2003. 48 с.

27. Софронова Л.В. Принципы монитринга йоддефицитных заболеваний у детей в Пермском регионе. Автореф. дис. …докт. мед. наук. Пермь. 2002. 48 с.

28. Шарапова О.В., Дедов И.И., Корсунский А.А. и соавт. Йоддефицитные заболевания у детей в Российской Федерации. Вопросы современной педиатрии. 2004; 3 (3): 8–14.

29. Свинарев М.Ю. Клинико-эпидемиологические особенности йодного дефицита у детей (диагностика, лечение, профилактика). Автореф. дис … докт. мед. наук. М. 2002. 48 с.

30. Вязников В.Г. Оценка здоровья и тиреоидного статуса у детей с задержкой физического развития. Автореф. дис … канд. мед. наук. Екатеринбург. 2001. 24 с.

31. Щеплягина Л.А. Медико-социальные последствия роста напряженности зобной эндемии для детей и подростков. Тироид Россия. 1997; 41–42.

32. Шилко М.В. Дисфункции щитовидной железы и особенности репродуктивного здоровья девочек-подростков. Автореф. дис… канд. мед. наук. Екатеринбург. 1999. 24 с.

33. Бородулина Т.В. Функциональное состояние эндокринных желез у детей с хроническим гастродуоденитом. Новые технологии в диагностике и лечении. Автореф. дис… канд. мед. наук. Екатеринбург. 1999. 26 с.

34. Консенсус. Эндемический зоб у детей: терминология, диагностика, профилактика и лечение. Проблемы эндокринологии. 1999; 45 (6): 29–30.

35. Герасимов Г.А. Йодирование соли – эффективный путь ликвидации йоддефицитных заболеваний в России. Проблемы эндокринологии. 2002; 48 (6): 7–10.

36. van Stuijvenberg M., Kvalsvig J., Faber M. et al. Effect of iron, iodine, and beta–carotene fortified biscuits on the micronutrient status of primary school children: a randomized controlled. Am. J. Clin. Nutr. 1999; 69 (3): 497–503.

37. Петеркова В.А., Герасимов Г.А., Свириденко Н.Ю. и соавт. Альтернативные методы проведения йодной профилактики с целью компенсации йодной недостаточности у детей. Применение в качестве йодной профилактики поливитаминного препарата Юникап–М и йодида калия. Педиатрия. 1996; 6: 72–75.

38. Zimmermann M., Jooste P., Mabapa N. et. al. Treatment of iodine deficiency in school-age children increases insulin like growth factor (IGF)-I and IGF binding protein-3 concentrations and improves somatic growth. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2007; 92 (2): 437–442.

39. He M., Yang Y., Han H. et. al. Effects of yogurt supplementation on the growth of preschool children in Beijing Suburbs. Biomed. Environ. Sci. 2005; 18 (3): 192–197.

Жители Хабаровского края могут бесплатно проверить свое здоровье в восьми специализированных центрах — Новости — События

Центры Здоровья продолжают работу в Хабаровском крае. В рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» в Хабаровском крае с 2009 года функционируют 8 центров, в том числе 3 для детей. С начала 2021 года в них обратилось более 42 тысяч человек, из них почти 8 тысяч детей.

Обследование в центре здоровья проводится бесплатно в рамках ОМС. Специалисты используют аппаратную диагностику, проверяют вес и рост, тестируют на аппаратно-программном комплексе соматическое здоровье, проводят компьютеризированный скрининг сердца, экспресс-анализ уровня холестерина и глюкозы в крови, а также проверяют функции дыхательной системы.

– У нас проходят профилактический осмотр, который составляет часть этапа диспансеризации. Но эта часть самая значимая. Мы проводим пациентам биоимпедансометрию – смотрим состав тела. Он показывает процентное соотношение жировой и мышечной ткани в организме, также смотрим плечо-лодыжечный индекс – другими словами, проходимость сосудов. Заключительная часть – осмотр у терапевта, который составляет индивидуальную программу, исходя из результатов анализов. Летом, ввиду активной вакцинации, мы приостанавливали работу Центра, но сейчас возобновили, – рассказала заведующий отделением Центра здоровья КДЦ «Вивея» Ольга Сыромятникова.

Также в Центре здоровья КДЦ «Вивея» проводят иммунизацию против гриппа, пневмонии и коронавирусной инфекции. Напомним, интервал между прививками от гриппа и COVID-19 должен составлять 1 месяц. Но иммунизацию против гриппа и пневмонии можно проходить одновременно.

Сейчас в Хабаровском крае привито от коронавирусной инфекции 342 742 жителя, полностью завершили вакцинацию 317 811 человек. Иммунитет от гриппа получили 15 809 человек, из них 5809 детей.

Пресс-служба губернатора и правительства Хабаровского края
При использовании материалов ссылка на сайт www.khabkrai.ru обязательна

Страница статьи : Гигиена и санитария


DOI:
Аннотация

Исследовали психическое здоровье, физическое развитие, физиологические константы, соматическое здоровье и хроническую заболеваемость школьников выпускных классов в возрасте 16 (63 подростка) и 17 (82 подростка) лет. Преобладающим типом характера у 17-летних подростков является гипертимный, у 16летних — лабильный и интровертированный. Большинство обследованных юношей экстраверты, эмоционально стабильные с умеренным полезным уровнем ситуативной и личностной тревожности. Более 70% юношей проявили высокую социальную адаптацию и низкую вегетативную лабильность. У юношей 17 лет наблюдаются ретардационные процессы, проявляющиеся в средненизком и среднем темпах физического развития и дисгармоничности. Большая часть подростков имеет средний и выше среднего уровень соматического здоровья и жизненного индекса, что характеризует хорошие функциональные, адаптационные возможности кардиореспираторной системы.


Об авторах

Зарытовская Н. В.

ГОУ ВПО Ставропольская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития РФ канд. мед. наук, доц. каф. пропедевтики детских болезней и поликлинической педиатрии [email protected]

Калмыкова А. С.

ГОУ ВПО Ставропольская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития РФ д-р мед. наук, проф., зав. каф. пропедевтики детских болезней и поликлинической педиатрии [email protected]

Список литературы

Апанасенко Г. Л. // Гиг. и сан. — 2004. — № 2. — С. 55-58.

Бабенко Т. И., Каминский И. И. Экспресс-оценка физическо го здоровья школьников, условий их обучения и воспитания. Метод. рекомендации. — Ростов н/Д., 2001.

Баранов А. А. Оценка здоровья детей и подростков при про филактических медицинских осмотрах: Руководство для врачей. — М., 2004.

Баранов A. A. // Педиатрия. — 2005. — № 3. — С. 4-6.

Зайцев В. М. Прикладная медицинская статистика. — СПб., 2003.


Дополнительные файлы

Для цитирования:

For citation:

Обратные ссылки

  • Обратные ссылки не определены


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 3.0 License.

ISSN: (Print)
ISSN: (Online)


Соматическое здоровье это

Читать PDF
2.60 мб

Соматические показатели студентов разных групп здоровья

Глухова Ю.А.

В ходе настоящей работы были обследованы 175 юношей в возрасте 17-21 года. На основании медицинского обследования были выделены три группы студентов с первой, второй и третьей группой здоровья.

Читать PDF
284.86 кб

СОЦИАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС А. АДЛЕРА И СОМАТИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ

Гудзовская Алла Анатольевна, Санин Артем Анатольевич

В статье поднимаются проблемы взаимосвязи болезни и психологических особенностей человека. Социальный интерес рассматривается как психологический фактор, способствующий сбережению соматического здоровья.

Читать PDF
89.90 кб

Состояние соматического здоровья подростков г. Новосибирска

Тимофеева Елена Петровна, Рябиченко Татьяна Ивановна, Скосырева Галина Александровна, Карцева Татьяна Валерьевна, Косьянова Тамара Геннадьевна

Проведенное комплексное обследование 2015-ти детей подросткового возраста обоего пола от 15 до 18 лет г.

Читать PDF
369.75 кб

Соматотип и показатели соматического здоровья девочек-подростков

Букина Любовь Геннадьевна, Тятенкова Наталия Николаевна

Работа проведена на школьницах 12-13 лет, проживающих в г. Ярославле.

Читать PDF
358.50 кб

Динамика показателей соматического здоровья детей, посещающих ДОУ

Ермоленко А. В.

Читать PDF
153.03 кб

Соматическое и репродуктивное здоровье мальчиков Самарской области

Мазур Л. И., Маковецкая Г. А., Щербицкая О. В.

Читать PDF
347.31 кб

Трансформация соматической культуры и здоровье современной молодежи

Ковелина Т.А., Гурбич Г.И.

В статье на основе социологических исследований рассматриваются ценностные представления молодежи в отношении к собственному телу и здоровью.

Читать PDF
1.03 мб

Уровень стоматологического здоровья детей с соматической патологией.

Атежанов Д.О.

В сравнительном аспекте изучен уровень стоматологического здоровья детей дошкольного возраста. Определены стоматологический уровень здоровья детей по методике и стоматологический статус по индексам, принятым в стоматологии.

Читать PDF
84.54 кб

Проблемы соматического здоровья молодых женщин в общей врачебное практике

Лисица Д. Н.

The examination of the cohort of 1317 young women belonging to three general practices was carried out by the primary health care delivery team.

Читать PDF
218.93 кб

Состояние соматического здоровья детей раннего возраста с синдромом Дауна

Кашина-Ярмак В.Л.

С целью усовершенствования медицинского сопровождения детей раннего возраста с синдромом Дауна проведен анализ особенностей развития 35 детей возрастом от одного месяца до трех лет с регулярной формой трисомии 21.

Читать PDF
3.46 мб

Состояние соматического и стоматологического здоровья у беременных женщин

Г. Т. Ермуханова, А. Ж. Есім, М. Н. Шарифканова, А. Ш. Орадова, Л. С. Раманкулова

Проведено обследование беременных женщин, начиная с первого триместра. Выявлен у них уровень соматического и стоматологического здоровья. Определена интенсивность и распространенность кариозного процесса у обследованных.

Читать PDF
2.67 мб

Формирование соматической культуры — основа педагогики здоровьесберсжения

Иванов Игорь Васильевич

Соматическое воспитание область целенаправленной педагогической деятельности, ориентированной не только на сохранение, формирование и укрепление здоровья, но и на позитивную мотивацию к здоровому образу жизни.

Читать PDF
232.85 кб

Проблемы соматического здоровья у психически больных: сахарный диабет 2 типа

Горобец Людмила Николаевна, Литвинов Александр Викторович, Поляковская Татьяна Павловна

В обзорной статье проведен анализ данных научных публикаций, касающийся проблемы сахарного диабета 2 типа (инсулин независимый сахарный диабет – ИНСД) у больных с психическими расстройствами.

Читать PDF
290.46 кб

Оценка уровня соматического здоровья и адаптации 17-19-летних студенток вуза

Чернявских Светлана Дмитриевна, Ржевская Светлана Александровна, Голдаева Кристина Александровна, Усачева Людмила Михайловна

Изучены показатели соматического здоровья и адаптации у 17-19-летних студентокиз России и дальнего зарубежья по показателям антропометрии.

Читать PDF
301.87 кб

Особенности психического здоровья подростков, имеющих соматическую патологию

Катерная Юлия Евгеньевна

Данное исследование было проведено с целью изучения особенностей психического здоровья подростков, имеющих соматическую патологию.

Учимся жить в гармонии с собой и окружающим миром

Психическое здоровье человека, живущего в мегаполисе, ежедневно испытывают на прочность всевозможные негативные ситуации. Поэтому очень часто он находится в состоянии повышенного напряжения — такова защитная реакция организма на различные неблагоприятные факторы. Чтобы сохранить свое здоровье, человеку необходимо научиться с ними справляться.
Признаками стресса могут быть нарушение сна, тревожные состояния, быстрая утомляемость, ухудшение памяти, головные боли, головокружения, эмоциональная неуравновешенность, подавленное настроение, апатия, обострение соматических заболеваний.
Программа «Антистресс» применяется специалистами психотерапевтического кабинета Поликлиники для формирования адекватного отношения к психотравмирующим факторам. С ее помощью можно выйти из неблагоприятной ситуации с наименьшими потерями для физического и психического здоровья.
Эффективная методика включает экстренную краткосрочную психотерапию с использованием современного психоанализа, психофизиологические методы снятия стрессовых проявлений, когнитивно-поведенческой, эмоционально образную и другие терапии; поддерживающую общеоздоравливающую программу, в которую входят психотерапевтическое консультирование, обучение навыкам стрессоустойчивости и индивидуальный подбор оптимальных лечебных мероприятий (преимущественно немедикаментозного характера), учитывающих соматическое состояние человека.
Сотрудничество психотерапевта и психолога позволяет увидеть возникшую проблему и максимально эффективно восстановить душевное и соматическое здоровье. А самое главное — человек учится самостоятельно справляться с различными негативными ситуациями.
Каждому пациенту гарантирован индивидуальный подход.

Психотерапевт к.м.н. Терехова Елена Игоревна, тел.: +7 910 491-77-63, +7 499 241-16-45; 3 корпус, 5 этаж, каб. 574.
Медицинский психолог Алехичева Наталья Николаевна, тел. +7 985 220-83-98; 1 корпус, 2 этаж, каб. 213.

Использование соматической медицинской помощи среди взрослых с серьезными психическими заболеваниями, получающих психиатрические услуги по месту жительства

Предпосылки / цель: Использование соматической медицинской помощи было изучено среди лиц с серьезными психическими заболеваниями, которые получали психиатрические услуги по месту жительства.

Дизайн исследования: Перекрестное исследование.

Предметы: В общей сложности 200 амбулаторных пациентов, 100 с шизофренией и 100 с аффективным расстройством, были набраны из случайно выбранных выборок, получающих лечение в двух психиатрических центрах.

Меры: Пациенты были опрошены с использованием вопросов из национальных опросов о состоянии здоровья.Множественный анализ логистической регрессии использовался для сравнения ответов каждой выборки с ответами соответствующих подмножеств людей из общей популяции.

Полученные результаты: Психиатрические выборки с большей вероятностью сообщали о получении некоторых медицинских услуг в прошлом году, чем отдельные лица в общей популяции, включая посещение врача общей практики (отношение шансов, выборка с шизофренией = 2.04; Отношение шансов, выборка аффективного расстройства = 2,37) и прохождение полного физического обследования (отношение шансов, выборка шизофрении = 2,69; отношение шансов, выборка аффективного расстройства = 1,74). Однако наши выборки с меньшей вероятностью получали обычную стоматологическую помощь (отношение шансов, выборка с шизофренией = 0,46; отношение шансов, выборка с аффективным расстройством = 0,60). О предполагаемых препятствиях для получения медицинской помощи группы пациентов сообщали значительно чаще, чем группы сравнения (отношение шансов> 3).

Выводы: Общие медицинские услуги широко используются людьми с серьезными психическими заболеваниями, находящимися на амбулаторной психиатрической помощи.Однако стоматологические услуги по-прежнему используются недостаточно, и существует высокий уровень предполагаемых препятствий для получения медицинской помощи среди этой группы населения.

стигматизация пациентов с психическими расстройствами специалистами в области соматического здравоохранения: обзорный обзор | BMC Psychiatry

  • 1.

    Whiteford HA, Degenhardt L, Rehm J, Baxter AJ, Ferrari AJ, Erskine HE, et al. Глобальное бремя болезней, связанных с психическими расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ: результаты исследования глобального бремени болезней 2010 г.Ланцет. 2013. 382 (9904): 1575–86.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Wittchen HU, Jacobi F, Rehm J, Gustavsson A, Svensson M, Jönsson B, et al. Размер и бремя психических расстройств и других заболеваний головного мозга в Европе 2010. Eur Neuropsychopharmacol. 2011; 21 (9): 655–79. https://doi.org/10.1016/j.euroneuro.2011.07.018.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3.

    Nordentoft M, Wahlbeck K, Hällgren J, Westman J, Osby U, Alinaghizadeh H и др. Избыточная смертность, причины смерти и ожидаемая продолжительность жизни у 270 770 пациентов с недавним появлением психических расстройств в Дании, Финляндии и Швеции. PLoS One. 2013; 8 (1): e55176. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0055176.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 4.

    Walker ER, McGee RE, Druss BG. Смертность при психических расстройствах и последствия глобального бремени болезней: систематический обзор и метаанализ.JAMA Psychiatry. 2015; 72 (4): 334–41. https://doi.org/10.1001/jamapsychiatry.2014.2502.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Кугатхасан П., Стаббс Б., Аагард Дж., Дженсен С.Е., Мунк Лаурсен Т., Нильсен РЭ. Повышенная смертность от соматической мультиморбидности у пациентов с шизофренией: датское общенациональное когортное исследование. Acta Psychiatr Scand. 2019; 140 (4): 340–8.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 6.

    Laursen TM, Munk-Olsen T, Gasse C. Хроническая соматическая коморбидность и повышенная смертность от естественных причин у людей с шизофренией или биполярным аффективным расстройством. PLoS One. 2011; 6 (9): e24597. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0024597.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 7.

    Стаббс Б., Ванкампфорт Д., Веронезе Н., Кал К.Г., Митчелл А.Дж., Лин П.Й. и др. Депрессия и мультиморбидность физического здоровья: первичные данные и общенациональный метаанализ данных о населении от 190 593 человек в 43 странах с низким и средним уровнем доходов.Psychol Med. 2017; 47 (12): 2107–17.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Stone EM, Chen LN, Daumit GL, Linden S, McGinty EE. Отношение врачей общей практики к людям с серьезными психическими заболеваниями: обзорный обзор. J Behav Health Serv Res. 2019; 46 (4): 656–79. https://doi.org/10.1007/s11414-019-09652-w.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 9.

    Митчелл А.Дж., Санто Перейра И.Е., Ядегарфар М., Пепереке С., Мугадза В., Стаббс Б. Скрининг рака груди у женщин с психическими заболеваниями: сравнительный мета-анализ использования маммографии. Br J Psychiatry. 2014. 205 (6): 428–35. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.114.147629.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 10.

    Lord O, Malone D, Mitchell AJ. Получение профилактической медицинской помощи и диспансеризация пациентов с психическими заболеваниями: сравнительный анализ.Gen Hosp Psychiatry. 2010. 32 (5): 519–43.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Havercamp SM, Scott HM. Национальный надзор за здоровьем взрослых с ограниченными возможностями, взрослых с ограниченными интеллектуальными возможностями и нарушениями развития, а также взрослых без инвалидности. Disabil Health J. 2015; 8 (2): 165–72. https://doi.org/10.1016/j.dhjo.2014.11.002.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Link BG, Phelan JC. Осмысление стигмы. Annu Rev Sociol. 2001. 27 (1): 363–85.

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Нэш М. Диагностическое затмение: потенциальный барьер на пути к физическому здоровью пользователей психиатрических услуг. Ment Health Pract. 2013. 17 (4): 22–6. https://doi.org/10.7748/mhp2013.12.17.4.22.e862.

    Артикул Google ученый

  • 14.

    Торникрофт Г.Неравенство физического здоровья и психические заболевания: скандал преждевременной смертности. Br J Psychiatry. 2011; 199 (6): 441–2.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 15.

    Шефер Дж., Хендерсон С., Ховард Л. М., Мюррей Дж., Торникрофт Дж. Затенение диагностических и других проблем, связанных с процессом диагностики пациентов с психическими заболеваниями, которые обращаются в отделения неотложной помощи с физическими симптомами — качественное исследование.PLoS One. 2014; 9 (11): e111682. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0111682.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Кнаак С., Мантлер Э., Сзето А. Стигма в сфере здравоохранения, связанная с психическими заболеваниями: препятствия для доступа и ухода и решения, основанные на фактах. Форум управления здравоохранением. 2017; 30 (2): 111–6. https://doi.org/10.1177/0840470416679413.

    Артикул Google ученый

  • 17.

    Клемент С., Шауман О., Грэм Т., Маджони Ф., Эванс-Лацко С., Безбородов Н. и др. Какое влияние оказывает стигма в связи с психическим здоровьем на обращение за помощью? Систематический обзор количественных и качественных исследований. Psychol Med. 2015; 45 (1): 11–27.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Mitchell AJ, Malone D, Doebbeling CC. Качество медицинской помощи людям с сопутствующими психическими заболеваниями и злоупотреблением психоактивными веществами и без них: систематический обзор сравнительных исследований.Br J Psychiatry. 2009. 194 (6): 491–9. https://doi.org/10.1192/bjp.bp.107.045732.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Килборн А.М., Валлийский Д., Маккарти Дж. Ф., Пост EP, Блоу ФК. Качество помощи при состояниях, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, у пациентов с психическими расстройствами и без них. J Gen Intern Med. 2008. 23 (10): 1628–33. https://doi.org/10.1007/s11606-008-0720-z.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 20.

    Лоуренс Д., Кисели С. Неравенство в оказании медицинской помощи людям с тяжелыми психическими заболеваниями. J Psychopharmacol (Оксфорд, Англия). 2010; 24 (4 Suppl): 61–8.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Райнер Дж., Блэкберн Дж., Эдвард К.Л., Стивенсон Дж., Узи К. Отношение медсестры отделения неотложной помощи к пациентам, которые причиняют себе вред: метаанализ. Int J Ment Health Nurs. 2019; 28 (1): 40–53.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Джандиното Дж., Стивенсон Дж., Эдвард К.Л. Отношение медицинских работников больниц общего профиля и их предполагаемая опасность по отношению к пациентам с сопутствующими психическими и физическими заболеваниями: систематический обзор и метаанализ. Int J Ment Health Nurs. 2018; 27 (3): 942–55.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 23.

    Карман П., Кул Н., Пославский И. Е., ван Мейель Б. Отношение медсестер к членовредительству: обзор литературы.J Psychiatr Ment Health Nurs. 2015; 22 (1): 65–75. https://doi.org/10.1111/jpm.12171.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 24.

    Александр В., Эллис Х., Барретт Б. Восприятие психиатрических пациентов медико-хирургическими медсестрами: обзор литературы с клиническим и практическим применением. Arch Psychiatr Nurs. 2016; 30 (2): 262–70.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Манн З., Питерс MDJ, Стерн С., Туфанару С., МакАртур А., Ароматарис Э. Систематический обзор или обзор объема работ? Руководство для авторов при выборе между систематическим обзором или подходом к анализу. BMC Med Res Methodol. 2018; 18 (1): 143.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 26.

