Женщина больная шизофренией: Ведение больных шизофренией во время беременности и в послеродовом периоде

Содержание

Помощь близкому при психическом расстройстве

Основные понятия

В настоящее время много говорят о росте числа психических расстройств в обществе, однако многие люди имеют очень неопределенные представления об этом весьма размытом понятии. Несмотря на то, что сейчас психиатры делают все возможное, чтобы как можно лучше информировать население о стрессах, депрессии, тревоге, неврозах, более тяжелых психических расстройствах, литературы, написанной экспертами для простого обывателя крайне мало, а в интернете встречается изобилие информации, написанной либо сложным языком, либо просто безграмотно. Все это в итоге приводит к тому, что такая информация не только противоречит действительности, но и вредит.


Невозможно в одной статье все «разложить по полочкам» и дать четкую инструкцию по взаимоотношениям между пациентом и его близкими, но есть возможность привести к целостной картине представление об этой сложной группе заболеваний (термины «заболевание» и «расстройство» с медицинской точки зрения во многом близки, но не тождественны*). Поэтому моя задача — познакомить читателя с этой сложной проблемой, в первую очередь связанной со взаимоотношениями и помощью страдающим тяжелыми психическими недугами.

*Самые основные термины желательно знать, тогда врачу будет легче помочь как самому больному, так и его близким. Кроме того, не стоит употреблять терминов, которые Вам недостаточно хорошо известны, лучше описывать ситуацию или состояние так, как Вы это понимаете.

Итак, психические (или душевные, потому что психея – в переводе с греческого означает душа) расстройства это болезненные состояния человека с психопатологическими

(т.е., с психическими нарушениями) и поведенческими (т.е., проявляются не всегда, например, при неврозах, когда человек усилием воли держит себя в пределах культурного социума до определенного момента) проявлениями, обусловленными воздействием биологических, психологических, социальных и других факторов.

Не будем путать с психозами (или психотическими) расстройствами, которые характеризуются грубыми и противоречивыми окружающей обстановке нарушениями мышления, восприятия и поведения (бред, в медицинском, а не обывательском представлении; галлюцинации; психомоторное возбуждение; суицидальное поведение и т.д.).

Важно отметить, что проблема психических расстройств междисциплинарная и даже межведомственная, социальная. Нужна реабилитация, а не только лечение.

Что касается диагноза. Диагноз – определение и распознавание, указание на болезнь. В медицине, а особенно в психиатрии, не всегда постановка диагноза подразумевает лечение в строгом соответствии с диагнозом. Зачастую диагноз – это статистическая категория, необходимая для понимания, грубо говоря, чем сходно состояние одного больного с другим. 

У меня порой вызывает недоумение стремление человека посмотреть записи врача. Ведь специальная интерпретация, обоснование диагноза, терминология могут не только испугать и обидеть неподготовленного человека, а вызвать необоснованное недоверие к специалисту и, того хуже, усугубить нарушенное душевное равновесие, огорчить не только больного, но и родственников. 

Гораздо важнее доверять друг другу (врачу, пациенту, его близким), задавать интересующие вопросы. Именно на доверии достигается желаемый результат – излечение или стойкая ремиссия, если расстройство хроническое.

Я не буду в этой статье много расшифровывать понятия и термины. Поговорим по теме, соответствующей заголовку. Речь пойдет о таких заболеваниях как шизофрения, деменция, тяжелые депрессии, наркологические зависимости (алкоголизм, наркомании) и др. Попробую дать основные, своего рода «универсальные» рекомендации.

Рекомендации

1 ситуация: родственник (как 16-летний ребенок, так и старенький дедушка, в прошлом или настоящем научный работник) стал «каким-то не таким», начал замыкаться, раздражаться без видимой причины, хотя «агрессивным раньше он никогда не был», заговариваться, разговаривать сам с собой.

Обычно такое поведение вначале воспринимается как шутка, потом удивление, затем начинается дискуссия с больным человеком, что может привести к серьезным конфликтам и недоверию. Если Вы подозреваете у близкого Вам человека психическое расстройство (мы не берем экстренные ситуации, например, при выраженной агрессии, здесь уже вмешиваются полиция и медицинские работники), нельзя спорить. 

Желательно и не поддерживать болезненные заблуждения человека, постараться быть терпеливыми и заботливыми, уговорить близкого обратиться за медицинской помощью. К сожалению, в нашем обществе, когда речь идет о психиатрии, в большинстве случаев это вызывает усмешку, испуг, удивление, только не сочувствие и желание помочь больному человеку, тем более, если это относится к родственнику. Только потом, когда больной человек сможет почувствовать и даже понять, что помощь психиатра ему во благо, он сам потянется к ней.

На первоначальном этапе стоит попытаться уговорить человека успокоиться, оценить его степень адекватности (если раньше он доверял Вам, а сейчас безосновательно нет, понимает ли он Вас или находится весь в своих переживаниях и т.д.), понять, существуют ли угрозы для него и окружающих.

Насильно помочь человеку невозможно (недобровольная госпитализация в психиатрический стационар проводится только по решению суда), но сделать все возможное необходимо: привлечь родственников, которые правильно поймут и поддержат, авторитетных для больного людей, посоветоваться с врачом.

2 ситуация: пациента удалось привести к психиатру. Здесь могут быть 2 пути. Доктор поможет разобраться в ситуации, поставит диагноз, назначит лечение, даст рекомендации. Здесь все очень индивидуально. Но может быть и так, что врач дает рекомендацию, но ей не хочет следовать не только больной (в силу неадекватности), но и родственник.

Могу привести пример. Приводит к врачу-психотерапевту мать свою 20-летнюю дочь. У дочери болезненные ощущения в теле: кости по ее утверждению «ходят туда-сюда, проваливаются и больно». Обследовали все специалисты, проведены все исследования, в том числе МРТ, заболеваний никаких не обнаружено, симптомы не соответствуют предполагаемой физической патологии. 

Был поставлен диагноз психического заболевания, назначены препараты, через пару месяцев наступило значительное улучшение. Пациентка прекращает пить лекарства, через некоторое время приходит к врачу вместе с матерью, жалуется на ухудшение, уверяет, что лекарства не помогают, отказывается от помощи, выбегает из кабинета, мечется, говорит, что не хочет жить. Предлагается госпитализация, поскольку адекватные дозировки препаратов можно назначить только в стационаре, в ответ — категорический отказ. 

С трудом удается успокоить, уговорить сделать укол, соглашается возобновить прием лекарств. Врач предлагает матери вызвать психиатрическую бригаду для решения вопроса о госпитализации, в связи с суицидальным риском, на что получает ответ: «Ну убьет себя, значит судьба такая, я ее класть в психушку не буду». Под расписку отпущена домой. Мать звонит на следующей день, дочери становится немного лучше, затем пропадает на полгода. Снова звонок на личный телефон врача: дочь лежит в постели, не хочет вставать, жалуется на «движения в теле каких-то существ», вызывающих сильную боль. 

Даны рекомендации, больная наконец-то госпитализирована в психиатрический стационар с шизофренией. Выписана с улучшением, появилась критика к своему состоянию, подобрана адекватная терапия. 

Итог: к счастью, эта история закончилась благополучно, но пациентка промучилась несколько месяцев, пока мать поверила в необходимость госпитализации; пришлось назначать более тяжелые препараты, лечение затянулось.

Нет ничего страшного, если пациент отказывается от данного врача (например, пациент включил врача в свою бредовую систему) или сам врач понимает, что не сможет оказать адекватную помощь. Тогда необходимо привлечь коллег, направить в стационар, совместно с родственниками продумать варианты помощи и выбрать оптимальный. Бывает, что пациент возвращается после лечения, извиняется за свое поведение, поскольку не понимал болезненности и неадекватности на тот момент.

Не стоит менять специалистов (бывает ко мне приходят с десятками рекомендаций от разных врачей одной и той же специальности, что вызывает недоумение). Ну 2-3 мнения – это понятно, но больше 10!? Наиболее частая причина – не сразу помогают лекарства, побочные эффекты. 

Некоторые пациенты вскоре прекращают принимать лекарства, а многие заболевания хронические и требуют многомесячной, а то и многолетней поддерживающей терапии. Наступает закономерное ухудшение, новый врач не знает еще особенностей течения расстройства у данного больного, начинаются эксперименты с лечением, новый подбор медикаментов, формируется устойчивость к лечению, ранее эффективные препараты перестают действовать.

И еще: желательно, при первичном посещении врача принести если не все, то основные обследования, выписки, анализы. Психиатр – такой же врач, как и все остальные, и чем больше информации будет о пациенте, тем легче разобраться в диагнозе. Например, если у человека патология щитовидной железы, желательно принести последние анализы на гормоны, поскольку при изменении гормонального фона меняется и душевное состояние (раздражительность, нарушения сна, колебания настроения и т.д.). 

В ряде случаев антидепрессанты не только не нужны, а могут навредить, может быть стоит ограничиться назначениями эндокринолога и психотерапией. Пожилые люди, страдающие сахарным диабетом, могут путать события и даже вести себя неадекватно при повышении глюкозы в крови, здесь назначаемые нейролептики тоже не всегда необходимы.

3 ситуация: больной давно обследован, известен диагноз, но заболевание прогрессирует. Родственники начинают «искать чуда»: консультировать больного у ведущих специалистов, едут в главные научные центры, кто-то ищет помощи за границей.

У меня был ряд случаев, когда пациенты возвращались из США, Европы, Израиля и т.д. с жалобами, что было отказано в назначении препаратов, подобранных в России, либо просто лечение оказалось неэффективным, наступило ухудшение. Здесь я бы посоветовал найти специалиста, которому Вы доверяете и согласовывать с ним свои действия. Только вместе мы можем помочь больным людям оказать адекватную помощь и если не вылечить, то максимально возможно улучшить качество жизни.

4 ситуация: неизлечимо больной в конечной стадии. Бытует мнение, точнее очередной миф, что от психических болезней не умирают, однако психические заболевания – такие же, как и соматические (т.е. болезни тела), только болен мозг, независимо есть там видимый очаг (например, в следствие черепно-мозговой травмы поврежденный участок мозга) или нет. Например, выраженное прогрессирующее слабоумие, конечная стадия алкоголизма с полиорганными нарушениями, терминальная стадия при злокачественных формах шизофрении и другие. Здесь приходится решать индивидуально, в зависимости от конкретного случая.

«Если человека нельзя вылечить – это не значит, что ему нельзя помочь».

Если уж суждено умереть, это легче сделать среди любящих родственников на своей кровати, даже если человек ничего не понимает и никого не узнает. Но он ЧУВСТВУЕТ отношение к нему. Как чувствует маленький ребенок ласку матери, улыбается или плачет, когда мама ушла. Вы скажете – сравнение никакое, дети – это наше будущее, а здесь умирающий и ничего не понимающий человек. Да, это так, но надо понимать, что любой из нас может, не дай Бог, оказаться на месте этого человека…

Ухаживающие за больными

Ну и несколько слов о помощи для тех, кто ухаживает за больными. Здесь трудно давать конкретные рекомендации, ясно только одно: нельзя вставать в позицию ни спасателя, ни жертвы, нужно просто выполнять свой человеческий долг по мере сил и возможностей. Не забывайте про себя. 

Любой человек, проживающий с больным и тем более ухаживающий за ним, испытывает громадный личный и эмоциональный стресс. Поэтому следует подумать о том, как Вы будете справляться с болезнью в будущем. Разобравшись, как следует в собственных эмоциях, Вы сможете более эффективно справляться как с проблемами больного, так и с Вашими собственными проблемами. Вам, возможно, придется испытать такие эмоции, как горе, стыд, гнев, смущение, одиночество и другие.

Для некоторых людей, ухаживающих за больным, семья является лучшим помощником, другим она приносит лишь огорчения. Важно не отвергать помощь других членов семьи, если они располагают достаточным количеством времени, и не пытаться нести подчас нелегкое бремя ухода за больным одному. 

Если члены семьи огорчают Вас своим нежеланием помогать, или из-за недостатка сведений о данном расстройстве критикуют Вашу работу, Вы можете создать семейный совет для обсуждения проблем по уходу за больным. В частности, принять решение привлечь наемного работника, хотя бы на период времени, необходимый для Вашего отдыха и восстановления сил, и при необходимости, лечения.

И последнее. Не держите проблемы в себе. Ощутив, что Ваши эмоции являются в Вашем положении естественной реакцией, Вам будет легче справиться со своими проблемами. Не отвергайте помощь и поддержку других, даже если Вам кажется, что Вы их затрудняете. Даже сами психотерапевты (казалось бы, знающие, как максимально уменьшить стресс) часто имеют своего психотерапевта, и плохо тому врачу, который пренебрегает помощью своих коллег.

Информацию для Вас подготовил:

Аронов Павел Владимирович — врач-психиатр, психотерапевт, нарколог, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, доцент. Врач ведет прием в корпусе клиники на Бауманской.


пробанд-больная шизофренией женщина.Отец,брат и сестра пробанда здоровы.Со стороны отца у

блина помогите пожалуйста ​

В чем различие питания беззубки и прудовика​

Вставь пропущенные буквы в предложение: Всякое вещество состоит из ​

Иммунитет. Гуморальный и клеточный иммунитет Установи соответствие между типами иммунитета и механизмом их действия. Механизмы Гуморальный иммунитет/К … леточный иммунитет Лимфоциты образуют плазматические клетки. Плазмоциты образуют антитела. Антитела связываются с антигенами. Бактериальные клетки прикрепляются к фагоцитам. Фагоциты движутся к бактериальным клеткам. Лизосомы переваривают чужеродные вещества.

Срочно помогите решить

Изобразите в виде схемы кровеносную систему дождевого червя. Изобрази в виде схемы кровеносную систему молюсков и члистоногих. Изобразите в,виде схемы … кровеносную систему позвоночных. Можно фото ПОЖАЛУЙСТА МНЕ СРОЧНО НАДО

1. Опишите особенности и значение транспорт вещесть и растительных и от ор. Ответы сте в таблицу Перед жение веществ через флому Животные и усилечу п … омогите пжллл​

написать сообщение укрепление иммунитета​

Задание 1 Ниже указаны факторы, влияющие на интенсивность транспирации у растений. При помощи знака «+» укажите группу факторов, а также, какая зависи … мость между фактороми интенсивностью транспирации. Фактор Внешний фактор Внутренний Прямая Обратная фактор зависимость зависимость (чем больше (чем тем более больше…., тем интенсивна менее транспирация; интенсивная чем меньше…, транспирация; тем менее чем меньше…., интенсивная тем более транспирация) интенсивная транспирация) + + 0| Tемпература окружающей среды 1 Влажность почвы 2 Концентрация клеточного сока 3 Скорость ветра 4 Освещенность 5 | Возраст растения Задание 2 Дыхание – это совокупность реакций биологического окисления органических веществ с выделением энергии, необходимой для жизнедеятельности организма. Выделяют два основных типа дыхания: анаэробное и аэробное. Ниже представлены несколько уравнений анаэробного дыхания и одно уравнение аэробного дыхания А) С6Н12О6 2 C2H5OH+2CO2 +.. B) C6h2206 + 602————> 6СО2 + 6h3+….. C) C6h22O6 ———-> 2Ch4-CHOHCOOH + — 1. Укажите уравнение аэробного дыхания. 2. Запишите на месте пробелов количество АТФ, получаемое при данном тип дыхания. 3. Определите, какой тип дыхания является наиболее эффективным. помогите пжжжж сор срочно​

-Записать в тетрадь 10 цепочек питания, каждая из которых должна состоять из 5-6 звеньев (Подписать структуры экосистемы каждого звена ).​

Дома творился ад — кыргызстанка о жизни с матерью, больной шизофренией

Сейчас собеседница живет в России. Это решение далось ей нелегко, ведь на родине, в одном из сел Кыргызстана, остались ее сестра и мать, которой требуется постоянный уход, — у женщины шизофрения.

— Расскажите свою историю.

— Это началось в конце 1990-х годов. Мы жили втроем: мама, я и младшая сестра. Маме тогда было меньше, чем мне сейчас, — около 35 лет.

Трудное было время, многие люди остались без работы и средств к существованию. Чтобы нас прокормить, мама много трудилась, по ночам занималась выпечкой. Отец ушел из семьи. Наверное, это и стало одной из причин того, что случилось…

Я до сих пор не знаю, почему мама заболела шизофренией. Однозначного ответа на этот вопрос нет, в семье ни у кого такого заболевания не было. Возможно, беда была в том, что ей вовремя не оказали первую психологическую помощь.

— Какими были первые признаки болезни?

— Мама почти перестала спать, могла всю ночь просидеть в комнате, смотреть телевизор или слушать радио. Потом она начала разговаривать сама с собой. Затем стала совершать странные поступки, например, ходила к соседям разбираться по надуманным поводам. Постепенно странности в ее поведении начали замечать окружающие.

— Как они реагировали?

— Нужно отметить, что мы жили в селе, а не в городе. Мама и сестра живут там до сих пор. Нам повезло: у нас были очень понимающие соседи, которые знали маму с детства. К ее недугу они отнеслись с пониманием и сочувствием, хотя, конечно, страдали от ее поступков.

Мама часто ходила к соседям, что-то требовала, нападала на людей. К счастью, без топора, но очень агрессивно. Конечно, больше всего доставалось детям, то есть мне и сестре. Представьте, что вы находитесь под одной крышей с человеком, у которого обострение психической болезни, а у нас дома на дверях не было даже замков, чтобы закрыться…

— Как вы узнали о диагнозе?

— Соседи вызвали «скорую», мама некоторое время лежала в больнице… То, что у нее шизофрения, мне сказали только после третьей госпитализации. Тогда, в 90-х, положить человека в больницу было очень сложно. Мы каждый день приезжали туда, чтобы покормить маму, потому что питания там не было. К тому же надо было самим покупать лекарства и менять постель. Ситуация изменилась лет пять назад: стало проще и с лекарствами, и с питанием. Даже врачи сегодня говорят: «Ничего не приносите, у нас все есть».

— Каково жить бок о бок с человеком, у которого психическое заболевание? Ведь все, по сути, вращается вокруг него…

— Да, вся жизнь — это бесконечная тревога. Когда на телефоне высвечивался номер соседей, мое сердце начинало биться чаще. Просто так они звонить не будут — значит, мама опять что-то натворила. А вдруг она дом подожгла или поругалась с кем-нибудь? Это жизнь в постоянном напряженном ожидании того, что твой близкий человек может что-то сделать…

— У людей с шизофренией бывают периоды ремиссии, когда они приходят в себя и осознают, что больны. У вашей мамы такое было?

— Было только в начале заболевания. Ремиссия могла длиться примерно год-два. Она говорила нам: «Да, девочки, я болею, но вы не переживайте — буду пить лекарства, помогать вам, чем смогу». И она действительно пыталась, но последние десять лет таких просветов не было.

— Очевидно, что такой человек может быть опасен для окружающих и, конечно, для себя самого. Почему ваша мама живет дома, а не в больнице?

— Госпитализация людей с психическими заболеваниями — большая проблема. Общественность сегодня ратует за то, чтобы лечить таких пациентов на дому, в кругу семьи. Я все понимаю, но жить с этим бок о бок очень тяжело! Самое лучшее для больных и их близких — постоянное пребывание пациента в специализированной клинике под присмотром врачей.

— Есть стереотип, что в психиатрических больницах над пациентами издеваются, бьют их током…

— Я приезжала туда по работе, говорила с больными и врачами. Никогда не замечала, чтобы над кем-то издевались. Условия там мало чем отличаются от условий в обычных больницах.

— Так почему ваша мама жила не в клинике, а с вами?

— В очередной раз этот вопрос встал лет пять назад. За маму отвечают два человека — я и сестра. Я была только за то, чтобы положить маму в больницу, но сестра съездила в несколько таких учреждений и сказала, что там ужасные условия.

В этом году мы обе сдались и решили подыскать клинику для мамы. Выяснилось, что необходимо собрать много справок, но самое главное — на пациента не должна быть зарегистрирована никакая недвижимость. В этом и оказалась проблема: наш дом принадлежит маме, и его нельзя ни переоформить, ни перепродать.

— При чем тут недвижимость? Мы же говорим о человеке, у которого психическое заболевание!

— Если у него есть какое-то жилье, оно автоматически перейдет к этому учреждению. Можно госпитализировать пациента в Республиканский центр психического здоровья, но там больные проводят не больше двух месяцев в год. Пока мама находилась в РЦПЗ, мы отдыхали, а все остальное время дома были ад и кошмар.

Кроме того, очереди в психоневрологический интернат огромные. Чтобы попасть туда, нужно заплатить очень солидную сумму.

— А вы не боялись заболеть шизофренией? Все-таки этот недуг передается по наследству.

— Конечно, боялась. В период своей жизни от 30 до 40 лет я очень тщательно следила за здоровьем. Мы с сестрой понимаем, что это может проявиться, хотя врачи нас успокаивали — говорили, что, если до 30 лет признаков шизофрении нет, значит, все будет нормально.

— Что самое сложное для родственников таких пациентов?

— Рано или поздно они понимают, что больным с этим диагнозом все равно, где находиться. Они живут в своем мире. При этом родным надо осознать, что у них должна быть своя жизнь. Самое трудное — принять решение жить не только ради этого человека, но и для себя тоже.

— Как вы решились уехать в Россию, учитывая, что мама осталась в Кыргызстане?

— Она под присмотром моей сестры. Естественно, такое решение далось нелегко, но оно было вынужденным. Требовалось предпринять какие-то действия, чтобы обеспечить нормальную жизнь ребенку.

— Вы знаете, что я искала человека с шизофренией через Facebook. Наверное, видели, как много людей стали шутить на эту тему, советовали поискать таких в Жогорку Кенеше. Вас их шутки не обидели?

— На самом деле шизофрения — это совсем не смешно. Хотя со временем я стала относиться к шуткам спокойно. Я понимаю этих людей, ведь они никогда не сталкивались с подобной проблемой, и, дай бог, чтобы не столкнулись.

Обязательно почитайте репортаж из психиатрической больницы в Чым-Коргоне.

Замуж за шизофреника

Казалось бы, что можно взять от психа? В своё время я встречалась именно с парнем с диагнозом: не алкоголиком, не депрессивным, не биполярным. Я с самого начала знала, что он не такой, как все, но меня это не останавливало, а скорее, наоборот, привлекало. Меня впечатляло его абстрактное мышление: я люблю обэриутов и Хармса, а мой молодой человек мыслил так же.

Мы сходились на том, что во время прогулок придумывали разные интересные вещи: например, мы видели, что некоторые дома падали, если встать под определённым углом и смотреть определённым образом. В другой раз мы три часа сочиняли стихи, рифмуя всё, что видели. Правда, странные закономерности рискуют стать паранойей.

У него была повышенная чувствительность, секс был отличным и очень, так сказать, интересным. Он не думал о каких-то стереотипах и о том, как надо. И уж что точно — «крыша» в момент близости у него была на месте. 

Что касается всего остального, то минусов, конечно, много: проблемы с самоконтролем, волей, ответственностью. Особенно его срывало на почве алкоголя.

Чёрт его знает, как относиться к самому диагнозу «шизофрения». Учитывая, что 50% моих знакомых верят в теорию заговора, то шизофрения иногда и не самое страшное.

Светлана, 35 лет  

Что такое шизофрения? 

Психиатр, доктор медицинских наук и основатель клиники «Психическое здоровье» Виталий Минутко даёт следующее определение данному виду расстройства:

— Шизофрения — достаточно обширная группа психических расстройств, характеризующаяся разнообразным течением, наличием позитивной (бред, галлюцинации), негативной (апатия, безволие, погружённость в мир своих переживаний) и когнитивной (нарушение памяти, внимания и мышления) симптоматики, сочетающейся между собой в рамках определённых форм.

По словам специалиста, шизофрения встречается во всех странах и культурах. При этом на 1000 человек приходится 2—5 страдающих этим расстройством. 

Президент Независимой психиатрической ассоциации Юрий Савенко озвучил следующие цифры: 

— Сейчас на территории России проживает 1% людей (а это около 1,5 млн человек), чьё заболевание диагностировано как шизофрения. 

Соответственно, наткнуться на психически больного мужчину и случайно выйти за него замуж не так уж и сложно. 

Сумасшедший секс 

Есть мнение, что шизофреники обладают большей сексуальной силой и энергией, именно поэтому они становятся привлекательными для женщин. Но всё ли дело в сексе? 

Сексолог Дмитрий Новиков не считает, что существует прямая связь между шизофренией и сексуальной активностью, но высказывает своё предположение, почему такой миф столь популярен: 

— Часто мужчины с психическими расстройствами воспринимаются достаточно агрессивными и импульсивными. Мужчина-агрессор, который ставит себя выше и не контролирует своё поведение, не испытывает проблем с мужскими гормонами: ему хочется часто и много, у него повышенное либидо. Некоторые женщины с такого агрессивного поведения считывают черты лидера, доминатора. И даже если они понимают, что это социально опасно, на инстинктивном уровне это ассоциируется с тем, что мужчина — альфа-самец, лидер стаи, он сексуально привлекательный. Более спокойные заводят меньше. 

Семейный психолог Анна Чичина вообще полностью отрицает подобную взаимосвязь: 

— Как правило, больные шизофренией имеют затруднения в интимных контактах. У них наблюдается слабость и нарушение эрекции, быстрое семяизвержение, проблемы с оргазмом и половым влечением в целом. К тому же, нередко у шизофреников возникают извращения полового влечения. 

Значит, дело не в сумасшедшем сексе. Причина того, что женщины выходят замуж за нездоровых психически мужчин, кроется в другом.

Одна судьба 

Знаю одну положительную историю про своего коллегу. Ему сейчас 65, диагноз «шизофрения» у него стоит лет с 25. Всё это время он планово наблюдается у психиатра. И планово, раз в год, во время отпуска, ложится в хорошую клинику, корректирует состояние принимаемыми препаратами. Милейший человек! Автор сотни научных работ и четырёх вполне достойных поэтических сборников, член Союза писателей. Счастливо женат более 30 лет. Правда, детей они с женой вполне осознанно рожать не стали. Вроде и не наследственно, но кто знает? И водительских прав у него нет. Хотя в дееспособности его никто не ограничивал. 

Татьяна, 54 года 

Нередко женщины готовы связать свою жизнь с мужчинами, которые имеют подтверждённый диагноз с буквой F впереди. И со стороны эти женщины выглядят вполне нормальными. 

— Вступление в брак с людьми с подобной жизненной ситуацией не редкость, — подтверждает президент Независимой психиатрической ассоциации Юрий Савенко. — Но в первую очередь между будущими супругами должна быть полная открытость и добрая воля, ведь брак с шизофреником — большая ответственность.

По мнению семейного психолога Анны Чичиной, женщины прежде всего выбирают мужчину, который им близок по духу, с которым будет комфортно, а зона комфорта у каждого своя.

— Часто больные шизофренией увлечены философией и мистикой, любят порассуждать о жизни, о глобальных проблемах Вселенной. А женщинам нравятся мужчины, которые красиво говорят, — комментирует специалист.  

К тому же, как отмечает доктор медицинских наук Виталий Минутко, видов шизофрении бывает более 300 и около 30% случаев поддаются лечению при определённом течении болезни. Соответственно, у больного есть шанс создать нормальную и полноценную семью. Да, он меньше, чем у здорового мужчины, но он есть. 

— Тем не менее я не согласен с тем, что женщины сознательно выбирают себе в партнёры людей, больных шизофренией. Большинство женщин хотят видеть рядом с собой нормального и здорового мужчину, — говорит специалист.  

Семейный психолог Анна Чичина напоминает и о том, что если больной шизофренией признан недееспособным, то в брак он вступить не может.

Но чаще бывает так, что мужчины просто скрывают от своей возлюбленной диагноз, а когда брак уже состоялся, уйти от «любимого» становится сложнее.  

