Стигматизировать это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Что такое стигматизация и почему с ней нужно бороться? | Катины Записки

В данном материале я хотела бы уделить внимание такому явлению, бытующему в обществе, как стигма. Если говорить конкретнее, то я заинтересована в освещении проблемы стигматизации психических расстройств. Для начала стоит дать конкретное определение этому термину для лучшего понимания читателя.

Что такое стигма?

Обращаясь к терминологии, стигматизация — это предвзятое отношение к чему-либо, основанное на общепринятых стандартах нормального в обществе. Так как с течением времени нормы видоизменяются, то и стигма также меняется вместе с ними. Таким образом, люди отмечают для себя, что такое хорошо и что такое плохо. Хотя подобное навешивание ярлыков не всегда корректно и оправдано, а поэтому и является проблемой.

Ты сумасшедший!

К сожалению, в 21 веке, несмотря на развитие толерантности и лояльности по отношению к окружающим, все еще существует стигматизация ментальных расстройств. Касается она в первую очередь неправильного представления о психических нарушениях из-за своей неосведомленности в данной теме. Одним из видов популярных

стигм является обесценивание чужих проблем, о котором я уже писала в этой статье.

Стигматизация ментальных расстройств является своего рода дискриминацией, а также помогает людям оправдывать свою агрессию и враждебность по отношению к тем, кто им не нравится.

Если вы лично столкнулись с теми или иными ментальными проблемами то наверняка замечали, что люди не всегда адекватно воспринимают этот факт. Некоторые просто брезгуют общаться с больными, другие же просто не верят в существование психических расстройств.

Почему стигматизация вредит обществу?

Разумеется, от подобного явления необходимо избавляться, начиная, в первую очередь с самого себя. Из-за нависшей стигмы многие люди скрывают свои ментальные проблемы, не обращаясь за помощью к специалистам. А это может привести к очень печальным последствиям.

Подобное поведение противоречит основным принципам гуманизма, на котором и строится цивилизованное общество. Хочется верить, что с течением времени стигма полностью исчезнет из разума всех людей, вытесненная желанием помочь и понять другого человека.

Я буду безумно рада, если вы в качестве благодарности подпишетесь на канал, чтобы следить за выходом новых статей, а также поставите лайк и оставите комментарий внизу!

СТИГМАТИЗАЦИЯ — это… Что такое СТИГМАТИЗАЦИЯ?

СТИГМАТИЗАЦИЯ
СТИГМАТИЗАЦИЯ — согласно одной из криминологических теорий процесс (или результат) навязывания государством лицу, совершившему общественно опасное деяние, статуса («клейма») преступника. Тому, кто однажды был заклеймен как преступник, трудно в дальнейшем избавиться от этой «стигмы», что приводит к появлению целого слоя антисоциальных личностей.

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М. А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева. 2003.

Синонимы:
  • СТИВИДОРНЫЕ РАСХОДЫ
  • СТИГМЫ ТЕОРИЯ

Смотреть что такое «СТИГМАТИЗАЦИЯ» в других словарях:

  • СТИГМАТИЗАЦИЯ — (греч.). Имение на теле знаков, подобных тем, которые остались на теле распятого Христа от гвоздей, тернового венца и т. д., наблюдается у истеричн. больных. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Стигматизация — (социальная) Стигматизация (религиозная) Установка (психология) психологические аспекты формирования предубеждений …   Википедия

  • стигматизация — и, ж. stigmatisation f. 1. Наличие кровавых язв, стигм на коже. Уш. 1940. К числу явлений истерии, механизм которой и до сих пор остается непонятным, принадлежит и явление так называемой стигматизации, известного чуда святого Франсуа. Дело 1880 8 …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • СТИГМАТИЗАЦИЯ — СТИГМАТИЗАЦИЯ, стигматизации, мн. нет, жен., и СТИГМАТИЗМ, стигматизма, мн. нет, муж. (мед., ист.). Наличие кровавых язв, стигм на коже. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • СТИГМАТИЗАЦИЯ — СТИГМАТИЗАЦИЯ, стигматизации, мн. нет, жен., и СТИГМАТИЗМ, стигматизма, мн. нет, муж. (мед., ист.). Наличие кровавых язв, стигм на коже. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • стигматизация — сущ., кол во синонимов: 1 • дискриминация (12) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Стигматизация — (от греч. Στιγμα клеймо) так называется имение на теле знаков подобных тем, которые остались на теле распятого Христа от креста, гвоздей, тернового венца и пр. О явлениях С. впервые рассказывается в жизнеописании Франциска Ассизского; за два года …   Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Стигматизация — социально психологическая дискриминация какой то категории людей. (Источник: Сексологический словарь) социально психологическая дискриминация какой то категории людей (Источник: Краткий словарь сексопатологических терминов) …   Сексологическая энциклопедия

  • стигматизация — стигматизация, стигматизации, стигматизации, стигматизаций, стигматизации, стигматизациям, стигматизацию, стигматизации, стигматизацией, стигматизациею, стигматизациями, стигматизации, стигматизациях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма… …   Формы слов

  • стигматизация — согласно одной из криминологических теорий процесс (или результат) навязывания государством лицу, совершившему общественно опасное деяние, статуса ( клейма ) преступника. Тому, кто однажды был заклеймен как преступник, трудно в дальнейшем… …   Большой юридический словарь


«Стигматизация пациента – априори непрофессионально» – журнал Vademecum

– Когда к вам на прием впервые попал ВИЧ+ пациент?

– Я помню, как впервые встретился с ВИЧ+. Это было на пятом курсе института, курация больного на кафедре инфекционных болезней, я тогда еще даже не думал, что стану инфекционистом. Осмотрев и опросив пациента, я поставил ему диагноз «инфекционный мононуклеоз». За что мне была поставлена «двойка», потому что это была острая ВИЧ-инфекция. Дело в том, что один из вариантов острой ВИЧ-инфекции – мононуклеозоподобный синдром, клиника очень похожа. И я был удивлен, честно говоря, потому что в голове моей тогда не было и мысли о ВИЧ.

– Изменилось ли, по вашим наблюдениям, отношение к людям с ВИЧ в медицинской среде, прежде во многих случаях бывшее настороженным?

– Скажу больше, это не просто настороженность, это полное неприятие ВИЧ+ пациентов многими врачами. Когда они обращаются за любой помощью – стоматологической, хирургической или терапевтической – очень часто на них обрушивается стигма. Им говорят: «Идите в СПИД-центр, вам там помогут».

В 2000-х врачи общей практики только начали сталкиваться с нашими пациентами, мало знали об этом, для них все это было в новинку. Но сейчас тенденция меняется – врачи наконец стали понимать, что вокруг очень много людей с ВИЧ-инфекцией, и они вынуждены будут оказывать им помощь. И сейчас коллеги стали больше интересоваться темой ВИЧ-инфекции, вопросы, которые их занимают – как сделать так, чтобы я не заразился, как правильнее помочь такому пациенту, потому что есть нюансы в его ведении. Они поняли, что заразиться от больного практически невозможно, даже если авария какая-то случилась, можно получить профилактику и не заразиться.

Желание или вынужденная необходимость учиться подтолкнули врачей к тому, что и пациентов они стали меньше стигматизировать, и помощь оказывать более охотно. Но в первую очередь в частном сегменте, где их стали чаще принимать.

– Стигматизация мешает оказывать адекватную медицинскую помощь?

– Стигма довлеет над нашими пациентами. Существуют неверные представления в головах врачей, которые считают их аморальными личностями – либо употребляющими наркотики маргиналами, либо практикующими промискуитет.

И сам, мол, виноват в таком случае. Им не приходит в голову, что ВИЧ-инфекцией заболевают совершенно благополучные слои населения. Это не просто боязнь за себя, но и пренебрежительное отношение. Но тенденция, повторяю, меняется – меняется поколение врачей, они понимают, что помощь нужно оказывать профессионально, а стигматизация пациента – априори непрофессионально.

Большинство проблем рождается из страха – больных, например, боятся осматривать без перчаток. Когда есть объективные причины – у больного травмы или повреждения на коже, его лихорадит, он кашляет, и ты можешь объяснить пациенту, почему ему нужно надеть маску или врачу – респиратор, это одно. Но когда всех пациентов осматривают на расстоянии вытянутой руки и в перчатках, это неправильно. Страх, брезгливость, пренебрежение – эти вещи еще во многом руководят медиками, к сожалению. В СПИД-центрах есть стационарная помощь, но она не плановая, а экстренная.

По закону пациенту не могут немотивированно отказать в хирургической помощи, но периодически стараются. Потому что боятся, а значит, не знают, не хотят знать, не хотят разбираться. Врачи новой формации все же ломают эти стереотипы: да, я оперирую, даже если я поранился, я могу принимать профилактические препараты в течение 28 дней и не заразиться, к тому же большинство пациентов получают антиретровирусную терапию. А случаев заражения медработников, которые вовремя получали полноценную адекватную профилактику, не зарегистрировано.


Международный День борьбы со СПИДом – 1 декабря – не только повод вспомнить о жертвах коварной болезни, но и традиционное приглашение к серьезному обсуждению проблем людей, живущих с ВИЧ. Не менее важная урочная тема – противодействие дискриминации ВИЧ-положительных пациентов, в частности, со стороны медицинского сообщества. Неготовность отечественной системы здравоохранения к полноценной работе с пациентской аудиторией, численность которой, только по данным официальной статистики, превысила 1 млн человек, если не замалчивается, то часто отходит на второй план.

Лельчицкий территориальный центр социального обслуживания населения


Стигматизация

Узнавая нечто новое, по мере накопления жизненного опыта мы создаем определенные схематичные представления о предметах и явлениях и впоследствии действуем на основе этих представлений. Так, мы знаем об огне, что он обжигает, и что на нем можно готовить пищу. Разные люди имеют разные представления об огне, о том, как его можно использовать, и что из него можно извлечь. Кто-то может бояться пламени, другой человек, напротив, будет наслаждаться созерцанием горящего костра. Так и с людьми.

Представьте, что, увидев человека в первый раз и немного поговорив с ним, вы решаете, что этот человек глуп и неинтересен, и впоследствии, думая о нем или общаясь с ним, действуете, словно так оно и есть. Тем самым ограничиваясь «представлением-ярлыком», вы теряете возможность открыть в человеке другие, не замеченные ранее черты и сделать ваше общение более полноценным и обоюдовыгодным.

Стигматизация (от греческого «стигма» — «клеймо») — это навешивание социальных, моральных, психологических характеристик (ярлыков) на отдельного индивида или даже сообщество, имеющих отрицательный характер. Человек, отличающийся каким-либо физическим, моральным или иным признаком от большинства того общества, в котором он живет, наделяется стигмой. Например: «красавец», «глупая», «психолог», «ботан», «жадина» и т. д.

Основные разновидности стигматизации:

•Физическая стигматизация-присвоение стигмы лицам с физическими недостатками, врожденными или приобретенными. Например, когда слепому говорят громче, хотя он прекрасно слышит, или психически больные, которых стараются сторониться, считая их непредсказуемыми и опасными.

Зачастую человек, имеющий даже незначительное психическое заболевание, страдает больше от предубеждений со стороны окружающих, чем от симптомов самой болезни.

Сюда же можно отнести людей со всеми неизлечимыми болезнями, такими как СПИД, гепатит, туберкулез. Людям с этими болезнями сразу же присваивается «звание» социального аутсайдера, наркомана, алкоголика и т.п.

• Психологическая стигматизация это явление, при котором человек сам наделяет себя какой-либо стигмой. Например, «я толстая, а толстых никто не любит», «я маленького роста, а девушки любят высоких». Зачастую психологическая стигма появляется на фоне физического недуга. Допустим, человек считает, что он немощный инвалид, с которым никто не захочет заводить семью. Проблема заключается в том, что лицо с таким клеймом начинает прятаться от общества, как от стрессора, жалеть себя, ограничивать и все неудачи списывать на свое клеймо. Очень часто это наблюдается у ветеранов военных действий, которые получили увечья, ограничивающие их способность к передвижению, а проще говоря — стали инвалидами. Они настроены на неудачу или даже вовсе отказываются от попыток что-либо предпринять, накручивая себя: «Я же инвалид, у меня ничего не получится, я никому не нужен, потому что обуза».

То же самое происходит с девушками, страдающими излишним весом. Они или зацикливаются на своей внешности и ведут затворнический образ жизни, сторонясь общения с противоположным полом, или доводят себя до анорексии. Таким образом, стигма становится причиной самобичевания и самоуничтожения.

Социальная стигматизация — это явление, когда человеку «ставят клеймо», исходя из его положения в обществе. Самым выдающимся примером такого рода стигмы являются бывшие осужденные. После выхода из исправительного учреждения на этих людей продолжают смотреть как на уголовников, «от него можно ожидать чего угодно», «зэков бывших не бывает». Вышедшим людям на свободу очень сложно адаптироваться к общественной жизни. Как они не стараются, снова попадают в исправительные колонии. В большинстве случаев из-за невозможности построить нормальную жизнь. И здесь уже можно заметить, как социальная стигматизация сворачивается в психологическую.

К этой категории можно отнести детей-сирот, живущих в детских домах, им очень часто, хоть это и внешне порицается, заочно присваивается звание «будущих уголовников».

Еще пример: девушка, не вышедшая замуж до 25 лет — «старая дева и никому не нужна». Очень сильно подвергаются стигматизации представители нетрадиционной ориентации. Людей, живущих в деревнях и селах, принято считать «деревещены» из-за низкого информационного развития.

