Баба стерва: Я – стерва! Или как становятся женщинами с плохим характером…

Содержание

Угонщица и баба-стерва: ТОП-5 жареных фактов об Ирине Аллегровой

ТОП-5 «жареных» фактов об Ирине Аллегровой. Фото: Со страницы irinaallegrovaofficial в Instagram (12 )

20 января свой день рождения отмечает популярная российская исполнительница Ирина Аллегрова. Свою карьеру на большой сцене певица начала еще в 1970-х годах, однако настоящая известность к ней пришла в 90-х, когда она спела песню «Странник». Песни «Младший лейтенант», «Угонщица» и «Бабы-стервы» вознесли ее на вершину хит-парадов. Звездой первой величины певица продолжает оставаться до сих пор, несмотря на почтенный возраст. О малоизвестных фактах из биографии певицы рассказывает ИА KrasnodarMedia.

1. Фамилия Аллегрова происходит от термина «аллегро», который означает «веселый, резвый». Певице «музыкальную» фамилию подарил отец — Александр Григорьевич Саркисов. В молодости он в паспортном столе официально оформил смену фамилии на Аллегров. Фамилия по наследству досталась его дочери.

2. Певица так и не получила высшее музыкальное образование. Она не смогла поступить в консерваторию в Баку из-за болезни, провалила экзамен на факультет вокала. В российский театральный вуз — ГИТИС, она тоже не смогла поступить. Не прошла третий отборочный тур.

3. Пробиться на вершину российской эстрады ей помогли талант, занятия в музыкальной школе и уроки вокала Муслима Магомаева. Позже Аллегрова признается, что не просто обожала своего известного преподавателя, но и была в него не на шутку влюблена.

4. Артистка четыре раза официально выходила замуж. Первым ее мужем и отцом единственной дочери был Георгий Таиров. В браке они были около года, а затем развелись и почти не общались. Свое первое замужество Аллегрова называет ошибкой. Второй муж — Владимир Блехер был во главе музыкального коллектива «Молодые голоса», в котором пела певица. Артистка бросила его ради третьего мужа продюсера и бас-гитариста Владимира Дубовицкого. После развода с Аллегровой он женится на другой звезде — Татьяне Овсиенко. Четвертым супругом певицы стал Игорь Капуста — танцор из труппы на восемь лет младше ее. Их брак просуществовал с 1993 по 2000 год.

5. Талантливый человек — талантлив во всем. Ирина Аллегрова не только талантливая певица, но и талантливый кондитер и повар. Во второй половине 70-х певице пришлось подрабатывать — по ночам изготавливать торты. Она даже подумывала оставить карьеру певицы и пойти в повара. Она настолько вкусно готовит, что к ней поесть приходят даже известные соседи, например, Игорь Николаев. Кулинария продолжает оставаться ее главным увлечение и в настоящее время. На своей странице Instagram (12+) Ирина Аллегрова периодически выкладывает фото тортов, сладостей и других блюд, которыми она балует своих родных, друзей и знакомых.

В статье использованы фото со страницы irinaallegrovaofficial в Instagram (12+).

Просто женщина с характером? — новости Владимирской области

Быть настоящей стервой, которую не боятся, а, напротив, которой восхищаются, — это искусство?

В последнее время появился специальный термин «стервология». И даже создаются и развиваются «школы стерв». Кто такая стерва и действительно ли нужно ее в себе воспитывать?

Стерв боятся
Психологи так определяют стерву: внешне это — целеустремленная, самодостаточная женщина, не зависящая от чужого мнения. Она не боится провокаций со стороны и не боится провоцировать сама. Стерв обычно побаиваются. Любить ее сложно: никогда не знаешь, что она выкинет.
— Стерва — безусловно, яркая женщина. Но эта яркость, как боевая раскраска. Стерве просто не остается ничего другого: уж коли прятать свои уязвимые места, то прятать как следует. Поэтому стервы обычно злые на язычок и эксцентричные, — говорит психолог Елена Макарова

Она несчастна или свободна?
Нередко стервы одиноки, поэтому резкое поведение и злые высказывания вполне поведенчески оправданы. Это лишь внешние реакции: так стерва прикрывает свою беззащитность и свое одиночество.
— Если вы замужем, у вас хорошие дети, чудный муж, вы не станете обращать серьезного внимания на высказывания других людей в ваш адрес. А стерва — красивая молодая дама, но у нее никак не складывается личная жизнь и каждый ей «наступает на хвост». Как реагировать на выпады окружающих? Она может либо плакать, и это будет одна реакция. А может злословить в ответ, и это будет другая реакция. Но при этом про нее будут говорить: «Вот стерва!». По большому счету стерва — это змея, которой наступили на хвост, и поэтому она кусается, — поясняет Елена Макарова.

Стервы очень часто чувствуют себя несчастными, причем причины несчастий они могут придумать себе самые разные.
— Какая-то будет говорить, что у нее лишние 5-6 килограммов, и будет комплексовать и злословить по этому поводу на каждом шагу. А покопайся поглубже, окажется, что перед нами неуверенная в себе женщина, которая плачет ночью в подушку, потому что она одинока. Ну никак не складывается семейная жизнь: вот она такая красивая, умная и внешне яркая, много любовников, но нет одного-единственного. Это проблема многих женщин, — считает психолог.

Уж лучше быть одной, чем с кем попало
Мужчины, как правило, боятся стервозных женщин: с виду они настолько самодостаточны, что кажется, к ним невозможно подступиться. А по своей натуре представители сильного пола все-таки хотят «защищать».

— В случае со стервой мужчина обычно рассуждает так: «А зачем я ей нужен? Она и без меня прекрасно справляется. Баба, конечно, хорошая, но очень уж сильная. Что я буду около нее делать? Впереди бежать, дверки открывать? Такая роль мне не нужна». Демонстрация независимости отталкивает мужчин. Они, к сожалению, не слишком дальновидны и принимают за чистую монету нарочито яркое, иногда даже несколько агрессивное поведение женщины, за которым зачастую на самом деле скрывается слабость и неуверенность в себе, — комментирует Елена Макарова.
Как правило, стервы находят себе мягкотелых мужчин. Но это женщин не очень устраивает, поскольку на самом деле им нужно сильное плечо. Нередко стервы предпочитают оставаться одни, нежели жить со слабым мужчиной. Другой вариант — встречаться с женатыми. Причем для женатых мужчин стерва — это находка: она красивая, независимая, сильная, ни на что не претендует. И мужчина про себя прикидывает: «Даже если мы расстанемся, она это переживет. Не я первый, не я последний».

Немного стервозности не повредит
Немного стервозности не помешало бы любой женщине, полагают специалисты. Стервозность — это яркость, раскрепощенность, некоторая агрессия. И если женщина «стерва в меру», то это ее совершенно не портит. А лишь придает определенную пикантность.

— А что, вы думаете, кому-то интересны мямли, что воля, что неволя — все равно? Даже сами мужчины говорят, что они ужасно устают от таких женщин. Сильному полу интересна женщина «с изюминкой». А «изюминка» эта может быть самая разная: ум, яркость в проявлении чего бы то ни было. И, конечно, «острая» речь, — говорит Елена Макарова. — Со стервозностью главное не переборщить, чтобы из «милой стервы» не превратиться в «стерву абсолютную».

Стервами не становятся, стервами рождаются
По мнению психолога, стервами становятся отнюдь не в зрелом возрасте. Стервой нужно родиться. «Стервозинка» проглядывает даже в характере некоторых малышей.

— Бывают априори личности со стервозинкой. Но иногда женщина становится стервой после перенесенных страданий, — говорит Елена Макарова. —
Чтобы иногда «стервозить», не обязательно быть стервой. Стервозность — это некоторое актерское мастерство, которое женщине дано от природы и которое умные женщины развивают. Плюс ко всему у «положительной» стервы должны быть высокие моральные устои. Без них, как считает Елена Николаевна, «вы не стерва, вы просто сволочная бабенка».

Как должна себя вести настоящая женщина?
Надо уметь находить грань между стервозностью и нормальным поведением. Женщина должна знать, в какой момент показать, что вот сейчас ты стерва, но дома — ты мягкая, пушистая и любишь урчать на плече у своего мужчины.

— Покажите мужчине, что вы только с виду такая колючая и самодостаточная, а на самом деле мягкая и нежная и очень нуждаетесь в поддержке. Донести это все до мужчины — большое искусство, которое дано женщине либо от природы, либо оно приходит с опытом, — говорит Елена Макарова.

Анастасия ВРАНЦЕВА

КСТАТИ
Явные плюсы общения:
1. Стерва знает себе цену. Это очень привлекает сильный пол, хотя и делает нас слабее. Кстати, она имеет представление и о рыночных ценах на других людей — просто умеет торговаться.
2. Стерва не беспокоится о том, кто и что о ней думает — она и так примерно все это знает и, собственно, на это и работает. А вот мужчины очень нуждаются в поддержке, и жить не могут без оценки себя со стороны. Не обязательно положительной — ну хоть какой-нибудь!

3. Мужчина, который находится с ней рядом, постоянно в тонусе. Ему не нужны телетрансляции футбола, потому что каждый день он болеет за собственную команду в лице себя; ему почти не нужно спать и есть, потому что в этот момент он более всего беззащитен, а это чревато. Про занятия спортом я уже не говорю. В анализе крови этого счастливчика в любое время суток найдете фенилэтиламин, серотонин, адреналин, эндорфины и аспирин.

И очевидные минусы:
1. Наиболее сильно бьющий по мужскому самолюбию минус — ее полигамность. Она охотится, даже когда неголодна. Стерва почти никогда не ассоциируется у мужчины с материнством, и они редко планируют с ней длительные отношения.

2. Стерва не может вовремя остановиться. На свете столько прекрасных занятий, на которых останавливаться вообще необязательно, а она все продолжает и продолжает требовать пломбир с кленовым сиропом здесь и сейчас, да, прямо посередине лужи, да, в ноябре и, нет, в глазури сам ешь. Конечно, стерва — своего рода наркотик. Но все-таки человек более или менее вменяемый в определенный момент понимает, что зависимость зашла слишком далеко и пора делать ноги. (Однако совсем отказываться от стерв мужчина тоже не станет. Как не станет отказываться от бороды, если ему предложат раз и навсегда решить проблему со щетиной. Сложно отвергнуть соль, когда допускаешь даже на малую толику, что она, черт возьми, может оказаться солью земли!)

Благодарим за помощь в подготовке материала
Елену Макарову, психолога, преподавателя ВлГУ.
Тел.: 8-903-647-30-90.

Светлана Дубровина: Стерва — это женщина с ярким характером

Новосибирская актриса рассказала «Новой Сибири» о ролях, гармонии и секретах хорошей формы.

ЯРКИЕ женщины, которые умеют проживать свою жизнь, — так характеризует свои героинь солистка Новосибирского музыкального театра Светлана Дубровина, отметившая в этом году 35-летие творческой деятельности. Биография артистки насчитывает более восьмидесяти ролей, и едва ли не каждый созданный ею образ кипит темпераментом, разит экспрессией, пленит необузданными страстями, удивляет сочетанием острого внешнего рисунка и глубокого лиризма. В финальной премьере минувшего сезона — мелодраме «Бесприданница» — Светлана Дубровина сыграла Хариту Игнатьевну Огудалову, даму крутого нрава и властной харизмы, за богатым жизненным инструментарием которой тщательно скрывается и свободолюбивая цыганская душа, и чувство собственного достоинства, и не самая завидная женская участь.

— Редкое интервью с вами не начинается с признания того, что Светлана Дубровина — «Софи Лорен новосибирской оперетты». Кто автор меткого и жизнестойкого сравнения?

— Сибирской Софи Лорен меня назвала Любовь Борисовна Борисова — педагог и директор Новосибирского театрального училища. Она сидела в составе приемной комиссии, когда я сдавала вступительные экзамены, и произнесла эту фразу. Я тогда даже не знала, кто такая Софи Лорен. А когда узнала, была приятно удивлена и отшучивалась, что это моя итальянская тетя.

— С чего началась ваша театральная история?

— Как у всех: с мечты, с семьи. Мы вместе с сестрой поступали в театральное училище. Но если Галочка хотела стать артисткой, то я пошла на экзамены только для того, чтобы ее поддержать, — за компанию. Я с детства хотела заниматься каким-то творчеством. Всегда пела, танцевала, сама записалась и закончила фортепианную школу. Была из тех, кто, как говорила моя бабушка, «на боку дыру вертит». Но даже не представляла, во что это выльется. Только став артисткой, поняла природу своих интересов.

