Христианская психология людям – Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

Содержание

Наука и просвещение | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

В последние годы центром притяжения христианской психологии стал факультет психологии Московского православного института святого Иоанна Богослова Российского православного университета (ректор Игумен Петр (Еремеев).

Факультет психологии Московского православного института святого Иоанна Богослова Российского православного университета был учрежден в 2002 году стараниями протоирея Андрея Лоргуса, который стал его первым деканом. При создании факультета выдерживалась принципиальная направленность на фундаментальное психологическое образование, по возможности – на уровне традиций Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Среди первых ведущих преподавателей были Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, В.И. Слободчиков, Е.Е. Соколова, В.Я. Романов, А.Н. Кричевец, Н.В. Инина, И.Г. Кокурина и др. Однако после ухода отца Андрея с поста декана связь с МГУ прервалась, основные подходы к обучению были изменены, что привело к остановке развития факультета вплоть до его полного упразднения и перевода в ранг кафедры психологии в структуре религиоведческого факультета. Возрождение началось в 2011 году, когда новый ректор – игумен Петр (Еремеев) пригласил к руководству факультетом профессора Бориса Сергеевича Братуся, деканом стал отец Петр (Коломейцев).

Факультет в короткий срок был восстановлен в качестве самостоятельной единицы Московского православного института, полностью обновлен преподавательский состав, в стены института вернулись звезды московской христианской и светской психологии, началось активное развитие учебной, научно-практической и просветительской деятельности факультета как признанного центра, в котором формируется и развивается отечественная христианская психология.

В 2013 году в институте начала работу первая и единственная в стране образовательная программа магистратуры по профилю «Христианская психология».

При факультете психологии регулярно проводится общедоступный психологический семинарий имени профессора протоиерея Василия Зеньковского под руководством профессора Б.С. Братуся.

За годы работы на семинарии выступили ведущие психологи страны и зарубежья Виктор Слободчиков, Александр Суворов, Андрей Гнездилов, Мэрилин Мюррей (США), Альфрид Лэнгле (Австрия), Кристель Манске (Германия) и др.

Проведено несколько международных конференции, ежегодно проходят секции Международных Рождественских образовательных чтений.

Главным событием осени 2016 года стала VII Международная конференция православных психотерапевтов по теме «Христианская психология между человеком и миром: свобода, ответственность, личность», в которой приняли участие представители различных стран – Греции, Кипра, Нидерландов, Румынии, Индии и др. Конференция стала победителем XVIII национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2016 года в номинации «Событие года в жизни сообщества».

VII Международная конференция православных психотерапевтов наглядно показала роль факультета психологии как объединяющего пространства для христианских психологов. Впервые в Москве встретились православные психологи и психотерапевты со всего мира. По мнению участников, после проведения конференции Москва должна быть названа одним из мировых центров христианской психологии и психотерапии.

В 2016 году при факультете был создан центр практической христианской психологии и душепопечения под руководством Наталии Ининой. Центр занят профессиональной подготовкой студентов и магистрантов к практической работе, а также ведет практическое консультирование студентов Московского православного института святого Иоанна Богослова.

psy-rpu.ru

Курс лекций «Психология и богословие веры» | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

Открыт набор на уникальный курс «Психология и богословие веры», разработанный по многочисленным просьбам участников психологических мастерских Наталии Ининой и других наших событий.

Вера в Бога сопровождала человечество на протяжении тысячелетий и во многом определяла жизнь людей. Во все времена камертон веры помогал человеку отличать добро от зла, главное от второстепенного, удерживая «небо» над головой, а «землю» – под ногами. Христианство утвердило веру человека, подняв ее на необычайную высоту. Горнее стало близким, реальным и живым. И перед человеком открылись новые горизонты духовного и личностного роста. 

Тем не менее, пути веры делали жизнь человека не проще, а сложнее. Между верой и обыденной жизнью постепенно нарастала пропасть, и «земное» все более начинало конфликтовать с «небесным». Храм затерялся среди небоскребов, торговых центров и рекламных афиш. А человеческая жизнь сузилась до материального существования.

Вера, столь высокая и прекрасная, влекущая человека за горизонт его собственного бытия, оказалась вовлечена в психологические игры и манипуляции. Предрассудки, суеверия, конформизм, фанатизм и другие невротические формы веры стали нормой современной жизни. 

Вера в современном сознании стала легко сочетаться с жестокостью, лицемерием, равнодушием, эгоцентризмом. Ею прикрываются, совершая далеко неблаговидные поступки. На нее перекладывают ответственность за настоящее и будущее, а потом разочарованно обесценивают и отвергают.

