Теория личности эрика берна – .

Содержание

Эго-состояния человека по Эрику Берну. Примеры

Трансактный анализ Берна помогает понять причины наших проблем, возникающих и проявляющихся на уровне общения. Основа трансакционного анализа – три эго-состояния (Я-состояния. Лат. ego — «я»), взаимодействие которых определяет психологию поведения, качество нашей жизни, общения и здоровья.

Эрик Леннард Берн

Трансактный анализ

Эрик Берн анализировал общение, разбив его на «единицы общения» или «трансакции». Отсюда и название метода – трансактный анализ.

Теория даёт ответы на вопросы, определяющие качество нашего общения [2]:

  1. Что есть наши эго-состояния?
  2. Какие эго-состояния мы несём с собой в течение всей жизни?
  3. Как убрать «мусор» из нашей головы, на что определить внимание в общении?
  4. Как проявляют себя наши состояния в различных ситуациях и моделях поведения?
  5. Как «сбалансировать» наши эго-состояния так, чтобы они работали на созидание?

Предмет трансакционного анализа в психотерапии – изучение эго-состояний – целостных систем идей и чувств, проявляющих себя в нашем общении через соответствующие модели поведения. Используя «единицы взаимодействия» – трансакции, сложнейший язык человеческих взаимоотношений мы можем представить на языке взаимодействий трех базовых эго-состояний. Научиться понимать язык нашего эго может даже человек, далекий от психотерапевтической практики. Говорить на этом языке – значит овладеть искусством общения в совершенстве.

Эго-состояния

Для многих из нас утро – это привычная последовательность действий: ванная – завтрак – поход на работу. Каждое из них совершается без раздумий, «на автопилоте». В такие моменты мы пребываем в состоянии контролирующего самого себя «Родителя».

В пути мы раскрепощаемся, беспричинно радуемся своему настроению, солнцу и пению птиц, свежести бодрящего воздуха и отличному утру, – мы позволяем проявиться своему внутреннему «Ребёнку».

Вдруг, метро, на котором мы обычно добираемся до офиса – закрыто. Мы вынуждены решать конкретную задачу – выбрать путь: доехать автобусами, поймать такси или поработать дома. Мы переключаемся из состояния «родительского автопилота» на «ручное управление», передавая инициативу «Взрослому».

Всего за несколько минут, по дороге в офис, мы побывали в разных состояниях эго – наших «Я».

В каждый момент жизни наши чувства, мысли, слова, реакции и действия определяются одним из трех возможных эго-состояний:

  • Я-Родитель
  • Я-Взрослый
  • Я-Ребёнок

Трансактный анализ Эрика Берна – это готовый набор инструментов для анализа состояний нашего Я. Каждый из нас может научиться использовать их, не погружаясь в дебри бессознательного.

Внимательно понаблюдайте за мамой/папой минут 10. Заметите, как проявятся как минимум два эго-состояния. Только что она поучала дочь с позиции «Родителя», через доли секунды отреагировала на замечание мужа с позиции «Ребёнка». А спустя несколько минут, задумавшись, заговорила с ним как «Взрослый».

Смена эго-состояний может происходить и происходит быстро и часто, а время от времени все состояния или же два из трех проявляются одновременно.

Я-Родитель

В состоянии «Я-Родитель» человек копирует родительские образы поведения или образы авторитетов. Ощущает, мыслит, ведет беседу и реагирует на происходящее точно так же, как это делали родители в его детстве.

Согласно Берну, контролирующее состояние «Родителя» исполняет функцию совести и воздействует на человека даже в те моменты, когда его внешнее поведение определяют состояния Взрослого или Ребёнка. Зачастую, состояние «Родителя» используется в качестве модели при воспитании собственных детей. Поэтому новоиспечённый родитель, как правило, ведёт себя так же как с ним вели себя его родители. Если его ругали за разбитые тарелки, вскоре и он начнёт ругать своих детей. Эта реакция у него будет автоматическая, ему нужно учиться останавливать себя и включать внутреннего Взрослого.

«Родитель» проявляет себя в нашей способности делать что-то автоматически, в общих фразах и в манерах. Он любит констатировать: «Нельзя», «Необходимо», «Должен».

Что случается, если эго «Я-Родитель» с годами доминирует?

Человек, в состоянии которого жестко доминирует эго-родитель, легко впадает в другую крайность: пытается везде и всегда контролировать ситуацию. В случае неудачи, корит и пилит себя по любой причине, во всём, что с ним происходит ищет и находит свою вину.

Если подобный сценарий преобладает годами и десятилетиями, он становится причиной психосоматических расстройств. В этом случае состояние «Я-Родитель» проявляет себя как деструктивное и протекает с тяжелыми последствиями. Пока родитель существует, сбежать от его контролирующего влияния на уровне закладываемых в детстве родительских программ-предписаний личность не сможет. Единственный способ вырваться из оков – переписать устаревшие родительские программы.

Контролирующий и Заботливый Родитель

Заботливый Родитель – «живущий» в вас или в окружающих – это одно из самых счастливых состояний, которые может проявлять и испытывать человек. Он способен помогать, прощая ваши обиды и несовершенства. Он находит в этом удовольствие, поэтому такая помощь всегда окажется вовремя и воспринимается естественно, без напряжения. Всё что требует взамен Заботливый Родитель – это чуточку внимания к своей персоне.

  • Я-Родитель
    Контролирующий

Контролирующий Родитель всегда и везде стремится «Вышибить клин клином». Человек в этом состоянии будет снова и снова обращать внимание на ваши ошибки и слабости, подчеркивать своё превосходство и наставлять на путь истинный по поводу и без повода.

Я-Ребёнок

В каждом из нас до седых волос продолжает жить ребёнок. Время от времени, он проявляет себя в зрелой жизни совершенно по-детски – оперируя теми же чувствами, словами и мыслями, действуя, играя и реагируя так же, как в возрасте 2-6 лет. В такие моменты мы проживаем жизнь в состоянии «Я-Ребёнок», вновь и вновь возвращаясь к своим детским переживаниям, но уже с позиции зрелой личности. По сути, «Ребёнок» – это тот кусочек детства, который нам удается сохранить до глубокой старости.

Именно эту часть человеческой личности Эрик Берн считает наиболее ценной. Пребывая в этом состоянии в любом возрасте мы позволяем себе счастье оставаться естественными – восторженными и милыми, радостными и печальными или упрямыми и покладистыми – такими же, какими были в своём детстве. Спонтанность, интуицию, искру творчества – ярче всего проявляющиеся в детском возрасте, мы переносим во взрослую жизнь и вновь проявляем в состоянии Ребёнка.

Что случается, если эго «Я-Ребёнок» с годами доминирует?

Жестко доминируя в зрелом возрасте, состояние Ребёнка может стать источником серьезных проблем. Потерпев даже мимолетную неудачу человек в состоянии «Я-Ребёнок» тут же находит козла отпущения – несовершенный мир, неискренних друзей, тупое начальство, вечно жалующуюся на жизнь семью или, за неимением более конкретных объектов, – карму и родовое проклятье. Следствие таких рассуждений – обвинительный приговор, который он выносит людям, миру и самому себе, разочарование жизнью, пренебрежение возможностью использовать полученный опыт для исключения подобных ошибок в будущем.

Как и в случае доминирования позиции «Я-Родитель», растянувшееся во времени постоянное пребывание в состоянии «Я-Ребёнок» и накапливание отрицательных эмоций в виде обид и ожесточения – фундамент для серьезных психосоматических заболеваний. Таких же последствий можно ждать, активно и систематически подавляя в себе «Ребёнка» из состояния «Я-Взрослый».

Свободный и адаптивный Ребёнок

В зависимости от той роли, которые сыграли родители в воспитании человека в его раннем детстве, его Ребёнок может сформироваться Свободным или Адаптивным.

Пока мы сохраняем в себе

Свободного Ребёнка, мы способны не только воспринимать жизнь, но удивляться и искренне радоваться её проявлениям. Мы способны забыть о возрасте, до слезинок хохотать над удачной доброй шуткой, испытывать детский восторг от ощущения единства с природой и её энергиями. Мы готовы расплыться в широкой улыбке отыскав единомышленника, беспричинно любить окружающих, находить смысл во всем, что происходит с нами и вокруг нас.

Адаптивный Ребёнок – это постоянные сомнения и комплексы. Его легко определить в окружении по «маске Жертвы» – постоянно озабоченному и тревожному выражению лица. Обычно эта маска полностью соответствует его внутреннему состоянию – напряжения, боязни сделать лишний или неверный шаг, сомнения, борьбы с самим собой по любому, даже самому незначительному поводу. Жизнь для него – это движение по заранее определенной траектории, причем то, какой будет эта траектория чаще выбирает не он.

Я-Взрослый

В состоянии «Я-Взрослый» человек оценивает окружение и происходящее с ним объективно, способен просчитать вероятность и возможность тех или иных событий исходя из накопленного опыта. Находясь в этом состоянии, человек живёт по принципу «Здесь и сейчас», обмениваясь с миром чувственной и логической информацией подобно компьютеру – в режиме реального времени. В состоянии «Я-Взрослый» пребывает пешеход, переходящий улицу, хирург, проводящий операцию, или ученый, делающий доклад. Главные слова у Взрослого: «Это целесообразно», «Могу – не могу», «Давайте посчитаем», «Где польза?».

Что случается, если человек предпочитает руководствоваться эго «Я-Взрослый»?

Состояние «Я-Взрослый» предполагает адекватную оценку действительности и своих поступков, принятие ответственности за каждый из них. В позиции «Я-Взрослый» человек

сохраняет возможность учиться на своих ошибках и использовать накопленный опыт для дальнейшего развития. Он не распинает себя за допущенные промахи, а принимает ответственность и идёт дальше.

Вместо того, чтобы тащить за собой тяжкий эмоциональный хвост ошибок и поражений, он использует новый шанс и находит верный путь для их исправления с минимальными энегозатратами. С другой стороны, находясь под постоянным контролем со стороны «Родителя» и «Ребёнка», «Я-Взрослый» теряет способность принимать взвешенные решения. И тогда весь свой заработок за полгода «Взрослый», попавший под влияние «Ребёнка», потратит на пышное празднование Нового Года.

Примеры, когда баланс трех начал нарушен

Педант

Если поле «Взрослого» замусорено хламом предписаний «Родителя», а «Ребёнок» блокирован, без возможности повлиять на «Взрослого» – перед нами классический педант, человек, лишенный умения и желания играть. Сухарь, напоминающий ходячую механическую схему. И тогда хронический дефицит ярких положительных эмоций может спровоцировать взрыв аморального поведения, карать за которое вплоть до психосоматических расстройств будет строгий внутренний «Родитель».

Бессовестный лицемер

Представим ситуацию, когда поле «Взрослого» утопает в неумеренных детских желаниях, а «Родитель» при этом блокирован, без возможности их ограничить. Поступки такого человека в социуме определены целью: полностью удовлетворить потребности своего «Ребёнка», в то время как «Родитель» пытается жестко контролировать окружение.

Мы имеем дело с лицемером – человеком, лишенным совести. Получив власть, такой человек легко преображается в садиста, пытающегося удовлетворять потребности за счёт интересов своего окружения. Со временем, конфликт на уровне социума проецируется на внутренний мир с трагическими последствиями для психического и физического здоровья.

Неуправляемый

Если поле «Взрослого» пребывает под постоянным контролем «Родителя», и при этом отягощено страхами «Ребёнка» – мы имеем дело с человеком, лишенным возможности управления. Его позиция «Я понимаю, что поступаю неверно, но поделать ничего не могу».

В зависимости от того, какая составляющая эго берёт верх в данный момент, человек, не управляющий собой может проявлять себя то святошей, то законченным развратником. Такой внутренний расклад – идеальная питательная среда для невроза и психоза.