— Вы окончили драматическое отделение, но стали артисткой театра оперетты. Как это произошло?

— Мы с сестрой учились на актрис драматического театра. На выпускные экзамены, как тогда было принято, приезжали «сибирские купцы» и разбирали понравившихся артистов. Галочку пригласили в Барнаул, и она уехала. А меня барнаульская драма напрасно ждала три года. Но судьба сложилась иначе. В дипломном спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» я играла Клеопатру Львовну Мамаеву, и Элеонора Титкова, которая тогда возглавляла Новосибирский театр музыкальной комедии, увидела меня и сочла, что ее театру нужна такая актриса. Пела я тогда любительски, хотя до театрального училища окончила музыкальный колледж, и все же решилась предложение принять. В драме мне всегда не хватало музыки и танцев.

— В какой театр вы пришли, и какие изменения произошли с теперь уже экс-театром музыкальной комедии за эти годы?

— Я пришла в другой театр. Тогда на сцене было больше классики, сейчас театр уплыл в мюзикловое плаванье. Но ничего удивительного в этом нет. Меняется время, меняется ритм, меняется зритель. Раньше в наш театр чаще ходили люди среднего возраста, теперь все больше ходит молодежь, что лично мне очень нравится. Изменились декорации и технологии. Открылись новые возможности для реализации постановочных замыслов. Я пришла в Музыкальный театр, когда он был проще, наивнее и скуднее в плане выразительных средств. Зал был не на 700, а на 900 мест. Мы пели без микрофона и пытались озвучить голосом все пространство. Сейчас технически работать с залом проще, хотя микрофон не всегда может передать все обертона. Стали другими и люди. Мне очень нравится сейчас наш коллектив — доброжелательный, молодежный.

— И нет конкуренции и эйджизма?

—  Нынешняя молодежь не конкурирует ни между собой, ни со старшими коллегами. По крайней мере, я еще ни разу не почувствовала подвоха с их стороны. У нас в театре пространство любви и семейственности. Для меня здесь абсолютно безопасное место, где я могу открыто заявить о своих чувствах, и никто надо мной не посмеется. Это очень важно — иметь возможность быть искренней и самой собой.

— Когда-то в интервью вы посетовали: все время приходится играть каких-то стерв. Смирились со сценической кармой, или эти переживания до сих пор актуальны?

— С того интервью прошло столько времени… Во мне многое изменилось. И к стервозности мое отношение тоже поменялось. Ведь что такое стерва? Женщина с ярким характером, любящая себя больше, нежели других.

Мне нравятся женщины с ярким характером, которые умеют проживать свою жизнь. У них есть чему поучиться, да и в качестве сценических образов они отлично дополняют мой характер. Это по молодости лет мы играем в хороших девочек, которые хотят всем нравиться, а когда получаешь жизненный опыт, вместе с ним приобретаешь свободу. Больше не надо никому ничего доказывать. Можно общаться только с теми людьми, кто тебе приятен. Начинаешь разбираться в себе, любить себя и достигаешь определенного равновесия.

— На сцене ваши образы чаще всего далеки от равновесия. Вспомним, например, вашу маму Людмилы, главной героини рок-мюзикла «Фома». Сцена, в которой она на пороге коммуналки под утро встречает влюбленную дочь, стала одним из самых запоминающихся эпизодов спектакля.

— «Фома» — четвертая работа Филиппа Разенкова в нашем театре. Он представитель нового поколения режиссеров, удивительно талантливый человек, и мне очень нравилось с ним работать и в «Римских каникулах», и в «Отпетых мошенниках», и в «Фоме», на площадке которого была какая-то особенная атмосфера. Я никогда не была поклонницей песен Шевчука, а здесь для меня случилось настоящее открытие — настолько глубокие, философские и интересные тексты у него оказались.

Мне достался эпизод с матерью. Казалось бы, каких-то семь минут на сцене и всего пять фраз, через которые нужно рассказать историю моей героини. Задача непростая, но мы это сделали. В нашу сцену вмещен быт, который помнят все женщины советского периода. А несколько незамысловатых реплик передают всю боль, тревогу и волнение, которые поймет каждая мать. Только мама знает, что такое стоять в три часа ночи у окна и ждать. Срываться при встрече на крик. Сейчас это кажется диким, а предыдущее поколение матерей именно так выражало свою любовь: сначала накричать, потом приласкать. По-другому они не умели. Я тоже познала радость материнства. У меня замечательный сын. Но, слава богу, он мне не привносил в жизнь таких сюрпризов.

— Порой зрителям кажется, что жизнь артиста проходит только на сцене — от спектакля к спектаклю.

— Нам тоже иногда так кажется. В этом году я отметила 35-летие творческой деятельности и честно скажу, эти годы пролетели как одно мгновение. Ты работаешь и работаешь, сезон сменяет сезон — бесконечное творчество. Оглядываешься и не понимаешь: как, уже 35 лет прошло? А вроде все началось только вчера.

— Можно сверять часы по ролям. Сколько десятков героинь в вашем репертуаре?

— Я не считала роли, но люблю всех своих героинь: Донна Анна в «Доне Жуане», Паулина в «Страстях святого Микаэля», Мариэтта в «Баядере», Габи в «Восемь любящих женщинах», Текле в «Хануме», графиня Вереберг в «Римских каникулах». И про каждую могу рассказать. Прекрасные роли, и я благодарна, что мне удалось их сыграть. Когда выпускаешь спектакль, только примериваешь роль, но чем больше показов, тем ближе она тебе становится. С каждым спектаклем ты все крепче присваиваешь образ, все дальше отходишь от себя и все ближе подбираешься к героине.

— Год назад в вашем репертуаре появился персонаж, который очень сложно увязать с вашей яркой внешностью и неиссякающей молодостью, — баба Шура в музыкальной комедии «Любовь и голуби». Вы были готовы к резкому переходу на возрастную роль?

Баба Шура — моя любимая роль. Я настолько ее боялась, насколько сейчас люблю. Да, для меня это переходная роль. Характерная, но уже и возрастная. Но я не натягиваю на себя 70 или 80 лет. Сколько получается — все мои. Грим, косынка — и пошла на сцену.

Когда мы только приступили к репетициям, меня смущал тот факт, что у всех на слуху ставший классикой фильм, где бабу Шуру блестяще играет Тенякова. Кажется, лучше нее сыграть невозможно. Но, подумав, я решила, что лучше играть и не надо. Нужно сыграть так, как смогу исполнить эту роль только я. Вот и получилась моя баба Шура — очень живая, наивная, открытая, но с огоньком, со своей звонкой интонацией, со своей болью и любовью к старому дураку Митюнюшке. Очень люблю этот материал. К сожалению, в репертуаре нашего театра мало историй про героев из народа. Не все зрители такое любят, но такие спектакли в афише должны быть. Это просто, понятно, искренне и всегда откликается.

— Что должен сделать артист на сцене, чтобы душа зрителя откликнулась на его призыв?

— Артист должен быть искренним, заразительным. Должен делиться со сцены своими чувствами. Мы ведь выходим на подмостки не с пустыми руками. Мы выходим, чтобы поделиться своей радостью, любовью, эмоциями. Самое прекрасное, когда зритель дышит с нами, и мы дарим ему новые впечатления. Происходит колоссальный энергетический обмен. Жизнь — это коллекция впечатлений. Именно ради этого и стоит приходить к нам в театр. Ничего другого делать не нужно. Просто сидеть в кресле и получать удовольствие.

— А что нужно для того, чтобы получать удовольствие от жизни?

— Радоваться тому, что у тебя есть, и быть довольным собой. Это касается и души, и тела. В юности я была перфекционисткой, а сейчас отпустила себя. Я делаю то, что просит моя душа, то, на что мне никогда не хватало времени. Раньше я не умела рисовать. Но лет шесть назад сын подарил мне мастер-класс по рисованию. С тех пор рисую натюрморты. Люблю составлять композиции из цветов и сухоцветов. Пытаюсь разводить на дачном участке розы, но они требуют большого ухода, внимания и любви. А я все еще люблю свою профессию и не готова отдавать цветам все свое время.

— На что в вашей жизни всегда находится время, кроме театра?

— На йогу. Я поздно узнала о йогических практиках, но уже лет 12 коврик для йоги всегда со мной. Это сейчас вокруг множество фитнес-центров, студий, а в наше время ничего подобного не было.

— Что помогало сохранять форму?

— Мама-природа. Меня всегда устраивало мое тело. Я искренне не понимаю девочек, которые страдают по поводу вдруг появившегося животика. Ну и что, что он появился? Это же мой животик. Он — прекрасен. Тело — храм моей души, где я помещаюсь. Нужно принимать его таким, какой он есть. А еще я не люблю сидеть на месте. Летом мы с мужем катаемся на велосипедах. Зимой по выходным, когда есть время, ходим на лыжах по Заельцовскому парку. Очень люблю путешествовать. Однажды на музыкальном вечере в Германии, где я пела, меня спросили: как вам удается всегда быть в форме? Да никак — говорю — танцуйте свою жизнь и радуйтесь!

Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь»

Фото Дарьи ЖБАНОВОЙ и Виктора ДМИТРИЕВА

Женщина-стерва и ее укротитель: evo_lutio — LiveJournal

В то время, как женщины жалуются, что мужчины ненадежны, в смысле – бабники и подлецы, мужчины заявляют, что женщины невыносимы, в смысле – стервы и истерички.

Тем и другим часто совершенно не очевидно, что одно тесно связано с другим, а если и понятно, не ясно, что с этим делать. Например, мужчины пытаются изо всех сил демонстрировать надежность, но очень скоро чувствуют перегруз и потребность кинуться во все тяжкие. Или женщины изо всех сил стараются не быть стервами, но вскоре ощущают, что подавленные эмоции разрывают их на части, и проще устроить скандал.

Я, пожалуй, приведу пример, как можно разбираться в причинах проблемы, а не следствиях.

Когда мужчины устают от «невыносимости» женщин, они буквально имеют в виду, что женщин трудно на себе нести. Не важно, что в этот же самый момент женщины говорят, что «все» тащат на себе. Женщины тащат «все», а мужчины – самих женщин. По крайней мере, они так себя воспринимают, но нести хотят легкую нимфу, а не брыкающуюся лошадь, норовящую заехать копытом в лоб. Неудачливые рыцари, скинувшие ношу на полпути, жалуются на то, что женщины сами не знают, чего хотят, что их поведение не подчиняется логике, что они могут выкинуть что-то абсурдное, обидеться на ерунду, устроить на пустом месте истерику. А еще про стервозность женщин и про то, что они не ценят хорошего отношения, поэтому с ними нужно вести себя очень жестко и очень последовательно, иначе заморочат голову и сведут с ума противоречивыми посылами.

Мужчина, который пытается выполнять все желания женщины, обрекает себя на ад: она разоряет его материально и эмоционально, а потом жестоко кидает, унизив и изменив. Это главная мужская страшилка, ее можно видеть в классике из века в век, уже у Овидия, а откровеннее всех описал ее Мазох в своей «Венере», недаром это нелепое произведение живее живых: Мазох назывался современниками вторым Тургеневым, несмотря на всю пропасть в художественной ценности, а теперь и вовсе Тургенев у многих пылится, а Мазох перечитывается, пересказывается, экранизируется. Если вы отправитесь на любой пикаперский форум, вы услышите все ту же страшилку: нельзя подчиняться женщинам, нужно их мягко или жестко гнуть, только тогда в паре будет стабильность. (Самые умные пикаперы понимают про баланс, но такие пикап уже переросли) Одним словом, когда мужчина пытается обеспечить женщине желаемую ею «надежность», он нередко считает, что в первую очередь должен побороть демона в ней, укротить и смирить ее стервозное начало, то есть видят источник главной ненадежности в ней самой. Некоторые женщины любят подыгрывать, предлагая себя «укротить», а некоторые и не подыгрывают, а искренне считают, что в них живет стерва. Иначе как объяснить, что им время от времени «беспричинно» срывает крышу, откуда ни возьмись появляется злость и гнев, которые без следа пропадают, если мужчина не поддается на истерику и действует мягко, но твердо. Поэтому женщины часто пишут и говорят, что им нужен мужчина, который будет сильнее, чем они, и сможет «держать их в узде». Никто не хочет насильника, разумеется, но мягкого «укротителя» — увы, многие.