Что же произошло с нашей верой, с этим вечным мостом в священное, по которому смело шли наши замечательные предшественники? Что же произошло с самим человеком, утратившим связь со своими фундаментальными онтологическими основаниями бытия? В чем состоит настоящая практика религиозной жизни? Лишь в соблюдении внешней стороны веры или в преображении нашей внутренней природы, в становлении и развитии нашей личности? 

Именно решению этих непростых задач и будет посвящен наш лекционно-практический курс, в котором мы обсудим основные вопросы и проблемы, с которыми сталкивается как верующий человек, так и человек, далекий от веры.

Программа курса:
1.​ Практика религиозной жизни в современном мире. Что такое здоровая практика религиозной жизни и как к ней прийти?
2.​ Homo religiosus – человек религиозный. Истоки и опыт религиозной веры: от древности к современности.
3.​ Магия и религия: критерии отличия.
4.​ Духовная практика Восточной Церкви: Лествица Иоанна, Добротолюбие, Исихазм Григория Паламы, Невидимая Брань, преподобный Силуан Афонский, преподобный Паисий Святогорец.
5.​ Духовная практика Западной Церкви: внутренний замок Терезы Авильской, мистика Хуана де ла Круса, духовные упражнения Игнатия Лойолы, Подражание Христу Фомы Кемпийского.
6.​ Стяжание Духа Святого в практике Святой Руси: Школа преподобного Сергия Радонежского, Паисий Величковский, Оптинские старцы, Откровенные рассказы странника, Феофан Затворник, Игнатий (Брянчанинов), Иоанн Кронштадский.
7.​ Этапы десакрализации христианской цивилизации и деформации веры в сознании человека.
8. Вера и знание: Pro и Contra.
9. Какова вера современного человека и чем она отличается от веры людей прошлого.
10. Пентикостикал вэйв: Глоссалии, Хлысты, Пятидесятники, Харизматы.
11. Язвы Господа ношу на себе: Стигматизм на Западе и Востоке.
12. Глас Божий: Локуции – слуховые послания, автоматическое письмо – письменные послания, графические послания.
13. Если око твое чисто: Визионерство, видения в тонком сне, восхищение апостола Павла.
14. Новое тело, тело Воскресения: Без еды и питья – Тереза из Коннерсрейта, падре Пио из Пьетральчино, события Гарабандаля, Зоино стояние.
15. Причины фанатизма, суеверий, предрассудков: психологические предпосылки
16. Психология страстей. Религиозные неврозы.
17. Соотношение душевного и духовного в религиозной жизни человека.
18. Практикум религиозной жизни – практические занятия по профилактике религиозных невротических искажений.

 

Режим занятий:
Лекционные занятия курса. Проходят по понедельникам и пятницам с 18:30 до 21:30.
Практические занятия курса. Пройдут в формате двухдневной мастерской (суббота с 16:00 до 20:00, воскресенье с 12:00 до 20:00 с перерывом на обед).

 

По завершении курса каждый участник получает сертификат.

Связаться с нами вы можете
по телефону +7 925 052-00-51
или по адресу [email protected]

psy-rpu.ru

Публикации и видео | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

Одна моя пациентка поделилась со мной тем, как она видит Бога, какой его образ живет в ее сознании: на листе бумаги она нарисовала пустыню, а в ней — голого, сжавшегося в эмбриональной позе человека, над которым зияет огромный глаз. Это для нее — образ Бога. Карающего, неумолимого, от которого никуда не спрячешься.

Ко мне часто приходят глубоко верующие, воцерковленные люди с массой психологических проблем, которые они не могут преодолеть. Казалось бы, в их жизни есть самое ценное: молитва, исповедь, причастие… но тем не менее.

Что стоит за искажениями религиозной жизни, какова «психология» наших страстей и грехов? Где требуется духовное врачевание, а где — психологические средства?

Эти непростые вопросы мне бы хотелось с вами обсудить.

Дотянуться до небес

Что я поняла за много лет работы с верующими людьми?

До тех пор, пока у нас есть серьезные психологические проблемы, мы, строго говоря, не дотягиваемся до духовной жизни. Это не значит, что Господь не с нами, — это значит, что мы не с Ним.

Когда мы находимся в невротическом состоянии, плохо понимаем мотивы своих поступков, свои эмоции, мы бессознательно искажаем реальность. Мы с ней не встречаемся. Конфликтуя с другим человеком, на самом деле конфликтуем с кем-то в прошлом; заботимся о ком-то, имея в виду не его. Мы все время проецируем на реальность что-то, к ней напрямую не относящееся.