Расставим акценты

Зрелой личностью можно назвать человека, в поведении которого доминирует позиция «Я-Взрослый». Если с годами позиции «Я-Родитель» или «Я-Ребёнок» остаются доминантными, мироощущение и поведение человека в социуме перестают быть адекватными. Личности, претендующей «на зрелость», следует сбалансировать все три исходных состояния и сознательно сместить акцент на позицию «Я-Взрослый».

Вместе с тем, как считает Эрик, даже развив в себе конструктивную доминанту «Взрослый», и достигнув искусства сдерживать свои эмоции, полностью и жестко изолировать в себе «Ребёнка» и «Родителя» не продуктивно. Время от времени они должны проявляться хотя бы для того, чтобы в нашем «жизненном супе» всегда хватало соли, перца и здоровой самокритики.

Чтобы избежать стойких неврозов в будущем, «Взрослому» не стоит слишком часто и надолго передавать инициативу «Родителю» или «Ребёнку». А чтобы навсегда забыть о таком печально известном продукте цивилизации, как неврозы, нам предстоит:

  • Восстановить нормальный баланс отношений между всеми тремя аспектами своего эго.
  • Избавиться от родительских программ.
  • Узнать и переписать сценарий своей жизни.

В той или иной форме мы принимаем участие в общении в роли Взрослых, Детей или Родителей, поскольку надеемся обрести желаемое. Каждая трансакция, составленная из единичного стимула и единичной вербальной/невербальной реакции – не что иное, как единица социального действия.

Зная, от имени какого из наших «Я» мы ведём беседу и на какую реакцию собеседника можем рассчитывать, мы можем влиять на конечный результат и качество общения. А психологическая гибкость, состоящая в умении адекватно оценивать ситуацию и передавать управление какой-либо одной стороне личности – залог нашего психического и физического здоровья.

Умение правильно использовать свои мысли, интонации, слова, выражения в повседневных диалогах – это величайшее искусство налаживать обратную связь с собеседником, слушать и слышать то, что он хочет донести или, напротив, скрыть. Овладеть этим редким умением, необходимым в сбалансированной и счастливой жизни поможет трансактный анализ Эрика Берна.

«Люди, которые играют в игры. Игры, в которые играют люди» – книги американского психотерапевта Эрика Берна [1], ставшие бестселлером и практическим руководством для нескольких поколений практикующих психологов. Берн впервые сформулировал базовые принципы трансакционного или трансактного анализа, составляющие основу межличностных отношений.

Наблюдайте за собой, учитесь различать свои «Я».

goal-life.com

Трансакционный анализ Берна и теория сценариев

    В статье даётся краткий обзор теории сценариев Берна и предложенной им структуре личности. Разбираются особенности отношений: взрослый Ребёнок – Родитель.

    Эрик Берн (1910–1970) – американский психиатр, военный врач. Развивая идеи психоанализа, он предложил новую структуру личности, а в ноябре 1957 года на региональной конференции по психотерапии в Лос-Анджелесе представил научному сообществу собственную теорию. В 1962 году стал издаваться журнал «Бюллетень Трансакционного Анализа», а в 1964 году была создана Международная Ассоциация Трансакционного Анализа (1).
    В качестве единицы социального взаимодействия он ввёл понятие трансакции, то есть любого акта взаимного признания присутствия между людьми. «Из трансакций в период раннего детства между родителями и ребенком вырабатывается план будущей жизни последнего. Этот план называется жизненным сценарием» (3, гл. 9). Трансакции подразделяются на дополняющие, пересекающиеся и скрытые.
    Трансакционный анализ состоит из трёх основных составляющих: структуры личности по Берну, теории сценариев и анализа игр, предпочитаемых человеком.

Часть 1.

Теория сценариев.

    Сам Эрик Берн о теории жизненных сценариев писал следующее: «Вначале невозможно поверить, что вся судьба человека, все его взлёты и падения наперёд расписаны ребёнком не старше шести лет, а то и трёхлетнего возраста, но именно это утверждает теория сценариев» (4, гл. 3).

    Трёхлетние ребятишки одного из детских садов города Свердловска.
Источник: портал Советского телевидения СССР ТВ.

    «Начальное сценарное программирование происходит в период вскармливания младенца. Обычно это сцены, разыгрываемые между матерью и ребёнком при небольшом числе зрителей или вообще без них… «Вот хоро-о-оший мальчик!», или «Фу, какой вредный» (4, гл. 5). Происходит процесс формирования системы убеждений, представленной в теории сценариев в виде схемы «Я – Ты» с возможными вариантами ОК или не ОК.
    «Следующий шаг в развитии сценария – поиск сюжета с соответствующей развязкой, ответ на вопрос: что происходит с такими как я?… Это может быть сказка, прочитанная матерью или рассказ бабушки. Эта история становится его сценарием, и всю оставшуюся жизнь он проведёт, стараясь ей соответствовать» (4, гл. 5).

    Согласно теории свой сценарий ребёнок получает от родителей в виде отношения к самому себе, к другим людям и окружающему миру. Соответствующие впоследствии им формы поведения Берн назвал играми, под которыми понимаются отношения между людьми со скрытыми умыслами и целями.
    «Пять обстоятельств предопределены родителями и самим человеком за шесть лет после рождения: продолжительность его жизни, его судьба, его богатство, его учёность и его могила» (4, гл. 3).
    Если же оставить теорию сценариев для любителей фатальных историй, то мы подойдём к предложенной Эриком Берном структуре личности.

Структура личности по Берну.

    Существуют три основных эго-состояния Я: Ребёнок, Родитель и Взрослый. В любой момент времени индивид всегда находится в каком-либо одном из этих трёх состояний. Эти три составляющие и представляют структуру личности по Берну.
    Родитель – это состояние, при котором человек ведёт себя подобно тому, как когда-то это делал один из его родителей или учителей.
    Взрослый – это состояние относительно объективной оценки окружающей действительности на основании своего предыдущего жизненного опыта. Это возможность прорабатывать различные варианты развития событий и выбирать из них наиболее подходящие.
    Ребёнок – это состояние, при котором проявляются чувства, сохранившиеся из детства, и соответствующее этим чувствам восприятие окружающего мира. Положение, когда человек ведёт себя спонтанно, в зависимости от эмоций и настроения в данный момент.

    «Все три состояния: Родитель, Взрослый и Ребенок – достойны равного уважения и равно необходимы для плодотворной и насыщенной жизни. Вмешательство необходимо только тогда, когда нарушено их нормальное равновесие» (2).
    При определённых условиях развития одно из трёх состояний может иметь преобладающий характер в структуре личности по Берну, например Ребёнок, хотя самому человеку при этом может идти уже пятый десяток лет.

Реализация сценария.

    Игры – это неотъемлемая часть бессознательного сценария человека, его неосознаваемого плана. «После того как они превращаются в зафиксированные наборы стимулов и реакций, их происхождение теряется в тумане времени, а скрытые мотивы затягиваются социальным флером» (2).

    Структура личности по Эрику Берну родом из раннего детства (в этом плане один из основных постулатов Фрейда остался незыблем). Посредством игр человек воплощает свой жизненный сценарий. «К поступлению в школу ребенок уже знает несколько мягких вариантов игр и, возможно, один-два жестких; в худшем случае он уже одержим игрой… Школьный возраст – это период, который определяет, какие игры из домашнего репертуара станут любимыми и сохранятся на всю жизнь, а от каких он откажется» (4, гл. 8).
    «К шестилетнему возрасту наш типичный герой вышел из детского сада… В его сознании уже намечены жизненные пути и способы выживания, его жизненный план уже составлен… Хороший воспитатель детского сада может предсказать, какую жизнь будет вести ребенок и каков будет ее исход: будет ли он счастлив или несчастен, Победитель или Неудачник» (4, гл. 6).

Часть 2.

Отношения: взрослый Ребёнок – Родитель.

    В первые годы ребёнок эмоционально полностью зависит от настроения матери, которое напрямую связано с её положением и отношениями в семье. Стремление маленького человечка почувствовать это настроение и понравиться взрослому является условием для его комфортного существования в его маленьком мире, условием его выживания. Влияние родителей в этот период на ребёнка просто безгранично.
    «Дети по существу являются пленниками родителей, и те по своему желанию могут превратить их во что захотят», – писал Эрик Берн (4, гл. 12).

    Особенно это касается положения, когда на ребёнке замыкается смысл жизни взрослого человека. Положения, когда родители привязывают ребёнка к себе и стараются сохранить влияние над ним в будущем насколько это возможно. Фактически это не что иное, как форма морального насилия.

    Отношения: взрослый Ребёнок – Родитель, при которых со стороны старшего поколения сохраняется контроль над жизнью уже взрослых детей, являются, увы, далеко не редким проявлением для нашего социума. В животном мире подобной проблемы не существует: детеныш получает столько заботы от родителей, чтобы выжить, а родители уступают место в иерархии, когда он становится сильнее, и не претендуют на большее.
    Можно быть в курсе того, чем ребёнок занимается вне дома, с кем он общается, о чём он думает, а можно построить его времяпровождение, общение и мысли по своему сценарию, пресекая всё то, что под этот сценарий не попадает. А зачем ему это, ведь «родители опытнее и умнее его, лучше знают жизнь».

    Ситуация, когда Родитель продолжает содержать взрослого Ребёнка, – это типовое поведение в данных отношениях, но совсем не обязательное. Ситуацией привязывания является положение, при котором взрослый Ребёнок продолжает считать Родителя единственной своей опорой на протяжении всей жизни.

Игра: Родитель – взрослый Ребёнок.

    Есть ли смысл менять отношения, насколько они нежелательны для взрослого Ребёнка, а впоследствии и для Родителя? Если в животном мире менее приспособленная особь будет всегда уступать себе подобным в борьбе за пищу, за партнёра и статус в группе, то в обществе людей вопросы конкуренции и самореализации не столь однозначны. Этот вопрос, вероятно, из тех, на которые универсального ответа нет.
    Закономерным же последствием игры может стать отсутствие интереса в полноценной семье у девушки и характера мужчины, на которого можно опереться, у молодого человека. А печальным окончанием – положение, при котором Родитель будет выставлен любимым взрослым Ребёнком в «чулан», как ненужная, отслужившая свой срок мебель.
    Справедливости ради стоит отметить, что другая крайность, когда родитель перестаёт интересоваться ребёнком после достижения последним подросткового возраста, – не лучший вариант.

    Фото AP. Смотрители Вашингтонского зоопарка проверяют, умеет ли трехмесячный тигренок плавать. Все детеныши, рожденные в зоопарке, должны пройти ряд тестов, прежде чем будут допущены в публичные вольеры.
Источник: страничка журнала Esquire.

    Прежде чем менять отношения, нужно хорошо понять свою вторичную выгоду, а она есть всегда. Будет ли вам лучше, если вы её потеряете?
    Изменить отношения: взрослый Ребёнок – Родитель, – значит защитить свою самооценку, личное пространство и собственные интересы от навязчивого вторжения Родителя или того, кто выступает в его роли.

Как изменить отношения?

    Чтобы изменить игру, необходимо полностью содержать себя и свой образ жизни и быть морально готовым к возможной потере отношений с близким человеком (крайний, самый худший вариант). Если таковой готовности нет, то отношения лучше не менять, а принять их как судьбу, как свой жизненный сценарий. Принять, согласиться с ними и перестать жаловаться.