Классическую стратегию укрощения стервы описал еще Шекспир. Его Катарина была та еще истеричка, настоящая бесноватая, лупила младшую сестру и разбивала тяжелые предметы о головы своих учителей, и даже жениху сразу же заехала по морде, а он как истинный дворянин не мог ей ответить тем же. Поэтому жениху пришлось гнуть ее не физической силой, а изощренным моральным насилием. И конечно, она согнулась и влюбилась. Когда китайцы полвека назад потрясли мир тем, что виртуозно промыли мозги нескольким американским лазутчикам, заставив их стать страстными поклонниками своего режима, и это долго обсуждали газеты, их методы не были тайной уже много веков. Шекспир по пунктам расписал, как быстро промыть мозги человеку.

Во-первых, его нужно поставить в ситуацию полной физической зависимости (чтобы не сбежал), во-вторых, лишать сна и пищи, чтобы расшатать нервную систему (здесь Шекспир ссылается на охотников, приручающих соколов для охоты), в-третьих, держать в постоянном напряжении (не просто в страхе, а поразить нелогичностью и непредсказуемостью поступков, чтобы полетели все шаблоны и не осталось логических опор, а только страх), в-четвертых, добиться транса от психического перегруза, в-пятых, протянуть руку и дать четко понять, что любовь и преданность – лучший способ получить безопасность и корм, и чем больше эта любовь, тем лучше. Китайцы исследовали, а Шекспир провидел, что психика человека настолько резво обновляет поток сенсорной информации, что при тотальном воздействии, очень быстро перестраивает все ориентиры.

Надеюсь, рассказ про Шекспира и китайцев не вызовет, как обычно, приступ женской паники и криков «волки!». Важно обратить внимание всего на один момент: чем меньше зависимость человека от кого-то, тем меньше у того шансов хоть что-то этому человеку внушить. Тотальный промыв мозгов возможен только при абсолютной зависимости. Женщины могут считать себя в безопасности, если будут помнить о том, что у них должна быть своя работа, свои профессиональные цели, свои творческие планы и вообще много своего.

Мне в данном случае интереснее рассказать не столько о том, чем рискуют женщины, которые позволяют себя укротить и сделать зависимой и покорной, а чем рискуют мужчины, которые идут по пути укротителя, и думают, что зависимость женщины – лучший способ построить стабильный брак. Есть очень много способов (простые и посложней, для начинающих, мастеров и виртуозов) пробудить интерес человека и задержать на себе его внимание, а потом заставить это внимание набирать обороты.

Сначала такая стратегия кажется мужчине правильной: чем меньше у женщины подруг, друзей, чем меньше она увлечена работой, тем больше ее внимания посвящено мужчине и тем более она влюблена. И наоборот: чем больше она влюблена, тем больше внимания ей хочется ему посвящать, а работа интересует все меньше, друзья исчезают, подруги перестают волновать. Если в начале отношений она могла стервозничать, пытаться строить мужчину, динамить его и даже задевать, как будто проверяя на прочность, теперь она превратилась в идеальную половинку, согласную на все и смотрящую в рот. Раппорт, как говорят НЛП-ишники, достигнут. Этот раппорт может даже начать напрягать мужчину, который не готов к серьезным отношениям, и в этом случае мужчина может начать отбрыкиваться и этот раппорт разрушать, доставляя влюбленной женщине муки. Однако, если его интересует создание семьи с ней, если женщина кажется ему достаточно красивой, умной, подходящей ему во всем, и он сам не против стать мужем и отцом, такой мужчина может заключить, что все идет просто великолепно, и это здорово, что он заменяет любимой весь мир. Недостатки этого видны далеко не сразу, если он и сам готов проводить много времени вместе. Если же он увлечен работой и спортом, он может заметить, что иногда лишняя зависимость женщины выходит боком. Она слишком грустит, когда он задерживается, ей все время скучно без него, она излишне ревнива, хотя и просит за это прощения. Как будто укрощенный демон все время пытается вылезти и испортить жизнь.

Логично, что в такой период у пары возникает мысль о желательной беременности. Мужчине кажется, что ребенок займет лишнюю энергию его жены и даст ему немного свободы от ее контроля, а их паре дополнительную связь и стабильность. И когда беременность возникает, это все действительно выглядит так. Увы. Вскоре многие мужчины, особенно эгоистичные, начинают ощущать недостаток внимания. Требовательность и претензии женщины возрастают, ведь женщина начинает больше переживать за будущее, а вот внимания в виде восхищения и обожания становится куда меньше. Она много времени посвящает общению с другими молодыми мамами, читает, смотрит, думает только о ребенке и о том, как получше свить гнездо, и почти перестает интересоваться сексом. Или не перестает, но все уже как-то не так. В центре внимания — отнюдь не мужчина. Если же при этом женщина продолжает работать и уставать, требуя больше заботы, мужчина может почувствовать себя на заднем плане, так, как будто женщина получила от него, что хотела, поймала в капкан, и теперь он ее не интересует как мужчина, а интересует только как кормилец ребенка и материальный ресурс.

И мужчине снова кажется, что необходимо усилить ее зависимость, лишить оставшихся опор и тогда она будет к нему внимательней. Ему кажется, что причина возникших проблем – в ее остаточной независимости, она считает ребенка не его, а своим, и в ссорах намекает, что может и сама справиться, если вдруг ему это не очень нужно, пожалуйста, он может быть свободен, она не настаивает, она хочет быть вместе только на своих условиях, а не так. Вместо того, чтобы разделить с женой ее страсть к начинающемуся материнству, а ей дать возможность собственной опоры, чтобы она пришла в адекват (лучший и даже единственный способ победить «стервозность») многие мужчины думают наоборот, о том, как бы выбить из-под ног женщины все опоры и гарантировать себе контроль над ситуацией, в которой начинается хаос. Женщины даже не представляют себе, какая паника в это время охватывает многих мужчин: с одной стороны демон в женщине пытается согнуть его и заставить прислуживать, то и дело шантажируя уходом или просто слезами (и ребенок тоже страдает), с другой стороны унылый вариант – бросить ребенка и остаться на всю жизнь подлецом и злодеем. В таких условиях мужчины боятся слишком сильно вовлекаться в отцовство, чтобы не дать манипулировать собою еще сильнее, и вместо сближения больше отстраняются. Но чтобы обеспечить контроль над ситуацией, активно ищут способы обратить жену в еще большую зависимость. И материальную, и эмоциональную.

Делают это мужчины иногда тупыми, а иногда даже очень тупыми методами, к сожалению, довольно эффективными на ранних этапах и потому живучими. Например, они могут опускать жене самооценку, чтобы она не слишком надеялась на свою независимость, и побольше ценила их. Чтобы обрубить пути к болезненному шантажу ребенком, они могут давать понять, что ребенок их меньше интересует, чем ужин и секс. Они стараются выглядеть конченными циниками и пофигистами, чтобы дать отпор попытке дергать их за чувства. Или могут намекать, что есть и другие женщины, которые были бы рады их накормить и полюбить. В состоянии беременности для женщины такие заявления подобны выбиванию скамейки из-под ног, когда на шее петля. Однако, вместо того, чтобы расценить это все как предупреждение, что нужно усилить собственную независимость и искать опоры, многие в панике объявляют капитуляцию. Женщина соглашается с тем, что она несет ответственность за отношения, идет на любые условия мужчины и будет стараться вести себя так, чтобы мужчина хотел оставаться ей мужем, а ребенку отцом. В этот момент у мужчины создается ощущение, что строптивая окончательно укрощена и стабильность брака обеспечена на годы вперед. Так же он утверждается в правильности выбранной стратегии. Но это печальное заблуждение. Обеспечена ему не стабильность, а партизанский отряд, собирающий в лесу боеприпасы и ожидающий возможности начать войну.

Про то, что ожидает укротителя дальше, в следующей серии.

Если эта женщина — стерва, попрощайся с ней!

Ах, эта восхитительная стерва! Никто ее не встречал, и все ее обожают. Кроме нашей колумнистки. Элла Дерзай разоблачает идею стервозности как женского достоинства.

Время от времени я встречаю человека, заявляющего, что каждая женщина – стерва. Или что я стерва, и это мило и пикантно. Он в восторге.

Да неужели? – спрашиваю я. И он радостно кивает.

Стерва – это отличная характеристика женщины, кто же спорит. Только она означает, что названная так особь:

  • злая,
  • эгоистичная,
  • склочная, скандальная,
  • грубая,
  • нетерпима к чужим недостаткам,
  • третирует близких и далеких, причем частенько по мелочам,
  • не признает личные границы,
  • а то и вовсе готова идти к своей цели по головам этих самых близких. Причем цель иной раз может быть совсем ерундовой, вроде новеньких туфель или новенького же любовника.

И это даже если не брать филологическое значение слова (на этом месте многие  наверняка решат погуглить и удивятся, что ж, поздравляю их!)

Но бороться с положительными коннотациями этого слова в последнее время стало почти невозможно. В какой-то момент «стервой» быть стало модно, появились многочисленные пособия на тему «Как стать стервой и легко добиваться своего», «Я стерва, мне клево», «Стервочка, Стерва, Стервоза – с пеленок и до старости» и «Настоящий альфа-самец предпочитает стерв». Культ стервы пошел в массы.

Никто из тех, кто расхваливает стерв, книги эти не читал. Но догадывается, что там. А потому представляет себе героинь не теми, кем они на самом деле являются, а пышногрудыми вечно юными красотками с острым языком, любящими секс без обязательств, командовать мужчинами и предпочитающими в подарок бриллианты, а не мультиварки. Саманта Джонс, раскладывающая по своему обнаженному телу суши. В крайнем случае – домина с хлыстом. А вовсе не косматая Баба-Яга в засаленном халате, встречающая муженька с работы скалкой и традиционным приветствием «Ты мне жизнь загубил, скотина».

Да, женщины, называющие себя стервами, тоже видят себя в образе королевы, повелевающей миром (и особенно мужской его частью), в красной помаде, коктейльном платье и с брендовой сумкой. А не мелочной скандалисткой формата «Серега, к ногтю!», рядом с которой большинству людей находиться стыдно.

Порой доходит до нелепицы: стервой провозглашается любая женщина, которая способна нетривиально ответить на хамство, например. Он тебе: «Дорогая, ты плохо выглядишь, может, тебе сделать новую стрижку?», ты ему: «Твоими молитвами, милый, еще два-три таких комплимента, и я в йети превращусь». И все, вердикт вынесен: «Ну ты и стерва».

Еще немного, и в глазах некоторых стервой станет каждая, которая вообще умеет говорить. Ну а что? Не молчит после реплики мужчины, значит, стерва.

А вот вам парочка историй про настоящих стерв.

Одна, Марья Ивановна, стервой была всю свою сознательную жизнь. И в личных, и в рабочих вопросах. Никто не удивлялся тому, что она относилась к мужу как к ресурсу для закрепления в столице, а к детям – как к тренажерам по нарушению личных границ. Ей ничего не стоило ворваться в комнату к дочери-подростку и устроить сцену из-за того, что та запирается. И делать это ежедневно годы подряд, а потом удивляться, что повзрослевшая дочь отказывается от общения. Или рассказывать всем, кто желает слушать, какое ничтожество ее муж. Но ярче всего ее нрав проявился, когда умер научный руководитель, у которого Марья Ивановна писала диссертацию. Услышав эту новость, она вошла в его кабинет, сгребла все бумаги, которые сумела найти, и лишь потом сделала трагическое лицо и отправилась общаться с коллегами.

Или вот, например, Верочка. В отличие от Марьи Ивановны, которая стервой себя никогда не считала, Верочка своей стервозностью бравировала и продолжает бравировать. А потому делала все, о чем прочла в Тех Самых Пособиях. Ах, жених подруги богаче, чем мой? – Отбиваю. Ах, сестра хочет купить эту дачу? – Я раньше успею, мне тоже нравится. Ах, свекровь заболела, а потому муж стал проводить у нее больше времени? – К черту такого мужа, тем более, брачный контракт я удачно составила, теперь ему придется жить с мамочкой. Спать с начальником? – Отлично, может помочь в карьере. Начальник при этом женат? – Разведется, никуда не денется, не впервой. Уволить сотрудницу за то, что она бесит своими длинными ногами? – А как еще с ней поступать? Пожаловаться в опеку на соседку из-за того, что ее ребенок орет по ночам? – Так он же действительно орет, эта соседка плохая мать. Поцарапать машину мужика, который припарковался на моем любимом месте? – Не в полицию же на него жаловаться! Он вроде не нарушает ничего.

Единственное, что действительно расстраивало Верочку в ее почти безоблачной, хотя и полной бесконечной борьбы жизни, так это то, что друзей у нее почти нет. Ну и вообще – как-то не тянутся к ней люди. «Не любят нас, стерв!», – иногда грустно вздыхала Верочка.