• Культурная стигматизация

Широко представлена социальная стигматизация в этническом контексте: «евреи — хитрые», «украинцы — жадные», «немцы — фашисты». В принципе, любой анекдот, да и сатира тоже — это высмеивание стигмы человека или целой социальной группы. Стигматизация часто рождает дискриминацию: этническую, расовую и даже гендерную.

Последствия стигматизации для человека:

У всех людей со стигмой наблюдается примерно одинаковая модель поведения. Стесняясь своего статуса, они стремятся избегать общества, скрывают наличие у себя «порока», оправдывают все своим «недостатком». Такие люди боятся подвергнуться критике, зачастую свою жизнь строят так, чтобы максимально соответствовать понятию «нормальный человек». Индивид со стигмой скрывает наличие ее у себя, уничтожая таким образом свою жизнь. Смыслом и целью существования становится желание, чтобы никто не догадался, что у него есть недостаток. Как следствие появляются неврозы, депрессивные состояния, личность становится замкнутой, развиваются разного рода психосоматические заболевания. И что самое ужасное, это может привести к суициду.

Иногда можно наблюдать «положительные» проявления стигмы. Например, когда одобряют боксера за ум, нехарактерный для данного вида спорта, или наоборот, шахматиста хвалят за силу.

Особенности профилактики стигматизации в обществе

Каким бы ни было какое-либо явление, смысл заключается в том, что мы с раннего детства приучаем своих детей навешивать ярлыки, говоря им, что «этот дядя чужой и опасный», «не дружи с этим мальчиком, он плохой». Безусловно, люди хотят защитить и оградить своих детей от неприятностей, но важна форма, в которой это делается.

Обычно у нас нет ни слов, ни желания объяснить малышу, почему мы предостерегаем его от общения с незнакомым человеком. Мы просто вкладываем в его память негативный опыт, готовый конструкт «чужой-плохой». Родители не объясняют своему чаду, почему они не хотят, чтобы он дружил с кем-то из сверстников во дворе, и что плохого тот сделал, а просто вешается ярлык, который не подлежит сомнению.

И уже в школе можно наблюдать плоды такого своего воспитания, когда стигматизации подвергается любой хоть чем-нибудь непохожий на других ребенок.

К профилактическим можно отнести такие меры:

1.Общая гуманизация общества. Это должно происходить еще с детских лет в семье, потом в образовательных институтах. Необходимо формировать такие качества, как толерантность, лояльность. Сейчас в школах, например, вводят интегрированное образование. Это значит, что внедряются классы, в которых учатся обычные ребята и «дети с особенностями в развитии».

2.Просвещение и повышение общей культуры общества и социального уровня жизни. Ни для кого не секрет, что именно бытовая неустроенность, недостаток образования и культуры зачастую толкает людей к «порочному образу жизни», если, конечно, речь не идет о врожденных недугах. Люди должны знать примеры, когда человек со стигмой развивается, добивается успеха и становится вполне счастливым. Знаменитый Альберт Эйнштейн, а также изобретатель телефона Александр Белл страдали задержкой интеллектуального развития. Все они стали знаменитыми и успешными в жизни.

3.Информирование о стигматизирующих факторах. Здесь речь идет о юридической, медицинской, психологической осведомленности. Проще говоря, люди должны знать к чему приводит навешивание социальных ярлыков на других. Каждый должен осознавать меру ответственности за свои слова и поступки, чтобы формировалось чувство сопричастности по отношению к окружающему миру, и человек не закрывался в своей «скорлупе», делая вид, что «меня это не касается».

Если все-таки не удалось обойти «навешивание ярлыков», то следующие рекомендации помогут справиться со стигмой:

1. Поймите, что вы не ваша стигма. Ваша семья и друзья любят вас, а не вашу стигму! Когда люди смотрят на вас, они видят вас. Итак, когда вы смотрите на себя, вы тоже должны увидеть себя;

2. Обратитесь за помощью по решению возникшей проблемы. Рассмотрите возможность работы со специалистом. Профессионалы сделают ваш путь легче. Например, если вы страдаете ожирением- обратитесь к диетологу и пр.;

3. Попробуйте методы снижения стресса. Исследования показали, что успокаивающие методы, такие как размышления, медитации, занятия йогой и даже глубокие вдохи могут помочь людям справиться со стигмой;

4. Сосредоточься на других аспектах в вас. Может быть, что вы «парень- ботан», но при этом удивительный шахматист. Или «девушка- блондинка», но прекрасно играете в баскетбол. Почему бы вам не радоваться этим вещам вместо проблем?

Поэтому, не бойтесь ярлыков! Ни в отношении самих себя, ни в отношении других людей. Все мы – живые люди и поэтому у всех нас имеются какие-то проблемы. И на всех нас можно повесить хоть какой-нибудь, но всё же ярлычок!

Стигматизация и дискриминация в отношении людей, живущих с ВИЧ


Стигматизация и дискриминация в отношении людей, живущих с ВИЧ
Что такое стигматизация и дискриминация?

Буквальное значение слова «стигма» – «метка» или «пятно» на ком-то или чем-то. На ВИЧ часто смотрят отрицательно, и общественное отношение может нанести ущерб инфицированным людям или тем, кого подозревают в том, что они инфицированы.

Дискриминация определяется, в основном, юридическими правами и правами человека. Когда человек теряет работу из-за отрицательного подтекста или восприятия ВИЧ, это очевидная дискриминация.

Кого касаются стигматизация и дискриминация?

Всех людей, инфицированных ВИЧ или потенциально подверженных риску инфицирования ВИЧ. Например:
потребители инъекционных наркотиков;
коммерческие секс-работники;
дети, ставшие сиротами из-за ВИЧ;
семья и друзья ВИЧ-позитивных людей из группы высокого риска;
сиделки при больных ВИЧ.

Двойная изоляция

Многие люди становятся изолированными от общества не единожды, а дважды. Сначала их отталкивают из-за их статуса ВИЧ-инфицированного, а затем из-за их предполагаемого поведения, которое привело их к тому, что они стали ВИЧ-позитивными.

Где происходят стигматизация и дискриминация?
На рабочем месте.
В правоохранительных учреждениях.
В средствах информации.
В сообществах.
В системе здравоохранения и т.д.

Все это ведет к социальной изолированности затронутых ВИЧ людей.

Как «работают» стигматизация и дискриминация?

Стигма относится не только к ВИЧ/СПИДу. Она также имеет место в случаях туберкулеза, сифилиса и проказы. Она встречается при заболеваниях, которые связаны с несоответствиями социальным нормам.

Язык имеет ключевое значение для стигматизации. Мощные метафоры используются для усиления и узаконивания стигматизации. В них ВИЧ/СПИД соотносят со смертью, ужасом, стыдом, наказанием и т.д.

Стигматизация может быть внутренней или внешней. Внутренняя стигматизация (которую человек ощущает или воображает) – это стыд, связанный с ВИЧ/СПИДом и страхом дискриминации. Внешняя стигматизация относится к реальным проявлениям дискриминации.

Они могут сделать жизнь невыносимой для тех, кто живет с болезнью.

Стигматизация может вызвать у людей, которые ей подверглись, нежелание проходить тесты, может заставить их изменить поведение, отказаться от профилактических мер, а также привести к низкому качеству ухода и дискриминации.

Например, женщина может не хотеть кормить ребенка из бутылочки, если она думает, что это заклеймит ее как ВИЧ-инфицированную.

Жертвами стигматизации и дискриминации зачастую становятся семьи, друзья, коллеги ВИЧ-инфицированных людей.

Поддержка тех, кто затронут ВИЧ, включает в себя такие мероприятия как:

— программы визитов на дом,

— группы поддержки,

— работа, направленная на преодоление страхов,

— консультирование,

— разрешение конфликтов,

— распространение образовательной информации, адаптированной для целевых аудиторий (например, для медицинских работников),

— предоставление слова людям, затронутым ВИЧ/СПИДом,

— поощрение формирования поддерживающей атмосферы через общение,

— защита прав людей, затронутых ВИЧ/СПИДом.

 

 

Польша должна прекратить стигматизацию ЛГБТИ

At a demonstration in Warsaw in October 2020, a sign with the message: “Love is Love. Stop intolerance”

«Государственные чиновники и публичные фигуры, формирующие общественное мнение, должны прекратить распространять атмосферу ненависти и нетерпимости по отношению к ЛГБТИ; вместо этого им следует укреплять уважение к их правам. Стигматизация и язык вражды несут в себе реальный риск узаконивания насилия. ЛГБТИ — это люди, а не идеология », — заявила Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович в опубликованном сегодня меморандуме, в котором она призывает власти Польши развернуть вектор текущих негативных тенденций против лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсекс (ЛГБТИ) людей и активистов в этой стране.

Далее на английском языке.

The memorandum builds on the Commissioner’s work for the protection of the human rights of LGBTI people in Europe and follows online consultations with Polish authorities, national human rights structures and non-governmental organisations working on the rights of LGBTI people held between 12 and 23 October 2020.

The Commissioner is deeply concerned about the visible rise in hateful rhetoric and the propagation of homophobic narratives by public officials and by other prominent bodies and figures in society in Poland. “Hate and dehumanisation have an impact not just on victims but also on the well-being of the society. They send a signal of social exclusion and threaten social cohesion”, the Commissioner said. She strongly urges all public authorities, politicians and opinion leaders in Poland not to engage in hate speech or any discourse stigmatising LGBTI people, and to firmly denounce such actions and statements, including when they come from private parties. She further calls on Poland to ensure that hate speech and hate crime based on sexual orientation, gender identity and sex characteristics are properly punished in law and in practice, including by recognising bias motivated on these grounds as an aggravating circumstance for hate crimes.

The Commissioner was particularly disturbed by the adoption of anti-LGBT declarations and charters by many local governments and municipalities in Poland and by examples of public support for homophobic projects and initiatives. In her view, these actions send an extremely alarming signal of public approval for hate, intolerance and exclusion, effectively incentivising such behaviour. Emphasising that all people are equal and deserve to be treated as such, the Commissioner calls for the anti-LGBT declarations and charters to be revoked and urges the Polish government to ensure that initiatives which directly or indirectly promote hate and intolerance against LGBTI people do not receive public support. The Commissioner also calls for the rejection of several bills targeting LGBTI people which are currently pending in the Polish parliament.

In the Memorandum, the Commissioner also expresses her concern regarding the numerous accounts of harassment and intimidation of LGBTI activists in Poland by law enforcement agencies and the public prosecution service, calling on the authorities to fully protect persons defending the rights of LGBTI people from hostility and aggression and to enable them to carry out their activities freely. She also notes with concern an increasing practice of banning Pride (equality) marches under the pretence of promoting public safety. “The authorities should commit firmly to ensuring the participants’ safety from violence rather than ban marches”, said the Commissioner.

The Commissioner calls on Poland to finally draw up, in close consultation with civil society, the new national action plan on equality which would include provisions explicitly addressing the discrimination of LGBTI people, and to support and promote education campaigns to raise public awareness about LGBTI people.

«Учителя опасны для детей»: что такое стигматизация профессии

Фото: Halfpoint / Shutterstock

Вокруг профессии учителя много мифов, часто — не самых приятных, основанных на единичных случаях. Пандемия и последовавшее за ней дистанционное обучение создали вокруг учителей ещё больше неприятных домыслов. О них рассказывает наш блогер Дмитрий Фурманов.

Привет, учитель! Рассылка

Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

31 декабря мы готовились к новому 2020 году, не подозревая, что вместе с этим самым новым годом наступит новая эра. Время, которое должно было стать временем взаимопомощи, внимания друг к другу. Временем грамотности, если хотите. Однако вышло так, что все проблемы, которые мы имели (в том числе в воспитании и образовании) приобрели масштаб катастрофы.

Но с точки зрения воспитания и отношения мы заново проживаем годы, которые уже случались в нашей стране, и все люди старше 25-ти их помнят.

Ненадолго погрузимся в те темные времена: прогремели взрывы на Каширском шоссе и в Волгодонске. Мы узнали, что любая постановка мюзикла может стать последней, стали бояться отпускать детей на линейку в школу. С описанными событиями у многих ассоциируются люди вполне определенного типажа. Сейчас всё почти как тогда.

Только опасность и подозрение теперь вызывает человек без маски (даже без признаков заболевания)

То, что я описываю имеет вполне четкое название. Это называется стигматизация. Основная проблема стигматизации — то, что стигма воспринимается нашими детьми как аксиома. В основной своей массе дети не подвергают какому-то критическому анализу всевозможные стигмы.

Часть из них этого не делает, потому что просто не умеет. Часть — потому что авторитет старших (родителей, например) слишком высок, чтобы всерьез рассматривать альтернативные версии.

Стигма закрепляет в нашем сознании абсолютно неверные, порой даже лживые утверждения. Например, банальный анекдот про то, что женщина за рулем — это обезьяна с гранатой, не является серьезным фактом. Он не подкрепляется никакой статистикой. Однако многие используют его как аргумент в спорах.

Последние годы государственная школа как будто аккумулирует на себя всевозможные стигмы. Давайте вспомним часть из них.