    1. Защитить свою самооценку. Нельзя оправдываться и чувствовать себя виноватым за свои желания. Вы не обязаны вести себя так, как того хочется другому, и чувствовать за это вину, даже если он настойчиво даёт понять, что он на вас обиделся. Докажите другому человеку, что он перед вами виноват, и вы можете делать с ним, что «захотите». Нельзя в этом случае соглашаться с позицией виноватого.
    2. Защитить личное пространство. Под личным пространством понимается собственная территория, на которой комфортно. При необходимости надо отстоять право побыть одному на своей территории, даже если кому-то другому в это время очень хочется «общества».
    3. Защитить собственные интересы. При необходимости можно оградить себя от ответственности за положение или жизнь другого человека, какими бы безотлагательными и безвыходными он их для вас не представлял. Можно оставить другому право решать свои сложности в этот раз без вашего участия, если вы, конечно, не боитесь аналогичных ответных действий.

    Сложившиеся отношения: взрослый Ребёнок – Родитель сопровождаются конкретным поведением, которое с годами настолько глубоко закрепляется, что его можно отнести к устойчивым свойствам личности, к свойствам характера. Кардинально изменить их крайне трудно, но поменять отдельные правила – задача вполне посильная.

    Литература:
    1. Информационный ресурс по вопросам психологии: «Психология на русском языке».
    2. Э. Берн. Игры, в которые играют люди, 1964.
    3. Э. Берн. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвящённых, 1968.
    4. Э. Берн. Люди, которые играют в игры, 1972.
    5. А. М. Прихожан. Психология неудачника: тренинг уверенности в себе.

psy-nets.ru

Разрешите себе жить по собственным правилам!

Судьба любого человека программируется в дошкольном возрасте. Это хорошо знали священники и учителя средневековья, говорившие: «Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно»

Развивая идеи психоанализа Фрейда, общей теории и метода лечения нервных и психических заболеваний, знаменитый психолог Эрик Берн акцентировал внимание на «трансакциях» (единичных взаимодействиях), лежащих в основе межчеловеческих отношений.

Некоторые виды таких трансакций, имеющие в себе скрытую цель, он назвал играми. В данной статье мы представляем вам краткое изложение книги Эрика Берна «Люди, которые играют в игры» — одной из самых знаменитых книг по психологии XX века.

Транзактный анализ Эрика Берна

Сценарный анализ невозможен без понимания основной, базовой концепции Эрика Берна — транзактного анализа. Именно с него он начинает свою книгу «Люди, которые играют в игры».

Эрик Берн считает, что у каждого человека есть три состояния Я, или, как еще говорят, три Эго-состояния, определяющие, как он ведет себя с окружающими и что из этого в итоге получается. Эти состояния называются так:

  • Родитель
  • Взрослый
  • Ребенок

Изучению этих состояний и посвящен транзактный анализ. Берн считает, что мы в каждый момент своей жизни находимся в одном из этих трех состояний. Причем их смена может происходить сколь угодно часто и быстро: например, вот только что руководитель общался со своим подчиненным с позиции Взрослого, уже через секунду обиделся на него как Ребенок, а через минуту начал его поучать из состояния Родителя.

Одну единицу общения Берн называет транзакцией. Отсюда и название его подхода — транзактный анализ. Чтобы не было путаницы, Эго-состояния Берн пишет с большой буквы: Родитель (Р), Взрослый (В), Ребенок (Ре), а эти же слова в их обычном, относящемся к конкретным людям значении, — с маленькой.

Состояние «Родитель» ведет свое происхождение от родительских образцов поведения. В этом состоянии человек чувствует, думает, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делали его родители, когда он был ребенком. Он копирует поведение своих родителей. И тут надо учитывать два Родительских компонента: один — ведущий происхождение от отца, другой — от матери. Состояние Я-Родитель может активизироваться при воспитании собственных детей. Даже тогда, когда это состояние Я не выглядит активным, оно чаще всего влияет на поведение человека, выполняя функции совести.

Вторая группа состояний Я заключается в том, что человек объективно оценивает то, что с ним происходит, рассчитывая возможности и вероятности на основе прошлого опыта. Это состояние Я Эрик Берн называет «Взрослый». Его можно сравнить с функционированием компьютера. Человек в позиции Я-Взрослый пребывает в состоянии «здесь и сейчас». Он адекватно оценивает свои действия и поступки, полностью отдает себе в них отчет и берет на себя ответственность за все, что он делает.

Каждый человек несет в себе черты маленького мальчика или маленькой девочки. Он порой чувствует, мыслит, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делал в детстве. Это состояние Я называется «Ребенок». Его нельзя считать ребяческим или незрелым, это состояние только напоминает ребенка определенного возраста, в основном двух-пяти лет. Это мысли, чувства и переживания, которые проигрываются из детского возраста. Когда мы в позиции Эго-Ребенка, мы находимся в состоянии контролируемых, в состоянии объектов воспитания, объектов обожания, то есть в состоянии тех, кем мы являлись, когда были детьми.

Какое из трех состояний Я более конструктивное и почему?

Эрик Берн считает, что человек становится зрелой личностью, когда в его поведении доминирует состояние Взрослого. Если же преобладает Ребенок или Родитель, это приводит к неадекватному поведению и к искажению мироощущения. И поэтому задача каждого человека — добиться баланса трех Я-состояний с помощью усиления роли Взрослого.

Почему Эрик Берн считает состояния Ребенка и Родителя менее конструктивными? Потому что в состоянии Ребенка у человека наблюдается достаточно большой перекос в сторону манипулирования, спонтанности реакций, а также нежелания или неспособности взять на себя ответственность за свои поступки. А в состоянии Родителя в первую и главную очередь доминирует контролирующая функция и перфекционизм, что тоже бывает опасно. Рассмотрим это на конкретном примере.

Человек совершил какую-то оплошность. Если у него доминирует Эго-Родитель, то он начинает ругать, пилить, «грызть» себя. Он постоянно прокручивает в голове эту ситуацию и что он сделал не так, корит себя. И эта внутренняя «пилёжка» может продолжаться сколь угодно долго. В особо запущенных случаях люди пилят себя по одному и тому же вопросу десятилетиями. Естественно, что в какой-то момент это превращается в психосоматическое расстройство. Как вы понимаете, реальную ситуацию такое отношение к ней не изменит. И в этом смысле состояние Эго-Родителя не является конструктивным. Ситуация не меняется, а психическое напряжение возрастает.

А как в такой ситуации ведет себя Взрослый? Эго-Взрослый говорит: «Да, здесь я сделал ошибку. Я знаю, как ее исправить. В следующий раз, когда возникнет такая же ситуация, я вспомню этот опыт и попробую избежать такого исхода. Я всего лишь человек, я не святой, у меня могут быть ошибки». Так разговаривает с собой Эго-Взрослый. Он разрешает себе ошибку, берет на себя ответственность за нее, он ее не отрицает, но эта ответственность здравая, он понимает, что не все в жизни от него зависит. Он извлекает опыт из данной ситуации, и этот опыт становится для него полезным звеном в следующей подобной ситуации. Самое главное, что здесь исчезает излишняя драматизация и обрубается некий эмоциональный «хвост». Эго-Взрослый не тащит за собой этот «хвост» на веки вечные. И поэтому такая реакция конструктивна.

А что же в подобной ситуации делает человек, который находится в состоянии Эго-Ребенка? Он обижается. Почему так происходит? Если Эго-Родитель берет на себя гиперответственность за все, что происходит, и поэтому так сильно себя ругает, то Эго-Ребенок, наоборот, считает, что если что-то получилось не так, то это виноваты мама, начальник, друг или кто-то еще. А раз они виноваты и поступили не так, как он ожидал, то они его разочаровали. Он на них обиделся и решил, что отомстит, ну, или перестанет с ними разговаривать.

Такая реакция вроде бы какого-то серьезного эмоционально «хвоста» для человека не несет, ведь он переложил этот «хвост» на другого. Но что он имеет в результате? Испорченные отношения с тем человеком, на которого переложена вина за ситуацию, а также отсутствие опыта, который мог бы стать для него незаменимым, когда такая ситуация повторится. А повторится она обязательно, потому что у человека не изменится стиль поведения, который привел к ней. Кроме того, тут надо учитывать, что долгая, глубокая, злобная обида Эго-Ребенка часто становится причиной серьезнейших заболеваний.

Таким образом, Эрик Берн считает, что мы не должны допускать в своем поведении доминирования состояний Ребенка и Родителя. Но в какой-то момент жизни они могут и даже должны включаться. Без этих состояний жизнь человека будет как суп без соли и перца: вроде есть можно, но чего-то не хватает.

Иногда надо разрешать себе быть Ребенком: страдать ерундой, позволять спонтанный выход эмоций. Это нормально. Другой вопрос, когда и где мы позволяем себе это делать. Например, на деловом совещании это совсем неуместно. Всему свое время и место. Состояние Эго-Родителя может быть полезно, например, для преподавателей, лекторов, воспитателей, родителей, врачей на приеме и т. п. Из состояния Родителя человеку проще взять под контроль ситуацию и нести ответственность за других людей в рамках и объеме этой ситуации.

2. Сценарный анализ Эрика Берна

Теперь перейдем к сценарному анализу, которому посвящена книга «Люди, которые играют в игры». Эрик Берн пришел к выводу, что судьба любого человека программируется в дошкольном возрасте. Это хорошо знали священники и учителя средневековья, говорившие: «Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно». Хороший дошкольный воспитатель может даже предвидеть, какая жизнь ожидает ребенка, будет ли он счастливым или несчастным, станет ли победителем или неудачником.

Сценарий по Берну — это подсознательный жизненный план, который формируется в раннем детстве в основном под влиянием родителей. «Этот психологический импульс с большой силой толкает человека вперед, — пишет Берн, — навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его сопротивления или свободного выбора.

Что бы ни говорили люди, что бы они ни думали, какое-то внутреннее побуждение заставляет их добиваться того финала, который часто отличается от того, что они пишут в своих автобиографиях и заявлениях о приеме на работу. Многие утверждают, что хотят заработать много денег, но теряют их, тогда как окружающие богатеют. Другие утверждают, что ищут любви, а находят ненависть даже в тех, кто их любит».

В первые два года жизни поведение и мысли ребенка программируются в основном матерью. Эта программа и формирует первоначальный каркас, основу его сценария, «первичный протокол» относительно того, кем ему быть: «молотом» или «наковальней». Такой каркас Эрик Берн называет жизненной позицией человека.

Жизненные позиции как «первичный протокол» сценария

В первый год жизни у ребенка формируется так называемое базовое доверие или недоверие к миру, и складываются определенные убеждения относительно:

  • себя самого («Я хороший, со мной все в порядке» или «Я плохой, у меня не все в порядке») и

  • окружающих, прежде всего родителей («Ты хороший, с тобой все в порядке» или «Ты плохой, с тобой не все в порядке»).

Это простейшие двусторонние позиции — Ты и Я. Изобразим их сокращенно так: плюс (+) — это позиция «все в порядке», минус (–) — позиция «не все в порядке». Сочетание этих единиц может дать четыре двусторонние позиции, исходя из которых и формируется «первичный протокол», ядро жизненного сценария человека.

В таблице показаны 4 базовые жизненные позиции. Каждая позиция имеет свой сценарий и свой финал.

У каждого человека есть позиция, на основе которой формируется его сценарий и базируется его жизнь. Отказаться от нее ему так же сложно, как вынуть фундамент из-под собственного дома, не разрушив его. Но иногда позицию все-таки можно изменить с помощью профессионального психотерапевтического лечения. Или благодаря сильному чувству любви — этому важнейшему целителю. Эрик Берн приводит вот такой пример устойчивости жизненной позиции.

Человек, считающий себя бедным, а других богатыми (Я –, Ты +), не откажется от своего мнения, даже если неожиданно у него появится много денег. Это не сделает его богатым в собственной оценке. Он по-прежнему будет считать себя бедным, которому просто повезло. А человек, который считает важным быть богатым в отличие от бедняков (Я +, Ты –), не откажется от своей позиции, даже если лишится своего богатства. Он останется для всех окружающих тем же «богатым» человеком, только испытывающим временные финансовые затруднения.