Жены ждут от мужа родительской заботы, чтобы муж «взял меня на ручки» (но ведь он не удочерял жену, он на ней женился!). Родители отдают ребенка в музыкальную школу, потому что сами мечтали когда-то музицировать.

Эти типичные искажения не замечаются нами — и перетекают в духовную жизнь.

Состояние невротической религиозности прекрасно описано у Фрейда. (И хотя он таковой считал любую религиозность, тем не менее, мы можем многое почерпнуть из его теории, если поставим перед словом «религиозность» прилагательное «невротическая». Тогда все встает на свои места).

Для Фрейда вера — это невроз, договорные отношения, страх и тревога. Человек старается сделать из Бога «отца», который решит все его проблемы. Человек-ребенок, инфантильный, личностно незрелый, перекладывает на такого «бога» всю свою ответственность. И разве мы не видим этого вокруг? Сплошь и рядом.

Бог карающий?

Недавно я говорила с одним мужчиной о его отношении к себе. Он все время спрашивал: «Ну а как же (любить себя, например), ведь в Евангелии сказано… Но ведь Бог запрещает…». И, наконец, мы подошли к сердцевине, самому главному. «Но ведь Бог покарает!» сказал, наконец, он.

И я поделилась с ним своим опытом иных отношений с Богом. Один эпизод в моей жизни позволил мне очень ясно понять, что такое грех. Представим себе любящего, понимающего, бережного родителя, который дает своему ребенку все с избытком, а ребенок вдруг сознательно делает что-то нехорошее. Ему будет очень стыдно перед папой и мамой.

Это не про карающего Бога. Это о потере близости с любящим Родителем, в пределе — Творцом и нашим Отцом. Тут нет самоедства, но — «я оступился, мне надо подняться и вернуться».

Когда я это рассказала, мой пациент расплакался… И я прекрасно поняла, почему: таковы были его отношения с отцом — требовательным, жестким, карающим. И таким он видел Бога.

Психология атеизма

Есть такая работа Пола Витца «Психология атеизма». Легкая, короткая, изящнейшая работа.

Витц говорит: «Пусть прав Фрейд — исходим из его концепции. Посмотрим на крупных атеистов и их семьи». На Вольтера, которые не принял фамилию отца и первой своей постановкой сделал трагедию «Эдип». На Людвига Фейербаха. Его отец бросил семью, что для тех времен было позором, и Людвиг не смог его простить. На Фрейда. Он описывает историю из своего детства, когда его отец позволил себя оскорбить, не ответил обидчикам. «После этого я перестал его уважать», писал Фрейд.

Витц показывает, что психоаналитическая концепция работает: мужчины, которые находятся в конфликте со своими отцами, — низвергают Бога. Фактически разбираясь так со своими папами.

У женщины может быть другая вариация. Когда папы нет, Господь должен им «стать». «Господь разберется!» — говорят они, и вместо того, чтобы решать проблемы, насколько это в их силах, падают на колени и вычитывают множество акафистов. Подойди к ребенку, узнай, в чем сложности! Нет. Или наоборот. Женщина живет по принципу «я должна быть бойцом». Бог — на небе, далеко, я на земле и тут сама решаю свои проблемы». Нет близости, открытости Богу.

Нарисовав себе такие странные картины «как-бы-жизни», духовно мы, конечно, не возрастаем.

О точке отсчета

Представим себе движение к Богу упрощенно, в системе координат, от отметки 0 — в высоту. В те времена, когда жили наши предки, человек начинал движение с нулевой отметки (об этом вы можете прочесть в предыдущей публикации автора)). Откуда стартует современный человек? С минус 10, минус 20, минус 100…

Поэтому нет ничего странного, что для нас порой выход из невроза — это не только психологическая работа, но и духовная работа одновременно. Нам бы добраться сначала до нулевой отметки, сказать: «Я — есть, я выбираю — быть».

Однажды мне позвонила игуменья одного из монастырей, и попросила поговорить с послушницей. Та готовилась к постригу, но игуменья чувствовала, что ей что-то мешает, у нее проблемы с прошлым.

Это была молодая женщина, очень светлая, глубоко верующая, семь лет прожившая в монастыре. И мы с ней связались.

До монастыря она была лет семь замужем за тяжелым психопатом и жила в страшном напряжении и страхе. Она не могла выразить свои эмоции тогда, и я предложила ей сделать это сейчас, написав письмо этому человеку. Когда она писала письмо, ее трясло, как семь лет назад, когда муж вставляет ключ в замочную скважину (хотя она молилась, и все старалась забыть). Все это было сказано, выплакано, развеяно по ветру. Выяснилось, что муж похож на мать. Мать была жесткая, волевая, и такой же хотела видеть дочь.. Решив «выковывать у ребенка характер», она периодически ее, 5-летнюю, душила подушкой, ожидая, что девочка начнет сопротивляться, бороться за жизнь. Когда я рассказала ей эту историю своими словами, она расплакалась.