1. Учителя — это нищие

Вернее, учителя во всех регионах, кроме Москвы. Если мы говорим о размерах зарплат, то да, оклад учителя в Москве и условных Мытищах разительно отличается, возможно, даже в несколько раз. Хотя расстояние между двумя этими школами может быть преодолено в течение десяти минут прогулочным шагом. Сейчас в обществе заработок формирует пресловутый авторитет, то самое отношение, этот нелюбимый многими престиж. Однако многие педагоги могут зарабатывать достаточные деньги на репетиторстве, которое их может отдалить от порога нищеты весьма далеко. Но стоит сказать, что ты учитель, ярлык нищего прилетит моментально.

2. Учителя делают вбросы на выборах

Моё любимое из всех. В любом споре, в котором предъявлять претензии по поводу орфографии вроде бы неуместно, возникает этот аргумент. Мы все много раз видели этот образ с видеоролика, снятого на мобильный, в котором обязательно женщина предпенсионного возраста, возглавляющая территориальную избирательную комиссию, грудью бросается на защиту итогов голосования. И обязательно в ролике сообщается, что она сотрудник школы с десятками лет педагогического стажа. Но далеко не все педагоги участвуют в организации этой самой избирательной комиссии. А уж с подсчетом голосов связано еще меньшее их число.

Так почему же так происходит? А дело в том, что ненависть выплескивается на представителя профессии. Люди, которых, например, не устраивают итоги тех же выборов, хотят найти виновного в сложившейся ситуации. Но поскольку для них этот виновник нематериален, они просто переносят недостатки одного человека на целую социальную группу.

3. Учителя опасны для детей

Ответьте честно на один вопрос: как давно вы читали позитивные новости о российской школе? Ответить на этот вопрос нелегко, ведь в блогах и прессе сплошь и рядом драки учителей с учениками, домогательства учителей к ученикам, просто случаи халатности. И мы как-то радостно верим, что все учители опасны в лучшем случае своей чудовищной некомпетентностью. Почему так происходит? Дело в том, что новостники (блогеры и журналисты) вынуждены писать о каких-то резонансных случаях. А ситуация, в которой всё идет так, как и должно происходить, не подходит под определение резонансной (хотя лет через пять, может, будет подходить). Сейчас мы наблюдаем, как профессия учителя становится в ряд с какими-то отклонениями, связанными с вымещением своей злости на детях. Хотя это просто образ, связанный с рядом публикаций. Да, в одной компании живут в прессе оборотни в погонах, учителя-садисты, врачи-убийцы и нетрезвые водители. И ничего с этим не сделать.

И вот, казалось бы, куда еще хуже? Но нас накрыла пандемия и требование всюду носить маски и перчатки, более известное как «масочный режим». «Масочно-перчаточный режим» же дольше произносить. Вместо того, чтобы показать детям, что такое беспокойство о своем здоровье и здоровье своих близких, мы начали делить людей на правильных и неправильных. Это какая-то сегрегация даже, а не стигматизация. Хотя, на самом деле, одно порождает другое. Ведь все стигмы имеют эффект деления общества на правильных и неправильных людей.

Коллеги рассказывали случай: ребёнок на занятии назвал педагога заразным за то, что он без маски, и попросил не трогать его тетрадь

После того, как учитель натянул на лицо маску, претензии к «заразности» и прикосновениям к тетради мгновенно испарились. Этот случай показывает очень многое. Дети быстро считали наше поведение. Маска больше не средство индивидуальной защиты. Маска — это способ идентификации пригодности к коммуникации. Она как бы создает ауру. Ведь мы все её надеваем не потому что боимся заразиться. Мы боимся штрафов и иных наказаний, из-за чего использование средств защиты превращается в какой-то ритуал, в которых одни делают вид, что соблюдают меры предосторожности, а другие — что всё по правилам, и их все устраивает.

Мы часто говорим о том, что вот настанет миг и мы станем конкурировать с Сингапуром и Финляндией. Но пандемия нас заставила немного остановиться в этой гонке. И стало заметно, что не хватает нам не каких-то новых методик или передового опыта. Многим из нас не хватает хотя бы просто выбраться из загончика, которым мы смогли отгородиться от классовых врагов, таких как, учителя, например. Но, говорят, вне загончика жить классно. Может быть, стоит попробовать?

P. S. Автор не выступает против принятых профилактических мер. Автор выступает против имитации выполнения этих предписаний. Использовать индивидуальные средства защиты очень важно. Не забывайте об этом.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Определение стигматизации по Merriam-Webster

клеймо | \ ˈStig-mə-ˌtīz \

клеймят; стигматизация

Другие слова из

клеймить стигматизация \ ˌStig- mə- tə- zā- shən \ имя существительное

Примеры

клеймят в приговоре

правовая система, которая клеймит несовершеннолетних преступниками

Недавние примеры в Интернете Но Кокс также, похоже, признал критику со стороны защитников закона о том, что законопроект еще больше стигматизирует молодых людей, которые и без того уязвимы и подвержены более высокому риску самоубийства. — Тейлор Стивенс, The Salt Lake Tribune , «Губернатор Юты Спенсер Кокс не поддерживает текущую версию законопроекта, запрещающего трансгендерным девушкам заниматься некоторыми видами спорта», 18 февраля 2021 г. Чиновники-демократы пытаются заклеймить «движение отзыва» как собрание опасных чудаков. — Вирджиния Пострел Bloomberg Opinion, Star Tribune , «Калифорнийский переворот?», 16 февраля.2021 г. Хотя некоторым пациентам полезно осторожное употребление опиоидов, а врачи не хотят заклеймить их , многим было бы лучше лечить боль другими методами лечения, говорят эксперты. — Arkansas Online , «Врачи, которые отказываются от употребления опиоидов, сталкиваются с угрозами со стороны пациентов», 14 февраля 2021 г. Левые группы давления и СМИ затем заклеймят доноров. — Редакционная коллегия, WSJ , «Главный приоритет Пелоси: объединение власти», 14 января.2021 г. А в разгар пандемии — той, которую часто используют, чтобы еще больше очернить козлов отпущения и заклеймить толстых людей — пытки могут оказаться вопросом жизни и смерти. — Your Fat Friend, SELF , «Пока коронавирус бушует, нам нужно поговорить о медицинских антижировых предубеждениях», 21 декабря 2020 г. Несмотря на это опровержение и протесты со стороны ВОЗ и американцев азиатского происхождения, Белый дом продолжал клеймить причастность Китая к появлению вируса.- Мэрин Маккенна, Wired , «Две глобальные попытки пытаются отследить происхождение вируса Covid», 2 декабря 2020 г. Четрон открыто говорил о том, как эта сила использовалась в прошлом как оружие, чтобы заклеймили . Анкоридж Daily News , «Внутри падения CDC», 16 октября 2020 г. Для тройной игры Байден также может выступить против тех, кто находится на левом фланге, которые хотят заклеймить и очистить гражданское общество от любого, кто работал в администрации Трампа.- Star Tribune , «Как вылечить США: некоторые предложения для избранного президента Байдена», 13 ноября 2020 г.

Эти примеры предложений автоматически выбираются из различных источников новостей в Интернете, чтобы отразить текущее использование слова «стигматизация».«Взгляды, выраженные в примерах, не отражают мнение компании Merriam-Webster или ее редакторов. Отправьте нам отзыв.

Узнать больше

Первое известное применение стигматизации

1585, в значении, определенном в смысле 1b

Узнать больше about

stigmatize

Статистика для

стигматизации

Процитируйте эту запись

«Стигматизация. Словарь Merriam-Webster.com , Merriam-Webster, https://www.merriam-webster.com/dictionary/stigmatize. По состоянию на 1 марта 2021 г.

MLA Чикаго APA Мерриам-Вебстер

Дополнительные определения для стигматизации

Комментарии к стигматизации

Что побудило вас искать стигматизацию ? Сообщите, пожалуйста, где вы это читали или слышали (включая цитату, если возможно).

Прямые и косвенные акты стигматизации

Рассматривая влияние стигматизации на общество, мы склонны думать об одном аспекте стигматизации, игнорируя другой. Опираясь на исторические и вымышленные случаи, я утверждаю, что акты стигматизации могут быть прямыми или косвенными. Акты прямой стигматизации — это действия, предпринимаемые отдельными лицами или группами против организации, а акты косвенной стигматизации — это конкретные действия, предпринимаемые потенциальными объектами стигматизации, чтобы не допустить того, чтобы они сами стали жертвами прямой стигматизации.Если мы хотим полностью понять влияние стигматизации на общество, нам необходимо учитывать влияние как прямых, так и косвенных актов стигматизации.

1 Введение

Представьте себе мир, очень похожий на наш, где следующее сообщение стало вирусным через электронную почту и социальные сети:

Для кого это может касаться,

Есть основания полагать, что felis silvestris cati (обычные домашние кошки) в вашем районе подвержены высокому риску развития вирусного фелинита. Любой felis silvestris catus с фелинитом может легко передать вирус любому человеку при тесном контакте, и любой человек, инфицированный фелинитом, может передать этот вирус любому другому человеку при тесном контакте. К сожалению, в 98% случаев фелинит заканчивается смертельным исходом для всех хозяев. Защитите себя.

Хотя быстрый поиск в Интернете ничего не дает о фелините, предположим, что многие люди прочитали и поверили содержанию этого сообщения. Наконец, давайте предположим, что, когда Ева приходит в свой офис, она замечает, что несколько ее коллег физически толкают другого сотрудника, Стива, в угол офиса.Коллеги издеваются над Стивом за то, что он «болен» и «токсичен» — и Ева быстро понимает, что происходит. Как и Ева, Стив является владельцем кошек. Вирусное письмо напугало ее коллег, и из страха они пытаются отделиться от любой потенциальной угрозы. Ева знает, что ее коллеги знают, что она хозяйка кошек. Ева не хочет, чтобы к ней кто-то прикоснулся. Прежде чем коллеги заметили Еву, она бежит в угол и становится рядом со Стивом. Назовите это дело Feline Fever .

Мысль о Feline Fever может озадачить нас. Хотя ясно, что, по крайней мере, в этом офисе, быть владельцем кошки заклеймено, но неясно, что делать с ситуацией Стива в сравнении с ситуацией Евы. В отличие от Стива, Ева выбрала , чтобы стоять в углу. И Стив, и Ева стали жертвами стигматизации? Меняется ли выбор Евы в углу, независимо от того, стала ли она жертвой стигматизации?

Подобные вопросы важны, так как стигматизация является центральным аспектом несправедливости в современном мире и плохо понимается как аспект несправедливости.В 2009 году Артур Кляйнман и Рэйчел Холл-Клиффорд отметили, что стигматизация — это социальный, культурный и моральный процесс, который не позволяет людям со стигматизированными условиями «удерживать то, что имеет наибольшее значение для обычных людей в местном мире, например, богатство». , отношения и жизненные шансы »(с. 418). Другими словами, стигматизация влияет на все аспекты жизни человека: влияет на его социальный статус и социальные отношения, меняет его статус или отношения по отношению к своей культуре и наносит ущерб моральному статусу, делая человека «менее чем» или «менее достойным» .Клейнман и Холл-Клиффорд считают, что важно исследовать, что такое стигматизация, а также как она передается, потому что мы не можем бороться с тем, чего не можем понять. Они утверждают, что «в настоящее время мы на удивление мало знаем о моральных процессах, лежащих в основе стигмы» (стр. 418). Хотя понимание того, что такое стигма и как она распространяется, важно, это только часть общей картины. Если мы собираемся исправить несправедливость, вызванную стигматизацией, нам нужно понять больше, чем то, что это такое и как распространяется: нам нужно понять, кто является жертвами стигматизации.

В Разделе 2 я рассматриваю то, что уже было сказано о природе стигматизации в психологической и философской литературе, чтобы дать некоторую справочную информацию о текущем понимании этого явления, а в Разделе 3 я утверждаю, что нынешнее понимание стигматизации не соответствует действительности. предоставьте нам достаточно информации, чтобы установить, кто жертвы стигматизации в различных сценариях. В Разделе 4 я использую уроки, извлеченные из предыдущих разделов, чтобы расширить наше понимание стигматизации, разъясняя, как люди становятся жертвами стигматизации.В Разделе 5 я исследую некоторые применения расширенного понимания стигматизации. Наконец, в разделе 6 я обсуждаю некоторые теоретические выгоды, которые доступны нам, если мы примем расширенную концепцию стигматизации.

2 Понимание стигматизации

В этом разделе я делаю краткий обзор того, что уже было сказано о природе стигматизации, чтобы дать некоторую справочную информацию о текущем понимании этого явления.

Современное понимание стигматизации во многом обязано Эрвингу Гоффману, который утверждал, что стигматизация — это процесс, который портит социальную идентичность одних людей в обществе, а не других.Согласно Гоффману, в каждом обществе есть социальная идеология, которая содержит нормативные ожидания того, что человек может / не может и должен / не должен делать в этом обществе (1963, стр. 2). Гоффман называет тех, кто соответствует ожиданиям общества, «нормальными людьми», а когда нормальным людям предъявляют доказательства того, что другой человек обладает «атрибутом, который отличает его от других в категории лиц, доступных для него, и менее желанных добрый… [h] e, таким образом, превращается в нашем сознании из цельного и обычного человека в испорченного, обесцениваемого »(1963, с.3). Для Гоффмана термин «стигма» относится к атрибуту, который глубоко дискредитирует, а лицо, которое носит этот атрибут, «дискредитировано» или «подвергнуто стигматизации». Работа Гоффмана была сосредоточена в первую очередь на том, как стигматизация меняет поведение человека со стигмой. Например, Гоффман утверждает, что «почти все люди [со стигмой], которые в состоянии пройти [как обычно], будут делать это в некоторых случаях намеренно», в то время как другие люди будут пытаться скрыть свою стигму и раскрыть свою стигму только в том случае, если абсолютно необходимо (1963, стр.74–75). Смарт и Вегнер согласны с этим мнением, утверждая, что иногда скрытие стигматизируемого атрибута «имеет решающее значение для способности участвовать в общественной жизни» (2000, стр. 220). Далее они говорят, что сокрытие стигматизированного атрибута может предотвратить разрушительные последствия, включая «социальное неприятие, потерю работы и даже преследование» (Smart and Wegner 2000, p. 220). Однако скрытие стигматизированного атрибута само по себе проблематично. Попытки скрыть стигматизируемый атрибут могут вызвать чувство изоляции, обмана и страха перед открытием.Утаивание личной информации о себе (например, о том, что человек обладает стигматизируемым атрибутом) может нанести ущерб развитию и поддержанию социальных отношений (Smart and Wegner 2000, p. 221).