Я бы с удовольствием познакомила ее с кем-нибудь из тех, кто, по их словам, обожает женщин этого типа. Пусть бы получили взаимное удовольствие.

Не могу не отметить, что интересовалась у некоторых мужскополых любителей «стерв», считают ли они комплиментом какое-нибудь из слов, обозначающих стерву-мужчину. Нравится ли им, когда они слышат что-то вроде «Все мужчины – мудаки», или «О, ты такой мерзавец, обожаю вас, вы такие раскованные!»

Выяснилось, что нет. Это им не нравится. Более того – такие обобщающие конструкции объясняются женской логикой или женской же глупостью. На худой конец – стервозностью.

Но больше всего я смеялась, когда один из стервофилов описал мне свой идеал как «отзывчивую, уважительно относящуюся к людям, знающую себе цену, открытую и чудесную».  Совсем как я, кстати! То есть тут мы видим уже не просто иную интерпретацию классического образа, а просто выворачивание его наизнанку.

Да, дорогие мои. Я открытая, отзывчивая, знающая себе цену и далее по списку. Но я не стерва. В стервах нет ничего хорошего. И я бы на вашем месте радовалась, что настоящих эталонных стерв мало, и вам приходится их выдумывать.

Текст: Элла Дерзай
Фото: Shutterstock

Если женщина чего-то добилась, то она — стерва?

21 апреля 2006 г.

23.08-24.00

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Елена Коренева, актриса, Любовь Успенская, певица, Ольга Субботина, режиссер, Теона Контридзе, певица.

Эфир ведет Амалия& Амалия

Если женщина чего-то добилась, то она стерва?

ЛЮБОВЬ УСПЕНСКАЯ: Ты, наверное, спишь уже.

АМАЛИЯ: Пятница после 23-х. В эфире еще говорит Любовь Успенская с Лидией Велижевой. Мечтает, чтобы она тоже пришла на эту программу.

Л. УСПЕНСКАЯ: Конечно, она достойна.

АМАЛИЯ: Так, на «Территории Амалии», в эфире «Эхо Москвы» Амалия энд Амалия энд Амалия. И Елена Коренева, актриса, Любовь Успенская, певица, Ольга Субботина не присутствует еще здесь, но, надеюсь, добегает. И собственно Теона Контридзе, вот, опять же певица, и вот еще и Лидия Вележева была немножечко в эфире. А вот и Ольга Субботина. И мы приветствуем ее. (Аплодисменты). У нас заседание бич-клаба. На очередном заседании бич-клаба. Здравствуйте, девочки, как рада я видеть в этот пятнично-субботний вечерочек Вас у себя на заседании. Будем обсуждать прекраснейшую тему: «если женщина чего-то добилась, то она стерва». Итак, Ольга Субботина, Вы стерва?

ОЛЬГА СУББОТИНА: Конечно. (Смех).

АМАЛИЯ: Вот так вот. Тогда, Теона Контридзе, дайте мне тоже наушники, мне тоже хочется быть в научшиках, потому что как-то так получилось, что все стервы сидят в наушниках, а я нет. Почему стервы? Вы уж, уважаемые радиослушатели, не пугайтесь так сильно. Потому что, если исходить из моего утверждения, вот так, как я формулировала эту тему, то здесь у меня сидят в студии женщины, которые действительно очень многого уже добились, с чем я их и поздравляю. Ну, Любовь Успенская, ну, извините меня. (Аплодисменты). У нас такой клуб психологической женской разгрузки. Значит, Елена Коренева. (Аплодисменты). Ну, извините, конечно. Ольга Субботина. (Аплодисменты). Да, вот так вот, Ольга Субботина. Ну, и Теона Контридзе. Ура! (Аплодисменты).

АМАЛИЯ: Ну, и собственно, и я тоже. (Аплодисменты).

ТЕОНА КОНТРИДЗЕ: Ура!

ЕЛЕНА КОРЕНЕВА: Ура!

АМАЛИЯ: Спасибо, спасибо. Итак, что такое «стерва»?

О. СУББОТИНА: Вот давайте с этого и начнем.

АМАЛИЯ: Определимся. Любовь?

Л. УСПЕНСКАЯ: Давайте не с меня, я, пожалуй, послушаю.

АМАЛИЯ: Хорошо.

О. СУББОТИНА: А можно с меня? Нет, я пошутила, на самом деле, когда я сказала, что я, может быть, стерва. Потому что слово «стерва», оно ведь может быть трактовано по-разному. И, как правило, для меня, что это относится, извините меня, пожалуйста, уважаемые радиослушательницы, может быть, чаще всего не к очень умным женщинам. Вот мне так кажется. Вот поэтому они и стервы. Потому что хочется то много. А умишко то не хватает. Ну, и не только умишка. Но и каких-то других качеств. Вот и злятся наши, так сказать, коллеги по цеху. Не побоюсь этого слова. Да, что-то такое, мне кажется, т.е. вот самодостаточный человек, он не может быть злодеем.

АМАЛИЯ: Все-таки стерва, Ольга, ты считаешь с негативным оттенком такое определение – стерва.

О. СУББОТИНА: Для меня какое-то да, блондинка, стерва…

Т. КОНТРИДЗЕ: С узкими губами, злая.

О. СУББОТИНА: Что-то вот такое. Это все из одного ряда. Какого-то такого немножко женского для меня. Я как-то так такое вот что-то. Стерва на кабриолете.

АМАЛИЯ: Стерва, да. Вот у нас уже появилось небольшое описание. Кстати, дорогие радиослушатели 725-66-33, вот такой у меня к Вам вопрос. Кого из известных Вам селебритес, то бишь известных женщин, Вы считаете стервами? Вот наш хит-парад сегодняшнего вечера. Пишете на наш пейджер. 725-66-33. Напоминаю, что в студии у нас Теона Контридзе, Ольга Субботина, Елена Коренева, Любовь Успенская, Амалия-Амалия. «Слово «стерва» обозначает – падаль, мертвое животное, или просто мертвый человек, которого клюют птицы».

Т. КОНТРИДЗЕ: А кто это? Мужчина или женщина?

О. СУББОТИНА: Не знаю, Москва город нам говорит об этом. Я просто…

Л. УСПЕНСКАЯ: Ну, это уж слишком.

АМАЛИЯ: Может быть, подождите секундочку, стерва и падаль – одно и то же?

О. СУББОТИНА: Может быть, это какое-то этимологическое расследование нам представили.

АМАЛИЯ: Нет не будем… Елена, скажите, Ваше мнение на этот счет. Вот стерва, если бы вас кто-то так приложил, например, или приласкал, наоборот, Вы бы обиделись или нет или нет, стервою.

Е. КОРЕНЕВА: Нет, я бы обрадовалась. Потому что стервою себя не считаю. Мне очень любопытно, что такое стерва, на самом деле. Т.е. природа стервозности, если я это наблюдаю, она мне кажется любопытной и для меня это что-то медицинское. Потому что если для Оли это недостаток ума, который восполняется определенным агрессивным поведением, то я почему-то думаю, что, так воспринимаю, что это из словаря пятиклассников, когда есть девочка принцесса, а есть девочка стерва там и т.д. Ну, мне кажется, что это очень плоское определение, но, наверное, в жизни можно квалифицировать кого-то, как стерву, или стервозина, стервозное поведение. Но я говорю, что для меня это всегда что-то такое из области диагноза и медицинской карты. Это плохоработающая щитовидная железа, там избыток какого-то гормона. Но если говорить о характеристиках, которые, наверное, все-таки выделяют это поведение, то, наверное, это агрессия, манипуляция, провокация и собственно достижение цели путем провокации в партнере в основном другого пола, в мужчине в данном случае такое, я не знаю, желание поймать, схватить, победить, но они не побеждаемы. Ну, вот что-то в этом роде. Ну, мне кажется, что это диагноз какой-то, это род болезни.

АМАЛИЯ: Хорошо. И кто возглавляет наш сегодняшний хит-парад стерв? Алла Пугачева! Не мы, а г. Москва опять же. Так что, Алла Борисовна, к нам никаких собственно не может быть обид…

Т. КОНТРИДЗЕ: И наездов.

АМАЛИЯ: И потом мы же в хорошем смысле слова. Г. Москва, кстати.

Е. КОРЕНЕВА: Мне кажется, кстати, Пугачева, вот я на нее смотрю, она совершенно не стерва. Она, наоборот, она драматическая потрясающая актриса, на мой взгляд, на сцене, певица, что, собственно, и есть, на мой взгляд, в чем секрет ее славы. Не только в голосе, но и в том, что она обладает актерскими данными, которые она хорошо использует. Но, не смотря, на всю ее примадоннистость, на мой взгляд, у нее характер как раз такой трагический, или драматическое амплуа, нежели стерва.

АМАЛИЯ: А вот и спросим сейчас режиссера Ольгу Субботину, может ли быть хорошая драматическая актриса, талантливая, может быть, даже на грани с гениальностью, стервой?

О. СУББОТИНА: Вот ведь.

АМАЛИЯ: Вот ведь как.

О. СУББОТИНА: Мне кажется, что по-настоящему талантливый, глубокий человек не может, мне кажется, быть. Вот я говорю, потому что для меня это недостаток каких-то вот этих качеств. Таланта, ума, чего-то такого…

Л. УСПЕНСКАЯ: А мне кажется наоборот, что талантливейший человек может. В памяти даже сейчас образ. Я могу даже сказать кто. Людмила Гурченко.

АМАЛИЯ: Ага. Вот. Ну, опять же, давайте будем сейчас составлять и свой личный.

Л. УСПЕНСКАЯ: А потом смотрите. Образ, как бы имидж, да, и реальность – это немножко разные вещи.

Е. КОРЕНЕВА: Все, что касается актрис, их масок, их имиджей, которые они создают…

Л. УСПЕНСКАЯ: Не потому что я по кино сужу о ней. Это не по кино и не по ее ролям. Это вот по жизни, да, зная просто из биографии ее…

АМАЛИЯ: Расскажите, расскажите.

Л. УСПЕНСКАЯ: Нет, мы сейчас не о ней. Просто вот я когда предложила в клуб включить.

АМАЛИЯ: Хорошо. Да, действительно, у нас же заседание бич-клаба.

Е. КОРЕНЕВА: Ну, кстати сказать, вот в театрах, может, можно сказать по старинке, потому что я давно не работаю в репертуарном театре, Амалия , может быть…

АМАЛИЯ: Тоже давно. Нет, нет, нет.

Е. КОРЕНЕВА: Тем не менее, в театрах все примы, все примы, вот как-то это из старых времен идет, ну, не знаю, как сейчас. Как-то сейчас, наверное, это все немножко как-то замыливается эта ситуация. Но все такие классические примы театра ведущие героини, как-то им свойственны были черты стервозности, сучарости и всего такого поведения. Разве не так? Это есть классический такой образ. Не будем перечислять.

АМАЛИЯ: Вот Виталий Вульф рассказывает обычно про Бабанову, что она себе могла позволить в театре. Именно могла, имея на это право. И никто даже не мог… вот опять же. Вот Пушачева, Гурченко, Бабанова. У нас неплохая компания. Я считаю, что на букву «с», т.е. стерва имеется в виду, имеется к тем женщинам, кто не имеет любви к ближнему. Лариса.

Т. КОНТРИДЗЕ: Почему? Может быть, они просто капризничают. И позволяют себе это. Вот примы, мне кажется, они больше капризничают. И это как раз и есть одна из черт стервозности, капризы, капризничать. В общении капризничать, в поведении капризничать, с мужиками, с подругами. Марлен Дитрих тяжело назвать не талантливой женщиной, но она была редкая сука. То, что о ней пишет дочь родная, это ни в какие рамки вообще.

Л. УСПЕНСКАЯ: Ну, дочь тоже может быть из той же породы, только покруче еще.

Т. КОНТРИДЗЕ: Конечно, она же дочь.

О. СУББОТИНА: Ну, она еще и менее талантлива, поэтому они и более…

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, не только дочь о ней на самом деле пишет.

Е. КОРЕНЕВА: Нет, дело в том, что то, что пишет дочь, все-таки нельзя брать, не смотря на то, что это пишет дочь, за полную, абсолютную истину, конечно.

О. СУББОТИНА: Нет, ну, пишет, не пишет. А давайте к нашим каким-то временам. Вот мне все-таки кажется, что вот сейчас вот Вы правы, Лена, что изменились какие-то нормы, качества. Вот раньше, мне так и хочется сказать, почему там какие-то примы, там театр, мне кажется, свободы не было, возможностей не было. Люди ведь злились от чего, женщины? Из-за того что не могли там каких-то фирменных вещей найти, а кто-то доставал через какие-то. Ну, вот это же все было. Это какие-то качества.