Семь лет в монастыре. Светлейшее существо. Но несущее неподъемный груз из прошлого. И когда эта тяжесть исчезла, она буквально «взлетела»: через неделю передо мной на экране (мы общались удаленно) было сияющее существо.

Нередко прошлое человека требует по-настоящему глубинной работы, и без Бога она невозможна. Я помню, мы говорили с отцом Владимиром Архиповым, и он сказал чудесную вещь: когда мы сталкиваемся с трагической ситуацией в прошлом, мы можем пригласить Бога в эту ситуацию. Для Него времени нет. И поэтому Он может войти в прошлое и исцелить раны.

Плохой характер — плохой человек?

Подчас препятствием на пути к Богу и людям становится… характер. Бывают искажения характера, которые делают человека невыносимым для других. Например, истероидный психопат будет «поглощать» людей вокруг себя, как спрут, не давать жить своим родным, при этом самокритика для него практически исключена. Ты можешь отдать психопату свою жизнь — он ее проглотит и не заметит. Человек с личностным расстройством может играючи ломать судьбы других людей и даже не понимать, что он делает.

Такой тип личности прекрасно описан в книге «Похороните меня за плинтусом».

И эта патология может разворачиваться на фоне религиозной жизни. И упаковываться в религиозные формы и цитаты.

Возможно ли подняться над характером? Да, даже у психопата есть выбор: работать над собой или нет. Первый выбор требует помощи специалиста, в одиночку сделать его практически невозможно — «настройки сбиты». Тем не менее, бывают истории колоссальных положительных сдвигов.

Какая личность, такая и религиозность

Фактически, перефразируя американского психолога Гордона Олпорта: здоровая личность — здоровая религиозность, невротическая личность — невротическая религиозность.

Когда ребенок воспитывается в ситуации невротизации, отсутствия безусловной любви и постоянного эмоционального теплого контакта, превознесения («Ты самый прекрасный! Самый красивый, умный, самый любимый!») или унижения («А Вася лучше. А ты не можешь!») — у него не формируется важнейшая черта: базовое доверие миру.

И когда такой человек приходит в Церковь, где ему предлагают две серьезнейшие доктрины — доктрина избранности и доктрина знаний, — он прочитывает их совершенно особым образом, разделяя мир на «наших» и «чужих», «верных» и «неверных». Обретая сектантское сознание.

И это катастрофа. Это типичная внешняя религиозность — использование религии в своих невротических, эгоцентрических целях.

А что такое внутренняя религиозность? Когда в Церкви оказывается человек с базовым доверием миру, с опытом безусловной любви, открытый миру — он не загоняет другого в храм, он говорит: «Как здорово! Я наконец нашел место, где мне хорошо, — может быть, и вам будет хорошо?».

Вспоминается пример, который приводит владыка Антоний Сурожский. Один человек случайно зашел в храм, и его удивило, что люди, которых он увидел, другие, какие-то радостные, спокойные. Что бы сказали ему у нас? И что говорит владыка Антоний? «Посидите, посмотрите, может быть, что-то заметите». Ни капли надменности, проповеди «сверху вниз». Человек сам и по-своему войдет в Церковь, это будут его отношения с Богом, надо просто быть рядом, чуть-чуть помочь.

Есть я и ты. Ты как ценность. Ты можешь запутаться, но могу запутаться и я. Если я падаю, почему я не даю тебе право падать? Если мне помогают встать, почему я не могу помочь тебе?

Такова внутренняя религиозность. Ее девиз можно выразить цитатой святителя Луки Войно-Ясенецкого: «Будь добрее, чем принято, ибо у каждого своя война, бои и потери. Живи просто, люби щедро, вникай в нужды другого пристально, говори мягко… А остальное — предоставь Господу. Главное именно любовь, — ни вера, ни догматика, ни мистика, ни аскетизм, ни пост, ни длинные моления не составляют истинного облика христианина. Все теряет силу, если не будет основного — любви к человеку».

Как не причинять добро, а творить его

У человека в невротическом состоянии будут большие проблемы с любовью.