Устойчивостью жизненной позиции объясняется также тот факт, что люди с первой позицией (Я +, Ты +) обычно становятся лидерами: даже в самых крайних и трудных обстоятельствах они сохраняют абсолютное уважение к себе и к своим подчиненным. 

Hо иногда встречаются люди, позиция которых неустойчива. Они колеблются и перескакивают с одной позиции на другую, например с «Я +, Ты +» на «Я –, Ты –» или с «Я +, Ты –» на «Я –, Ты +». В основном это нестабильные, тревожные личности. Стабильными Эрик Берн считает тех людей, чьи позиции (хорошие или плохие) трудно поколебать, и таких большинство.

Позиции не только определяют наш жизненный сценарий, они еще и очень важны в повседневных межличностных отношениях. Первое, что люди чувствуют друг в друге, — это их позиции. И тогда в большинстве случаев подобное тянется к подобному. Люди, хорошо думающие о себе и о мире, обычно предпочитают общаться с себе подобными, а не с теми, кто вечно недоволен. 

Люди, чувствующие собственное превосходство, любят объединяться в различных клубах и организациях. Бедность также любит компанию, поэтому бедные тоже предпочитают собираться вместе, чаще всего для того, чтобы выпить. Люди, чувствующие тщетность своих жизненных усилий, обычно толкутся около пивных или на улицах, наблюдая за ходом жизни.

Сюжет сценария: как ребенок его выбирает

Итак, ребенок уже знает, как он должен воспринимать людей, как будут относиться к нему другие люди и что означает «такие, как я». Следующий шаг в развитии сценария — это поиск сюжета, который отвечает на вопрос «Что случается с такими, как я?». Рано или поздно ребенок услышит историю о ком-нибудь «таком, как я». Это может быть сказка, прочитанная ему матерью или отцом, история, рассказанная бабушкой или дедушкой, или рассказ о каком-то мальчишке или девчонке, услышанный на улице. Но где бы ребенок ни услышал эту историю, она произведет на него такое сильное впечатление, что он сразу поймет и скажет: «Это я!».

Услышанная история может стать его сценарием, который он будет пытаться реализовывать всю жизнь. Она даст ему «скелет» сценария, который может состоять из следующих частей:

  • герой, на которого ребенок хочет быть похожим;

  • злодей, который может стать примером, если ребенок подыщет ему соответствующее оправдание;

  • тип человека, воплощающий в себе образец, которому он хочет следовать;

  • сюжет — модель события, дающая возможность переключения с одной фигуры на другую;

  • перечень персонажей, мотивирующих переключение;

  • набор этических стандартов, предписывающих, когда надо сердиться, когда обижаться, когда чувствовать себя виноватым, ощущать свою правоту или торжествовать.

Так на основе самого раннего опыта ребенок выбирает свои позиции. Затем из того, что он читает и слышит, он формирует дальнейший жизненный план. Это и есть первый вариант его сценария. Если помогут внешние обстоятельства, то жизненный путь человека будет соответствовать сюжету, сложившемуся на этой основе.

3. Виды и варианты сценариев

Жизненный сценарий формируется по трем основным направлениям. Вариантов внутри этих направлений множество. Итак, Эрик Берн делит все сценарии на:

На языке сценариев неудачник — это Лягушка, а победитель — Принц или Принцесса. Родители в основном желают своим детям счастливой судьбы, но желают им счастья в том сценарии, который для них избрали. Они чаще всего бывают против изменения избранной для своего ребенка роли. Мать, воспитывающая Лягушку, хочет, чтобы дочь была счастливой Лягушкой, но сопротивляется любой ее попытке стать Принцессой («Почему ты решила, что ты можешь…?»). Отец, воспитывающий Принца, конечно же, желает сыну счастья, но он предпочитает видеть его скорее несчастным, чем Лягушкой.

Победителем Эрик Берн называет человека, который решил в своей жизни достичь определенной цели и, в конечном счете, добился своего. И здесь очень важно то, какие цели сам человек для себя формулирует. И хотя в основе их Родительское программирование, но окончательное решение принимает его Взрослый. И тут надо учитывать следующее: человек, поставивший себе цель пробежать, например, стометровку за десять секунд, и сделавший это, — победитель, а тот, кто хотел добиться, например, результата 9,5, а пробежал за 9,6 секунды — этот непобедитель.

Кто же это такие — непобедители? Важно не путать с неудачниками. Им сценарием предназначено тяжко трудиться, но не для того, чтобы победить, а чтобы удержаться на имеющемся уровне. Hепобедители чаще всего прекрасные сограждане, сотрудники, потому что всегда лояльны и благодарны судьбе, что бы она им ни принесла. Проблем они никому не создают. Это люди, о которых говорят, что они приятны в общении. Победители же создают окружающим массу проблем, так как в жизни они борются, вовлекая в борьбу других людей.

Однако большинство неприятностей причиняют себе и окружающим неудачники. Они остаются неудачниками, даже добившись определенного успеха, но если попадают в беду, то пытаются увлечь за собой всех находящихся рядом.

Как понять, какому сценарию — победителя или неудачника — следует человек? Берн пишет, что это легко выяснить, ознакомившись с манерой человека говорить. Победитель обычно выражается так: «В другой раз не промахнусь» или «Теперь знаю, как это делать». Hеудачник же скажет: «Если бы только…», «Я бы, конечно…», «Да, но…». Непобедители говорят так: «Да, я поступил так, но по крайней мере я не…» или «Во всяком случае, спасибо и за это».

Сценарный аппарат

Чтобы понять, как действует сценарий и как найти «расколдовыватель», необходимо хорошо знать сценарный аппарат. Под сценарным аппаратом Эрик Берн понимает общие элементы любого сценария. И тут надо вспомнить три состояния Я, о которых мы говорили в самом начале.

Итак, элементы сценария по Эрику Берну:

1. Сценарный финал: благословение или проклятие

Один из родителей кричит в порыве гнева ребенку: «Пропади ты пропадом!» или «Чтоб ты провалился!» — это смертные приговоры и одновременно указания на способ смерти. То же самое: «Ты кончишь, как твой отец» (алкоголик) — приговор на всю жизнь. Это сценарный финал в форме проклятия. Формирует сценарий неудачников. Здесь надо иметь в виду, что ребенок все прощает и принимает решение только после десятков или даже сотен таких транзакций.

У победителей вместо проклятия звучит родительское благословение, например: «Будь великим!»

2. Сценарное предписание

Предписания — это то, что нужно делать (приказы), и то, чего делать нельзя (запреты). Предписание — самый важный элемент сценарного аппарата, который варьируется по степени интенсивности. Предписания первой степени (социально приемлемые и мягкие) — это прямые указания адаптивного характера, подкрепленные одобрением или мягким осуждением («Ты вела себя хорошо и спокойно», «Не будь слишком честолюбивым»). С такими предписаниями еще можно стать победителем.

Предписания второй степени (лживые и жесткие) не диктуются прямо, а внушаются окольным путем. Это лучший способ сформировать непобедителя («Не говори отцу», «Держи рот на замке»).

Предписания третьей степени формируют неудачников. Это предписания в форме несправедливых и негативных приказов, неоправданных запретов, внушаемых чувством страха. Такие предписания мешают ребенку избавиться от проклятия: «Не приставай ко мне!» или «Не умничай» (= «Пропади ты пропадом!») или «Перестань ныть!» (= «Чтоб ты провалился!»).

Чтобы предписание прочно укоренилось в сознании ребенка, его нужно часто повторять, а за отступления от него наказывать, хотя в отдельных крайних случаях (с жестоко избитыми детьми) достаточно одного раза, чтобы предписание запечатлелось на всю жизнь.

3. Сценарная провокация

Провокация порождает будущих пьяниц, преступников, а также другие типы пропащих сценариев. Например, родители поощряют поведение, ведущее к итогу — «Выпей!». Провокация исходит от Злого Ребенка или «демона» родителей, ее обычно сопровождает «ха-ха». В раннем возрасте поощрение быть неудачником может выглядеть так: «Он у нас дурачок, ха-ха» или «Она у нас грязнуля, ха-ха». Затем приходит время более конкретных поддразниваний: «Он когда стукается, то всегда головой, ха-ха».

4. Моральные догмы или заповеди 

Это наставления, как нужно жить, чем заполнить время в ожидании финала. Эти наставления обычно передаются из поколения в поколение. Например, «Экономь деньги», «Трудись усердно», «Будь хорошей девочкой».

Тут могут возникнуть противоречия. Отцовский Родитель вещает: «Экономь деньги» (заповедь), в то время как Ребенок отца подначивает: «Ставь все сразу в этой игре» (провокация). Это пример внутреннего противоречия. А когда один из родителей учит экономить, а другой советует тратить, то можно говорить о внешнем противоречии. «Береги каждую копейку» может означать: «Береги каждую копейку, чтобы потом пропить все сразу».

О ребенке, который оказался зажат между противоположными наставлениями, говорят «попал в мешок». Такой ребенок ведет себя так, как будто реагирует не на внешние обстоятельства, а отвечает на что-то в своей собственной голове. Если родители в «мешок» сунули какой-нибудь талант и подкрепили его благословением на победителя, это превратится в «мешок победителя». Но большинство людей в «мешках» — неудачники, поскольку не могут вести себя сообразно ситуации.

5. Родительские образцы 

Дополнительно родители делятся опытом, как в реальной жизни осуществлять их сценарные предписания. Это образец, или программа, формирующаяся по указанию родительского Взрослого. Например, девочка может стать леди, если мать научит ее всему, что должна знать настоящая леди. Очень рано, путем подражания, как большинство девочек, она может научиться улыбаться, ходить и сидеть, а позже ее научат одеваться, соглашаться с окружающими и вежливо говорить «нет».

В случае с мальчиком родительский образец скорее скажется в выборе профессии. Ребенок может сказать: «Когда вырасту, я хочу быть юристом (полицейским, вором), как отец». Но осуществится это или нет, зависит от материнского программирования, которое гласит: «Займись (или не займись) чем-нибудь рискованным, сложным, как (или не как) твой отец». Предписание начнет действовать, когда сын видит восхищенное внимание и гордую улыбку, с какими мать слушает рассказы отца о его делах.

6. Сценарный импульс 

У ребенка периодически появляются стремления, направленные против сценария, формируемого родителями, например: «Плюнь!», «Словчи!» (против «Работай на совесть!»), «Истрать все сразу!» (против «Береги копейку!»), «Сделай наоборот!». Это сценарный импульс, или «демон», который прячется в подсознании.

Сценарный импульс чаще всего проявляется в ответ на избыток предписаний и наставлений, то есть в ответ на сверхсценарий.

7. Антисценарий 

Предполагает возможность снятия заклятия, например, «Ты можешь преуспеть после сорока лет». Такое волшебное разрешение называется антисценарием, или внутренним освобождением. Но нередко в сценариях неудачников единственным антисценарием оказывается смерть: «Свою награду ты получишь на небесах».

Такова анатомия сценарного аппарата. Сценарный финал, предписания и провокации управляют сценарием. Они называются контролирующими механизмами и формируются до шести лет. Остальные четыре элемента могут быть использованы для борьбы со сценарием.

Варианты сценариев

Различные варианты сценариев Эрик Берн разбирает на примерах героев греческих мифов, сказок, а также на наиболее часто встречающихся в жизни персонажах. В основном это сценарии неудачников, поскольку именно с ними психотерапевты встречаются чаще всего. Фрейд, например, перечисляет бесчисленные истории неудачников, тогда как единственные победители в его работах — это Моисей, Леонардо да Винчи и он сам.