Е. КОРЕНЕВА: Оль, вот чувствуется, что Вы человек другого поколения театрального. Нет, это именно манипуляция, чтобы привлечь к себе внимание, потому что в иерархии театральной женщина, которая играла все и должна была все, т.е. чем больше привлекает к себе внимание в отношении там гримеров, костюмеров, режиссеров…

О. СУББОТИНА: Не в театре, а вообще, вот раньше женская жизнь, она была, ну, меньше возможностей было. Сейчас же все, пожалуйста, вся палитра. Сейчас на другое направлено.

Т. КОНТРИДЗЕ: Да, нет, все очень просто.

АМАЛИЯ: По очереди, а то нас не услышат наши уважаемые теле, радио т.е. слушательницы. Скоро будут теле. Пока только радиослушательницы.

О. СУББОТИНА: А сейчас все это направлено, мне кажется, на поиск богатых мужиков.

АМАЛИЯ: Есть такое дело.

О. СУББОТИНА: Денежных мешков. Вот я к чему.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, сейчас просто, мне кажется, еще очень все упростило какие-то коммерческие моменты. Потому что вот можно ли считать, допустим, райдер артиста какой-то формой стервозности артиста? Т.е. когда устроителям посылается райдер, что вот Понаровская Ирина, с которой я работала, например, заказывала, обязательно там черный виноград без косточек и поднимала вопрос, если это не было выполнено.

Е. КОРЕНЕВА: Ну, а почему бы не выполнить, действительно? Такая простая просьба черный виноград без косточек можно найти.

Т. КОНТРИДЗЕ: Но можно ли это считать стервозностью?

Е. КОРЕНЕВА: Я считаю нет. Во-первых, потому что у артистов, как известно, они имеют право на прихоти. И просто обыватель не понимает природу, в каком-то смысле, так называемого каприза.

Л. УСПЕНСКАЯ: Мне кажется, что это нет. Я тоже пою, и тоже езжу.

Е. КОРЕНЕВА: Ну, разные характеры.

Л. УСПЕНСКАЯ: Ну, вот как раз мы об этом и говорим. Обязательно требования такие, чтобы было чисто. Косточки, не косточки абсолютно не волнует. Меня волнует, чтобы было чисто, тепло, чтоб аппаратура нормально в зале звучала. Но самое главное требование, которое нужно артисту для того, чтобы он вышел и хорошо спел. Все. А это уже настолько не важно. Я захожу, там и такой виноград и такой, я даже на него не смотрю на этот виноград.

Т. КОНТРИДЗЕ: Я свидетель.

Л. УСПЕНСКАЯ: Свидетель, Теона. Ты со мной много выступала вместе. И ты видела, что самое главное, когда мы приходим, это придти в зал, посмотреть…

Т. КОНТРИДЗЕ: Звук. Первое отстраивается звук.

Л. УСПЕНСКАЯ: Да. Увидеть, какой зал, чтоб было чисто. Вот я думаю, это, ну, наверное, потому что по природе я не сучка.

АМАЛИЯ: (Смех. Аплодисменты) И готова просто даже поаплодировать. Итак, у нас есть сообщение «Стерва – это не падаль, а тот, кто питается падалью, т.е. человек, не имеющий живой души. Из женщин – это Мадонна и Шарон Стоун».

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, ну, Мадонна – это уж конченная сучка.

АМАЛИЯ: Г. Москва. «Стерва – это женщина, которая манит, хотя знает, что ничего хорошего не будет. И осознавая это, за ней идешь. Яркий пример – Настасья Филипповна Барашкова». Вот. Имя Андрей, г. Москва. «Самой яркой стервой на нашей эстраде является Лолита». Вот так.

Л. УСПЕНСКАЯ: Самый теплый, нормальный, добрый человек.

Е. КОРЕНЕВА: С хорошими анекдотами.

Л. УСПЕНСКАЯ: С хорошим чувством юмора и с хорошей душой.

АМАЛИЯ: «Алла Пугачева не стерва. Она очень сильная женщина и достаточно беззащитная. А стерва, по-моему, Вера Алентова». Вот так вот. «Загляните в словарь. Слово «стерва» означает падаль, мертвичина».

О. СУББОТИНА: Я же говорила. Этимология.

АМАЛИЯ: Этимология, да. Дядя Ваня. «Из актрис есть одна стервочка – Ольга Дроздова. Макс». Вот так вот.

Т. КОНТРИДЗЕ: Я не могу не согласиться. Мне кажется, это так.

АМАЛИЯ: Яркая палитра.

Т. КОНТРИДЗЕ: Хотя лично не знаю, но мне кажется так.

АМАЛИЯ: Т.е. мы прошлись по двум определениям. Одно из них Ольга Субботина дала, что стерва она, на ее взгляд, это женщина, у которой чего-то недостает, и из-за этого она злится. И вот эта вот стервозность, она как раз…

О. СУББОТИНА: Баба Яга, короче.

АМАЛИЯ: Да. Баба Яна против, совершенно верно. И Елена Коренева, которая про вот такие физиологические особенности и даже медицинские показатели. Итак, Любовь Успенская, скажите, кого Вы считаете стервой, что это такое на Ваш взгляд?

Л. УСПЕНСКАЯ: Не знаю, вот в моей жизни на пути встречались женщины, которые делали все так, все так делали, чтобы получать удовольствие от того, что они обижали и ранили близких, хороших людей незаслуженно. Ну, я не знаю, добивались они в жизни чего-то. Я не могу вообще говорить, потому что я могу говорить только о себе, потому что все, что я в жизни сделала, чего я добилась, это был просто труд адский. Это было честно все. Это бы, ну, не знаю, без всякой помощи чьей-то, да, и я никого при этом не обидела никогда в жизни, не унизила.

АМАЛИЯ: И мы верим. (Аплодисменты).

Л. УСПЕНСКАЯ: Честно, честно. Да, но женщин таких я встречала. Честно говоря, можно много называть имен, но мне кажется, что это даже и комплимент. Потому что, в общем-то, быть сучкой, уметь манипулировать людьми, делать с ними то, что и получается. Если ты на это реагируешь, то ты обижаешься, значит, ты можешь сделать человека несчастным, там обидеть его. Ну, мне кажется, что это тоже какой-то талант.

АМАЛИЯ: Ну, талант все-таки мне кажется слово с позитивным оттенком. Вот даже слово «дар», оно может быть более жестким. Такой вот дар, удар такой. Дар такой противотанковый дар бывает.

О. СУББОТИНА: Это драматурги в жизни. Они выстраивают…

Л. УСПЕНСКАЯ: А вот вспомнила, Вы знаете, одну женщину, вот не могу о ней не сказать. Вот честно у меня язык чешется.

АМАЛИЯ: Можно.

Л. УСПЕНСКАЯ: Ну, она, правда, уже покойная. Это Наталья Медведева, вот, мне кажется, что это была президент просто. А она в принципе вообще имела и внешность красивую, и не дурочка была, умная была женщина.

АМАЛИЯ: Да и талантливая.

О. СУББОТИНА: Очень яркая.

Л. УСПЕНСКАЯ: Яркая, да. И в жизни, конечно, почему-то ей хотелось кого-то обижать, оскорблять, унижать. И, в общем-то, я когда-то смотрела какую-то передачу по телевидению, в которой участвовал Лимонов. Это муж ее.

АМАЛИЯ: Да, один из.

Л. УСПЕНСКАЯ: Один из мужей. Потому что первый муж был мой муж.

АМАЛИЯ: Ого! Все как тонко сплетено.

Л. УСПЕНСКАЯ: Да, и он тоже много рассказывал о ее выходках, поведении ее по жизни, тяжело было с ней. И вот как раз была передача тоже о сучках. И помню, лимонов как раз был как жертва, который попал в сети к таким женщинам, как Наташа, еще там перечисляли. В общем-то, и я поняла, что он именно тот человек, который любит таких женщин. Вот ему нравятся сучки, женщины такие.

АМАЛИЯ: Ну, значит, он мазохист. Это тоже какой-то медицинский диагноз. Я считаю, что раздел психиатрии, клиенты психотерапевтов, это все-таки медицина уже. Так что вот и мазохисты тоже…

Е. КОРЕНЕВА: Ну, Амалия, наверное, для женщины стерва, с точки зрения женщины, другая женщина стерва, это что-то одно. А с точки зрения мужчины женщина-стерва – это что-то другое.

АМАЛИЯ: Да, совершенно верно.

Е. КОРЕНЕВА: Только женщины собрались. Лимонов, наверное, Эдик, Эдуард, наверное, что-то бы. Он, правда, писал про Наталью. Я Наталью знала очень коротко.

АМАЛИЯ: Так, ну…

Е. КОРЕНЕВА: Нет, тем более, что ее уже нет. И ничего, кроме хорошего. Дело даже не в этом. Она исключительно яркая. И она могла подавлять и своим ростом, и своим басом, и своим совершенно неординарным поведением просто, даже когда она вела себя прилично и нормально. А не так, как писала она про себя в своих книгах, или как Эдик в своих воспоминаниях и т.д. Но опять же, все-таки я бы не назвала ее стервой. Очень умна, исключительно талантлива. Опять же даже трогать, вот огромная, огромных размеров женщина. Неадекватная в этом смысле, не вползающая в этом смысле в нормальные параметры, какая-то исключительно мощная. Просто вот этот вот инфантилизм, ее крупность, и ее талант, они… Ну, она могла быть вульгарной, пила, вела себя эксцентричная…

Л. УСПЕНСКАЯ: Может, я немножко больше о ней знаю.

Е. КОРЕНЕВА: Ну, Вы, как женщина, которая с ней поделили мужа, по-другому, наверное, и не можете рассуждать.

АМАЛИЯ: «Стервы Татьяна Доронина и Савина». Ну, продолжаем, я о чем говорю. Это не я сейчас сказала, да, это вот пришло сообщение очередное. Хотя я это озвучила. Итак, вот у нас уже набирается вот довольно-таки длинный список. Первая в этом списке была Алла Пугачева. И вот и до Ии Савиной добрались. Итак, Теона Контридзе, кто-таки на Ваш взгляд, на твой взгляд, чего это я буду вдруг выкрючиваться, на Ваш взгляд, чего это я вдруг на «Вы», как в анекдоте.

Т. КОНТРИДЗЕ: Мне не кажется, что стервозность – это дар. Мне кажется, это навык больше. Потому что я видела много девочек, которые были прямо булочки в школе, в институте. И потом прошло время, их как-то жизнь побила, или, не знаю, как это сказать…

АМАЛИЯ: Покусала, если булочки.

Т. КОНТРИДЗЕ: Да. И они изменились. Они стали…

АМАЛИЯ: Стервами.

Л. УСПЕНСКАЯ: Они усохли.

Т. КОНТРИДЗЕ: Это просто защита. Для некоторых людей это защита. Я уверена, что это защита, потому что женщине, которой нужно язвить для того, чтобы существовать, в нормальном состоянии находиться. Я помню просто историю, когда кастинг был в «Метро». Я увидела девушку, которая стала моей подругой. Но первая встреча наша была очень странная. Я подхожу, она очень совершенно, на мой взгляд, жутко была одета. А девочка феноменальной красоты просто. Я подхожу и говорю, здравствуйте, можно я Вас научу, как одеваться?

АМАЛИЯ: Ха, ха, сказала Теона.

Т. КОНТРИДЗЕ: Просто абсолютно даже без задних мыслей, что это может. Она мне так ответила, я даже не могу повторить, как она отметила.

Л. УСПЕНСКАЯ: Повтори, повтори.

АМАЛИЯ: Ну, запипикает…

Т. КОНТРИДЗЕ: Т.е. я за секунду, ты, коротышка, вообще кому ты это говоришь… Я говорю, о’кей, Теона, очень приятно. И все. И я потом анализировала. Как она трехкилометровая, Шэрон Стоун, только брюнетка, хохлушка потрясающей красоты, опять же на меня, коротышку, могла вот так вот среагировать.

Е. КОРЕНЕВА: А не очень приятное замечание, кстати. «Можно я научу Вас одеваться?» Человек, который нервничает, может воспринять это наоборот, как нападение. Вы подчеркиваете ее слабые места…

Т. КОНТРИДЗЕ: Я допускаяю, что это была моя бестактность.