В 2001 году Брюс Линк и Джо Фелан отметили, что предыдущая работа по стигматизации (вдохновленная Гоффманом) (1) была предвзята со стороны тех, кто проводил исследование, и (2) имела индивидуалистический фокус с учетом восприятия и поведения людей ( стр. 365–366). Они утверждали, что более полная картина стигматизации подразумевает понимание того, что «элементы навешивания ярлыков, стереотипов, разделения, потери статуса и дискриминации одновременно возникают в ситуации власти, которая позволяет этим процессам разворачиваться» (2001, с.382). По мнению Линка и Фелана, «стигма полностью зависит от социальной, экономической и политической власти, [потому что] требуется власть, чтобы стигматизировать» (2001, стр. 375). Другими словами, рассматривать стигматизацию как исключительно личную проблему, вводящую в заблуждение, поскольку стигматизация может быть встроена в социальные структуры и институты (и поддерживаться ими).

В 2007 году Лоуренс Янг и др. расширил идею о том, что стигматизация наносит вред социальной идентичности, утверждая, что стигматизация также «угрожает [собственному] моральному опыту (…) тому регистру повседневной жизни и практической вовлеченности, который определяет, что наиболее важно для обычных мужчин и женщин» (стр.1528). Другими словами, стигматизация снижает ценность пережитого человеком опыта, угрожая его элементам жизни, о которых человек заботится больше всего. Утрата социального статуса или идентичности не только влияет на человека в социальном плане, потому что человек начинает верить, что жизнь неопределенна, опасна или опасна (с. 1528). Таким образом, жизненный опыт человека обесценивается, поскольку он живет с этой неуверенностью или страхом.

В 2010 году Элизабет Андерсон отметила, что стигматизация носит «публичный характер, который представляет собой выразительный вред… , даже когда все стороны социального взаимодействия отвергают стигму » (стр.53). Говоря, что стигматизация носит публичный характер, Андерсон имеет в виду, что социальная идеология, окружающая стигматизацию, публично известна большинству (если не всем) членов этого общества. Андерсон приводит пример, когда у ее машины возникли трудности, и молодой темнокожий мужчина предложил ей помощь. Однако, прежде чем предложить свою помощь, он поднял руки вверх и сказал: «Не волнуйтесь, я здесь не для того, чтобы грабить вас» (стр. 53). Этот пример показывает, что расовые стереотипы имеют общественное значение, которое влияет на взаимодействие как черных, так и белых незнакомцев в неструктурированных условиях (стр.53). Поскольку элементы стигматизации (такие как расовые стереотипы) носят публичный характер, Андерсон утверждает, что «необходимо провести ритуал, чтобы подтвердить, что обе стороны [в социальном взаимодействии] и отрицают эту стигму, чтобы совместное взаимодействие могло продолжаться» ( стр.53). Человеку в этой ситуации был нанесен вред во время взаимодействия из-за того, что он был вынужден участвовать в этом ритуале, и в этой ситуации ничего нельзя было сделать с этим.

Из предыдущего обсуждения стигматизации мы знаем, что (1) стигматизация отмечает тех, кто имеет стигму, как «меньших» или «испорченных», (2) люди со стигмой часто будут действовать, чтобы скрыть или компенсировать свой стигматизируемый атрибут, (3 ) стигматизация — это многогранный процесс, который сочетает в себе стереотипы, навешивание ярлыков, разделение, потерю статуса и дискриминацию, (4) стигматизация может быть встроена в социальные структуры и институты (и поддерживаться ими), (5) стигматизация влияет на самооценку, а также на их социальный статус и (6) элементы стигматизации носят публичный характер.

3 вопроса без ответов

Имея базовое представление о стигматизации, нам необходимо рассмотреть несколько вопросов. Во-первых, что значит быть жертвой стигматизации? Если стигматизация — это процесс, то жертвами стигматизации становятся те, кто сами становятся жертвами этого процесса. Но что именно это означает? Кроме того, поскольку в литературе используются термины «стигматизированный человек» и «жертва стигматизации»: в чем разница между жертвой стигматизации и стигматизируемым человеком? Для целей данной статьи стигматизируемый человек — это человек, обладающий стигматизируемым атрибутом.Важно понимать, что совокупность лиц, ставших жертвами процесса стигматизации, не обязательно должна быть совокупностью лиц, обладающих стигматизируемыми качествами. Это связано с тем, что человек может обладать стигматизируемым атрибутом, никогда не становясь жертвой процесса стигматизации, и в том же духе человек может стать жертвой процесса стигматизации, не обладая стигматизируемым атрибутом. Поскольку эти два класса расходятся, стоит определить, что значит быть жертвой процесса стигматизации.

Для начала давайте рассмотрим Стива и Еву из Feline Fever . В офисе Feline Fever быть владельцем кошки стало стигматизацией. Программа борьбы с кошками в офисном здании носит публичный характер, и поэтому те, кто владеет кошками, теперь рассматриваются как «второстепенные» или «испорченные». Стив стал жертвой стигматизации, потому что сотрудники офиса заставили его, как владельца кошки, стоять в углу, отмечая его как испорченного человека.

При рассмотрении ситуации Евы кажется, что Ева стала жертвой стигматизации, потому что она отметила себя как испорченную личность, стоя в углу.Другими словами, Ева стала жертвой стигматизации. Но это не совсем так. Несмотря на то, что Ева предпочла стоять в углу, похоже, что ее сослуживцы сыграли значительную роль в ее присутствии. Если бы Ева не предпочла стоять в углу, ее сослуживцы заставили бы ее туда. Более того, если бы сотрудники офиса думали более рационально и не загоняли владельцев кошек в угол, Ева не стала бы стоять там сама. Ева, вероятно, не хочет проводить свой день, стоя в углу, и стоит там только по собственному желанию, чтобы избежать физического принуждения.Решение Евы стоять в углу — это попытка самосохранения. Если она так или иначе собирается попасть в угол, для нее безопаснее оказаться там, чем быть физически принужденным другими. В этом смысле мы должны сказать, что именно действия сотрудников Евы, по крайней мере косвенно, загнали ее в угол, а не действия Евы. Поскольку именно взгляды и мнения тех, кто в офисе, привели к тому, что Ева оказалась в углу, кажется, что именно эти люди делают Еву жертвой стигматизации, а не Еву.

Ситуации, подобные ситуации Евы, — не единственные, которые трудно диагностировать. Добавим к Feline Fever . Давайте теперь предположим, что Рив, владелец кошки, ни разу не сказал своим коллегам, что у него есть кошки. Когда Рив приходит в офис и видит в углу Стива и Еву, он быстро и бесшумно идет к своему столу. Когда никто не смотрит, он удаляет все свои фотографии кошек со своего телефона. На всякий случай он скачивает несколько фотографий собак. Рив притворяется хозяином собаки, а не хозяином кошки.Он обязательно соглашается со своими коллегами, когда они негативно отзываются о кошках и владельцах кошек. Рив накрывает окна шторами, чтобы прохожие не могли видеть его кошек, и он старается покупать товары для кошек в Интернете и доставлять их туда, где их никто не увидит. Если бы мы исследовали жизнь Рива, мы могли бы разумно заключить, что Рив живет в страхе. Если бы кто-нибудь увидел, что он покупает кошачьи принадлежности, все было бы испорчено. Он не может приглашать людей и должен следить за тем, чтобы на его одежде никогда не было кошачьей шерсти.Все эти дополнительные шаги, чтобы скрыть свою кошачью принадлежность, являются стрессовыми и отнимают много времени. Рив выбирает эти действия для того, чтобы «выдать себя» за человека, не являющегося владельцем кошки, за человека, не подвергающегося стигматизации.

Что мы думаем о таких людях, как Рив? Если проанализировать ситуацию Рива, может показаться, что Рив не стал жертвой стигматизации. Ничто не обозначило его публично как «меньшего» или «испорченного», и кажется, что Рив не пострадал от последствий процесса стигматизации. Но, возможно, это слишком быстро.Поначалу может показаться правильным сказать, что те, кто работает, чтобы пройти, не являются жертвами стигматизации, потому что, если они проходят, то они ускользают от процесса стигматизации, проходя мимо, — но все же что-то идет не так с человеком, который пытается пройти. Давайте рассмотрим некоторые элементы процесса стигматизации по Линку и Фелану: стереотипы, навешивание ярлыков, разделение, потеря статуса и дискриминация. Попытки Рива пройти, возможно, предотвратили стереотипы, ярлыки и дискриминацию, но его усилия отделили его от общества: он не может иметь людей, ему нужно быть очень осторожным, прежде чем покинуть свой дом, чтобы общаться с другими, и он теперь скрывает некоторые действия от остального мира.Его неспособность свободно взаимодействовать с другими, вероятно, приведет к некоторой потере статуса и для Рива: ему придется отказаться от определенных социальных функций, и он не сможет выполнять другие социальные функции, поскольку они будут противоречить его мимолетным усилиям. Учитывая все это, кажется, что Рив стал жертвой процесса стигматизации.

Как и в случае с Евой, может показаться, что Рив стал жертвой стигматизации, потому что он стал жертвой стигматизации, и снова это не кажется правильным результатом.Что, кажется, идет не так для Рива, так это то, что общество устроило мир таким образом, что он чувствует необходимость пройти, потому что он не может безопасно жить как свое подлинное я, не будучи загнанным в угол. В некотором смысле Рив чувствует себя вынужденным попытаться пройти, чтобы избежать стереотипов, негативных ярлыков со стороны других и дискриминации. Страх перед тем, что другие сделают, если узнают, что у него есть кошка, нависает над Ривом и наполняет его мысли и действия желанием попытаться пройти: Рив знает, что, если он совершит ошибку, он (как Стив и Ева) закончит запихнули в угол.В этом смысле мы должны сказать, что именно действия сотрудников Рива, по крайней мере косвенно, вынудили Рива принять участие в его мимолетном поведении. Поскольку именно взгляды и мнения тех, кто в офисе, привели к тому, что Рив умер, похоже, именно эти люди делают Рива жертвой стигматизации, а не Рив.

Наконец, давайте рассмотрим Женевьеву — еще одну сотрудницу в офисе. В отличие от Стива, Евы и Рива, Женевьева не является владельцем кошек.Получив вирусное письмо, Женевьева приходит в офис, немного обеспокоенная тем, что находится в непосредственной близости от владельцев кошек. Когда она понимает, что Стив и Ева находятся в углу, она чувствует небольшое облегчение, зная, что владельцы кошек изолированы от остальной части офиса. Женевьева подходит к своему столу, чтобы начать работу. Сотрудник поблизости замечает волосы на куртке Женевьев и кричит: «Смотрите, все! Кошачья шерсть! У Женевьев есть кошка! » Коллеги сразу же начинают кричать, что Женевьеве место в углу.В панике Женевьева отчаянно пытается доказать своим коллегам, что волосы на ее куртке на самом деле ее собственные. Не в силах уговорить, коллеги хватают Женевьеву и загоняют ее в угол. В углу Женевьева изо всех сил старается держаться подальше от Стива и Евы, потому что она знает, что у нее на самом деле нет никаких шансов заболеть фелинитом, но она считает, что Стив и Ева есть. Зная, что ей не место в углу, Женевьева отчаянно пытается доказать своим коллегам, что у нее нет кошки, чтобы исправить ее текущую ситуацию.

Что мы думаем о положении Женевьевы? С одной стороны, мы могли бы сказать, что Женевьева не является жертвой стигматизации, потому что на самом деле у нее нет атрибута стигматизации, хотя ее коллеги думают, что она есть. С другой стороны, мы могли бы сказать, что Женевьева стала жертвой стигматизации, потому что, как предполагаемую хозяйку кошки, сотрудники офиса заставили ее стоять в углу, отмечая ее как испорченную личность. Хотя Женевьева не является стигматизируемым человеком, человеком, обладающим стигматизируемым атрибутом, она — человек, на которого негативно влияет процесс стигматизации.Таким образом, мы должны сказать, что Женевьева является жертвой стигматизации, даже если она не подвергается стигматизации.