Итак, рассмотрим примеры сценариев победителей, непобедителей и неудачников, описанные Эриком Берном в его книге «Люди, которые играют в игры».

Варианты сценариев неудачников

Сценарий «Танталовы муки, или Hикогда»представлен судьбой мифического героя Тантала. Всем известна крылатая фраза «танталовы (то есть вечные) муки». Тантал был обречен страдать от голода и жажды, хотя вода и ветвь с плодами находились рядом, но все время миновали его губ. Тем, кому достался такой сценарий, родители запретили делать то, что им хотелось, поэтому их жизнь полна искушений и «танталовых мук». Они как бы живут под знаком Родительского проклятья. В них Ребенок (как состояние Я) боится того, чего они сильнее всего желают, поэтому они мучают себя сами. Директиву, лежащую в основании этого сценария, можно сформулировать так: «Я никогда не получу того, чего больше всего хочу».

Сценарий «Арахна, или Всегда» основан на мифе об Арахне. Арахна была великолепной ткачихой и позволила себе бросить вызов самой богине Афине и состязаться с ней в ткацком искусстве. В наказанье она была превращена в паука, вечно ткущего свою паутину.

В данном сценарии «всегда» — это ключ, который включает действие (причем негативное). Этот сценарий проявляется у тех, кому родители (учителя) постоянно со злорадством говорили: «Ты всегда будешь бомжом», «Ты всегда будешь таким ленивым», «Ты всегда не доводишь дело до конца», «Ты навсегда останешься толстой». Этот сценарий порождает цепь событий, которая обычно именуется «полосой неудач» или «полосой невезения».

Сценарий «Дамоклов меч». Дамоклу на один день было позволено блаженствовать в роли царя. Во время пира он увидел обнаженный меч, висящий на конском волосе над его головой, и понял призрачность своего благополучия. Девиз этого сценария: «Пока радуйся жизни, но знай, что потом начнутся несчастья».

Ключ этого жизненного сценария — это зависший меч над головой. Это программа на выполнение какой-то задачи (но задачи не своей, а родительской, причем негативной). «Вот выйдешь замуж, наплачешься» (в итоге: или неудачное замужество, или нежелание выходить замуж, или сложности в создании семьи и одиночество).

«Когда вырастишь ребенка, тогда ты почувствуешь себя на моем месте!» (в итоге: или повторение неудачной программы своей матери после того, как вырастет ребенок, или нежелание иметь ребенка, или вынужденная бездетность).

«Гуляй, пока молодой, потом наработаешься» (в итоге: или нежелание работать и тунеядство, или с возрастом — тяжелый труд). Как правило, люди с этим сценарием живут одним днем в постоянном ожидании несчастий в будущем. Это бабочки-однодневки, их жизнь бесперспективна, в результате они часто становятся алкоголиками или наркоманами.

«Снова и снова»— это сценарий Сизифа, мифического царя, который разгневал богов и за это вкатывал на гору камень в подземном мире. Когда камень достигал вершины, он срывался вниз, и все приходилось начинать снова. Это также классический пример сценария «Чуть-чуть не…», где одно «Если бы только…» следует за другим. «Сизиф» — сценарий неудачника, поскольку, приблизившись к вершине, он каждый раз скатывается вниз. В основе его лежит «Снова и снова»: «Старайся, пока можешь». Это программа на процесс, а не результат, на «бег по кругу», бестолковый, тяжелый «сизифов труд».

Сценарий «Розовая Шапочка, или Бесприданница». Розовая Шапочка — сирота или по каким-то причинам чувствует себя сиротой. Она сообразительна, всегда готова дать добрый совет и весело пошутить, но мыслить реалистически, планировать и реализовывать планы не умеет — это она оставляет другим. Она всегда готова прийти на помощь, в результате приобретает много друзей. Hо каким-то образом она в конце концов остается в одиночестве, начинает пить, принимать стимуляторы и снотворное и часто думает о самоубийстве.

Розовая Шапочка — сценарий неудачницы, поскольку, чего бы она ни добивалась, она все теряет. Этот сценарий организован по принципу «нельзя»: «Это тебе нельзя делать, пока не встретишь принца». В основе его лежит «никогда»: «Никогда не проси ничего для себя».

Варианты сценариев победителей

Сценарий «Золушка».

У Золушки было счастливое детство, пока была жива ее мать. Затем она страдала до событий на балу. После бала Золушка получает выигрыш, полагающийся ей по сценарию «победителя».

Как же разворачивается ее сценарий после свадьбы? Вскоре Золушка делает удивительное открытие: самыми интересными для нее людьми оказываются не придворные дамы, а посудомойки и служанки, занятые на кухне. Путешествуя в карете по маленькому «королевству», она часто останавливается, чтобы поговорить с ними. Со временем этими прогулками начинают интересоваться и другие придворные дамы. Однажды Золушке-Принцессе пришло в голову, что неплохо бы собрать вместе всех дам, ее помощниц, и обсудить их общие проблемы. После этого родилось «Дамское общество помощи бедным женщинам», избравшее ее своим президентом. Так «Золушка» нашла свое место в жизни и даже сделала вклад в благосостояние своего «королевства».

Сценарий «Зигмунд, или “Если не выходит так, попробуем иначе”». 

Зигмунд решил стать великим человеком. Он умел работать и поставил себе целью проникнуть в высшие слои общества, которые стали бы для него раем, но его туда не пускали. Тогда он решил заглянуть в ад. Там не было высших слоев, там всем было все равно. И он обрел авторитет в аду. Успех его был столь велик, что скоро высшие слои общества переместились в преисподнюю.

Это сценарий «победителя». Человек решает стать великим, но окружающие создают ему всяческие препятствия. Он не тратит время на их преодоление, он все обходит стороной, и становится великим в другом месте. Зигмунда ведет по жизни сценарий, организованный по принципу «можно»: «Если не получается так, можно попытаться иначе». Герой взял неудавшийся сценарий и превратил его в успешный, причем вопреки противодействию окружающих. Это удалось благодаря тому, что оставлялись открытые возможности, позволяющие обойти препятствия, не сталкиваясь с ними лоб в лоб. Такая гибкость не мешает достижению желаемого.

Как самостоятельно выявить свой сценарий

Эрик Берн не дает четких рекомендаций, как самостоятельно распознать свой сценарий. Для этого он предлагает обращаться к сценарным психоаналитикам. Он даже про себя пишет: «Что касается лично меня, то я не знаю, играю ли я по-прежнему по чужим нотам или нет». Но кое-что сделать все-таки можно.

Есть четыре вопроса, честные и продуманные ответы на которые помогут пролить свет на то, в какой сценарной клетке мы находимся. Вот эти вопросы:

1.Каков был любимый лозунг ваших родителей? (Он даст ключ к тому, как запустить антисценарий.)

2.Какую жизнь вели ваши родители? (Продуманный ответ на этот вопрос даст ключ к навязанным вам родительским образцам.)

3.Каков был родительский запрет? (Это наиболее важный вопрос для понимания поведения человека. Часто бывает так, что какие-то неприятные симптомы, с которыми человек обращается к психотерапевту, — это замена запрета родителей или протест против него. Как говорил еще Фрейд, освобождение от запрета избавит пациента и от симптомов.)

4.Какие ваши поступки заставляли родителей улыбаться или смеяться? (Ответ позволяет выяснить, какова альтернатива запрещенному действию.)

Берн приводит пример родительского запрета для сценария алкоголика: «Не думай!» Пьянство — это программа замены мышления.

«Расколдовыватель», или Как освободиться от власти сценария

Эрик Берн вводит такое понятие, как «расколдовыватель», или внутреннее освобождение. Это «устройство», отменяющее предписание и освобождающее человека из-под власти сценария. В рамках сценария это «устройство» для его саморазрушения. В одних сценариях оно сразу бросается в глаза, в других его надо искать и расшифровывать. Иногда «расколдовыватель» таит в себе иронию. Такое обычно бывает в сценариях неудачников: «Все наладится, но после твоей смерти».

Внутреннее освобождение может быть ориентировано либо на событие, либо на время. «Когда встретишь Принца», «Когда умрешь, сражаясь» или «Когда родишь троих» — это событийно ориентированные антисценарии. «Если переживешь возраст, в котором умер твой отец» или «Когда проработаешь в фирме тридцать лет» — это антисценарии, временно ориентированные.

Чтобы освободиться от сценария, человеку требуются не угрозы и не приказы (приказов у него в голове и так достаточно), а разрешение, которое освободило бы его от всех приказов. Разрешение — главное орудие в борьбе со сценарием, ибо оно в основном дает возможность освободить человека от предписания, наложенного родителями.

Нужно разрешить что-то своему Я-состоянию Ребенка со словами: «Все в порядке, это можно» или наоборот: «Ты не должен…» В обоих случаях звучит также обращение к Родителю (как своему состоянию Я): «Оставь его (Я-Ребенка) в покое». Такое разрешение работает лучше, если оно дано авторитетным для вас человеком, например психотерапевтом.

Эрик Берн выделяет позитивные и негативные разрешения. С помощью позитивного разрешения, или лицензии, нейтрализуется родительское предписание, а с помощью негативного — провокация. В первом случае «Оставь его в покое» означает «Пусть он это делает», а во втором — «Не принуждай его к этому». Некоторые разрешения совмещают в себе обе функции, что ясно видно в случае антисценария (когда Принц поцеловал Спящую Красавицу, он одновременно дал ей разрешение (лицензию) — проснуться — и освободил от проклятия злой колдуньи).

Если родитель не хочет внушать своим детям то же самое, что было когда-то внушено ему самому, он должен осмыслить Родительское состояние своего Я. Его долг и обязанность заключаются в контроле своего Отцовского поведения. Только поставив своего Родителя под надзор своего Взрослого, он может справиться со своей задачей.

Трудность заключается в том, что мы часто относимся к своим детям как к нашей копии, нашему продолжению, нашему бессмертию. Родители всегда довольны (хотя могут не показывать вида), когда дети им подражают, даже в дурном отношении. Именно это удовольствие и нужно поставить под Взрослый контроль, если мать и отец хотят, чтобы их ребенок чувствовал себя в этом громадном и сложном мире более уверенным и более счастливым человеком, чем они сами.

Негативные и несправедливые приказы и запреты должны быть заменены на разрешения, которые не имеют ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами, думать самому. Человека, обладающего подобным разрешением, видно сразу, так же как и того, кто связан всевозможными запретами («Ему, конечно, разрешили думать», «Ей разрешили быть красивой», «Им разрешено радоваться»).

Эрик Берн уверен: разрешения не приводят ребенка к беде, если не сопровождаются принуждением. Истинное разрешение — это простое «можно», как, например, лицензия на рыбную ловлю. Мальчишку никто не заставляет ловить рыбу. Хочет — ловит, хочет — нет.

Эрик Берн особенно подчеркивает: быть красивой (так же, как иметь успех) — это вопрос не анатомии, а родительского разрешения. Анатомия, конечно, влияет на миловидность лица, однако лишь в ответ на улыбку отца или матери может расцвести настоящей красотой лицо дочери. Если родители видели в своем сыне глупого, слабого и неуклюжего ребенка, а в дочери — уродливую и глупую девочку, то они такими и будут.

Заключение

Свой бестселлер «Люди, которые играют в игры» Эрик Берн начинает с описания своей главной концепции: транзактного анализа. Суть этой концепции заключается в том, что каждый человек в любой период времени находится в одном из трех Эго-состояний: Родителя, Ребенка или Взрослого. Задача каждого из нас — добиться доминирования в нашем поведении Эго-состояния Взрослого. Именно тогда можно говорить о зрелости личности.