Вот маленький ребенок: изначально он целостен, открыт и способен отдавать и принимать любовь. И эту крошку со временем начинают атаковать разные проблемы: неврозы родителей, отсутствие безусловной любви и так далее. В результате развитие ребенка искажается, перед нами, если представить его образ, будет грустное существо с размытыми границами. Не получив опыта принятия, растущий человек не научится любить ни других, ни самого себя, у него будут сложности в отношениях с собой и миром.

Терапевтический процесс призван исцелить искажения, порожденные негативным жизненным опытом. А потом (по крайней мере, в этом задача христианской психологии) — «развернуть» человека к миру. От любви и принятия себя — к любви к ближнему.

И в экзистенциальной психологии австрийского психотерапевта Альфрида Лэнгле, которая близка христианской психологии, есть этот призыв: «Я нахожу себя тогда, когда себя теряю». Человек должен найти себя вне себя самого.

Но что происходит, когда «отдавать себя миру» выходит наше искаженное «я», минуя работу по возвращению к себе? Мы так и будем помогать, спасать, «причинять добро» искаженным, болезненным образом. И тогда любовь станет обладанием, гиперопекой или созависимостью, или вообще сойдет на нет: «Мне не до вас, мне самому плохо» (все это прекрасно описал Эрих Фромм в работе «Искусство любить»).

Отношения с самим собой я транслирую в мир. Если я могу себя поддержать, то могу поддержать и другого, если могу в чем-то себя простить, смогу простить и другого. Если я к себе чудовищно требователен и не прощаю себе никакой провинности — я не прощу ее и своему ближнему.

Это почти аксиома, не требующая доказательств. Я действую из опыта, который у меня есть, — и если в нем нет принятия, любви, доброжелательности по отношению ко мне, откуда они возьмутся у меня самого? Строго говоря, прекрасный призыв и вторая по значимости заповедь христианства — «возлюби ближнего, как самого себя» — начинается все-таки со второй части.

А этому многим, как показывает практика, надо учиться. И научиться — возможно.

Наталия Инина

По материалам портала Матроны.ру.

psy-rpu.ru

Публикации и видео | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

Не редко приходится сталкиваться с одними и теми же вопросами, звучащими как из уст простого обывателя, так и из уст профессионального психолога, привычно работающего в пространстве естественно-научной парадигмы, оттого и настороженно, а порой и недоброжелательно относящегося к области христианской психологии, как «странной», «чуждой», «ненужной» и так далее. Каковы же это вопросы?

«Что такое христианская психология?», «Почему «христианская», а не «православная»?, «Вообще можно ли сочетать науку и религию и стоит ли создавать такого «кентавра» – «христианскую психологию»?». Можно продолжить этот ряд, но и так понятно, что многие не понимают, о чем идет речь.

В мою задачу не входит ответить на все эти вопросы – исчерпывающие ответы можно найти и в статьях проф. Б.С. Братуся и в Коллективной монографии «Христианская психология в контексте научного мировоззрения», вышедшей в издательстве «Никея» и получившей в 2018 году самую признанную Российским психологическим сообществом награду «Золотая Психея» как лучшая книга года по психологии. Книга также получила гриф Издательского совета Русской Православной Церкви.

Я бы остановилась на вопросе, часто задаваемом психологами – с упреком в недостаточности методологии; и на вопросе, часто задаваемом людьми, интересующимися этим направлением, но находящимися в недоумении – почему наше направление называется «христианская», а не «православная» психология.

Давайте отроем глаза и честно посмотрим на верующих людей сегодня. Да что там, верующие – много ли мы найдем среди тех (верующих и неверующих), кто нас окружает, людей осмысленных, осознающих подлинные мотивы своих действий, способных контактировать со своими чувствами и ответственно выбирать те или иные стратегии поведения, основанные на нравственных предпочтениях? Боюсь, что современный человек находится в этом плане в плачевном положении. Уровень его невротизации, инфантилизации, неспособности жить свободно и ответственно свою собственную, а не навязанную кем-то жизнь, крайне высок. О нарастании психологического, душевного нездоровья мы слышим уже давно и процесс этот только усиливается.

Но вернемся к жизни верующего человека, который, исходя из христианского учения, из христианской антропологии, призван быть Личностью перед Лицом Бога и быть способным решать те высокие духовные задачи, которые перед ним ставит христианская религия. Возможно ли из невротической расщепленности решать такого рода высокие и прекрасные задачи? Возможно, но это крайне затруднительно, а порой и опасно, поскольку человека на этом пути могут подстерегать серьезные подмены, ведь он не вполне видит реальность происходящего и не может оценить то, чем он руководствуется – то ли решает духовные проблемы, то ли самоутверждается, манипулирует, и все это, делает, конечно, бессознательно. Отсюда и произрастают различные искажения веры, такие как фанатизм, суеверия, предрассудки и т.д.