Так кто же на самом деле жертвы стигматизации в Feline Fever ? Когда общество вовлекается в процесс стигматизации, на кого это влияет и как? Стив, Ева, Рив и Женевьева ощущают влияние стигматизации кошачьих владений. Более того, все четверо ощущают влияние как обладателей стигматизированного атрибута. Хотя Женевьева на самом деле не является владельцем кошки, она ощущает воздействие, как если бы она была владельцем кошки, потому что именно так с ней обращаются.В значительной степени она чувствует то, что чувствуют владельцы кошек. Все четверо страдают от некоторых последствий стигматизации: стереотипов, навешивания ярлыков, разделения, потери статуса и дискриминации. Поскольку все четверо страдают одинаковыми последствиями, кажется важным каким-то образом сгруппировать всех четырех вместе. Таким образом, я утверждаю, что все четверо — Стив, Ева, Рив и Женевьева — являются жертвами стигматизации. Прежде чем двигаться дальше, я хочу отметить, что есть еще одна важная причина сгруппировать четверку вместе. Все четверо стали жертвами стигматизации и несправедливости.Если мы хотим бороться с несправедливостью, нам нужны инструменты, которые будут эффективными в этой борьбе. Возможность сгруппировать Стива, Еву, Рив и Женевьев вместе как жертв стигматизации важна, потому что эта группировка может использоваться как ярлык для людей, для которых мы стремимся к социальной справедливости. Поскольку в нашем нынешнем понимании стигматизации нет четкого разграничения жертв стигматизации, нам необходимо расширить наше понимание стигматизации.

4 Прямые и косвенные акты стигматизации

В этом разделе я использую уроки, извлеченные из предыдущих разделов, чтобы расширить наше понимание стигматизации, разъясняя, как люди становятся жертвами стигматизации.Я утверждаю, что человек становится жертвой стигматизации , когда в отношении него принимаются акты стигматизации как стигматизируемого лица или как (предполагаемого) владельца стигматизируемого лица. С мыслью о том, что Стив, Ева, Рив и Женевьева — все жертвы стигматизации с важными различиями между ними, я утверждаю, что акты стигматизации принимают две формы: акты прямой стигматизации и акты косвенной стигматизации.

Хотя я согласен с Клейнманом и Холлом-Клиффордом в том, что необходимо провести дополнительные исследования, чтобы полностью понять все сложности стигматизации, это не является моей целью в этой статье.Скорее меня беспокоит, что значит быть жертвой стигматизации. Поскольку меня не интересует определение стигматизации, я рад принять (и расширить) понимание стигматизации, представленное в первом разделе этой статьи. Стигматизация в широком понимании — это многогранный процесс, сочетающий стереотипы, навешивание ярлыков, разделение, потерю статуса и дискриминацию. Процесс стигматизации маркирует некую сущность как плохую, постыдную или постыдную. Стигматизации могут подвергаться многие разные типы сущностей: люди, группы, компании, черты характера, поведения, убеждения и механизмы.Более того, в процессе стигматизации могут быть задействованы самые разные типы агентов: отдельные лица, группы лиц и компании лиц. Наконец, хотя процесс стигматизации многогранен, субъект становится жертвой стигматизации , когда в отношении него принимаются акты стигматизации как стигматизируемого объекта или как (предполагаемого) обладателя стигматизируемого объекта.

В отношении целей принимаются акты стигматизации. Организация (или предполагаемый владелец организации) является потенциальной целью , если социальная идеология считает уместным заклеймить эту организацию, хотя никакие отдельные лица или группы не предпринимают действий против этой организации (или предполагаемого владельца этой организации).Стигматизация по отношению к сущности составляет соответствует по отношению к доминирующей социальной идеологии в то время, если сущность является признаком того типа сущности, которая подвергается стигматизации по причинам, изложенным в социальной идеологии. Организация (или предполагаемый владелец организации) является целью , если отдельные лица или группы предпринимают действия прямой стигматизации в отношении этой организации (или предполагаемого владельца этой организации).

Акты стигматизации принимают две формы:

Первая форма стигматизации — прямая стигматизация.

Прямая стигматизация = df действие (действия), предпринятые отдельными лицами или группами, против юридического лица или (предполагаемого) владельца юридического лица по причинам, указанным в доминирующей социальной идеологии.

Эти действия обычно равносильны отвержению, избеганию или боязни субъекта или владельца объекта на основании причин, которые можно найти в социальной идеологии. Эти действия также могут не относиться к людям как к индивидуумам унизительным образом, связанным с доминирующей социальной идеологией.Здесь я счастлив принять точку зрения Салли Хасланджер на социальную идеологию. Таким образом, социальная идеология = df представляет собой публичную «сеть семиотических отношений», которая вместе с условиями материального мира структурирует наши практики и обеспечивает архитектуру для деятельности (Haslanger 2007, стр. 15–16). .

Вторая форма стигматизации — косвенная стигматизация.

Косвенная стигматизация = df (i) действие (действия), предпринятые потенциальными целями, которые стремятся проактивно обойти или избежать того, чтобы стать объектами прямой стигматизации со стороны других, или (ii) действие (действия), предпринятые объекты прямой стигматизации, которые стремятся задним числом смягчить или прекратить действия, направленные на прямую стигматизацию в отношении них как отдельных целей.Эти действия совершаются как способ управлять своим положением в соответствии с доминирующей социальной идеологией.

Важно отметить, что акт косвенной стигматизации — это акт, который соответствует статус-кво доминирующей социальной идеологии. Полное прекращение стигматизации не является актом косвенной стигматизации; это успешная революция, которая в конечном итоге меняет социальную идеологию. Предположим, владелица кошек Ниамх сумела опровергнуть вирусную электронную почту и доказать коллегам, что фелинита не существует.Разоблачители, такие как Niamh, не пытаются изменить или управлять своим социальным положением в рамках господствующей идеологии; вместо этого разоблачители пытаются разрушить эту доминирующую идеологию. Именно по этой причине разоблачительные действия Ниам не квалифицируются как косвенная стигматизация. Это не означает, что Ниам не является жертвой косвенной стигматизации — она ​​могла бы стать жертвой. Пока доминирующая социальная идеология остается противником владельцев кошек, любой владелец кошки (включая Ниам) может стать жертвой прямой или косвенной стигматизации.

Когда акты стигматизации совершаются в отношении (предполагаемых) владельцев стигматизированных лиц, (предполагаемые) владельцы становятся жертвами стигматизации . Поскольку акты стигматизации принимают две формы, (предполагаемые) обладатели могут быть жертвами прямой стигматизации или жертвами косвенной стигматизации. Поскольку сослуживцы Стива принимают меры против него, загоняя его в угол из-за преобладающей социальной идеологии против кошек и владельцев кошек в офисе, Стив стал жертвой прямой стигматизации.В отличие от Стива, Ева предпочитает стоять в углу, потому что не хочет, чтобы ее загнали в угол. Она действует, чтобы активно избегать актов прямой стигматизации со стороны своих коллег. Таким образом, Ева является жертвой косвенной стигматизации. Стив и Ева существенно отличаются, потому что один является жертвой прямой стигматизации, а другой — жертвой косвенной стигматизации. Тем не менее, поскольку оба являются жертвами определенного вида стигматизации, им обоим требуется движение за социальную справедливость от их имени.Вот почему важно фиксировать жизненный опыт обеих сторон.

Поскольку стигматизированные объекты часто воспринимаются социальной идеологией как угрожающие обществу, общество часто принимает меры для установки знаков или индикаторов, которые помогают членам общества ориентироваться в (предполагаемой) опасности и избегать ее. Эти признаки и индикаторы, известные как стигмы, помогают членам общества узнать, на что направить свое отношение и действия по стигматизации. Стигмы — это физические или нефизические маркеры, указывающие на сущность, которую следует клеймить.Например, в эпизоде ​​ Feline Fever владельцев кошек заставляют стоять в углу, поскольку есть опасения, что владельцы кошек заражены смертельным вирусом фелинита. Таким образом, существует страх подвергнуться преследованию за то, что он владелец кошки, и страх быть принятым за владельца кошки. При всем этом в социальной идеологии того времени заклеймили кошачье владение . Поскольку — владелец кошки — это не то, что вы можете увидеть, довольно сложно направить отношение или акты стигматизации к владельцам кошек.Если кто-то в офисе заставит всех владельцев кошек носить пуговицу с надписью «мяу», то эти пуговицы будут служить маркерами, которые помогут сотрудникам офиса выбрать тех, кого уместно заклеймить. Однако важно отметить, что стигмы не обязательно должны быть искусственными: если кто-то воспринимает кошачью шерсть на куртке (как Женевьева), то считается, что у человека есть клеймо для , будучи владельцем кошки. , даже если волосы на куртке — это человеческие волосы. Клеймо не обязательно должно быть физическим: кто-то кричит: «У этого человека есть кошка!» может действовать как клеймо, указывающее тем, кто видит этого человека, что необходимо загнать его в угол.

С учетом всего вышесказанного, теперь мы можем дать отчет о стигме:

Для некоторого контекста c, x — это стигма , если в соответствии с социальной идеологией, доминирующей в c, x — это физический или нефизический маркер, который указывает членам общества, что носитель маркера подходит цель прямой стигматизации в этом контексте.

Обратите внимание, что только что представленное описание стигмы относится к определенному контексту.Это связано с тем, что на то, что считается стигмой, влияют различные контекстуальные факторы: период времени, местоположение и конкретное общество. Когда контекстом является офис Feline Fever в период времени после вирусного электронного письма, тогда кошачья шерсть на куртке — это стигма, потому что согласно социальной идеологии участников в период времени после вирусного электронного письма, кошка волосы — это физический маркер, который указывает другим членам офиса, что носитель кошачьей шерсти является подходящей мишенью для стигматизации.

  • Носитель = df — общий термин, означающий, что рассматриваемая организация имеет соответствующее отношение к стигматизации, так что она может быть подвергнута стигматизации.

То, что считается релевантным отношением, будет меняться в зависимости от характера стигматизирующей идеологии. Человек с кошачьей шерстью на одежде является носителем стигмы, потому что наличие кошачьей шерсти на одежде — уместный способ быть связанным с кошачьей шерстью как клеймом.Человек, который видит кошачью шерсть на другом человеке, не является носителем стигмы, потому что видеть кошачью шерсть неуместно, чтобы связать кошачью шерсть как клеймо. Кошачья шерсть, лежащая на тротуаре, не является клеймом, потому что кошачья шерсть не может указывать на то, что тротуар является подходящей целью для прямой стигматизации владельцев кошек, поскольку тротуары не могут быть владельцами кошек. Тем не менее, эта же кошачья шерсть, лежащая на тротуаре, может стать клеймом, если контекст изменится. Предположим, что Джим стоит на том же тротуаре возле кошачьей шерсти.Прохожие могут подумать, что с Джима упала кошачья шерсть. В этом сценарии прохожие могут принять кошачью шерсть как клеймо, указывающее на то, что Джим является владельцем кошки и, следовательно, подходящей целью для прямой стигматизации. В мире, где быть владельцем кошки клеймо клеймо, люди могут стараться держаться подальше от кошачьей шерсти, лежащей на тротуаре, не потому, что они участвуют в актах прямой стигматизации тротуара за ношение кошачьей шерсти, а потому, что они случайно опасаются становясь носителем кошачьей шерсти.

Обратите внимание, что стигма может указывать на то, что носитель этого стигмы является подходящей целью для прямой стигматизации, когда этот носитель на самом деле не является подходящей целью для прямой стигматизации. Точно так же отдельные лица или группы могут полагать, что человек обладает стигматизируемой сущностью и, таким образом, является подходящей целью для прямой стигматизации, когда человек на самом деле не обладает стигматизируемой сущностью. Таким образом, акты прямой стигматизации могут быть применимыми или неприменимыми.Признавая, что отношение как к Стиву, так и к Женевьеве несправедливо, мы все же должны признать, что в их ситуациях существует контраст. Стив — владелец кошки, поэтому он несет определенное клеймо за то, что является владельцем кошки, и он является подходящей мишенью для прямой стигматизации, потому что он (как указано) является владельцем кошки. С другой стороны, Женевьева не является владельцем кошек, но ее коллеги считают, что волосы на ее плече — это кошачьи волосы. Предположим на мгновение, что волосы на плече Женевьевы — это кошачьих волос.Возможно, какой-то злой обманщик положил ее ей на плечо. Поскольку кошачья шерсть на плече — это клеймо для владельцев кошек, Женевьева действительно несет клеймо за то, что является владельцем кошек, хотя у нее нет кошки. Другими словами, кошачья шерсть — это клеймо, которое указывает на то, что Женевьева является подходящей мишенью для стигматизации, хотя, не будучи владельцем кошки, она на самом деле не подходящая цель.

Акты прямой стигматизации юридического лица / (предполагаемого) владельца юридического лица применяются iff

(i) субъект / (предполагаемый) владелец считается подходящей целью для прямой стигматизации, и

(ii) субъект / (предполагаемый) владелец на самом деле является подходящей целью для прямой стигматизации.

Заявление о том, что прямая стигматизация применима, никоим образом не означает, что прямая стигматизация является этической или что-то, чем должно заниматься общество.

Акты прямой стигматизации юридического лица / (предполагаемого) владельца юридического лица неприменимы iff

(i) субъект / (предполагаемый) владелец считается подходящей целью для прямой стигматизации, и

(ii) субъект / (предполагаемый) владелец на самом деле не является подходящей целью для прямой стигматизации.