Е. КОРЕНЕВА: Ну, так вот Вы и получили за это.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, я бы даже на бестактность всей вселенной не среагировала бы так.

Е. КОРЕНЕВА: Да, да. Ну, понятно, это конечно. Я просто хотела сказать, что действительно я заметила, что тема «стервы», как характера, как явления сейчас пропагандируется. Очень много статей о том, что «я стерва», или «школа стерв», «Мы будем стервами». Не знаю, как-то это спускается в наше сознание.

Т. КОНТРИДЗЕ: Интересно, чем мотивируют, и что имеют в виду.

Е. КОРЕНЕВА: Да, может, они заметнее в общей очереди, которая стоит за счастьем.

О. СУББОТИНА: Гламурный образ жизни. Ну, вот я как бы с этого начала. Там длинноногие красотки с длинными волосами, в кабриолетах, с банкирами, такие вот.

Т. КОНТРИДЗЕ: Мне кажется, это модели.

О. СУББОТИНА: Едут на Рублевку.

АМАЛИЯ: Это модели. Модель – не обязательно стерва, я считаю.

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, модели просто в большей степени (ГОВОРЯТ ВСЕ ВМЕСТЕ).

Т. КОНТРИДЗЕ: С такими очечками.

Е. КОРЕНЕВА: Дебилы, Вы сказали?

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, дылды.

Е. КОРЕНЕВА: Бывают такие маленькие, приземистые, толстые стервы. Тоже бывает.

О. СУББОТИНА: Такие бизнес-вумен, да, стервы?

Л. УСПЕНСКАЯ: Да, вот для меня образ стервы, идеальный образ стервы…

АМАЛИЯ: Деловая женщина.

Л. УСПЕНСКАЯ: Да, барбэрис, да прямо в таком клетчатом пиджачке. Вот я почему-то об этом подумала. Такие очечки красивые.

Е. КОРЕНЕВА: Что такое «Барбэрис», пардон?

Л. УСПЕНСКАЯ: Ну, это фирма одежды такая, английская, в клетку, клетчатая такая.

Т. КОНТРИДЗЕ: Бизнес Лондон стайер такая.

АМАЛИЯ: Да, ну, т.е. в «Мастер и Маргарите» есть вот Клетчатый такой персонаж, только женщина. Вот, например. Вот, так сказать, если об этом говорить. Итак, вот интересное у меня складывается впечатление из нашей беседы. Т.е. с одной стороны, есть и в наших описаниях этих женщин и в восприятии этого слова, с другой стороны, Теона подтвердила еще одно мое ощущение, что все-таки редкая женщина рождается таковой. И это благоприобретенная маска, которая приобретается в результате защиты. И надобности в этой защите. Т.е. попадая в какие-то условия. Например, в шоу-бизнес. Каждая из нас побывала в нем. Вот с Теоны и начнем. Как страдалось от стерв? Или когда сама была стервой?

Т. КОНТРИДЗЕ: Я никогда не была в серьезном шоу-бизнесе. Я всегда такой сторонний наблюдатель или лучшая подруга селебрети, или как-то я больше в кулисах. Я поп-артом больше занимаюсь, не попсой. Поэтому я не страдала, потому что они меня не считали конкурентом. Они меня не считали конкурентом, поэтому у нас всегда общение получалось замечательное. Но знаю, что часто мне лично люди говорили, что: ой, до того, как мы с тобой познакомились… Я уверена, что это каждой из нас коснулось. Ой, я думала, что ты такая сучка, т.е. до того, как я с тобой познакомилась. Есть некие стереотипы еще. Люди попадают под это, что певица, актриса, она обязательно, тире – сильная женщина, она, ну, т.е. должна быть сучкой или стервой

Л. УСПЕНСКАЯ: Да, всегда ожидают, что она негативный. И очень удивляет, что ближе познакомишься, и она хороший, добрый, такой мягкий, теплый, сердечный человек. И вот это действительно всегда удивляет и всегда сюрприз. Не наоборот.

АМАЛИЯ: «Милые дамы, жалко, что у Вас студии нет зеркала. Тогда бы Ваши вопросы были излишними». Имя – город Москва – выносит нам такой приговор. Итак, в списке стерв мои замечательные, красивые, приятные, нежные, умные, очень умные женщины, которых присутствую сегодня в этой студии на «Территории Амалии».

О. СУББОТИНА: Причем Все до одной?

АМАЛИЯ: Да, конечно. Теона Контридзе, Ольга Субботина, Елена Коренева, Любовь Успенская, ну, и Амалия-Амалия. Так «Мне кажется, что Галина Вишневская – самая настоящая стерва». Валентина Ивановна, г. Москва. «Ведущая передачи, Вы не знаете, из какой басни строки «чем кумушек читать, трудиться, не лучше ль на себя оборотиться».

О. СУББОТИНА: Какие образованные, на самом деле, слушатели. Просто прекрасно. Удовольствие получаю.

АМАЛИЯ: Конечно, конечно. Ну, разумеется. Продолжаем получать удовольствие не только от наших радиослушателей и радиослушательниц, которым спасибо за их сообщения, ну, и от друг друга. Итак, Ольга Субботина. Приходилось ли Вам, Ольга, страдать от стерв? Вот молодой режиссер приходит в театр. Ну, как вот ладно… Ой, какое лицо сейчас состроила Ольга, что типа никогда ни одной стервы в театрах не встречала. Вот.

О. СУББОТИНА: С мужчинами больше общаюсь.

АМАЛИЯ: Ага! Понятно. Ну, и хорошо.

О. СУББОТИНА: Так вот, вот кроме прекрасных актрис и выдающихся личностей вроде Амалии-Амалии… Прекрасных спектаклей. Ну, на самом деле, чего-то как-то нет. Да я просто не люблю с подобными женщинами. Ну, потому что я свою позицию высказала. Я считаю, что это проявление глупости, какой-то ограниченности. Даже не то, что глупости. Человеческой ограниченности. Вот есть как бы, мне интересно общаться с людьми, скажем, там вот такое понятие «масштаб личности». Вот есть личность или ее нет. Вот где ее нет, а есть амбиции, и как бы какое-то желание себя как-то поставить так, вот это, я и считаю, стерва. А когда у человека есть какой-то масштаб, да, пусть у человека сложный характер, плевать, на самом деле. Это не есть проявление стервозности. Стерва – это мелкое качество. Мелкое. И мелкость мне не интересна. Я никогда с такими не общаюсь людьми. Не занимаю их в работах своих. Поэтому, я от них никак и не страдаю. То есть с самых первых шагов это у меня всегда четко было. И я стараюсь общаться с людьми, которые как-то масштабно мыслят, более глубокие. А характеры у всех сложные, ну, и что. Так это и хорошо, на самом деле. Это является вот признаком личности какой-то. Признаком того, что человек, может быть, даже и какие-то проявления ненависти. Но человек как-то борется, может, с миром. Я не знаю, с самим собой он, может, борется. Это во что-то там может отрицательное выражаться. Ну, я-то вижу, ну, все-таки я, может быть, как режиссер здесь. Потому что я вижу какие-то вещи. Я вижу, что человек может быть неприятен, он колючий, он остро как-то общается, он не открытый…

АМАЛИЯ: Изнурительно парирует. Вот есть такие люди, изнурительно парирующие.

О. СУББОТИНА: Ну, и что. Мне интересно, если за этим что-то стоит. Это не стервозность, это совсем другое. Но я считаю, что таких людей надо обходить, потому что кроме какой-то вот, кроме раздражения от того, что зачем. Есть прекрасные такие же, скажем, на те же роли актрисы замечательные, но только совершенно других.

АМАЛИЯ: С хорошим характером.

О. СУББОТИНА Конечно. Возьмем таких.:.

АМАЛИЯ: «Вот уж кто настоящая стерва – это Ксения Собчак». Опять же Аноним, вот. Итак, Елена, ой…

Е. КОРЕНЕВА: Тот же вопрос.

АМАЛИЯ: Такая прекрасная. Я помню, Вы ворвались просто, вот для меня это был какой-то взрыв на экране, когда появлялись во всех картинах, которые я видела. Ну, я не знаю, но просто. (ГОВОРЯТ ВСЕ ВМЕСТЕ).

Е. КОРЕНЕВА: Клеопатру.

Л. УСПЕНСКАЯ: А «Романс о влюбленных». Супер, красотка, необыкновенная.

Е. КОРЕНЕВА: А кстати, вот это интересный вопрос, если приходилось играть стерв, типа, ну, кто в литературе стерва, я не знаю, Настасья Филипповна…

АМАЛИЯ: Грушенька.

Е. КОРЕНЕВА: Да, прилипает ведь, прилипает в каком-то смысле, на какое-то время прилипает характер к актеру.

АМАЛИЯ: Еще как.

Е. КОРЕНЕВА: Потому что я прошла мимо, вот только Клеопатру у Бернарда Шоу. Но она как-то какая-то такая скорее история Пигмалиона, Лизы Дулитл. Со стервой, ну, что сказать. У меня есть некоторые такие запечатления в памяти. Эпизоды. Которые такие, пожалуй, застывшие женщины, которые я понимала, что в голове схема локтями оставить всех позади, вломиться с духами, с косметикой, своим видом всем привлечь к себе внимание и все такое, это было достаточно плоско, но действенно, да. Наверное, действенно. Дело в том, что я как Ольга, тоже рассматриваю отношения с людьми, если это деловые, рабочие или там личные какие-то. В принципе и как-то что-то не краткосрочное. Ты человека раскрываешь во времени. И вот одна маска, один стиль поведения и приспособления, вот такой агрессивный, стервозный, он обычно во времени все-таки должен или застыть и все время вот одну и ту же реакцию давать на все. Но рано или поздно он раскрывается как-то. Появляются причины, когда ты понимаешь, что у человека там дома, на самом деле, сплошное несчастье, или вырос в каких-то обстоятельствах, или хочет добиться чего-то очень забавного, смешного, я не знаю. Мужчины, работы, внимания, на самом деле, не состоятельная, если, я не знаю, касается чего-то творческого, или чего-то жизненного…

АМАЛИЯ: Или мужа никому не показывает.

Е. КОРЕНЕВА: Да, и как бы разгаданное поведение уже перестает быть загадкой. И силы уже той не несет. Но в принципе мне интереснее наоборот видеть сильного человека, который ведет себя исключительно корректно, исключительно культурно, правильно, вежливо. Но при этом берет, я не знаю, «Умники и умницы», берет своим интеллектом. Пусть это будет и хитрость и тактика, эрудиция, умение одеться при этом по-разному в разных ситуациях. Т.е. просчитывает это все. Плюс культура. В этом смысле эти люди гораздо более интересны, загадочны и сильны, как стратеги и т.д. А стерва, она распадается, если ее берешь в течение вот… Я, конечно, беру из собственного опыта, в коллективах, обычно какие-то такие вот проявления. То, что касается актрис, то, что я говорила, при… то, что Вульф Виталий рассказывал про каких-то известных. Обязательно вот в репертуарных театрах, где коллективы годами, десятилетиями, они там 400я премьера какого-то названия. Вот и они все, просто это такая самая что ни на есть семья. И там обычно одна держится все эти 400 лет. Одна женщина. И она отработала все эти. Ну, вот, наверное, чтобы состояться, быть все время на пьедестале, на первом месте, нужно доказывать всем, что ты на пьедестале. Не просто себе, а нужно внушить. В принципе это такой закон диктаторов. Нужно всем говорить: я самая красивая, красивая, красивая.

АМАЛИЯ: И молодая, молодая.

Е. КОРЕНЕВА: Да, и молодая, молодая. И все начинают уже зомбированно в это верить. Т.е., наверное, последней очереди не может стоять стерва, правильно, так по идее. Поэтому она всегда лезет на первое место. И если, ну, у нас… А потом она рассматривает все время ситуацию, как поле битвы. Как все враги. Вот в спорте это, я это даже слышала от очень известной нашей тренера, меня это шокировало. Но сейчас такое время, такое ощущение, что такое правило поведения завоевания, вот формулировка, тема передачи «неужели все, кто добиваются, женщины, женского пола, то они стервы». Так вот одна тренер, очень известная, сказала: я своих девочек учу быть наглыми, быть наглыми, наглыми. Я думаю, как может такой вообще принцип проповедоваться. Но, наверное, когда стоят все серые мышки, и им не хватает уверенности, наверное, под наглостью имеется в виду быть первой, смелой. А сейчас смелость равняется уже и хамству, и наглости. И они стервы. Наверное, сейчас время такое.