В этом плане, главной задачей христианской психологии должна быть задача помощи верующему человеку в обретении той психологической, душевной нормы, с которой начинается человек в полном смысле слова. Христианская психология призвана помочь прежде всего верующим людям (а надо сказать, что к христианским психологам обращаются и неверующие, которые постепенно начинают чувствовать, осознавать глубинную потребность души в обретении веры и в результате психологической работы приходят в храм, к Богу) в обретении психологического здоровья – в обретении целостности, зрелости, способности видеть реальность. И в этом плане именно христианская психология, опирающаяся на христианскую антропологию, способна вычленить те методы, подходы, знания, накопленные академической научной и практической психологией, но с учетом духовной безопасности в отношении личности, которой оказывается помощь.

Именно поэтому термин святителей Игнатия (Брянчанинова) и Феофана Затворника – «христианская психология» – наиболее точен, поскольку опирается с одной стороны на психологию (как научный способ познания психики), с другой стороны – на христианство (как на духовный фундамент данной религии). Иными словами, христианская психология опирается на самые основы, фундамент религиозного учения и психологического знания для того, чтобы восстановить в человеке основы его личности, его психологического душевного здоровья.

Именно с этого «нормального» старта может начаться восхождение духовного порядка. С этого уровня человек способен удерживать напряжение духовной жизни и тогда ему может понадобиться уже «православная» психология, учитывающая особенности более сложного, более детального конфессионального подхода. Тогда и встанет перед нами задача по формулированию конфессионально ориентированной психологии, по решению методологических задач более сложного уровня, учитывающего те психологические сложности, которые могут встать перед православной жизнью личности.

Но это пока еще будущее, кропотливо и планомерно созидающееся сегодня.

Наталия Инина

 

psy-rpu.ru

«Кризисы жизни – шансы жизни. Личность и судьба» | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

Кто я? Зачем я живу? Каков смысл жизни Человека? Во все времена каждый живущий на земле по-своему пытался ответить на эти ключевые вопросы.

В современном мире найти ответы на них совсем не просто. В поисках ответов кто-то открывает социальные сети и начинает сравнивать себя с окружающими, с одноклассниками и ровесниками, особенно с теми, кто достиг больших результатов. Может быть они познали смысл жизни и его можно «примерить» на себя? Но зачастую вместо ответов такой человек теряет «вкус к жизни»» и то, что некогда приносило удовольствие, начинает казаться ему скучным, появляется ощущение пустоты и бессмыслицы, а вместе с ними приходит неудовлетворение своим ближним и дальним окружением.

Внезапно для него становится совершенно очевидным, что его окружают люди, значительно его моложе и старость вдруг оказывается не такой уж дальней перспективой. И тогда он начинает тратить больше времени, чтобы лучше выглядеть, появляется острая потребность заниматься своей внешностью.

Не удовлетворившись «внешними изменениями», в конце концов, он начинает считать, что жизнь пошла не так, как могла бы. И тогда он решает все изменить «по-настоящему» – вплоть до разрушения всего уклада своей жизни, семьи, себя самого…Так люди не только не находят ответы на главные вопросы, но и не находят выход из «кризиса середины жизни».

Но есть и иной путь поиска смысла – путь «изменений внутренних», путь формирования, «взращивания» своей личности. Путь развития личности открывает человеку ответы на те самые экзистенциальные вопросы, но не отменяет жизненных кризисов – среди них не только традиционные «кризис середины жизни», «кризис тридцати», «кризис сорока», «возраст Христа», но и те, что приносят нам невзгоды, болезни и смерть близких.

И здесь возникают новые вопросы: Что такое личность? Зачем она нужна человеку и как происходит ее развитие? Что значит «стать личностью»? Как ее «взрастить» в себе? Какие методы, приемы и инструментарии могут помочь в процессе преодоления кризисов? Почему кризисы называют шансами жизни?

В рамках нового курса «Кризисы жизни — шансы жизни. Личность и судьба» отвечать на них будут ведущие московские психологи и общественные деятели: Борис Сергеевич Братусь, Наталия Владимировна Инина, Людмила Александровна Кожарина, Аркадий Николаевич Харьковский, Татьяна Анатольевна Климова, Владимир Ярославович Лучанинов, Дмитрий Александрович Хорошилов.

«Страдание своей целью имеет уберечь человека от апатии, от духовного окоченения» — Виктор Франкл

Особый упор в программе курса сделан на симбиоз подачи теоретических знаний и приобретения практических навыков в рамках тренингов и современных методов психологической работы.