Обострение после брака 

Прожила в браке с мужчиной более трёх лет, полтора из которых были адом. При этом сначала никаких подозрений не было. Он был очень внимательным, красиво ухаживал, удивлял меня своими необычными поступками и действиями. Это и привлекало! 

Первый раз я что-то начала понимать, когда он после небольшого количества алкоголя резко изменился в лице и стал очень агрессивным. Я тогда решила, что переутомился. Но случаи стали учащаться. Наутро он ничего не помнил и пытался помириться, приносил цветы, дарил подарки.

Чашу моего терпения переполнил жуткий случай. Мы были дома, всё было спокойно, он был трезвым, готовил что-то на кухне. И вдруг он порезал палец, вскрикнул. Я спросила, в чём дело. И тут он как с цепи сорвался: носился за мной по квартире, брызгая кровью, и орал: «Ведьма, пей мою кровь, сука!»

Я убежала из дома в чём была, позднее забрала вещи. У него диагностировали шизофрению, развод я получила довольно быстро. 

Ангелина, 24 года

У моей подруги был муж — нормальный красивый мужик, офицер, заболевание выявилось уже после их женитьбы, причём много лет спустя, они уже двоих детей родили. А потом шизофрения стала проявляться, он жену чуть не убил, она детей в охапку и умотала от него, теряя тапки. Сейчас мужик в психушке лежит уже много лет. Наверное, всё-таки это заболевание прогрессирующее. Сначала вроде бы нормально себя человек ведёт, но с годами становится совсем плохо.

Лиза, 43 года

— Действительно, поведение таких людей неадекватно. Действия и поступки больных шизофренией сильно отличаются от обычного поведения здорового человека. Как правило, больные не могут объяснить, почему и зачем они так себя ведут, — подтверждает семейный психолог Анна Чичина. 

Чтобы на первых порах понять, что ваш избранник нездоров, можно обратить внимание на некоторые факторы. Правда, врач-психиатр Виталий Минутко считает, что диагностика по позам и мимике — очень относительная панацея. Тем не менее существуют некоторые исследования, свидетельствующие о том, что если у человека высокое нёбо, плоскостопие, несколько искривлённый позвоночник, то это может говорить о предрасположенности к шизофрении.

— Обычно движения у больного угловатые, резкие, импульсивные. Можно обратить на это внимание, — заключает специалист. 

Семейный психолог Анна Чичина указывает на поведенческие факторы:

— У шизофреников резко меняются увлечения и интересы. Причём новое хобби может быть очень странным или полностью противоположным тому, чем человек любил заниматься раньше. Симптоматикой также будет и фанатичный уход в религию. Смена религиозных убеждений и навязывание их другим — тоже тревожный сигнал.

Бывают и крайние стадии проявления болезни: человек может решить, что ему не нужно мыться, одеваться, жить в квартире, и уйти бродяжничать. Он отказывается от общения с друзьями, потому что те — нездоровы и не разделяют его мысли и идеи.

— Уменьшение количества социальных контактов является важным признаком, который сигнализирует о том, что помощь специалиста-психиатра необходима, — уточняет Анна Чичина.  

Помимо этого шизофрения может быть заразной. Об этом говорит врач-психиатр Виталий Минутко: 

— Некоторые случаи шизофрении — результат вирусных инфекций, например, мононуклеоза. Также это могут быть скрытые нейровирусные заболевания, которые провоцируют шизофрению. В качестве «заражения» опасно и индуцированное внушение, то есть когда больной передаёт и внушает свои бредовые мысли партнёру. 

В итоге в таком союзе страдают все: у родственников могут быть психосоматические расстройства из-за постоянного морального, материального и психологического напряжения. Помимо прочего у живущих с больным шизофренией человеком может обостриться язва двенадцатиперстной кишки, гипертония и другие заболевания.  

Жить с шизофреником под одной крышей просто опасно: его поведение может быть агрессивным и непредсказуемым. Вспомним хотя бы историю, где отец семейства убил всю свою семью, включая беременную супругу. Или историю о том, как няня, больная шизофренией, убила малолетнего ребёнка, за которым присматривала. 

В 22 года я узнала, что у моего парня шизофрения, и это изменило мою жизнь / AdMe

Ужасная история, очень Вам сочувствую, автор, надеюсь, он больше не появится в Вашей жизни. С психически больными людьми очень тяжело, не дай бог с ними строить семью — страдает и партнер такого человека, и дети. Вы правильно сделали, что ушли!

У меня психически больная мама, до моей школы она была милым и эмоционально теплым человеком, а потом начались приступы… А вместе с ними бредовые состояния — мама верила,

что все вокруг греховны, и нужно грехи из нас убрать болью или чтением проповедей. Вместе с этим шли осутствие сна — ее и всей семьи, побои, навязчивые идеи, агрессия на меня и на отца и не разумные требования и запреты — однажды был скандал с рукоприкладство за хождение по «неправильным» половицам на полу, например.

Мама нигде не работала, и в какой-то момент перестала готовить и следить за собой, почти не выходила из дома. Мой отец был запуган ее состоянием, и в итоге ему потребовалась большая встряска, чтобы развестись — он совершил попытку суицида почти на глазах у семьи, чтобы спасли. Отец забрал меня при разводе, мы уехали в другой город, но мама приезжала и начинала угрожать, плакать, манипулировать и сидеть под дверью. Встречала меня у дверей школы и просила уехать с ней, ведь бросать ее грех, потому что она без меня не виживет. Иногда она снова казалась адекватной и любящей.

Уговорила — когда мне было 16, я решила попробовать жить с мамой — переехала к ней и снова пошла в свою старую школу, работала официанткой, чтобы добавлять денег к ее зарплате уборщицей. Под новый год она нашла у меня в телефоне среди контактов номер одноклассника, которого звали также, как ее тогдашнего мужчину, начался приступ с агрессией и побоями, и в итоге она выгнала меня из дома — в зимней одежде, но без денег или телефона. Я отправилась на работу, попросила там позвонить у коллег-официантов, и попросила отца меня забрать.

Сейчас мне 28, я замужем, у меня отличная работа, которая мне нравится, но я все равно никогда не хожу в ее район (живу в том же городе). До 25 я не верила, что я нормальная, ждала проявления генетической шизофрении, не дождалась. Вылечила ПТСР с психотерапевтом, но психосоматические болезни не все ушли — экзема, пульпиты, аллергии, гастрит остались. Плюс смешанные в детстве позвонки дали осложнение в виде остеохондроза в 20 лет. С матерью ее общаюсь, хотя все остальные родственники, кроме мужа, говорят, что я предательница, и я должна помогать, заботиться, быть силелкой при ней. Ей 48, она взрослая и сильная женщина, И я понимаю, что, в случае приступа, справиться с ней я не смогу, а лечиться она ее хочет.

Может быть есть психически больные люди, которые принимают лекарства и посещают психиатрия добровольно, но если человек не хочет бороться с болезнью, то никакими стараниями со стороны не поможешь.

Психиатр рассказал, можно ли было предотвратить убийство ребенка в Вологде

В Вологде психически больная женщина заманила сладостями и мультиками к себе домой двух девочек; одной из подружек впоследствии удалось уйти, а тело второй нашли дома у подозреваемой со следами насильственной смерти. Подозреваемая 40-летняя Ульяна работала когда-то учительницей иностранных языков, и шизофрения у нее была выявлена только в прошлом году… Сколько же еще таких потенциальных убийц разгуливает на свободе?! Нашим детям угрожают не только насильники-мужчины, но и женщины, которым намного легче втереться в доверие к несмышленышам…

 Страшный кадр с камеры видеонаблюдения: женщина идет по улице с двумя девочками, они улыбаются, не ведая, что идут навстречу собственной смерти.  

 18 октября после двух суток поисков тело 9-летней девочки было найдено в квартире жительницы Вологды, той самой, которую засекла камера видеонаблюдения. Самой женщины на месте преступления не было. Как потом стало известно, после содеянного зверства подозреваемая в убийстве ребенка скрылась, выехав на поезде Вологда — Мурманск. По сообщению СУ СК, ее сняли с поезда в Карелии на станции Беломорск (это 800 км от места убийства) и поместили в медучреждение. 

Подозреваемой оказалась 40-летняя жительница Вологды Ульяна Ланская. Известно, что она окончила Вологодский государственный педагогический университет и даже работала когда-то учительницей иностранных языков. Но в прошлом году у нее  подтвердилась шизофрения, ее поставили на учет в ПНД  и лишили родительских прав, отобрав собственных двоих детей.  Местные жители сообщают, что после этого ее не раз видели гуляющей в Ковыринском парке на Витязе и якобы она следила за детьми на детской площадке, будто кого-то себе присматривала. 

 У Ланской имеется страница в соцсети, однако в «друзьях» у нее лишь бесконечные салоны красоты, мастера татуажа, «натяжные потолки», «шугаринг с выездом на дом» и торты на заказ. 

Подозреваемая Ульяна Ланская.

  Что касается погибшей девочки, то ее семья числилась неблагополучной и состояла на профилактическом учете. После случившегося у  матери и ее сожителя изъяли второго ребенка, 14-летнего сына.  

 Знакомая семьи погибшей девочки рассказала «МК», что мать занималась проституцией и «не то что пила, а прямо-таки бухала по-черному». Не удивительно, что пропажу дочки женщина заметила только сутки спустя…  

    –  Она родилась от одного мужчины, а ее брат – от другого, – сквозь слезы говорит знакомая семьи. – Я вчера весь день провела у них дома с опергруппой, участковым… Все искали, были все на нервах.

  – Мать хоть немного заботилась о дочери?

 – Заботилась всегда, хотя могла и поругать. Дочь, в целом, накормлена была, одета… Прекрасная девчушка, идеальный ребенок… Надеюсь, в раю мой ангелочек… 

 В отношении «всегда заботившейся» о дочке матери возбуждено два уголовных дела по статьям «Оставление в опасности» и «Халатность». Также к ответственности привлекут и органы опеки, которые вовремя не обнаружили, что ребенок живет в потенциально опасных условиях.

     Врач-психиатр высшей категории Виктор Ханыков объяснил «МК», можно ли по каким-то признакам понять, что шизофреник опасен для окружающих? 

 «Сам по себе диагноз шизофрения опасен лишь для самого пациента – перспективой нарастающих изменений личности, мышления, эмоциональной сферы, которые постепенно выводят человека из строя, нарушают социальные связи и в конце концов инвалидизируют. И значительная часть пациентов, страдающих этим заболеванием, не опасны для окружающих, хотя могут причинять дискомфорт своей неадекватностью, навязчивостью, упрямством. Но при наличии бредовых расстройств некоторых типов – бреда преследования, религиозного бреда, особенно  о грядущем конце света и неизбежных страданиях всех людей, пациенты могут приходить к выводам о необходимости уничтожения мнимых «преследователей» или тех, кто ими «управляет», или своих близких, чтобы «не мучились больше», или себя, подчас вместе с близкими. «Подсказать» агрессивные действия могут и галлюцинации, и надо понимать, что человеку очень сложно сопротивляться этим «приказам».  При ряде форм шизофрении быстро нарастает эмоциональный дефект – человек становится холоден, лишается способности к эмпатии, сочувствию. Такие пациенты могут быть агрессивны, прежде всего к близким, в ответ на какой-то раздражающий или не нравящийся им фактор. Все эти изменения обычно видны, особенно родственникам и друзьям.

Подозреваемая Ульяна Ланская.

 Насторожить должно изменение общения в сторону чаще замкнутости или высказывания каких-либо необычных идей, нарастающей таинственности человека, выполнение им каких-то странных действия, как правило, скрывая их от окружающих… Также повышенная задумчивость, отрешённость, периодическое «отключение» от ситуации, неоправданная печаль. Внезапная холодность и жестокость в высказываниях к своим детям, близким, в обращении с ними. Типичный признак галлюцинаций — беседы как бы с собой (если человеку не было свойственно «думать вслух», что бывает), внимательное «прислушивание» к чему-то. Всё это не означает, что человек опасен. Но стоит попытаться в доверительной беседе заставить его максимально раскрыться. И в случае проблемы – помочь ему принять решение пообщаться со специалистами.  

  Конечно, невозможно во всех случаях определить опасность. Надо стремиться, чтобы под внимание специалистов-психиатров попадали все заболевшие этой тяжёлой болезнью, которая, кстати, далеко не единственная способна привести к трагедии. Куда чаще опасность исходит от психопатических личностей. К сожалению, даже явно больного с бредом и галлюцинациями пациента очень сложно госпитализировать не добровольно, пока он не совершил явной агрессии или аутоагрессии. И в этом – порочность нынешнего подхода о «добровольности» лечения психиатрических пациентов. Мы свободу не больному даём, а болезни – свободу вредить пациенту, разрушать его личность, нанося ущерб и ему, и обществу, где он мог бы стать полноценным гражданином при своевременной помощи.

Рожать или не рожать при шизофрении? | Качество жизни

Существует около 200 версий причин возникновения эндогенного заболевания – шизофрении. Но самой убедительной мне представляется генетическая: рождаясь от обоих шизофреников, человек в почти 100 процентах случаев наследует болезнь.

А когда шизофреником является один из родителей, риск резко снижается и может составлять как 50, так и 35, и даже менее процентов. Но все же: рожать или не рожать?

Осознанное желание

Этот вопрос мне часто задают женщины, пациентки отделения, в котором я работаю вот уже 11 лет. Даже само наличие такого вопроса является для меня показателем относительной сохранности пациентки.

Судите сами, если психическое разрушение достигло высокого уровня, то никакой критики уже не бывает, либо бывает частичная или формальная. А тут такой зрелый вопрос, говорящий об ответственности женщины и ее способности к планированию будущего и принятию стратегически важных решений!

Обычно я спрашиваю: «А насколько сильно ваше желание стать мамой?»

По характеру ответа становится ясно, пытается ли женщина просто следовать общепринятой практике осуществления репродуктивной функции либо вне всякого «равнения на старших» она действительно хочет подарить миру нового человека и вложиться в его воспитание.

Мы начинаем прояснять, какова будет реакция женщины, если ребенок будет нездоровым?

Один из лучших ответов мне дала пациентка по имени Жанна, сказавшая: «Но ведь я уже сама «собаку съела» в вопросах психиатрии со своими двенадцатью госпитализациями! Неужели мне будет трудно помогать своему сыну или дочери, если они последуют моей дорогой? Уж дойду как-нибудь до психушки в часы посещений, принесу своему чаду вкусненького». В этом ответе много подлинной теплоты и материнского сострадания.

Таким, как Жанна, рожать не только можно, но и нужно: больным ли или здоровым окажется ребенок, мать уже изначально выражала готовность принять его любым.

Совсем другой ответ мне дала Света. Ей ребенок представлялся бонусом, который приведет к пожизненному материальному содержанию мужчиной. Таким, как Света, я обычно рекомендую не использовать детскую тематику в манипулятивном ключе, а лучше после выписки пойти на личную терапию и попытаться начать жить в опоре на себя.

Рассчитать силы

В любом случае решение принимает сама женщина и помешать ей в этом не может никто, и шизофрения не является помехой. Речь не всегда может идти только лишь о шизофрении, эндогенными расстройствами являются также расстройства аффективного спектра, например, биполярные депрессивные расстройства.

Но если госпитализаций было многовато (больше десяти), и женщина имеет группу инвалидности по психическому здоровью, ее могут абортировать прямо в стенах ПБ, не спрашивая на это ее согласия. Это, конечно, грустный факт, но к нему прибегают в крайнем случае и, что называется, по показаниям, при злокачественном протекании болезни.

Женщины, как правило, не возражают против прерывания беременности, потому что на каком-то глубоком уровне, даже утратив критику, все же понимают, что им не справиться с выращиванием ребенка самим. «На себя бы хватило сил», – как правило, говорят они. И это истинная правда, т.к. такие пациентки едва справляются с уходом за собой. Многое еще зависит от наличия либо отсутствия помогающих родственников и степени их заинтересованности в судьбе больной.

Настя, молодая женщина с диагнозом шизофрения, плохо справлялась с материнскими обязанностями по отношению к двум малолетним дочерям. Настина мама, вместо того, чтобы помочь и в качестве бабушки осуществить уход и заботу о внучках, поместила их в детский дом, а саму Настю лишила дееспособности. Женщину ожидает пожизненное  пребывание в интернате для психохроников.

Вот таким может быть «участие» родственников.

И все же решение о рождении ребенка должно принадлежать женщине, невзирая на наличие или отсутствие у нее психического диагноза, иначе мы можем прийти к идеологии фашизма. Чем гуманнее общество, тем выше уровень толерантности к тем, кто живет, выглядит и думает, отличаясь от группы нормы.

В случае наличия у вас психиатрического диагноза взвешивайте тщательнее все риски и собственные силы, так как может оказаться, что никто в вашем окружении не будет участвовать в воспитании ребенка.

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Женщины, страдающие шизофренией: критические проблемы

World J Psychiatry. 2018 9 ноября; 8 (5): 125–136.

Мэри В. Симан

Кафедра психиатрии, Университет Торонто, Институт медицинских наук, Торонто, ON M5P 3L6, Канада. [email protected]

Мэри В. Симан, Департамент психиатрии, Университет Торонто, Институт медицинских наук, Торонто, ON M5P 3L6, Канада. [email protected]; Вклад авторов: Симан М.В. является единственным автором и ответственным за все аспекты этой статьи; она не получила ни помощи, ни финансирования.

Для корреспонденции: Мэри В. Симан, доктор медицинских наук, FRCP (C), доктор медицины, заслуженный профессор, профессор кафедры психиатрии, Университет Торонто, Институт медицинских наук, # 605 260 Heath St. W., Торонто, ON M5P 3L6, Канада. [email protected]

Телефон: + 1-416-4863456

Поступила 18.07.2018; Пересмотрено 24 августа 2018 г .; Принято 11 октября 2018 г.

Авторские права © Автор (ы) 2018. Опубликовано Baishideng Publishing Group Inc. Все права защищены.

Эта статья находится в открытом доступе, она была выбрана штатным редактором и полностью рецензирована внешними рецензентами.Он распространяется в соответствии с некоммерческой лицензией Creative Commons Attribution (CC BY-NC 4.0), которая позволяет другим распространять, ремикшировать, адаптировать, использовать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на других условиях, при условии, что оригинальная работа правильно цитируется и используется в некоммерческих целях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Многие заболевания головного мозга, включая шизофрению, поражают мужчин и женщин неодинаково — более или менее часто, или в разное время жизненного цикла, или в разной степени тяжести.С учетом последних результатов в этой статье рассматривается работа моей исследовательской группы за последние 40 лет и подчеркиваются проблемы, которые остаются критически важными для оптимального ухода за женщинами с шизофренией, вопросы, которые частично совпадают с заботами и проблемами, но не идентичны им. мужчин с таким же диагнозом. Клиницисты должны быть внимательны не только к общим потребностям диагностических групп, но и к часто уникальным потребностям женщин и мужчин.

Ключевые слова: Шизофрения, женщины, гендерные различия, неудовлетворенные потребности

Основной совет: Шизофрения и связанные с ней расстройства по-разному выражаются у мужчин и женщин.Причинные факторы могут отличаться, как и выражение, время и тяжесть симптомов. Профилактика, течение болезни и реакция на лечение тесно связаны с полом.

ВВЕДЕНИЕ

Этот обзор посвящен моему опыту решения клинических проблем, критически важных для женщин с шизофренией. Моя работа в этой области началась много лет назад, и результаты постоянно обновляются по мере появления новой информации. Документ разделен на следующие основные разделы: потенциальные стратегии профилактики для женщин, необходимость ранней и точной диагностики, тревожные сложности системы психического здоровья, эффективное лечение шизофрении и предотвращение побочных эффектов, обеспечение доступа к профессиональному обучению и профессиональные возможности, внимание к стигме, членовредительству и суициду, необходимость поддержания физического, репродуктивного и эмоционального здоровья.Многие из этих проблем не специфичны ни для шизофрении, ни для женщин. Но прямо или косвенно все они влияют на здоровье и благополучие женщин, больных шизофренией.

В каждом из перечисленных выше разделов я ссылаюсь на свою собственную работу, а также на последние ключевые статьи из базы данных PubMed. Большинство из этих тематических областей продолжают оставаться в центре внимания интенсивных исследований, и многие вопросы еще не решены. В конце статьи в общих чертах излагаются будущие направления развития этой области.

СТРАТЕГИИ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ

Шизофрения определяется ее симптомами, которые, как считается, возникают в результате взаимодействия наследственных или новых генетических полиморфизмов de novo с воздействием стрессоров окружающей среды в критические периоды жизни человека.Детали конкретных генных мутаций, серьезность и характер факторов стресса, а также критическая хронология остаются в значительной степени неизвестными. Самый большой вклад в идентифицируемый риск заболевания — это наличие в анамнезе шизофрении у близких членов семьи [1]. Знание семейного анамнеза теперь можно комбинировать с оценками генетического риска по результатам сканирования всего генома, которые вместе дают ценную информацию об уязвимости человека перед шизофренией [2]. Тем не менее, когда дело доходит до профилактики, даже в эпоху кластерных регулярных коротких палиндромных повторов (широко известных как CRISPR) [3], невозможно отредактировать сотни генов, которые потенциально способствуют развитию шизофрении у любого человека.Даже если в будущем все подозрительные гены удастся устранить, серьезные этические проблемы сделают эту форму профилактики сомнительной [4,5].

Некоторые исследователи считают, что стратегии профилактики для мужчин и женщин должны различаться. Генетическая предрасположенность к шизофрении может быть, например, половой диморфизмом [6-8], хотя доказательства этого немногочисленны. С другой стороны, поскольку мужская и женская ДНК очень часто подвергаются несколько разным воздействиям окружающей среды, вполне может оказаться, что выключение и включение генов в определенных наборах клеток — области эпигенетики — относительно зависит от пола.Следовательно, развитие эпигенетики может однажды позволить предотвратить специфичную для пола экспрессию генов, вызывающих шизофрению [9,10]. Однако на данный момент генетическое консультирование женщин и мужчин [11] и индивидуальное консультирование по вопросам контрацепции [12] являются лучшими способами предотвращения передачи шизофрении на генном уровне.

Женщин с шизофренией, планирующих стать матерями и желающих предотвратить шизофрению у своих потомков, можно посоветовать (хотя это, конечно, непрактично) выбрать относительно молодых, но не слишком молодых, партнеров без семейного анамнеза психоза [13] и стратегически спланировать зачатие, чтобы избежать родов в конце зимы или ранней весной [14].Нет прямых доказательств того, что это сработает для предотвращения шизофрении в следующем поколении, но существует связь (которая не подразумевает причинно-следственной связи) между сезоном рождения и шизофренией у потомства. Возможная связь связана либо с воздействием инфекционных / иммунных факторов на плод и / или новорожденных, либо с недостатком солнечного света и низким уровнем витамина D. Сопутствующие профилактические меры включают адекватное питание во время беременности, а также добавки витамина D и фолиевой кислоты [15 ].Другие предложения для матерей с шизофренией по укреплению здоровья их младенцев: ограничение набора веса матери во время беременности, соответствующая иммунизация, низкие дозы антипсихотических препаратов (AP) во время беременности и кормления грудью, воздержание от табака, алкоголя и других веществ [16- 18], а также быстрое лечение инфекции и воспаления [19–21]. Уже давно признано, что дефицит питания, стресс и токсические вещества у беременных женщин повышают риск шизофрении у потомства [22-24].В последнее время считается, что инфекции, воспаление и иммунная реактивность являются серьезными факторами восприимчивости к шизофрении [21,25].

Акушерские осложнения представляют потенциальную опасность для мозга младенца. Они чаще встречаются в анамнезе родов у тех, у кого развивается шизофрения, чем у их психически здоровых сверстников, но неизвестно, возникают ли акушерские осложнения из-за предшествующих проблем с плодом или они являются результатом некачественной акушерской помощи [26,27]. Тем не менее, женщинам с шизофренией требуется образцовый уход во время беременности, родов и родоразрешения.Качество материнской заботы о маленьких детях также имеет решающее значение, поскольку ранние физические и психологические травмы были связаны (опять же, это ассоциация, которая, возможно, не способствует развитию) с более поздним развитием шизофрении [26,28,29]. Такую травму теоретически можно предотвратить с помощью групп поддержки родителей и обучения родителей, просвещения по вопросам здоровья семьи и мониторинга благополучия детей, но такие вмешательства требуют интенсивной совместной работы на уровне целых сообществ.

Дальнейшие теоретические возможности профилактики (полностью основанные на исследованиях ассоциации) заключаются в удержании детей в стране их рождения, поскольку миграция является фактором риска для шизофрении [30,31], проживая в сельских, а не городских частях страны [32 , 33], удерживая детей и подростков от алкоголя и наркотиков [34] и обучая их стратегиям регулирования эмоций (переоценка, принятие и переориентация [35]), чтобы предотвратить такие невзгоды, как дискриминация и социальное поражение, от кульминации параноидальных иллюзий [36] ].

Учитывая, что у женщин меньше, чем у мужчин, шизофрения заболевает (соотношение мужчин и женщин 2/1 в возрастной группе до 20 лет, хотя с возрастом расхождение имеет тенденцию выравниваться) [37], что «женский» гормон эстроген известен как нейропротектор [38,39], и что женщины особенно уязвимы к психозу в послеродовой период, когда уровень эстрогена резко падает [40], моя исследовательская группа в 1990-х годах предсказала, что среди женщин с шизофренией девочки с ранним При менархе (повышение уровня эстрогена в раннем пубертате) шизофрения наступает позже, чем у девочек, вступающих в половую зрелость в более старшем возрасте [41].Это именно то, что мы обнаружили в нашей клинике, и это открытие было воспроизведено некоторыми группами, но не всеми [42-44]. Если это верно, это наблюдение может привести к стратегиям набора веса [45], которые ускоряют менархе. Это, конечно, не предотвратит шизофрению, но может отсрочить ее начало у уязвимых женщин.

Знание о том, что периоды низкого эстрогена — это периоды особого риска для психотических эпизодов, особенно полезно для вторичной профилактики (предотвращения повторных эпизодов психоза) у женщин с диагнозом шизофрения.Рецидив можно предотвратить, увеличивая дозу АР в периоды низкого уровня эстрогена в месячный менструальный цикл [46,47], в послеродовой период [48], после менопаузы [49,50], всякий раз, когда прием эстрогена прекращается [51,52] ] или во время терапии антиэстрогенными препаратами [53,54]. Эти теоретические примеры предполагают, что эффективная профилактика шизофрении в будущем станет возможной с учетом пола [55,56], хотя в настоящее время это не так.

РАННЯЯ ТОЧНАЯ ДИАГНОСТИКА

Хорошо известно, что отсрочка обращения за лечением после появления психотических симптомов связана с нарушением ответа на лечение и относительно плохим прогнозом [57].Наша группа обнаружила, что в ходе ретроспективного интервью первый признак поведенческого расстройства, в конечном итоге ведущий к диагнозу шизофрении, возник примерно в одном возрасте у женщин и мужчин, но что предпсихотический продромальный период у женщин длился почти в два раза дольше [58]. . Продолжительность нелеченого психоза не различалась между двумя полами, но интервал между первым поведенческим признаком и первым лечением отличался — отставание составляло шесть лет для мужчин и девять лет для женщин [58]. Следствием этого открытия является то, что прогнозы должны определяться не только ранней диагностикой, но и другими факторами, поскольку результаты у женщин по сравнению с результатами у мужчин, несмотря на более длительный интервал без лечения, обычно лучше, по крайней мере, в репродуктивном возрасте [59, 60].Потенциальными факторами, благоприятствующими женщинам, помимо уровня эстрогена, являются преморбидное функционирование, которое в целом лучше, чем у преморбидных мужчин, более тесные дружеские отношения, более тесные семейные отношения, больший успех в учебе и относительное отсутствие злоупотребления психоактивными веществами [61–63].