АМАЛИЯ: Да. «Дамы, женщины-стервы – явление ожидаемое и адекватно воспринимаемое. А вот если мужчина попадается с таким складом характера, то это хуже атомной бомбы. И как называть его, я не знаю. Стервоз». А, кстати, кого Вы имеете в виду. Стервец. Кстати, к списку женщин стерв, можете как раз стервецов приписывать. И с кого бы начать?

Т. КОНТРИДЗЕ: Конечно, с гомосексуалистов.

АМАЛИЯ: Конечно.

АМАЛИЯ: Ну, Майкл, как его?

Т. КОНТРИДЗЕ: В мужчинах, в которых превалирует женский характер…

Л. УСПЕНСКАЯ: Мы же говорим о мужчинах.

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, так физиологически они мужчины, только с женским характером.

Л. УСПЕНСКАЯ: Нет, ну, все равно они…

Т. КОНТРИДЗЕ: Нет, мужчина не может быть стервой. Мужчина уже не мужчина, если он стерва. Как может быть мужчина стервой?

О. СУББОТИНА: Ой, ну, как сложно. Сложно. Сейчас запутаемся.

Т. КОНТРИДЗЕ: Мне кажется, у, не реально.

АМАЛИЯ: Вот к Елене Кореневой вопрос: «Когда Вы после училища пришли в «Современник», женский, по сути, театр, Вы столкнулись с тем, что составляет тему сегодняшней передачи?»

Е. КОРЕНЕВА: Кстати, нет. Театр «Современник», у него стиль и драматургия, которую они ставили, вся их история, это театр демократичный очень. Театр-жизнь на те времена особенно. Когда зритель узнавал на сцене свою реальность, вот ощущение бьющегося пульса, сегодняшний документализм такой. Так что, а стиль театра и драматургии, он определяет и коллектив на самом деле. Что там не было… Не смотря на мощные женские, но, кстати, и мужчин там много – Гафт и Кваша.

АМАЛИЯ: Кстати, я, когда ждала, вот я как раз Валентина Иосифовича встретила на Калининском. По-моему, это был он. Сейчас, секунду. «Стерва – Любовь Орлова, Марина Зудина, Лада Дэнс – стерва. Это стиль». Ну, это как бы с позитивной точки зрения, я считаю, это сообщение. Оленька, одну секунду. Вот Любовь еще Успенская не рассказала, как там у Вас? Там.

Л. УСПЕНСКАЯ: У нас? Где именно?

АМАЛИЯ: Ну, в шоу-бизнесе.

Л. УСПЕНСКАЯ: В шоу, да. Но не только в шоу, но и в жизни. Т.е. тяжело было с такими людьми, но это в учении, потом в бою. Когда какое-то время проходило, и когда ты все-таки был сильнее и как личность, и талантливее. Все равно эти люди где-то были позади. Но, конечно, сначала было тяжело. Потому что ты, в общем-то…

АМАЛИЯ: Эти люди падали, как кто-то определил.

Л. УСПЕНСКАЯ: Сначала было тяжело, потому что эти люди вот они мелкие какие-то вещи тебе доставляли неприятные, да. Какие-то пакости делали за твоей спиной, потому что ты был конкурент. Ну, и это было у меня поначалу, когда девочка юная приехала в Нью-Йорк и столкнулась с такими уже бабами, которые там уже прожили какое-то время. Они уже знали, где, что, как. Они говорили на английском языке. Я вообще не разговаривала, учила немецкий. Короче, твое, мое не понимай. В общем, короче с такими женщинами столкнулась, пели вместе. Это были тяжелые люди. Я понимала, что это явные суки были, такие сучары. И это мне было тяжело. Но потом, конечно, я все равно, побеждала. И в жизни, по жизни поняла, что они не опасны для меня, для человека сильного. Не важно, что ты не умеешь ответить тем же, не умеешь на их языке разговаривать. Но по жизни, тяжело в учение, легко в бою.

АМАЛИЯ: Ольга Субботина хотела сейчас что-то сказать.

О. СУББОТИНА: Я сижу, размышляю, как бы вот чем нам опасны стервы, да. Вот нам, таковыми себя не считающим. И натолкнулась на такое размышление. Потому что Люба уже намекнула, потому что стервы, они не имеют, как правило, каких-то морально-нравственных границ. И лезут все время отбивать мужиков.

АМАЛИЯ: Например?

О. СУББОТИНА: Вот, что об этом скажут присутствующие здесь дамы?

АМАЛИЯ: У кого стервы отбили мужика? У меня отбили. Можно я расскажу.

Е. КОРЕНЕВА: Все, кто отбил, все стервы, можно так сказать.

АМАЛИЯ: Да. Немного этого было. Не знаю, тьфу, тьфу, тьфу по счастью, в каком-то зрелом возрасте, когда это для нас, для девочек уже крайне важно, чтобы мужик оставался рядом, а не куда-то убегал. Я вот вспоминаю историю, в Щукинском училище еще это было. Надеюсь, она изменилась. Ты, я надеюсь, изменилась. Вот.

Т. КОНТРИДЗЕ: А я надеюсь, не изменилась. И ей плохо будет все время.

АМАЛИЯ: Вот была у нас такая девочка, которая могла, допустим, вот понравился ей твой молодой человек, даже просто ну на какой-то студенческой тусовке. Если у нее, допустим, нет рядом с ней молодого человека на сегодняшний день, вот ничего не значило, насколько серьезно ты к нему относишься. Она с ним начинала нещадно кокетничать. А я не умела кокетничать. Я либо как-то откровенно так «сняла решительно пиджак наброшенный», ну, как-то нелепо может даже, ну, как умела, либо я прямо, долго, долго ходила и думала, ну, как признаться в любви. Ну, не знаю. В общем, долго выхаживала. И тут вдруг почувствовала, что она прямо раз, взяла и отбила. Вот так вот случайно, прямо по самому больному месту. И вот я помню эту боль, когда я типа: зачем ты это сделала?! Ну, как же так?! Вот сейчас мне прямо становится волнительно от этой ситуации, вот этой студенческой. Много наговорила, потому что разволновалась. У меня было, девочки. Вот. И я поняла, что, наверное, не смотря на дарование этой женщины молодой, прекрасной, красивой, очень талантливой, наверное, именно из-за этой обиды, наверное, дальше все как-то не склеивалось. Не смотря на то, что потом там: да, ладно, чего мы будем мужиков делить, что ли? Да, не будем их делить, подумала я. А чего же их делить-то. Ясное дело, все твои. Я как-то дальше все равно не скалось.

О. СУББОТИНА: А она стала звездой?

АМАЛИЯ: Нет.

О. СУББОТИНА: Вот. Вот Вам и ответ.

Е. КОРЕНЕВА: Ну, дело в том, что для звезды, для таланта нужны страдания. ПО известной формуле. А тот, от кого уводят, как известно, страдает больше всего.

АМАЛИЯ: Да, ну, ой, как больно, когда уводят, правда, Теона?

Е. КОРЕНЕВА: Ну, это клишейное такое.

Т. КОНТРИДЗЕ: Да, правда, больно. Но я уверена, что, не смотря на то, что у меня отбили мужчину один раз. Я уверена, что мужчину отбить нереально. Просто мужчина не хотел меня. Вот и все. Это я, может быть, придумала себе историю, что он меня, может быть, очень сильно хотел. При первом же повороте моя ближайшая подруга…

АМАЛИЯ: У меня аж мурашки.

Т. КОНТРИДЗЕ: Вот очень бестактно поступила со мной.

О. СУББОТИНА: Вот это настоящая стерва.

Т. КОНТРИДЗЕ: Не могу сказать, что она стерва…

АМАЛИЯ: Но она просто кто? Кто она просто?

Т. КОНТРИДЗЕ: Ну, она, конечно, сучковатая, ничего не могу сказать. Они, мне кажется, стервы, нам-то вообще не опасны. Они такие слабенькие. Их же можно так вообще прижать к стене.

О. СУББОТИНА: Нет, ну, это сейчас, это сейчас. Я раньше не могла, я не понимала. А вот сейчас я как-то уже. Сейчас у меня: только подойди, я то повыдергаю все, что можно. Нет, сейчас я вот понимаю, как надо. Сейчас, эх! А вот в школе я училась. У меня тоже увели мальчика. Так прямо ужасно было обидно. И просто думаю, как же так вот? Подружка, вот настоящая стерва тоже.

АМАЛИЯ: Подружка. Опять же подружка.

Л. УСПЕНСКАЯ: Только подруги в основном и уводят.

Т. КОНТРИДЗЕ: Сначала выспрашивают, слушай, вообще, кто, что. Кто такой?

Л. УСПЕНСКАЯ: Мне бабушка говорила, предупреждала. Вот подальше от подруг. Уведут. Она меня предупреждала.

Т. КОНТРИДЗЕ: Даже грузинки, вопреки всем стереотипам, что темнеют…

Л. УСПЕНСКАЯ: Да никогда у меня никто не уводил. У меня так не получилось. Я бабушку слушалась.

О. СУББОТИНА: Ты права, права, права.

АМАЛИЯ: Елена?

Е. КОРЕНЕВА: Ну, конечно, слушая со стороны, ну, конечно, у меня тоже уводили, и я у кого-то уводила. Как-то так случалось. Получалось. Но у меня лично табу на избранников…

АМАЛИЯ: Женатых.

Е. КОРЕНЕВА: На избранников подруг. Потому что более того, мне кажется, это вариант инцеста. (Аплодисменты).

О. СУББОТИНА: Порядочный человек рядом с нами.

Е. КОРЕНЕВА: Нет, психологически, это вариации инцеста. Вот он уходит, он друг твоей подруги, или она тебе исповедуется в своих переживаниях. Как себя повести или.. Ты чувствуешь, т.е. ты это знаешь, ты доверенное лицо. Потом ты вдруг, т.е. это невозможно. И вообще, почему-то друзья мужчин, в которых я влюблялась, которые были друзьями, и потом когда заканчивались все отношения, или распадались, ведь это часто бывает, что идешь по кругу близкому, который ассоциируется, или они начинают тобой интересоваться. Вот для меня как-то сразу, если ты в роли друга, то ты не в роли объекта для романтических отношений. Но в принципе это такие ситуации, женщины которые отбивают, они тестируют где-то того мужчину, если это только действительно не то самое сильное, очень серьезное чувство, правильное, когда ты страдаешь, и все равно страдаешь. Потому что человек не с тобой. Но в принципе, когда у тебя отбивают, тестируют мужчину, которого отбили. С таким поведением. Потому что на что купился. Хотя у них можно чему-то поучиться. Потому что все равно физиология срабатывает. На что бьет стерва, собственно говоря. Конечно, она провоцирует желание, она пестрит, соблазняет.

Т. КОНТРИДЗЕ: Все равно соблазн. Ну. соблазнить можно. Но отношения, построенные на соблазне, как обычно долго…

Е. КОРЕНЕВА: Ну, испорченные отношения, все равно они уже испорченные

АМАЛИЯ: «Между нами девочками говоря, нет ничего печальнее на свете, чем бабские разговоры о бабах». Манька Облигация, г. Москва. «Амалия, если Вы не окончательная стерва, включите песню в исполнении Теоны Контридзе, которую Вы включали в предпоследней передаче с ее участием», Какую песню я с твоим участием включала? Опять же повторение про (НЕ РАЗБОРЧИВО), Зудину и Ладу Дэнс. «Могу назвать мужчину стервеца. Это Зурабов». Кто такой Зурабов?

Л. УСПЕНСКАЯ: Это министр зравоохранения.

АМАЛИЯ: Да, что Вы. Как интересно. «По-моему, настоящие стервы это Никита и Андрюша Михалковы. У обоих абсолютно бабьи повадки. Внутри что-то скрытое. Подленькое и капризное». «Зря Вы так о мужиках». Вот так вот. Телефон даже указан. Можем позвонить. «Дорогие дамы, Вы всегда увлекаетесь кинологией, или только в год собаки?» Натуралист. Вот такие…

Е. КОРЕНЕВА: Сейчас год собаки?

АМАЛИЯ: Да, причем красной, по-моему. Значит, у нас тут такой вопрос, причем от Павла: «Что с ними делать и стоит ли бороться?» Спрашивает Павел насчет стерв. Вот у нас немного времени остается. Вот буквально, Ольга начала с того, что повыдергивать все. Вот давайте с Ольги и начнем. Что делать со стервами?

О. СУББОТИНА: Ну, Павлу, наверное, со стервами стоит делать не совсем то, что нам со стервами стоит делать. Павел, делайте с ними, что хотите.

Л. УСПЕНСКАЯ: Разорвите их на части.