    Питерс MDJ, Годфри С.М., Халил Х., МакИнерни П., Паркер Д., Соарес CB. Руководство по проведению систематических аналитических обзоров. Int J Evid Based Healthcare.2015; 13 (3): 141–6.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Tricco AC, Lillie E, Zarin W., O’Brien KK, Colquhoun H, Levac D., et al. Расширение PRISMA для обзорных обзоров (PRISMA-ScR): контрольный список и пояснения. Ann Intern Med. 2018; 169 (7): 467–73. https://doi.org/10.7326/M18-0850.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28.

    Arksey H, O’Malley L.Предварительные исследования: к методологической основе. Int J Soc Res Methodol. 2005. 8 (1): 19–32.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Конканнон Т.В., Грант С., Велч В., Петкович Дж., Селби Дж., Кроу С. и др. Практическое руководство по вовлечению заинтересованных сторон в исследования в области здравоохранения. J Gen Intern Med. 2019; 34 (3): 458–63. https://doi.org/10.1007/s11606-018-4738-6.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Абуд А., Джайн С., Чжун Дж. Самоповреждение и хирург. J Plastic Reconstruct Aesthetic Surg. 2009; 62 (5): e106–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 31.

    Андерсон К., Аккурсо Э, Кинаш К., Гранж Д., Аккурсо ЕС, Кинаш К.Р. и др. Знания и отношение резидентов и научных сотрудников к расстройствам пищевого поведения в Академическом медицинском центре. Acad Psychiatry. 2017; 41 (3): 381–4.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Arbanas G, Rožman J, Bagarić Š. Отношение врачей, медсестер и неспециалистов к шизофрении, депрессии и посттравматическому стрессу. Психиатр Дунай. 2019; 31 (Приложение 1): 84–91.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Артис Л., Смит-младший. Отношение персонала отделения неотложной помощи к людям, которые причиняют себе вред: изучение влияния норм и идентичности. Adv Emerg Nurs J. 2013; 35 (3): 259–69.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 34.

    Арванити А., Самакури М., Каламара Е., Бохцу В., Бикос С., Ливадитис М. Отношение медицинского персонала к пациентам с психическими заболеваниями. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2009. 44 (8): 658–65.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Эйвери Дж. Д., Тейлор К. Э., Каст К. А., Каттан Дж., Гордон-Эллиот Дж., Мауэр Е. и др. Отношение к людям с психическими заболеваниями и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, среди врачей-ординаторов.Компаньон первичной медико-санитарной помощи Расстройство ЦНС. 2019; 21 (1).

  • 36.

    Bannatyne AJ, Stapleton PB. Отношение к нервной анорексии: различия в волевой стигме в выборке студентов доклинической медицины и психологии. J Mental Health (Абингдон, Англия). 2017; 26 (5): 442–8.

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Белл Дж.С., Аалтонен С.Е., Айраксинен М.С., Фольмер Д., Гарат М.С., Муцениеце Р. и др. Детерминанты стигмы психического здоровья среди студентов-фармацевтов в Австралии, Бельгии, Эстонии, Финляндии, Индии и Латвии.Int J Soc Psychiatry. 2010. 56 (1): 3–14.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 38.

    Bell JS, Aaltonen SE, Bronstein E, Desplenter FA, Foulon V, Vitola A, et al. Отношение студентов-фармацевтов к людям с психическими расстройствами, исследование в шести странах. Pharm World Sci. 2008. 30 (5): 595–9.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 39.

    Бьоркман Т., Ангелман Т., Йонссон М. Отношение к людям с психическими заболеваниями: перекрестное исследование среди медперсонала психиатрической и соматической помощи. Scand J Caring Sci. 2008. 22 (2): 170–7.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Brunero S, Buus N, West S. Классификация психических заболеваний пациентов хирургическими медсестрами в отделении больницы общего профиля: исследование фокус-группы. Arch Psychiatr Nurs.2017; 31 (6): 614–23.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Castillejos Anguiano MC, Bordallo Aragon A, Aguilera Fernandez D, Moreno Kustner B. Восприятие психических заболеваний среди врачей общей практики. Int J Ment Heal Syst. 2019; 13:27.

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Джейлан Б., Кочоглу-Таньер Д. Изучение отношения, осведомленности и практики турецких медсестер в отношении потребностей людей с шизофренией в области репродуктивного здоровья.Уход за психическим здоровьем. 2019; 40 (5).

  • 43.

    Чепмен Р., Мартин К. Восприятие австралийским персоналом скорой помощи пациентам с преднамеренным самоотравлением: качественная перспектива. Int Emerg Nurs. 2014; 22 (3): 140–5.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 44.

    Клифтон А., Берджесс С., Клемент С., Ольсен Р., Рамлугган П., Стурт Дж. И др. Влияние на использование скрининга рака среди пользователей психиатрических услуг: качественное исследование.BMC Health Serv Res. 2016; 16: 257.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 45.

    Конлон М., О’Туатэйл С. Измерение отношения медсестер отделения неотложной помощи к преднамеренному самоповреждению с помощью шкалы антипатии к самоповреждению. Int Emerg Nurs. 2012; 20 (1): 3–13. https://doi.org/10.1016/j.ienj.2010.08.001.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Crapanzano K, Fisher D., Hammarlund R, Hsieh EP, May W. Изучение неявных предубеждений жителей в сторону депрессии — пилотное исследование. J Gen Intern Med. 2018; 33 (12): 2065–9.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 47.

    Currin L, Waller G, Schmidt U. Знания и отношение врачей первичной медико-санитарной помощи к расстройствам пищевого поведения: влияют ли они на клинические действия? Int J Eat Disord. 2009. 42 (5): 453–8.https://doi.org/10.1002/eat.20636.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Катлер Дж. Л., Хардинг К. Дж., Мозиан С. А., Райт Л. Л., Пика АГ, Мастерс С. Р. и др. Дискредитация понятия «работа с« сумасшедшими »сведет вас с ума»: устранение стигмы и повышение эмпатии при обучении студентов-медиков. Adv Health Sci Educational Theory Pract. 2009. 14 (4): 487–502.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 49.

    Диксон Р.П., Робертс Л.М., Лори С., Джонс Л.А., Хамфрис М.С. Отношение студентов-медиков к психическим заболеваниям в системе первичной медико-санитарной помощи. Med Educ. 2008. 42 (11): 1080–7.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 50.

    Эвальдс-Квист Б., Хогберг Т., Люцен К. Медсестры-студенты и население в целом в Швеции: тенденции в отношении к психическим заболеваниям. Nordic J Psychiatry. 2013. 67 (3): 164–70.

    Артикул Google ученый

  • 51.

    Гоули Л., Эйнарсон А., Боуэн А. Стигма и отношение к антенатальной депрессии и использованию антидепрессантов во время беременности у студентов-медиков. Adv Health Sci Educational Theory Pract. 2011; 16 (5): 669–79. https://doi.org/10.1007/s10459-011-9289-0.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 52.

    Джаннетти В., Кейли К.Ф., Камал К.М., Ковви Д.Р., Макки Дж., Уэллс Б.Г. и др. Коммунальные фармацевты и психические заболевания: исследование предоставления услуг, стигмы, взглядов и убеждений.Int J Clin Pharm. 2018; 40 (5): 1096–105. https://doi.org/10.1007/s11096-018-0619-7.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 53.

    Gordon JT. Знания, навыки и уверенность младшего медицинского персонала отделения неотложной помощи у психиатрических пациентов: исследование. Психиатр. 2012; 36 (5): 186–8.

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Granados-Gamez G, Lopez Rodriguez MDM, Corral Granados A, Marquez-Hernandez VV.Отношение и убеждения студентов-медсестер по отношению к психическому расстройству: значение прямого опыта с пациентами. Перспектива психиатрической помощи. 2017; 53 (2): 135–43.

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Хаппелл Б., Робинс А., Гоф К. Развитие более позитивного отношения к уходу за психическим здоровьем у студентов бакалавриата: часть 2 — влияние теории и клинического опыта. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2008. 15 (7): 527–36.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 56.

    Хаппелл Б., Платания-Фунг С., Бокинг Дж., Шольц Б., Хорган А., Мэннинг Ф. и др. Отношение студентов-медсестер к людям с диагнозом «психическое заболевание» и уход за психическим здоровьем: международный проект из Европы и Австралии. Вопросы психического здоровья медсестер. 2018; 39 (10): 829–39.

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Хейворд-Чаплин Дж., Шеперд Л., Арья Р., О’Бойл С. П.. Аудит отношения медицинских работников к пациентам, которые причиняют себе вред, и соблюдение национальных рекомендаций в отделении ожогов и пластической хирургии Великобритании.Рубцы ожоги заживают. 2018; 4: 20518764100.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 58.

    Ихалайнен-Тамландер Н., Ваханиеми А., Лойттиниеми Э., Суоминен Т., Валимаки М. Стигматизирующее отношение медсестер к людям с психическими заболеваниями: перекрестное исследование в первичных учреждениях в Финляндии. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2016; 23 (6–7): 427–37. https://doi.org/10.1111/jpm.12319.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 59.

    Яноускова М., Вайсова А., Форманек Т., Паш Дж., Банковска Мотлова Л. Стигма психических заболеваний среди студентов-медиков и преподавателей. Int J Soc Psychiatry. 2017; 63 (8): 744–51. https://doi.org/10.1177/0020764017735347.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 60.

    Джонс С.М., Вахиа И.В., Коэн К.И., Хинди А., Нурхусейн М. Пилотное исследование для оценки отношения, поведения и межведомственного общения психиатров и поставщиков первичной медико-санитарной помощи при уходе за пожилыми людьми с шизофренией.Int J гериатрической психиатрии. 2009. 24 (3): 254–60.

    Артикул Google ученый

  • 61.

    Конинг К.Л., Макнот А., Таффин К. Убеждения сотрудников отделения неотложной помощи относительно членовредительства: анализ тематической структуры. Общественное психическое здоровье J. 2018; 54 (6): 814–22.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 62.

    Thongpriwan V, Leuck SE, Powell RL, Young S, Schuler SG, Hughes RG.Отношение студентов-медсестер к уходу за психическим здоровьем. Медсестринское образование сегодня. 2015; 35 (8): 948-53.

  • 63.

    Kopera M, Suszek H, Bonar E, Myszka M, Gmaj B, Ilgen M, et al. Оценка явной и скрытой стигмы психических заболеваний у специалистов в области психического здоровья и студентов-медиков. Общественное психическое здоровье J. 2015; 51 (5): 628–34.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 64.

    Коршун А., Динос С., Ахмед К., Бхуи К.Отношение студентов-медиков к психическим заболеваниям: снижает ли школьное медицинское образование стигму? Acad Psychiatry. 2012. 36 (3): 197–204. https://doi.org/10.1176/appi.ap.10110159.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 65.

    Кузман М.Р., Босняк Д., Вокал П., Кухарич Дж., Бркич И., Кузман Т. и др. Могут ли студенты-медики распознать депрессию? Обследование в Загребской медицинской школе. Acad Psychiatry. 2014; 38 (3): 312–5.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 66.

    Ледди М.А., Джонс С., Морган М.А., Шулкин Дж. Расстройства пищевого поведения и акушерско-гинекологическая помощь. J Женское здоровье (Larchmt). 2009. 18 (9): 1395–401.

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Ликенс С., Смитс Т., Лакеман Г., Фулон В. Факторы, определяющие социальную дистанцию ​​по отношению к людям с депрессией среди местных фармацевтов.Eur Psychiatry. 2012. 27 (7): 528–35.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 68.

    Magliano L, Read J, Rega S, Oliviero N, Sagliocchi A, Patalano M, et al. Влияние причинных объяснений и диагностической маркировки на взгляды студентов-медиков на шизофрению. Acad Med. 2011. 86 (9): 1155–62.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 69.

    Мальяно Л., Стрино А., Пунзо Р., Аконе Р., Аффузо Г., Рид Дж. Влияние активно используемого или пассивно принятого диагностического ярлыка «шизофрения» на взгляды врачей общей практики на это расстройство. Int J Soc Psychiatry. 2017; 63 (3): 224–34.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 70.

    McCann TV, Savic M, Ferguson N, Cheetham A, Witt K, Emond K, et al. Распознавание и отношение к людям с депрессией и психозом, употребляющим / не употребляющим алкоголь и другими наркотиками: результаты национального опроса австралийских фельдшеров.BMJ Open. 2018; 8 (12): e023860. https://doi.org/10.1136/bmjopen-2018-023860.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 71.

    Маккарти Л., Гиджбельс Х. Изучение отношения медсестер отделения неотложной помощи к преднамеренному самоповреждению в ирландской клинической больнице. Int Emerg Nurs. 2010. 18 (1): 29–35. https://doi.org/10.1016/j.ienj.2009.05.005.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 72.

    Моррал К., Моррал Дж. Обзор отношения местных фармацевтов к психическим заболеваниям. J Общественное психическое здоровье. 2016; 15 (2): 93–102.

    Артикул Google ученый

  • 73.

    Muehlenkamp JJ, Claes L, Quigley K, Prosser E, Claes S, Jans D. Ассоциация профессионалов в области здравоохранения. Arch Suicide Res. 2013. 17 (4): 462–8.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 74.

    Наута К., Боенинк А.Д., Вималаратне И.К., Менкес Д.Б., Мелсоп Г., Брукман Б. Отношение консультантов больниц общего профиля к психосоциальным и психиатрическим проблемам в Нидерландах. Psychol Health Med. 2019; 24 (4): 402–13. https://doi.org/10.1080/13548506.2018.1546020.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 75.

    Неупорт А., Роджерс Р.Ф., Саймон Н.М., Бирмс П.Дж., Шмитт Л., Буй Э. Влияние психиатрического ярлыка на отношение медицинских резидентов.Int J Soc Psychiatry. 2012. 58 (5): 485–7. https://doi.org/10.1177/0020764011408652.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 76.

    Нунан М., Джомин Дж., Галвин Р., Дуди О. Исследование перинатальных знаний, уверенности, отношения и потребностей акушерок в области психического здоровья. Рождение женщины. 2018; 31 (6): e358–66. https://doi.org/10.1016/j.wombi.2018.02.002.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 77.

    Nutt R, Gilchrist G, Marsa-Sambola F, Baldacchino A. Отношение персонала к работе с пациентами с сопутствующей депрессией и злоупотреблением психоактивными веществами: исследовательское исследование. Проблемы клиники, связанные с героиновой зависимостью. 2017; 19 (2): 5–16.

    Google ученый

  • 78.

    O’Reilly CL, Bell JS, Chen TF. Потребители психического здоровья и лица, осуществляющие уход, в качестве инструкторов для студентов-медиков: качественное исследование. Social Psychiatry Psychiatric Epidemiol.2012. 47 (4): 607–13.

    Артикул Google ученый

  • 79.

    О’Рейли К.Л., Белл Дж.С., Келли П.Дж., Чен Т.Ф. Изучение взаимосвязи между стигмой психического здоровья, знаниями и предоставлением аптечных услуг потребителям с шизофренией. Res Soc Adm Pharm. 2015; 11 (3): e101–9.

    Артикул Google ученый

  • 80.

    Пейтл М.В., Пейтл В., Павлович Э., Пролощич Ю., Петрич Д.Стигматизация больных шизофренией. Coll Antropol. 2011; 35 (Приложение 2): 141–5.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 81.

    Perboell PW, Hammer NM, Oestergaard B, Konradsen H. Отношение датских медсестер скорой помощи к членовредительству — перекрестное исследование. Int Emerg Nurs. 2015; 23 (2): 144–9.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 82.

    Prener C, Lincoln AK. Скорая медицинская помощь и «вызовы психолога»: исследование работы городских служб скорой помощи. Am J Orthopsychiatry. 2015; 85 (6): 612–9.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 83.

    Рай Л., Шеперд Л., О’Бойл С. П.. Количественный и тематический анализ отношения хирургов, занимающихся ожоговыми ожогами, их убеждений и принятия хирургических решений при самоповреждении ожоговых травм: использование анкеты и гипотетические случаи.Бернс. 2019; 45 (1): 180–9. https://doi.org/10.1016/j.burns.2018.08.003.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 84.

    Рао Х., Махадеваппа Х., Пиллэй П., Сессей М., Абрахам А., Льюти Дж. Исследование стигматизированного отношения к людям с проблемами психического здоровья среди медицинских работников. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2009. 16 (3): 279–84.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 85.

    Равено Г., Файнштейн Р., Розен Л. М., Фишер М. Отношение и уровень знаний медсестер и ординаторов, осуществляющих уход за подростками с расстройством пищевого поведения. Int J Adolescent Med Health. 2014. 26 (1): 131–6.

    Артикул Google ученый

  • 86.

    Ривли Нью-Джерси, Маккиннон А.Дж., Морган А.Дж., Йорм А.Ф. Стигматизирующее отношение к людям с психическими расстройствами: сравнение австралийских специалистов здравоохранения с обществом в целом. Aust New Zealand J Psychiatry.2014. 48 (5): 433–41.

    Артикул Google ученый

  • 87.

    Риклс Н.М., Дубе Г.Л., Маккартер А., Ольшан Дж. С.. Взаимосвязь между отношением к психическим заболеваниям и предоставлением аптечных услуг. J Am Pharmacists Assoc. 2010. 50 (6): 704–13.

    Артикул Google ученый

  • 88.

    Sandhu HS, Arora A, Brasch J, Streiner DL. Стигма в области психического здоровья: явное и скрытое отношение канадских студентов бакалавриата, студентов медицинских вузов и психиатров.Может J Psychiatr. 2019; 64 (3): 209–17.

    Артикул Google ученый

  • 89.

    Шафер Т., Вуд С., Уильямс Р. Исследование отношения студентов-медсестер к психическим заболеваниям: значение для подготовки медсестер. Медсестра образования сегодня. 2011. 31 (4): 328–32.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 90.

    Schmidt HG, Van Gog T, Schuit SC, Van den Berge K, Van Daele PL, Bueving H, et al.Влияет ли деструктивное поведение пациентов на точность диагноза врача? Рандомизированный эксперимент. BMJ Qual Saf. 2017; 26 (1): 19–23.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 91.

    Серафини Г., Помпили М., Хагигхат Р., Пуччи Д., Пастина М., Лестер Д. и др. Стигматизация шизофрении со стороны медсестер, врачей, студентов-медиков и пациентов. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2011. 18 (7): 576–85.

    CAS Статья Google ученый

  • 92.

    Stumbo SP, Yarborough BJH, Yarborough MT, Green CA. Перспективы предоставления и получения профилактической медицинской помощи от поставщиков первичной медико-санитарной помощи и их пациентов с психическими заболеваниями. Am J Health Promoot. 2018; 32 (8): 1730–9.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 93.

    Treloar AJ. Качественное исследование опыта работы врача с пограничным расстройством личности.N Z J Psychol. 2009. 38 (2): 30–4.

    Google ученый

  • 94.

    van Nieuwenhuizen A, Henderson C, Kassam A, Graham T., Murray J, Howard LM, et al. Мнения сотрудников отделения неотложной помощи и их опыт в отношении затемнения диагностики, связанной с людьми с психическими заболеваниями. Epidemiol Psychiatric Sci. 2013. 22 (3): 255–62. https://doi.org/10.1017/S2045796012000571.

    Артикул Google ученый

  • 95.

    Волмер Д., Маэсалу М., Белл Дж. С. Отношение студентов фармацевтических факультетов к людям с психическими расстройствами и их профессиональное взаимодействие с ними. Int J Soc Psychiatry. 2008. 54 (5): 402–13. https://doi.org/10.1177/00207640080

    .

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 96.

    Weare R, Green C, Olasoji M, Plummer V. Медсестры интенсивной терапии чувствуют себя неподготовленными к уходу за пациентами с психическими заболеваниями: исследование отношения, знаний и навыков медсестер.Медсестры интенсивной терапии критических состояний. 2019; 53: 37-42.

  • 97.

    Винклер П., Млада К., Яноускова М., Вайсова А., Тускова Е., Цеми Л. и др. Отношение к людям с психическими заболеваниями: сравнение чешских врачей и населения в целом. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2016; 51 (9): 1265–73.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 98.

    Woollaston K, Hixenbaugh P. Разрушительный вихрь: восприятие медсестрами пациентов с диагнозом пограничного расстройства личности.J Psychiatr Ment Health Nurs. 2008. 15 (9): 703–9. https://doi.org/10.1111/j.1365-2850.2008.01275.x.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 99.

    Йилдирим М., Демирбукен I, Балджи Б., Юрдалан У. Убеждения в отношении психических заболеваний у турецких студентов-физиотерапевтов. Physiother Theory Pract. 2015; 31 (7): 461–5.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 100.

    Zolnierek CD, Clingerman EM. Представления медсестры и медсестры об уходе за человеком с тяжелым психическим заболеванием. J Am Psychiatric Nurses Assoc. 2012. 18 (4): 226–35.

    Артикул Google ученый

  • 101.

    Airagnes G, Consoli SM, De Morlhon O, Galliot A-M, Lemogne C, Jaury P. Соответствующее обучение на основе групп Балинта может улучшить эмпатические способности студентов-медиков: предварительное исследование. J Psychosom Res. 2014; 76 (5): 426–9.https://doi.org/10.1016/j.jpsychores.2014.03.005.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 102.

    Арбанас Г., Босняк Д., Сабо Т. Влияние сестринского дела в курсе психиатрии на отношение студентов к психическим расстройствам. J Psychosoc Nurs Ment Health Serv. 2018; 56 (3): 45–51.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 103.

    Баннатайн А., Стэплтон П. Просвещение студентов-медиков о нервной анорексии: потенциальном методе снижения волевой стигмы, связанной с этим расстройством. Ешьте Disord. 2015. 23 (2): 115–33.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 104.

    Больё Т., Лаурия-Хорнер Б., Паттен С., Кнаак С., Вайнерман Р., Кэмпбелл Х. Влияние подходов, основанных на навыках, на снижение стигмы у врачей первичной медико-санитарной помощи: результаты двойного слепого параллельного кластера , рандомизированное контролируемое исследование.Может J Psychiatr. 2017; 62 (5): 327–35. https://doi.org/10.1177/0706743716686919.

    Артикул Google ученый

  • 105.