Не менее важна скорость диагностики и ее точность. Диагностика ведет, по крайней мере теоретически, к лечению конкретного заболевания, хотя это не всегда верно в психиатрии, где категории болезней часто пересекаются и одни и те же методы лечения используются для разных диагностических объектов.Тем не менее, по моему клиническому опыту, диагнозы женщин часто меняются от депрессии до посттравматического стрессового синдрома, расстройства пищевого поведения, шизофрении и биполярного расстройства (не обязательно в таком порядке). Это может быть связано с тем, что к женщинам труднее применить критерии шизофрении из учебников, чем к мужчинам. У женщин не всегда проявляются характерные симптомы; у них мало «негативных» симптомов, мало когнитивных симптомов, и они редко проявляют сглаженный аффект [64-66]. До установления диагноза связанного с шизофренией расстройства женщины с психозом часто считаются страдающими расстройством настроения, тогда как у мужчин первым предварительным диагнозом часто является психоз, вызванный алкоголем или наркотиками [67].Дифференциальный диагноз, который у женщин иногда упускается, включает заболевание щитовидной железы, аутоиммунное заболевание, лечение кортикостероидами и голодание, связанное с анорексией. Все эти состояния гораздо чаще встречаются у женщин, чем у мужчин [68,69], и их необходимо исключить до постановки диагноза шизофрении.

СЛОЖНОСТЬ СИСТЕМЫ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Система психического здоровья в большинстве стран очень сложна, и люди, испытывающие психические расстройства, не знают, обращаться ли к врачам, социальным работникам, психологам или духовным консультантам.Семейные врачи могут или не могут распознать симптомы раннего психоза, и даже если они это сделают, они могут не знать, куда направить своих пациентов. Списки ожидания у различных специалистов в области психического здоровья часто бывают длинными. Посещения могут или не могут покрываться доступной страховкой. Службы навигации, которые помогают пациентам выявлять финансовые, языковые, культурные, логистические и образовательные препятствия на пути к психиатрической помощи и дают рекомендации по доступу, крайне необходимы как женщинам, так и мужчинам [70]. Пути оказания помощи различаются в зависимости от пола: акушеры и акушерки иногда служат посредниками для женщин, а консультанты и полиция чаще прокладывают маршруты оказания помощи мужчинам.

ЭФФЕКТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Известно, что лечение наиболее эффективно, когда оно индивидуализировано с учетом конкретных потребностей человека, которого лечат. Пол, возраст, семейное положение, место жительства, состояние здоровья и личные предпочтения — все это играет роль в определении оптимального вмешательства. Одним из примеров является процесс принятия решений относительно дозирования лекарств. У женщин репродуктивного возраста эффективные дозы препарата обычно могут быть ниже, чем дозы, рекомендованные для мужчин [71–75]. Способность женщин реагировать на более низкие дозы объясняется влиянием женских гормонов на абсорбцию и метаболизм АР препаратов, а также относительно увеличенным притоком крови к мозгу у женщин, несущим с собой больше лекарства к мишеням клеточных рецепторов [76].Присутствие эстрогена в месте рецептора дофамина помогает замедлить передачу дофамина [77], избыток которого считается причиной психотических симптомов.

Кроме того, поскольку препараты AP являются липофильными, а запасы жировой ткани у женщин в среднем больше, чем у мужчин, женщины хранят эти препараты в своем организме в течение сравнительно более длительных периодов времени. Это означает, что рецидив психоза после отмены препарата у женщин происходит не так быстро [78–80]. Это также означает, что теоретически интервалы между внутримышечными инъекциями АР депо женщинам могут быть больше, чем у мужчин, но специфические для пола интервалы между инъекциями АР депо еще не исследованы.

Еще одна причина, по которой дозы препаратов AP обычно могут быть ниже у женщин, чем у мужчин, заключается в том, что многие женщины принимают больше сопутствующих препаратов, чем мужчины, в частности, антидепрессанты, стабилизаторы настроения, анальгетики и контрацептивы или заменители гормонов, которые могут взаимодействовать и влияют на уровень АП в крови [78,81].

Важным аспектом фармакотерапии для женщин является то, что уровни женских гормонов меняются в течение месячного цикла, а также в репродуктивных фазах, таких как беременность, лактация и менопауза.Это влияет на требуемую дозировку препарата AP, , то есть ., будет необходимость в более высоких дозах во время фаз с низким уровнем эстрогена [47-50,82,83]. Дополнительные эстрогеновые или селективные модуляторы рецепторов эстрогена могут сделать лечение более эффективным и могут снизить дозы АП и, таким образом, помочь предотвратить побочные эффекты. Это относится к обоим полам, но особенно применимо к женщинам [84–90].

Помимо фармакотерапии, необходимо дифференцировать другие аспекты лечения шизофрении в зависимости от пола пациента, e.g ., лечение токсикомании, скрининг рака (груди, простаты, шейки матки) [91-96], вмешательства при сексуальной дисфункции [97-99], назначение контрацептивов [12], лечение сопутствующих заболеваний (например, остеопороз и сердечно-сосудистая помощь [ 100,101]), гарантии против домашнего насилия и виктимизации [102-108], скрининг на склонность к насилию [109], предоставление поддержки для родителей и вопросы опеки над детьми [110-112].

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ПОБОЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Эффективное лечение означает устранение симптомов и улучшение функций; в идеале это также означает отсутствие побочных эффектов.Побочные эффекты вызывают дистресс, мешают пациентам регулярно принимать необходимые им лекарства и часто наносят серьезный вред здоровью, возможно, даже способствуя высокому уровню смертности среди людей с шизофренией [113]. К сожалению, препараты АП имеют много побочных эффектов [114], и в среднем женщины страдают от них больше, чем мужчины [115, 116]. Женщины могут быть более уязвимы, чем мужчины, к побочным реакциям на лекарства, потому что дозы, рекомендуемые при поступлении лекарства на рынок, рассчитаны для мужчины весом 70 кг.

Есть хорошо известные гендерные различия в реакциях на лекарства. В недавнем исследовании более тысячи пациентов, страдающих психозами, вдвое больше женщин, чем мужчин, назвали свои побочные эффекты тяжелыми. В этом исследовании [117] женщины (чаще, чем мужчины) жаловались на следующие эффекты: проблемы с концентрацией, седативный эффект, нечеткое зрение, тошнота, запор, головокружение при вставании, учащенное сердцебиение, зуд, светочувствительность, повышенная пигментация, изменение веса, галакторея. и головная боль.

Женщины имеют уникальные факторы риска некоторых побочных эффектов ПП, таких как Torsade de Pointes [118], которая представляет собой форму желудочковой тахикардии, которая возникает у пациентов с относительно длинным интервалом QT. Интервал QT — это мера времени между началом зубца Q и концом зубца T на электрокардиограмме; это время, которое требуется сердцу, чтобы вернуться в нормальное состояние после деполяризации, которое в среднем у женщин в постпубертатный период длится дольше, чем у мужчин. По этой причине две трети Torsade de Pointes встречаются у женщин [118].При этом от болезней сердца умирает больше мужчин, больных шизофренией, чем женщин. Многое остается неизвестным о гендерных различиях в сердечно-сосудистой функции и сердечной реакции на терапевтические препараты.

Состояние гиперкоагуляции, вызванное ПД, повышает риск венозной тромбоэмболии, тромбоэмболии легочной артерии и нарушения мозгового кровообращения. Факторами риска этих осложнений являются использование оральных контрацептивов, а также заместительная гормональная терапия, беременность, состояние в ближайшем послеродовом периоде и акушерские осложнения [119].Однако таких факторов много, в том числе этническая [120]. Несмотря на множество сопутствующих факторов, беременные женщины, принимающие АР, имеют значительно более высокий риск венозной тромбоэмболии, чем беременные женщины в общей популяции [121, 122].

Что касается потенциала AP для повышения риска рака молочной железы через увеличение веса и пролактинемию, то решение по этому важному вопросу все еще отсутствует [94]. Однако известно, что уровень смертности от рака у женщин с шизофренией высок по сравнению с женщинами в общей популяции [95], хотя это не может быть отнесено на счет препаратов AP.Многие побочные эффекты AP, например, , например, , увеличение веса, пятна на коже и выпадение волос [123], отрицательно влияют на внешний вид (таблица) [124]. Женщины более чувствительны к такому воздействию, чем мужчины.

Таблица 1

Побочные эффекты нейролептиков, отрицательно влияющие на внешний вид [124]

9 отрицательные эффекты на репродуктивную функцию Они могут нарушать менструальный цикл [125], влиять на способность женщины к зачатию [126], повышать риск гестационного диабета [127], повышать риск преждевременных родов [127] и, попадая в грудное молоко, могут сделать грудное вскармливание риск для новорожденных от матерей, больных шизофренией [128]. Вторичный эффект гиперпролактинемии может приводить к гирсутизму, аменорее, галакторее, псевдоциезу [129] и остеопорозу [125].

Кроме того, пожилые женщины могут быть более подвержены поздней дискинезии (ПД), чем пожилые мужчины [114].Известно, что на распространенность ТП влияют не только возраст и пол, но и многие смешивающие факторы, такие как индивидуальная генетика [130], конкретный используемый АР, его доза, продолжительность лечения, употребление алкоголя, табака и марихуаны, этническая принадлежность. , точное определение TD, оценочная шкала, используемая для оценки TD, преобладающих симптомов (положительных или отрицательных) и наличия или отсутствия предшествующего повреждения головного мозга. Поскольку эстроген модулирует опосредованное дофамином поведение и защищает от вызванного окислительным стрессом повреждения клеток, вызванного длительным воздействием препаратов AP, одна из гипотез состоит в том, что, когда все смешивающие факторы находятся под контролем, распространенность TD равняется у женщин и мужчин до менопаузы и впоследствии становится выше у женщин [131].

Из-за половых различий в иммунитете женщины также более восприимчивы к агранулоцитозу, индуцируемому клозапином [132]. В целом пожилые люди, как мужчины, так и женщины, подвергаются относительно повышенному риску побочных эффектов всех лекарств [133].

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Женщины, страдающие шизофренией, так же, как и мужчины, хотят смысла в своей жизни. Смысл проявляется в нескольких формах: надежда на будущее, вера в то, что человек нужен, интерес к тому, что он делает, зарабатывание денег, участие в творчестве, преследование цели.В нашем исследовании пациентов клиник с давней шизофренией больше женщин, чем мужчин работали вне дома [134], вероятно, потому, что в то время в нашем регионе «женской» работы было больше. Наличие работы всегда зависит от времени, места и экономических условий. Бездомным, проживающим в пансионе или пансионе, или с родителями, женщинам с шизофренией не всегда доступна роль домохозяйки. Многие предпочитают возможности самозанятости [135] и ценят помощь в виде поддерживаемой занятости, индивидуального трудоустройства и товарищей по работе.Они приветствуют возможность учиться, работать волонтерами и помогать другим. Как и мужчинам, женщинам нужны творческие каналы для самовыражения, поскольку они ищут способы найти себе занятие по-настоящему [136].

СВОБОДА ОТ СТИГМЫ

Стигма (обесценивание и дискриминация с последующей потерей самоуважения) является серьезной проблемой при шизофрении [137]. Диагностический ярлык шизофрении сам по себе пугает многих людей, вызывая в воображении страхи опасности, неспровоцированного и неконтролируемого насилия, иррациональности и неизлечимости.Население в целом не всегда осознает тот факт, что страдающие шизофренией, особенно женщины, чаще становятся жертвами, чем виновниками насилия [138]. В разных исследованиях использовались разные определения как насилия, так и виктимизации, что затрудняло количественную оценку этих терминов в разных исследованиях. Было подсчитано, что в течение одного года от 11% до 52% лиц с серьезными психическими заболеваниями (ТПЗ) проявляют насилие в 2-8 раз чаще, чем среди населения в целом [139].То же исследование показало, что уровень виктимизации среди лиц с ТПЗ составляет от 20% до 42%, что в 23 раза выше, чем среди населения в целом. Совершение насилия и виктимизация являются факторами риска друг для друга и часто совпадают в одном и том же человеке. Интересно, что Desmarais et al [139] сообщили о более высоких показателях насилия среди женщин с ТПЗ, чем среди мужчин. Они предполагают, что это связано с тем, что насилие в этой группе населения чаще всего происходит в контексте близких родственников, и женщины с ТПЗ с большей вероятностью, чем мужчины, живут с семьей; следовательно, у них есть больше возможностей излить свой гнев на домашние жертвы, такие как мужья и родители.

Женщины с шизофренией слишком часто становятся жертвами сексуальной эксплуатации, домашнего насилия и случайного насилия [106-108]. Факторами риска являются возраст, место жительства и степень психопатологии, а также личностные и поведенческие факторы [140]. Факторы, способствующие совершению насилия, были описаны той же исследовательской группой, как злоупотребление психоактивными веществами, молодой возраст, бездомность, безработица, низкий уровень образования, низкий социально-экономический статус, принадлежность к этническому меньшинству, госпитализация в прошлом по поводу психоза, судимость в прошлом. насильственные преступления, личностные факторы и проживание в неорганизованных районах [140].Это факторы риска как для женщин, так и для мужчин, но чаще встречаются у мужчин.

В целом шизофрения — это сильно стигматизируемое заболевание, мужчины, возможно, страдают больше, чем женщины, из-за восприятия, что они склонны к насилию и неизбирательным действиям. Однако женщины страдают от особой формы стигмы — частого убеждения медицинских работников в том, что больные шизофренией не должны рожать детей и в случае беременности должны прибегать к аборту. Женщины с этим заболеванием широко считаются неспособными быть хорошими матерями, что делает дородовой уход более проблематичным, поскольку женщины боятся раскрыть, что они беременны, боятся, что их младенцы будут задержаны при рождении [141, 142].Медицинские работники могут не осознавать свое собственное дискриминационное отношение, которое часто непреднамеренно выражается словами и жестами [143]. Поиск эффективных способов борьбы с предвзятым отношением как к себе, так и к другим является критически важной проблемой для всех поставщиков медицинских услуг, которые лечат пациентов со стигматизированными заболеваниями.

Освобождение от мыслей о самоповреждении и самоубийстве

В контексте шизофрении триггерами мужской суицидальной активности (мысли, попытки и завершенное самоубийство) были описаны: (1) психотические симптомы и (2) перспектива хронической инвалидности, в то время как триггеры суицидальной активности у женщин в основном связаны с депрессией.Количество самоубийств среди мужчин в этой группе населения с возрастом сокращается, в то время как среди женщин дело обстоит иначе. В продольном исследовании уровень самоубийств у мужчин с 10,5% в первые два года после выписки из больницы снизился до 0% двадцать лет спустя, в то время как уровень самоубийств у женщин (6%) распределялся более равномерно в течение двадцати лет [144].

Самоубийства среди женщин с шизофренией не так редки (по сравнению с мужчинами), как среди населения в целом [145]. Клинические последствия заключаются в том, что как депрессию, так и злоупотребление психоактивными веществами необходимо энергично лечить у пациентов с шизофренией, поскольку и то, и другое способствует импульсивным актам самоповреждения.В условиях лечения суицидальные идеи часто бывают «заразными» [146], при этом одно завершенное самоубийство иногда вызывает серию дальнейших попыток членовредительства [147]. Индекс подозрительности должен быть высоким, а суицидальные мысли должны восприниматься серьезно [148].

ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ

Ожидаемая продолжительность жизни людей с шизофренией значительно меньше, чем у населения в целом, при этом 90% смертей связаны с физическими заболеваниями. Предполагается, что ранняя смертность при шизофрении является вторичной, если не самоубийством, то такими факторами образа жизни, как тяжелое курение, злоупотребление алкоголем и недостаток физической активности [149–151].Совсем недавно новое понимание связи между мозгом и кишечником [152] коснулось факторов питания. Кроме того, существует вероятность наличия общих генов восприимчивости между шизофренией и физическими заболеваниями, которые могут снизить качество жизни, связанное со здоровьем, и ускорить смерть, аутоиммунные заболевания (, например, ., Болезнь Крона, рассеянный склероз, системная красная волчанка, тип 1 диабет и язвенный колит), являющаяся одной из таких категорий болезней [153].

Социальные факторы ранней смерти критически важны для этой группы населения: бедность [154], бездомность [155], социальная изоляция [156], плохая гигиена [157], недоедание [158], воздействие токсичных веществ [159] и неблагоприятное обращение. эффекты [114].Высокая смертность от диабета, сердечно-сосудистых заболеваний и злокачественных новообразований частично может быть связана с относительным отсутствием скрининга, задержками в диагностике и неоптимальным лечением [94, 95, 160–162]. Javatilleke et al [163] завершают свой список причин потери ожидаемой продолжительности жизни при тяжелом психическом заболевании, указывая на то, что диапазон причин очень широк, причем многие предполагаемые причины различаются в зависимости от пола.

РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ

Репродуктивное здоровье включает сексуальное здоровье (либидо, сексуальная функция, способность устанавливать и поддерживать сексуальные отношения) [99,164,165], менструальное здоровье [47,125,166], сохранение фертильности [167,168], контрацепцию [12], пренатальный период уход [122], беременность [18,169], послеродовой уход [170] и поддержка в период лактации [171], группы поддержки и обучения для родителей, посещения на дому, поддержка сверстников, временный уход [111,112,172,173] и уход в период менопаузы [49,50,83,174] .

Клиницисты могут не осознавать, что во время беременности физиологические изменения, такие как задержка опорожнения желудка и повышение рН желудочного сока, увеличивают время, необходимое для достижения пиковых уровней АР-препаратов. Повышенный сердечный выброс увеличивает приток крови к печени и может ускорить выведение лекарства. Наблюдается общее увеличение содержания воды в организме, которое влияет только на гидрофильные препараты, такие как литий, а также увеличение липидного компартмента, что обеспечивает дополнительное пространство для хранения липофильных лекарств (включая АР).Приток крови к почкам увеличивается, как и скорость клубочковой фильтрации, что означает большую степень почечного клиренса. Концентрация альбумина в плазме снижается, поэтому в мозг поступает больше свободного лекарства. На активность ферментов влияет повышение гормонов беременности; одни ферменты подвержены большему воздействию, чем другие. Для большинства АП чистая концентрация в сыворотке крови в третьем триместре значительно снижается по сравнению с тем, что было в начале беременности. Исключение составляют оланзапин и клозапин, оба из которых инактивируются ферментом 1A2 цитохрома P450, активность которого снижается в течение 2 -го -го и 3 -го триместра беременности из-за повышения уровня эстрогена.Этот фермент также сильно индуцируется курением, и, поскольку женщины склонны сокращать курение сигарет во время беременности, активность этого фермента еще больше снижается. Следовательно, уровни оланзапина и клозапина в сыворотке крови повышаются во время беременности [175–177].

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОБЛАСТИ ВОПРОСА

Есть и другие области, вызывающие беспокойство у женщин с шизофренией. Некоторыми из них являются доступность кризисной поддержки [178], достижение восстановительного сна без кошмаров [179-182], безопасность лечебных учреждений [104,183], безопасность и доступность жилья [184], доступ к обучению навыкам. в новых технологиях [185] и помощи в решении экзистенциальных проблем [186,187].Принимая во внимание, что экзистенциальные вопросы, такие как свобода воли, личная идентичность, страхи за будущее, размышления о смертности, беспокойство о справедливости, поиск смысла жизни и отношения с другими, у мужчин и женщин схожи, по мере того как женщины стареют, они выражают больше опасений по поводу безопасности, в то время как пожилые мужчины чаще сообщают, что их не ценят и боятся, что они являются обузой для других. Внешний вид может иметь большее значение для идентичности женщин, чем мужчин [188] (таблица).

Таблица 2

Увеличение веса
Плохие зубы
Гирсутизм
Угри
Выпадение волос Слюноотделение
Невнятная речь
Блефароспазм
Паркинсоническая походка
Дискинезии
Недержание мочи

2

Многие из проблем, которые имеют решающее значение для оказания помощи женщинам с диагнозом шизофрения, возникают из-за неспособности признать различия между мужчинами и женщинами в этом заболевании.Половые различия основаны на диморфной структуре и функциях мозга, что особенно очевидно в дофаминергической системе, которая так важна для развития шизофрении [189]. Они управляются половыми гормонами, но также зависят, до степени еще не полностью изученной, от негонадных функций X- и Y-хромосом, потому что гены половых хромосом влияют на развитие мозга непропорционально их относительно небольшому количеству. Количество половых хромосом, паттерны инактивации Х-хромосомы, эффекты X-сцепленного импринтинга и косвенные эффекты половых хромосом на экспрессию аутосомных генов — все это вносит вклад в половые различия при нейропсихиатрических заболеваниях [190].

Будущие исследования половых различий при расстройствах мозга, таких как шизофрения, выиграют от более полного понимания причин половых различий и их влияния не только на мозг и поведение, но также на метаболические, сердечно-сосудистые, воспалительные и иммунные параметры. Эта область также должна лучше понимать сроки появления половых различий. Необходимы лонгитюдные исследования, отслеживающие процессы развития с течением времени. Необходимо лучше понять влияние полового созревания с его притоком половых гормонов на созревание мозга.Биологические половые различия необходимо отделить от влияния окружающей среды, что является важной проблемой для всех психических заболеваний. Половые различия в мозге, врожденные или вторичные по отношению к воздействию и обучению, создают дифференцированный риск или устойчивость, которая способствует или подавляет проявление конкретных симптомов, психиатрических диагнозов и их результатов.

Сноски

Заявление о конфликте интересов: Нет.

Источник рукописи: незапрашиваемая рукопись

Рецензирование началось: 18 июля 2018 г.

Первое решение: 2 августа 2018 г.

Статья в печати: 11 октября 2018 г.

Тип специальности: Психиатрия

Страна происхождения: Канада

Классификация отчета экспертной оценки

Оценка A (отлично): A, A

Оценка B (очень хорошо): 0

Оценка C (хорошо): 0

Оценка D (удовлетворительная): D

Оценка E (Плохо): 0

P- Рецензент: Hicks PB, Rajkowska G, Sobanski T. S- Редактор: Ji FF L- Редактор: Filipodia E- Редактор: Wu YXJ