После описания транзактного анализа Эрик Берн переходит к концепции сценариев, которой и посвящена эта книга. Основной вывод Берна таков: будущая жизнь ребенка программируется до шести лет, и дальше он живет по одному из трех жизненных сценариев: победителя, непобедителя или неудачника. Конкретных вариаций у этих сценариев очень много.

Сценарий по Берну — это постепенно развертывающийся жизненный план, который формируется в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Часто сценарное программирование происходит в негативной форме. Родители забивают головы детей ограничениями, приказами и запретами, таким образом воспитывая неудачников. Но иногда дают и разрешения. Запреты затрудняют приспособление к обстоятельствам, тогда как разрешения предоставляют свободу выбора. Разрешения не имеют ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения — это разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами, думать самому.

Чтобы освободиться от сценария, человеку требуются не угрозы и не приказы (приказов у него в голове и так достаточно), а все те же разрешения, которые освободили бы его от всех родительских приказов. Разрешите самому себе жить по собственным правилам. И, как советует Эрик Берн, отважьтесь наконец-то сказать: «Мама, лучше я сделаю по-своему». опубликовано econet.ru

econet.ru

Эрик Бёрн и трансакциональная психология

Эрик Бёрн – американский психолог, автор концепции трансакционного и сценарного анализа.

Трансакция — это единица общения между двумя людьми. Бёрн выделяет три состояния человека: Взрослый, Ребёнок, Родитель, по мнению, психолога человек в том или ином коммуникативном контакте находится в одном из этих состояний.

Зарождение трансакционного анализа

Эрик Бёрн работал в клинике в Калифорнии, проводил множество научных опытов. Кроме того, свою практическую деятельность Бёрн совмещал с преподаванием. У Бёрна была необычная методика ведения приёма: его пациенты сочиняли рассказы о том, какой видят свою дальнейшую жизнь. Психолог считал, что такие рассказы помогают разобраться в общей линии жизни человека. Возможно, Бёрн и сам таким образом «прорисовал» свой жизненный путь ещё в далёком детстве: в нём сочетались два призвания, врачебное, как у его отца и писательское, как у его матери.

Впервые групповую терапию Эрик Бёрн применил в военных госпиталях, в своей работе врач большое внимание уделял интуиции. Во многом взгляд Эрика разнились с официальной наукой, Бёрн писал: «психоаналитическое сообщество и я разошлись, оставшись в хороших отношениях».

В ходе практики в военных госпиталях, несмотря на то, что ему отводилось очень малое количество времени, чтоб поработать отдельно с каждым пациентов, Бёрну удавалось определить, чем занимался человек до прохождения военной службы, а также ответы военных на многие другие вопросы. Он подробно фиксировал все данные в своём журнале, а потом сверял с фактами. Так Эрик Бёрн совершенствовал свою профессиональную интуицию. Работы Бёрна были своеобразным вызовом фрейдовской концепции. Начало зарождения трансакционного анализа прослеживаются уже в самых первых работах Бёрна.

В своей первой статье Эрик Бёрн чётко разделяет категории «взрослого» и «ребёнка». Во второй статье мы видим построение схемы « родитель- взрослый- ребёнок», также в данной статье представлен способ построения диаграмм. Всё это было шагом к изобретению абсолютно свежего психотерапевтического метода. Следующая статья Бёрна носила название «Трансакционный анализ» и рассказывала читателю о групповой терапии.

Пик популярности

Пик популярности Бёрна восходит к 70-м годам, именно тогда книги психолога начали издаваться крупными тиражами. У Бёрна был потрясающий талант излагать сложные научные мысли доступным и интересным, для читателя языком. Грандиозный успех получила, вышедшая в 1964 г., книга «Игры, в которые играют люди».

По задумке автора книга «Игры, в которые играют люди» предназначалась специалистов в области психологии. Но яркое, привлекающее название и гены матери- писательницы сделали своё дело, книга стала мировым бестселлером. Даже в СССР, несмотря на закрытость от западных культур, книга Бёрна получила широкую известность.

Известный российский психотерапевт М.Пашуп писал, что во многих уголках Советского Союза появились психологические кружки, пытавшиеся разобраться в «играх» и «сценариях», но к какому- либо созидательному результату эти попытки не приводили.

М. Пашуп писал: «Дело в том, что бёрновская терапия, похожая в этом на фрейдовский психоанализ, является аналитической, и для проведения трансакционного анализа от клиента требуется некоторое – определённое и довольно узкое – владение его понятийным аппаратом. Клиент Берна должен изучать трансакционный анализ, но как клиент, а не как терапевт. А то, что должен уметь и понимать терапевт либо скрыто между строк, либо недосказано».

Направления трансакционного анализа

Трансакционный анализ представляет собой следующие направления:

Структурный анализ

Бёрн, наблюдая за людьми, обнаружил трансформации в поведении, обусловленные эмоциональными факторами. Эти наблюдения послужили основой для выделения учёным эго – состояний личности.

Э. Бёрн писал: «Наблюдения за спонтанной социальной деятельностью … обнаруживают, что время от времени разные аспекты поведения людей (позы, голос, точки зрения, разговорный словарь и т.п.) заметно меняются. Поведенческие изменения обычно сопровождаются эмоциональными. У каждого человека свой набор поведенческих схем соотносится с определённым состоянием его сознания. А с другим психическим состоянием, часто несовместимым с первым, бывает, связан уже другой набор схем. Эти различия и изменения приводят нас к мысли о существовании различных эго-состояний.

На языке психологии эго — состояния можно описывать как систему чувств, определяя её как набор согласованных поведенческих схем. По-видимому, каждый человек располагает определенным, чаще всего ограниченным репертуаром эго-состояний, которые суть не роли, а психологическая реальность».

Эго-состояния представляют собой некую систему чувств, в основе которой лежит та или иная психологическая схема: Родитель, Взрослый, Ребёнок. Каждое эго-состояние отличается особенным способом переработки и восприятия, получаемой информации. Родитель транслирует социальные нормы и правила, полученные в детстве от своих родителей. Ребёнок – это схема, которая отвечает за биологические потребности. Для этой схемы характерны творчество, спонтанность. Взрослый — поведенческая схема, при которой индивид синтезирует информацию, заложенную в предыдущих двух схемах. Данная схема характерна для зрелой личности.

Трансакционный анализ

Бёрн писал: «После сладостных переживаний, связанных с близостью к матери, ребёнок начинает отдаляться от неё, чтобы лучше узнать окружающий мир, который начинает заявлять свои права. Но чем лучше ребёнок к нему адаптируется, тем дальше он уходит от матери, и в результате теряет столь желанное чувство близости. Всё больше психологических, физических и социальных препятствий будет вставать на его пути, но стремление к близости не уменьшится. Поэтому всю свою жизнь человек будет искать её в намёках, отражениях, обещаниях, которые становятся её временными заменителями». Такие заменители Бёрн называет поглаживаниями, обмен которыми создаёт трансакцию. Он выделял дополнительные трансакции, возникающие при общественных отношениях. Бёрн выделяет пересекающиеся и дополнительные, простые и скрытые, а также угловые и двойные трансакции.

Анализ психологических «игр»

Игра представляет собой ряд трансакций, направленный на получении определённого результата. Для игры характерно наличие скрытой мотивации. Бёрн выделяет несколько видов игр: игра, длиною в жизнь; супружеские; игры для вечеринок, сексуальные; игры преступного мира, игры для психотерапевтических сессий, а также конструктивные игры. Ребенок обучается играм, взаимодействуя с миром.

Скриптоанализ

Фундаментом для многих игр являются определенные сценарии, которые человек получает ещё в детстве от родителей и социума. «Каждый человек чаще всего неосознанно обладает жизненным планом или сценарием, с помощью которого структурирует продолжительные периоды времени – месяцы, годы или жизнь в целом, наполняя их ритуальной деятельностью, времяпрепровождением и играми. Таким образом, они реализуют сценарий и приносят человеку необходимое удовлетворение, прерываясь затем периодами замкнутости или же эпизодической близости. Сценарии обычно основаны на детских иллюзиях, которые могут сохраняться на протяжении всей жизни. С повышением чувствительности, восприимчивости и осознанности человека эти иллюзии рассеиваются одна за другой, приводя к жизненным кризисам, которые описаны Эриксоном. Среди этих кризисов присутствует и переоценка родителями своего ребёнка в пору его юности, подростковое чувство протеста, склонность к философствованию, приходящие вслед. Иногда чрезмерные попытки удержать иллюзии могут привести к депрессии или мистицизму, а отказ от всех иллюзий – к отчаянию» — писал учёный.

Сценарий – это заложенная в детстве «картина мира». Эрик Бёрн считал, что человек не должен проживать свой сценарий от «корки до корки», человеку необходимо адаптироваться к каждой возникающей ситуации, основываясь на поиске наиболее рациональных решений.

Бёрн предлагает концепцию разрешения внутренних детских конфликтов путём перехода из эго-состояния ребёнка в эго-состояние Взрослого (которое представлено, как путь адаптации к среде). Следовательно, возможна модернизация жизненного сценария, не зависимо от решения детских психологических конфликтов.

Методы трансакционного анализа

В трансакционном анализе существует два основных метода:

  • Контрактный метод

Врач и пациент заключают своего рода контракт, в котором оговаривается ответственности обеих сторон за успех терапии.

  • Открытая коммуникация

Этот метод подразумевает полную открытость и «прозрачность» между терапевтом и пациентом.

Последователи Эрика Бёрна

Среди последователей Бёрна были Клод Штайнер, Роберт Гулдинг, Джон Дьюзи, Фанита Инглиш, Томас Харрис, Тейби Калер, Джули Хей и др.

Клод Штайнер организовал совместно с Э. Бёрном Международную ассоциацию развития трансактного анализа. Роберт Гулдинг объединил трансактный анализ с гештальт – терапией. Этот метод получил название: поиск новых решений, Джон Дьюзи разработал опросчик «Личностный профиль эго – состояний»; Фанита Инглиш основала Западный институт трансакционного анализа и гештальт. Томас Харрис – автор множества популярных книг по трансактному анализу. Тейби Калер — автор моделей процесса коммуникации и процесса терапии, успешно применяемых в различных сферах деятельности, связанных с работой с людьми. Джули Хей – автор некоторых позиции в теории трансактного анализа, создатель Европейского Совета Менторства и Коучинга.

Литература:
  1. Берн Э. «Игры, в которые играют люди»;
  2. Берн Э. «Трансактный анализ в психотерапии»;
  3. Стюарт Я., Джойнс В. «Трансактный Анализ в теории и практике»;

Автор: Елизавет Листер
писатель, преподаватель истории

Текст публикуется в авторской редакции

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

psychosearch.ru

Вклад Эрика Берна в психологию

Один из самых видных самобытных психологов 20-го века – Эрик Берн. Получив сначала традиционное медицинское образование, впоследствии он увлекся психиатрией и психоанализом. Сложные отношения с Психоаналитическим Институтом в Сан-Франциско повлияли на его самоопределение в научном мире. Возможно, не было бы никаких открытий и всей Трансактной Теории, если бы не унизительная пощечина от Института, трижды отказавшего в членстве Эрику Берну после обучения.

Путь и становление Эрика Берна как психолога

Американский ученый родился в Канаде в 1910 году и при рождении получил имя Леонард Бернстайн. Его отец был врачом, и это сказалось позднее на выборе профессии. Детские переживания совместных с отцом посещений больных, игр со сверстниками в больницу были усилены ранним уходом из жизни отца. Его смерть ярко запечатлелась в памяти сына.

Он стал доктором медицины и магистром хирургии. В середине 30-х он переехал в США, где окончил интернатуру, открыл психиатрическую практику, сменил имя на Эрик Берн. К 1941-му он уже основательно увлекся психоанализом. Во время Второй мировой войны работал военным психиатром при армии. Параллельно с этим он не переставал консультировать по хирургии.