    Бильге А., Палабиик О. Влияние короткометражных фильмов о психическом здоровье и расстройствах на предотвращение стигматизации в сестринском образовании. Arch Psychiatr Nurs. 2017; 31 (1): 88–92.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 106.

    Bingham H, O’Brien AJ.Образовательное вмешательство для снижения стигматизирующего отношения медсестер старших курсов к людям с психическими заболеваниями. Int J Ment Health Nurs. 2018; 27 (1): 311–9.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 107.

    Бреннер AM. Что студенты-медики говорят о психиатрии: результаты размышлений. Acad Psychiatry. 2011; 35 (3): 196–8. https://doi.org/10.1176/appi.ap.35.3.196.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 108.

    Calloway SJ, Young CS, Ward-Smith P, Paulsen L. Управление психическими расстройствами в системе первичной медико-санитарной помощи: влияние индивидуального обучения на восприятие роли практикующих медсестер студентами и стигматизирующие установки. Медсестра Обучающая Практ. 2017; 25: 43–9. https://doi.org/10.1016/j.nepr.2017.04.009.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 109.

    Чилис К., Стефанович Э., Розенхек Р. Отношение студентов медицинской школы США к психическим заболеваниям и их причинам.Acad Psychiatry. 2017; 41 (3): 320–5.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 110.

    Clement S, van Nieuwenhuizen A, Kassam A, Flach C, Lazarus A, de Castro M, et al. Фильм против прямых социальных контактов вмешательства для снижения стигмы: рандомизированное контролируемое исследование. Br J Psychiatry. 2012. 201 (1): 57–64.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 111.

    Coppens E, Van Audenhove C, Gusmao R, Purebl G, Szekely A, Maxwell M и др. Эффективность обучения врачей общей практики для повышения осведомленности о суициде, а также знаний и навыков в отношении депрессии. J влияют на Disord. 2018; 227: 17–23. https://doi.org/10.1016/j.jad.2017.09.039.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 112.

    Крисафулли М.А., фон Холле А., Булик С.М. Отношение к нервной анорексии: влияние обвинений и стигматизации.Int J Eat Disord. 2008. 41 (4): 333–9. https://doi.org/10.1002/eat.20507.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 113.

    Крокетт Дж., Тейлор С. Восприятие сельскими фармацевтами проекта по оценке их роли в лечении депрессии. Aust J Rural Health. 2009. 17 (5): 236–43.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 114.

    Демирорен М., Сака М.К., Сенол Ю., Сентурк В., Байсал О, Озтуна Д. Влияние рефлексивных практик на отношение студентов-медиков к психическим заболеваниям. Анадолу Псикиятри Дергиси. 2016; 17 (6): 466–75.

    Артикул Google ученый

  • 115.

    Дипаула Б.А., Цянь Дж., Мехдизадеган Н., Симони-Вастила Л. Факультативный психиатрический курс для уменьшения социальной дистанции студентов фармацевтических факультетов по отношению к людям с тяжелыми психическими заболеваниями. Am J Pharm Educ.2011; 75 (4): 72.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 116.

    Даффи М.Э., Хенкель К.Е. Слова на стенах: обучение пассивному расстройству пищевого поведения. Ешьте Disord. 2016; 24 (2): 148–60.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 117.

    Думан З., Гюнюшен Н.П., Инан Ф, Инче С., Сари А. Влияние двух разных курсов по сестринскому делу на отношение студентов медсестер к психическим заболеваниям, восприятие психиатрической помощи и выбор карьеры.J Prof Nurs. 2017; 33 (6): 452–9. https://doi.org/10.1016/j.profnurs.2017.06.005.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 118.

    Economou M, Kontoangelos K, Peppou LE, Arvaniti A, Samakouri M, Douzenis A, et al. Отношение студентов-медиков к психическим заболеваниям и психиатрии до и после работы в психиатрической клинике: обучение по специальности и в больнице общего профиля. Psychiatry Res. 2017; 258: 108–15.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 119.

    Economou M, Peppou LE, Louki E, Stefanis CN. Убеждения и отношение студентов-медиков к шизофрении до и после прохождения бакалавриата по психиатрии в Греции. Психиатрия Clin Neurosci. 2012; 66 (1): 17–25.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 120.

    Экстин Х.С., Беккер П.Дж., Липпи Г. Стигматизация психически больных: восприятие психиатров, доклинических и постклинических студентов-медиков.Int J Soc Psychiatry. 2017; 63 (8): 782–91. https://doi.org/10.1177/0020764017735865.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 121.

    Esen Danacı A, Balıkçı K, Aydın O, Cengisiz C, Uykur AB. Влияние медицинского образования на отношение к шизофрении: последующее пятилетнее исследование. Turk Psikiyatri Derg. 2016; 27 (3): 176–84.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 122.

    Failde I, Salazar A, Elorza J, Casais L, Pérez V, Martínez LC и др. Отношение испанских студентов-медиков к психическому здоровью и психиатрии: многоцентровое перекрестное исследование. Acad Psychiatry. 2014. 38 (3): 332–8.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 123.

    Фернандес А., Тан К.А., Кнаак С., Чу Б.Х., Газали С.С. Влияние краткой психообразовательной программы на стигму малазийских доклинических студентов-медиков: рандомизированное контролируемое исследование.Acad Psychiatry. 2016; 40 (6): 905–11. https://doi.org/10.1007/s40596-016-0592-1.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 124.

    Фланаган Э. Х., Бак Т., Гэмбл А., Хантер С., Сьюэлл И., Дэвидсон Л. «Выздоровление говорит»: фото-голосовое вмешательство для снижения стигмы среди поставщиков первичной медицинской помощи. Психиатрическая служба (Вашингтон, округ Колумбия). 2016; 67 (5): 566–9.

    Артикул Google ученый

  • 125.

    Фокуо Дж. К., Голдрик В., Россетти Дж., Уолстрем К., Кундерт С., Ларсон Дж. И др. Снижение стигмы психических заболеваний через программу наставничества студентов и медсестер: качественное исследование. Общественное психическое здоровье J. 2017; 53 (3): 257–65.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 126.

    Gable KN, Muhlstadt KL, Celio MA. Факультативный курс по психическому здоровью, чтобы улучшить представление студентов-фармацевтов о психических заболеваниях. Am J Pharm Educ.2011; 75 (2): 34. https://doi.org/10.5688/ajpe75234.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 127.

    Галлетли С., Бертон С. Улучшение отношения студентов-медиков к людям с шизофренией. Aust New Zealand J Psychiatry. 2011. 45 (6): 473–6.

    Артикул Google ученый

  • 128.

    Гибсон Р., Карсон Дж., Хоутон Т. Стигма в отношении несуицидальных членовредительства: оценка краткого образовательного вмешательства.Br J Nurs (Издательство Марка Аллена). 2019; 28 (5): 307–12. https://doi.org/10.12968/bjon.2019.28.5.307.

    Артикул Google ученый

  • 129.

    Хаппелл Б. Важность клинического опыта для ухода за психическим здоровьем — часть 1: отношение, готовность и удовлетворенность студентов-медсестер. Int J Ment Health Nurs. 2008. 17 (5): 326–32.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 130.

    Хаппелл Б., Платания-Фунг С., Шольц Б., Бокинг Дж., Хорган А., Мэннинг Ф. и др. Изменение отношения: влияние экспертов по опыту в обучении медсестер в области психического здоровья: международное исследование. Int J Ment Health Nurs. 2019; 28 (2): 480–91.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 131.

    Гастингс Т., Кропоски М., Уильямс Г. Может ли завершение курса медсестер по психическому здоровью изменить отношение студентов? Вопросы психического здоровья медсестер.2017; 38 (5): 449–54.

    Артикул Google ученый

  • 132.

    Ицхаки М., Меридан О., Сагив-Шифтер Т., Барной С. Медсестринское дело Отношение и намерение студентов работать с психически больными до и после планового вмешательства. Acad Psychiatry. 2017; 41 (3): 337–44.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 133.

    Кассам А., Глозиер Н., Лиз М., Лофран Дж., Торникрофт Г.Контролируемое испытание обучения стигматизации студентов-медиков в связи с психическими заболеваниями. BMC Med Educ. 2011; 11:51.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 134.

    Knaak S, Szeto AC, Fitch K, Modgill G, Patten S. Стигма в отношении пограничного расстройства личности: эффективность и обобщаемость программы борьбы со стигматизацией для медицинских работников с использованием рандомизированного плана до поста. Пограничное расстройство личности и нарушение регуляции эмоций.2015; 2 (1): 9. https://doi.org/10.1186/s40479-015-0030-0.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 135.

    Лам Т.П., Голдберг Д., Це ЭЙИ, Лам К.Ф., Мак К.Й., Лам Э.В.В. Что врачи первичной медико-санитарной помощи получают после годичного обучения в аспирантуре по общественной психологической медицине? Int J Psychiatry Med. 2011; 42 (2): 133–49. https://doi.org/10.2190/PM.42.2.c.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 136.

    Лам Т.П., Лам К.Ф., Лам ЭВВ, Сан К.С. Влияет ли последипломная подготовка по вопросам психического здоровья в сообществе на отношение врачей первичной медико-санитарной помощи к депрессии и шизофрении? Общественное психическое здоровье J. 2015; 51 (6): 641–6. https://doi.org/10.1007/s10597-015-9829-9.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 137.

    Ликенс С., Смитс Т., Лакеман Г., Фулон В. Тренинг по депрессии с преподавателями по обучению потребителей для снижения стигматизирующих взглядов и улучшения отношения фармацевтов к лечению депрессии и их практики.Am J Pharm Educ. 2013; 77 (6): 120.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 138.

    Линвилл Д., Аояма Т., Нобл Н.Б., Гау Дж. Эффективность краткой программы обучения расстройству пищевого поведения в медицинских учреждениях. J Res Nurs. 2013. 18 (6): 544–58. https://doi.org/10.1177/1744987112452182.

    Артикул Google ученый

  • 139.

    Lyons Z, Janca A.Влияние клерка психиатрии на стигму, отношение к психиатрии и психиатрию как выбор карьеры. BMC Med Educ. 2015; 15:34.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 140.

    Манзанера Р., Лахера Дж., Альварес-Мон М.А., Альварес-Мон М. Сохранение эффекта обучающей программы на отношение к депрессии у семейных врачей. Fam Pract. 2018; 35 (1): 61–6. https://doi.org/10.1093/fampra/cmx071.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 141.

    Markstrom U, Gyllensten AL, Bejerholm U, Bjorkman T, Brunt D, Hansson L, et al. Отношение к психическим заболеваниям среди студентов медицинских вузов в шведских университетах — последующее исследование после прохождения клинической практики. Медсестра образования сегодня. 2009. 29 (6): 660–5.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 142.

    Martinez-Martinez C, Sanchez-Martinez V, Sales-Orts R, Dinca A, Richart-Martinez M, Ramos-Pichardo JD.Эффективность прямого контакта с людьми с психическими заболеваниями для снижения стигмы среди студентов-медсестер. Int J Ment Health Nurs. 2019; 28 (3): 735–43. https://doi.org/10.1111/inm.12578.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 143.

    Макаллистер М., Биллетт С., Мойл В., Циммер-Гембек М. Использование процедуры размышления вслух для изучения взаимосвязи между клиническими рассуждениями и ориентированным на решение обучением самоповреждениям для медсестер скорой помощи.J Psychiatr Ment Health Nurs. 2009a; 16 (2): 121–8. https://doi.org/10.1111/j.1365-2850.2008.01339.x.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 144.

    МакАллистер М., Мойл В., Биллетт С., Циммер-Гембек М. «Я могу поговорить с ними прямо сейчас»: качественные результаты образовательного вмешательства для медсестер скорой помощи, ухаживающих за пациентами, которые нанесли себе травмы. J Clin Nurs. 2009b; 18 (20): 2838–45. https://doi.org/10.1111 / j.1365-2702.2008.02540.x.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 145.

    Михалак Е.Е., Ливингстон Дж.Д., Максвелл В., Хоул Р., Хоук Л.Д., Парих С.В. Использование театра для решения проблемы стигмы психических заболеваний: исследование трансляции знаний при биполярном расстройстве. Int J Биполярное расстройство. 2014; 2: 1.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 146.

    Моррисон PA. Использование адаптированного рефлексивного командного подхода к изучению психического здоровья и болезней вместе со студентами-медсестрами: пример Австралии. Int J Ment Health Nurs. 2009. 18 (1): 18–25. https://doi.org/10.1111/j.1447-0349.2008.00566.x.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 147.

    Moxham L, Taylor E, Patterson C, Perlman D, Brighton R, Sumskis S, et al. Может ли клиническое размещение повлиять на стигму? Анализ показателей социальной дистанции.Медсестра образования сегодня. 2016; 44: 170–4.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 148.

    Музык А.Дж., Ленц К., Грин К., Фуллер С., Мэй Д.Б., Рукема Л. Подчеркивание аффективной области Блума для снижения стигматизирующего отношения студентов-фармацевтов. Am J Pharm Educ. 2017; 81 (2): 35. https://doi.org/10.5688/ajpe81235.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 149.

    О’Коннор К., Бреннан Д., О’Лафлин К., Уилсон Л., Пиллэй Д., Кларк М. и др. Отношение к пациентам с психическими заболеваниями у ирландских студентов-медиков. Ir J Med Sci. 2013. 182 (4): 679–85.

    CAS Статья Google ученый

  • 150.

    Омори А., Татено А., Идено Т., Такахаши Х., Кавашима Ю., Такемура К. и др. Влияние контакта с шизофренией на имплицитное отношение к пациентам с шизофренией клинических ординаторов.BMC Psychiatry. 2012; 12: 205.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 151.

    O’Reilly CL, Bell JS, Chen TF. Ориентированное на потребителя просвещение по вопросам психического здоровья для студентов-фармацевтов. Am J Pharm Educ. 2010; 74 (9): 167.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 152.

    О’Рейли К.Л., Белл Дж.С., Келли П.Дж., Чен Т.Ф. Влияние тренинга по оказанию первой помощи в области психического здоровья на знания, отношение и самооценку студентов-фармацевтов: контролируемое испытание.Aust New Zealand J Psychiatry. 2011. 45 (7): 549–57.

    Артикул Google ученый

  • 153.

    Папиш А., Кассам А., Модгилл Дж., Ваз Дж., Занусси Л., Паттен С. Снижение стигмы психических заболеваний в высшем медицинском образовании: рандомизированное контролируемое исследование. BMC Med Educ. 2013; 13: 141.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 154.

    Паттен С.Б., Ремиллард А., Филлипс Л., Модгилл Г., Сзето А.С., Кассам А. и др.Эффективность контактного обучения для снижения стигмы, связанной с психическими заболеваниями, среди студентов фармацевтических факультетов. BMC Med Educ. 2012; 12 (1): 120. https://doi.org/10.1186/1472-6920-12-120.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 155.

    Poreddi V, Thimmaiah R, Math SB. Отношение к людям с психическими заболеваниями среди студентов-медиков. J Neurosci Rural Pract. 2015; 6 (3): 349–54.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 156.

    Ромем П., Ансон О., Канат-Маймон Й., Мойса Р. Изменение отношения студентов к людям с психическими заболеваниями с помощью медсестер. J Nurs Educ. 2008. 47 (9): 396–402.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 157.

    Шен Й, Донг Х, Фан Х, Чжан З, Ли Л., Лв Х и др. Что может сделать медицинское образование для устранения стигмы и дискриминации, связанной с психическими заболеваниями, среди будущих врачей? Влияние подготовки клерков на отношение китайских студентов.Int J Psychiatry Med. 2014; 47 (3): 241–54. https://doi.org/10.2190/PM.47.3.e.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 158.

    Стейси Дж., Болдуин В., Томпсон Б.Дж., Обилак А. Исследование в фокус-группе, посвященное опыту студенческой медсестры в рамках образовательного вмешательства, направленного на работу с людьми с диагнозом расстройства личности. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2018; 25 (7): 390–9.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 159.

    Stuhlmiller C, Tolchard B. Понимание влияния психиатрической практики на отношение студентов-медсестер к психическим заболеваниям. Медсестра Обучающая Практ. 2019; 34: 25–30. https://doi.org/10.1016/j.nepr.2018.06.004.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 160.

    Теллес-Коррейя Д., Гама Маркес Дж., Грамака Дж., Сампайо Д. Стигма и отношение к пациентам психиатрических больниц португальских студентов-медиков. Порт Акта Медика.2015; 28 (6): 715–9.

    Артикул Google ученый

  • 161.

    Treloar AJ. Эффективность образовательных программ в изменении отношения врачей к лечению пограничного расстройства личности. Psychiatr Serv. 2009. 60 (8): 1128–31.

    PubMed Статья Google ученый

  • 162.

    Апшур К., Вайнреб Л. Исследование отношения и поведения поставщиков первичной медико-санитарной помощи в отношении лечения депрессии у взрослых: что меняется после вмешательства в рамках совместной помощи? Помощник по первичной медицинской помощи J Clin Psychiatry.2008. 10 (3): 182–6. https://doi.org/10.4088/PCC.v10n0301.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 163.

    Ван П-В, Ко Ц-Х, Чен Ц-С, Ян И-Х, Лин Х-Ц, Ченг Ц-Ц и др. Изменения явной и скрытой стигмы у студентов-медиков во время работы в психиатрической клинике. Acad Psychiatry. 2016; 40 (2): 224–8. https://doi.org/10.1007/s40596-015-0432-8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 164.

    Winkler P, Janouskova M, Kozeny J, Pasz J, Mlada K, Weissova A, et al. Короткие видео-интервенции для снижения стигмы в области психического здоровья: рандомизированное контролируемое испытание с участием нескольких центров в средних школах медсестер. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2017; 52 (12): 1549–57.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 165.

    Кларк Д., Усик Р., Сандерсон А., Джайлз-Смит Л., Бейкер Дж. Отношение персонала отделения неотложной помощи к потребителям психического здоровья: обзор литературы и анализ тематического содержания.Int J Ment Health Nurs. 2014. 23 (3): 273–84.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 166.

    Рис Н., Раппорт Ф., Томас Дж., Джон А., Снукс Х. Восприятие фельдшерами и работниками скорой помощи тех, кто причиняет себе вред: систематический обзор количественной литературы. J Psychosom Res. 2014. 77 (6): 449–56. https://doi.org/10.1016/j.jpsychores.2014.09.006.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 167.

    Vistorte AOR, Ribeiro WS, Jaen D, Jorge MR, Evans-Lacko S, Mari JJ. Стигматизирующее отношение специалистов первичной медико-санитарной помощи к людям с психическими расстройствами: систематический обзор. Int J Psychiatry Med. 2018; 53 (4): 317–38.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 168.

    Петкари Э., Маседо Гутьеррес А.И., Ксавьер М., Морено Кустнер Б. Влияние клерка на стигму студентов по отношению к психическим заболеваниям: метаанализ.Med Educ. 2018; 52 (7): 694–704.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 169.

    Стаббс А. Снижение стигмы психических заболеваний среди студентов и специалистов здравоохранения: обзор литературы. Австралийская психиатрия. 2014. 22 (6): 579–84.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 170.

    Макхейл Дж., Фелтон А. Самоповреждение: в чем проблема? Обзор литературы о факторах, влияющих на отношение к членовредительству.J Psychiatr Ment Health Nurs. 2010. 17 (8): 732–40.

    CAS PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • 171.

    Saunders KEA, Hawton K, Fortune S, Farrell S. Отношение и знания клинического персонала относительно людей, которые причиняют себе вред: систематический обзор. J влияют на Disord. 2012. 139 (3): 205–16.

    PubMed Статья PubMed Central Google ученый

  • Использование медицинских услуг и стоимость медицинских услуг для детей, подростков и молодых людей с соматическими симптомами и связанными с ними расстройствами | Подростковая медицина | Открытие сети JAMA

    Ключевые моменты español 中文 (китайский)

    Вопрос Как дети, подростки и молодые люди с соматическими симптомами и связанными с ними расстройствами используют систему здравоохранения и каковы прямые затраты системы здравоохранения, связанные с этой группой населения?

    Выводы Результаты этого популяционного когортного исследования позволяют предположить, что эти люди существенно пользовались системой здравоохранения и платили за нее до получения диагноза, особенно для госпитализированных.Частое использование и затраты сохранялись после первоначального диагноза, а последующее лечение психического здоровья со стороны врачей было неудовлетворительным.

    Значение Эти данные свидетельствуют о том, что эта группа людей может быть недооценена с неадекватно учтенными потребностями. Инициативы по раннему распознаванию и вовлечению в поддержку психического здоровья оправданы.

    Важность Соматические симптомы и связанные с ними расстройства являются широко распространенными расстройствами психического здоровья среди молодежи.Представления могут быть разнообразными, и пациенты часто сталкиваются с длительными задержками и обращаются к нескольким практикующим врачам для получения диагноза.

    Цель Оценить использование медицинских услуг и затраты на популяционную выборку детей и молодых людей с соматическими симптомами и связанными с ними расстройствами в Онтарио, Канада.

    Дизайн, обстановка и участники В этом популяционном когортном исследовании использовались связанные медицинские и административные базы данных в Онтарио, Канада, где медицинские услуги финансируются через универсальный план медицинского страхования с одним плательщиком.Среди участников были дети в возрасте от 4 до 12 лет, подростки в возрасте от 13 до 17 лет и молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет, проживающие в Онтарио, Канада, в период с 1 апреля 2008 года по 31 марта 2015 года. медицинская карта, диагностика соматических симптомов и связанных с ними расстройств, и были сгруппированы на основе настройки их основного соматического симптома и контакта с родственными расстройствами: амбулаторно, в отделении неотложной помощи или стационарно. Данные были проанализированы с 1 августа 2017 г. по 1 февраля 2018 г.

    Открытия Один год до и 1 год после постановки диагноза соматического симптома и связанных с ним расстройств.

    Основные результаты и мероприятия Измерения результатов включали общие и связанные с психическим здоровьем посещения амбулаторных и неотложных медицинских услуг, а также общие расходы системы здравоохранения и расходы по конкретным секторам.