Ссылки

1.Мюррей RM, Льюис SW, Ревли AM. К этиологической классификации шизофрении. Ланцет. 1985; 1: 1023–1026. [PubMed] [Google Scholar] 2. Лу И, Пуже Дж. Г., Андреассен О. А., Джурович С., Эско Т., Халтман К. М., Мецпалу А., Милани Л., Верге Т., Салливан П. Ф. Оценки генетического риска и семейный анамнез как предикторы шизофрении в Северных регистрах. Psychol Med. 2018; 48: 1201–1208. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Броковски С., Поллак М., Поллак Р. Исключение евгеники из CRISPR-Cas9. Этика Биол Анг Мед.2015; 6: 263–279. [Google Scholar] 6. Берген С.Е., О’Душлейн CT, Ли PH, Фаноус А.Х., Рудерфер Д.М., Рипке С. Международный консорциум по шизофрении, Шведский консорциум по шизофрении, Салливан П.Ф., Смоллер Дж. У., Перселл С. М., Корвин А. Генетические модификаторы и подтипы шизофрении: исследования возраста начала, степени тяжести, пола и семейного анамнеза. Schizophr Res. 2014; 154: 48–53. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Гольдштейн JM, Черкерзян S, Tsuang MT, Petryshen TL. Половые различия в генетическом риске шизофрении: история доказательств полоспецифичных и зависимых от пола эффектов.Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet. 2013; 162B: 698–710. [PubMed] [Google Scholar] 9. Кундакович М. Эпигенетика, специфичная для пола: значение для экологических исследований мозга и поведения. Curr Environ Health Rep., 2017; 4: 385–391. [PubMed] [Google Scholar] 10. Ратну VS, Emami MR, Bredy TW. Генетические и эпигенетические факторы, лежащие в основе половых различий в регуляции экспрессии генов в головном мозге. J Neurosci Res. 2017; 95: 301–310. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Costain G, Bassett AS.Клинические применения генетики шизофрении: генетическая диагностика, риск и консультирование в молекулярную эру. Appl Clin Genet. 2012; 5: 1–18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Симан М.В., Росс Р. Назначение противозачаточных средств женщинам с шизофренией. J Psychiatr Pract. 2011; 17: 258–269. [PubMed] [Google Scholar] 14. Эскотт-Прайс В., Смит Диджей, Кендалл К., Уорд Дж., Киров Дж., Оуэн М.Дж., Уолтерс Дж., О’Донован М.С. Полигенный риск шизофрении и сезон рождения в когорте Биобанка Великобритании.Psychol Med. 2018: 1–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Холлис Б.В., Джонсон Д., Халси Т.К., Эбелинг М., Вагнер К.Л. Добавки витамина D во время беременности: двойное слепое рандомизированное клиническое испытание безопасности и эффективности. J Bone Miner Res. 2011; 26: 2341–2357. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Симан М.В., Коэн Р. Служба для женщин с шизофренией. Psychiatr Serv. 1998. 49: 674–677. [PubMed] [Google Scholar] 17. Симан М.В. Профилактика заложена в услугах для женщин с шизофренией.Может J Психиатрия. 2008. 53: 332–341. [PubMed] [Google Scholar] 18. Симан М.В. Клинические вмешательства для женщин с шизофренией: беременность. Acta Psychiatr Scand. 2013; 127: 12–22. [PubMed] [Google Scholar] 20. Мейер У. Возрастное нейровоспаление и шизофрения. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2013; 42: 20–34. [PubMed] [Google Scholar] 21. Solek CM, Farooqi N, Verly M, Lim TK, Ruthazer ES. Активация материнского иммунитета при нарушениях нервного развития. Dev Dyn. 2018; 247: 588–619. [PubMed] [Google Scholar] 23.Ябленский А.В., Морган В., Зубрик С.Р., Бауэр С., Еллачич Л.А. Беременность, роды и неонатальные осложнения в популяции женщин с шизофренией и серьезными аффективными расстройствами. Am J Psychiatry. 2005. 162: 79–91. [PubMed] [Google Scholar] 24. ван Ос Дж., Селтен Дж. П. Пренатальное воздействие материнского стресса и последующей шизофрении. Вторжение в Нидерланды в мае 1940 года. Br J Psychiatry. 1998. 172: 324–326. [PubMed] [Google Scholar] 26. Бельбасис Л., Кёлер К.А., Стефанис Н., Стаббс Б., ван Ос Дж., Виета Э, Симан М.В., Аранго К., Карвалью А.Ф., Евангелу Э.Факторы риска и периферические биомаркеры расстройств шизофренического спектра: общий обзор метаанализов. Acta Psychiatr Scand. 2018; 137: 88–97. [PubMed] [Google Scholar] 27. Буоли М, Бертино V, Калдироли А, Добреа С, Серати М, Чапполино V, Альтамура AC. Действительно ли акушерские осложнения связаны с этиологией и течением шизофрении и расстройств настроения? Psychiatry Res. 2016; 241: 297–301. [PubMed] [Google Scholar] 28. Abajobir AA, Kisely S, Scott JG, Williams G, Clavarino A, Strathearn L, Najman JM.Жестокое обращение в детстве и галлюцинации в молодом возрасте, бредовые переживания и психозы: продольное исследование. Шизофр Бык. 2017; 43: 1045–1055. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Морган С., Фишер Х. Окружающая среда и шизофрения: факторы окружающей среды при шизофрении: детская травма — критический обзор. Шизофр Бык. 2007; 33: 3–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Hogerzeil SJ, van Hemert AM, Veling W, Hoek HW. Заболеваемость шизофренией среди мигрантов в Нидерландах: прямое сравнение подходов первого контакта и продольного регистра.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2017; 52: 147–154. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. ДеВилдер Дж. Э., Келлехер И., Лалэйн М., О Х, Линк Б. Г., Коянаги А. Связь урбанизма с психозом в странах с низким и средним уровнем образования. JAMA Psychiatry. 2018; 75: 678–686. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Plana-Ripoll O, Pedersen CB, McGrath JJ. Городская жизнь и риск шизофрении — новые исследования и старые гипотезы. JAMA Psychiatry. 2018; 75: 687–688. [PubMed] [Google Scholar] 34. Нильсен С.М., Тофтдаль Н.Г., Нордентофт М., Хьортой К.Связь между злоупотреблением алкоголем, каннабисом и другими запрещенными веществами и риском развития шизофрении: общенациональное исследование регистров населения. Psychol Med. 2017; 47: 1668–1677. [PubMed] [Google Scholar] 35. Lincoln TM, Sundag J, Schlier B., Karow A. Актуальность регуляции эмоций в объяснении того, почему социальная изоляция вызывает паранойю у людей с высоким клиническим риском психоза. Шизофр Бык. 2018; 44: 757–767. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Селтен Дж. П., Буидж Дж., Бувальда Б., Мейер-Линденберг А.Биологические механизмы, посредством которых социальная изоляция может способствовать этиологии психоза: обзор повествования. Schizophr Bull 2017. 43: 287–292. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. McGrath J, Saha S, Chant D, Welham J. Schizophrenia: краткий обзор заболеваемости, распространенности и смертности. Epidemiol Rev.2008; 30: 67–76. [PubMed] [Google Scholar] 38. Агиус М., Хокингс Х., Уилсон С., Лейн Д. Является ли эстроген нейропротекторным? Психиатр Дунай. 2009; 21 Приложение 1: 120–127. [PubMed] [Google Scholar] 39.Бранн Д.В., Дхандапани К., Вакаде С., Махеш В.Б., Хан М.М. Нейротрофические и нейропротекторные действия эстрогенов: основные механизмы и клинические последствия. Стероиды. 2007. 72: 381–405. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 40. Джонс I, Чандра П.С., Даззан П., Ховард Л.М. Биполярное расстройство, аффективный психоз и шизофрения при беременности и в послеродовом периоде. Ланцет. 2014; 384: 1789–1799. [PubMed] [Google Scholar] 41. Коэн Р.З., Симан М.В., Готовец А., Копала Л. Раннее половое созревание как предиктор более позднего начала шизофрении у женщин.Am J Psychiatry. 1999; 156: 1059–1064. [PubMed] [Google Scholar] 42. Килисаслан Э. Э., Эрол А., Зенгин Б., Четинай Айдын П., Мете Л. Связь между возрастом начала шизофрении и возрастом начала менархе. Noro Psikiyatr Ars. 2014; 51: 211–215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Ульспергер JM, Николас MA. Метааналитический обзор связи между временем полового созревания и психопатологией в подростковом возрасте: существуют ли половые различия в риске? Psychol Bull. 2017; 143: 903–938. [PubMed] [Google Scholar] 44.Руис А., Бланко Р., Сантандер Дж, Миранда Э. Взаимосвязь между половыми различиями в начале шизофрении и половом созревании. J Psychiatr Res. 2000; 34: 349–353. [PubMed] [Google Scholar] 45. Нванкво М., Данборно Б., Хамман В.О. Связь между индексом массы тела и сроками созревания. J Exp Clin Anat. 2015; 14: 95–100. [Google Scholar] 46. Халлонквист Дж. Д., Симан М. В., Ланг М., ректор Н. А. Различия в выраженности симптомов в течение менструального цикла у шизофреников. Биол Психиатрия. 1993; 33: 207–209. [PubMed] [Google Scholar] 47.Симан М.В. Менструальное обострение симптомов шизофрении. Acta Psychiatr Scand. 2012; 125: 363–371. [PubMed] [Google Scholar] 48. Симан М.В., Гупта Р. Выборочный обзор возрастных потребностей женщин с шизофренией. Clin Schizophr Relat Psychoses. 2015; 9: 21–29. [PubMed] [Google Scholar] 49. Бжезинский А, Бжезинский-Синай Н.А., Симан М.В. Лечение шизофрении во время менопаузы. Менопауза. 2017; 24: 582–588. [PubMed] [Google Scholar] 50. Симан М.В. Лечение шизофрении в период менопаузы. Maturitas.2012; 72: 117–120. [PubMed] [Google Scholar] 51. Чандра PS. Рецидив психоза, связанного с отменой эстрогена, после овариэктомии и терапии эстрогенами. Acta Psychiatr Scand. 2002; 106: 76; ответ автора 76–76; ответ автора 77. [PubMed] [Google Scholar] 52. Моффит О, Финдли Дж. Случай психоза с первым началом и повторных рецидивов, вызванных прекращением безрецептурной заместительной терапии эстрогенами у трансгендерной женщины. Гинекол Эндокринол. 2016; 32: 796–798. [PubMed] [Google Scholar] 53.Симан М.В. Преходящий психоз у женщин, принимающих кломифен, бромокриптин, домперидон и родственные эндокринные препараты. Гинекол Эндокринол. 2015; 31: 751–754. [PubMed] [Google Scholar] 54. Holka-Pokorska J, Piróg-Balcerzak A., Stefanowicz A. [«Психоз средней стимуляции» в процессе экстракорпорального оплодотворения с использованием цитрата кломифена и бромокриптина — пример из практики] Psychiatr Pol. 2014; 48: 901–916. [PubMed] [Google Scholar] 55. Григориадис С., Симан М.В. Роль эстрогена в шизофрении: значение для руководства по практике шизофрении для женщин.Может J Психиатрия. 2002; 47: 437–442. [PubMed] [Google Scholar] 56. Мендрек А., Стип Е. Половой диморфизм при шизофрении: есть ли необходимость в протоколах, основанных на гендерных признаках? Эксперт Rev Neurother. 2011; 11: 951–959. [PubMed] [Google Scholar] 57. Миллан MJ, Andrieux A, Bartzokis G, Cadenhead K, Dazzan P, Fusar-Poli P, Gallinat J, Giedd J, Grayson DR, Heinrichs M, et al. Изменение течения шизофрении: прогресс и перспективы. Nat Rev Drug Discov. 2016; 15: 485–515. [PubMed] [Google Scholar] 58. Коэн RZ, Gotowiec A, Seeman MV.Продолжительность этапов предварительного лечения при шизофрении: женщины и мужчины. Может J Психиатрия. 2000. 45: 544–547. [PubMed] [Google Scholar] 59. Ран М.С., Мао В.Дж., Чан С.Л., Чен Е.Ю., Конвелл Ю. Гендерные различия в результатах у людей с шизофренией в сельских районах Китая: 14-летнее последующее исследование. Br J Psychiatry. 2015; 206: 283–288. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60. Симан М.В. Текущие исходы при шизофрении: женщины против мужчин. Acta Psychiatr Scand. 1986. 73: 609–617. [PubMed] [Google Scholar] 61. Чайлдерс С.Е., Хардинг СМ.Пол, преморбидное социальное функционирование и отдаленные исходы шизофрении по DSM-III. Шизофр Бык. 1990; 16: 309–318. [PubMed] [Google Scholar] 62. Хэнлон М.С., Кэмпбелл Л.Э., Сингл N, Коулман С., Морган В.А., Хлопок С.М., Пятно HJ, Замок DJ. Мужчины и женщины, страдающие психозом, и влияние продолжительности болезни на половые различия: второе австралийское национальное обследование психозов. Psychiatry Res. 2017; 256: 130–143. [PubMed] [Google Scholar] 63. Ремингтон Г., Симан М.В. Шизофрения и влияние мужского пола.Clin Pharmacol Ther. 2015; 98: 578–581. [PubMed] [Google Scholar] 64. Heitz U, Studerus E, Menghini-Müller S, Papmeyer M, Egloff L, Ittig S, Navarra A, Andreou C., Riecher-Rössler A. Гендерные различия в первых самооцененных признаках и симптомах у пациентов с психическим состоянием повышенного риска и психоз первого эпизода. Ранняя интервальная психиатрия. 2017 [PubMed] [Google Scholar] 65. Симан М.В. Гендерный психоз: болезнь Зельды Фицджеральд. Med Humanit. 2016; 42: 65–69. [PubMed] [Google Scholar] 66. Thorup A, Petersen L, Jeppesen P, Ohlenschlaeger J, Christensen T., Krarup G, Jorgensen P, Nordentoft M.Гендерные различия у молодых людей с первым эпизодом расстройств шизофренического спектра на исходном уровне в датском исследовании OPUS. J Nerv Ment Dis. 2007; 195: 396–405. [PubMed] [Google Scholar] 67. Fiorentini A, Volonteri LS, Dragogna F, Rovera C, Maffini M, Mauri MC, Altamura CA. Психозы, вызванные употреблением психоактивных веществ: критический обзор литературы. Curr Drug Abuse Rev.2011; 4: 228–240. [PubMed] [Google Scholar] 68. Симан М.В. Не все психозы — это шизофрения, особенно у женщин. Clin Schizophr Связанные психозы.2007; 1: 77–82. [Google Scholar] 69. Симан М.В. Психоз у женщин: рассмотрите медицинские и психологические триггеры среднего возраста. Curr Psychiatry. 2010; 9: 64–68, 75–76. [Google Scholar] 70. Андерсон Дж. Э., Ларк СК. Путешествие по лабиринту психического здоровья и зависимостей: пилотный проект на уровне сообществ, посвященный новой роли в первичной психиатрической помощи. Ment Health Fam Med. 2009; 6: 15–19. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 71. Кроуфорд MB, DeLisi LE. Вопросы, связанные с половыми различиями в лечении антипсихотиками. Curr Opin Psychiatry.2016; 29: 211–217. [PubMed] [Google Scholar] 72. Ланге Б., Мюллер Дж. К., Левик FM, Бамб Дж. М.. Как гендер влияет на фармакотерапевтический подход к лечению психозов — систематический обзор. Эксперт Opin Pharmacother. 2017; 18: 351–362. [PubMed] [Google Scholar] 73. Rabinowitz J, Werbeloff N, Caers I, Mandel FS, Stauffer V, Ménard F, Kinon BJ, Kapur S. Детерминанты антипсихотического ответа при шизофрении: значение для практики и будущих клинических испытаний. J Clin Psychiatry. 2014; 75: e308 – e316. [PubMed] [Google Scholar] 74.Симан М.В. Гендерные различия в назначении антипсихотических препаратов. Am J Psychiatry. 2004. 161: 1324–1333. [PubMed] [Google Scholar] 75. Симан М.В. Гендерные различия при шизофрении. Может J Психиатрия. 1982; 27: 107–112. [PubMed] [Google Scholar] 76. Гур РЭ, Гур РЦ. Гендерные различия в регионарном мозговом кровотоке. Шизофр Бык. 1990; 16: 247–254. [PubMed] [Google Scholar] 77. Гордон Дж. Х., Горски Р. А., Борисон Р. Л., Даймонд Б. И.. Постсинаптическая эффективность дофамина: возможное подавление эстрогенами. Pharmacol Biochem Behav.1980; 12: 515–518. [PubMed] [Google Scholar] 78. Франкони Ф., Кампези И. Фармакогеномика, фармакокинетика и фармакодинамика: взаимодействие с биологическими различиями между мужчинами и женщинами. Br J Pharmacol. 2014; 171: 580–594. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 79. Симан М.В. Женщины и психоз. Womens Health (Лондон) 2012; 8: 215–224. [PubMed] [Google Scholar] 80. Смит С. Гендерные различия в назначении нейролептиков. Int Rev Psychiatry. 2010. 22: 472–484. [PubMed] [Google Scholar] 81. Marazziti D, Baroni S, Picchetti M, Piccinni A, Carlini M, Vatteroni E, Falaschi V, Lombardi A, Dell’Osso L.Фармакокинетика и фармакодинамика психотропных препаратов: влияние пола. CNS Spectr. 2013. 18: 118–127. [PubMed] [Google Scholar] 82. Гонсалес-Родригес А., Каталон Р., Пенадес Р., Руис Кортес В., Торра М., Симан М. В., Бернардо М. Антипсихотический ответ ухудшается с увеличением продолжительности постменопаузы у женщин с шизофренией. J Clin Psychopharmacol. 2016; 36: 580–587. [PubMed] [Google Scholar] 83. Гонсалес-Родригес А, Симан М.В. Фармакотерапия шизофрении у женщин в постменопаузе. Эксперт Opin Pharmacother.2018; 19: 809–821. [PubMed] [Google Scholar] 84. Kulkarni J, Gavrilidis E, Worsley R, Hayes E. Роль лечения эстрогенами в лечении шизофрении. Препараты ЦНС. 2012; 26: 549–557. [PubMed] [Google Scholar] 85. Кулькарни Дж., Гаврилидис Э., Уорсли Р., Ван Рейнен Т., Хейс Э. Роль эстрогена в лечении мужчин с шизофренией. Int J Endocrinol Metab. 2013. 11: 129–136. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 86. Лабад Дж., Марторелл Л., Уэрта-Рамос Е., Кобо Дж., Вилелла Е., Рубио-Абадаль Е., Гарсия-Парес Г., Креус М., Нуньес С., Ортега Л. и др.Фармакогенетическое исследование эффектов ралоксифена на негативные симптомы у женщин в постменопаузе с шизофренией: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Eur Neuropsychopharmacol. 2016; 26: 1683–1689. [PubMed] [Google Scholar] 87. Usall J, Huerta-Ramos E, Labad J, Cobo J, Núñez C, Creus M, Parés GG, Cuadras D, Franco J, Miquel E, et al. Ралоксифен в качестве дополнительного лечения для женщин в постменопаузе с шизофренией: 24-недельное двойное слепое рандомизированное параллельное плацебо-контролируемое исследование.Шизофр Бык. 2016; 42: 309–317. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 88. Weickert TW, Weickert CS. Ралоксифен улучшает познавательные способности при шизофрении: ложный результат или действительный эффект? Фронтальная психиатрия. 2017; 8: 202. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 89. Weiser M, Levi L, Burshtein S, Hagin M, Matei VP, Podea D, Micluția I, Tiugan A, Păcală B, Grecu IG, et al. Ралоксифен плюс нейролептики по сравнению с плацебо плюс антипсихотики у тяжело больных декомпенсированных женщин в постменопаузе с шизофренией или шизоаффективным расстройством: рандомизированное контролируемое исследование.J Clin Psychiatry. 2017; 78: e758 – e765. [PubMed] [Google Scholar] 90. Вонг Дж., Симан М.В., Шапиро Х. Отчет о клиническом случае: Ралоксифен у женщин в постменопаузе с психозом: предварительные результаты. Am J Гериатр Психиатрия. 2003. 11: 697–698. [PubMed] [Google Scholar] 91. Caton CL, Xie H, Drake RE, McHugo G. Гендерные различия в психотических расстройствах с одновременным употреблением психоактивных веществ. J Dual Diagn. 2014; 10: 177–186. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 92. Мартенс П.Дж., Чочинов Х.М., Прайор Х.Д., Франсу Р., Берланд Э; Необходимо знать команду.Отличаются ли показатели скрининга на рак шейки матки для женщин с шизофренией? Популяционное исследование Манитобы. Schizophr Res. 2009. 113: 101–106. [PubMed] [Google Scholar] 93. Симан М.В. Профилактика рака груди у женщин с шизофренией. Acta Psychiatr Scand. 2011; 123: 107–117. [PubMed] [Google Scholar] 94. Симан М.В. Профилактика и лечение рака груди у женщин с тяжелыми психическими заболеваниями. Int J Womens Health Wellness. 2017; 3: 064. [Google Scholar] 95. Симан М.В. Шизофрения и рак: низкая заболеваемость, высокая смертность.Res J Oncol. 2017; 1: 6. [Google Scholar] 96. Торри Э. Ф. Рак простаты и шизофрения. Урология. 2006. 68: 1280–1283. [PubMed] [Google Scholar] 97. Бассон Р., Гилкс Т. Женская сексуальная дисфункция, связанная с психическими расстройствами, и их лечение. Женское здоровье (Лондон) 2018; 14: 1745506518762664. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 98. Симан М.В. В центре внимания участие братьев и сестер в лечении шизофрении. Психиатрия. 2013; 76: 311–322. [PubMed] [Google Scholar] 99. Симан М.В., Бенеш С. Сексуальные проблемы в женской клинике шизофрении.Сексологии. 2000; 34: 12–15. [Google Scholar] 101. Hung OY, Titterington JS, Wenger NK. Развитие сердечно-сосудистой помощи для женщин: десятилетие прогресса. Кардиол будущего. 2015; 11: 275–279. [PubMed] [Google Scholar] 102. де Фрис Б., ван Бушбах Д.Т., ван дер Стоув Э.К.Д., Алеман А., ван Дейк Д.Дж.М., Лисакер П.Х., Арендс Дж., Нейман С.А., Пийненборг Г.Х. Уровень распространенности и факторы риска виктимизации у взрослых пациентов с психотическим расстройством: систематический обзор и метаанализ. Шизофр Бык. 2018 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 103.Кулькарни Дж., Галлетли С. Повышение безопасности женщин в психиатрических отделениях. Aust N Z J Psychiatry. 2017; 51: 192–194. [PubMed] [Google Scholar] 104. Симан М.В. Однополые психиатрические услуги по защите женщин. Здоровье женщин Medscape. 2002; 7: 4. [PubMed] [Google Scholar] 105. Симан М.В. Плохо, обременено или больно? Характеристика супругов женщин, больных шизофренией. Int J Soc Psychiatry. 2013; 59: 805–810. [PubMed] [Google Scholar] 106. Симан М.В. Сексуальная эксплуатация женщин, больных шизофренией. Am Res J Addict Rehab.2018; 2: 1–8. [Google Scholar] 107. Симан М.В. Сексуальная эксплуатация женщины, больной шизофренией. J Clin Cases. 2018; 1: 1–6. [Google Scholar] 108. Ван Дейнс ТБ, Мэйси Р.Дж., Каддебэк Г.С., Оллман А.Дж. Насилие со стороны интимного партнера и сексуальное насилие среди женщин с серьезными психическими заболеваниями: обзор распространенности и факторов риска. J Soc Work. 2018; (20): 146801731876642. [Google Scholar] 109. Rund BR. Связь между шизофренией и насилием. Schizophr Res. 2018; pii: S0920–9964 (18) 30123-3. [Google Scholar] 110.Lau AS. Обоснование выборочной и направленной культурной адаптации основанных на фактических данных методов лечения: примеры обучения родителей. Clin Psychol Sci Pract. 2006; 13: 295–310. [Google Scholar] 111. Симан М.В. Проблемы воспитания у матерей с шизофренией. Curr Womens Health Rev.2010; 6: 51–57. [Google Scholar] 112. Симан М.В. Вмешательство для предотвращения потери опеки над ребенком у матерей с шизофренией. Лечение Schizophr Res. 2012; 2012: 796–763. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 113. Ральф С.Дж., Эспине А.Повышение общей смертности от приема антипсихотических препаратов: обновленный обзор и метаанализ по деменции и общей психиатрической помощи. J. Alzheimers Dis Rep., 2017; 1: 1–25. [Google Scholar] 114. Solmi M, Murru A, Pacchiarotti I, Undurraga J, Veronese N, Fornaro M, Stubbs B, Monaco F, Vieta E, Seeman MV и др. Безопасность, переносимость и риски, связанные с нейролептиками первого и второго поколения: современный клинический обзор. Ther Clin Risk Manag. 2017; 13: 757–777. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 116.Симан М.В. Шизофрения: женщины несут непропорционально много побочных эффектов антипсихотических препаратов. J Am Psychiatr Nurses Assoc. 2010; 16: 21–29. [PubMed] [Google Scholar] 117. Iversen TSJ, Steen NE, Dieset I, Hope S, Mørch R, Gardsjord ES, Jørgensen KN, Melle I, Andreassen OA, Molden E, et al. Бремя побочных эффектов нейролептиков в реальной жизни — Влияние пола и полипрагмазии. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2018; 82: 263–271. [PubMed] [Google Scholar] 118. Йоханнесен Л., Гарнетт С., Луо М., Таргум С., Соренсен Дж. С., Мехротра Н.Количественное понимание удлинения интервала QT и пола как факторов риска torsade de pointes. Clin Pharmacol Ther. 2018; 103: 304–309. [PubMed] [Google Scholar] 119. Чоу В., Реддел С., Пеннингс Г., Скотт Э., Паскуалон Т., Нг А.С., Йео Т., Курноу Дж., Критаридес Л. Глобальная гиперкоагуляция у пациентов с шизофренией, получающих длительную антипсихотическую терапию. Schizophr Res. 2015; 162: 175–182. [PubMed] [Google Scholar] 120. Лазо-Лангнер А., Лю К., Шариф С., Гарг А. Х., Рэй Дж. Иммиграция, регион происхождения и эпидемиология венозной тромбоэмболии: популяционное исследование.Res Pract Thromb Haemost. 2018; 2: 469–480. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 121. Jönsson AK, Schill J, Olsson H, Spigset O, Hägg S. Венозная тромбоэмболия во время лечения нейролептиками: обзор текущих данных. Препараты ЦНС. 2018; 32: 47–64. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 122. Вигод С.Н., Курдяк П.А., Деннис К.Л., Грунейр А., Ньюман А., Симан М.В., Рочон П.А., Андерсон Г.М., Григориадис С., Рэй Дж. Материнские и новорожденные исходы среди женщин с шизофренией: ретроспективное популяционное когортное исследование.BJOG. 2014; 121: 566–574. [PubMed] [Google Scholar] 123. Симан М.В. Состояние кожи и волос у женщин с шизофренией или родственными заболеваниями. Womens Health Res. 2018; 2: 14–28. [Google Scholar] 124. Симан М.В. Нейролептики и физическая привлекательность. Clin Schizophr Relat Psychoses. 2011; 5: 142–146. [PubMed] [Google Scholar] 125. Чжан-Вонг Дж. Х., Симан М. В.. Антипсихотические препараты, регулярность менструального цикла и риск остеопороза. Arch Womens Ment Health. 2002; 5: 93–98. [PubMed] [Google Scholar] 126. Карриер GW, Симпсон GM.Антипсихотические препараты и фертильность. Psychiatr Serv. 1998. 49: 175–176. [PubMed] [Google Scholar] 127. Галбалли М., Снеллен М., Пауэр Дж. Антипсихотические препараты во время беременности: обзор их воздействия на мать и плод. Ther Adv Drug Saf. 2014; 5: 100–109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 128. Джентиле С. Младенческая безопасность при антипсихотической терапии при грудном вскармливании: систематический обзор. J Clin Psychiatry. 2008; 69: 666–673. [PubMed] [Google Scholar] 130. Зай С.К., Маес М.С., Тивари А.К., Зай Г.К., Ремингтон Дж., Кеннеди Дж. Л..Генетика поздней дискинезии: многообещающие выводы и пути вперед. J Neurol Sci. 2018; 389: 28–34. [PubMed] [Google Scholar] 131. Turrone P, Seeman MV, Silvestri S. Активация рецептора эстрогена и поздняя дискинезия. Может J Психиатрия. 2000. 45: 288–290. [PubMed] [Google Scholar] 132. Hollingworth SA, Winckel K, Saiepour N, Wheeler AJ, Myles N, Siskind D. Отчеты о побочных эффектах нейтропении, миокардита и кардиомиопатии, связанных с клозапином, в Австралии за 1993-2014 гг. Психофармакология (Berl) 2018; 235: 1915–1921.[PubMed] [Google Scholar] 133. Симан М.В. Профилактика антипсихотических побочных эффектов у пожилых людей. J Ment Health Aging. 2018; 2: 24–28. [Google Scholar] 135. Острув Л., Немек П. Б., Смит С. Самостоятельная занятость людей с психическими расстройствами: преимущества и стратегии. J Behav Health Serv Res. 2018 [PubMed] [Google Scholar] 136. Hammell KW. Измерения смысла занятий повседневной жизни. Может ли J Occup Ther. 2004. 71: 296–305. [PubMed] [Google Scholar] 137. Link BG, Phelan JC. Осмысление стигмы.Энн Рев Социол. 2001. 27: 363–385. [Google Scholar] 138. Халифе Х., Джонсон С., Ховард Л.М., Боршманн Р., Осборн Д., Дин К., Харт С., Хогг Дж., Моран П. Насильственные и ненасильственные преступления против взрослых с тяжелыми психическими заболеваниями. Br J Psychiatry. 2015; 206: 275–282. [PubMed] [Google Scholar] 139. Десмарайс С.Л., Ван Дорн Р.А., Джонсон К.Л., Гримм К.Дж., Дуглас К.С., Шварц М.С. Совершение насилия в обществе и виктимизация среди взрослых с психическими заболеваниями. Am J Public Health. 2014; 104: 2342–2349. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 140.Ламсма Дж., Харт Дж. М.. Насилие при психозе: концептуализация его причинно-следственной связи с факторами риска. Агрессивное агрессивное поведение. 2015; 24: 75–82. [Google Scholar] 141. Krumm S, Checchia C, Badura-Lotter G, Kilian R, Becker T. Отношение специалистов в области психического здоровья к желанию пациентов иметь детей. BMC Med Ethics. 2014; 15:18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 142. Джеффри Д., Клемент С., Коркер Е., Ховард Л. М., Мюррей Дж., Торникрофт Г. Дискриминация в отношении отцовства, о которой сообщают пользователи общественных психиатрических служб в Великобритании: анализ структуры.BMC Psychiatry. 2013; 13: 120. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 143. Топор А., Бё Т.Д., Ларсен И.Б. Мелочи, микроутверждения и полезные профессионалы, ориентированные на повседневное выздоровление, для людей с проблемами психического здоровья. Community Ment Health J. 2018 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 144. Kaplan KJ, Harrow M, Clews K. Двадцатилетняя траектория суицидальной активности среди постбольничных психиатрических мужчин и женщин с расстройствами настроения и шизофренией. Arch Suicide Res.2016; 20: 336–348. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 145. Симан М.В. Суицид среди женщин с расстройствами шизофренического спектра. J Psychiatr Pract. 2009. 15: 235–242. [PubMed] [Google Scholar] 146. Симан М.В. Группа мэрилин монро и эффект вертера. Case Rep J. 2017; 1: 4. [Google Scholar] 147. Симан М.В. Влияние суицида на сопутствующих пациентов. Psychiatr Q.2015; 86: 449–457. [PubMed] [Google Scholar] 148. Бродский Б.С., Спруч-Фейнер А., Стэнли Б. Модель нулевого самоубийства: применение научно обоснованных практик предотвращения самоубийств к клинической помощи.Фронтальная психиатрия. 2018; 9:33. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 149. Браун С., Бертвистл Дж., Роу Л., Томпсон С. Нездоровый образ жизни людей с шизофренией. Psychol Med. 1999; 29: 697–701. [PubMed] [Google Scholar] 150. Моради Х., Харви П.Д., Хеллдин Л. Корреляты факторов риска сокращения продолжительности жизни при шизофрении: возможно ли разработать профиль предиктора? Schizophr Res. 2018 [PubMed] [Google Scholar] 151. Симан М.В. Показатель исхода при шизофрении: смертность. Может J Психиатрия.2007; 52: 55–60. [PubMed] [Google Scholar] 153. Северанс Е.Г., Дикерсон Ф.Б., Йолкен Р.Х. Аутоиммунные фенотипы при шизофрении открывают новые цели лечения. Pharmacol Ther. 2018; 189: 184–198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 154. Босуорт Б. Растущее неравенство в смертности по социально-экономическому статусу. Annu Rev Public Health. 2018; 39: 237–251. [PubMed] [Google Scholar] 155. LePage JP, Bradshaw LD, Cipher DJ, Crawford AM, Hoosyhar D. Влияние бездомности на использование услуг здравоохранения ветеранами: оценка независимости от сопутствующих заболеваний.Здравоохранение. 2014; 128: 985–992. [PubMed] [Google Scholar] 156. Коэн С. Социальные отношения и здоровье. Am Psychol. 2004. 59: 676–684. [PubMed] [Google Scholar] 157. Батлер-Джонс Д., Вонг Т. Инфекционные заболевания, социальные детерминанты и необходимость межсекторальных действий. Can Commun Dis Rep. 2016; 42: S118 – S120. [PubMed] [Google Scholar] 158. Тисдейл С.Б., Самарас К., Уэйд Т., Джарман Р., Уорд ПБ. Обзор проблем питания, с которыми сталкиваются люди, живущие с тяжелыми психическими заболеваниями: роль диетологов в устранении пробелов в физическом здоровье.J Hum Nutr Diet. 2017; 30: 545–553. [PubMed] [Google Scholar] 159. Дики Б., Норманд С.Л., Вайс Р.Д., Дрейк Р.Е., Азени Х. Медицинские заболевания, психические заболевания и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. Psychiatr Serv. 2002; 53: 861–867. [PubMed] [Google Scholar] 160. Аттар Р., Берг Йохансен М., Валентин Дж. Б., Аагард Дж., Дженсен С. Е.. Лечение после инфаркта миокарда у больных шизофренией. PLoS One. 2017; 12: e0189289. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 161. Холт Р.И., Митчелл А.Дж. Сахарный диабет и тяжелые психические заболевания: механизмы и клинические последствия.Nat Rev Endocrinol. 2015; 11: 79–89. [PubMed] [Google Scholar] 162. Лоуренс Д., Кисели С. Неравенство в предоставлении медицинской помощи людям с тяжелыми психическими заболеваниями. J Psychopharmacol. 2010; 24: 61–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 163. Jayatilleke N, Hayes RD, Dutta R, Shetty H, Hotopf M, Chang CK, Stewart R. Вклад конкретных причин смерти в потерю ожидаемой продолжительности жизни при тяжелом психическом заболевании. Eur Psychiatry. 2017; 43: 109–115. [PubMed] [Google Scholar] 164. де Бур М.К., Кастелейн С., Вирсма Д., Шуверз Р.А., Кнегтеринг Х.Факты о сексуальной (дис) функции при шизофрении: обзор клинически значимых результатов. Шизофр Бык. 2015; 41: 674–686. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 165. Симан М.В. Потеря либидо у женщины с шизофренией. Am J Psychiatry. 2013; 170: 471–475. [PubMed] [Google Scholar] 166. Вонг Дж., Симан М.В. Пролактин, нарушения менструального цикла, качество жизни. Schizophr Res. 2007. 91: 270–271. [PubMed] [Google Scholar] 167. Симан М.В. Аменорея, вызванная антипсихотиками. J Ment Health. 2011; 20: 484–491.[PubMed] [Google Scholar] 168. Вигод С. Н., Симан М. В., Рэй Дж. Г., Андерсон Г. М., Деннис С. Л., Григориадис С., Грунейр А., Курдяк П. А., Рочон П. А.. Временные тенденции в общих и повозрастных коэффициентах фертильности среди женщин с шизофренией (1996–2009 годы): популяционное исследование в Онтарио, Канада. Schizophr Res. 2012; 139: 169–175. [PubMed] [Google Scholar] 169. Миллер LJ. Сексуальность, репродуктивность и планирование семьи у женщин с шизофренией. Шизофр Бык. 1997. 23: 623–635. [PubMed] [Google Scholar] 170. Вигод С.Н., Рочон-Терри Дж., Фунг К., Грунейр А., Деннис С.Л., Григориадис С., Курдяк П.А., Рэй Дж. Г., Рочон П., Симан М. В..Факторы, связанные с послеродовой госпитализацией в популяционной когорте женщин с шизофренией. Acta Psychiatr Scand. 2016; 134: 305–313. [PubMed] [Google Scholar] 171. Whitworth AB. Психофармакологическое лечение шизофрении при беременности и кормлении грудью. Curr Opin Psychiatry. 2017; 30: 184–190. [PubMed] [Google Scholar] 172. Симан М.В. Женщины с шизофренией как родители. Первичная психиатрия. 2002; 9: 39–42. [Google Scholar] 173. Симан М.В. Оценка влияния нейролептиков на воспитание детей.Бык женского здоровья. 2018; 5: e13409. [Google Scholar] 174. Симан М.В., Гонсалес-Родригес А. Использование психотропных препаратов у женщин с психотическими расстройствами в период менопаузы и за ее пределами. Curr Opin Psychiatry. 2018; 31: 183–192. [PubMed] [Google Scholar] 176. Париенте Г., Лейбсон Т., Карлс А., Адамс-Уэббер Т., Ито С., Корен Г. Изменения фармакокинетики, связанные с беременностью: систематический обзор. PLoS Med. 2016; 13: e1002160. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 177. Вестин А.А., Брекке М., Молден Э., Скогволл Э., Кастберг И., Спигсет О.Лечение антипсихотическими средствами при беременности: изменения в распределении лекарств. Clin Pharmacol Ther. 2018; 103: 477–484. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 178. Мерфи С.М., Ирвинг С.Б., Адамс К.Э., Вакар М. Кризисное вмешательство для людей с тяжелыми психическими заболеваниями. Кокрановская база данных Syst Rev.2015: CD001087. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 179. Симан М.В. Лунатизм, возможный побочный эффект антипсихотических препаратов. Psychiatr Q. 2011; 82: 59–67. [PubMed] [Google Scholar] 180. Симан М.В.Диагностика и лечение апноэ сна у женщин с шизофренией. J Ment Health. 2014; 23: 191–196. [PubMed] [Google Scholar] 181. Симан М.В. Сон, кошмары и шизофрения. J Sleep Disord Manag. 2017; 3: 1–7. [Google Scholar] 182. Симан М.В. Сонливость, вызванная антипсихотиками, у матерей с шизофренией. Psychiatr Q.2012; 83: 83–89. [PubMed] [Google Scholar] 183. Уодделл А., Росс Л., Лэдд Л., Симан М.В. Safe Minds — Восприятие безопасности в реабилитационной клинике при серьезных хронических психических заболеваниях.Int J Psychosocial Rehab. 2006; 11: 4–10. [Google Scholar] 184. Геринг П.Н., Штрейнер Д.Л., Адэр С., Обри Т., Баркер Дж., Дистасио Дж., Хванг С.В., Комарофф Дж., Латимер Э., Сомерс Дж. И др. Протокол исследования At Home / Chez Soi: прагматичное, рандомизированное контролируемое исследование с несколькими центрами, посвященное вмешательству Housing First для бездомных с психическими заболеваниями в пяти городах Канады. BMJ Open. 2011; 1: e000323. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 185. Пива М., Сантарелли Э., Виварелли М. Влияние технологических и организационных изменений на профессиональную предвзятость: доказательства и последствия для политики.Политика Res. 2005; 34: 141–157. [Google Scholar] 186. Вос Дж, Крейг М., Купер М. Экзистенциальные терапии: метаанализ их воздействия на психологические результаты. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 2015; 83: 115–128. [PubMed] [Google Scholar] 187. Мушкин П., Банд-Винтерштейн Т., Авиели Х. «Как каждый нормальный человек ?!» Парадоксальный эффект старения при шизофрении. Qual Health Res. 2018; 28: 977–986. [PubMed] [Google Scholar] 188. Чочинов Х.М., Хассард Т., МакКлемент С., Хак Т., Кристьянсон Л.Дж., Харлос М., Синклер С., Мюррей А.Пейзаж неизлечимо больных. J Управление симптомами боли. 2009. 38: 641–649. [PubMed] [Google Scholar] 189. Качкуркин А.Н., Разнахан А., Саттертуэйт Т.Д. Половые различия в развивающемся мозге: выводы из мультимодальной нейровизуализации. Нейропсихофармакология. 2018 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