После армии он обучался психоанализу у Эрика Эриксона. Но почти сразу ученый демонстрирует «инакомыслие». Многое в классической теории психоанализа ему представляется по-другому. Если психоаналитики стремятся дойти с пациентом до момента его рождения, чтобы проработать мельчайшие детали воспоминаний, оставивших яркий след в формировании личности, то Берн предполагал еще более глубокий анализ родителей, воспитывавших ребенка и давших свои установки, и предков – передавших свой опыт и мировоззрение.

Это одна из ключевых позиций Берна – осмысление (или его отсутствие) предыдущего опыта и переданного опыта из поколения в поколение. Поддержки он не встретил со стороны коллег и учителей. Более того, когда в 1956 году он подал заявку на членство в 3-й раз – и в 3-й раз ее отклонили. Это, с одной стороны, подействовало на него разрушительно, с другой – заставило обособиться и заняться самостоятельными исследованиями.

Теория трансактного анализа

Не отказываясь от важных постулатов психоаналитиков, Берн сосредотачивается на межличностных отношениях и том, как они влияют на жизнь человека.

В своих наиболее известных трудах «Игры, в которые играют люди», «Люди, которые играют в игры» он проводит параллели между человеческой потребностью в общении (сенсорных впечатлениях) и потребностью в пище. Не получая необходимых нутриентов и стимулов к развитию, физическое тело развивается с патологиями. То же происходит и с формированием личности.

Длительный сенсорный голод способен деструктивно влиять как на ребенка, так и на взрослого человека. Это приводит к психосоматике, происходят изменения в тканях организма. Этот голод толкает людей на совершение действия (акт), подчас имеющего иные мотивы и выгоды, нежели транслирует субъект. Он призывает окружающих к совместному совершению акта, но преследует свою скрытую цель.

Такое поведение Берн называет «игрой» в значении «неестественное». Игра в его понимании – это осуществление действа двумя и более лицами по заранее спрограммированному алгоритму. Он проводил клинические испытания, в которых рассматривал множество типовых сценариев подобных игр. Их все он последовательно описал и объяснил.

Автор считал, что большинство сценариев человек усваивает в детстве, получая определенные установки от родителей. И это бессознательно руководит им в течение всей жизни, задавая векторы успеха или неуспеха. Большинство людей не замечают подобного эффекта, так как сценарий управляет им в обход сознания. Впрочем, считает Берн, избавиться от любого негативного или позитивного сценария возможно путем осознания происходящего.

Следующим важнейшим моментом, ставшим знаковым в психологии, психотерапии и психиатрии, стал структурный анализ личности. Берн выделил 3 состояния психики человека в реальном времени. Это ощущение человеком себя в окружающем пространстве как ребенка (Я-Ребенок), родителя (Я-Родитель), взрослого (Я-Взрослый). Это не суб-личности, а именно состояние психики, которое характеризуется определенными чертами:

  • Я-Ребенок дает человеку ощущение радости жизни, он обращен к будущему, к познанию, но лишен ответственности;
  • Я-Родитель обращен в прошлое, анализирует прошлый негативный опыт и, стремясь предохранить от подобных переживаний дитя, выставляет запреты;
  • Я-Взрослый существует «здесь и сейчас», он спокойно наблюдает за тем, как ребенок (личность) приобретает опыт, ведь важнее не то, ЧТО и КАК прожил человек, а его интерпретация произошедшего.

Все 3 состояния для личности важны, слишком сильное преобладание одной фигуры способно внести дисбаланс в жизнь. Так же как и попытка уменьшить одну из них. Грамотный анализ себя самого (или с помощью психолога) поможет человеку понять, из каких состояний эго принималось то или иное решение, и как выбираться из тупиковых ситуаций.

Психология движется дальше. Уже сегодня многие ученые в этой области говорят о том, что чрезмерное обвинение родителей, заложивших неправильные установки в малосознательном возрасте, способствует усилению инфантильности личности. Стремление развивать в себе осознанность и ответственность позволит человеку действовать в соответствии только со своими интересами, учитывая интересы остальных и не ожидая от них, что они поставят чьи-то интересы выше своих.

Источники: Эрик Берн «Игры, в которые играют люди», «Люди, которые играют в игры».

Автор: Светлана Ломако

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

psychosearch.ru

Тема 06.Трансактный анализ Э.Берна

4

Тема 6. Трансактный анализ Э.Берна

1. Модель эго-состояний

2. Транзакции

3. Структурирование времени.

4.Игры и анализ игр.

Транзактный анализ (от лат. transactioсделка и греч. analysisразложение, расчленение) — психотерапевтическая методика группового и личностного роста, предложенная американским психологом и психиатром Эриком Берном. Этот метод психотерапии основан на процедуре анализа структуры личности. В качестве личностных структур, как интериориза-ций социального опыта, здесь рассматриваются особенности и взаимодействие трех состояний Я: «Родитель», «Ребенок» и «Взрослый». «Родитель» представляет собой авторитарные тенденции индивида, «Ребенок» — подчиненную позицию, «Взрослый» — умение отстаивать собственное мнение и организовать взаимоотношения с другими на основе равноправного партнерства.

Существует несколько ключевых идей, которые лежат в основе теории транзактного анализа: модель эго-состояний, транзакции, поглаживания, структурирование времени, жизненный сценарий и игры.

1. Модель эго-состояний

Практика терапии психосоматических заболеваний в транзактном анализе базируется на последовательном теоретическом подходе, основой которого является убеждение, что ранние решения, которые человек принимает в детстве о том, какие у него должны быть сценарные паттерны поведения, мыслей и чувств, могут быть изменены. В транзактном анализе говорят: «Для того чтобы лучше себя чувствовать, необязательно болеть».

Основная цель этого психотерапевтического метода — актуализация «Взрослого» в человеке, реконструкция личности на основе пересмотра жизненных позиций, непродуктивных стереотипов поведения, формирование новой системы ценностей. В процессе терапии должен учитываться актуальный психологический конфликт и влияние социальных факторов.

Данный вид психотерапии основан на контрактном методе, при котором пациент и терапевт несут взаимную ответственность за достижение целей контракта. Эти цели направлены на выход из сценария и достижение автономии, получение пациентом новых Родительских посланий, создание интегрированного Взрослого.

Кроме того, транзактный анализ позволяет проанализировать игры людей, страдающих психосоматическими расстройствами, и преимущества (выигрыши), вытекающие из них. Выигрыш всех игр направлен в той или иной степени на укрепление самозащиты, получение привилегий, уклонение от близких отношений и уход от ответственности.

Основой транзактного анализа является модель эго-состояний («модель РВД»). Эго-состояние — это совокупность связанных друг с другом поведений, мыслей и чувств как способ проявления нашей личности в данный момент. Модель описывает три различных эго-состояния:

Р — эго-состояние Родителя: поведение, мысли и чувства, скопированные у родителей или парентальных фигур

В — эго-состояние Взрослого: поведение, мысли и чувства, которые являются прямым реагированием на «здесь и теперь»

Д — эго-состояние Ребенка (Дитяти): поведение, мысли и чувства, присущие детскому возрасту.

Модель эго-состояний позволяет устанавливать надежную связь между поведением, мыслями и чувствами.

2. Транзакции

Транзакция имеет место тогда, когда я предлагаю вам какой-то вид коммуникации (общения), а вы отвечаете мне. Начало коммуникации называется стимулом, ответ — реакцией. Берн считал транзакцию «основной единицей социального взаимодействия». Общение между людьми всегда принимает форму подобных цепочек транзакций. Транзакции бывают параллельные (дополняющие), пересекающиеся и скрытые. Примеры схем транзакций приведены на рис. 3.

Пересекающаяся транзакция В—В, Р—Д: С — стимул, Р — реакция

Пересекающаяся транзакция Р—Д, В—В: С — стимул, Р — реакция

Двойная скрытая транзакция:

социальный уровень В—В, В—В;

психологический уровень Р—Д, Д—Р:

Сс, Сп — социальный и психологический

стимулы; Рс, Рп — социальная и

психологическая реакции

Угловая скрытая транзакция:

Сс, Сп — социальный

и психологический стимулы;

Р — реакция

Рис. 3. Схемы транзакций

3. Структурирование времени. При встречах людей в группах или парах существует всего шесть различных способов проводить свое время. Эрик Берн дал следующие определения этим шести видам структурирования времени: уход, ритуалы, времяпрепровождение, деятельность, игры, интимность. По мнению Берна, все эти способы способствуют удовлетворению структурного голода человека. Он предлагает рассматривать шесть форм социального поведения — четыре основные и два пограничных случая:

На оном полюсе пограничный случай — замкнутость, когда явная коммуникация между людьми отсутствует. Человек физически присутствует, но психологически — вне контакта, он будто бы окутан собственными мыслями.

Ритуалы — привычные, повторяющиеся действия, не не сущие смысловой нагрузки:

неформальный характер (приветствия, благодарности)

официальный (дипломатический этикет)

Цель этого типа общения — возможность провести время совместно, но не сближаясь.

Времяпрепровождения — полуритуальные разговоры о проблемах и событиях, известных всем. Оно всегда социально запрограммировано: говорить можно лишь в определенном стиле и только на допустимые темы.

Цель этого типа общения — структурирование времени не только ради поддержания приятельских отношений, но отчасти социальный отбор, когда человек ищет новые полезные знакомства.

Совместная деятельность — взаимодействие между людьми на работе, целью является эффективное выполнение поставленной задачи.

Игры — наиболее сложный тип общения, т.к. в играх каждая сторона неосознанно старается достичь превосходства над другой и получить вознаграждение. Особенность игр — скрытая мотивация их участников.

Близость — второй пограничный случай. Двустороннюю близостью можно определить как свободное от игр общение, предполагающее теплое заинтересованное отношение между людьми, исключающее извлечение выгоды.

Поглаживание определяется как единица транзакции. Можно классифицировать поглаживания следующим образом: вербальные или невербальные, позитивные или негативные, условные или безусловные.

Сценарий жизни. В детстве каждый из нас пишет свой собственный сценарий жизни. Основной сюжет мы пишем в раннем детстве до того, как научились говорить. Позднее лишь добавляем детали к нашему сценарию. К семи годам сценарий в основном написан, а в юношеском возрасте мы можем его пересмотреть. Будучи взрослыми, мы обычно не осознаем, что написали для себя сценарий жизни, но тем не менее в точности ему следуем. Без осознания этого факта мы устраиваем нашу жизнь таким образом, что движемся к той финальной сцене, которую определили в детстве. Наряду с моделью эго-состОяний концепция сценария жизни является краеугольным камнем транзактного анализа. Она особенно важна в психотерапевтической деятельности. При анализе сценария мы используем концепцию сценария жизни для понимания того, как люди могут неосознанно создавать себе проблемы и как они решают их.

Берн выдвинул идею о том, что еще на раннем этапе формирования сценария маленький ребенок уже имеет определенные представления о себе и окружающих его людях. Эти представления, по-видимому, остаются с ним всю жизнь и могут быть охарактеризованы следующим образом: «я — ОК» или «я — не ОК»; «ты — ОК» или «ты — не ОК».

Если объединить эти положения во всех возможных комбинациях, мы получим четыре установки о себе и других людях:

1.Я-ОК, ты-ОК;

2. Я — не ОК, ты — ОК;

3. Я — ОК, ты — не ОК;

4. Я — не ОК, ты — не ОК.

Игнорирование в транзактном анализе — это бессознательное игнорирование информации, связанной с решением какой-то проблемы.