    Результаты Всего в анализ были включены 33272 пациента (средний возраст [межквартильный диапазон {IQR]] 20 [16-22] лет; 17 387 женщин [52,3%]).Среди этих пациентов 3875 (11,6%) были в возрасте от 4 до 12 лет, 7273 (21,9%) — в возрасте от 13 до 17 лет и 22 124 (66,5%) — в возрасте от 18 до 24 лет. В общей сложности 17 893 (53,8%) пациентов получили индексный визит в амбулаторных условиях, тогда как 13 310 (40,0%) и 2069 (6,2%) были диагностированы в отделениях неотложной помощи и стационарах, соответственно. Посещения амбулаторного врача были частыми и продолжались через 1 год после постановки диагноза в каждом случае (до и через 1 год, медиана [IQR] посещений, стационар: 7 [3-13] против 7 [3-13]; настройки отделения неотложной помощи: 4 [ 2-8] против 4 [2-9]; амбулаторно: 3 [1-7] против 4 [2-7]; P <.001). После постановки диагноза многие не получали психиатрической помощи (35,3% [730 из 2069] в стационарных условиях, 59,1% [7866 из 13 310] в отделениях неотложной помощи, 58,5% [10 467 из 17 893] в условиях стационара. амбулаторно; P <0,001). Неотложная помощь была частой и оставалась таковой после постановки диагноза в разных условиях. Из тех, кто был госпитализирован в стационар при постановке диагноза, 37,7% (779 из 2069) были повторно госпитализированы в течение 1 года. Средние (SD) двухлетние затраты на пациента составили 9845 канадских долларов (39 725 долларов) (медиана [IQR]: 2401 доллар [960-7019 долларов]).У госпитализированных пациентов средняя стоимость (стандартное отклонение) за 2 года составила 51424 долларов (100 416 долларов) (медиана [IQR], 21997 долларов [12 510-45 841 долларов]) на одного пациента.

    Заключение и актуальность Это исследование показало, что дети и молодые люди с соматическими симптомами и связанными с ними расстройствами часто обращались в систему здравоохранения со значительными затратами системы здравоохранения до и после постановки диагноза. Многие из этих пациентов не получали психиатрической помощи. Эти данные свидетельствуют о том, что эта популяция может быть недооценена, и могут быть оправданы инициативы по раннему выявлению и вовлечению в поддержку психического здоровья.

    Соматические симптомы и связанные с ними расстройства (SSRD) широко распространены и составляют значительную часть посещений системы здравоохранения. 1 -5 Проявления этих психических расстройств могут быть разными, но основными признаками являются физические симптомы, несовместимые с анамнезом, физическим осмотром, лабораторными или визуализирующими исследованиями. 2 , 4 , 6 , 7 Типы SSRD включают соматическое симптоматическое расстройство, конверсионное расстройство (также называемое функциональным неврологическим симптоматическим расстройством), болезненное тревожное расстройство и психологические факторы, влияющие на медицинские состояния. 8 При этих расстройствах психологический или эмоциональный дистресс проявляется через физические симптомы, известные как соматические симптомы. Связанные термины включают функциональных расстройств и исторически необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов . 4 , 9 Диагностическая классификация SSRD частично совпадает с другими состояниями, такими как фибромиалгия, синдром раздраженного кишечника и синдром хронической усталости. 10 -12 SSRD связаны со значительными нарушениями в функционировании, включая пропуски занятий в школе, социальную изоляцию, снижение качества жизни, ненужные и иногда вредные диагностические тесты, а также задержки в надлежащем лечении и вмешательстве для того, что на самом деле является основным психическим здоровьем. беспорядок. 1 , 2,13 Задержки с диагностикой и лечением часто приводят к разочарованию и беспокойству у пациентов и их семей, которые могут чувствовать себя уволенными. 1 Точно так же медицинские работники испытывают страдания из-за того, что не могут улучшить функционирование своих пациентов. 13

    SSRD вносит существенный вклад в личные расходы, расходы системы здравоохранения и общества. 9 , 14 -16 Определенная работа была проделана среди взрослых, чтобы лучше охарактеризовать использование системы здравоохранения и затраты в этих группах населения, но мало что было сделано для детей, подростков и молодых людей. 9 , 14 , 17 , 18 Хотя большинство пациентов с соматическими симптомами наблюдаются в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, 13 , 17 некоторые люди могут быть настолько обеспокоены или поражены своими симптомами, что они обратитесь за помощью в отделение неотложной помощи (ED) или госпитализированы (становятся стационарными). В этих последних условиях пациенты могут иметь более тяжелую форму расстройства с высокой интенсивностью и часто неудовлетворенными потребностями в медицинской помощи. 1 , 2,19 Выявление или диагностика расстройства, независимо от постановки, представляет собой возможность вмешательства, но принятие диагноза и навигация по путям лечения часто нелегки. 2 Учитывая препятствия на пути к надлежащей помощи, с которыми сталкиваются эти пациенты, характеристика моделей использования медицинской помощи, включая условия, в которых пациенты получают свой диагноз, и помощь, полученная после выявления соматических симптомов, вместе с соответствующими затратами, прольет свет на масштаб проблемы и возможности вмешательства. Наши цели заключались в описании социально-демографических и клинических характеристик детей, подростков и молодых людей с SSRD в Онтарио, крупнейшей провинции Канады с населением почти 14 миллионов человек, а также в описании моделей использования медицинской помощи и затрат на нее среди населения в год до и год после постановки диагноза.

    В этом популяционном когортном исследовании использовались связанные медицинские и демографические административные базы данных из Онтарио, размещенные в ICES, некоммерческом исследовательском институте, чей правовой статус в соответствии с законом Онтарио о конфиденциальности информации о здоровье позволяет собирать и анализировать данные о состоянии здоровья без согласия. Базы данных связаны с помощью уникально закодированного идентификационного номера здоровья, полученного из номера карты здоровья каждого жителя Онтарио, имеющего провинциальную медицинскую страховку.Утверждение совета по этике исследований на это исследование было получено от Детской больницы. Это исследование проводилось в соответствии с Руководством по отчетности по усилению отчетности наблюдательных исследований в эпидемиологии (STROBE).

    Когорта исследования была построена с использованием диагностических кодов из провинциальных частей выписки из больницы (база данных по выписке, система отчетности о психическом здоровье Онтарио), ED и хирургии в тот же день (Национальная система отчетности амбулаторной помощи) и выставления счетов врачам провинции (План медицинского страхования Онтарио). ) наборы данных.База данных зарегистрированных лиц, реестр здравоохранения Онтарио, содержит демографические и естественные статистические данные для всех жителей Онтарио, имеющих право на государственное медицинское страхование, и использовалась для сбора демографических данных. Для получения иммиграционной информации использовалась часть Онтарио базы данных о постоянных жителях Канады по иммиграции, беженцам и гражданству Канады. Полный список используемых баз данных и переменных доступен в eTable 1 в Приложении.

    Были включены все дети, подростки и молодые люди в возрасте от 4 до 24 лет, проживавшие в Онтарио в период с 1 апреля 2008 г. по 31 марта 2015 г.Был использован пороговый возраст 24 года, поскольку именно этот возрастной порог используется для определения молодежи в Организации Объединенных Наций. 20 Эта возрастная группа была дополнительно разделена на детей (4-12 лет), подростков (13-17 лет) и молодых людей (18-24 года). Когорта исследования включала любого человека, который считался амбулаторным пациентом и имел код счета врача для психосоматических нарушений (диагностический код 306 Плана медицинского страхования Онтарио), или любого человека, который был выписан из больницы или отделения неотложной помощи с диагнозом выписки, который включал любой из следующие: соматизирующее расстройство, конверсионное расстройство, искусственное расстройство, синдром раздраженного кишечника, фибромиалгия, синдром хронической усталости или другие связанные расстройства с использованием Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем , Десятой редакции — Канада (ICD-10-CA) диагностические коды (таблица 2 в Приложении).Не существует утвержденного определения SSRD с использованием медицинских и административных данных из кодов ICD-10-CA , равно как и консенсуса по клиническим диагнозам. Однако эти диагнозы, поставленные медицинским работником на основании клинических наблюдений, были выбраны потому, что они чаще всего используются для исследований SSRD. 21 -23 Датой индексации считалась первая дата, когда людям был поставлен диагноз SSRD в любой из баз данных амбулаторной или неотложной помощи. Двухлетний ретроспективный анализ был использован для подтверждения того, что во время визита впервые были задокументированы соматические симптомы, и для определения клинициста, который оказывал большую часть первичной помощи.Мы классифицировали непрерывность оказания первичной медико-санитарной помощи в течение 2 лет, предшествовавших индексу посещения SSRD, как низкую, среднюю и высокую с порогами менее 50%, от 50% до 79,9% и 80% или более всех посещений первичной медико-санитарной помощи в их назначен специалистом первичной медико-санитарной помощи.

    Использование медицинских услуг

    Использование системы здравоохранения каждым человеком и связанные с этим затраты были изучены в течение 1 года непосредственно перед постановкой диагноза, включая место, где был поставлен индексный диагноз, и в течение 1 года сразу после этого контакта.Использование системы здравоохранения включало (1) посещения по всем причинам и в связи с психическим здоровьем и госпитализации и (2) амбулаторные посещения семейных врачей, педиатров и психиатров по всем причинам и по вопросам психического здоровья, стратифицированные по местоположению индексного диагноза (например, , амбулаторно, в отделении неотложной помощи или в стационаре). Посещения психиатрических больных включали любой тип психического заболевания, а не только SSRD, и определялись на основании того, был ли код диагноза первичной выписки каким-либо кодом из главы «Психические и поведенческие расстройства» в ICD-10-CA (коды от F04 до F99).Там, где диагностические коды Плана медицинского страхования Онтарио использовались для амбулаторных посещений, применялся ранее утвержденный алгоритм амбулаторной психиатрической помощи с использованием административных данных. 24 Все посещения психиатров считались связанными с психическим здоровьем.

    Затраты на медицинское обслуживание были основаны на удельной стоимости услуг, предоставляемых пациентам во время эпизода лечения, оплачиваемых Планом медицинского страхования Онтарио соответствующим медицинским специалистам. Стоимость срочных госпитализаций и визитов в отделение неотложной помощи рассчитывалась с использованием методологии набора случаев, в которой стоимость обращения к пациенту основана на интенсивности ресурсов, использованных во время эпизода оказания помощи.Стоимость психиатрической госпитализации определялась с использованием показателей ресурсоемкости, количества дней пребывания и индекса структуры случаев. Дополнительная информация о методологии расчета затрат по смешанным случаям в Онтарио доступна и опубликована в другом месте. 25

    Исходные характеристики были представлены в виде чисел и пропорций, стратифицированных медицинскими учреждениями индексного диагноза и клинически значимыми возрастными группами (дети школьного возраста [4-12 лет], подростки [13-17 лет], молодые люди [18-24] годы]).Число, пропорции и медиана посещений на пациента сравнивались за год до и год после индексной диагностики в каждой диагностической установке. Затраты оценивались и сравнивались за год до и год после постановки диагноза с использованием средних и медиан, скорректированных с учетом канадского доллара 2016 года. Среднее количество посещений и затраты были проверены с использованием парных тестов t , а тест Макнемара использовался для проверки пропорций. P значения были двусторонними, а P <.05 использовался в качестве контрольной точки для статистической значимости. Все статистические анализы проводились с 1 августа 2017 г. по 1 февраля 2018 г. с использованием SAS Enterprise Guide, версия 6.1 (SAS Institute).

    Всего 33272 детей, подростков и молодых людей (средний возраст [межквартильный размах {IQR}], 20 [16-22] лет; 17 387 женщин [52,3%] и 15 885 мужчин [47,7%])) с В анализ были включены диагнозы SSRD с 1 апреля 2008 г. по 31 марта 2015 г.Среди этих пациентов 3875 (11,6%) были в возрасте от 4 до 12 лет, 7273 (21,9%) — в возрасте от 13 до 17 лет и 22 124 (66,5%) — в возрасте от 18 до 24 лет. В общей сложности 17 893 (53,8%) имели индексный визит в амбулаторных условиях, тогда как 13 310 (40,0%) и 2069 (6,2%) были диагностированы в отделениях неотложной помощи и стационарах, соответственно (Таблица 1). Большинство диагностированных во время госпитализации были женщины (1448 из 2069 [70,0%]), тогда как большинство диагностированных в амбулаторных условиях были мужчины (10 745 из 17 893 [60.1%]). Эта тенденция сохранялась во всех возрастных группах, за исключением подростков; среди лиц, диагностированных в амбулаторных условиях, 1788 из 3387 были женщины (52,8%). Лица были равномерно распределены по квинтилям доходов по соседству. Большинство (30 515 из 33 272 человек [91,7%]) имели практикующего врача первичной медико-санитарной помощи, с которым они наблюдали регулярно, хотя 11 933 из 33 272 пациентов (35,9%) имели низкую непрерывность оказания первичной помощи (Таблица 1).

    Из 13 310 пациентов, которым был поставлен диагноз в отделении неотложной помощи, 7671 (57.6%) имели первичный диагноз SSRD, и эта доля одинакова для всех возрастных групп. Из 2069 пациентов, которым был поставлен диагноз во время госпитализации, 777 (37,6%) имели SSRD в качестве основного диагноза, при этом эта доля достигла 151 из 309 (48,9%) у детей школьного возраста (eTable 3 в Приложении). Если SSRD был указан как сопутствующий диагноз, основным диагнозом, способствовавшим госпитализации или посещению, чаще всего было другое функциональное расстройство или неспецифический соматический симптом, например, неуточненная боль в животе или другие расстройства психического здоровья (eTable 3 в Приложении).Данные для выставления счетов амбулаторным врачом допускают только один диагноз за один визит, и, следовательно, все амбулаторные индексные посещения имели тип соматического расстройства в качестве первичного диагноза.

    Использование системы здравоохранения

    Неотложная помощь до и после диагностики

    Дети, подростки и молодые люди, которым впервые был поставлен диагноз SSRD во время госпитализации, имели среднее значение (SD) 3.1 (4.4) посещение ED (медиана [IQR], 2 [1-4]) и среднее (SD) 2,7 (4.9) посещения ED (медиана [IQR], 1 [0-3]) за год до и через год после постановки диагноза, соответственно ( P <0,001). Через год после индексного диагноза 779 из 2069 пациентов (37,7%) были снова госпитализированы, что соответствует показателю за год до постановки диагноза (Таблица 2 и Таблица 3). Средняя (SD) продолжительность госпитализации составила 6,9 (11,9) дней для детей в возрасте от 4 до 12 лет; 10,2 (21,0) дня для подростков от 13 до 17 лет; и 11.5 (38,3) дней для молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет.

    Дети, подростки и молодые люди, которым впервые был поставлен диагноз SSRD в условиях ED, имели среднее (SD) 2,5 (4,3) посещения ED (медиана [IQR], 0 [0–3]; P <0,001) до их диагноза. Посещения отделения неотложной помощи не изменились в течение года после постановки диагноза, и в течение года после постановки диагноза было госпитализировано больше пациентов, чем за год до него (1950 из 13 310 [14,7%] против 1512 из 13 310 [11,4%], соответственно; ) Р = <.001).

    Среди тех, у кого диагноз был поставлен в амбулаторных условиях, не было клинически значимых изменений в доле, посетившей отделение неотложной помощи с проблемами психического здоровья или по какой-либо причине в течение года до и после их индексного посещения. По сравнению с годом до постановки диагноза (341 из 17 893 [1,9%]) больше пациентов было госпитализировано в год после постановки диагноза (415 из 17 893 [2,3%]) по поводу психических расстройств ( P = 0,001), тогда как доля госпитализаций по любой причине не изменилась.

    Амбулаторное лечение до и после постановки диагноза

    Среди детей, подростков и молодых людей, госпитализированных при первичном диагнозе, среднее (SD) количество амбулаторных посещений за год до и после постановки диагноза составило 10,0 (15,2) (медиана [IQR], 7 [3-13]) и 10,8 (14,7) (медиана [IQR], 7 [3-13]; P <.001) (таблица 2). Перед индексным посещением из 2069 госпитализированных пациентов 776 (37,5%) обращались к семейному врачу, 708 (34,2%) - к психиатру и 242 (11,7%) - к педиатру по поводу психического расстройства, т.е. выросла лишь незначительно в течение года после постановки диагноза (до 882 пациентов [42,6%] при посещении семейного врача [ P <0,001], 832 [40,2%] при посещении психиатра [ P <0,001] и 287 [13,9]). %] для посещений педиатра [ P = 0,004]).В течение года после постановки диагноза для госпитализированных пациентов 730 из 2069 (35,3%) детей, подростков и молодых людей не обращались за амбулаторной помощью к врачам по вопросам психического здоровья; 7866 из 13 310 (59,1%) не получали психиатрическую помощь в отделениях неотложной помощи; и 10 467 из 17 893 (58,5%) не получали психиатрической помощи в амбулаторных условиях ( P <0,001). Среди госпитализированных лиц дети школьного возраста (4-12 лет) особенно плохо наблюдались врачом по поводу психического здоровья: 154 из 309 (48.8%), которые не посещали психиатрические больницы в течение года после их индексной госпитализации (Таблица 3).

    Среди тех, кому был поставлен диагноз в отделении неотложной помощи, после постановки диагноза наблюдалось лишь небольшое увеличение доли лиц, посещавших амбулаторные психиатрические больницы (4755 из 13 310 [35,7%] до и 5439 из 13 310 [40,9%] после; P <0,001). Из тех, кто диагностирован в амбулаторных условиях, 7425 из 17 893 (41,5%) посетили амбулаторное лечение по вопросам психического здоровья в течение года после постановки диагноза по сравнению с 5601 из 17 893 (31.3% до постановки диагноза ( P <0,001) (таблица 2).

    Расчетные общие двухлетние расходы когорты из 33272 детей, подростков и молодых людей с SSRD составили 327 562 849 долларов (все значения в канадских долларах; обменный курс 1 канадский доллар = 0,74 доллара США) со средним значением (SD ) 9845 долларов (39725 долларов) и медиана (IQR) 2401 долларов (960-7019 долларов) на пациента. Среди тех, кому был поставлен диагноз во время госпитализации, средние (SD) и медианные (IQR) расходы на пациента за 2 года составили 51424 долларов (100416 долларов) и 21997 долларов (12510-45841 долларов), соответственно.Реадмиссия в больницу внесла наибольший вклад в эти расходы после отчетного года. На амбулаторную помощь приходится относительно небольшая часть общих затрат (рисунок). Средние двухлетние (SD) расходы на одного пациента составили 9562 доллара (24959 долларов) и 5249 долларов (32928 долларов) для пациентов, диагностированных в отделениях неотложной помощи и амбулаторных условиях, соответственно. Затраты до и после диагностики в целом и по секторам показаны в таблице 4 в Приложении.

    В этом популяционном когортном исследовании мы определили и описали популяцию детей, подростков и молодых людей с записями системы здравоохранения SSRD, которые имеют существенное использование системы здравоохранения и затраты.Стоимость госпитализированных молодых людей с этим расстройством на душу населения в 16-20 раз превышала опубликованные расходы на их сверстников в Онтарио, которые колеблются от 1494 до 1843 долларов среди молодых людей в возрасте от 5 до 24 лет. 26 Мы сообщаем о частом обращении за медицинской помощью в год, предшествующий постановке диагноза в медицинской карте, который продолжается в течение года после постановки диагноза, и наши результаты показывают, что последующее наблюдение со стороны врачей и специалистов по психиатрической помощи было плохим. Частое обращение за медицинской помощью перед индексной диагностикой предполагает, что SSRD могут недооцениваться в течение длительного периода.Низкий уровень последующего врачебного наблюдения за психиатрической помощью и высокие показатели продолжающегося использования системы немедицинского здоровья предполагают, что диагноз сам по себе недостаточен, чтобы привести к сдвигу траектории лечения в сторону того, что потенциально может быть более эффективным. позаботьтесь о появлении признаков и симптомов. Важно отметить, что, несмотря на первичное психическое заболевание, многие пациенты не получали своевременной психиатрической помощи со стороны врача, особенно госпитализированные дети школьного возраста.Инициативы по распознаванию SSRD и обеспечению ранней поддержки являются оправданными.