женщин, страдающих шизофренией: критические проблемы

World J Psychiatry. 2018 9 ноября; 8 (5): 125–136.

Мэри В. Симан

Кафедра психиатрии, Университет Торонто, Институт медицинских наук, Торонто, ON M5P 3L6, Канада[email protected]

Мэри В. Симан, Департамент психиатрии, Университет Торонто, Институт медицинских наук, Торонто, ON M5P 3L6, Канада. [email protected]; Вклад авторов: Симан М.В. является единственным автором и ответственным за все аспекты этой статьи; она не получила ни помощи, ни финансирования.

Для корреспонденции: Мэри В. Симан, доктор медицинских наук, FRCP (C), доктор медицины, заслуженный профессор, профессор кафедры психиатрии, Университет Торонто, Институт медицинских наук, # 605 260 Heath St.W., Торонто, ON M5P 3L6, Канада. [email protected]

Телефон: + 1-416-4863456

Поступила 18.07.2018; Пересмотрено 24 августа 2018 г .; Принято 11 октября 2018 г.

Авторские права © Автор (ы) 2018. Опубликовано Baishideng Publishing Group Inc. Все права защищены.

Эта статья находится в открытом доступе, она была выбрана штатным редактором и полностью рецензирована внешними рецензентами. Он распространяется в соответствии с некоммерческой лицензией Creative Commons Attribution (CC BY-NC 4.0) лицензия, которая позволяет другим распространять, ремикшировать, адаптировать, развивать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на других условиях, при условии, что оригинальная работа правильно процитирована и использование не является коммерческим.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Многие заболевания головного мозга, включая шизофрению, поражают мужчин и женщин неодинаково — более или менее часто, или в разное время жизненного цикла, или в разной степени тяжести.С учетом последних результатов в этой статье рассматривается работа моей исследовательской группы за последние 40 лет и подчеркиваются проблемы, которые остаются критически важными для оптимального ухода за женщинами с шизофренией, вопросы, которые частично совпадают с заботами и проблемами, но не идентичны им. мужчин с таким же диагнозом. Клиницисты должны быть внимательны не только к общим потребностям диагностических групп, но и к часто уникальным потребностям женщин и мужчин.

Ключевые слова: Шизофрения, женщины, гендерные различия, неудовлетворенные потребности

Основной совет: Шизофрения и связанные с ней расстройства по-разному выражаются у мужчин и женщин.Причинные факторы могут отличаться, как и выражение, время и тяжесть симптомов. Профилактика, течение болезни и реакция на лечение тесно связаны с полом.

ВВЕДЕНИЕ

Этот обзор посвящен моему опыту решения клинических проблем, критически важных для женщин с шизофренией. Моя работа в этой области началась много лет назад, и результаты постоянно обновляются по мере появления новой информации. Документ разделен на следующие основные разделы: потенциальные стратегии профилактики для женщин, необходимость ранней и точной диагностики, тревожные сложности системы психического здоровья, эффективное лечение шизофрении и предотвращение побочных эффектов, обеспечение доступа к профессиональному обучению и профессиональные возможности, внимание к стигме, членовредительству и суициду, необходимость поддержания физического, репродуктивного и эмоционального здоровья.Многие из этих проблем не специфичны ни для шизофрении, ни для женщин. Но прямо или косвенно все они влияют на здоровье и благополучие женщин, больных шизофренией.

В каждом из перечисленных выше разделов я ссылаюсь на свою собственную работу, а также на последние ключевые статьи из базы данных PubMed. Большинство из этих тематических областей продолжают оставаться в центре внимания интенсивных исследований, и многие вопросы еще не решены. В конце статьи в общих чертах излагаются будущие направления развития этой области.

СТРАТЕГИИ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ

Шизофрения определяется ее симптомами, которые, как считается, возникают в результате взаимодействия наследственных или новых генетических полиморфизмов de novo с воздействием стрессоров окружающей среды в критические периоды жизни человека.Детали конкретных генных мутаций, серьезность и характер факторов стресса, а также критическая хронология остаются в значительной степени неизвестными. Самый большой вклад в идентифицируемый риск заболевания — это наличие в анамнезе шизофрении у близких членов семьи [1]. Знание семейного анамнеза теперь можно комбинировать с оценками генетического риска по результатам сканирования всего генома, которые вместе дают ценную информацию об уязвимости человека перед шизофренией [2]. Тем не менее, когда дело доходит до профилактики, даже в эпоху кластерных регулярных коротких палиндромных повторов (широко известных как CRISPR) [3], невозможно отредактировать сотни генов, которые потенциально способствуют развитию шизофрении у любого человека.Даже если в будущем все подозрительные гены удастся устранить, серьезные этические проблемы сделают эту форму профилактики сомнительной [4,5].

Некоторые исследователи считают, что стратегии профилактики для мужчин и женщин должны различаться. Генетическая предрасположенность к шизофрении может быть, например, половой диморфизмом [6-8], хотя доказательства этого немногочисленны. С другой стороны, поскольку мужская и женская ДНК очень часто подвергаются несколько разным воздействиям окружающей среды, вполне может оказаться, что выключение и включение генов в определенных наборах клеток — области эпигенетики — относительно зависит от пола.Следовательно, развитие эпигенетики может однажды позволить предотвратить специфичную для пола экспрессию генов, вызывающих шизофрению [9,10]. Однако на данный момент генетическое консультирование женщин и мужчин [11] и индивидуальное консультирование по вопросам контрацепции [12] являются лучшими способами предотвращения передачи шизофрении на генном уровне.

Женщин с шизофренией, планирующих стать матерями и желающих предотвратить шизофрению у своих потомков, можно посоветовать (хотя это, конечно, непрактично) выбрать относительно молодых, но не слишком молодых, партнеров без семейного анамнеза психоза [13] и стратегически спланировать зачатие, чтобы избежать родов в конце зимы или ранней весной [14].Нет прямых доказательств того, что это сработает для предотвращения шизофрении в следующем поколении, но существует связь (которая не подразумевает причинно-следственной связи) между сезоном рождения и шизофренией у потомства. Возможная связь связана либо с воздействием инфекционных / иммунных факторов на плод и / или новорожденных, либо с недостатком солнечного света и низким уровнем витамина D. Сопутствующие профилактические меры включают адекватное питание во время беременности, а также добавки витамина D и фолиевой кислоты [15 ].Другие предложения для матерей с шизофренией по укреплению здоровья их младенцев: ограничение набора веса матери во время беременности, соответствующая иммунизация, низкие дозы антипсихотических препаратов (AP) во время беременности и кормления грудью, воздержание от табака, алкоголя и других веществ [16- 18], а также быстрое лечение инфекции и воспаления [19–21]. Уже давно признано, что дефицит питания, стресс и токсические вещества у беременных женщин повышают риск шизофрении у потомства [22-24].В последнее время считается, что инфекции, воспаление и иммунная реактивность являются серьезными факторами восприимчивости к шизофрении [21,25].

Акушерские осложнения представляют потенциальную опасность для мозга младенца. Они чаще встречаются в анамнезе родов у тех, у кого развивается шизофрения, чем у их психически здоровых сверстников, но неизвестно, возникают ли акушерские осложнения из-за предшествующих проблем с плодом или они являются результатом некачественной акушерской помощи [26,27]. Тем не менее, женщинам с шизофренией требуется образцовый уход во время беременности, родов и родоразрешения.Качество материнской заботы о маленьких детях также имеет решающее значение, поскольку ранние физические и психологические травмы были связаны (опять же, это ассоциация, которая, возможно, не способствует развитию) с более поздним развитием шизофрении [26,28,29]. Такую травму теоретически можно предотвратить с помощью групп поддержки родителей и обучения родителей, просвещения по вопросам здоровья семьи и мониторинга благополучия детей, но такие вмешательства требуют интенсивной совместной работы на уровне целых сообществ.

Дальнейшие теоретические возможности профилактики (полностью основанные на исследованиях ассоциации) заключаются в удержании детей в стране их рождения, поскольку миграция является фактором риска для шизофрении [30,31], проживая в сельских, а не городских частях страны [32 , 33], удерживая детей и подростков от алкоголя и наркотиков [34] и обучая их стратегиям регулирования эмоций (переоценка, принятие и переориентация [35]), чтобы предотвратить такие невзгоды, как дискриминация и социальное поражение, от кульминации параноидальных иллюзий [36] ].

Учитывая, что у женщин меньше, чем у мужчин, шизофрения заболевает (соотношение мужчин и женщин 2/1 в возрастной группе до 20 лет, хотя с возрастом расхождение имеет тенденцию выравниваться) [37], что «женский» гормон эстроген известен как нейропротектор [38,39], и что женщины особенно уязвимы к психозу в послеродовой период, когда уровень эстрогена резко падает [40], моя исследовательская группа в 1990-х годах предсказала, что среди женщин с шизофренией девочки с ранним При менархе (повышение уровня эстрогена в раннем пубертате) шизофрения наступает позже, чем у девочек, вступающих в половую зрелость в более старшем возрасте [41].Это именно то, что мы обнаружили в нашей клинике, и это открытие было воспроизведено некоторыми группами, но не всеми [42-44]. Если это верно, это наблюдение может привести к стратегиям набора веса [45], которые ускоряют менархе. Это, конечно, не предотвратит шизофрению, но может отсрочить ее начало у уязвимых женщин.

Знание о том, что периоды низкого эстрогена — это периоды особого риска для психотических эпизодов, особенно полезно для вторичной профилактики (предотвращения повторных эпизодов психоза) у женщин с диагнозом шизофрения.Рецидив можно предотвратить, увеличивая дозу АР в периоды низкого уровня эстрогена в месячный менструальный цикл [46,47], в послеродовой период [48], после менопаузы [49,50], всякий раз, когда прием эстрогена прекращается [51,52] ] или во время терапии антиэстрогенными препаратами [53,54]. Эти теоретические примеры предполагают, что эффективная профилактика шизофрении в будущем станет возможной с учетом пола [55,56], хотя в настоящее время это не так.

РАННЯЯ ТОЧНАЯ ДИАГНОСТИКА

Хорошо известно, что отсрочка обращения за лечением после появления психотических симптомов связана с нарушением ответа на лечение и относительно плохим прогнозом [57].Наша группа обнаружила, что в ходе ретроспективного интервью первый признак поведенческого расстройства, в конечном итоге ведущий к диагнозу шизофрении, возник примерно в одном возрасте у женщин и мужчин, но что предпсихотический продромальный период у женщин длился почти в два раза дольше [58]. . Продолжительность нелеченого психоза не различалась между двумя полами, но интервал между первым поведенческим признаком и первым лечением отличался — отставание составляло шесть лет для мужчин и девять лет для женщин [58]. Следствием этого открытия является то, что прогнозы должны определяться не только ранней диагностикой, но и другими факторами, поскольку результаты у женщин по сравнению с результатами у мужчин, несмотря на более длительный интервал без лечения, обычно лучше, по крайней мере, в репродуктивном возрасте [59, 60].Потенциальными факторами, благоприятствующими женщинам, помимо уровня эстрогена, являются преморбидное функционирование, которое в целом лучше, чем у преморбидных мужчин, более тесные дружеские отношения, более тесные семейные отношения, больший успех в учебе и относительное отсутствие злоупотребления психоактивными веществами [61–63].

Не менее важна скорость диагностики и ее точность. Диагностика ведет, по крайней мере теоретически, к лечению конкретного заболевания, хотя это не всегда верно в психиатрии, где категории болезней часто пересекаются и одни и те же методы лечения используются для разных диагностических объектов.Тем не менее, по моему клиническому опыту, диагнозы женщин часто меняются от депрессии до посттравматического стрессового синдрома, расстройства пищевого поведения, шизофрении и биполярного расстройства (не обязательно в таком порядке). Это может быть связано с тем, что к женщинам труднее применить критерии шизофрении из учебников, чем к мужчинам. У женщин не всегда проявляются характерные симптомы; у них мало «негативных» симптомов, мало когнитивных симптомов, и они редко проявляют сглаженный аффект [64-66]. До установления диагноза связанного с шизофренией расстройства женщины с психозом часто считаются страдающими расстройством настроения, тогда как у мужчин первым предварительным диагнозом часто является психоз, вызванный алкоголем или наркотиками [67].Дифференциальный диагноз, который у женщин иногда упускается, включает заболевание щитовидной железы, аутоиммунное заболевание, лечение кортикостероидами и голодание, связанное с анорексией. Все эти состояния гораздо чаще встречаются у женщин, чем у мужчин [68,69], и их необходимо исключить до постановки диагноза шизофрении.

СЛОЖНОСТЬ СИСТЕМЫ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Система психического здоровья в большинстве стран очень сложна, и люди, испытывающие психические расстройства, не знают, обращаться ли к врачам, социальным работникам, психологам или духовным консультантам.Семейные врачи могут или не могут распознать симптомы раннего психоза, и даже если они это сделают, они могут не знать, куда направить своих пациентов. Списки ожидания у различных специалистов в области психического здоровья часто бывают длинными. Посещения могут или не могут покрываться доступной страховкой. Службы навигации, которые помогают пациентам выявлять финансовые, языковые, культурные, логистические и образовательные препятствия на пути к психиатрической помощи и дают рекомендации по доступу, крайне необходимы как женщинам, так и мужчинам [70]. Пути оказания помощи различаются в зависимости от пола: акушеры и акушерки иногда служат посредниками для женщин, а консультанты и полиция чаще прокладывают маршруты оказания помощи мужчинам.

ЭФФЕКТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Известно, что лечение наиболее эффективно, когда оно индивидуализировано с учетом конкретных потребностей человека, которого лечат. Пол, возраст, семейное положение, место жительства, состояние здоровья и личные предпочтения — все это играет роль в определении оптимального вмешательства. Одним из примеров является процесс принятия решений относительно дозирования лекарств. У женщин репродуктивного возраста эффективные дозы препарата обычно могут быть ниже, чем дозы, рекомендованные для мужчин [71–75]. Способность женщин реагировать на более низкие дозы объясняется влиянием женских гормонов на абсорбцию и метаболизм АР препаратов, а также относительно увеличенным притоком крови к мозгу у женщин, несущим с собой больше лекарства к мишеням клеточных рецепторов [76].Присутствие эстрогена в месте рецептора дофамина помогает замедлить передачу дофамина [77], избыток которого считается причиной психотических симптомов.

Кроме того, поскольку препараты AP являются липофильными, а запасы жировой ткани у женщин в среднем больше, чем у мужчин, женщины хранят эти препараты в своем организме в течение сравнительно более длительных периодов времени. Это означает, что рецидив психоза после отмены препарата у женщин происходит не так быстро [78–80]. Это также означает, что теоретически интервалы между внутримышечными инъекциями АР депо женщинам могут быть больше, чем у мужчин, но специфические для пола интервалы между инъекциями АР депо еще не исследованы.

Еще одна причина, по которой дозы препаратов AP обычно могут быть ниже у женщин, чем у мужчин, заключается в том, что многие женщины принимают больше сопутствующих препаратов, чем мужчины, в частности, антидепрессанты, стабилизаторы настроения, анальгетики и контрацептивы или заменители гормонов, которые могут взаимодействовать и влияют на уровень АП в крови [78,81].

Важным аспектом фармакотерапии для женщин является то, что уровни женских гормонов меняются в течение месячного цикла, а также в репродуктивных фазах, таких как беременность, лактация и менопауза.Это влияет на требуемую дозировку препарата AP, , то есть ., будет необходимость в более высоких дозах во время фаз с низким уровнем эстрогена [47-50,82,83]. Дополнительные эстрогеновые или селективные модуляторы рецепторов эстрогена могут сделать лечение более эффективным и могут снизить дозы АП и, таким образом, помочь предотвратить побочные эффекты. Это относится к обоим полам, но особенно применимо к женщинам [84–90].

Помимо фармакотерапии, необходимо дифференцировать другие аспекты лечения шизофрении в зависимости от пола пациента, e.g ., лечение токсикомании, скрининг рака (груди, простаты, шейки матки) [91-96], вмешательства при сексуальной дисфункции [97-99], назначение контрацептивов [12], лечение сопутствующих заболеваний (например, остеопороз и сердечно-сосудистая помощь [ 100,101]), гарантии против домашнего насилия и виктимизации [102-108], скрининг на склонность к насилию [109], предоставление поддержки для родителей и вопросы опеки над детьми [110-112].

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ПОБОЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ

Эффективное лечение означает устранение симптомов и улучшение функций; в идеале это также означает отсутствие побочных эффектов.Побочные эффекты вызывают дистресс, мешают пациентам регулярно принимать необходимые им лекарства и часто наносят серьезный вред здоровью, возможно, даже способствуя высокому уровню смертности среди людей с шизофренией [113]. К сожалению, препараты АП имеют много побочных эффектов [114], и в среднем женщины страдают от них больше, чем мужчины [115, 116]. Женщины могут быть более уязвимы, чем мужчины, к побочным реакциям на лекарства, потому что дозы, рекомендуемые при поступлении лекарства на рынок, рассчитаны для мужчины весом 70 кг.

Есть хорошо известные гендерные различия в реакциях на лекарства. В недавнем исследовании более тысячи пациентов, страдающих психозами, вдвое больше женщин, чем мужчин, назвали свои побочные эффекты тяжелыми. В этом исследовании [117] женщины (чаще, чем мужчины) жаловались на следующие эффекты: проблемы с концентрацией, седативный эффект, нечеткое зрение, тошнота, запор, головокружение при вставании, учащенное сердцебиение, зуд, светочувствительность, повышенная пигментация, изменение веса, галакторея. и головная боль.

Женщины имеют уникальные факторы риска некоторых побочных эффектов ПП, таких как Torsade de Pointes [118], которая представляет собой форму желудочковой тахикардии, которая возникает у пациентов с относительно длинным интервалом QT. Интервал QT — это мера времени между началом зубца Q и концом зубца T на электрокардиограмме; это время, которое требуется сердцу, чтобы вернуться в нормальное состояние после деполяризации, которое в среднем у женщин в постпубертатный период длится дольше, чем у мужчин. По этой причине две трети Torsade de Pointes встречаются у женщин [118].При этом от болезней сердца умирает больше мужчин, больных шизофренией, чем женщин. Многое остается неизвестным о гендерных различиях в сердечно-сосудистой функции и сердечной реакции на терапевтические препараты.

Состояние гиперкоагуляции, вызванное ПД, повышает риск венозной тромбоэмболии, тромбоэмболии легочной артерии и нарушения мозгового кровообращения. Факторами риска этих осложнений являются использование оральных контрацептивов, а также заместительная гормональная терапия, беременность, состояние в ближайшем послеродовом периоде и акушерские осложнения [119].Однако таких факторов много, в том числе этническая [120]. Несмотря на множество сопутствующих факторов, беременные женщины, принимающие АР, имеют значительно более высокий риск венозной тромбоэмболии, чем беременные женщины в общей популяции [121, 122].

Что касается потенциала AP для повышения риска рака молочной железы через увеличение веса и пролактинемию, то решение по этому важному вопросу все еще отсутствует [94]. Однако известно, что уровень смертности от рака у женщин с шизофренией высок по сравнению с женщинами в общей популяции [95], хотя это не может быть отнесено на счет препаратов AP.Многие побочные эффекты AP, например, , например, , увеличение веса, пятна на коже и выпадение волос [123], отрицательно влияют на внешний вид (таблица) [124]. Женщины более чувствительны к такому воздействию, чем мужчины.

Таблица 1

Побочные эффекты нейролептиков, отрицательно влияющие на внешний вид [124]

Значение
Страх
Правосудие
Смертность
Идентичность
Свобода 01
9 отрицательные эффекты на репродуктивную функцию Они могут нарушать менструальный цикл [125], влиять на способность женщины к зачатию [126], повышать риск гестационного диабета [127], повышать риск преждевременных родов [127] и, попадая в грудное молоко, могут сделать грудное вскармливание риск для новорожденных от матерей, больных шизофренией [128]. Вторичный эффект гиперпролактинемии может приводить к гирсутизму, аменорее, галакторее, псевдоциезу [129] и остеопорозу [125].