Имея все это в виду, теперь мы можем рассмотреть множество способов косвенной стигматизации. Во-первых, косвенная стигматизация возникает, когда потенциальная цель предпринимает активные усилия, чтобы не стать объектом прямой стигматизации. Это случай Рива. Во-вторых, косвенная стигматизация возникает, когда объект неприменимой прямой стигматизации предпринимает действия, чтобы доказать неприменимость прямой стигматизации в попытке смягчить / прекратить прямую стигматизацию.Это случай Женевьевы. В-третьих, косвенная стигматизация возникает, когда объект применимой прямой стигматизации предпринимает действия, чтобы «доказать» неприменимость стигматизации (даже если она была применима) в попытке смягчить / прекратить прямую стигматизацию. Это может быть тот случай, когда владелец кошки в офисе решает притвориться, что у него больше нет кошек (хотя он все еще владеет), чтобы положить конец прямой стигматизации в отношении него. В-четвертых, косвенная стигматизация возникает, когда объект применимой прямой стигматизации предпринимает действия для смягчения / прекращения прямой стигматизации.Это будет тот случай, когда Ева перестанет приходить на работу, чтобы избежать будущих актов прямой стигматизации против нее.

Прежде чем двигаться дальше, я хочу ответить на беспокойство, которое может возникнуть у читателя на этом этапе. Прочитав определение косвенной стигматизации, читатель может обеспокоиться тем, что моя концепция стигматизации связана с двумя проблемными утверждениями: (а) люди, которые защищают себя от стигматизации, также в некотором смысле стигматизируют себя, и акты косвенной стигматизации заслуживают порицания.

Давайте начнем с вопроса о том, эквивалентна ли защита себя от прямой стигматизации в каком-то смысле стигматизации самого себя. В некоторой степени ответ — да. В некотором смысле Рив имеет некоторую свободу действий по поводу того, что с ним происходит. Когда он входит в офис, он понимает, что, скорее всего, станет жертвой прямой стигматизации, потому что у него на телефоне есть фотографии кошек, и раньше он никогда особо не пытался скрыть свое кошачье владение. В этот момент у Рива есть свобода выбора, чтобы решить, будет ли он (а) ничего не делать и допустить возможную прямую стигматизацию, или (б) выбрать действия, чтобы защитить себя от этой возможной прямой стигматизации.Он по-прежнему страдает в результате своих собственных действий (он изолирован и живет в страхе), но он страдает меньше, чем (как он считает), если бы он стал жертвой прямой стигматизации. Поскольку Рив может выбирать, станет ли он жертвой прямой или косвенной стигматизации, мы можем сказать, что у Рива здесь есть некоторая свобода действий. Однако более важный вопрос заключается в том, виноват ли Рив в этом агентстве.

Прежде всего, есть некоторые действия, которые никогда не являются морально неправильными, и поэтому человек, участвующий в косвенной стигматизации посредством этих действий, никогда не заслуживает порицания.Например, человек, решивший отдать кошку в хороший дом, совершил действие, которое не заслуживает морального осуждения, поэтому нет необходимости сомневаться в том, заслуживает ли этот человек порицания за это действие. Однако другие действия можно считать заслуживающими порицания с моральной точки зрения: ложь, уловки и т. Д. Когда человек участвует в косвенной стигматизации посредством этих действий, как это делает Рив, этот человек обычно не заслуживает порицания за эти действия. Прежде чем я смогу объяснить, почему, мы сначала должны рассмотреть, обязательно ли прямая стигматизация несправедливо.

Поскольку в настоящее время философы расходятся по вопросу о том, является ли стигматизация несправедливой, определение прямой стигматизации оставляет открытой возможность для справедливой прямой стигматизации. В обстоятельствах, когда прямая стигматизация составляет несправедливых , лица, участвующие в косвенной стигматизации, обычно не заслуживают порицания за свои действия. Это связано с тем, что, когда человек является потенциальной целью, ему предоставляется выбор: не предпринимать никаких действий и в конечном итоге стать жертвой несправедливой прямой стигматизации или предпринять действия, чтобы не стать жертвой несправедливой прямой стигматизации.Если они не предпримут никаких действий, то, скорее всего, станут жертвой прямой стигматизации, и им придется столкнуться со всеми несправедливыми последствиями этой стигматизации. Если они предпринимают действия, чтобы избежать прямой стигматизации, то на них ложится бремя необходимости участвовать в этих действиях, чтобы не стать жертвой прямой стигматизации. Дело не в том, что защищать себя — это плохо, а скорее в том, что , имеющий для защиты, — это плохо. В этом случае вина лежит на прямых стигматизаторах в обществе, которые утверждают, что на этих людей возлагается несправедливое бремя необходимости принимать участие в действиях, направленных на то, чтобы заранее не стать жертвами несправедливой прямой стигматизации.

Таким же образом, если человек в настоящее время является жертвой несправедливой прямой стигматизации, тогда этому человеку также предоставляется выбор: не предпринимать никаких действий и продолжать оставаться жертвой несправедливой прямой стигматизации или принять меры для смягчения или прекращения этого несправедливая прямая стигматизация. Опять же, люди в этом сценарии обычно не заслуживают порицания за участие в актах косвенной стигматизации. Принятие мер по смягчению или прекращению несправедливой прямой стигматизации — это бремя, которое эти люди должны взять на себя, если они хотят избавиться от несправедливой стигматизации.Как и прежде, дело не в том, что защищать себя плохо, а в том, что , имеющее для защиты себя, плохо. В этом случае вина лежит на прямых стигматизаторах в обществе за то, что на этих лиц возложено несправедливое бремя необходимости участвовать в действиях по смягчению или прекращению несправедливой прямой стигматизации, с которой они сталкиваются.

Это не означает, что косвенная стигматизация в ответ на несправедливую социальную идеологию всегда безупречна. Если, пытаясь положить конец стигматизации кошачьих владений, Рив решит действовать жестоко против своих коллег, то мы все равно сможем привлечь Рива к ответственности и порицать за его насильственные действия.

В обстоятельствах, когда прямая стигматизация составляет всего , тогда люди, участвующие в косвенной стигматизации , могут быть виноваты в своих действиях. Опять же, человека можно винить только за действия, заслуживающие порицания с моральной точки зрения. Чтобы проиллюстрировать этот момент, давайте рассмотрим общество, в котором педофилия справедливо осуждается. Это означает, что (1) общество должно отвергать педофилию на основе причин, найденных в социальной идеологии, (2) причины для отказа от педофилии хороши с моральной точки зрения, (3) это тот случай, когда акты прямой стигматизации педофилов являются не несправедливо, и (4) акты прямой стигматизации направлены на все и только на подходящие цели.Предположим, что г-н X является потенциальной целью — это означает, что г-н X либо педофил, либо человек с педофильными наклонностями. Если г-н X участвует в косвенной стигматизации, чтобы скрыть свою педофильную природу, чтобы он мог участвовать в аморальном акте педофилии, то г-н X заслуживает порицания за свои акты косвенной стигматизации, а также за свои акты педофилии. Если г-н X участвует в косвенной стигматизации, посещая терапию и обращаясь за помощью в своих педофильных наклонностях, то г-н X не обязательно виновен в своих действиях.Как правило, косвенная стигматизация заслуживает порицания, если человек, участвующий в косвенной стигматизации, делает это для сокрытия других аморальных действий.

5 Применение концептуализации

В этом разделе я демонстрирую, как акты прямой и косвенной стигматизации могут быть применены к делу из реальной жизни. Затем я рассмотрю несколько интересных применений прямой и косвенной стигматизации. Наблюдая за тем, как данная точка зрения справляется с различными ситуациями, читатель может начать видеть некоторые теоретические выгоды от расширения нашего понимания стигматизации, включив в нее акты прямой и косвенной стигматизации.

5.1 Прямая и косвенная стигматизация психического расстройства: применение в реальной жизни

До этого момента мы в основном говорили о Feline Fever , игрушечном примере. Хотя я считаю, что этот случай полезен, важно также рассмотреть практическое применение актов стигматизации, чтобы читатель мог оценить важность проводимых нами различий.

5.1.1 Прямая стигматизация психического расстройства

К сожалению, в современном обществе слишком распространена стигматизация психических расстройств.Во-первых, стигматизация психических расстройств часто приводит к сокращению возможностей трудоустройства для людей с психическими расстройствами. Утрата возможностей трудоустройства может быть понятна в тех случаях, когда человек с определенным психическим расстройством не выбран для работы, когда конкретное психическое расстройство мешает человеку с психическим расстройством добиться успеха на этой работе. К сожалению, потеря возможностей трудоустройства для людей с психическими расстройствами выходит далеко за рамки этих случаев. Исследование, проведенное Джеймсом Бордиери и Дэвидом Дремером, показало, что работодатели, похоже, не думают о том, мешает ли расстройство соискателю выполнять работу, а, скорее, работодателей больше всего волнует, как соискатель перенес расстройство.

Работодатели неблагосклонно относятся к заявителю-инвалиду, когда инвалидность заявителя представлена ​​как внутренняя. Если причинно-следственная информация не указана, работодатель действует так, как будто заявитель несет личную ответственность за инвалидность. Когда представлена ​​причинно-следственная информация и причина представлена ​​как обусловленная внешними факторами, не зависящими от соискателя, ожидается, что эта информация улучшит оценку работодателем соискателя (Bordieri and Drehmer 1986, p.205–206).

Бордиери и Дремер предполагают, что «работодатели стереотипно относятся к инвалидам. Лица, которые считаются ответственными за свои собственные ограниченные возможности, могут также рассматриваться как потенциально вызывающие проблемы, связанные с работой »(1986, стр. 205).

Предположим, Салли страдает психическим расстройством. Давайте также предположим, что потенциальный работодатель Салли узнает о психическом расстройстве Салли. Работодатель понимает, что психическое расстройство Салли не повлияет на способность Салли выполнять потенциальную работу.Тем не менее, работодатель отказывается нанимать Салли. Это случай применимой прямой стигматизации. Это форма прямой стигматизации, потому что работодатель принял меры против Салли (отказавшись нанять ее) по причинам, заложенным в социальной идеологии (психическое расстройство подвергается стигматизации). Прямая стигматизация применима, потому что Салли действительно страдает психическим расстройством. Заявление о том, что прямая стигматизация применима, не оправдывает решение работодателя отказать Салли в приеме на работу и не указывает на то, что Салли была бы неподходящим сотрудником.Уже было оговорено, что психическое расстройство Салли не повлияло бы на ее работу!

Предположим, что у Роджера нет психического расстройства, но его потенциальный работодатель предполагает, что он страдает во время собеседования. Если работодатель отказывается нанять Роджера из-за его предполагаемого психического расстройства, то это случай неприменимой прямой стигматизации. Это форма прямой стигматизации, потому что работодатель принял меры против Роджера (отказавшись нанять его) по причинам, заложенным в социальной идеологии (психическое расстройство подвергается стигматизации).Прямая стигматизация неприменима, потому что у Роджера фактически нет психического расстройства.

В-третьих, стигматизация психических расстройств может вызывать проблемы в рабочей среде, если коллеги узнают (или предполагают), что они работают с человеком с психическим расстройством. Общее социальное исследование 2006 года, проведенное в США, показало, что 47% респондентов указали, что они не захотели бы работать на работе с человеком, страдающим депрессией, а ошеломляющие 67% респондентов выразили нежелание работать с человеком, больным шизофренией (Pescosolido и другие.2010). Если коллеги отказываются работать с кем-то из-за того, что этот человек страдает психическим расстройством (а этот человек действительно страдает психическим расстройством), это пример применимой прямой стигматизации. Опять же, тот факт, что применима прямая стигматизация, не оправдывает отказ от работы с человеком, страдающим психическим расстройством. Если коллеги отказываются работать с кем-то, у кого есть подозрение на психическое расстройство (и этот человек на самом деле не страдает психическим расстройством), то это пример неприменимой прямой стигматизации.

В-четвертых, людей с психическими расстройствами обычно и неточно считают опасными. Исследование 2000 года, проведенное Артуром Криспом и соавт. обнаружили, что существует сильная тенденция связывать психическое расстройство с насилием: 60% респондентов заявили, что человек с шизофренией склонен к насилию (2000, стр. 6). Эта мысль о том, что люди с психическими расстройствами склонны к насилию, приводит к предположению, что массовые расстрелы совершаются людьми с психическими расстройствами. Поскольку это неточно, любые действия или поведение по отношению к людям с психическими расстройствами при предположении, что эти люди склонны к насилию, являются случаем неприменимой прямой стигматизации.

В-пятых, исследования показали, что стигматизация людей с психическими расстройствами часто приводит к бесчеловечному и дискриминационному обращению со стороны врачей и лиц, осуществляющих уход (Thornicroft et al. 2010, p. 54). Действия, предпринимаемые врачами и лицами, обеспечивающими уход, в отношении лиц с психическими расстройствами применимы к прямой стигматизации, поскольку (предположительно) лица, находящиеся под наблюдением врачей и лиц, осуществляющих уход, действительно страдают психическими расстройствами. Тем не менее бесчеловечное и дискриминационное обращение со стороны врачей и лиц, обеспечивающих уход, является несправедливым и бесчеловечным, и именно поэтому движения за социальную справедливость в защиту жертв прямой и косвенной стигматизации необходимы.

5.1.2 Косвенная стигматизация психического расстройства

Многие люди не обращаются за необходимым психиатрическим лечением из опасения, что другие будут плохо относиться к ним, если у них обнаружится психическое расстройство (Thornicroft et al. 2010, p. 54). Людям с психическими расстройствами иногда требуется приспособление в школе или на работе из-за их психического расстройства, но поскольку многие люди с психическими расстройствами избегают диагностики или лечения, эти люди не получают необходимых приспособлений.Каждый раз, когда человек с психическим расстройством решает не лечиться или не получать помощь, потому что он пытается избежать потенциальной стигматизации, которая может сопровождать диагностику и лечение психического расстройства, этот человек участвует в акте косвенной стигматизации. Тот факт, что некоторые люди избегают получения необходимой медицинской помощи из-за страха прямой стигматизации, связанной с психическим расстройством, является важным примером того, почему движениям за социальную справедливость необходимо бороться от имени жертв косвенной стигматизации.