Программа курса:

Тема 1. Личность перед лицом кризиса в современном мире. – Братусь Б.С.
Основные подходы к пониманию человека: история и современность. Человек как предмет естественных и гуманитарных наук. Место психологии в изучении человека. Психология как наука о душе. Человек и личность в современной христианской психологии.

Тема 2. Театр как модель жизни – Климова Т.А.
Феномен театральности: общепсихологические механизмы преобразования личности в разных исторических эпохах. Сценическое пространство как пространство моделирования событий, присущих становлению и развитию личности. Мистерии, как древнейшие системы образования, в которых посредством драматических форм преподавалась природа человеческого духа, его отношение к телу, практики развития личности. Связь театра и мистерий. Примеры современных театральных практик «работы с собой».

Тема 3. Игры, в которые играют люди – Кожарина Л.А.
Сценические упражнения как модель человеческого поведения. Плюсы и минусы наиболее распространенных стратегий человеческого поведения. Психотехнические возможности театрального искусства. Примеры театрально-сценических методов в работе практического психолога.

Тема 4. Практическое занятие по театральной психологии. — Кожарина Л.А. и Климова Т.А.
На занятиях по практической театральной психологии вы узнаете о наиболее распространенных стратегиях человеческого поведения, их плюсах и минусах, а также о том, как сценическое пространство помогает развитию и становлению личности. И конечно же, под чутким руководством христианских психологов Татьяны Анатольевны Климовой и Людмилы Александровны Кожариной на практике опробуете различные театральные упражнения «работы с собой».

К сожалению, многие верующие до сих пор рассматривают театр и все с ним связанное как нечто греховное, хотя это совсем не так. Известный священник Алексей Уминский считает, что корни этого восходят к римскому театру, где действительно совершались жертвоприношения, но современный театр, по его мнению, – не имеет к этому никакого отношения. И даже более того, первый театр появился в России в Греко-Латино-Славянской Академии, где Семен Полоцкий установил интересную закономерность, заключающуюся в том, что «участие недорослей в потешных действиях» позволяет им перейти к более быстрому и успешному освоению риторики и многих других наук – фактически, это способствовало развитию их личности.

Тема 5. Тренинг. Кризисы среднего возраста . Время большого старта — Лучанинов В.Я.
Как преодолеть кризис среднего возраста? Как пройти эту сложную полосу и сохранить себя и своих близких? Как сделать свой кризис «временем большого старта»?

Ответы на эти вопросы вы сможете найти на практическом тренинге Владимира Лучанинова , посвященному преодолению кризиса среднего возраста.

В рамках тренинга вы узнаете о девяти основных проявлениях (переживаниях), ощущаемых человеком в кризисе среднего возраста, а также получите инструменты взаимодействия с ними и поиска внутренних ресурсов.

Тема 6. Болезнь как кризис – Харьковский А.Н.
Что такое «здоровье»: современные споры. Основные модели психического здоровья в медицине и психологии. Личностное здоровье, что это такое. Возможные расхождения между уровнями и степенями развития психического и личностного здоровья, пути их коррекции. Взаимосвязь психического, личностного и телесного здоровья. Психосоматика. Возможность личностного развития человека на фоне болезни. Связь переживания болезни с системой личностных ценностей.

Тема 7. Ненормативный кризис. Человек перед лицом испытаний – Инина Н.В.
Переломные моменты жизни, ненормативные кризисы, часто тяжелы и неожиданны. Развод, потеря работы, уход близкого человека и т.д. в этой части курса мы поговорим о том, может ли человек подготовиться к этому испытанию заранее и как найти смысл в происходящем.

Тема 8. Личностный кризис как обратная сторона социальных изменений — Хорошилов Д.А.
В лекции предлагается интерпретация жизненного кризиса в контексте социальных изменений и проблем, которые характеризуют массовое сознание современного общества. Причины личных сломов и поражений далеко не всегда следует искать в потемках души, а, возможно, их следует рассматривать как символический шанс для самоопределения в неопределенности и неизвестности исторического времени.

Тема 9. Личностные кризисы и возрасты духовные – Братусь Б.С.
Личностный кризис: основные признаки. Периодизации детского, юношеского и зрелого возрастов. Специфика кризисов зрелого возраста. Старческий возраст: есть ли личностное развитие? Связь возраста и развития духовной сферы человека. Отклонения в возрастном личностном развитии и пути их коррекции.

По завершении курса каждый участник получает сертификат.