Кроме того, пожилые женщины могут быть более подвержены поздней дискинезии (ПД), чем пожилые мужчины [114].Известно, что на распространенность ТП влияют не только возраст и пол, но и многие смешивающие факторы, такие как индивидуальная генетика [130], конкретный используемый АР, его доза, продолжительность лечения, употребление алкоголя, табака и марихуаны, этническая принадлежность. , точное определение TD, оценочная шкала, используемая для оценки TD, преобладающих симптомов (положительных или отрицательных) и наличия или отсутствия предшествующего повреждения головного мозга. Поскольку эстроген модулирует опосредованное дофамином поведение и защищает от вызванного окислительным стрессом повреждения клеток, вызванного длительным воздействием препаратов AP, одна из гипотез состоит в том, что, когда все смешивающие факторы находятся под контролем, распространенность TD равняется у женщин и мужчин до менопаузы и впоследствии становится выше у женщин [131].

Из-за половых различий в иммунитете женщины также более восприимчивы к агранулоцитозу, индуцируемому клозапином [132]. В целом пожилые люди, как мужчины, так и женщины, подвергаются относительно повышенному риску побочных эффектов всех лекарств [133].

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Женщины, страдающие шизофренией, так же, как и мужчины, хотят смысла в своей жизни. Смысл проявляется в нескольких формах: надежда на будущее, вера в то, что человек нужен, интерес к тому, что он делает, зарабатывание денег, участие в творчестве, преследование цели.В нашем исследовании пациентов клиник с давней шизофренией больше женщин, чем мужчин работали вне дома [134], вероятно, потому, что в то время в нашем регионе «женской» работы было больше. Наличие работы всегда зависит от времени, места и экономических условий. Бездомным, проживающим в пансионе или пансионе, или с родителями, женщинам с шизофренией не всегда доступна роль домохозяйки. Многие предпочитают возможности самозанятости [135] и ценят помощь в виде поддерживаемой занятости, индивидуального трудоустройства и товарищей по работе.Они приветствуют возможность учиться, работать волонтерами и помогать другим. Как и мужчинам, женщинам нужны творческие каналы для самовыражения, поскольку они ищут способы найти себе занятие по-настоящему [136].

СВОБОДА ОТ СТИГМЫ

Стигма (обесценивание и дискриминация с последующей потерей самоуважения) является серьезной проблемой при шизофрении [137]. Диагностический ярлык шизофрении сам по себе пугает многих людей, вызывая в воображении страхи опасности, неспровоцированного и неконтролируемого насилия, иррациональности и неизлечимости.Население в целом не всегда осознает тот факт, что страдающие шизофренией, особенно женщины, чаще становятся жертвами, чем виновниками насилия [138]. В разных исследованиях использовались разные определения как насилия, так и виктимизации, что затрудняло количественную оценку этих терминов в разных исследованиях. Было подсчитано, что в течение одного года от 11% до 52% лиц с серьезными психическими заболеваниями (ТПЗ) проявляют насилие в 2-8 раз чаще, чем среди населения в целом [139].То же исследование показало, что уровень виктимизации среди лиц с ТПЗ составляет от 20% до 42%, что в 23 раза выше, чем среди населения в целом. Совершение насилия и виктимизация являются факторами риска друг для друга и часто совпадают в одном и том же человеке. Интересно, что Desmarais et al [139] сообщили о более высоких показателях насилия среди женщин с ТПЗ, чем среди мужчин. Они предполагают, что это связано с тем, что насилие в этой группе населения чаще всего происходит в контексте близких родственников, и женщины с ТПЗ с большей вероятностью, чем мужчины, живут с семьей; следовательно, у них есть больше возможностей излить свой гнев на домашние жертвы, такие как мужья и родители.

Женщины с шизофренией слишком часто становятся жертвами сексуальной эксплуатации, домашнего насилия и случайного насилия [106-108]. Факторами риска являются возраст, место жительства и степень психопатологии, а также личностные и поведенческие факторы [140]. Факторы, способствующие совершению насилия, были описаны той же исследовательской группой, как злоупотребление психоактивными веществами, молодой возраст, бездомность, безработица, низкий уровень образования, низкий социально-экономический статус, принадлежность к этническому меньшинству, госпитализация в прошлом по поводу психоза, судимость в прошлом. насильственные преступления, личностные факторы и проживание в неорганизованных районах [140].Это факторы риска как для женщин, так и для мужчин, но чаще встречаются у мужчин.

В целом шизофрения — это сильно стигматизируемое заболевание, мужчины, возможно, страдают больше, чем женщины, из-за восприятия, что они склонны к насилию и неизбирательным действиям. Однако женщины страдают от особой формы стигмы — частого убеждения медицинских работников в том, что больные шизофренией не должны рожать детей и в случае беременности должны прибегать к аборту. Женщины с этим заболеванием широко считаются неспособными быть хорошими матерями, что делает дородовой уход более проблематичным, поскольку женщины боятся раскрыть, что они беременны, боятся, что их младенцы будут задержаны при рождении [141, 142].Медицинские работники могут не осознавать свое собственное дискриминационное отношение, которое часто непреднамеренно выражается словами и жестами [143]. Поиск эффективных способов борьбы с предвзятым отношением как к себе, так и к другим является критически важной проблемой для всех поставщиков медицинских услуг, которые лечат пациентов со стигматизированными заболеваниями.

Освобождение от мыслей о самоповреждении и самоубийстве

В контексте шизофрении триггерами мужской суицидальной активности (мысли, попытки и завершенное самоубийство) были описаны: (1) психотические симптомы и (2) перспектива хронической инвалидности, в то время как триггеры суицидальной активности у женщин в основном связаны с депрессией.Количество самоубийств среди мужчин в этой группе населения с возрастом сокращается, в то время как среди женщин дело обстоит иначе. В продольном исследовании уровень самоубийств у мужчин с 10,5% в первые два года после выписки из больницы снизился до 0% двадцать лет спустя, в то время как уровень самоубийств у женщин (6%) распределялся более равномерно в течение двадцати лет [144].

Самоубийства среди женщин с шизофренией не так редки (по сравнению с мужчинами), как среди населения в целом [145]. Клинические последствия заключаются в том, что как депрессию, так и злоупотребление психоактивными веществами необходимо энергично лечить у пациентов с шизофренией, поскольку и то, и другое способствует импульсивным актам самоповреждения.В условиях лечения суицидальные идеи часто бывают «заразными» [146], при этом одно завершенное самоубийство иногда вызывает серию дальнейших попыток членовредительства [147]. Индекс подозрительности должен быть высоким, а суицидальные мысли должны восприниматься серьезно [148].

ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ

Ожидаемая продолжительность жизни людей с шизофренией значительно меньше, чем у населения в целом, при этом 90% смертей связаны с физическими заболеваниями. Предполагается, что ранняя смертность при шизофрении является вторичной, если не самоубийством, то такими факторами образа жизни, как тяжелое курение, злоупотребление алкоголем и недостаток физической активности [149–151].Совсем недавно новое понимание связи между мозгом и кишечником [152] коснулось факторов питания. Кроме того, существует вероятность наличия общих генов восприимчивости между шизофренией и физическими заболеваниями, которые могут снизить качество жизни, связанное со здоровьем, и ускорить смерть, аутоиммунные заболевания (, например, ., Болезнь Крона, рассеянный склероз, системная красная волчанка, тип 1 диабет и язвенный колит), являющаяся одной из таких категорий болезней [153].

Социальные факторы ранней смерти критически важны для этой группы населения: бедность [154], бездомность [155], социальная изоляция [156], плохая гигиена [157], недоедание [158], воздействие токсичных веществ [159] и неблагоприятное обращение. эффекты [114].Высокая смертность от диабета, сердечно-сосудистых заболеваний и злокачественных новообразований частично может быть связана с относительным отсутствием скрининга, задержками в диагностике и неоптимальным лечением [94, 95, 160–162]. Javatilleke et al [163] завершают свой список причин потери ожидаемой продолжительности жизни при тяжелом психическом заболевании, указывая на то, что диапазон причин очень широк, причем многие предполагаемые причины различаются в зависимости от пола.

РЕПРОДУКТИВНОЕ ЗДОРОВЬЕ

Репродуктивное здоровье включает сексуальное здоровье (либидо, сексуальная функция, способность устанавливать и поддерживать сексуальные отношения) [99,164,165], менструальное здоровье [47,125,166], сохранение фертильности [167,168], контрацепцию [12], пренатальный период уход [122], беременность [18,169], послеродовой уход [170] и поддержка в период лактации [171], группы поддержки и обучения для родителей, посещения на дому, поддержка сверстников, временный уход [111,112,172,173] и уход в период менопаузы [49,50,83,174] .

Клиницисты могут не осознавать, что во время беременности физиологические изменения, такие как задержка опорожнения желудка и повышение рН желудочного сока, увеличивают время, необходимое для достижения пиковых уровней АР-препаратов. Повышенный сердечный выброс увеличивает приток крови к печени и может ускорить выведение лекарства. Наблюдается общее увеличение содержания воды в организме, которое влияет только на гидрофильные препараты, такие как литий, а также увеличение липидного компартмента, что обеспечивает дополнительное пространство для хранения липофильных лекарств (включая АР).Приток крови к почкам увеличивается, как и скорость клубочковой фильтрации, что означает большую степень почечного клиренса. Концентрация альбумина в плазме снижается, поэтому в мозг поступает больше свободного лекарства. На активность ферментов влияет повышение гормонов беременности; одни ферменты подвержены большему воздействию, чем другие. Для большинства АП чистая концентрация в сыворотке крови в третьем триместре значительно снижается по сравнению с тем, что было в начале беременности. Исключение составляют оланзапин и клозапин, оба из которых инактивируются ферментом 1A2 цитохрома P450, активность которого снижается в течение 2 -го -го и 3 -го триместра беременности из-за повышения уровня эстрогена.Этот фермент также сильно индуцируется курением, и, поскольку женщины склонны сокращать курение сигарет во время беременности, активность этого фермента еще больше снижается. Следовательно, уровни оланзапина и клозапина в сыворотке крови повышаются во время беременности [175–177].

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОБЛАСТИ ВОПРОСА

Есть и другие области, вызывающие беспокойство у женщин с шизофренией. Некоторыми из них являются доступность кризисной поддержки [178], достижение восстановительного сна без кошмаров [179-182], безопасность лечебных учреждений [104,183], безопасность и доступность жилья [184], доступ к обучению навыкам. в новых технологиях [185] и помощи в решении экзистенциальных проблем [186,187].Принимая во внимание, что экзистенциальные вопросы, такие как свобода воли, личная идентичность, страхи за будущее, размышления о смертности, беспокойство о справедливости, поиск смысла жизни и отношения с другими, у мужчин и женщин схожи, по мере того как женщины стареют, они выражают больше опасений по поводу безопасности, в то время как пожилые мужчины чаще сообщают, что их не ценят и боятся, что они являются обузой для других. Внешний вид может иметь большее значение для идентичности женщин, чем мужчин [188] (таблица).

Таблица 2

Увеличение веса
Плохие зубы
Гирсутизм
Угри
Выпадение волос Слюноотделение
Невнятная речь
Блефароспазм
Паркинсоническая походка
Дискинезии
Недержание мочи

2

Многие из проблем, которые имеют решающее значение для оказания помощи женщинам с диагнозом шизофрения, возникают из-за неспособности признать различия между мужчинами и женщинами в этом заболевании.Половые различия основаны на диморфной структуре и функциях мозга, что особенно очевидно в дофаминергической системе, которая так важна для развития шизофрении [189]. Они управляются половыми гормонами, но также зависят, до степени еще не полностью изученной, от негонадных функций X- и Y-хромосом, потому что гены половых хромосом влияют на развитие мозга непропорционально их относительно небольшому количеству. Количество половых хромосом, паттерны инактивации Х-хромосомы, эффекты X-сцепленного импринтинга и косвенные эффекты половых хромосом на экспрессию аутосомных генов — все это вносит вклад в половые различия при нейропсихиатрических заболеваниях [190].

Будущие исследования половых различий при расстройствах мозга, таких как шизофрения, выиграют от более полного понимания причин половых различий и их влияния не только на мозг и поведение, но также на метаболические, сердечно-сосудистые, воспалительные и иммунные параметры. Эта область также должна лучше понимать сроки появления половых различий. Необходимы лонгитюдные исследования, отслеживающие процессы развития с течением времени. Необходимо лучше понять влияние полового созревания с его притоком половых гормонов на созревание мозга.Биологические половые различия необходимо отделить от влияния окружающей среды, что является важной проблемой для всех психических заболеваний. Половые различия в мозге, врожденные или вторичные по отношению к воздействию и обучению, создают дифференцированный риск или устойчивость, которая способствует или подавляет проявление конкретных симптомов, психиатрических диагнозов и их результатов.

Сноски

Заявление о конфликте интересов: Нет.

Источник рукописи: незапрашиваемая рукопись

Рецензирование началось: 18 июля 2018 г.

Первое решение: 2 августа 2018 г.

Статья в печати: 11 октября 2018 г.

Тип специальности: Психиатрия

Страна происхождения: Канада

Классификация отчета экспертной оценки

Оценка A (отлично): A, A

Оценка B (очень хорошо): 0

Оценка C (хорошо): 0

Оценка D (удовлетворительная): D

Оценка E (Плохо): 0

P- Рецензент: Hicks PB, Rajkowska G, Sobanski T. S- Редактор: Ji FF L- Редактор: Filipodia E- Редактор: Wu YXJ