    Соматические симптомы — частая причина обращения к врачу у маленьких детей. 1 , 2,4 , 5 У взрослых оценки распространенности лиц с любой ССЗН составляют более одной трети пациентов, получающих первичную медико-санитарную помощь, и примерно у 8% пациентов наблюдаются множественные сопутствующие соматические симптомы. 14 , 17 , 23

    Исследования взрослых с SSRD сообщили о среднем 12.8 амбулаторных посещений врача или практикующей медсестры в год с неспецифическими симптомами, 23 и высокая коморбидность с другими психическими заболеваниями, включая депрессию, тревожность и расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ. 27 -29 В нашей когорте детей, подростков и молодых людей также было много амбулаторных посещений, стационарных госпитализаций и неотложных визитов по поводу сопутствующих психических заболеваний. Большая часть повторных посещений в течение года после постановки диагноза в нашей когорте была связана с психическим заболеванием, однако количество посещений врача по поводу психического здоровья оставалось низким.Было показано, что ранняя консультация по психическому здоровью во время стационарной госпитализации сокращает продолжительность пребывания в больнице у детей с сопутствующими диагнозами психического здоровья, в том числе с SSRD. 30 Был выявлен ряд осуществимых и рентабельных мер первичной медико-санитарной помощи и переходных мероприятий, потенциально способных сократить повторную госпитализацию в психиатрическую больницу или улучшить качество жизни, и их можно было бы рассмотреть среди населения. 31 -34

    Расходы на медицинское обслуживание детей, подростков и молодых людей в Канаде с SSRD, насколько нам известно, ранее не сообщались.Наши данные показывают, что расходы на душу населения для этих пациентов в 6-8 раз превышают затраты для сверстников, связанных с возрастом, в Онтарио. 26 В частности, среди госпитализированных детей, подростков и молодых людей затраты на систему здравоохранения были еще выше и были на уровне затрат среди госпитализированных с хроническими сложными состояниями с технологической зависимостью (например, гастростомические трубки, трахеостомии, вентрикулоперитонеальные шунты и т. Д.). В последние годы большое внимание уделяется госпитализированным пациентам с этими хроническими состояниями. 26 , 35 Тем не менее, в отличие от их сверстников со сложными заболеваниями, эти дети, подростки и молодые люди не были подвержены одинаковому реагированию системы здравоохранения на навигацию, координацию и вмешательство. 35 -39 Затраты, связанные с SSRD, высоки у госпитализированных взрослых в Италии, со средними ежегодными затратами на одного пациента 47 540 евро. 9 Как для стационарных, так и для амбулаторных пациентов в Голландии средние прямые и косвенные затраты были оценены на уровне 6815 евро на пациента в год. 40 Другие сообщили о ежегодных расходах на здравоохранение в размере 6354 долларов США (долларов США) на одного пациента. 41

    Выявление тех, кто часто пользуется системой здравоохранения, было признано важным шагом к повышению устойчивости системы здравоохранения, качества помощи и результатов лечения пациентов. 35 , 42 Эта идентификация способствует более эффективному ведению пациентов за счет лучшего понимания клинических потребностей пациентов, которые часто пользуются услугами здравоохранения, и позволяет соответствующим образом нацеливать услуги. 35 Уход за пациентами с SSRD описывается как фрагментарный, нескоординированный и трудный для навигации из-за того, что в нем участвует множество практикующих врачей. 1 , 2,43 , 44 Таким образом, это группа пациентов, в которой высокоинтенсивный, скоординированный и своевременный комплексный уход может оказаться полезным. Интегрированные модели ухода за детьми, подростками и молодыми людьми с SSRD показали некоторые перспективы в улучшении результатов за счет скоординированного подхода, который не акцентирует внимание на медицинских симптомах и вместо этого поддерживает связь между разумом и телом в амбулаторных условиях. 2 , 45 -47 Поскольку такие модели ухода могут быть дорогостоящими, они должны быть нацелены на тех, кто выиграет больше всего, или на тех, кто понесет наибольшие затраты, чтобы максимизировать потенциал компенсации затрат. Важно отметить, что в педиатрической популяции обращение за медицинской помощью в раннем возрасте при функциональных расстройствах связано с будущим обращением за медицинской помощью. Другие исследователи также показали, что SSRD в подростковом возрасте являются прогностическими факторами тяжелых психических заболеваний у взрослых, по оценке психиатрической помощи в больницах, даже при учете искажающих факторов. 48 Хотя две трети нашей когорты составляли развивающиеся взрослые, значительную долю составляли дети и подростки школьного возраста. Вмешательства в раннем детстве могут как уменьшить страдания этой популяции пациентов, так и снизить затраты, связанные с частым обращением за медицинской помощью в этой популяции пациентов.

    У этого исследования есть важные ограничения. Мы определили нашу когорту из людей, у которых была медицинская карта, а не клинический диагноз SSRD, и, следовательно, не включали лиц, у которых были функциональные симптомы, но не были зарегистрированы в больничных записях и выписках из отделения неотложной помощи или в записях счетов врачей.Поэтому мы, вероятно, недооценили общее использование системой здравоохранения и стоимость SSRD. У нас нет медицинских и административных данных о социальных работниках и психологах, которые могут предоставить психиатрические услуги лицам с функциональными расстройствами; поэтому мы не можем полностью описать услуги по охране психического здоровья, предоставленные этим детям до и после постановки диагноза. Базы данных не охватывают частные лекарственные препараты и уход на дому (например, трудотерапия и физиотерапия) и услуги, предоставляемые в общинных медицинских центрах (<1% населения), 49 , которые не выставляют счета на основе платы за услуги.Важно отметить, что мы не учитываем косвенные расходы на здоровье, включая расходы на лиц, осуществляющих уход, в частности, из-за потери рабочего времени родителей. Отсутствует унифицированное и проверенное определение SSRD с использованием административных данных и для других исследовательских целей. Диагнозы были поставлены врачами и занесены в медицинские карты, а не получены с помощью какого-либо специального инструмента измерения SSRD для диагностики, поскольку такого валидированного инструмента в настоящее время не существует или он доступен в административных данных.

    Несмотря на эти ограничения, наши результаты предполагают возможность идентифицировать группу детей, подростков и молодых людей с использованием административных данных, которые часто пользуются системой здравоохранения и которые могут не получать психиатрическую помощь от врачей до и после постановки им диагноза психического здоровья. , несмотря на их частые контакты с системой здравоохранения.Наши результаты могут быть применимы к другим странам с высоким уровнем дохода, которые сообщили о высоких затратах на использование системы здравоохранения для взрослых с SSRD. Наше исследование предполагает, что после постановки диагноза могут существовать постоянные препятствия на пути к получению необходимой помощи и, кроме того, постоянное частое обращение за услугами, не связанными с психическим здоровьем, может способствовать неоптимальному использованию системы здравоохранения. Мы определили целевую группу для раннего распознавания болезней и оптимизации способов оказания медицинской помощи.

    SSRD распространены среди детей, подростков и молодых людей.Это когортное исследование показало, что педиатрические группы в Онтарио часто обращаются к системе здравоохранения, а затраты, ведущие к постановке диагноза, сохраняются после постановки диагноза. Лишь небольшая часть пациентов получила психиатрическую помощь, несмотря на наличие диагноза психического здоровья, что позволяет предположить, что существует возможность лучше согласовать оказание помощи с потребностями пациентов после постановки диагноза. Такое согласование может помочь решить их проблемы с психическим здоровьем, привести к лучшим результатам для пациентов и снизить уровень ненадлежащего ухода и связанных с ним затрат.

    Принято к публикации: 8 мая 2020 г.

    Опубликовано: 23 июля 2020 г. doi: 10.1001 / jamanetworkopen.2020.11295

    Открытый доступ: Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями CC -По лицензии. © 2020 Saunders NR et al. Открытие сети JAMA .

    Автор для корреспонденции: Наташа Рут Сондерс, доктор медицинских наук, больница для больных детей, 555 University Ave, Торонто, ON M5G 1X8, Канада (Наташа[email protected]).

    Вклад авторов: Г-н Чен и г-жа Фунг имели полный доступ ко всем данным в исследовании и несли ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

    Концепция и дизайн: Saunders, Vigod, De Souza, Saab, Kurdyak.

    Сбор, анализ или интерпретация данных: Сондерс, Ганди, Чен, Вигод, Фунг, Де Соуза, Курдяк.

    Составление рукописи: Сондерс, Ганди, Вигод.

    Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Все авторы.

    Статистический анализ: Сондерс, Ганди, Чен, Фунг, Курдяк.

    Получено финансирование: Курдяк.

    Административная, техническая или материальная поддержка: Saunders, Saab.

    Куратор: Сондерс, Вигод, Фунг, Курдяк.

    Раскрытие информации о конфликте интересов: Д-р Сондерс сообщил о получении грантов от Министерства здравоохранения и долгосрочного ухода Онтарио во время проведения исследования; личные гонорары от М.S.I. Foundation, компенсация за работу в качестве младшего редактора Архивов болезней детства , гранты Канадских институтов исследований в области здравоохранения, гранты Фонда SickKids и гранты Центра наркологии и психического здоровья помимо представленных работ. Доктор Вигод сообщил о получении авторских гонораров от UpToDate Inc за пределами представленной работы. О других раскрытиях информации не сообщалось.

    Финансирование / поддержка: Это исследование было поддержано грантом ICES, который финансируется за счет ежегодного гранта Министерства здравоохранения и долгосрочного ухода Онтарио (д-р Курдяк).

    Роль спонсора / спонсора: Спонсоры не играли никакой роли в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

    Отказ от ответственности: Мнения, результаты и выводы, представленные в этой статье, принадлежат авторам и не зависят от источников финансирования. Никакое одобрение со стороны ICES или Министерства здравоохранения и долгосрочного ухода Онтарио не предполагается и не должно подразумеваться.Части этого материала основаны на данных и информации, собранных и предоставленных Канадским институтом медицинской информации и иммиграции, Служба гражданства беженцев Канады. Тем не менее, анализы, выводы, мнения и утверждения, выраженные в данном документе, принадлежат авторам, и не обязательно таковым Канадского института медицинской информации или иммиграции, Гражданство беженцев Канады.

    Встреча Презентация: Это исследование было представлено на Ежегодном собрании Канадской ассоциации служб здравоохранения и исследований политики; 30 мая 2018 г .; Монреаль, Канада.

    2.Ибезьяко П., Брамбхатт К., Чепмен А, и другие. Разработка клинического пути для соматических симптомов и связанных с ними расстройств в условиях детской больницы. Госпиталь Педиатр . 2019; 9 (3): 147-155. DOI: 10.1542 / hpeds.2018-0205 PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Rask CU, Olsen EM, Эльберлинг H, и другие. Функциональные соматические симптомы и связанные с ними нарушения у детей 5-7 лет: Copenhagen Child Cohort 2000. Eur J Epidemiol . 2009; 24 (10): 625-634. DOI: 10.1007 / s10654-009-9366-3 PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Rask MT, Андерсен RS, Bro Ф, Финк P, Rosendal М. На пути к клинически полезному диагнозу для состояний легкой и средней степени тяжести с необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами в общей практике: исследование с использованием смешанных методов. BMC Fam Pract . 2014; 15: 118. DOI: 10.1186 / 1471-2296-15-118 PubMedGoogle ScholarCrossref 8.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам DSM-5 . 5-е изд. Издательство Американской психиатрической ассоциации; 2013.

    9. Полони N, Казелли Я, Иельмини М, и другие. Госпитализированные пациенты с необъяснимыми с медицинской точки зрения физическими симптомами: клинический контекст и экономические затраты на управление здравоохранением. Behav Sci (Базель) . 2019; 9 (7): E80. DOI: 10.3390 / bs

    80 PubMedGoogle Scholar10.Wortman МСХ, Локкербол Дж. Ван дер Вуден JC, Visser B, ван дер Хорст HE, Olde Hartman TC.Экономическая эффективность вмешательств при симптомах, необъяснимых с медицинской точки зрения: систематический обзор. PLoS One . 2018; 13 (10): e0205278. DOI: 10.1371 / journal.pone.0205278 PubMedGoogle Scholar11.Häuser W, Бялас P, валлийский К., Вулф F. Построить валидность и клиническую применимость текущих исследовательских критериев диагностики расстройства соматических симптомов DSM-5 у пациентов с синдромом фибромиалгии. J Psychosom Res . 2015; 78 (6): 546-552. DOI: 10.1016 / j.jpsychores.2015.03.151 PubMedGoogle ScholarCrossref 13.Malas N, Донохью L, повар RJ, Лебер С.М., Каллгрен КА. Педиатрические соматические симптомы и связанные с ними расстройства: перспективы поставщика первичной медико-санитарной помощи. Clin Pediatr (Phila) . 2018; 57 (4): 377-388. DOI: 10.1177 / 00097727467 PubMedGoogle ScholarCrossref 19.Ninou А, Гатри Э, Пайка V, и другие; Исследовательская группа ARISTEIA-ABREVIATE. Восприятие болезни людьми с длительными состояниями связано с частым обращением в отделение неотложной помощи независимо от психического заболевания и бремени соматических симптомов. J Psychosom Res . 2016; 81: 38-45. DOI: 10.1016 / j.jpsychores.2016.01.001 PubMedGoogle ScholarCrossref 21.Postilnik Я, Эйсман HD, Цена Р., Фогель Дж. Алгоритм определения соматизации у детей. J Can Acad Детская подростковая психиатрия . 2006; 15 (2): 64-74. PubMedGoogle Scholar22.Eisman HD, Фогель J, Лазарович Р, Пустельник Я. Эмпирическая апробация алгоритма определения соматизации у детей. J Can Acad Детская подростковая психиатрия . 2007; 16 (3): 124-131. PubMedGoogle Scholar 25.

    Wodchis В.П., Бушменева К., Никитович М, Маккиллоп Я. Руководство по калькуляции затрат на уровне персонала с использованием административных баз данных в Онтарио. Серия рабочих документов. Том 1. Сеть исследований эффективности системы здравоохранения; 2013.

    26.

    Тенденции национальных расходов на здравоохранение. с 1975 по 2018: таблицы данных . Канадский институт медицинской информации; 2018.

    30. Буджореану S, белый MT, Гербер B, Ибезьяко П. Влияние сроков консультации психиатра на продолжительность педиатрической госпитализации и расходы на стационарное лечение. Госпиталь Педиатр . 2015; 5 (5): 269-275. DOI: 10.1542 / hpeds.2014-0079 PubMedGoogle ScholarCrossref 32.Poitras MR, Verrier P, так C, Pâquet S, Буэн М, Пойтрас P. Групповая консультативная психотерапия для пациентов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами: разработка новых методов оценки тяжести симптомов и качества жизни. Dig Dis Sci . 2002; 47 (6): 1297-1307. DOI: 10.1023 / A: 1015370430477 PubMedGoogle ScholarCrossref 35.Cohen E, Берри JG, Камачо X, Андерсон G, Wodchis W, Гуттманн А. Модели и затраты на медицинское обслуживание детей с медицинской сложностью. Педиатрия . 2012; 130 (6): e1463-e1470. DOI: 10.1542 / peds.2012-0175 PubMedGoogle ScholarCrossref 36.Orkin J, Чан CY, Файед N, и другие. Комплексный уход за детьми Онтарио: протокол рандомизированного контролируемого исследования смешанных методов инициативы по координации помощи на уровне населения для детей со сложным медицинским образованием. BMJ Открыть . 2019; 9 (8): e028121. DOI: 10.1136 / bmjopen-2018-028121 PubMedGoogle Scholar40.Zonneveld LN, Sprangers Массачусетс, Коойман CG, ван ‘т Спайкер A, Busschbach JJ. Пациенты с необъяснимыми соматическими симптомами имеют более низкое качество жизни и более высокие затраты, чем другие группы пациентов: кросс-секционное исследование бремени. BMC Health Serv Res . 2013; 13: 520. DOI: 10.1186 / 1472-6963-13-520 PubMedGoogle ScholarCrossref 42.Rosella LC, Фитцпатрик T, Wodchis WP, Кальсавара А, Мэнсон H, Goel V.Пользователи дорогостоящих медицинских услуг в Онтарио, Канада: демографические, социально-экономические характеристики и характеристики состояния здоровья. BMC Health Serv Res . 2014; 14: 532. DOI: 10.1186 / s12913-014-0532-2 PubMedGoogle ScholarCrossref 45.Matalon А, Нахмани Т, Рабин S, Maoz B, Харт Дж. Краткосрочное вмешательство в многопрофильной специализированной клинике для частых посетителей первичной медико-санитарной помощи: описание модели, характеристики пациентов и использование ими медицинских ресурсов. Фам Прак . 2002; 19 (3): 251-256. DOI: 10.1093 / fampra / 19.3.251 PubMedGoogle ScholarCrossref 46.Seitz Т, Стастка К. Шиффингер М, Руй Тюрк B, Löffler-Stastka H. Межпрофессиональный уход улучшает самочувствие, связанное со здоровьем, и снижает медицинские расходы для пациентов с хронической болью. Клиника Булл Меннингер . 2019; 83 (2): 105-127. DOI: 10.1521 / bumc_2019_83_01 PubMedGoogle ScholarCrossref 47.Robins PM, Смит SM, Glutting JJ, епископ CT.Рандомизированное контролируемое исследование когнитивно-поведенческого семейного вмешательства при рецидивирующей боли в животе у детей. Дж. Педиатр Психол . 2005; 30 (5): 397-408. DOI: 10.1093 / jpepsy / jsi063 PubMedGoogle ScholarCrossref 48.Bohman H, Лафтман SB, Cleland N, Лундберг М, Пяэрен А, Йонссон U. Соматические симптомы в подростковом возрасте как предиктор тяжелого психического заболевания в зрелом возрасте: долгосрочное последующее исследование на уровне сообщества. Психиатрия для детей и подростков .2018; 12:42. DOI: 10.1186 / s13034-018-0245-0 PubMedGoogle ScholarCrossref 49.

    Glazier Р, Загорский Б, Райнер Дж. Сравнение моделей первичной медицинской помощи в Онтарио по демографическим характеристикам, составу случаев и использованию отделений неотложной помощи, 2008/09–2009/10. Отчет о расследовании ICES . Институт клинических оценочных наук; 2012.

    человек, ухаживающих за психическим здоровьем и соматическими симптомами во время COVID-19 | Журналы геронтологии: Серия B

    Аннотация

    Цели

    В этом исследовании изучаются различия в психическом и физическом здоровье U.Популяция S. на ранних стадиях пандемии COVID-19 среди 3 групп: лица, не осуществляющие уход, лица, осуществляющие краткосрочный уход (1 год или меньше), и лица, осуществляющие долгосрочный уход (более 1 года).

    Методы

    Данные исследования Understanding America используются для описания групповых различий в сообщениях о психологическом дистрессе и соматических симптомах. Модели логистической и отрицательной биномиальной регрессии используются для проверки того, сохраняются ли эти различия после поправки на демографические, социально-экономические и предпандемические состояния здоровья.Чтобы понять внутригрупповые различия в требованиях к уходу, суммируются интенсивность ухода, оказываемого краткосрочными и долгосрочными опекунами, а также состояние здоровья отдельных пациентов.

    Результаты

    Психическое и физическое здоровье взрослых существенно варьировалось в зависимости от статуса опекуна. Лица, осуществляющие уход, по-прежнему чувствовали себя хуже, чем лица, не осуществляющие уход, с точки зрения психического здоровья и усталости, а лица, осуществляющие долгосрочный уход, чаще сообщали о головной боли, боли в теле и дискомфорте в животе, чем лица, осуществляющие краткосрочный уход, и лица, не осуществляющие уход, за вычетом контроля.Характер ухода различается у лиц, осуществляющих краткосрочный и долгосрочный уход, причем последние с большей вероятностью будут обеспечивать более продолжительный уход и ухаживать за пациентами с постоянными заболеваниями.

    Обсуждение

    Усилия по пониманию и смягчению воздействия пандемии на здоровье населения должны включать лиц, осуществляющих уход, чье психическое и физическое здоровье уже было уязвимо до COVID-19.

    Пандемия COVID-19 существенно повлияла на здоровье американцев, особенно уязвимых групп населения, и, как ожидается, усугубит существующие диспропорции в отношении здоровья (van Dorn et al., 2020; Шритаран и Шритаран, 2020). Одна из таких групп, неформальные лица, обеспечивающие уход, которые часто уже страдают психологическими и физическими недугами (Billings et al., 2000; Pinquart & Sorenson, 2003), сталкиваются с дополнительными проблемами во время пандемии. COVID-19 — очень заразный вирус, который наиболее опасен для пожилых людей и людей с уже существующими заболеваниями, подвергая получателей помощи более высокому риску тяжелого заболевания. Учитывая дополнительный стресс, вызываемый этими знаниями, лица, осуществляющие уход, должны преодолевать новые социальные и экономические обстоятельства, вызванные пандемией, и продолжать оказывать помощь.С более чем 47 миллионами лиц, осуществляющих уход в Соединенных Штатах, ухаживают за больным или инвалидом взрослым членом семьи или другом (Национальный альянс по уходу, 2020), поэтому понимание их благополучия во время этого кризиса общественного здравоохранения является вопросом национальной важности.

    Уход ассоциируется с большим психическим расстройством, особенно с депрессией и тревогой (Adelman et al., 2014). Часто используемый в качестве примера «переживания хронического стресса» (Schulz & Sherwood, 2008), психическое здоровье хуже среди тех, кто оказывает интенсивную помощь по продолжительности и / или масштабу (т.д., медицинские / сестринские задачи и купание), как правило, пациентам с более серьезными физическими или когнитивными нарушениями. Поведенческие расстройства, характерные для определенных состояний, таких как нейродегенеративные заболевания и умственная отсталость, также могут отрицательно влиять на психологическое благополучие человека, осуществляющего уход (Collins & Swartz, 2011; Maes et al., 2003; Swinkels et al., 2019).

    Лица, осуществляющие уход, также часто сообщают о физических недугах, таких как усталость и телесные боли, типичные для «бремени лица, осуществляющего уход» (Grov et al., 2006; Spillman et al., 2014). В более широком смысле, у психологически неблагополучных людей наблюдаются сопутствующие соматические симптомы из-за общих неврологических путей (Kruetzer et al., 2009; Tvedi, 2004). Хотя физическая боль также усиливается с возрастом (Zimmer & Zajacova, 2020), популяционные исследования установили взаимосвязь между психическим здоровьем и соматическими симптомами независимо от возраста (Haug et al., 2004). Кроме того, исследования взаимодействия сознания и тела показывают, что чем больше количество соматических симптомов, тем выше вероятность расстройства настроения и положительная взаимосвязь между наличием хотя бы одного соматического симптома и продолжительностью депрессии (Ohayon & Schatzberg, 2003).Лица с постоянными обязанностями по уходу, например лица, ухаживающие за больными деменцией, сообщают о более сильном истощении и физических трудностях (Dassel & Carr, 2016).

    Признавая серьезность обстоятельств, в которых находились лица, осуществляющие уход до COVID-19, в этом кратком отчете описывается психическое и физическое здоровье лиц, осуществляющих уход, по сравнению с лицами, не осуществляющими уход, в Соединенных Штатах в начале пандемии, с дифференциацией лиц, осуществляющих краткосрочный и долгосрочный уход. . Во-вторых, в этом исследовании изучается, объясняются ли различия между этими группами контролем за демографическим, социально-экономическим и докандемическим здоровьем.В-третьих, чтобы понять потенциальные различия в требованиях к уходу между краткосрочными и долгосрочными опекунами, кратко излагаются состояние здоровья получателей помощи и интенсивность помощи.

    Метод

    В этом исследовании используются данные исследования Understanding America Study, представляющего всю страну в Интернете с участием более 8 500 взрослых. Члены были отобраны на основе адресной выборки с избыточной выборкой недопредставленных групп. При необходимости предоставлялись планшеты с подключением к Интернету.В этом исследовании используются данные респондентов, которые прошли опрос по уходу, проведенный в январе 2020 года, и исследование COVID-19, проведенное с апреля по май 2020 года, в котором собрана информация об их обстоятельствах во время пандемии. Среди 5558 человек, заполнивших оба опроса, 339 были исключены из-за пропущенных значений зависимых переменных, а еще 435 были исключены из-за пропущенных значений в существующих ковариатах, в результате чего в окончательной аналитической выборке оказалось 4784 респондента. Логистическая и отрицательная биномиальная регрессия используются для изучения того, сохраняется ли связь между статусом лиц, осуществляющих уход, и конкретными последствиями для здоровья, описанными ниже, после учета демографических, социально-экономических и ранее существовавших состояний здоровья.