Аналогичным образом, человек с психическим расстройством может отказаться пойти на общественное мероприятие, потому что он боится, что симптомы его психического расстройства (их стигматизация психического расстройства) будут более очевидными, чем обычно, на этом социальном мероприятии. Оставаясь дома, человек избегает прямой стигматизации, когда его стигма становится очевидной для присутствующих на светском мероприятии. Это еще один пример человека с психическим расстройством, участвующего в акте косвенной стигматизации.Необходимость скрывать свои действия и избегать общественных мероприятий, на которые можно было бы пойти, утомляет. Человек, избегающий светского мероприятия, не может жить своей настоящей подлинной жизнью из-за страха перед тем, что могут сделать другие.

5.2 Прямая стигматизация себя

Хотя это ранее не обсуждалось, — это возможность принимать акты прямой стигматизации против самого себя. Если человек обладает стигматизируемым атрибутом и считает, что стигматизируемая черта постыдна или заслуживает стигматизации, тогда этот человек может обидеться на себя или поверить в то, что он заслуживает того, чтобы стать жертвой прямой стигматизации.Если человек считает себя подходящей целью прямой стигматизации, тогда этот человек может сам участвовать в актах прямой стигматизации (например, бояться и отвергать). Существует бесчисленное множество примеров самостигматизации, когда человек напрямую стигматизирует себя. Когда ЛГБТК + люди соглашаются с идеологией, что в том, чтобы быть ЛГБТК +, что-то не так, эти люди часто отвергают себя, пытаясь скрыть свою идентичность, не вступая в романтические или сексуальные отношения, соответствующие их идентичности, или пытаясь изменить свою идентичность.

5.3 Косвенная стигматизация без потенциальной цели?

В представленном виде описание косвенной стигматизации может показаться уязвимым для возражений следующего вида: может ли человек стать жертвой косвенной стигматизации за то, что не подвергается стигматизации в соответствии с социальной идеологией? Предположим, что Джерри считает, что он живет в обществе, где — скрипач — заклеймен. На самом деле общество Джерри не клеймит скрипачей или скрипачей.Джерри любит играть на скрипке, но он не хочет стать жертвой прямой стигматизации своей игры на скрипке. Джерри хранит скрипку в запертом сундуке в своем шкафу, чтобы никто из его гостей не увидел скрипку. Когда Джерри хочет играть на скрипке, он старается загрузить скрипку в багажник своей машины, когда никого нет рядом. Затем он едет в удаленное место и играет вне пределов слышимости кого-либо. Джерри никогда никому не говорит о своей игре на скрипке и старается скрыть от всех все аспекты своей игры на скрипке.Поскольку Джерри занимается деятельностью, направленной на то, чтобы проактивно не стать объектом прямой стигматизации для , будучи скрипачом , считается ли Джерри жертвой косвенной стигматизации? Кажется, это неправильный результат. Если описание косвенной стигматизации сводится к утверждению, что Джерри является жертвой косвенной стигматизации, то оценка косвенной стигматизации кажется слишком широкой.

К счастью, в описании косвенной стигматизации не говорится, что Джерри стал жертвой косвенной стигматизации.Косвенная стигматизация происходит, когда потенциальная цель совершает действия, направленные на то, чтобы проактивно обойти или избежать прямой стигматизации со стороны других. Хотя Джерри считает, что клеймение скрипачей является частью социальной идеологии, он ошибается в этом. Поскольку стигматизация скрипачей не является частью социальной идеологии, Джерри не является потенциальной целью прямой стигматизации для как скрипача — нет никаких потенциальных целей для прямой стигматизации для как скрипача вообще.

Дело не в том, что каждый человек, считающий себя жертвой стигматизации, на самом деле является жертвой стигматизации. Нам необходимо определить, какие люди на самом деле являются жертвами стигматизации, а какие нет. Учет косвенной стигматизации позволяет нам сказать, что социальная идеология определяет, какие объекты являются целями или потенциальными объектами для актов стигматизации и каковы стигмы для этих субъектов. Жертвами прямой или косвенной стигматизации могут стать только люди с такими стигмами (или те, кто, как предполагается, имеют эти стигмы).Таким образом, учет косвенной стигматизации не подвержен чрезмерному обобщению. Принятие мер предосторожности, чтобы не стать жертвой прямой стигматизации за стигматизацию, которой не существует, не считается косвенной стигматизацией.

6 Теоретические выплаты

В этой статье я расширил наше текущее понимание стигматизации, предоставив теоретическую основу, которая помогает нам понять, кто является жертвами стигматизации. Понимание того, что жертвы стигматизации являются жертвами прямой или косвенной стигматизации, позволяет нам четко определить, кто жертвы стигматизации в большинстве (если не во всех) контекстах.Хотя это само по себе важно, теоретические выгоды выходят далеко за рамки этого.

Принятие учета прямых и косвенных актов стигматизации полезно для социальной и политической философии, потому что в социальном мире существует определенная закономерность, которую полезно отслеживать в целях социальной справедливости. Признание того, что жертвы косвенной стигматизации являются жертвами, позволяет нам включить их в число тех, за кого мы ведем борьбу за социальную справедливость.

Наконец, учет прямых и косвенных актов стигматизации полезен, потому что он помогает смягчить герменевтическую несправедливость, с которой сталкиваются жертвы косвенной стигматизации.Миранда Фрикер определяет систематическую герменевтическую несправедливость как «несправедливость, заключающуюся в том, что некоторая значительная область социального опыта закрыта от коллективного понимания из-за предрассудков структурной идентичности в коллективном герменевтическом ресурсе» (2007, стр. 155). Другими словами, маргинализированные социальные группы страдают из-за того, что им не хватает герменевтических ресурсов, необходимых для того, чтобы сделать их опыт коммуникативно понятным, а тем, кто находится у власти, не хватает герменевтических ресурсов для понимания опыта маргинализированных социальных групп.В конечном итоге непонимание со стороны власть имущих приводит к дальнейшим страданиям маргинализированных социальных групп.

Согласно стандартной концепции стигматизации, люди, страдающие от косвенной стигматизации, не имеют ресурсов, чтобы сообщить о несправедливостях, с которыми они сталкиваются. Предположим, Рив пытается сказать своему другу, что общество заставляет его скрыть свое кошачье владение.

«Вы не понимаете. Мне приходится изо всех сил скрывать, кто я.Это утомительно.

«Никто не заставляет вас это делать, верно?»

«Ну… технически нет…»

«Тебе кто-нибудь причиняет физический или моральный вред?»

«Опять… технически нет…»

«Вам кто-нибудь угрожал?»

«Нет.»

«Значит, общество вас ни к чему не принуждает. Ты предпочитаешь так жить «.

Рив хочет объяснить, что не так в его ситуации, но у него не хватает ресурсов для этого.Точно так же другу Рива не хватает ресурсов, чтобы понять, что не так с ситуацией Рива. Введя термин «косвенная стигматизация» в лексикон английского языка, люди, которые стали жертвами косвенной стигматизации, получают немного больше полномочий. Они могут сказать: «Вот что происходит. Я страдаю косвенной стигматизацией. Общество заставляет меня скрывать, кто я, или столкнуться с несправедливыми последствиями, которые общество может предложить ». Это дает жертвам косвенной стигматизации возможность начать бороться за себя, а также позволяет тем, кто не является жертвами косвенной стигматизации, признать несправедливость косвенной стигматизации и помочь тем, кто страдает, в борьбе с несправедливостью.

Библиография

Андерсон, Элизабет (2010): Императив интеграции. Принстон: Издательство Принстонского университета. Поищите в Google Scholar

Арковиц, Хэл и Скотт Лилиенфельд (2011): «Психологически ненормальный и опасный: прибегают ли эмоционально нарушенные к насилию?». [Scientific American Mind] http://www.scientificamerican.com/article/deranged-and-dangerous/, посещение 2 ноября 2018 г. Поиск в Google Scholar

Ричард Арнесон (2007 г.): «Стыд, стигма и отвращение. в достойном обществе ».В: Journal of Ethics 11. No. 1, p. 31–63.10.1007 / s10892-006-9007-y Поиск в Google Scholar

Бордиери, Джеймс и Дэвид Дремеры (1986): «Решения о приеме на работу инвалидов: поиск причины». В кн .: Журнал прикладной социальной психологии 16. № 3, с. 197–208.10.1111 / j.1559-1816.1986.tb01135.x Поиск в Google Scholar

Эндрю Кортрайт (2013 г.): «Стигматизация и этика общественного здравоохранения». В кн .: Биоэтика 27. № 2, с. 74–80.10.1111 / j.1467-8519.2011.01904.x Поиск в Google Scholar

Крисп, Артур, Майкл Гелдер, Сюзанна Рикс, Говард Мельцер и Олвен Роулендс (2000): «Стигматизация людей с психическими заболеваниями».В: Британский журнал психиатрии 177, стр. 4–7.10.1192 / bjp.177.1.4 Поиск в Google Scholar

Фарина, Антонио и Р. Фелинер (1973): «Реакции интервьюера на бывших психически больных». В: Журнал аномальной психологии 82. № 2, с. 268–272.10.1037 / h0035194 Искать в Google Scholar

Фрикер, Миранда (2007): Эпистемическая несправедливость: сила и этика познания. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. Ищите в Google Scholar

Гоффман, Эрвинг (1963): Стигма: заметки об управлении испорченной идентичностью.Нью-Йорк: Саймон и Шустер. Ищите в Google Scholar

Хаслангер, Салли (2007): «Расизм, идеология и социальные движения». В: Res Philosophica 94. No. 1, p. 1–22. Ищите в Google Scholar

Клейнман, Артур и Рэйчел Холл-Клиффорд (2009 г.): «Стигма: социальный, культурный и нравственный процесс». В: Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения 63. № 6, с. 418–419.10.1136 / jech.2008.084277 Поиск в Google Scholar

Линк, Брюс и Джо Фелан (2001): «Осмысление стигмы».В: Ежегодный обзор социологии 27, с. 363–385.10.1146 / annurev.soc.27.1.363 Поиск в Google Scholar

Метцль, Джонатан и Кеннет Маклиш (2015): «Психические заболевания, массовые расстрелы и политика американского огнестрельного оружия». В: Американский журнал общественного здравоохранения 105. № 2, с. 240–249.10.2105 / AJPH.2014.302242 Поиск в Google Scholar

МакГинти, Эмма, Дэниел Вебстер и Коллин Бэрри (2013 г.): «Влияние сообщений СМИ о массовых расстрелах на отношение к людям с серьезными психическими заболеваниями и общественную поддержку оружия. Политики контроля ».В: Американский журнал психиатрии 170. № 5, с. 494–501.10.1176 / appi.ajp.2013.13010014 Поиск в Google Scholar

Песколидо, Бернис, Джек Мартин, Дж. Лонг, Тейт Медина, Джо Фелан и Брюс Линк (2010): «Болезнь, похожая на любую другую»? Десятилетие перемен в общественной реакции на шизофрению, депрессию и алкогольную зависимость ». В: Американский журнал психиатрии 167, стр. 1321–1330.10.1176 / appi.ajp.2010.09121743 Поиск в Google Scholar

Смарт, Лаура и Дэниел Вегнер (2000): «Скрытая цена скрытой стигмы».В: Тодд Хизертон, Роберт Клек, Мишель Хебл и Джей Халл (ред.): Социальная психология стигмы. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс. п. 220–242. Искать в Google Scholar

Стедман, Генри, Эдвард Малви, Дж. Монахан, Памела Роббинс, Пол Аппельбаум, Томас Гриссо, Лорен Рот и Э. Сильвер (1998): «Насилие со стороны людей, выписанных из стационаров неотложной психиатрической помощи, и других лиц в Такие же микрорайоны ». В: Архив общей психиатрии 55. № 5, с. 393–401.10.1001 / archpsyc.55.5.393 Поиск в Google Scholar

Суонсон, Джеффри, Чейз Хольцер, Виджай Ганджу и Роберт Джоно (1990): «Насилие и психиатрические расстройства в обществе: данные эпидемиологических обследований в зоне охвата». В кн .: Больничная и общественная психиатрия 41. № 7, с. 761–770. Искать в Google Scholar

Свонсон, Джеффри, Марвин Шварц, Сьюзан Эссок, Фред Ошер, Х. Райан Вагнер, Лиза Гудман, Стэнли Розенберг и Кейт Мидор (2002): «Социально-экологический контекст агрессивного поведения лиц, подвергшихся суровому обращению. Психическое заболевание ».В: Американский журнал общественного здравоохранения 92. № 9, с. 1523–1531.10.2105 / AJPH.92.9.1523 Поиск в Google Scholar

Thomas, Pierre (2017): «Следователи считают, что у стрелка из Лас-Вегаса было тяжелое недиагностированное психическое заболевание: источники». [ABC News] http://abcnews.go.com/US/investigators-las-vegas-gunman-severe-undiagnposed-mental-illness/story?id=50346433, посещение 5 ноября 2018 г. Поиск в Google Scholar

Торникрофт, Грэм, Дайана Роуз и Ниша Мехта (2010): «Дискриминация людей с психическими заболеваниями: что могут сделать психиатры?».В: Достижения в психиатрическом лечении 15, с. 53–59. Ищите в Google Scholar

Ян, Лоуренс, Артур Клейнман, Брюс Линк, Джо Фелан, Синг Ли и Байрон Гуд (2007): «Культура и стигма: добавление морального опыта к теории стигматизации». В: Социальные науки и медицина 64, с. 1524–1535.10.1016 / j.socscimed.2006.11.013 Поиск в Google Scholar

Что такое стигматизированные дома? | Адвокатское бюро Рош и Рош, PC

Как человек, желающий приобрести дом, вы хотите узнать все, что можно о своем новом месте жительства, чтобы вы знали, что вам будет комфортно жить там.Даже если дом соответствует вашим структурным стандартам и выглядит великолепно, вы можете обнаружить, что кто-то покончил жизнь самоубийством в доме много лет назад. Это может снизить ваш энтузиазм по поводу покупки.