Ссылки

1.Мюррей RM, Льюис SW, Ревли AM. К этиологической классификации шизофрении. Ланцет. 1985; 1: 1023–1026. [PubMed] [Google Scholar] 2. Лу И, Пуже Дж. Г., Андреассен О. А., Джурович С., Эско Т., Халтман К. М., Мецпалу А., Милани Л., Верге Т., Салливан П. Ф. Оценки генетического риска и семейный анамнез как предикторы шизофрении в Северных регистрах. Psychol Med. 2018; 48: 1201–1208. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 4. Броковски С., Поллак М., Поллак Р. Исключение евгеники из CRISPR-Cas9. Этика Биол Анг Мед.2015; 6: 263–279. [Google Scholar] 6. Берген С.Е., О’Душлейн CT, Ли PH, Фаноус А.Х., Рудерфер Д.М., Рипке С. Международный консорциум по шизофрении, Шведский консорциум по шизофрении, Салливан П.Ф., Смоллер Дж. У., Перселл С. М., Корвин А. Генетические модификаторы и подтипы шизофрении: исследования возраста начала, степени тяжести, пола и семейного анамнеза. Schizophr Res. 2014; 154: 48–53. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Гольдштейн JM, Черкерзян S, Tsuang MT, Petryshen TL. Половые различия в генетическом риске шизофрении: история доказательств полоспецифичных и зависимых от пола эффектов.Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet. 2013; 162B: 698–710. [PubMed] [Google Scholar] 9. Кундакович М. Эпигенетика, специфичная для пола: значение для экологических исследований мозга и поведения. Curr Environ Health Rep., 2017; 4: 385–391. [PubMed] [Google Scholar] 10. Ратну VS, Emami MR, Bredy TW. Генетические и эпигенетические факторы, лежащие в основе половых различий в регуляции экспрессии генов в головном мозге. J Neurosci Res. 2017; 95: 301–310. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Costain G, Bassett AS.Клинические применения генетики шизофрении: генетическая диагностика, риск и консультирование в молекулярную эру. Appl Clin Genet. 2012; 5: 1–18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 12. Симан М.В., Росс Р. Назначение противозачаточных средств женщинам с шизофренией. J Psychiatr Pract. 2011; 17: 258–269. [PubMed] [Google Scholar] 14. Эскотт-Прайс В., Смит Диджей, Кендалл К., Уорд Дж., Киров Дж., Оуэн М.Дж., Уолтерс Дж., О’Донован М.С. Полигенный риск шизофрении и сезон рождения в когорте Биобанка Великобритании.Psychol Med. 2018: 1–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Холлис Б.В., Джонсон Д., Халси Т.К., Эбелинг М., Вагнер К.Л. Добавки витамина D во время беременности: двойное слепое рандомизированное клиническое испытание безопасности и эффективности. J Bone Miner Res. 2011; 26: 2341–2357. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Симан М.В., Коэн Р. Служба для женщин с шизофренией. Psychiatr Serv. 1998. 49: 674–677. [PubMed] [Google Scholar] 17. Симан М.В. Профилактика заложена в услугах для женщин с шизофренией.Может J Психиатрия. 2008. 53: 332–341. [PubMed] [Google Scholar] 18. Симан М.В. Клинические вмешательства для женщин с шизофренией: беременность. Acta Psychiatr Scand. 2013; 127: 12–22. [PubMed] [Google Scholar] 20. Мейер У. Возрастное нейровоспаление и шизофрения. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2013; 42: 20–34. [PubMed] [Google Scholar] 21. Solek CM, Farooqi N, Verly M, Lim TK, Ruthazer ES. Активация материнского иммунитета при нарушениях нервного развития. Dev Dyn. 2018; 247: 588–619. [PubMed] [Google Scholar] 23.Ябленский А.В., Морган В., Зубрик С.Р., Бауэр С., Еллачич Л.А. Беременность, роды и неонатальные осложнения в популяции женщин с шизофренией и серьезными аффективными расстройствами. Am J Psychiatry. 2005. 162: 79–91. [PubMed] [Google Scholar] 24. ван Ос Дж., Селтен Дж. П. Пренатальное воздействие материнского стресса и последующей шизофрении. Вторжение в Нидерланды в мае 1940 года. Br J Psychiatry. 1998. 172: 324–326. [PubMed] [Google Scholar] 26. Бельбасис Л., Кёлер К.А., Стефанис Н., Стаббс Б., ван Ос Дж., Виета Э, Симан М.В., Аранго К., Карвалью А.Ф., Евангелу Э.Факторы риска и периферические биомаркеры расстройств шизофренического спектра: общий обзор метаанализов. Acta Psychiatr Scand. 2018; 137: 88–97. [PubMed] [Google Scholar] 27. Буоли М, Бертино V, Калдироли А, Добреа С, Серати М, Чапполино V, Альтамура AC. Действительно ли акушерские осложнения связаны с этиологией и течением шизофрении и расстройств настроения? Psychiatry Res. 2016; 241: 297–301. [PubMed] [Google Scholar] 28. Abajobir AA, Kisely S, Scott JG, Williams G, Clavarino A, Strathearn L, Najman JM.Жестокое обращение в детстве и галлюцинации в молодом возрасте, бредовые переживания и психозы: продольное исследование. Шизофр Бык. 2017; 43: 1045–1055. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Морган С., Фишер Х. Окружающая среда и шизофрения: факторы окружающей среды при шизофрении: детская травма — критический обзор. Шизофр Бык. 2007; 33: 3–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Hogerzeil SJ, van Hemert AM, Veling W, Hoek HW. Заболеваемость шизофренией среди мигрантов в Нидерландах: прямое сравнение подходов первого контакта и продольного регистра.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 2017; 52: 147–154. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. ДеВилдер Дж. Э., Келлехер И., Лалэйн М., О Х, Линк Б. Г., Коянаги А. Связь урбанизма с психозом в странах с низким и средним уровнем образования. JAMA Psychiatry. 2018; 75: 678–686. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 33. Plana-Ripoll O, Pedersen CB, McGrath JJ. Городская жизнь и риск шизофрении — новые исследования и старые гипотезы. JAMA Psychiatry. 2018; 75: 687–688. [PubMed] [Google Scholar] 34. Нильсен С.М., Тофтдаль Н.Г., Нордентофт М., Хьортой К.Связь между злоупотреблением алкоголем, каннабисом и другими запрещенными веществами и риском развития шизофрении: общенациональное исследование регистров населения. Psychol Med. 2017; 47: 1668–1677. [PubMed] [Google Scholar] 35. Lincoln TM, Sundag J, Schlier B., Karow A. Актуальность регуляции эмоций в объяснении того, почему социальная изоляция вызывает паранойю у людей с высоким клиническим риском психоза. Шизофр Бык. 2018; 44: 757–767. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Селтен Дж. П., Буидж Дж., Бувальда Б., Мейер-Линденберг А.Биологические механизмы, посредством которых социальная изоляция может способствовать этиологии психоза: обзор повествования. Schizophr Bull 2017. 43: 287–292. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. McGrath J, Saha S, Chant D, Welham J. Schizophrenia: краткий обзор заболеваемости, распространенности и смертности. Epidemiol Rev.2008; 30: 67–76. [PubMed] [Google Scholar] 38. Агиус М., Хокингс Х., Уилсон С., Лейн Д. Является ли эстроген нейропротекторным? Психиатр Дунай. 2009; 21 Приложение 1: 120–127. [PubMed] [Google Scholar] 39.Бранн Д.В., Дхандапани К., Вакаде С., Махеш В.Б., Хан М.М. Нейротрофические и нейропротекторные действия эстрогенов: основные механизмы и клинические последствия. Стероиды. 2007. 72: 381–405. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 40. Джонс I, Чандра П.С., Даззан П., Ховард Л.М. Биполярное расстройство, аффективный психоз и шизофрения при беременности и в послеродовом периоде. Ланцет. 2014; 384: 1789–1799. [PubMed] [Google Scholar] 41. Коэн Р.З., Симан М.В., Готовец А., Копала Л. Раннее половое созревание как предиктор более позднего начала шизофрении у женщин.Am J Psychiatry. 1999; 156: 1059–1064. [PubMed] [Google Scholar] 42. Килисаслан Э. Э., Эрол А., Зенгин Б., Четинай Айдын П., Мете Л. Связь между возрастом начала шизофрении и возрастом начала менархе. Noro Psikiyatr Ars. 2014; 51: 211–215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Ульспергер JM, Николас MA. Метааналитический обзор связи между временем полового созревания и психопатологией в подростковом возрасте: существуют ли половые различия в риске? Psychol Bull. 2017; 143: 903–938. [PubMed] [Google Scholar] 44.Руис А., Бланко Р., Сантандер Дж, Миранда Э. Взаимосвязь между половыми различиями в начале шизофрении и половом созревании. J Psychiatr Res. 2000; 34: 349–353. [PubMed] [Google Scholar] 45. Нванкво М., Данборно Б., Хамман В.О. Связь между индексом массы тела и сроками созревания. J Exp Clin Anat. 2015; 14: 95–100. [Google Scholar] 46. Халлонквист Дж. Д., Симан М. В., Ланг М., ректор Н. А. Различия в выраженности симптомов в течение менструального цикла у шизофреников. Биол Психиатрия. 1993; 33: 207–209. [PubMed] [Google Scholar] 47.Симан М.В. Менструальное обострение симптомов шизофрении. Acta Psychiatr Scand. 2012; 125: 363–371. [PubMed] [Google Scholar] 48. Симан М.В., Гупта Р. Выборочный обзор возрастных потребностей женщин с шизофренией. Clin Schizophr Relat Psychoses. 2015; 9: 21–29. [PubMed] [Google Scholar] 49. Бжезинский А, Бжезинский-Синай Н.А., Симан М.В. Лечение шизофрении во время менопаузы. Менопауза. 2017; 24: 582–588. [PubMed] [Google Scholar] 50. Симан М.В. Лечение шизофрении в период менопаузы. Maturitas.2012; 72: 117–120. [PubMed] [Google Scholar] 51. Чандра PS. Рецидив психоза, связанного с отменой эстрогена, после овариэктомии и терапии эстрогенами. Acta Psychiatr Scand. 2002; 106: 76; ответ автора 76–76; ответ автора 77. [PubMed] [Google Scholar] 52. Моффит О, Финдли Дж. Случай психоза с первым началом и повторных рецидивов, вызванных прекращением безрецептурной заместительной терапии эстрогенами у трансгендерной женщины. Гинекол Эндокринол. 2016; 32: 796–798. [PubMed] [Google Scholar] 53.Симан М.В. Преходящий психоз у женщин, принимающих кломифен, бромокриптин, домперидон и родственные эндокринные препараты. Гинекол Эндокринол. 2015; 31: 751–754. [PubMed] [Google Scholar] 54. Holka-Pokorska J, Piróg-Balcerzak A., Stefanowicz A. [«Психоз средней стимуляции» в процессе экстракорпорального оплодотворения с использованием цитрата кломифена и бромокриптина — пример из практики] Psychiatr Pol. 2014; 48: 901–916. [PubMed] [Google Scholar] 55. Григориадис С., Симан М.В. Роль эстрогена в шизофрении: значение для руководства по практике шизофрении для женщин.Может J Психиатрия. 2002; 47: 437–442. [PubMed] [Google Scholar] 56. Мендрек А., Стип Е. Половой диморфизм при шизофрении: есть ли необходимость в протоколах, основанных на гендерных признаках? Эксперт Rev Neurother. 2011; 11: 951–959. [PubMed] [Google Scholar] 57. Миллан MJ, Andrieux A, Bartzokis G, Cadenhead K, Dazzan P, Fusar-Poli P, Gallinat J, Giedd J, Grayson DR, Heinrichs M, et al. Изменение течения шизофрении: прогресс и перспективы. Nat Rev Drug Discov. 2016; 15: 485–515. [PubMed] [Google Scholar] 58. Коэн RZ, Gotowiec A, Seeman MV.Продолжительность этапов предварительного лечения при шизофрении: женщины и мужчины. Может J Психиатрия. 2000. 45: 544–547. [PubMed] [Google Scholar] 59. Ран М.С., Мао В.Дж., Чан С.Л., Чен Е.Ю., Конвелл Ю. Гендерные различия в результатах у людей с шизофренией в сельских районах Китая: 14-летнее последующее исследование. Br J Psychiatry. 2015; 206: 283–288. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 60. Симан М.В. Текущие исходы при шизофрении: женщины против мужчин. Acta Psychiatr Scand. 1986. 73: 609–617. [PubMed] [Google Scholar] 61. Чайлдерс С.Е., Хардинг СМ.Пол, преморбидное социальное функционирование и отдаленные исходы шизофрении по DSM-III. Шизофр Бык. 1990; 16: 309–318. [PubMed] [Google Scholar] 62. Хэнлон М.С., Кэмпбелл Л.Э., Сингл N, Коулман С., Морган В.А., Хлопок С.М., Пятно HJ, Замок DJ. Мужчины и женщины, страдающие психозом, и влияние продолжительности болезни на половые различия: второе австралийское национальное обследование психозов. Psychiatry Res. 2017; 256: 130–143. [PubMed] [Google Scholar] 63. Ремингтон Г., Симан М.В. Шизофрения и влияние мужского пола.Clin Pharmacol Ther. 2015; 98: 578–581. [PubMed] [Google Scholar] 64. Heitz U, Studerus E, Menghini-Müller S, Papmeyer M, Egloff L, Ittig S, Navarra A, Andreou C., Riecher-Rössler A. Гендерные различия в первых самооцененных признаках и симптомах у пациентов с психическим состоянием повышенного риска и психоз первого эпизода. Ранняя интервальная психиатрия. 2017 [PubMed] [Google Scholar] 65. Симан М.В. Гендерный психоз: болезнь Зельды Фицджеральд. Med Humanit. 2016; 42: 65–69. [PubMed] [Google Scholar] 66. Thorup A, Petersen L, Jeppesen P, Ohlenschlaeger J, Christensen T., Krarup G, Jorgensen P, Nordentoft M.Гендерные различия у молодых людей с первым эпизодом расстройств шизофренического спектра на исходном уровне в датском исследовании OPUS. J Nerv Ment Dis. 2007; 195: 396–405. [PubMed] [Google Scholar] 67. Fiorentini A, Volonteri LS, Dragogna F, Rovera C, Maffini M, Mauri MC, Altamura CA. Психозы, вызванные употреблением психоактивных веществ: критический обзор литературы. Curr Drug Abuse Rev.2011; 4: 228–240. [PubMed] [Google Scholar] 68. Симан М.В. Не все психозы — это шизофрения, особенно у женщин. Clin Schizophr Связанные психозы.2007; 1: 77–82. [Google Scholar] 69. Симан М.В. Психоз у женщин: рассмотрите медицинские и психологические триггеры среднего возраста. Curr Psychiatry. 2010; 9: 64–68, 75–76. [Google Scholar] 70. Андерсон Дж. Э., Ларк СК. Путешествие по лабиринту психического здоровья и зависимостей: пилотный проект на уровне сообществ, посвященный новой роли в первичной психиатрической помощи. Ment Health Fam Med. 2009; 6: 15–19. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 71. Кроуфорд MB, DeLisi LE. Вопросы, связанные с половыми различиями в лечении антипсихотиками. Curr Opin Psychiatry.2016; 29: 211–217. [PubMed] [Google Scholar] 72. Ланге Б., Мюллер Дж. К., Левик FM, Бамб Дж. М.. Как гендер влияет на фармакотерапевтический подход к лечению психозов — систематический обзор. Эксперт Opin Pharmacother. 2017; 18: 351–362. [PubMed] [Google Scholar] 73. Rabinowitz J, Werbeloff N, Caers I, Mandel FS, Stauffer V, Ménard F, Kinon BJ, Kapur S. Детерминанты антипсихотического ответа при шизофрении: значение для практики и будущих клинических испытаний. J Clin Psychiatry. 2014; 75: e308 – e316. [PubMed] [Google Scholar] 74.Симан М.В. Гендерные различия в назначении антипсихотических препаратов. Am J Psychiatry. 2004. 161: 1324–1333. [PubMed] [Google Scholar] 75. Симан М.В. Гендерные различия при шизофрении. Может J Психиатрия. 1982; 27: 107–112. [PubMed] [Google Scholar] 76. Гур РЭ, Гур РЦ. Гендерные различия в регионарном мозговом кровотоке. Шизофр Бык. 1990; 16: 247–254. [PubMed] [Google Scholar] 77. Гордон Дж. Х., Горски Р. А., Борисон Р. Л., Даймонд Б. И.. Постсинаптическая эффективность дофамина: возможное подавление эстрогенами. Pharmacol Biochem Behav.1980; 12: 515–518. [PubMed] [Google Scholar] 78. Франкони Ф., Кампези И. Фармакогеномика, фармакокинетика и фармакодинамика: взаимодействие с биологическими различиями между мужчинами и женщинами. Br J Pharmacol. 2014; 171: 580–594. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 79. Симан М.В. Женщины и психоз. Womens Health (Лондон) 2012; 8: 215–224. [PubMed] [Google Scholar] 80. Смит С. Гендерные различия в назначении нейролептиков. Int Rev Psychiatry. 2010. 22: 472–484. [PubMed] [Google Scholar] 81. Marazziti D, Baroni S, Picchetti M, Piccinni A, Carlini M, Vatteroni E, Falaschi V, Lombardi A, Dell’Osso L.Фармакокинетика и фармакодинамика психотропных препаратов: влияние пола. CNS Spectr. 2013. 18: 118–127. [PubMed] [Google Scholar] 82. Гонсалес-Родригес А., Каталон Р., Пенадес Р., Руис Кортес В., Торра М., Симан М. В., Бернардо М. Антипсихотический ответ ухудшается с увеличением продолжительности постменопаузы у женщин с шизофренией. J Clin Psychopharmacol. 2016; 36: 580–587. [PubMed] [Google Scholar] 83. Гонсалес-Родригес А, Симан М.В. Фармакотерапия шизофрении у женщин в постменопаузе. Эксперт Opin Pharmacother.2018; 19: 809–821. [PubMed] [Google Scholar] 84. Kulkarni J, Gavrilidis E, Worsley R, Hayes E. Роль лечения эстрогенами в лечении шизофрении. Препараты ЦНС. 2012; 26: 549–557. [PubMed] [Google Scholar] 85. Кулькарни Дж., Гаврилидис Э., Уорсли Р., Ван Рейнен Т., Хейс Э. Роль эстрогена в лечении мужчин с шизофренией. Int J Endocrinol Metab. 2013. 11: 129–136. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 86. Лабад Дж., Марторелл Л., Уэрта-Рамос Е., Кобо Дж., Вилелла Е., Рубио-Абадаль Е., Гарсия-Парес Г., Креус М., Нуньес С., Ортега Л. и др.Фармакогенетическое исследование эффектов ралоксифена на негативные симптомы у женщин в постменопаузе с шизофренией: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Eur Neuropsychopharmacol. 2016; 26: 1683–1689. [PubMed] [Google Scholar] 87. Usall J, Huerta-Ramos E, Labad J, Cobo J, Núñez C, Creus M, Parés GG, Cuadras D, Franco J, Miquel E, et al. Ралоксифен в качестве дополнительного лечения для женщин в постменопаузе с шизофренией: 24-недельное двойное слепое рандомизированное параллельное плацебо-контролируемое исследование.Шизофр Бык. 2016; 42: 309–317. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 88. Weickert TW, Weickert CS. Ралоксифен улучшает познавательные способности при шизофрении: ложный результат или действительный эффект? Фронтальная психиатрия. 2017; 8: 202. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 89. Weiser M, Levi L, Burshtein S, Hagin M, Matei VP, Podea D, Micluția I, Tiugan A, Păcală B, Grecu IG, et al. Ралоксифен плюс нейролептики по сравнению с плацебо плюс антипсихотики у тяжело больных декомпенсированных женщин в постменопаузе с шизофренией или шизоаффективным расстройством: рандомизированное контролируемое исследование.J Clin Psychiatry. 2017; 78: e758 – e765. [PubMed] [Google Scholar] 90. Вонг Дж., Симан М.В., Шапиро Х. Отчет о клиническом случае: Ралоксифен у женщин в постменопаузе с психозом: предварительные результаты. Am J Гериатр Психиатрия. 2003. 11: 697–698. [PubMed] [Google Scholar] 91. Caton CL, Xie H, Drake RE, McHugo G. Гендерные различия в психотических расстройствах с одновременным употреблением психоактивных веществ. J Dual Diagn. 2014; 10: 177–186. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 92. Мартенс П.Дж., Чочинов Х.М., Прайор Х.Д., Франсу Р., Берланд Э; Необходимо знать команду.Отличаются ли показатели скрининга на рак шейки матки для женщин с шизофренией? Популяционное исследование Манитобы. Schizophr Res. 2009. 113: 101–106. [PubMed] [Google Scholar] 93. Симан М.В. Профилактика рака груди у женщин с шизофренией. Acta Psychiatr Scand. 2011; 123: 107–117. [PubMed] [Google Scholar] 94. Симан М.В. Профилактика и лечение рака груди у женщин с тяжелыми психическими заболеваниями. Int J Womens Health Wellness. 2017; 3: 064. [Google Scholar] 95. Симан М.В. Шизофрения и рак: низкая заболеваемость, высокая смертность.Res J Oncol. 2017; 1: 6. [Google Scholar] 96. Торри Э. Ф. Рак простаты и шизофрения. Урология. 2006. 68: 1280–1283. [PubMed] [Google Scholar] 97. Бассон Р., Гилкс Т. Женская сексуальная дисфункция, связанная с психическими расстройствами, и их лечение. Женское здоровье (Лондон) 2018; 14: 1745506518762664. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 98. Симан М.В. В центре внимания участие братьев и сестер в лечении шизофрении. Психиатрия. 2013; 76: 311–322. [PubMed] [Google Scholar] 99. Симан М.В., Бенеш С. Сексуальные проблемы в женской клинике шизофрении.Сексологии. 2000; 34: 12–15. [Google Scholar] 101. Hung OY, Titterington JS, Wenger NK. Развитие сердечно-сосудистой помощи для женщин: десятилетие прогресса. Кардиол будущего. 2015; 11: 275–279. [PubMed] [Google Scholar] 102. де Фрис Б., ван Бушбах Д.Т., ван дер Стоув Э.К.Д., Алеман А., ван Дейк Д.Дж.М., Лисакер П.Х., Арендс Дж., Нейман С.А., Пийненборг Г.Х. Уровень распространенности и факторы риска виктимизации у взрослых пациентов с психотическим расстройством: систематический обзор и метаанализ. Шизофр Бык. 2018 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 103.Кулькарни Дж., Галлетли С. Повышение безопасности женщин в психиатрических отделениях. Aust N Z J Psychiatry. 2017; 51: 192–194. [PubMed] [Google Scholar] 104. Симан М.В. Однополые психиатрические услуги по защите женщин. Здоровье женщин Medscape. 2002; 7: 4. [PubMed] [Google Scholar] 105. Симан М.В. Плохо, обременено или больно? Характеристика супругов женщин, больных шизофренией. Int J Soc Psychiatry. 2013; 59: 805–810. [PubMed] [Google Scholar] 106. Симан М.В. Сексуальная эксплуатация женщин, больных шизофренией. Am Res J Addict Rehab.2018; 2: 1–8. [Google Scholar] 107. Симан М.В. Сексуальная эксплуатация женщины, больной шизофренией. J Clin Cases. 2018; 1: 1–6. [Google Scholar] 108. Ван Дейнс ТБ, Мэйси Р.Дж., Каддебэк Г.С., Оллман А.Дж. Насилие со стороны интимного партнера и сексуальное насилие среди женщин с серьезными психическими заболеваниями: обзор распространенности и факторов риска. J Soc Work. 2018; (20): 146801731876642. [Google Scholar] 109. Rund BR. Связь между шизофренией и насилием. Schizophr Res. 2018; pii: S0920–9964 (18) 30123-3. [Google Scholar] 110.Lau AS. Обоснование выборочной и направленной культурной адаптации основанных на фактических данных методов лечения: примеры обучения родителей. Clin Psychol Sci Pract. 2006; 13: 295–310. [Google Scholar] 111. Симан М.В. Проблемы воспитания у матерей с шизофренией. Curr Womens Health Rev.2010; 6: 51–57. [Google Scholar] 112. Симан М.В. Вмешательство для предотвращения потери опеки над ребенком у матерей с шизофренией. Лечение Schizophr Res. 2012; 2012: 796–763. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 113. Ральф С.Дж., Эспине А.Повышение общей смертности от приема антипсихотических препаратов: обновленный обзор и метаанализ по деменции и общей психиатрической помощи. J. Alzheimers Dis Rep., 2017; 1: 1–25. [Google Scholar] 114. Solmi M, Murru A, Pacchiarotti I, Undurraga J, Veronese N, Fornaro M, Stubbs B, Monaco F, Vieta E, Seeman MV и др. Безопасность, переносимость и риски, связанные с нейролептиками первого и второго поколения: современный клинический обзор. Ther Clin Risk Manag. 2017; 13: 757–777. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 116.Симан М.В. Шизофрения: женщины несут непропорционально много побочных эффектов антипсихотических препаратов. J Am Psychiatr Nurses Assoc. 2010; 16: 21–29. [PubMed] [Google Scholar] 117. Iversen TSJ, Steen NE, Dieset I, Hope S, Mørch R, Gardsjord ES, Jørgensen KN, Melle I, Andreassen OA, Molden E, et al. Бремя побочных эффектов нейролептиков в реальной жизни — Влияние пола и полипрагмазии. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2018; 82: 263–271. [PubMed] [Google Scholar] 118. Йоханнесен Л., Гарнетт С., Луо М., Таргум С., Соренсен Дж. С., Мехротра Н.Количественное понимание удлинения интервала QT и пола как факторов риска torsade de pointes. Clin Pharmacol Ther. 2018; 103: 304–309. [PubMed] [Google Scholar] 119. Чоу В., Реддел С., Пеннингс Г., Скотт Э., Паскуалон Т., Нг А.С., Йео Т., Курноу Дж., Критаридес Л. Глобальная гиперкоагуляция у пациентов с шизофренией, получающих длительную антипсихотическую терапию. Schizophr Res. 2015; 162: 175–182. [PubMed] [Google Scholar] 120. Лазо-Лангнер А., Лю К., Шариф С., Гарг А. Х., Рэй Дж. Иммиграция, регион происхождения и эпидемиология венозной тромбоэмболии: популяционное исследование.Res Pract Thromb Haemost. 2018; 2: 469–480. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 121. Jönsson AK, Schill J, Olsson H, Spigset O, Hägg S. Венозная тромбоэмболия во время лечения нейролептиками: обзор текущих данных. Препараты ЦНС. 2018; 32: 47–64. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 122. Вигод С.Н., Курдяк П.А., Деннис К.Л., Грунейр А., Ньюман А., Симан М.В., Рочон П.А., Андерсон Г.М., Григориадис С., Рэй Дж. Материнские и новорожденные исходы среди женщин с шизофренией: ретроспективное популяционное когортное исследование.BJOG. 2014; 121: 566–574. [PubMed] [Google Scholar] 123. Симан М.В. Состояние кожи и волос у женщин с шизофренией или родственными заболеваниями. Womens Health Res. 2018; 2: 14–28. [Google Scholar] 124. Симан М.В. Нейролептики и физическая привлекательность. Clin Schizophr Relat Psychoses. 2011; 5: 142–146. [PubMed] [Google Scholar] 125. Чжан-Вонг Дж. Х., Симан М. В.. Антипсихотические препараты, регулярность менструального цикла и риск остеопороза. Arch Womens Ment Health. 2002; 5: 93–98. [PubMed] [Google Scholar] 126. Карриер GW, Симпсон GM.Антипсихотические препараты и фертильность. Psychiatr Serv. 1998. 49: 175–176. [PubMed] [Google Scholar] 127. Галбалли М., Снеллен М., Пауэр Дж. Антипсихотические препараты во время беременности: обзор их воздействия на мать и плод. Ther Adv Drug Saf. 2014; 5: 100–109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 128. Джентиле С. Младенческая безопасность при антипсихотической терапии при грудном вскармливании: систематический обзор. J Clin Psychiatry. 2008; 69: 666–673. [PubMed] [Google Scholar] 130. Зай С.К., Маес М.С., Тивари А.К., Зай Г.К., Ремингтон Дж., Кеннеди Дж. Л..Генетика поздней дискинезии: многообещающие выводы и пути вперед. J Neurol Sci. 2018; 389: 28–34. [PubMed] [Google Scholar] 131. Turrone P, Seeman MV, Silvestri S. Активация рецептора эстрогена и поздняя дискинезия. Может J Психиатрия. 2000. 45: 288–290. [PubMed] [Google Scholar] 132. Hollingworth SA, Winckel K, Saiepour N, Wheeler AJ, Myles N, Siskind D. Отчеты о побочных эффектах нейтропении, миокардита и кардиомиопатии, связанных с клозапином, в Австралии за 1993-2014 гг. Психофармакология (Berl) 2018; 235: 1915–1921.[PubMed] [Google Scholar] 133. Симан М.В. Профилактика антипсихотических побочных эффектов у пожилых людей. J Ment Health Aging. 2018; 2: 24–28. [Google Scholar] 135. Острув Л., Немек П. Б., Смит С. Самостоятельная занятость людей с психическими расстройствами: преимущества и стратегии. J Behav Health Serv Res. 2018 [PubMed] [Google Scholar] 136. Hammell KW. Измерения смысла занятий повседневной жизни. Может ли J Occup Ther. 2004. 71: 296–305. [PubMed] [Google Scholar] 137. Link BG, Phelan JC. Осмысление стигмы.Энн Рев Социол. 2001. 27: 363–385. [Google Scholar] 138. Халифе Х., Джонсон С., Ховард Л.М., Боршманн Р., Осборн Д., Дин К., Харт С., Хогг Дж., Моран П. Насильственные и ненасильственные преступления против взрослых с тяжелыми психическими заболеваниями. Br J Psychiatry. 2015; 206: 275–282. [PubMed] [Google Scholar] 139. Десмарайс С.Л., Ван Дорн Р.А., Джонсон К.Л., Гримм К.Дж., Дуглас К.С., Шварц М.С. Совершение насилия в обществе и виктимизация среди взрослых с психическими заболеваниями. Am J Public Health. 2014; 104: 2342–2349. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 140.Ламсма Дж., Харт Дж. М.. Насилие при психозе: концептуализация его причинно-следственной связи с факторами риска. Агрессивное агрессивное поведение. 2015; 24: 75–82. [Google Scholar] 141. Krumm S, Checchia C, Badura-Lotter G, Kilian R, Becker T. Отношение специалистов в области психического здоровья к желанию пациентов иметь детей. BMC Med Ethics. 2014; 15:18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 142. Джеффри Д., Клемент С., Коркер Е., Ховард Л. М., Мюррей Дж., Торникрофт Г. Дискриминация в отношении отцовства, о которой сообщают пользователи общественных психиатрических служб в Великобритании: анализ структуры.BMC Psychiatry. 2013; 13: 120. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 143. Топор А., Бё Т.Д., Ларсен И.Б. Мелочи, микроутверждения и полезные профессионалы, ориентированные на повседневное выздоровление, для людей с проблемами психического здоровья. Community Ment Health J. 2018 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 144. Kaplan KJ, Harrow M, Clews K. Двадцатилетняя траектория суицидальной активности среди постбольничных психиатрических мужчин и женщин с расстройствами настроения и шизофренией. Arch Suicide Res.2016; 20: 336–348. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 145. Симан М.В. Суицид среди женщин с расстройствами шизофренического спектра. J Psychiatr Pract. 2009. 15: 235–242. [PubMed] [Google Scholar] 146. Симан М.В. Группа мэрилин монро и эффект вертера. Case Rep J. 2017; 1: 4. [Google Scholar] 147. Симан М.В. Влияние суицида на сопутствующих пациентов. Psychiatr Q.2015; 86: 449–457. [PubMed] [Google Scholar] 148. Бродский Б.С., Спруч-Фейнер А., Стэнли Б. Модель нулевого самоубийства: применение научно обоснованных практик предотвращения самоубийств к клинической помощи.Фронтальная психиатрия. 2018; 9:33. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 149. Браун С., Бертвистл Дж., Роу Л., Томпсон С. Нездоровый образ жизни людей с шизофренией. Psychol Med. 1999; 29: 697–701. [PubMed] [Google Scholar] 150. Моради Х., Харви П.Д., Хеллдин Л. Корреляты факторов риска сокращения продолжительности жизни при шизофрении: возможно ли разработать профиль предиктора? Schizophr Res. 2018 [PubMed] [Google Scholar] 151. Симан М.В. Показатель исхода при шизофрении: смертность. Может J Психиатрия.2007; 52: 55–60. [PubMed] [Google Scholar] 153. Северанс Е.Г., Дикерсон Ф.Б., Йолкен Р.Х. Аутоиммунные фенотипы при шизофрении открывают новые цели лечения. Pharmacol Ther. 2018; 189: 184–198. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 154. Босуорт Б. Растущее неравенство в смертности по социально-экономическому статусу. Annu Rev Public Health. 2018; 39: 237–251. [PubMed] [Google Scholar] 155. LePage JP, Bradshaw LD, Cipher DJ, Crawford AM, Hoosyhar D. Влияние бездомности на использование услуг здравоохранения ветеранами: оценка независимости от сопутствующих заболеваний.Здравоохранение. 2014; 128: 985–992. [PubMed] [Google Scholar] 156. Коэн С. Социальные отношения и здоровье. Am Psychol. 2004. 59: 676–684. [PubMed] [Google Scholar] 157. Батлер-Джонс Д., Вонг Т. Инфекционные заболевания, социальные детерминанты и необходимость межсекторальных действий. Can Commun Dis Rep. 2016; 42: S118 – S120. [PubMed] [Google Scholar] 158. Тисдейл С.Б., Самарас К., Уэйд Т., Джарман Р., Уорд ПБ. Обзор проблем питания, с которыми сталкиваются люди, живущие с тяжелыми психическими заболеваниями: роль диетологов в устранении пробелов в физическом здоровье.J Hum Nutr Diet. 2017; 30: 545–553. [PubMed] [Google Scholar] 159. Дики Б., Норманд С.Л., Вайс Р.Д., Дрейк Р.Е., Азени Х. Медицинские заболевания, психические заболевания и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. Psychiatr Serv. 2002; 53: 861–867. [PubMed] [Google Scholar] 160. Аттар Р., Берг Йохансен М., Валентин Дж. Б., Аагард Дж., Дженсен С. Е.. Лечение после инфаркта миокарда у больных шизофренией. PLoS One. 2017; 12: e0189289. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 161. Холт Р.И., Митчелл А.Дж. Сахарный диабет и тяжелые психические заболевания: механизмы и клинические последствия.Nat Rev Endocrinol. 2015; 11: 79–89. [PubMed] [Google Scholar] 162. Лоуренс Д., Кисели С. Неравенство в предоставлении медицинской помощи людям с тяжелыми психическими заболеваниями. J Psychopharmacol. 2010; 24: 61–68. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 163. Jayatilleke N, Hayes RD, Dutta R, Shetty H, Hotopf M, Chang CK, Stewart R. Вклад конкретных причин смерти в потерю ожидаемой продолжительности жизни при тяжелом психическом заболевании. Eur Psychiatry. 2017; 43: 109–115. [PubMed] [Google Scholar] 164. де Бур М.К., Кастелейн С., Вирсма Д., Шуверз Р.А., Кнегтеринг Х.Факты о сексуальной (дис) функции при шизофрении: обзор клинически значимых результатов. Шизофр Бык. 2015; 41: 674–686. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 165. Симан М.В. Потеря либидо у женщины с шизофренией. Am J Psychiatry. 2013; 170: 471–475. [PubMed] [Google Scholar] 166. Вонг Дж., Симан М.В. Пролактин, нарушения менструального цикла, качество жизни. Schizophr Res. 2007. 91: 270–271. [PubMed] [Google Scholar] 167. Симан М.В. Аменорея, вызванная антипсихотиками. J Ment Health. 2011; 20: 484–491.[PubMed] [Google Scholar] 168. Вигод С. Н., Симан М. В., Рэй Дж. Г., Андерсон Г. М., Деннис С. Л., Григориадис С., Грунейр А., Курдяк П. А., Рочон П. А.. Временные тенденции в общих и повозрастных коэффициентах фертильности среди женщин с шизофренией (1996–2009 годы): популяционное исследование в Онтарио, Канада. Schizophr Res. 2012; 139: 169–175. [PubMed] [Google Scholar] 169. Миллер LJ. Сексуальность, репродуктивность и планирование семьи у женщин с шизофренией. Шизофр Бык. 1997. 23: 623–635. [PubMed] [Google Scholar] 170. Вигод С.Н., Рочон-Терри Дж., Фунг К., Грунейр А., Деннис С.Л., Григориадис С., Курдяк П.А., Рэй Дж. Г., Рочон П., Симан М. В..Факторы, связанные с послеродовой госпитализацией в популяционной когорте женщин с шизофренией. Acta Psychiatr Scand. 2016; 134: 305–313. [PubMed] [Google Scholar] 171. Whitworth AB. Психофармакологическое лечение шизофрении при беременности и кормлении грудью. Curr Opin Psychiatry. 2017; 30: 184–190. [PubMed] [Google Scholar] 172. Симан М.В. Женщины с шизофренией как родители. Первичная психиатрия. 2002; 9: 39–42. [Google Scholar] 173. Симан М.В. Оценка влияния нейролептиков на воспитание детей.Бык женского здоровья. 2018; 5: e13409. [Google Scholar] 174. Симан М.В., Гонсалес-Родригес А. Использование психотропных препаратов у женщин с психотическими расстройствами в период менопаузы и за ее пределами. Curr Opin Psychiatry. 2018; 31: 183–192. [PubMed] [Google Scholar] 176. Париенте Г., Лейбсон Т., Карлс А., Адамс-Уэббер Т., Ито С., Корен Г. Изменения фармакокинетики, связанные с беременностью: систематический обзор. PLoS Med. 2016; 13: e1002160. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 177. Вестин А.А., Брекке М., Молден Э., Скогволл Э., Кастберг И., Спигсет О.Лечение антипсихотическими средствами при беременности: изменения в распределении лекарств. Clin Pharmacol Ther. 2018; 103: 477–484. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 178. Мерфи С.М., Ирвинг С.Б., Адамс К.Э., Вакар М. Кризисное вмешательство для людей с тяжелыми психическими заболеваниями. Кокрановская база данных Syst Rev.2015: CD001087. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 179. Симан М.В. Лунатизм, возможный побочный эффект антипсихотических препаратов. Psychiatr Q. 2011; 82: 59–67. [PubMed] [Google Scholar] 180. Симан М.В.Диагностика и лечение апноэ сна у женщин с шизофренией. J Ment Health. 2014; 23: 191–196. [PubMed] [Google Scholar] 181. Симан М.В. Сон, кошмары и шизофрения. J Sleep Disord Manag. 2017; 3: 1–7. [Google Scholar] 182. Симан М.В. Сонливость, вызванная антипсихотиками, у матерей с шизофренией. Psychiatr Q.2012; 83: 83–89. [PubMed] [Google Scholar] 183. Уодделл А., Росс Л., Лэдд Л., Симан М.В. Safe Minds — Восприятие безопасности в реабилитационной клинике при серьезных хронических психических заболеваниях.Int J Psychosocial Rehab. 2006; 11: 4–10. [Google Scholar] 184. Геринг П.Н., Штрейнер Д.Л., Адэр С., Обри Т., Баркер Дж., Дистасио Дж., Хванг С.В., Комарофф Дж., Латимер Э., Сомерс Дж. И др. Протокол исследования At Home / Chez Soi: прагматичное, рандомизированное контролируемое исследование с несколькими центрами, посвященное вмешательству Housing First для бездомных с психическими заболеваниями в пяти городах Канады. BMJ Open. 2011; 1: e000323. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 185. Пива М., Сантарелли Э., Виварелли М. Влияние технологических и организационных изменений на профессиональную предвзятость: доказательства и последствия для политики.Политика Res. 2005; 34: 141–157. [Google Scholar] 186. Вос Дж, Крейг М., Купер М. Экзистенциальные терапии: метаанализ их воздействия на психологические результаты. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 2015; 83: 115–128. [PubMed] [Google Scholar] 187. Мушкин П., Банд-Винтерштейн Т., Авиели Х. «Как каждый нормальный человек ?!» Парадоксальный эффект старения при шизофрении. Qual Health Res. 2018; 28: 977–986. [PubMed] [Google Scholar] 188. Чочинов Х.М., Хассард Т., МакКлемент С., Хак Т., Кристьянсон Л.Дж., Харлос М., Синклер С., Мюррей А.Пейзаж неизлечимо больных. J Управление симптомами боли. 2009. 38: 641–649. [PubMed] [Google Scholar] 189. Качкуркин А.Н., Разнахан А., Саттертуэйт Т.Д. Половые различия в развивающемся мозге: выводы из мультимодальной нейровизуализации. Нейропсихофармакология. 2018 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Сексуальное здоровье женщин с шизофренией: обзор

Хронические психотические заболевания, такие как шизофрения, затрагивают около 1% населения и влияют на каждый элемент благополучия пострадавшего.Сексуальное здоровье определяется Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) как «состояние физического, психического и социального благополучия по отношению к сексуальности» (World Health Organization, 2019). Согласно ВОЗ, сексуальное здоровье «требует позитивного и уважительного подхода к сексуальности и сексуальным отношениям, а также возможности иметь приятный и безопасный сексуальный опыт, свободный от принуждения, дискриминации и насилия». Сексуальное здоровье является важной частью общего здоровья на протяжении всей жизни, и сексуальное удовлетворение коррелирует с качеством жизни (Американский колледж акушеров и гинекологов, 2017, Flynn et al., 2016).