    Меры

    В этом исследовании изучаются один исход психического здоровья и пять результатов физического здоровья. Сообщал ли респондент о каком-либо психологическом стрессе (0/1) за последние 14 дней, определяется на основе Опросника здоровья пациента-4. Существует четыре индикаторных переменных наиболее распространенных соматических симптомов за последние 7 дней: головная боль, усталость, ломота в теле и дискомфорт в животе. Количество соматических состояний — это показатель от 0 до 4, основанный на суммировании наличия вышеупомянутых соматических симптомов.См. Дополнительную таблицу 1 для элементов, использованных при создании этих показателей.

    Статус лица, осуществляющего уход, подразделяется на лиц, не осуществляющих уход, лиц, осуществляющих краткосрочный уход, и лиц, осуществляющих долгосрочный уход. Опекун определяется ответом на следующий вопрос, посвященный уходу за взрослыми: «За последние 30 дней тратили ли вы какое-либо время на помощь члену семьи или близкому другу (например, родителю, бабушке или дедушке, жене, мужу, взрослому ребенку, другой семье?) член, сосед или близкий друг) своими основными личными делами? Под этим мы подразумеваем повседневную деятельность, такую ​​как одевание, прием пищи, купание, оплата счетов, прием лекарств, приготовление пищи, покупка продуктов, посещение врача, эмоциональная поддержка, вождение и другие виды личной помощи.”Используя вопрос о продолжительности оказания помощи с категориями ответа 1 месяц, 2–3 месяца, 4–6 месяцев, 7–12 месяцев и более 1 года, лица, которые сообщили, что выполняли свои обязанности по уходу в течение года или менее, будут считаются лицами, осуществляющими краткосрочный уход, а те, кто помогает более 1 года, рассматриваются как лица, осуществляющие долгосрочный уход. Это разграничение также согласуется с данными об ухудшении здоровья лиц, осуществляющих уход, по крайней мере в течение года (Национальный альянс по уходу, 2020).

    Элементы управления

    Многомерный анализ контролирует следующие демографические характеристики: пол (0/1), возраст (18–29, 30–39, 40–49, 50–64, 65–74 и 75 лет и старше), а также расовую / этническую принадлежность. (белые неиспаноязычные, черные неиспаноязычные, испаноязычные и другие неиспаноязычные).«Не латиноамериканское другое» включает группы, размер выборки которых слишком мал, чтобы их можно было различить по отдельности: азиаты, коренные американцы и представители разных рас. Существует три социально-экономических фактора: наличие высшего образования (0/1), наличие работы (0/1) и семейный доход в долларах США (<25 000, 25 000–49 999, 50 000–69 999, 75 000–99 999 и 100 000+). . Поскольку изменения, связанные с пандемией, различаются в зависимости от местности, существует контроль для географического региона (Северо-Восток, Средний Запад, Юг и Запад). Поскольку у лиц, осуществляющих уход, вероятно, было более низкое состояние здоровья перед пандемией по сравнению с лицами, не осуществляющими уход, существует два контроля для уже существующих состояний: количество хронических состояний (0, 1 и 2+) и любое беспокойство или депрессия (0/1).Характеристики семьи и домохозяйства, которые, вероятно, влияют на благополучие, включают статус пары (0/1), где супружеская пара определяется как состоящая в браке или сожительстве, проживание с ребенком младше 18 лет (0/1) и размер домохозяйства.

    Результаты

    В таблице 1 представлены более высокие доли более слабого здоровья во время пандемии по всем исходам среди лиц, осуществляющих уход, по сравнению с лицами, не осуществляющими уход, при этом наиболее высокие показатели сообщают лица, осуществляющие долгосрочный уход, за которыми следуют лица, осуществляющие краткосрочный уход. Среди результатов исследования психологический стресс был наиболее распространенным, о чем сообщили 35 человек.2%, 42,3% и 46,5% лиц, не осуществляющих уход, лиц, осуществляющих краткосрочный уход, и лиц, осуществляющих долгосрочный уход, соответственно. Существуют незначительные различия между лицами, ухаживающими за больными на краткосрочной основе, и теми, кто не ухаживает за ними при головных болях и дискомфорте в животе. Тем не менее, различия в соматических симптомах между теми, кто длительно ухаживает, и теми, кто не ухаживает за больными, постоянно намного больше (на 44–60% выше).

    Таблица 1.

    Описательная статистика выборки по статусу опекуна

    9153 915 915 915 915 915 915 915 31 915 31 915 31 915 915 915 915
    . Лицо, не осуществляющее уход ( N = 3,433) . Лицо, осуществляющее краткосрочный уход (до 1 года; N = 689) . Лицо, осуществляющее долгосрочный уход (более 1 года; N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . . .
    Любой психологический стресс a 35.2 42,3 46,5
    Соматические симптомы b
    Головная боль 21,5 22,8 931 931,5
    Боли в теле 13,5 17,9 20,1
    Дискомфорт в животе 7,5 7.7 12,0
    Количество соматических симптомов (0–4) 0,62 (0,018) 0,73 (0,041) 0,92 (0,044)
    Независимые переменные
    Мужской 51,4 40,4 43,9
    Возраст (лет)
    18–29 11,5 131534 7 9,7
    30–39 24,9 20,7 16,8
    40–49 15,1 16,1 17,7 27,7 35,1
    65–74 14,6 13,9 16,4
    75+ 6,9 5,2 4,3
    4,3
    915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 Белые неиспаноязычные 67.8 65,2 64,7
    Неиспанский черный 10,3 13,5 11,8
    Латиноамериканцы 12,6 14,2 9,3 7,0 14,1
    Сдвоенный 56,2 55,4 57,1
    Несовершеннолетний ребенок в семье 32.7 34,7 33,6
    Размер домохозяйства 2,72 (1,437) 2,82 (1,501) 3,01 (1,613)
    Имеет высшее образование 36,6 30,71534 36,6 30,71534 Занятые в настоящее время 59,7 55,5 55,7
    Семейный доход (в долларах США)
    <25000 19.2 21,9 20,4
    25 000–49 999 20,3 23,9 23,8
    50 000–69 934 18,6 17,8 18,6 17,8 12,2 13,2
    100,000+ 28,0 24,3 20,2
    Область
    Восток.9 19,1 19,5
    Средний Запад 17,4 20,0 20,1
    Юг 37,8 39,0 38,3 38,3
    Количество ранее существовавших хронических состояний d
    Нет 48,8 42.8 40,8
    Один 26,6 24,0 25,6
    Два + 24,6 33,2 33,7
    до паники или депрессии. 26,5 31,6
    Голова5 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 12,0 Мужской – 915 915 915 915 9157 915 7 младший ребенок в семье 34 34 34 21,9 915 915 915 915 915 915 915 931 915 915 915 915 915
    . Лицо, не осуществляющее уход ( N = 3,433) . Лицо, осуществляющее краткосрочный уход (до 1 года; N = 689) . Лицо, осуществляющее долгосрочный уход (более 1 года; N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . . .
    Любой психологический стресс a 35,2 42,3 46,5
    Соматические симптомы b 22,8 31,5
    Усталость 19,9 24,5 28,8
    Боли в теле 13,5 17,9
    Количество соматических симптомов (0–4) 0,62 (0,018) 0,73 (0,041) 0,92 (0,044)
    Независимые переменные 51.4 40,4 43,9
    Возраст (лет)
    18–29 11,5 13,7 9,7 9,7 16,8
    40–49 15,1 16,1 17,7
    50–64 27,0 30,3 35,1
    141500.6 13,9 16,4
    75+ 6,9 5,2 4,3
    Расовая / этническая принадлежность
    915 915 915 64,7
    Неиспанский черный 10,3 13,5 11,8
    Испаноязычный 12,6 14,2 9.5
    Не латиноамериканцы Другое c 9,3 7,0 14,1
    Сдвоенное 56,2 55,4 57,1 33,6
    Размер семьи 2,72 (1,437) 2,82 (1,501) 3,01 (1,613)
    Имеет высшее образование 36.6 30,7 29,4
    Занятые в настоящее время 59,7 55,5 55,7
    Семейный доход (в долларах США)
    20,4
    25,000–49,999 20,3 23,9 23,8
    50,000–69,999 18.6 17,8 22,3
    75,000–99,999 13,9 12,2 13,2
    100,000+ 28,0 24,3
    Северо-восток 21,9 19,1 19,5
    Средний Запад 17,4 20,0 20.1
    Юг 37,8 39,0 38,3
    Запад 22,9 21,9 22,2
    Нет 48,8 42,8 40,8
    Один 26,6 24,0 25,6
    Два + 24.6 33,2 33,7
    Тревога или депрессия перед пандемией e 21,5 26,5 31,6
    Таблица 1.

    Описательная статистика

    Образец статуса по уходу . – 915 915 915 915 9157 915 7 младший ребенок в семье 34 34 34 21,9 915 915 915 915 915 915 915 931 915 915 915 915 915
    Лицо, не осуществляющее уход ( N = 3,433) . Лицо, осуществляющее краткосрочный уход (до 1 года; N = 689) . Лицо, осуществляющее долгосрочный уход (более 1 года; N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . . .
    Любой психологический стресс a 35,2 42,3 46,5
    Соматические симптомы b .5
    Усталость 19,9 24,5 28,8
    Боль в теле 13,5 17,9 20,1
    9157 915 915 915 915 915 915 915 915 31 915 915 915 31 915 915 915 31 915 915 915 31 915 915 31 915 915 915 31 соматических симптомов (0–4) 0,62 (0,018) 0,73 (0,041) 0,92 (0,044)
    Независимые переменные
    Мужской.4 40,4 43,9
    Возраст (лет)
    18–29 11,5 13,7 9,7 9,7 16,8
    40–49 15,1 16,1 17,7
    50–64 27,0 30,3 35,1
    141500.6 13,9 16,4
    75+ 6,9 5,2 4,3
    Расовая / этническая принадлежность
    915 915 915 64,7
    Неиспанский черный 10,3 13,5 11,8
    Испаноязычный 12,6 14,2 9.5
    Не латиноамериканцы Другое c 9,3 7,0 14,1
    Сдвоенное 56,2 55,4 57,1 33,6
    Размер семьи 2,72 (1,437) 2,82 (1,501) 3,01 (1,613)
    Имеет высшее образование 36.6 30,7 29,4
    Занятые в настоящее время 59,7 55,5 55,7
    Семейный доход (в долларах США)
    20,4
    25,000–49,999 20,3 23,9 23,8
    50,000–69,999 18.6 17,8 22,3
    75,000–99,999 13,9 12,2 13,2
    100,000+ 28,0 24,3
    Северо-восток 21,9 19,1 19,5
    Средний Запад 17,4 20,0 20.1
    Юг 37,8 39,0 38,3
    Запад 22,9 21,9 22,2
    Нет 48,8 42,8 40,8
    Один 26,6 24,0 25,6
    Два + 24.6 33,2 33,7
    Тревога или депрессия перед пандемией e 21,5 26,5 31,6
    – 915 915 915 915 9157 915 7 младший ребенок в семье 34 34 34 21,9 915 915 915 915 915 915 915 931 915 915 915 915 915
    . Лицо, не осуществляющее уход ( N = 3,433) . Лицо, осуществляющее краткосрочный уход (до 1 года; N = 689) . Лицо, осуществляющее долгосрочный уход (более 1 года; N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . . .
    Любой психологический стресс a 35,2 42,3 46,5
    Соматические симптомы b .5
    Усталость 19,9 24,5 28,8
    Боль в теле 13,5 17,9 20,1
    9157 915 915 915 915 915 915 915 915 31 915 915 915 31 915 915 915 31 915 915 915 31 915 915 31 915 915 915 31 соматических симптомов (0–4) 0,62 (0,018) 0,73 (0,041) 0,92 (0,044)
    Независимые переменные
    Мужской.4 40,4 43,9
    Возраст (лет)
    18–29 11,5 13,7 9,7 9,7 16,8
    40–49 15,1 16,1 17,7
    50–64 27,0 30,3 35,1
    141500.6 13,9 16,4
    75+ 6,9 5,2 4,3
    Расовая / этническая принадлежность
    915 915 915 64,7
    Неиспанский черный 10,3 13,5 11,8
    Испаноязычный 12,6 14,2 9.5
    Не латиноамериканцы Другое c 9,3 7,0 14,1
    Сдвоенное 56,2 55,4 57,1 33,6
    Размер семьи 2,72 (1,437) 2,82 (1,501) 3,01 (1,613)
    Имеет высшее образование 36.6 30,7 29,4
    Занятые в настоящее время 59,7 55,5 55,7
    Семейный доход (в долларах США)
    20,4
    25,000–49,999 20,3 23,9 23,8
    50,000–69,999 18.6 17,8 22,3
    75,000–99,999 13,9 12,2 13,2
    100,000+ 28,0 24,3
    Северо-восток 21,9 19,1 19,5
    Средний Запад 17,4 20,0 20.1
    Юг 37,8 39,0 38,3
    Запад 22,9 21,9 22,2
    Нет 48,8 42,8 40,8
    Один 26,6 24,0 25,6
    Два + 24.6 33,2 33,7
    Тревога или депрессия перед пандемией e 21,5 26,5 31,6

    Вероятно, различия в составе этих групп частично объясняются различиями в составе этих групп. , поскольку население с меньшими ресурсами испытывает худшее здоровье (Braveman et al., 2010). Воспитатели более разнообразны в расовом отношении и с меньшей вероятностью будут иметь высшее образование или работать.Они также живут в более крупных домохозяйствах, но имеют более низкие семейные доходы. Как и ожидалось, 33,7% лиц, осуществляющих уход, живут с мультиморбидностью по сравнению с 24,6% лиц, не осуществляющих уход. Лица, осуществляющие долгосрочный уход, более подвержены психическим расстройствам до пандемии, чем лица, осуществляющие краткосрочный уход (31,6% против 26,5%), и оба они более вероятны, чем лица, не осуществляющие уход (21,5%).

    Чтобы понять, объясняют ли эти атрибуты наблюдаемые различия в состоянии здоровья во время пандемии по статусу лица, осуществляющего уход, были запущены шесть отдельных регрессионных моделей с контролем независимых переменных в таблице 1 (полные результаты см. В дополнительной таблице 2).Прогнозируемые вероятности по статусу опекуна, показанные на Рисунке 1, получены из этих моделей, при этом остальные ковариаты устанавливаются по их среднему значению. Контроль за демографическими, социально-экономическими и ранее существовавшими характеристиками здоровья наиболее заметно сокращает различия между теми, кто длительно ухаживает, и теми, кто не ухаживает за ними, хотя статистически значимые различия для этих двух групп сохраняются по всем исходам. Лица, осуществляющие краткосрочный уход, также по-прежнему чаще сообщают о психологическом стрессе, чем лица, не осуществляющие уход. Однако статистически они не чаще сообщают о соматических симптомах, чем лица, не осуществляющие уход.С точки зрения различий между лицами, осуществляющими уход, лица, осуществляющие краткосрочный и долгосрочный уход, с одинаковой вероятностью сообщают об усталости, но лица, осуществляющие долгосрочный уход, статистически чаще сообщают о головных болях, болях в теле, дискомфорте в животе и других соматических симптомах.

    Рисунок 1.

    Прогнозируемые вероятности психического здоровья и соматических симптомов в зависимости от статуса опекуна. Мера любого психологического стресса строится на отчетах о событиях, произошедших за последние 14 дней.Измерения соматических симптомов строятся на основе отчетов о переживаниях за последние 7 дней. Модели контролируют ковариаты, используемые в их средствах: пол, возраст, раса / этническая принадлежность, статус пары, наличие несовершеннолетнего в семье, размер домохозяйства, образование, статус занятости, доход домохозяйства, географический регион, количество ранее существовавших хронических состояний, наличие респондент сообщил о тревоге или депрессии перед пандемией и неделей исследования.

    Рисунок 1.

    Прогнозируемые вероятности психического здоровья и соматических симптомов в зависимости от статуса опекуна.Мера любого психологического стресса строится на отчетах о событиях, произошедших за последние 14 дней. Измерения соматических симптомов строятся на основе отчетов о переживаниях за последние 7 дней. Модели контролируют ковариаты, используемые в их средствах: пол, возраст, раса / этническая принадлежность, статус пары, наличие несовершеннолетнего в семье, размер домохозяйства, образование, статус занятости, доход домохозяйства, географический регион, количество ранее существовавших хронических состояний, наличие респондент сообщил о тревоге или депрессии перед пандемией и неделей исследования.

    Таблица 2 предлагает дополнительные доказательства того, что потребности в уходе значительно различаются среди лиц, осуществляющих уход. Лица, обеспечивающие долгосрочный уход, обеспечивают большее количество часов ухода (117,6 часа в месяц), чем их краткосрочные коллеги (80,9 часа в месяц), при этом почти в два раза больше, чем почти круглосуточный уход (более 480 часов в месяц или 16+ часов в сутки). Лица, осуществляющие долгосрочный уход, также чаще сообщают о том, что ухаживают за кем-то с постоянными заболеваниями, такими как нейрогенеративные заболевания, умственные нарушения или нарушения развития.Другие состояния, требующие повышенного внимания со стороны попечителя, такие как психическое заболевание или нарушение зрения, также более распространены среди пациентов, осуществляющих долгосрочный уход.

    Таблица 2.

    Избранные характеристики ухода в зависимости от статуса опекуна ( N = 1351)

    5 34 171594 b 0
    . Краткосрочные ( N = 689) . Долгосрочные ( N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . .
    Часы ухода за последние 30 дней
    Среднее значение 80,9 (10,79) 117,6 (13,52)
    26,8 20,6
    6–20 39,6 38.6
    21–40 10,4 10,7
    41–80 6,6 8,5
    81–240 5,7 9153 7,0
    2,5
    > 480 6,5 12,2
    Состояние получателя помощи a
    Нейрогенеративное заболевание
    17,8
    Психическое заболевание или психическая инвалидность 11,2 17,1
    Умственная инвалидность или инвалидность вследствие порока развития 4,5 8,1
    915,1534 Ослабляющая артерия зрение или слепота 8,1 9,7
    5 8,51534
    . Краткосрочные ( N = 689) . Долгосрочные ( N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . .
    Количество часов ухода за последние 30 дней
    Среднее 80,9 (10,79) 117,6 (13,52)
    26.8 20,6
    6–20 39,6 38,6
    21–40 10,4 10,7
    41–80 5,7 7,0
    241–480 4,5 2,5
    > 480 6,5 12,2
    Состояние получателя ухода
    болезнь b 17.0 17,8
    Психическое заболевание или психическая инвалидность 11,2 17,1
    Умственная инвалидность или инвалидность вследствие порока развития 4,5 8,1
    915,1534 Ослабляющая артерия зрение или слепота 8,1 9,7
    Таблица 2.

    Отдельные характеристики ухода в зависимости от статуса опекуна ( N = 1351)

    5 8,51534
    . Краткосрочные ( N = 689) . Долгосрочные ( N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . .
    Количество часов ухода за последние 30 дней
    Среднее 80,9 (10,79) 117,6 (13,52)
    26.8 20,6
    6–20 39,6 38,6
    21–40 10,4 10,7
    41–80 5,7 7,0
    241–480 4,5 2,5
    > 480 6,5 12,2
    Состояние получателя ухода
    болезнь b 17.0 17,8
    Психическое заболевание или психическая инвалидность 11,2 17,1
    Умственная инвалидность или инвалидность вследствие порока развития 4,5 8,1
    915,1534 Ослабляющая артерия зрение или слепота 8,1 9,7
    5 8,51534
    . Краткосрочные ( N = 689) . Долгосрочные ( N = 662) .
    . % или среднее ( SE ) . .
    Количество часов ухода за последние 30 дней
    Среднее 80,9 (10,79) 117,6 (13,52)
    26.8 20,6
    6–20 39,6 38,6
    21–40 10,4 10,7
    41–80 5,7 7,0
    241–480 4,5 2,5
    > 480 6,5 12,2
    Состояние получателя ухода
    болезнь b 17.0 17,8
    Психическое заболевание или психическая инвалидность 11,2 17,1
    Умственная инвалидность или инвалидность вследствие порока развития 4,5 8,1
    915,1534 Ослабляющая артерия зрение или слепота 8,1 9,7

    Обсуждение

    В начале пандемии COVID-19 психическое и физическое здоровье взрослых существенно зависело от статуса опекуна.Лица, осуществляющие уход, по-прежнему чувствовали себя хуже, чем лица, не осуществляющие уход, с точки зрения психического здоровья и утомляемости, а лица, осуществляющие долгосрочный уход, чаще сообщали о головной боли, боли в теле и дискомфорте в животе, чем лица, осуществляющие краткосрочный уход, и лица, не осуществляющие уход, даже с поправкой на демографические, социально-экономические факторы. и уже существующие признаки здоровья. В соответствии с другими исследованиями (Национальный альянс по уходу, 2020; Wolff et al., 2016), интенсивность ухода увеличивается с увеличением продолжительности ухода. Таким образом, показатель статуса лица, осуществляющего уход, также потенциально может охватывать интенсивный или менее интенсивный уход.Пациенты, ухаживающие за больными на длительный срок, чаще страдали постоянными заболеваниями. Эти различия в обязанностях по уходу предполагают другие потенциальные механизмы воздействия на здоровье лиц, осуществляющих уход. Например, физическая нагрузка, связанная с выполнением задач, может напрямую влиять на физическое здоровье, в то время как интенсивность ухода может ограничивать время, доступное лицам, осуществляющим уход, на то, чтобы управлять своим здоровьем (Spillman et al., 2014).

    Важно отметить, что, хотя это исследование контролирует ранее существовавшие состояния физического и психического здоровья во время опроса по уходу, но до пандемии, остается неясным, выбираются ли люди с более плохим здоровьем самостоятельно для выполнения функций по уходу, или их здоровье — негативное последствие ухода.Кроме того, некоторые респонденты, особенно лица, осуществляющие краткосрочный уход, могли прекратить оказывать помощь к началу пандемии, потенциально умеренно недооценивая состояние здоровья лиц, не осуществляющих уход. Кроме того, действия, направленные на защиту немощных, такие как физическое дистанцирование, могли иметь непредвиденные последствия для обязанностей опекуна. Уход может быть усилен для лиц, осуществляющих долгосрочный уход, которые, как правило, заботятся о лицах с более серьезными проблемами со здоровьем, помогая в повседневной деятельности, которую нельзя откладывать.Более того, может потребоваться дополнительная помощь, чтобы помочь получателям помощи справиться с осложнениями со здоровьем, связанными с перерывами в лечении или воздействием COVID-19. Напротив, лица, осуществляющие уход, которые в основном оказывают поддержку в повседневной жизни, такой как транспорт и покупки, могут приостановить выполнение некоторых задач или передать их на аутсорсинг во время пандемии.