Связаться с нами вы можете
по телефону +7 925 052-00-51
или по адресу [email protected]

psy-rpu.ru

Психологическая помощь | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

Любовь, вера, свобода и ответственность – фундаментальные ценности христианства – могут быть реализованы в полной мере лишь осознанной, зрелой личностью, способной встретиться с реальностью своей внутренней и внешней жизни.

Психология должна помогать, а не мешать, не уводить от этого пути духовного возрастания, и потому целью христианской практической психологии является создание условий для восстановления целостности психической жизни личности и преодоления различных психологических проблем, тормозящих личностное развитие на путях спасения.

Христианская психология в центр ставит не человека, как такового, а человека перед лицом Бога. Каким может быть человек перед лицом Бога? Прежде всего, он призван быть личностно-целостным, то есть интегрировать в некое целостное единство все разобщенные, разрозненные части.

Как говорил Антоний Сурожский: «Тебя не спросят на том свете, был ли ты апостолом Петром. Тебя спросят о том, был ли ты Петей, то есть самим собой. Быть самим собой, жить свою жизнь, тем более перед лицом Бога, возможно только в том случае, если ты есть».

Феофан Затворник, основатель христианской психологии, говорил о друге Христовом, который живет в нас. И если мы отвергаем его в себе, не видим его в себе, то мы отвергаем и не видим самого Христа. Способность видеть самого себя открывает зрение и в отношении других людей. Мы начинаем видеть и их несовершенства с той же бережной любовью, состраданием и готовностью к помощи. Это и значит – возлюби ближнего, как самого себя.

Итак, мы можем сказать, что одна из основных задач христианской психологии состоит в том, чтобы помочь человеку повзрослеть, войти в меру своего возраста, своего личностного роста. Конечно, речь не только о социальном взрослении, подразумевающем способность человека жить в мире людей, но именно об экзистенциальном взрослении – в мужестве быть самим собой и преодолевать себя в стремлении к Богу.

psy-rpu.ru

Новости | Христианская психология — людям | Наука, образование, психологическая помощь

С большим вступительным докладом об истории возникновения христианской психологии в России, о проблемах, возникших в процессе ее институционализации в постсоветское время и о текущих ее задачах выступил декан факультета психологии МПИ св. Иоанна Богослова, учредитель Научно-практического института психологии личности, доктор психологических наук, профессор кафедры общей психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Б.С. Братусь.

На круглом столе обсуждался ряд вопросов, среди которых были: вопросы противодействия экстремизму; методологические проблемы включения конфессионально ориентированных подходов в сообщество научной психологии; конкретные формы деятельности психолога в рамках, на границах и вне областей, затрагивающих вопросы конфессиональной веры психологов и их клиентов.

Доцент кафедры педагогической психологии факультета психологии образования МППГУ (г. Москва), председатель правления Ассоциации психологической помощи мусульманам, кандидат педагогических наук О.С. Павлова выступила с докладом «Исламская психология в России и за рубежом: состояние и перспективы развития» о состоянии недавно организованной Ассоциации психологической помощи мусульманам.

С докладом «Антропология с вертикальным измерением – общее поле для конфессиональных психологий» о методологических проблемах взаимодействия христианского и мусульманского подходов в рамках научной психологии выступил профессор кафедры общей и прикладной психологии МПИ св. Иоанна Богослова и кафедры методологии психологии МГУ кандидат философских наук А.Н. Кричевец.

Всего было сделано девять докладов, после чего прошла оживленная дискуссия.

Среди участников круглого стола были:

М.М. Далгатов – доктор психологических наук, зав. кафедрой психологии ДГПУ, член Президиума и руководитель Дагестанского отделения РПО, член Координационного совета РПО (г. Махачкала).

К.И. Насибуллов – кандидат психологических наук, зав. лабораторией государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений Института международных отношений КФУ (г. Казань).

М.В. Архипова – директор АНО ДПО «Санкт-Петербургский институт психологического консультирования» (г. Санкт-Петербург).

Ф.Ф. Яхин – кандидат юридических наук, руководитель Башкортостанского отделения Ассоциации психологической помощи мусульманам, доцент кафедры политологии, истории, теории государства и права Башкирского института социальных технологий (филиала) Академии труда и социальных отношений (г. Уфа).

Ф.Х. Хасанова – ведущий специалист сектора по вопросам миграции и общественным формированиям Управления по вопросам общественной безопасности и взаимодействию с правоохранительными органами Аппарата Исполнительного комитета г. Казани. (г. Казань).

И.В. Мукиев – исламский психолог-консультант (г. Казань).

Р.Г. Галихузина – кандидат исторических наук, доцент кафедры конфликтологии КФУ (г. Казань).

psy-rpu.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о