Исторически сложилось так, что сексуальное здоровье людей с психотическими расстройствами часто обесценивалось или принижалось. В начале-середине 20 века распространенные теории утверждали, что «сексуальные эксцессы» могут привести к шизофрении и что шизофрения может быть вызвана дефицитом половых гормонов; эти теории привели к ложным предположениям о роли сексуальности в шизофрении (Jacobs and Bobek, 2009, Kelly and Conley, 2004). До 1980-х годов многие клиницисты и исследователи считали, что люди с психотическими расстройствами «асексуальны», что способствовало неадекватному уходу за сексуальным и репродуктивным здоровьем для этой группы населения (McEvoy et al., 1983). В то время как руководящие принципы по уходу за группами населения, страдающими шизофренией и психотическими расстройствами, в настоящее время обычно включают сексуальное здоровье как часть комплексного ухода за этой группой населения (Американская психиатрическая ассоциация, 2019, NICE, 2014), клинические программы по лечению шизофрении обычно не затрагивают вопросы сексуального здоровья и большинство специалистов в области психического здоровья не спрашивают об этом (Nnaji and Friedman, 2008a, Tharoor et al., 2015). Факты свидетельствуют о том, что сексуальное здоровье — серьезная проблема, заслуживающая внимания при шизофрении.Шведское исследование 57 мужчин и 22 женщин с шизофренией в возрасте от 19 до 81 года показало, что из всех областей качества жизни сексуальное здоровье оценивается как самое низкое (Östman, 2014), в то время как шотландское исследование показало, что среди людей с шизофренией, 96% женщин (n = 26, средний возраст 47 лет) и 82% мужчин (n = 34, средний возраст 45 лет) испытали по крайней мере одну форму нарушения сексуального здоровья (Macdonald et al., 2003). Появляются доказательства того, что люди с шизофренией имеют такие же интимные отношения, сексуальные потребности и желания, что и здоровые люди, но что они постоянно сталкиваются с препятствиями на пути к соответствию определению сексуального здоровья, определенному ВОЗ с точки зрения способности достигать безопасных и приятных сексуальных ощущений. , без принуждения и насилия (de Jager and McCann, 2017).

Чем отличается шизофрения для женщин

Телевидение и фильмы в подавляющем большинстве изображают шизофреников как молодых белых мужчин. Этих мужчин обычно изображают жестокими преступниками или борющимися гениями, которые справляются с потерей работы.

В реальной жизни шизофрения не такая, как по телевизору, особенно у женщин. Ученые все чаще изучают, как шизофрения по-разному влияет на мужчин и женщин.

Мужчины обычно проявляют симптомы шизофрении в более молодом возрасте.Начало у большинства шизофренических мужчин приходится на поздний подростковый возраст или начало двадцатилетия.

Хотя у некоторых женщин-шизофреников болезнь развивается в подростковом возрасте или в начале двадцатых годов, у других симптомы не проявляются до 40 или даже 60 лет. У женщин в два раза выше вероятность появления симптомов после 40 лет. Это означает, что женщина с поздним началом шизофрении может прожить большую часть своей жизни без каких-либо признаков того, что она однажды станет шизофреникой.

«Это может быть первое начавшееся психическое заболевание», — говорит Никола Каселла, доцент кафедры психиатрии и поведенческих наук Медицинской школы Университета Джонса Хопкинса.

Это диагноз, которого многие люди не ожидают, и женщинам часто ошибочно ставят диагноз расстройства настроения или болезнь Альцгеймера с ранним началом.

«Диагноз очень сложный, — говорит Эбигейл Донован, младший психиатр Массачусетской больницы общего профиля.

Ученые тоже находят болезнь, и ее причины тоже сложны.

Теория эстрогена

Шизофрения — это неэффективное расстройство с симптомами, включающими галлюцинации, бред, апатию и социальную изоляцию, согласно Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам (DSM-5).

По данным Национального института психического здоровья, около 1% населения страдает шизофренией.

Позднее начало шизофрении возникает в возрасте 45 лет. Ученые считают, что это может быть связано со снижением уровня эстрогена у женщины в период перименопаузы.

«Идея состоит в том, что эстроген оказывает защитное действие, поэтому в то время, когда в организме женщины много эстрогена, они защищены от развития шизофрении», — говорит Донован.

Теория эстрогена также предполагает, что женщины с более низким уровнем эстрогена более уязвимы к заболеванию, в том числе женщины, у которых естественно более низкий уровень эстрогена, а также женщины в послеродовом периоде, испытывающие гормональные колебания.

Теория эстрогена все еще изучается, и хотя Донован говорит, что многие ученые поддерживают ее, они хотят изучить ее больше и «доказать без тени сомнения».

Когнитивные изменения

Ученые, однако, больше согласны с тем, что чем моложе человек заболевает шизофренией, тем больше у него когнитивных нарушений. Например, у подростка, у которого развивается шизофрения, будет наблюдаться значительное и необратимое снижение IQ.

«Вы теряете от 10 до 15 баллов по сравнению с исходным уровнем», — говорит Каселла.

Это влияет на скорость обработки и рабочую память, что означает дезорганизацию мышления человека. Каселла говорит, что нередки случаи, когда учащиеся колледжей с только что диагностированным диагнозом бросают школу из-за потери академических способностей.

У пациентов с поздним дебютом, похоже, меньше нарушений когнитивных способностей. «У женщин с поздним началом есть некоторые когнитивные нарушения, но они, по-видимому, менее разрушительны, чем те, которые испытывают люди, если бы у них развилась шизофрения в позднем подростковом или начале двадцатилетнего возраста», — говорит Донован.

Женщины с поздней шизофренией имеют те же симптомы, что и люди, у которых она развивается в более раннем возрасте, но ученые в настоящее время считают, что эти симптомы, как правило, более легкие.

Отображение симптомов

Шизофрения подразделяется на «положительные» симптомы, которые добавляют галлюцинации или заблуждения к жизни человека, и «отрицательные» симптомы, которые заставляют человека испытывать потерю благополучия из-за апатии, депрессии и удовольствия. в жизни.

У женщин с шизофренией с поздним началом негативные симптомы могут проявляться в их семье или друзьях, как изменение личности.

«Таким образом, когда люди испытывают эти негативные симптомы, им кажется, что их личность изменилась», — говорит Донован. «Они не говорят так, как когда-то, у них нет той же связи, и у них нет мотивации выходить и делать то, что они когда-то делали».

Эти симптомы часто появляются за годы до появления, что может означать, что у врача недостаточно информации для постановки диагноза пациенту. Исследования показывают, что время между появлением первых симптомов и постановкой диагноза, называемое продромальным периодом, составляет в среднем пять лет.

Каселла говорит, что в настоящее время у него есть пациентка, диагноз которой был поставлен на последнем году обучения в колледже. Она вспоминает, как в младшем классе средней школы внезапно почувствовала тревогу по поводу выступления в классе. «Произошли изменения, — говорит Каселла. «Я подозреваю, что у этой пациентки она начала беспокоиться из-за своей подозрительности, думая, что« люди будут слушать, как я говорю в классе, и я не знаю, какие у них могут быть намерения »».

Женщины с поздним началом шизофрении также есть изменения, происходящие за годы до постановки диагноза.У женщин с такими негативными симптомами, как апатия и депрессия, может быть ошибочно диагностировано расстройство настроения.

Это сложное заболевание, и Донован говорит, что ученые хотели бы многое узнать о том, почему у человека развивается шизофрения — на любом этапе жизни. Они хотели бы лучше предсказывать, у кого разовьется шизофрения, чтобы можно было предпринять ранние вмешательства. И как клиницист, который лечит пациентов всех возрастов, она говорит, что хотела бы видеть больший прогресс в вариантах лечения.

«У нас есть лекарства для лечения этих положительных симптомов, и в большинстве случаев эти симптомы проходят», — говорит она. «Но у нас нет лекарств для лечения негативных или когнитивных симптомов. Хотелось бы, чтобы у нас было что предложить ».

Как белая женщина с нелеченной шизофренией меня никогда не считали угрозой. Многим не повезло

Я безостановочно разговаривал с угрожающими голосами в голове с 6 утра, когда меня испугал громкий стук в дверь спальни. В комнату вошли полицейский-мужчина и два врача скорой помощи.Они пытались сдержать шок от беспорядка, все было покрыто стопками книг и одежды.

Мои длинные каштановые волосы имели шесть дюймов седины у корней. Я был 5 футов 10 дюймов и весил всего 115 фунтов. Пытаясь определить, был ли полицейский в хорошем настроении или в плохом духе, я схватил свой рюкзак, наполненный документами о моем нацеливании, и вытащил бумаги, чтобы показать ему. Он сочувственно посмотрел на меня: «У нас есть другие люди, с которыми нам нужно связаться. Мы поедем с тобой в больницу. Я понял, что полицейский был на моей стороне, один из хороших парней, пытающихся защитить меня от оперативников, которые, как я полагал, работали в программе контроля разума.

Мне было 46, когда у меня развилась параноидальная шизофрения. Это было редкое позднее начало. По мере того, как болезнь прогрессировала, я обнаруживал, что меня одолевают странные поведенческие симптомы, командные голоса и заблуждения людей, следующих за мной. Сейчас они полностью контролируются антипсихотическими препаратами, но в течение шестилетнего курса моей нелеченой болезни у меня было множество встреч с полицией, когда я был психотиком. Хотя однажды они были грубо скованы наручниками, в большинстве случаев эти беседы были вежливыми.

Мне было 46, когда у меня развилась параноидальная шизофрения.Это было редкое позднее начало.

Как белую женщину средних лет меня никогда не считали угрозой. К тому же я был не настолько болен, что не мог должным образом отреагировать на указания полицейского. Тем не менее, эти переживания травмировали меня. Я вспомнил об этом, когда узнал о Рикардо Муньосе.

13 сентября 2020 года Муньос, страдающий параноидальной шизофренией, ворвался в свою парадную дверь в Ланкастере, штат Пенсильвания, размахивая ножом. Его сестра, которая жила на другом конце города, пыталась отправить его на стационарную психиатрическую помощь.Другая сестра, которая жила в его квартале, позвонила в службу 911 и объяснила, что он психически болен, ведет себя агрессивно и нуждается в госпитализации.

Отвечающий полицейский убежал, когда Рикардо зарядил его ножом, а затем внезапно повернулся и выстрелил в него несколько раз, убив его. История Муньоса следует печальной, знакомой схеме. Он перестал принимать лекарства. Его семья отчаянно пыталась помочь ему. Они не могли найти психиатра, который мог бы его лечить. Сестра Муньоса позвонила в полицию, надеясь помочь ему.А теперь он мертв.

Согласно исследованию Лечебно-пропагандистского центра, люди с нелеченными психическими заболеваниями в 16 раз чаще погибают во время столкновения с полицией, чем другие гражданские лица, к которым обращаются правоохранительные органы. Так почему же в Америке продолжают вызывать полицию для лечения людей, страдающих серьезными психическими заболеваниями?

[W] Почему в Америке продолжают вызывать полицию для работы с людьми, страдающими серьезными психическими заболеваниями?

Полиция не оборудована, чтобы справиться с тяжелым психозом.Кто-то с параноидальной шизофренией может ошибаться в том, что приближающийся офицер был населен инопланетянином и пришел, чтобы забрать его, чтобы «поэкспериментировать» в больнице. Испуганный человек машет ножом для защиты. Держись подальше, ты за мной! Заблуждение полностью реально для человека, находящегося в психотическом эпизоде, он может слышать командные голоса, указывающие им направление. Полицейский — один из них! Не позволяй ему забрать тебя.

Я знаю, потому что слышал эти голоса.

Человек, страдающий тяжелым психозом, также может быть неспособен выполнять словесные команды офицера. Если больной держит оружие, он инстинктивно регистрируется в полиции как опасный человек, который обучен реагировать со смертельной силой.

Ранее в этом месяце город Нью-Йорк объявил о создании групп по психическому здоровью — пилотной программе по реагированию на чрезвычайные ситуации в области психического здоровья. При подобном подходе, ориентированном на здоровье, в группы могут входить медсестры, социальные работники, психологи, психиатры и коллеги, которые обучены уменьшать кризис психического здоровья.Полиция присоединится к командам только в экстренных случаях, связанных с оружием. Цель состоит в том, чтобы предотвратить ненужные смерти и предоставить людям необходимые медицинские услуги. Это хороший показатель, но это лишь малая часть того, как наша система может лучше помочь психически больным людям.

Во многих частях страны тюрьмы являются крупнейшими поставщиками психиатрических услуг. Также ощущается нехватка психиатров, и прогнозируется, что кризис будет только усугубляться. Так много психиатров не принимают страхование здоровья , а когда они соглашаются, ждать приходится долго.Когда я выздоравливал после госпитализации, я звонил всем психиатрам в Бостоне по моему плану. Доступна была только одна встреча, через шесть месяцев. Вместо того, чтобы идти в отделение неотложной помощи за лекарствами, я заплатил 450 долларов частному психиатру.

У меня серьезное заболевание мозга, которое является заболеванием, а не личным недостатком.

Между тем общинные центры психического здоровья, которые должны были заменить психиатрические учреждения, никогда не получали достаточного финансирования для оказания помощи людям, живущим самостоятельно . Для удовлетворения спроса людей с серьезными психическими заболеваниями также не хватает вспомогательного жилья. Это оставляет раздробленную систему психиатрической помощи, которая терпит неудачу у самых больных и пациентов со средним и низким доходом. Доступ к хорошей психиатрической помощи становится роскошью, которую могут себе позволить только богатые.

Более 3 миллионов человек в Америке страдают шизофренией, но мы прячемся в тени, изолированные друг от друга, стыдясь своей болезни. Я редко слышу, как кто-то выражает надежду на излечение.

У меня серьезное заболевание мозга, которое является заболеванием, а не личным недостатком. Нам требуется сострадание и такое же качественное лечение и реабилитация, которые были бы предоставлены пациенту-неврологу. Теперь, когда я здоров, я часто наблюдаю, как бездомные, больные шизофренией, разговаривают сами с собой в парках. Они стали проблемой для полиции. Я понимаю, как мне повезло, что я избежал этой участи. Полиция, даже полиция, поддерживаемая профессионалами в области здравоохранения, не может заменить должным образом функционирующую систему охраны психического здоровья.

Под лечением превосходного психиатра я выздоравливаю в реальности после выздоровления от изнурительного психоза. Когда дело доходит до создания более справедливого мира, новая администрация сталкивается с большим количеством проблем, но я призываю их сосредоточиться на инновациях в управлении психическими заболеваниями. Американская психиатрическая ассоциация в настоящее время призывает к принятию правил, вводящих постоянное расширение и паритет сеансов телемедицины после пандемии коронавируса. Это был бы хороший первый шаг.

Наша история может быть историей победы над болезнью.

Следите за Cognoscenti в Facebook и Twitter.

Диагноз — Шизофрения — NHS

Не существует единого теста на шизофрению, и это заболевание обычно диагностируется после оценки специалистом по психическому здоровью.

Если вы обеспокоены развитием симптомов шизофрении, как можно скорее обратитесь к терапевту. Чем раньше вылечится от шизофрении, тем лучше.

Лечащий врач спросит о ваших симптомах и проверит, не вызваны ли они другими причинами, например, употреблением наркотиков.

Бригада психиатрической помощи по месту жительства

Если есть подозрение на диагноз шизофрения, терапевт должен направить вас в местную бригаду психического здоровья по месту жительства (CMHT).

CMHT состоят из различных специалистов в области психического здоровья, которые поддерживают людей со сложными психическими расстройствами.

Член группы CMHT, обычно психиатр или специализированная медсестра, проведет более подробную оценку ваших симптомов.Они также захотят узнать вашу личную историю и текущие обстоятельства.

Для постановки диагноза большинство специалистов в области психического здоровья используют диагностический контрольный список.

Шизофрения обычно можно диагностировать, если:

  • у вас в течение месяца большую часть времени наблюдались 1 или несколько из следующих симптомов: бред, галлюцинации, слышимость голосов, бессвязная речь или негативные симптомы, такие как сглаживание эмоции
  • ваши симптомы существенно повлияли на вашу способность работать, учиться или выполнять повседневные задачи
  • все другие возможные причины, такие как употребление наркотиков или биполярное расстройство, были исключены

Сопутствующие заболевания

Иногда это может быть неясно, болен ли кто-то шизофренией.Если у вас одновременно наблюдаются другие симптомы, у психиатра могут быть основания полагать, что у вас есть связанное с этим психическое заболевание, например:

  • биполярное расстройство — люди с биполярным расстройством переходят в периоды приподнятого настроения и чрезвычайно активны, возбуждены. поведение (мания) к периодам глубокой депрессии; некоторые люди также слышат голоса или испытывают другие виды галлюцинаций или могут иметь бред
  • шизоаффективное расстройство — это часто описывается как форма шизофрении, потому что его симптомы похожи на шизофрению и биполярное расстройство, но шизоаффективное расстройство является психическим заболеванием согласно своему праву; это может происходить всего один раз в жизни человека или приходить и уходить и быть вызванным стрессом

Вас также могут обследовать на предмет посттравматического стрессового расстройства, депрессии, беспокойства и злоупотребления психоактивными веществами.

Получение помощи для кого-то еще

Из-за своего бредового образа мыслей люди с шизофренией могут неохотно посещать своего терапевта, если они считают, что с ними все в порядке.

Скорее всего, кому-то, у кого в прошлом были острые эпизоды шизофрении, будет назначен координатор медицинской помощи. В этом случае свяжитесь с координатором медицинского обслуживания этого человека, чтобы выразить свои опасения.

Если у кого-то впервые случается острый приступ шизофрении, может потребоваться, чтобы друг, родственник или другой любимый человек уговорил их посетить терапевта.

В случае быстро ухудшающегося приступа шизофрении вам, возможно, придется обратиться в отделение неотложной и неотложной помощи (A&E), где будет работать дежурный психиатр.

Если человек, страдающий острым приступом шизофрении, отказывается получить помощь, его ближайший родственник может потребовать проведения оценки психического здоровья. Отдел социальных служб вашего местного органа власти может посоветовать, как это сделать. Найдите свой местный орган власти.

В тяжелых случаях люди могут быть принудительно помещены в больницу для обследования и лечения в соответствии с Законом о психическом здоровье (2007 г.).

После постановки диагноза

Если у вас, вашего друга или родственника диагностирована шизофрения, вы можете беспокоиться о том, что произойдет. Вы можете беспокоиться о клейме, связанном с этим заболеванием, или чувствовать себя напуганным и замкнутым.

Важно помнить, что постановка диагноза может стать положительным шагом на пути к получению достоверной и простой информации о болезни, а также о видах доступного лечения и услуг.

Диагностика детей и подростков

Детей и молодых людей с первым эпизодом шизофрении следует срочно направлять в специализированную службу психического здоровья.

Это должны быть либо службы охраны психического здоровья детей и молодежи (CYPMHHS) для лиц в возрасте до 17 лет, либо служба раннего вмешательства для лиц в возрасте 14 лет и старше, в которую входит психиатр-консультант, имеющий подготовку по вопросам психического здоровья детей и молодежи. .

Для получения дополнительной информации см. Рекомендации Национального института здравоохранения и повышения квалификации (NICE) по психозам и шизофрении у детей и подростков.

Женщина с шизофренией посвящает свою жизнь помощи другим людям с психическими заболеваниями

После получения официального диагноза шизофрения в 2003 году в возрасте 32 лет пациентка из мемориала UChicago Medicine Ingalls Лиза Гвардиола посвятила свою жизнь просвещению других о психических заболеваниях и разрушению стигм, связанных с психическим здоровьем.

Гвардиола сказал, что признаки и симптомы ее психического заболевания, такие как затворничество и слышимость голосов, начались в подростковом возрасте.

«Когда я был единственным ребенком, моя семья думала, что я просто социально неуклюж, и я вырасту из этого», — сказал Гвардиола, который живет в Хейзел Крест. «Когда я учился в старшей школе, я разговаривал с голосом, когда готовился к школе. Когда мама спросила, с кем я говорю, мне стало стыдно, и я сказала, что думаю вслух ».

Гвардиола покинула дом своей семьи в пригороде, чтобы переехать в Чикаго, когда ей было 19 лет.

«Это было, когда я была вдали от семьи, когда все стало выходить из-под контроля», — сказала она.

Она несколько лет работала парикмахером, прежде чем стать торговым представителем городской кабельной компании. Гвардиола сказала, что поначалу она хорошо справилась с этой ролью, но ее исполнение ухудшилось, поскольку «голоса начали раздаваться».

Гвардиола сказала, что у нее были заблуждения — распространенный симптом шизофрении — что ее преследовали или преследовали, и что правительство «пытается заполучить» ее, прослушивая ее телефон на работе.

«Мне было трудно водить машину и слушать радио, потому что я думал, что дикторы радио посылают мне сигналы через исполняемые песни. Я думал, что тележурналисты говорили именно со мной », — сказал Гвардиола. «Если патрульная машина проезжала по моей улице, я думал, что они следят за мной».

Примерно в это же время смерть в семье, нападения 11 сентября 2001 г. и стычка на работе, в результате которой ее уволили, ухудшили состояние Гвардиолы.Вернувшись домой с семьей, Гвардиола переживал суицидальные мысли. Ее мать, обеспокоенная ее поведением, обратилась в суд с ходатайством о первой из нескольких госпитализаций Гвардиолы.

Во время ее 14-дневного пребывания в больнице в конце 2003 года ей поставили диагноз шизофрения. Шизофрения — это тип психического заболевания, известного как психоз, при котором человек не может отличить реальное от воображаемого. Иногда люди с психотическими заболеваниями теряют связь с реальностью.

У нас в Ингаллсе есть ресурсы для лечения ее психического заболевания, и она использовала эти ресурсы в максимальной степени.

По данным Национального альянса по психическому здоровью (NAMI), каждый пятый взрослый американец страдает той или иной формой психического заболевания в любой конкретный год. А среди населения каждый 20-й взрослый живет с серьезным психическим заболеванием, таким как шизофрения, биполярное расстройство или длительно рецидивирующая большая депрессия.

Психиатр Джозеф Бек, доктор медицинских наук *, исполнительный медицинский директор по вопросам психического здоровья UChicago Medicine Ingalls Memorial, сказал, что диагноз шизофрении ставится, если у человека есть два или более основных симптома, которые могут включать галлюцинации, бред / паранойю или неорганизованную речь, по крайней мере, в течение один месяц.Другие симптомы могут включать крайнюю дезорганизацию и снижение эмоционального самовыражения.

«Паранойя, которую испытывала Лиза, является отличительным признаком шизофрении», — сказал Бек. «У людей часто возникают нарушения восприятия, например, когда они слышат что-то, чего им не следует слышать, и на их основании они формируют теории. Эти объяснения симптомов со временем могут стать непоколебимыми ».

Бек добавил, что у людей с шизофренией свой первый психотический срыв в возрасте от подросткового возраста до 20 лет.Они также могут возникать во время больших жизненных перемен, таких как уход от семьи, как в случае с Гвардиолой.

После того, как ей поставили диагноз, Гвардиола сказала, что начала принимать лекарства, изо всех сил старалась ходить на групповую терапию и начала посещать психиатра и социального работника.

«Но никто не упомянул выздоровление», — сказал Гвардиола. «У меня не было надежды, что я когда-нибудь стану достаточно независимым, чтобы снова покинуть дом своей матери. В то время, когда я заклеймил себя, я не думал, что у меня много будущего.”

Гвардиола сказала, что она мучилась в течение шести месяцев, прежде чем нашла прогрессивного психиатра, который посоветовал ей прочитать о расстройстве и сказал, что она сможет двигаться вперед по жизни, чтобы жить независимо, выйти замуж и снова работать, если она захочет. Это дало Гвардиоле надежду на будущее.

Гвардиола посещал дневную программу терапии в 2004 и 2005 годах, чтобы научиться навыкам социализации, лечению и другим навыкам совладания с шизофренией. Она получила стипендию, чтобы вернуться в школу, и в 2009 году окончила Южный пригородный общественный колледж со степенью младшего специалиста.В 2012 году она окончила Университет Святого Ксавьера, получив две степени бакалавра в области психологии и студийного искусства.

Ей предложили работу в той же клинике, где она ранее была пациентом дневной программы. Она проработала там два года специалистом по реабилитации, ассистировала на занятиях арт-терапией.

«Эта работа была очень полезной — помогать моим сверстникам в процессе их выздоровления, используя мою личную историю», — сказал Гвардиола.

После очередной госпитализации, на этот раз в стационарное отделение психиатрической помощи UChicago Medicine Ingalls Memorial, она начала посещать Бека для лечения.Также она посещала групповую терапию в рамках интенсивной амбулаторной программы.

«Образование и понимание Лизы своего заболевания и ее приверженность лечению — вот что позволило ей оставаться в таком стабильном состоянии», — сказал Бек. «У нас в Ingalls есть ресурсы для лечения ее психического заболевания, и она использовала эти ресурсы в максимальной степени. ”

Бек добавил, что выздоровление часто более достижимо для таких пациентов, как Гвардиола, которые ищут и придерживаются различных вариантов лечения.

Сейчас, в возрасте 50 лет, Гвардиола продолжает принимать лекарства и лечить симптомы под присмотром Бека.

«Я не знаю, чтобы просить о помощи. Я знаю, когда я борюсь, и я знаю, когда симптомы настигают меня, и просить о помощи — не проблема », — сказал Гвардиола. «У восстановления есть холмы и долины. Дорога определенно не линейная ».

Гвардиола в настоящее время проводит информационно-просветительскую работу с населением и проводит обучение для психолога и консультанта в Маттесоне. Там она ведет курсы для общественности по вопросам санитарной грамотности, оказания первой психиатрической помощи, предотвращения самоубийств, преодоления стигматизации психического здоровья и многому другому.

«Если люди не осведомлены о психических заболеваниях, я предоставляю информацию о том, через что проходит этот человек или его близкий. Я помогаю им узнать, как помочь своим близким в кризисной ситуации, и помогать тем, кто в них нуждается, жить продуктивной жизнью », — сказал Гвардиола. «Я действительно хотел вернуть обществу, которое так много дало мне».

Гвардиола сказал, что стигма, связанная с психическим здоровьем, заставляет людей бояться обращаться за помощью, но просить о помощи — это нормально.

«Не сломаешь ногу и не поедешь в больницу.То же самое и с вашим мозгом. Если ваш мозг не функционирует должным образом, очень важно, чтобы вы пошли и получили необходимую помощь », — сказала она. «Выздоровление возможно, и есть надежда на выздоровление. Вас ждет большое сообщество, которое поддерживает вас ».

Гвардиола также является вице-президентом местного филиала NAMI под названием NAMI South Suburbs of Chicago. Ее мать, которая присоединилась к группе поддержки NAMI в начале выздоровления Гвардиолы, стала активно участвовать в организации, чтобы поддержать свою дочь, и теперь является президентом этого отделения.

«Поддержка, которую я получил от моей мамы и организации NAMI, была огромной частью моего выздоровления», — сказал Гвардиола.

Гвардиола также ведет блог на популярном сайте здравоохранения о жизни с шизофренией и входит в консультативный совет потребителей Альянса действий по борьбе с шизофренией и психозом.

Она сказала, что все еще мечтает получить степень арт-терапии и в настоящее время учится, чтобы стать сертифицированным специалистом по поддержке восстановления (CRSS).

Джозеф Бек, доктор медицины, является поставщиком медицинских услуг Калифорнийского университета в Чикаго. UChicago Medicine Medical Group состоит из UCM Care Network Medical Group, Inc. и Primary Healthcare Associates, SC Поставщики медицинских услуг UChicago Medicine Medical Group не являются сотрудниками или агентами Медицинского центра Чикагского университета, Чикагского университета или UChicago Medicine Ingalls Memorial .

.

Добавить комментарий

Значение
Страх
Правосудие
Смертность
Идентичность
Свобода 01