    Учитывая затяжной характер пандемии, неизбежно возникнут новые проблемы, имеющие значение для здоровья лиц, осуществляющих уход.Предварительные данные о смертности показывают, что некоторые лица, осуществляющие уход, например представители расовых меньшинств и лица, которые заботятся о лицах, не проживающих в общинах, с большей вероятностью умрут от COVID-19 родственников или друзей (Van Houtven et al., 2020). Кроме того, экономические последствия пандемии все еще развиваются, что может усложнить существующие финансовые обязательства лиц, осуществляющих уход (Institute of Medicine, 2016). COVID-19 четко выявил «слабость и неравенство» (United Nations, 2020) американского общества, подчеркнув необходимость включения лиц, осуществляющих уход, в текущие усилия по пониманию и смягчению воздействия пандемии на здоровье населения.

    Финансирование

    Работа поддержана Фондом Слоуна.

    Конфликт интересов

    Не объявлено.

    Благодарности

    Проект, описанный в этой статье, основан на данных опросов, проведенных в рамках исследования Understanding America Study, которое проводится Центром экономических и социальных исследований (CESR) Университета Южной Калифорнии. Авторы несут полную ответственность за содержание этого документа и не обязательно отражают официальную точку зрения USC или UAS.Сбор данных отслеживания UAS COVID-19 частично поддерживается Фондом Билла и Мелинды Гейтс и грантом U01AG054580 Национального института старения.

    Список литературы

    Adelman

    ,

    R D

    ,

    Tmanova

    ,

    L L

    ,

    Delgado

    ,

    D

    ,

    Dion

    ,

    S

    и

    Lachs

    ,

    M S

    . (

    2014

    ).

    Бремя лиц, осуществляющих уход: клинический обзор

    .

    Журнал Американской медицинской ассоциации,

    311

    (

    10

    ),

    1052

    1060

    . DOI: 10.1001 / jama.2014.304

    Billings

    ,

    D W

    ,

    Folkman

    ,

    S

    ,

    Acree

    ,

    M

    и

    Moskowitz

    ,

    J T

    . (

    2000

    ).

    Преодоление и физическое здоровье во время ухода: роли положительного и отрицательного аффекта

    .

    Журнал личности и социальной психологии,

    79

    (

    1

    ),

    131

    142

    .DOI: 10.1037 // 0022-3514.79.1.131

    Braveman

    ,

    PA

    ,

    Cubbin

    ,

    C

    ,

    Egerter

    ,

    S

    ,

    Williams

    ,

    DR

    , и

    Pamuk

    . (

    2010

    ).

    Социально-экономические диспропорции в отношении здоровья в Соединенных Штатах: что говорят нам модели

    .

    Американский журнал общественного здравоохранения,

    100

    (

    Дополнение 1

    ),

    S186

    S196

    .DOI: 10.2105 / AJPH.2009.166082

    Collins

    ,

    L G

    и

    Swartz

    ,

    K

    . (

    2011

    ).

    Уход за опекуном

    .

    Американский семейный врач,

    83

    (

    11

    ),

    1309

    1317

    .

    Dassel

    ,

    K B

    и

    Carr

    ,

    D C

    . (

    2016

    ).

    Ускоряет ли уход за деменцией слабость? Результаты исследования здоровья и выхода на пенсию

    .

    Геронтолог,

    56

    (

    3

    ),

    444

    450

    . DOI: 10.1093 / geront / gnu078

    van Dorn

    ,

    A

    ,

    Cooney

    ,

    R E

    и

    Sabin

    ,

    M L

    . (

    2020

    ).

    COVID-19 усугубляет неравенство в США

    .

    Lancet (Лондон, Англия),

    395

    (

    10232

    ),

    1243

    1244

    . DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30893-X

    Grov

    ,

    E K

    ,

    Fosså

    ,

    S D

    ,

    Sørebø

    ,

    O

    и

    Dahl

    A(

    2006

    ).

    Лица, осуществляющие первичный уход за онкологическими больными в паллиативной фазе: анализ пути переменных, влияющих на их бремя

    .

    Социальные науки и медицина (1982),

    63

    (

    9

    ),

    2429

    2439

    . DOI: 10.1016 / j.socscimed.2006.06.008

    Haug

    ,

    T T

    ,

    Mykletun

    ,

    A

    и

    Dahl

    ,

    A A

    . (

    2004

    ).

    Связь между тревогой, депрессией и соматическими симптомами в большой популяции: исследование HUNT-II

    .

    Психосоматическая медицина,

    66

    (

    6

    ),

    845

    851

    . DOI: 10.1097 / 01.psy.0000145823.85658.0c

    Институт медицины.

    (

    2016

    ).

    Семьи, заботящиеся о стареющей Америке

    .

    Пресса национальных академий

    .

    Kreutzer

    ,

    JS

    ,

    Rapport

    ,

    LJ

    ,

    Marwitz

    ,

    JH

    ,

    Harrison-Felix

    ,

    C

    ,

    Hart

    0005,

    T10 , &

    Hammond

    ,

    F

    .(

    2009

    ).

    Благополучие лиц, осуществляющих уход за черепно-мозговой травмой: многоцентровое проспективное исследование

    .

    Архив физической медицины и реабилитации,

    90

    (

    6

    ),

    939

    946

    . DOI: 10.1016 / j.apmr.2009.01.010

    Maes

    ,

    B

    ,

    Broekman

    ,

    T G

    ,

    Dosen

    ,

    A

    и

    Nauts

    ,

    J

    . (

    2003

    ).

    Бремя ухода за лицами с умственной отсталостью и поведенческими или психиатрическими проблемами

    .

    Журнал исследований интеллектуальной инвалидности,

    47

    (

    Pt 6

    ),

    447

    455

    . DOI: 10.1046 / j.1365-2788.2003.00513.x

    Ohayon

    ,

    M M

    и

    Schatzberg

    ,

    A F

    . (

    2003

    ).

    Использование хронической боли для прогнозирования депрессивной заболеваемости среди населения в целом

    .

    Архив общей психиатрии,

    60

    (

    1

    ),

    39

    47

    . DOI: 10.1001 / archpsyc.60.1.39

    Pinquart

    ,

    M

    и

    Sörensen

    ,

    S

    . (

    2003

    ).

    Различия между лицами, осуществляющими уход, и лицами, не осуществляющими уход, в психологическом и физическом здоровье: метаанализ

    .

    Психология и старение,

    18

    (

    2

    ),

    250

    267

    .DOI: 10.1037 / 0882-7974.18.2.250

    Schulz

    ,

    R

    и

    Sherwood

    ,

    P R

    . (

    2008

    ).

    Влияние семейного ухода на физическое и психическое здоровье

    .

    Journal of Social Work Education,

    44

    ,

    105

    113

    . DOI: 10.5175 / JSWE.2008.773247702

    Spillman

    ,

    B

    ,

    Wolff

    ,

    J

    ,

    Freedman

    ,

    V A

    и

    Kasper

    ,

    J D

    .(

    2014

    ).

    Неформальный уход за пожилыми американцами: анализ Национального исследования 2011 года по уходу.

    Министерство здравоохранения и социальных служб США, помощник секретаря по планированию и оценке, Управление по вопросам инвалидности, старения и политики долгосрочного ухода

    .

    Sritharan

    ,

    J

    и

    Sritharan

    ,

    A

    . (

    2020

    ).

    Новые проблемы психического здоровья в результате пандемии нового коронавируса (COVID-19)

    .

    Journal of Health and Medical Sciences,

    3

    ,

    157

    162

    . doi: 10.31014 / aior.1994.03.02.109

    Swinkels

    ,

    J

    ,

    Tilburg

    ,

    T V

    ,

    Verbakel

    ,

    E

    и

    Broese van Groenou

    ,

    M

    . (

    2019

    ).

    Объяснение гендерного разрыва в бремени ухода за партнерами по уходу

    .

    Геронтологические журналы, серия B: Психологические и социальные науки,

    74

    (

    2

    ),

    309

    317

    .DOI: 10.1093 / geronb / gbx036

    Триведи

    ,

    M H

    . (

    2004

    ).

    Связь между депрессией и физическими симптомами

    .

    Справочник по первичной медико-санитарной помощи к Журналу клинической психиатрии,

    6

    (

    Дополнение 1

    ),

    12

    16

    .

    Understanding America Study

    (

    2020

    ).

    Исследование «Понимание Америки».

    Управление социального обеспечения и Национальный институт старения

    .Получено с https://uasdata.usc.edu/index.php

    Van Houtven

    ,

    C H

    ,

    Boucher

    ,

    N A

    и

    Dawson

    ,

    W D

    . (

    2020

    ).

    Влияние вспышки COVID-19 на долгосрочное лечение в США

    .

    Страновой отчет на LTCcovid.org, Международная сеть по политике долгосрочного ухода, CPEC-LSE, 24 апреля

    .

    Wolff

    ,

    J L

    ,

    Spillman

    ,

    B C

    ,

    Freedman

    ,

    V A

    и

    Kasper

    ,

    J D

    .(

    2016

    ).

    Национальный профиль семьи и лиц, осуществляющих неоплачиваемый уход, которые помогают пожилым людям в медицинской деятельности

    .

    JAMA Internal Medicine,

    176

    (

    3

    ),

    372

    379

    . DOI: 10.1001 / jamainternmed.2015.7664

    Zimmer

    ,

    Z

    и

    Zajacova

    ,

    A

    . (

    2020

    ).

    Устойчивый, постоянный и обширный: тенденция к увеличению распространенности боли у пожилых американцев

    .

    Геронтологические журналы, серия B: Психологические и социальные науки,

    75

    (

    2

    ),

    436

    447

    . DOI: 10.1093 / geronb / gbx162

    © Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press от имени Геронтологического общества Америки. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

    Связь между соматическим здоровьем, расстройством аутистического спектра и аутистическими чертами

  • Абдалла М., Гривс-Лорд К., Гроув Дж., Норгаард-Педерсен Б., Хугард Д., Мортенсен Э. (2011) Сопутствующие психические заболевания при расстройствах аутистического спектра: результаты исследований датская историческая когорта рождения.Eur Child Adolesc Psychiatry 20 (11): 599–601

    PubMed Google ученый

  • Акматов М.К., Ермакова Т., Батцинг Дж. (2019) Психиатрические и непсихиатрические сопутствующие заболевания у детей с СДВГ: исследовательский анализ общенациональных данных о заявках в Германии. J Atten Disord. https://doi.org/10.1177/1087054719865779

    Артикул PubMed Google ученый

  • Alabaf S, Gillberg C, Lundström S, Lichtenstein P, Kerekes N, Råstam M, Anckarsäter H (2018) Физическое здоровье детей с нарушениями психического развития.J Autism Dev Disord 49 (1): 83–95

    PubMed Central Google ученый

  • Аль-Айади Л.Я., Мостафа Г.А. (2012) Повышенные уровни интерлейкина-17А в сыворотке крови у детей с аутизмом. J Нейровоспаление 9 (1): 158

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Aldinger KA, Lane CJ, Veenstra-VanderWeele J, Levitt P (2015) Модели риска множественных сопутствующих заболеваний воспроизводятся в разных когортах детей с расстройствами аутистического спектра.Autism Res 8 (6): 771–781

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Alexeeff SE, Yau V, Qian Y, Davignon M, Lynch F, Crawford P, Davis R, Croen LA (2017) Медицинские состояния в первые годы жизни, связанные с будущей диагностикой РАС у детей. J Autism Dev Disord 47 (7): 2067–2079

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Американская психиатрическая ассоциация (2013) Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5-е изд.American Psychiatric Publishing, Арлингтон

    Google ученый

  • Anckarsäter H, Lundström S, Kollberg L, Kerekes N, Palm C, Carlström E, Långström N, Magnusson PK, Halldner L, Bölte S, Gillberg C, Gumpert C, Råstam M, Lichtenstein P (2011) и исследование близнецов-подростков в Швеции (CATSS). Twin Res Hum Genet 14 (6): 495–508

    PubMed Google ученый

  • Ashwood P, Krakowiak P, Hertz-Picciotto I, Hansen R, Pessah IN, Van de Water J (2011) Связи нарушенного поведения с повышенными плазменными хемокинами при расстройствах аутистического спектра.J Neuroimmunol 232 (1-2): 196–199

    PubMed Google ученый

  • Bauer S, Kerr BJ, Patterson PH (2007) Семейство нейропоэтических цитокинов в развитии, пластичности, болезни и травме. Nat Rev Neurosci 8 (3): 221–232

    PubMed Google ученый

  • Bölte S, Willfors C, Berggren S, Norberg J, Poltrago L, Mevel K, Coco C, Fransson P, Borg J, Sitnikov R, Toro R, Tammimies K, Anderlid BM, Nordgren A, Falk A, Meyer У, Кере Дж., Ланден М., Далман С., Рональд А., Анкарсеттер Х, Лихтенштейн П. (2014) Корни аутизма и исследования близнецов СДВГ в Швеции (RATSS).Twin Res Hum Genet 17 (3): 164–176

    PubMed Google ученый

  • Bölte S, Girdler S, Marschik PB (2019a) Вклад воздействия окружающей среды в этиологию расстройства аутистического спектра. Cell Mol Life Sci 76 (7): 1275–1297

    PubMed Google ученый

  • Bölte S, Mahdi S, de Vries PJ, Granlund M, Robison JE, Shulman C, Swedo S, Tonge B, Wong V, Zwaigenbaum L, Segerer W, Selb M (2019b) Гештальт функционирования в спектре аутизма расстройство: результаты международной конференции по выработке окончательного консенсуса Международная классификация основных наборов функциональной инвалидности и здоровья.Аутизм 23 (2): 449–467

    PubMed Google ученый

  • Borowitz SM, Cox DJ, Tam A, Ritterband LM, Sutphen JL, Penberthy JK (2003), вызывающие запоры в раннем детстве. J Am Board Fam Pract 16 (3): 213–218

    PubMed Google ученый

  • Chen MH, Su TP, Chen YS, Hsu JW, Huang KL, Chang WH, Chen TJ, Bai YM (2013) Коморбидность аллергических и аутоиммунных заболеваний у пациентов с расстройством аутистического спектра: общенациональное популяционное исследование.Res Autism Spectr Disord 7 (2): 205–212

    Google ученый

  • Cohen D, Pichard N, Tordjman S, Baumann C, Burglen L, Excoffier E, Lazar G, Mazet P, Pinquier C, Verloes A, Héron D (2005) Конкретные генетические расстройства и аутизм: клинический вклад в их идентификацию . J Autism Dev Disord 35 (1): 103–116

    PubMed Google ученый

  • Константино Дж. Н., Грубер С. П. (2012) Шкала социальной ответственности (SRS-2), 2-е изд.Western Psychological Services, Лос-Анджелес

    Google ученый

  • Константино Дж. Н., Тодд Р. Д. (2003) Аутичные черты в общей популяции: исследование близнецов. Arch Gen Psychiatry 60 (5): 524–530

    PubMed Google ученый

  • Davignon MN, Qian Y, Massolo M, Croen LA (2018) Психиатрические и медицинские условия у лиц переходного возраста с РАС. Педиатрия 141 (Дополнение 4): S335 – S345

    PubMed Google ученый

  • de Vinck-Baroody O, Shui A, Macklin EA, Hyman SL, Leventhal JM, Weitzman C (2015) Избыточный вес и ожирение в выборке детей с расстройством аутистического спектра.Акад. Педиатр 15 (4): 396–404

    PubMed Google ученый

  • Doshi-Velez F, Ge Y, Kohane I (2014) Кластеры коморбидности при расстройствах аутистического спектра: анализ временных рядов электронной истории болезни. Педиатрия 133 (1): e54–63

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Драйер Джиллетт Л.М., Борнер Б.К., Надлер Б.К., Попперт М.К., Одар Стоу М.К., Суинберн Ромин М.Р., Дэвис М.А. (2015) Распространенность и корреляты здоровья избыточного веса и ожирения у детей с расстройством аутистического спектра.J Dev Behav Pediatr, 36 (7): 489–496

    PubMed Google ученый

  • Гриффитс К.К., Леви Р.Дж. (2017) Доказательства митохондриальной дисфункции при аутизме: биохимические связи, генетические ассоциации и механизмы, не связанные с энергией. Oxid Med Cell Longev 2017: 4314025

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Gurney JG, McPheeters ML, Davis MM (2006) Отчет родителей об условиях здоровья и использовании медицинских услуг среди детей с аутизмом и без: Национальное исследование здоровья детей.Arch Pediatr Adolesc Med 160 (8): 825–830

    PubMed Google ученый

  • Hansson SL, Svanström Röjvall A, Rastam M, Gillberg C, Gillberg C, Anckarsäter H (2005) Психиатрическое телефонное интервью с родителями для скрининга детского аутизма — тиков, синдрома дефицита внимания и гиперактивности и других сопутствующих заболеваний (A-TAC ): предварительная достоверность и обоснованность. Br J Psychiatry 187: 262–267

    PubMed Google ученый

  • Хашим Х, Абдельрахман Х, Мохаммед Д., Карам Р. (2013) Связь между плазменными уровнями трансформирующего фактора роста-β1, ИЛ-23 и ИЛ-17 и тяжестью аутизма у египетских детей.Res Autism Spectr Disord 7 (1): 199–204

    Google ученый

  • Герц-Пиччиотто I, Шмидт Р.Дж., Краковяк П. (2018) Понимание вклада окружающей среды в аутизм: причинные концепции и состояние науки. Autism Res 11 (4): 554–586

    PubMed Google ученый

  • Hirvikoski T, Mittendorfer-Rutz E, Boman M, Larsson H, Lichtenstein P, Bölte S (2016) Преждевременная смертность при расстройстве аутистического спектра.Br J Psychiatry 208 (3): 232–238

    PubMed Google ученый

  • Holingue C, Newill C, Lee LC, Pasricha PJ, Daniele Fallin M (2018) Желудочно-кишечные симптомы при расстройстве аутистического спектра: обзор литературы по установлению и распространенности. Autism Res 11 (1): 24–36

    PubMed Google ученый

  • Hollis F, Kanellopoulos AK, Bagni C (2017) Митохондриальная дисфункция при расстройстве аутистического спектра: клинические особенности и перспективы.Curr Opin Neurobiol 45: 178–187

    PubMed Google ученый

  • Hsiao YE (2014) Желудочно-кишечные проблемы при расстройстве аутистического спектра. Harv Rev Psychiatry 22 (2): 104–111

    PubMed Google ученый

  • Джейкоб Дж. (2016) Дисфункция корковых интернейронов при эпилепсии, связанной с расстройствами аутистического спектра. Эпилепсия 57 (2): 182–193

    PubMed Google ученый

  • Kang V, Wagner GC, Ming X (2014) Желудочно-кишечная дисфункция у детей с расстройствами аутистического спектра.Autism Res 7 (4): 501–506

    PubMed Google ученый

  • Кауфман Дж., Бирмахер Б., Брент Д., Рао Ю., Флинн С., Мореси П., Уильямсон Д., Райан Н. (1997) График аффективных расстройств и шизофрении для детей школьного возраста — настоящая и пожизненная версия (K-SADS -PL): исходные данные о надежности и валидности. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 36 (7): 980–988

    PubMed Google ученый

  • Ко С., Ким Н., Ким Э, Сонг Д.Х., Чхон К.А. (2016) Влияние эпилепсии на тяжесть аутистических симптомов, оцениваемое по шкале социальной реакции у детей с расстройством аутистического спектра.Behav Brain Funct 12 (1): 20

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Kohane IS, McMurry A, Weber G, MacFadden D, Rappaport L, Kunkel L, Bickel J, Wattanasin N, Spence S, Murphy S, Churchill S (2012) Бремя сопутствующих заболеваний у детей и молодых людей с Расстройства аутистического спектра. PLoS ONE 7 (4): e33224

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Kuhlthau KA, McDonnell E, Coury DL, Payakachat N, Macklin E (2018) Связь качества жизни с характеристиками, связанными со здоровьем у детей с аутизмом.Аутизм 22 (7): 804–813

    PubMed Google ученый

  • Larson T, Anckarsäter H, Gillberg C, Ståhlberg O, Carlström E, Kadesjö B, Råstam M, Lichtenstein P, Gillberg C (2010) Перечень аутистических тиков, AD / HD и других сопутствующих заболеваний (A-TAC) : дальнейшая проверка телефонного интервью для эпидемиологического исследования. BMC Psychiatry 10: 1

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Larson T, Lundstrom S, Nilsson T, Selinus EN, Rastam M, Lichtenstein P, Gumpert CH, Anckarsater H, Kerekes N (2013) Прогностические свойства инвентаря A-TAC при скрининге проблем неврологического развития в детстве в популяционная выборка.BMC Psychiatry 13: 233

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Лорд К., Раттер М., ДиЛавор П., Ризи С., Готэм К., Бишоп С.Л. (2012) График наблюдения за диагностикой аутизма, второе издание (ADOS-2), Руководство (часть I). Западная психологическая служба, Торранс

    Google ученый

  • Лош М., Эссерман Д., Анкарсатер Х., Салливан П.Ф., Лихтенштейн П. (2012) Меньшая масса тела при рождении указывает на более высокий риск аутистических черт в дискордантных парах близнецов.Psychol Med 42 (5): 1091–1102

    PubMed Google ученый

  • Loth E, Spooren W, Ham LM, Isaac MB, Auriche-Benichou C, Banaschewski T, Baron-Cohen S, Broich K, Bölte S, Bourgeron T, Charman T, Collier D, de Andres-Trelles F, Дерстон С., Эккер С., Элферинк А., Хаберкамп М., Хеммингс Р., Джонсон М. Х., Джонс Э. Дж., Хваджа О. С., Лентон С., Мейсон Л., Мантуя В., Мейер-Линденберг А., Ломбардо М. В., О’Дуайер Л., Окамото К., Пандина GJ, Pani L, Persico AM, Simonoff E, Tauscher-Wisniewski S, Llinares-Garcia J, Vamvakas S, Williams S, Buitelaar JK, Murphy DG (2016) Идентификация и проверка биомаркеров расстройств аутистического спектра.Nat Rev Drug Discov 15 (1): 70–73