Как объясняет Homelight, история некоторых домов может не влиять на физическое состояние жилья, но все же может иметь решающее значение для того, хотите ли вы купить дом или нет. Травмирующая история, такая как самоубийство в семье, может заклеймить ее в ваших глазах.

Истории, клеймящие дом

Все, что в доме может психологически повлиять на нового покупателя, может стать стигмой. Вы можете плохо отреагировать, зная, что в доме произошло убийство, самоубийство или даже естественная смерть. Преступления, совершенные в резиденции, такие как тяжкие тяжкие преступления или операции по производству наркотиков, также могут вас беспокоить.

Истории о паранормальных явлениях в доме также считаются стигмами. Некоторые покупатели хотят знать, есть ли в доме истории привидений.В зависимости от того, как вы относитесь к паранормальным слухам, вы можете пройти мимо дома, если люди часто ассоциируют с ним странные и необъяснимые события.

Спросить о возможных стигмах

В большинстве штатов нет законов, требующих, чтобы продавцы или агенты продавцов сообщали вам о стигматизации дома. Так что вам, вероятно, не следует ожидать, что агент добровольно предоставит такую ​​информацию заранее. Вместо этого вам, возможно, придется самому спросить агентов о преступлениях или смертельных случаях, которые могли произойти в доме.

Тем не менее, возможно, что агент не сможет раскрыть конфиденциальную информацию о доме, даже если вы спросите. В штатах, где нет требований о раскрытии информации, продавцы могут запретить агенту раскрывать информацию о смерти или преступлении, если только продавец не даст разрешения. Так что вам, возможно, придется немного покопаться, чтобы убедиться, что ваш будущий новый дом не имеет теневой истории.

Не стигматизируйте людей с COVID-19

Высокий представитель Альянса цивилизаций Организации Объединенных Наций Мигель Моратинос и специальный советник по предупреждению геноцида Адама Дьенг выразили серьезную обеспокоенность ростом стигмы. язык вражды и преступления на почве ненависти, направленные против отдельных лиц и групп, которые неправомерно очерняются и считаются связанными с коронавирусом во всем мире.

«Мы все сталкиваемся с одним и тем же врагом, невидимым, быстро наступающим, уносящим жизни и без разбора причиняющим хаос. Но позволить ему разорвать ткань наших обществ — это, пожалуй, одно из самых серьезных потрясений, которые пандемия COVID-19 наносит нашему миру », — заявили Высокий представитель и Специальный советник.

Поскольку пандемия представляет глобальную угрозу миру и безопасности, она также дает возможность продемонстрировать единство и объединить усилия.Поскольку пандемия затрагивает всех, нам всем следует напоминать о нашей общей человечности, о том, что наши жизни взаимосвязаны, и наше выживание зависит от взаимной поддержки.

В это время физического дистанцирования мы призываем к социальной солидарности и наведению мостов доброты и сострадания, которые преодолевают искусственные стены. Мы также призываем к защите наиболее уязвимых, включая пожилых людей, которые несут на себе основную тяжесть пандемии.

Как никогда важно противостоять стигме, разжиганию ненависти, ксенофобии, расизму и всем формам дискриминации, которые представляют собой вызов универсальным человеческим ценностям и правам.Преодоление пандемии предполагает эффективное международное сотрудничество и реализацию подхода, охватывающего все общество, включая национальные правительства, гражданское общество, средства массовой информации, частные компании, религиозных деятелей, молодежь и женщин.

Мигель Моратинос и Адама Дьенг высоко оценивают Глобальный план гуманитарного реагирования на COVID-19, запущенный Генеральным секретарем, чтобы гарантировать, что никто не останется позади в борьбе с этой пандемией. Они также высоко оценивают лидерство, проявленное некоторыми правительствами в продвижении идей глобальной солидарности и единства, а также в реализации мер по борьбе с распространением COVID-19.

Мигель Моратинос подчеркнул, что Альянс цивилизаций Организации Объединенных Наций продолжает работать над выполнением своего девиза «Множество культур, одно человечество», содействуя межкультурному и межконфессиональному диалогу, наводя мосты взаимопонимания и противодействуя стереотипам и поляризации.

Адама Дьенг подчеркнул, что его офис активизирует свои усилия по реализации стратегии и Плана действий ООН по разжиганию ненависти на глобальном и национальном уровнях для противодействия разжиганию ненависти и связанной с ними стигматизации и дискриминации.

«Если мы хотим, чтобы общества были инклюзивными, сплоченными и мирными, настало время укрепить союз между культурами, цивилизациями и людьми. Нельзя терять время », — добавил Высокий представитель Альянса цивилизаций и специальный советник по предупреждению геноцида.


Г-н Мигель Моратинос является Высоким представителем Альянса цивилизаций Организации Объединенных Наций, а Г-н Адама Дьенг Специальный советник ООН по предупреждению геноцида

Стигматизация

— Викисловарь

Английский [править]

Альтернативные формы [править]

Этимология [править]

Со средневековой латыни stigmatizo («клеймить»), с древнегреческого στιγματίζω (stigmatízō, «маркировать»), из στίγμα (стигма).

Произношение [править]

Глагол [править]

клеймить ( от третьего лица единственного числа, простое настоящее клеймит , причастие настоящего клеймо , простое причастие прошедшего и прошедшего времени клеймо )

  1. (переходный) Охарактеризовать как постыдный или постыдный; пометить клеймом или стигматами.
    • 1819-1820 , Вашингтон Ирвинг, Альбом Джеффри Крайона :

      Мы клеймим индейцев как трусливых и вероломных, потому что они предпочитают военную хитрость открытой силе; но в этом они полностью оправданы своим грубым кодексом чести.

    • 2010 , Марк МакКлелланд, «Красивый мальчик в манге японских девочек», в Манга: антология глобальных и культурных перспектив (редактор Тони Джонсон-Вудс), The Continuum International Publishing Group Inc (2010 ), → ISBN, стр. 78:
      Хелен Хардакр в своем исследовании дискурсов , стигматизирующих женщин, сделавших аборты, утверждает, что с 1970-х годов наблюдается заметный рост интереса средств массовой информации к женской сексуальности.
    • 2012 , Дафна К. Уоткинс и Гарольд В. Соседы, «Социальные детерминанты депрессии и опыт чернокожих мужчин», в Социальные детерминанты здоровья афроамериканских мужчин (ред. Генри М. Тредуэлл, Клэр Ксантос, И Киша Б. Холден), Jossey-Bass (2013), → ISBN, стр. 55:
      В этой главе исследуются социальные детерминанты депрессии у чернокожих мужчин, потому что ни одна другая гендерная группа населения не подвергалась стигматизации так сильно, как чернокожие мужчины.
    Антоним: destigmatize
Производные термины [править]
Переводы [править]

охарактеризовать как позорное или позорное

Снижение стигмы | CDC

Стигма — это дискриминация определенной группы людей, места или нации. Стигма связана с отсутствием знаний о том, как распространяется COVID-19, необходимостью обвинять кого-то, страхом перед болезнями и смертью и сплетнями, которые распространяют слухи и мифы.

Ни один человек или группа людей не подвержены распространению COVID-19 с большей вероятностью, чем другие. Чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения, такие как эта пандемия, — это время стресса для людей и сообществ. Страх и беспокойство по поводу болезни могут привести к социальной стигме, то есть негативному отношению и убеждениям по отношению к людям, местам или вещам. Стигма может привести к навешиванию ярлыков, стереотипам, дискриминации по внешнему признаку и другому негативному поведению по отношению к другим. Например, стигма и дискриминация могут возникать, когда люди связывают болезнь, такую ​​как COVID-19, с населением, сообществом или национальностью.Стигма также может возникнуть после того, как человек выздоровел от COVID-19 или был освобожден из домашней изоляции или карантина.

Некоторые группы людей, которые могут столкнуться со стигмой во время пандемии COVID-19, включают:

  • Определенные группы расовых и этнических меньшинств, включая американцев азиатского происхождения, жителей островов Тихого океана и чернокожих или афроамериканцев;
  • Люди с положительным результатом на COVID-19, выздоровевшие от COVID-19 или вышедшие из карантина COVID-19;
  • Спасатели или поставщики медицинских услуг;
  • Прочие рабочие, работающие на передовой, например, клерки продуктовых магазинов, водители-курьеры, работники ферм и предприятий пищевой промышленности;
  • Люди с ограниченными возможностями, нарушениями развития или поведения, которым может быть трудно следовать рекомендациям;
  • Люди, имеющие заболевания, вызывающие кашель;
  • Люди, живущие в коллективных (групповых) условиях, например, бездомные.

Стигма вредит каждому, вызывая больше страха или гнева по отношению к обычным людям, вместо того, чтобы сосредотачиваться на болезни, которая вызывает проблему. Стигма также может заставить людей с большей вероятностью скрыть симптомы или болезнь, удерживать их от немедленного обращения за медицинской помощью и мешать людям вести здоровый образ жизни. Это означает, что стигма может затруднить контроль распространения вспышки.

Группы, которые сталкиваются со стигмой, также могут подвергаться дискриминации.Эта дискриминация может принимать форму:

  • Другие люди, избегающие или отвергающие их;
  • Получение отказа в медицинском обслуживании, образовании, жилье или работе;
  • Словесные оскорбления; или
  • Физическое насилие.

Стигма может негативно сказаться на эмоциональном, психическом и физическом здоровье стигматизированных групп и сообществ, в которых они живут. Стигматизированные люди могут испытывать изоляцию, депрессию, тревогу или общественное смущение. Прекращение стигмы важно для того, чтобы сделать всех сообществ и их членов более безопасными и здоровыми.Каждый может помочь остановить стигму, связанную с COVID-19, зная факты и делясь ими с другими в своих сообществах.

Лидеры сообществ и представители общественного здравоохранения могут помочь предотвратить стигму:

  • Сохранение конфиденциальности и конфиденциальности тех, кто обращается за медицинской помощью, и тех, кто может участвовать в любом расследовании контактов.
  • Быстро сообщить о риске или отсутствии риска, связанном с контактом с продуктами, людьми и местами.
  • Исправление негативной лексики, которая может вызвать стигму, путем предоставления точной информации о том, как распространяется вирус.
  • Выступление против негативного поведения и заявлений, в том числе в социальных сетях.
  • Обеспечение того, чтобы изображения, используемые в коммуникациях, отображали различные сообщества и не усиливали стереотипы.
  • Использование каналов СМИ, включая новостные СМИ и социальные сети, для выступления против стереотипных групп людей, испытывающих стигму из-за COVID-19.
  • Выражаю благодарность медицинским работникам, спасателям и другим людям, работающим на передовой.
  • Предложение виртуальных ресурсов для психического здоровья или других услуг социальной поддержки для людей, которые испытали стигму или дискриминацию.

«Самостигматизация несовершеннолетних правонарушителей» Зинченко Артема Александровича, Мамуна Аль-Амина и др.

Ключевые слова

самостигматизация; клеймо; малолетние правонарушители

Дисциплины

Когнитивная психология | Экспериментальный анализ поведения | Школьная психология

Аннотация

Настоящее исследование исследует когнитивные особенности феномена стигматизации среди несовершеннолетних правонарушителей в Кыргызстане.В нем делается попытка описать некоторые особенности самосхем и самостигматизации несовершеннолетних правонарушителей. Кроме того, в исследовании рассматривается проблема существующих в настоящее время стигм в отношении преступности среди несовершеннолетних в стране. Сто пятьдесят четыре студента университетов попросили заполнить анкету, чтобы измерить уровень внешней стигматизации в отношении несовершеннолетних правонарушителей и тех, кто когда-то был помещен в исправительное учреждение. Студенты показали наличие стигматизации по отношению к людям с судимостью.Пятнадцати несовершеннолетним из исправительных учреждений, прошедшим социально-психологический тренинг, а также восемнадцати несовершеннолетним правонарушителям, которые посещали ту же исправительную школу, но не имели никакого обучения, было предложено заполнить самовопросник по семантическому дифференциалу, который измерял уровень внутренней стигматизации. Было обнаружено, что несовершеннолетние правонарушители в Кыргызстане подвергаются самостигматизации, по сравнению с контрольной группой из пятидесяти четырех несовершеннолетних правонарушителей, которые посещали обычную школу. Однако наблюдалась тенденция к положительному эффекту социально-психологического тренинга, направленного на развитие социальных навыков правонарушителей.Поскольку было показано, что самостигматизация влияет на процесс реабилитации и социальной адаптации, она может стать одним из основных препятствий для успешной реабилитации и реинтеграции несовершеннолетних правонарушителей в общество после окончания школы-интерната.

Добавить комментарий