Мировосприятие и искажение. Каждый человек воспринимает окружающий мир по-своему, и твое восприятие мира будет отличаться от моего. Мировосприятие определяют как структуру ассоциативных ответов, интегрирующую различные эго-состояния при реагировании на определенные стимулы. Мировосприятие предоставляет человеку целостный перцептуальный, концептуальный, эмоциональный и двигательный набор, который используется для определения себя, других людей и окружающего мира.

Для облегчения понимания этого формального определения мировосприятие предлагают рассматривать как «фильтр на реальность».

Симбиоз имеет место тогда, когда двое или более людей ведут себя так, как будто вместе образуют одного человека. Люди, принимающие участие в таких взаимодействиях, не используют все имеющиеся у них эго-состояния. Обычно один из них исключает Ребенка и использует лишь Родителя и Взрослого, а другой занимает противоположную позицию, оставаясь в Ребенке и блокируя два других эго-состояния. При вхождении в симбиоз его участники чувствуют себя более комфортно. Каждый играет роль, которую от него ожидают, однако этот комфорт достигается за определенную плату: находящиеся в симбиозе блокируют многие свои способности и возможности, присущие им как взрослым.

Чувство рэкета определяется как обычная эмоция, зафиксированная и поощряемая в детстве, переживаемая в самых различных стрессовых ситуациях и не способствующая взрослому решению проблем. Рэкет представляет собой набор сценарных поведений, используемых вне нашего осознания как средство манипулирования окружением и включающее в себя переживания (ощущение) человеком чувства рэкета.

Игры и анализ игр. Можно выделить несколько характерных особенностей, присущих играм.

1. Игры постоянно повторяются. Время от времени каждый человек играет в свою любимую игру, при этом игроки и обстоятельства могут меняться, однако паттерн игры всегда остается одним и тем же.

2. Игры проигрываются вне осознания Взрослого. Несмотря на то что люди играют в одни и те же игры, они не осознают этого. Лишь на заключительной стадии игры игрок может спросить себя: «Как это опять могло случиться со мной?» Даже в этот момент люди обычно не понимают, что они сами начали игру.

3. Игры всегда заканчиваются тем, что игроки испытывают рэкетные чувства.

4. Игроки во время игр обмениваются скрытыми транзакциями. В любой игре на психологическом уровне происходит нечто совершенно отличное от того, что имеет место на социальном уровне. Мы знаем об этом потому, что люди играют в свои игры снова и снова, находя партнеров, игры которых подходят к их играм.

5. Игры всегда включают в себя момент удивления или смущения. В этот момент игрок ощущает, что случилось нечто неожиданное.

Описание приведенных ниже техник предполагает достаточно глубокое знакомство с положениями транзактного анализа. Для этого можно порекомендовать следующие работы:

studfile.net

Теория игр Эрика Берна

Автор Кирилл Карпенко

Теория игр описана Эриком Берном в книге «Игры, в которые играют люди».

Главный принцип общения

Согласно теории игр, можно сформулировать следующий принцип: любое общение предпочтительнее отсутствия такового. Эксперименты на крысах подтвердили это; наличие контакта благотворно отражалось не только на физическом, умственном и эмоциональном состоянии крыс, но и на их биохимических показателях, вплоть до степени сопротивляемости организма лейкемии. Эксперименты привели к поразительному выводу: на здоровье животных одинаково благотворно сказываются как мягкое поглаживание, так и болезненный электрический удар.

Применительно к людям это означает, например, что, женщина должна получать знаки внимания от своего мужа. И принципиального значения не имеет, в какой форме супруг будет это делать: дарить цветы или устраивать регулярные побои. Ведь бьёт, значит – любит; самое страшное – это полное игнорирование.

Это главное положение теории игр. Вместе с тем оно вызывает наибольшие возражения. Ведь ни один нормальный человек не выберет шипы вместо роз. Это верно. Но дело в том, что далеко не все умеют жить и общаться красиво. Поэтому часто людям приходится выбирать не между розами и шипами, а между шипами и одиночеством. Для многих шипы являются меньшим из двух зол. Лишь очень немногие предпочитают изоляцию дурному обществу.

Зачем нужны игры?

Игры удовлетворяют естественную потребность в структурировании времени. Это означает, что можно не беспокоиться о том, что говорить и что делать после обмена приветствиями.

Основные понятия транзактного анализа.

Теория игр Эрика Берна.

Почему игры называются играми?

В межличностных играх обычно нет ничего забавного, они могут быть драматичны и даже иметь фатальный исход. Наиболее существенной чертой игр является их управляемость, наличие правил. Именно поэтому рассматриваемая форма взаимоотношений называется «игрой». Нарушение правил игры почти всегда вызывает протест и недовольство других участников: выход из игры чреват социальным осуждением.

Эрик Берн. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений.

Структурный анализ

Для понимания феномена игр необходимо проводить структурный и транзакционный анализ ситуаций взаимодействия. Структурный анализ состоит в выявлении состояния Я, в котором находится человек. Набор этих состояний можно распределить так: 1) состояния Я, сходные с образами родителей; 2) состояния Я, автономно направленные на объективную оценку реальности, и 3) состояния Я, представляющие наиболее архаичные образцы чувств и поведения, зафиксированные в раннем детстве. В обычной речи их именуют Родитель (Р), Взрослый (В) и Ребёнок (Ре), причём эти простые термины используются даже в самых строгих и формальных обсуждениях.

Транзакционный анализ

Сами по себе состояния Я ни хороши, ни плохи, вопрос в том, насколько состояние Я человека в данный момент адекватно состоянию Я партнёра по общению. Этот вопрос решается с помощью транзакционного анализа, основными понятиями которого являются:

а) «поглаживание» — любой акт признания присутствия другого человека, основная единица социального действия;

б) транзакция — обмен «поглаживаниями», основная единица социального взаимодействия;

в) транзакционный стимул — «поглаживание», с которого начинается взаимодействие;

г) транзакционная реакция — ответное «поглаживание»;

д) дополняющая транзакция — соответствие реакции стимулу. Например, человек из состояния Взрослого обращается к состоянию Взрослого партнёра: «Ты не знаешь, где мои запонки?». «На письменном столе», — реакция также направлена от Взрослого Взрослому;

Анимированная схема дополняющей транзакции.

е) пересекающаяся транзакция — реакция не соответствует стимулу. Например, на взрослый вопрос о местонахождении запонок следует реакция: «У тебя я всегда во всём виновата» («поглаживание» от Ребёнка Родителю). Или «Почему ты сам не следишь за своими вещами? Ты же уже не ребёнок» («поглаживание» от Родителя Ребёнку).

Математически возможны 72 разновидности пересекающихся транзакций. Но, к счастью, в повседневной жизни и в клинической практике обычно происходят только четыре из них. Это две описанные выше транзакции: первый тип (ВВ-РеР) – реакция переноса; второй тип (ВВ-РРе) – реакция контрпереноса; плюс третий тип (РеР-ВВ) – «раздражительная реакция», когда человек, ожидающий сочувствия, получает вместо неё сухие факты; и четвёртый тип (РРе-ВВ) – «дерзость», когда человек, ожидающий услышать жалобу, получает ответ, который кажется ему наглым и самоуверенным и который заключается в обращении к фактам.

Анимированная схема пересекающейся транзакции.

ж) первое правило коммуникации: коммуникация будет осуществляться беспрепятственно, пока транзакции остаются дополняющими; следствие этого правила: пока транзакции остаются дополняющими, коммуникация в принципе может продолжаться неограниченно долго;

з) обратное правило: в случае пересечённой транзакции коммуникация прерывается.

и) скрытые транзакции — в них участвуют одновременно более двух состояний Я. Скрытые транзакции являются основой для юмора, флирта, манипуляций и игр.

Пример манипуляции:

Продавец. Эта лучше, но не уверен, сможете ли вы её себе позволить.

Домохозяйка. Вот её-то я как раз и возьму.

Торговец, как Взрослый, утверждает два объективных факта: «Эта вещь лучше» и «Вы не можете позволить её себе». На видимом, или социальном, уровне оба утверждения адресованы Взрослому домохозяйки, чей ответ от имени Взрослого должен был бы звучать так: «Вы правы в обоих отношениях». Однако скрытый, или психологический, вектор опытного и хорошо подготовленного продавца нацелен на Ребёнка домохозяйки. Правильность этого предположения подтверждается ответом Ребёнка, который, в сущности, говорит: «Независимо от финансовых соображений, я покажу этому высокомерному наглецу, что я не хуже остальных его клиентов». На обоих уровнях транзакции дополняющие, поскольку продавец принимает этот ответ как реакцию Взрослого, решившего совершить покупку.

Пример флирта:

Парень. Приходи в гости: чаю попьём.

Девушка. С удовольствием.

На социальном уровне речь идёт о чаепитии, на психологическом — об интимных отношениях.

Анимированная схема скрытой транзакции.

Формы общения

Эрик Берн. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы.

Необходимо видеть место игр в структуре человеческих взаимоотношений и отличать их от других форм общения.

Процедура – это серия простых дополняющих Взрослых транзакций, направленных на изменение действительности. Обычно имеет место на работе.

Ритуал — повторяющаяся серия простых дополняющих транзакций, заданных внешними социальными условиями. Может быть как религиозным, так и светским, например, прослушивание гимна страны.

Времяпрепровождение — серия простых, полуритуальных дополнительных транзакций, сгруппированных вокруг одной темы, целью которой является структурирование определённого интервала времени. Начинается и кончается этот интервал обычно процедурами и ритуалами. Времяпрепровождением обычно занимаются на вечеринках или в период ожидания перед началом официальных встреч и собраний. Времяпрепровождение может принимать форму «болтовни», а может превратиться в более серьёзное, аргументированное обсуждение.

Игра — серия последовательных дополняющих скрытых транзакций, приводящих к чётко определённому предсказуемому исходу. Игры отличаются от процедур, ритуалов и времяпрепровождения двумя важнейшими признаками: 1) скрытыми мотивами и 2) наличием «выигрыша», конечного вознаграждения, ради которого ведётся игра.

Операция — простая транзакция или набор транзакций, предпринятых с определённой, заранее сформулированной целью. Если кто-то откровенно просит утешения и получает его, это операция. Но если кто-то просит утешения, а получив его, тут же обращает его против дающего, это игра.

Близость — спонтанное, свободное от игр чистосердечное поведение человека, который со всею искренностью живёт в настоящем, сознавая происходящее, свободно, воспринимая мир глазами неиспорченного Ребёнка.

Кирилл Карпенко. Игры, в которые играют в школе: ЛитРес, MyBook, Bookmate.

Зачем знать правила игр?

Практическая значимость анализа игр огромна, поскольку всякая игра имеет свой алгоритм и правила. Если игра деструктивна, её можно разрушить через нарушение правил игры, с помощью пересекающихся транзакций.

Выгоды игр

В ходе игры Водящий получает целый комплекс выгод, которые описываются по схеме:

1. Внутренняя психологическая выгода – заключается в укреплении внутренней психологической стабильности.

2. Внешняя психологическая выгода – избегание тревожных ситуаций или ситуаций близости.

3. Внутренняя социальная выгода – описывается типичной фразой, которая используется в игре с близкими.

4. Внешняя социальная выгода – описывается типичной фразой, используемой при игре не с близкими людьми или при времяпрепровождении, производном от данной игры.

5. Биологическая выгода – получение поглаживаний определённого типа участниками игры.

6. Экзистенциальная выгода – утверждение жизненной позиции, исходя из которой игроки участвуют в данной игре.

Литература

  1. Эрик Берн. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений.
  2. Эрик Берн. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы.
  3. Эрик Берн. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры (сборник).
  4. Кирилл Карпенко. Игры, в которые играют в школе: ЛитРес, MyBook, Bookmate.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

xn--b1aiechzsbakee9j.su

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о