    PubMed Google ученый

  • Marland C, Lichtenstein P, Degl’Innocenti A, Larson T, Rastam M, Anckarsater H, Gillberg C, Nilsson T, Lundstrom S (2017) Перечень аутистических тиков, СДВГ и других сопутствующих заболеваний (A-TAC) : предыдущая и прогнозная достоверность. BMC Psychiatry 17 (1): 403

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Masi A, Quintana DS, Glozier N, Lloyd AR, Hickie IB, Guastella AJ (2015) Цитокиновые аберрации при расстройстве аутистического спектра: систематический обзор и метаанализ.Mol Psychiatry 20 (4): 440–446

    PubMed Google ученый

  • McElhanon BO, McCracken C, Karpen S, Sharp WG (2014) Желудочно-кишечные симптомы при расстройстве аутистического спектра: метаанализ. Педиатрия 133 (5): 872–883

    PubMed Google ученый

  • Mohammad-Rezazadeh I, Frohlich J, Loo SK, Jeste SS (2016) Связь между мозгом при расстройстве аутистического спектра. Curr Opin Neurol 29 (2): 137–147

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Oerlemans AM, Burmanje MJ, Franke B, Buitelaar JK, Hartman CA, Rommelse NN (2016) Определение уникальных и общих факторов пре- и перинатального риска РАС и СДВГ с использованием симплексно-мультиплексной стратификации.J Abnorm Child Psychol 44 (5): 923–935

    PubMed Google ученый

  • Orozco JS, Hertz-Picciotto I, Abbeduto L, Slupsky CM (2019) Метаболомический анализ детей с аутизмом, задержкой идиопатического развития и синдромом Дауна. Переводчик психиатрии 9 (1): 243

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Park KJ, Lee JS, Kim HW (2017) Медицинские и психиатрические сопутствующие заболевания у корейских детей и подростков с синдромом дефицита внимания / гиперактивности.Психиатрическое расследование 14 (6): 817–824

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Philips EM, Peeters B, Teeuw AH, Leenders AG, Boluyt N, Brilleslijper-Kater SN, Benninga MA (2015) Стрессовые жизненные события у детей с функциональными расстройствами дефекации. J Pediatr Gastroenterol Nutr 61 (4): 384–392

    PubMed Google ученый

  • Пивен Дж., Элисон Дж. Т., Зилка М. Дж. (2017) К концептуальной основе раннего развития мозга и поведения при аутизме.Mol Psychiatry 22 (10): 1385–1394

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Rangel-Huerta O, Gomez-Fernández A, Torre-Aguilar M, Gil A, Perez-Navero J, Flores-Rojas K, Martín-Borreguero P, Gil-Campos M (2019) Метаболическое профилирование у детей с аутизмом расстройство спектра с психической регрессией и без нее: предварительные результаты поперечного исследования случай – контроль. Метаболомика 15 (7): 1–11

    Google ученый

  • Ричард А.Е., Шеффер И.Е., Уилсон С.Дж. (2017) Особенности более широкого фенотипа аутизма у людей с эпилепсией поддерживают общие механизмы между эпилепсией и расстройством аутистического спектра.Neurosci Biobehav Rev 75: 203–233

    PubMed Google ученый

  • Rosen NJ, Yoshida CK, Croen LA (2007) Инфекция в первые 2 года жизни и расстройства аутистического спектра. Педиатрия 119 (1): e61 – e69

    PubMed Google ученый

  • Rutter M, Le Couteur A, Lord C (2003) Пересмотренное интервью по диагностике аутизма ADI-R. Western Psychological Services, Лос-Анджелес

    Google ученый

  • Sabourin KR, Reynolds A, Schendel D, Rosenberg S, Croen LA, Pinto-Martin JA, Schieve LA, Newschaffer C, Lee LC, Diguiseppi C (2019) Инфекции у детей с расстройством аутистического спектра: изучение для раннего изучения развитие (SEED).Autism Res 12 (1): 136–146

    PubMed Google ученый

  • Schendel DE, Overgaard M, Christensen J, Hjort L, Jorgensen M, Vestergaard M, Parner ET (2016) Ассоциация психиатрических и неврологических коморбидностей со смертностью среди людей с расстройством аутистического спектра в населении Дании. JAMA Pediatr 170 (3): 243–250

    PubMed Google ученый

  • Schieve LA, Gonzalez V, Boulet SL, Visser SN, Rice CE, Van Naarden Braun K, Boyle CA (2012) Сопутствующие медицинские условия, а также использование и потребности в медицинской помощи среди детей с ограниченными возможностями обучения и поведенческого развития, Национальное интервью по вопросам здравоохранения Обзор, 2006–2010 гг.Res Dev Disabil 33 (2): 467–476

    PubMed Google ученый

  • Simonoff E, Pickles A, Charman T, Chandler S, Loucas T, Baird G (2008) Психиатрические расстройства у детей с расстройствами аутистического спектра: распространенность, коморбидность и связанные факторы в выборке, полученной из популяции. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 47 (8): 921–929

    PubMed Google ученый

  • Stamouli S, Anderlid BM, Willfors C, Thiruvahindrapuram B, Wei J, Berggren S, Nordgren A, Scherer SW, Lichtenstein P, Tammimies K, Bölte S (2018) Анализ вариации числа копий 100 пар близнецов, обогащенных для развития нервной системы расстройства.Twin Res Hum Genet 21 (1): 1–11

    PubMed Google ученый

  • Timonen-Soivio L, Sourander A, Malm H, Hinkka-Yli-Salomaki S, Gissler M, Brown A, Vanhala R (2015) Связь между расстройствами аутистического спектра и врожденными аномалиями по системам органов у финского национального ребенка когорта. J Autism Dev Disord 45 (10): 3195–3203

    PubMed Google ученый

  • van Rooij D, Anagnostou E, Arango C, Auzias G, Behrmann M, Busatto GF, Calderoni S, Daly E, Deruelle C, Di Martino A, Dinstein I, Duran FLS, Durston S, Ecker C, Fair D , Fedor J, Fitzgerald J, Freitag CM, Gallagher L, Gori I, Haar S, Hoekstra L, Jahanshad N, Jalbrzikowski M, Janssen J, Lerch J, Luna B, Martinho MM, McGrath J, Muratori F, Murphy CM, Murphy DGM, O’Hearn K, Oranje B, Parellada M, Retico A, Rosa P, Rubia K, Shook D, Taylor M, Thompson PM, Tosetti M, Wallace GL, Zhou F, Buitelaar JK (2018) Морфометрия коркового и подкоркового мозга различия между пациентами с расстройством аутистического спектра и здоровыми людьми на протяжении всей жизни: результаты рабочей группы ENIGMA ASD.Am J Psychiatry 175 (4): 359–369

    PubMed Google ученый

  • Vohra R, Madhavan S, Sambamoorthi U (2017) Распространенность коморбидности, использование медицинских услуг и расходы взрослых с расстройствами аутистического спектра, включенных в программу Medicaid. Аутизм 21 (8): 995–1009

    PubMed Google ученый

  • Волкерт В.М., Ваз П.С. (2010) Недавние исследования проблем с питанием у детей с аутизмом.J Appl Behav Anal 43 (1): 155–159

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Vorstman JAS, Parr JR, Moreno-De-Luca D, Anney RJL, Nurnberger JI Jr, Hallmayer JF (2017) Генетика аутизма: возможности и проблемы для клинического перевода. Nat Rev Genet 18 (6): 362–376

    PubMed Google ученый

  • Wechsler D (2003) Техническое и пояснительное руководство WISC-IV.Пирсон, Сан-Антонио

    Google ученый

  • Wechsler D (2008) Техническое и пояснительное руководство WAIS-IV. Пирсон, Сан-Антонио

    Google ученый

  • Willfors C, Carlsson T, Anderlid BM, Nordgren A, Kostrzewa E, Berggren S, Ronald A, Kuja-Halkola R, Tammimies K, Bölte S (2017) Медицинский анамнез дискордантных близнецов и экологическая этиология аутизма. Transl Psychiatry 7 (1): e1014

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Wise EA, Smith MD, Rabins PV (2017) Старение и расстройство аутистического спектра: натуралистическое продольное исследование сопутствующих заболеваний, поведенческих и нейропсихиатрических симптомов у взрослых с РАС.J Autism Dev Disord 47 (6): 1708–1715

    PubMed Google ученый

  • Xinias I, Mavroudi A (2015) Запор в детстве. Обновленная информация об оценке и управлении. Гиппократия 19 (1): 11–19

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Xu G, Snetselaar LG, Jing J, Liu B, Strathearn L, Bao W (2018) Ассоциация пищевой аллергии и других аллергических состояний с расстройством аутистического спектра у детей.JAMA Netw Open 1 (2): e180279

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • Zetterqvist J, Vansteelandt S, Pawitan Y, Sjölander A (2016) Вдвойне надежные методы обработки искажений по кластерам. Биостатистика 17 (2): 264–276

    PubMed Google ученый

  • MeSHe — Психическое и соматическое здоровье без границ

    Эпидемиологические проекты MeSHe

    Раннее выявление подросткового употребления психоактивных веществ — одна из наиболее эффективных возможностей предотвращения развития стойких психических расстройств, упорного криминального образа жизни и резкой социальной маргинализации.Сегодня большинство биосоциальных и социальных факторов риска, которые приводят к злоупотреблению психоактивными веществами у подростков, нанесены на карту, однако культурный контекст этих факторов риска изучается редко.

    Уровень иммиграции (включая все разные причины) в современном мире исключительно высок. Признание и изучение специфических для конкретной культуры моделей психического нездоровья — это единственный способ предложить равную и ориентированную на пациента помощь тем, кто в ней нуждается, без различия по их происхождению.

    С помощью структурированного и стандартизированного обследования настоящий проект направлен на выявление культурных показателей и факторов риска злоупотребления психоактивными веществами и агрессивного антисоциального поведения или самоповреждения.

    Общего назначения

    Проект направлен на выявление культурных особенностей личностных и поведенческих, физических или психиатрических симптомов для улучшения возможностей раннего выявления тех подростков, которым может потребоваться помощь и поддержка в связи с их употреблением психоактивных веществ и / или агрессивными антисоциальными или самопроизвольными действиями. наносить вред поведению, чтобы предотвратить сохранение этих деструктивных моделей поведения в их собственной естественной культуре и даже в случае иммиграции, основанной на их исходной культурной матрице, даже в принимающих странах.

    Конкретные цели:

    1. На международной матричной карте распространенности основных психиатрических и соматических проблем со здоровьем, самооценки уровней употребления психоактивных веществ и агрессии в выборках старшеклассников и для анализа связи между этими факторами.

    2. Определить взаимосвязь между аффектами подростков, их участием в физической активности в свободное время и их употреблением психоактивных веществ, уровнем явного агрессивного поведения и самоповреждения, а также изучить возможные культурные различия.

    3. Описать личностные профили тех, кто имеет наибольшую проблемную нагрузку (большинство проблем с психическим и соматическим здоровьем, и самые высокие баллы по показателям употребления психоактивных веществ и агрессии), и сравнить эти дескрипторы между различными культурами. Изучите их основные факторы социального происхождения.

    4. Определите культурно-специфические симптомы и признаки, предсказывающие отрицательный исход в поведении подростков, с помощью сравнения данных, полученных от подростков, и данных, полученных от наркозависимых в амбулаторных условиях — клиниках в каждой стране отдельно.

    Расстройство соматических симптомов и злоупотребление психоактивными веществами

    Расстройство соматических симптомов и другие связанные с ними расстройства — это психические состояния, при которых люди имеют неадаптивные психологические реакции на физические симптомы. Некоторые расстройства определяются как психосоматические, в то время как другие имеют как медицинские, так и психологические компоненты.

    Многие соматические расстройства связаны с болью, утомляемостью и тревогой — все это может побуждать людей искать помощи через употребление психоактивных веществ. По этой причине у людей с этими состояниями часто развиваются сопутствующие расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, и им требуется скоординированное лечение для выздоровления от обоих.

    Влияние злоупотребления психоактивными веществами на симптомы расстройства соматических симптомов

    Люди, у которых развивается соматическое симптоматическое расстройство или другие соматические расстройства, часто испытывают боль иначе, чем другие люди. Они могут быть более физиологически чувствительными к боли или у них, возможно, развилась усиленная реакция на боль в качестве усвоенного поведения в детстве.

    Люди с соматическими расстройствами обычно либо страдали серьезными детскими заболеваниями, либо их родители были остро или хронически больны.Они научились либо бояться медицинских симптомов, либо принимать их как способ получить внимание и заботу.

    Независимо от причины их повышенная чувствительность и реактивность на боль часто заставляет людей с соматическими заболеваниями искать облегчения через употребление психоактивных веществ. Многие вещества облегчают как физическую, так и психологическую боль, особенно алкоголь, бензодиазепины, опиаты и марихуана. Эта передышка от боли может привести к зависимости от психоактивных веществ и связанным с ней осложнениям, а также к ухудшению соматических симптомов.

    Вещества, облегчающие боль, часто со временем повышают чувствительность к боли, особенно опиаты. Это явление называется гипералгезией и влияет на восприятие боли, будь то физиологическая или психосоматическая природа. Усиление субъективной боли может усилить как соматические, так и психологические симптомы соматических расстройств.

    Расстройство соматических симптомов и алкоголь

    Исследования показывают тесную связь между соматическими расстройствами и злоупотреблением алкоголем. Доступность алкоголя, а также некоторые его специфические свойства способствуют его частому употреблению для облегчения психологического и соматического расстройства.Легкая эйфория и онемение алкоголя могут временно уменьшить или замаскировать боль. Кроме того, его растормаживающие свойства могут снизить тревожность.

    К сожалению, беспокойство и неприятные ощущения обычно усиливаются по мере того, как действие алкоголя проходит. Употребление алкоголя также может вызвать новые проблемы со здоровьем, которые усугубляют соматические жалобы и связанные с ними симптомы тревоги. Алкогольная зависимость вызывает множество медицинских осложнений, таких как высокое кровяное давление, болезни сердца, болезни печени и хронические воспаления.Это серьезные проблемы сами по себе, и некоторые соматические расстройства могут мешать их лечению.

    Расстройство соматических симптомов и марихуана

    Люди с соматическими расстройствами часто употребляют марихуану, которой уделяется все больше внимания из-за ее способности облегчать симптомы хронической боли. Однако, как и алкоголь, марихуана приводит к множеству негативных эффектов при регулярном использовании для снятия психологического и физического дискомфорта.

    Как и любое другое химическое вещество, изменяющее сознание, марихуана связана с повышенной тревожностью в периоды между употреблением, особенно у людей, у которых диагностирована зависимость от каннабиса и которые испытывают эффекты отмены каннабиса.

    Хотя марихуана может расслаблять людей, иногда она вызывает приступы сильного беспокойства и паранойи. Люди, которые часто его используют, сообщают о странных телесных ощущениях, которые могут вызвать беспокойство. Изменения восприятия, вызванные каннабисом, могут ухудшить или даже вызвать соматические симптомы и расстройства.

    Расстройство соматических симптомов и опиоиды

    Часто встречаются сопутствующие соматические расстройства и расстройства, связанные с употреблением опиоидов. Поскольку опиоидные препараты в основном используются для снятия боли, они сразу же привлекают всех, кто испытывает серьезный физический дискомфорт, включая людей с соматическими расстройствами.Поскольку соматические расстройства являются хроническими состояниями, у людей с этими расстройствами употребление опиоидов часто перерастает в зависимость.

    Опиоидная зависимость обычно приводит к гипералгезии или повышенной чувствительности к боли. Этот эффект связан с тем, что длительное употребление опиоидов тренирует мозг производить меньше эндогенных опиоидов. Со временем мозг и нервная система становятся зависимыми от химических веществ, попадающих в организм из внешних источников.

    Эта динамика может осложнять и ухудшать любое хроническое болевое состояние и иметь особенно серьезные последствия для людей с соматическими болевыми расстройствами.Поскольку эти расстройства коренятся в субъективном восприятии боли, такое изменение процессов управления болью в организме может также усилить соматическую тревогу.

    Расстройство соматических симптомов и стимуляторы

    Использование стимуляторов активирует симпатическую нервную систему, что усложняет соматические расстройства. Естественно нервничать в ответ на стрессоры окружающей среды, которыми обычно активируется симпатическая нервная система. Однако, когда инстинкт борьбы или бегства провоцируется при отсутствии внешних стимулов, может пройти много времени, прежде чем мозг и тело снова успокоятся.

    Высокие дозы стимулирующих препаратов, таких как метамфетамины, могут напрямую вызывать крайнюю тревогу, вплоть до паники и паранойи. Сочетание физических и психических симптомов может усилить опасения по поводу внезапного начала болезни у людей с соматическими расстройствами.

    Злоупотребление наркотиками как причина расстройства соматических симптомов

    Гипералгезия не только ухудшает существующие соматические симптомы, но также может их вызывать. У людей, злоупотребляющих веществами, впервые может развиться боль или физические симптомы в ответ на вызванные веществами изменения химического состава мозга и функций нервной системы.

    Этих новых неприятных ощущений может быть достаточно, чтобы спровоцировать развитие соматического расстройства самостоятельно. Однако дополнительные эффекты расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, еще больше способствуют возникновению одного из этих состояний. Злоупотребление наркотиками может вызывать депрессию и беспокойство, особенно в периоды между употреблением и по мере того, как употребление психоактивных веществ переходит в зависимость. У некоторых людей эти симптомы могут перерасти в расстройства психического здоровья.

    Три из пяти конкретных соматических состояний, перечисленных в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM), включают как соматические, так и тревожные симптомы: тревожное расстройство, расстройство соматических симптомов и психологические факторы, влияющие на другие медицинские состояния.Сочетание усиленного беспокойства и повышенной чувствительности к физическому комфорту может спровоцировать тревожные размышления, сфокусированные на страхе перед болезнью или необычными ощущениями, которые затем могут перерасти в одно из этих расстройств.

    Статистика расстройств соматических симптомов и злоупотребления наркотиками

    Примерно от 5 до 7 процентов людей в общей популяции страдают соматическими симптомами.

    Примерно у 20-25 процентов пациентов с серьезными соматическими симптомами позже развивается хроническое соматическое расстройство.

    У людей с расстройствами, связанными с употреблением алкоголя, вероятность развития соматических расстройств в два раза выше.

    Одно исследование показало, что мужчины с расстройством соматических симптомов более чем в два раза чаще страдают расстройством, связанным с употреблением опиоидов, чем мужчины, у которых нет соматического расстройства. Для женщин ставки, вероятно, такие же, если не выше.

    Злоупотребление наркотиками как помеха лечению соматических симптомов

    Существует множество различных способов, которыми вещества могут препятствовать приему лекарств, которые используются для лечения соматических расстройств и сопутствующих психических состояний, таких как депрессия и тревога.Эти препятствующие эффекты включают следующее:

    • Марихуана, опиоиды и алкоголь могут усиливать седативный эффект других лекарств, вызывая повышенный риск чрезмерной интоксикации и непреднамеренного вреда
    • Марихуана, алкоголь и опиоиды могут влиять на метаболизм антидепрессантов и других психиатрических препаратов, уменьшая или сводя на нет их терапевтический эффект
    • Стимуляторы могут усиливать действие антидепрессантов, включая селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), что в некоторых редких случаях приводит к опасному эффекту, называемому «серотониновым синдромом».

    Кроме того, употребление психоактивных веществ может мешать психотерапии.И когнитивно-поведенческая терапия, и терапия принятия и приверженности используются для нацеливания на иррациональные мысли и тревожные размышления, которые могут вызвать дистресс у людей с соматическими расстройствами. Прогресс в психотерапии может быть прерван использованием веществ, изменяющих мыслительные процессы.

    Лечение расстройства соматических симптомов и сопутствующего злоупотребления психоактивными веществами

    Первичные терапевтические вмешательства, используемые для лечения соматического симптоматического расстройства и других соматических расстройств, также могут быть эффективными при лечении сопутствующих поведенческих состояний здоровья, включая депрессию, тревогу и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.Сопутствующие расстройства лучше всего поддаются комплексному подходу к лечению, при котором услуги предоставляются одним и тем же поставщиком или тесно координируются между поставщиками.

    Наилучшим подходом к лечению сопутствующих соматических расстройств и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, является скоординированная групповая и индивидуальная терапия с использованием методов КПТ и вмешательств, основанных на осознанности. Также важно, чтобы врачи, оказывающие психиатрические услуги людям с соматическими расстройствами, тесно сотрудничали с врачами своих пациентов.

    Люди с соматическими расстройствами и сопутствующими психическими расстройствами, имеющие хорошие отношения со своими врачами, обычно имеют лучшие результаты лечения. Комплексное лечение может гарантировать, что врачи не будут работать с людьми таким образом, чтобы это мешало их прогрессу в групповом или индивидуальном лечении соматических и сопутствующих расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

    The Recovery Village управляет лечебными центрами по всей территории Соединенных Штатов, которые предоставляют комплексные услуги людям с сопутствующими заболеваниями.Если вы или кто-то из ваших знакомых страдает соматическим симптоматическим расстройством и зависимостью, свяжитесь с представителем Recovery Village сегодня, чтобы узнать больше о вариантах лечения, которые могут удовлетворить ваши потребности.

    Связанная тема: Соматоформное расстройство

    Заявление об отказе от ответственности: The Recovery Village направлена ​​на улучшение качества жизни людей, борющихся с употреблением психоактивных веществ или психическим расстройством, с помощью фактов о природе поведенческих состояний, вариантах лечения и связанных с ними результатах.Мы публикуем материалы, которые исследуются, цитируются, редактируются и рецензируются лицензированными медицинскими специалистами. Предоставляемая нами информация не предназначена для замены профессиональных медицинских консультаций, диагностики или лечения. Его не следует использовать вместо совета вашего врача или другого квалифицированного поставщика медицинских услуг.

    Добавить комментарий