О. СУББОТИНА: Нет, а, кстати, вот прекрасная тема, сейчас Лена намекнула. Что мужчина, любящий, мне кажется, он может любую стерву, любовь переделает вот в прекрасную, мягкую и милую женщину. Потому что вот все-таки женщина – гибкое создание.

АМАЛИЯ: Прекрасно, Ольга.

О. СУББОТИНА: И любовь, она ее раскроет.

Е. КОРЕНЕВА: Вот она мораль этой передачи.

Т. КОНТРИДЗЕ: Мужчины, которые любят стерв, и которые потом начинают с ними общаться, они как обычно не хотят потом менять стерв, это раз. А, во-вторых, если удается их поменять, то они бросают их. Потому что они теряют актуальность, теряется тонус в отношениях. И я помню, одна знаменитая женщина мне рассказывала, что что-то у нее постоянно не получается, потому что у нее один образ. И когда она начинает на глазах у мужчин закрывать огурцы, то они уходят.

АМАЛИЯ: Вы знаете, тут какое-то сообщение пришло, которое начиналось со слов «Стервы вымрут». Но «стервы вымрут сами собой», а дальше у меня выключился компьютер. Если бы в студии были не только стервы, но и программисты, то нам бы кто-нибудь помог.

Т. КОНТРИДЗЕ: Когда я к Вам ехала, такая реклама была одного рекламного напитка алкогольного. Надпись была такая: «У Вас мало общих тем, зато много общих поз».

АМАЛИЯ: Ну, опять же, как бороться со стервами?

О. СУББОТИНА: Только так. И с нами тоже.

АМАЛИЯ: Любовь, что делать со стервами?

Л. УСПЕНСКАЯ: Ну, что с ними сделать? Ну, я не знаю, мне кажется, что любить. Любить, конечно, они тоже люди.

АМАЛИЯ: Как интересно. Елена?

Е. КОРЕНЕВА: Стерв не существует.

АМАЛИЯ: Вот так.

Е. КОРЕНЕВА: Это миф.

АМАЛИЯ: Да. Я вот про наш хит-парад хотела поговорить. Начался он у нас, извините, компьютер выключился, поэтому я не смогу упомнить всех. Значит, начинался он с Аллы Пугачевой.

Т. КОНТРИДЗЕ: Лада Дэнс на каком месте у нас?

АМАЛИЯ: Ну, у нас они все как-то вот просто, как стервы. Мы все тоже сегодня попали в тот же список, потому что я не зачитывала все сочинения наших уважаемых авторов. Вы уж извините, но некоторые были слегка нецензурные. Ну, разве что чуть-чуть. Ну, и я их не зачитала.

Л. УСПЕНСКАЯ: Потом нам отдельно.

АМАЛИЯ: Ну, вот да. Если включу компьютер. Ну, вот про Татьяну Доронину я помню историю Аллы Балтер, Царствие ей Небесной, одной из красивейших актрис нашего театра. Будучи совсем молоденькой, она оказалась в театре с Татьяной Дорониной, и ей очень что-то страшное про нее рассказывали. И рассказывали, как Алла мне рассказывала, костюмерши или вот там художники по костюмам, которые одевали ее к спектаклю, там или к репетиции и при этом жевали бутерброды. И к ней на костюм, Аллочке Балтер падали крошки. И вот они рассказывали что-то жуткое про Доронину. На что она спросила: а Вы тоже едите, когда ее одеваете? Ну, на что костюмеры и рассказали ей про нее саму, кто она такая, и что она должна сейчас вот учиться и молчать в театре. А когда Алла выскакивала на сцену, то на какой-то лестнице, ведущей на сцену, она встретилась с Дорониной. Встретилась глазами. И уступила ей место, чтобы та сошла со сцены. А Доронина пустила ее на сцену, сказав: Ну, конечно, Алла, проходите. Так что стерва или не стерва, мы женщины, и мы защищаемся, боремся за свои права. Желаю Вам хороших выходных. И возвращайтесь на «Территорию Амалии» через неделю. Спасибо.

Угонщица и баба-стерва: ТОП-5 жареных фактов об Ирине Аллегровой

ТОП-5 «жареных» фактов об Ирине Аллегровой. Фото: Со страницы irinaallegrovaofficial в Instagram (12 )

20 января свой день рождения отмечает популярная российская исполнительница Ирина Аллегрова. Свою карьеру на большой сцене певица начала еще в 1970-х годах, однако настоящая известность к ней пришла в 90-х, когда она спела песню «Странник». Песни «Младший лейтенант», «Угонщица» и «Бабы-стервы» вознесли ее на вершину хит-парадов. Звездой первой величины певица продолжает оставаться до сих пор, несмотря на почтенный возраст. О малоизвестных фактах из биографии певицы рассказывает ИА KrasnodarMedia.

1. Фамилия Аллегрова происходит от термина «аллегро», который означает «веселый, резвый». Певице «музыкальную» фамилию подарил отец — Александр Григорьевич Саркисов. В молодости он в паспортном столе официально оформил смену фамилии на Аллегров. Фамилия по наследству досталась его дочери.

2. Певица так и не получила высшее музыкальное образование. Она не смогла поступить в консерваторию в Баку из-за болезни, провалила экзамен на факультет вокала. В российский театральный вуз — ГИТИС, она тоже не смогла поступить. Не прошла третий отборочный тур.

3. Пробиться на вершину российской эстрады ей помогли талант, занятия в музыкальной школе и уроки вокала Муслима Магомаева. Позже Аллегрова признается, что не просто обожала своего известного преподавателя, но и была в него не на шутку влюблена.

4. Артистка четыре раза официально выходила замуж. Первым ее мужем и отцом единственной дочери был Георгий Таиров. В браке они были около года, а затем развелись и почти не общались. Свое первое замужество Аллегрова называет ошибкой. Второй муж — Владимир Блехер был во главе музыкального коллектива «Молодые голоса», в котором пела певица. Артистка бросила его ради третьего мужа продюсера и бас-гитариста Владимира Дубовицкого. После развода с Аллегровой он женится на другой звезде — Татьяне Овсиенко. Четвертым супругом певицы стал Игорь Капуста — танцор из труппы на восемь лет младше ее. Их брак просуществовал с 1993 по 2000 год.

5. Талантливый человек — талантлив во всем. Ирина Аллегрова не только талантливая певица, но и талантливый кондитер и повар. Во второй половине 70-х певице пришлось подрабатывать — по ночам изготавливать торты. Она даже подумывала оставить карьеру певицы и пойти в повара. Она настолько вкусно готовит, что к ней поесть приходят даже известные соседи, например, Игорь Николаев. Кулинария продолжает оставаться ее главным увлечение и в настоящее время. На своей странице Instagram (12+) Ирина Аллегрова периодически выкладывает фото тортов, сладостей и других блюд, которыми она балует своих родных, друзей и знакомых.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Ирина Аллегрова (@irinaallegrovaofficial)

В статье использованы фото со страницы irinaallegrovaofficial в Instagram (12+).

Источник: krasnodarmedia.su

Обсудить новость

В честь трудных женщин: Вюрцель, Элизабет: 9780385484015: Amazon.com: Книги

Элизабет Вуртцель является автором бестселлеров Prozac Nation, Bitch, и More, Now, Again . Выпускница Гарварда, чьи работы публиковались в таких изданиях, как The New Yorker, New York, The Guardian, и The Oxford American, , она живет в Нью-Йорке.

По мере того как феминизм рвался вперед — и никто не может отрицать сделанные им скачки, — то же самое произошло и с изобретением чрезмерно нетерпеливого гиперсексуализированного женского тела.В наши дни вы платите за секс не потому, что вы одиноки и несчастны, не можете переспать или выйти замуж и ищете дешевых острых ощущений, а потому, что секс как товар не вызывает отвращения; это интересно . В недавнем бестселлере трех голливудских девушек по вызову «Ты никогда не займешься любовью в этом городе снова», , по сути, свидетельствует о доступности за деньги чего угодно. Женщины пишут о своем опыте обслуживания крупных голливудских кинозвезд, мужчин, которые, по-видимому, не «должны» платить за секс, но которым нравится иметь возможность контролировать действие, или им нравится отсутствие какой-либо эмоциональной вовлеченности, или просто они думают, что это Круто.В разгар всего этого, кажется, трудно говорить об изнасиловании на свидании или о чем-то еще, потому что как бы женщины ни пытались выглядеть не как сексуальные объекты, существует противодействующая сила, в которой многие женщины сотрудничают — в основном за счет финансовых средств. потребность — превращать женщин в сексуальные объекты.

Вот почему освобожденная дама, чья сексуальная бравада могла быть отмечена как Жермен Грир, так и Хелен Герли Браун, со временем превратилась в резкую, жесткую силу плоской, консервированной сексуальности, наиболее выпуклой и уместной метонимией которой является очевидная и выпуклая силиконовые грудные имплантаты, которые карикатурно изображают сексуальную реальность, которая уже превратилась в мультфильм, даже не пытаясь имитировать характер млекопитающих.

Я думаю, выбор становится, использовать ли вы его для себя или против. Послушайте, я думаю, что многие люди спаслись от этой игры, но красивые девушки, девушки, которые научились манипулировать, девушки, чьи сердца всегда принадлежали папе, — они просто ничего не могут с собой поделать. И мир вознаграждает его, в то же время он осуждает его. В целом, один урок такой книги, как : «Ты больше никогда не займешься любовью в этом городе» , заключается в том, что секс в конечном итоге не является оружием. Нужен талант и мозги, иначе ничего не получится.Большинство мужчин, которые спят с девушкой, не захотят давать ей работу, так как предпочли бы никогда больше не иметь дело с этой ситуацией. Я думаю, что это главное, чего не хватает в любом обсуждении этой темы — сложности изнасилования на свидании, то, как стриптиз-клубы превратились в зоны феминистского предпринимательства, игнорируя унизительный и разрушительный характер работы. Для женщины возможность поступать так, как ей нравится, и обходиться без потребностей, желаний, требований и желаний других людей по-прежнему является революционным. Мужчины в значительной степени поступают так, как хотят, а женщины в значительной степени продолжают компенсировать слабость.Вот почему такие книги, как Правила и Мужчины с Марса, женщины с Венеры , имеют успех. По сей день, даже после феминизма, женщины вынуждены сокращать разрыв. Время не на нашей стороне, наша молодость и красота кратковременны, биологические часы тикают, и это послание посылается нам снова и снова. В Manhattan Nocturne, необычайно проницательном нуарном романе с обычной для жанра темой о хорошем человеке, сбитом красивой плохой девочкой, автор Колин Харрисон в какой-то момент размышляет о том, какой короткий срок хранения у красивой девушки в Нью-Йорке. .«Я бы сказал, что самые решительные люди — это молодые женщины, которые приезжают в город из Америки и со всего мира, чтобы тем или иным образом продать свое тело: модели, стриптизерши, актрисы и танцовщицы, которые знают, что время идет наперекосяк. им, что они временно признаны молодежью «.

Конечно, мы должны понимать, что это удел гламурных девушек, что тем из нас, кто ставит мозг выше красоты, не нужно беспокоиться об этом. Но, перефразируя Рози О’Доннелл еще раз: воспринимается как так, как будто это правда для всех нас.И хотя есть женщины, страдающие фобией обязательств, историю, которую вы всегда слышите, когда возникают проблемы в отношениях — когда баланс сил нарушен — по большей части всегда это история о женщинах, пытающихся заставить мужчин связать себя узами брака. Я лично знаю несколько женщин, которые откладывают своих парней, которые хотят выйти замуж, но эти отношения не те, которые кажутся в постоянном кризисе, они не те, на которые кто-то всегда жалуется, потому что по любому По ряду причин акцент на приверженности по-прежнему принимает отчаянный оттенок только тогда, когда пострадавшей является женщина.

И тот факт, что вся эта тревога в отношениях знаменует своего рода регресс, не ускользнул от внимания пионеров женского движения, которые думали, что сейчас будет лучше. Лондонский эксперт по расстройствам пищевого поведения Сьюзи Орбах, автор книги Fat Is a Feminist Issue, — основательница Центра женской терапии, среди пациентов которого была принцесса Диана. «Я вижу вокруг себя самых разных молодых уверенных в себе женщин», — сказала она Mirabella в конце 1996 года. «Но когда они находятся в моей консультационной комнате, они говорят о тех же кровавых проблемах, которые были у нас тридцать лет назад.Они боятся. Женщины, находящиеся в самых тяжелых отношениях, стараются управлять ими, а не выбраться из них. Только сейчас, когда нет женского движения, если у тебя есть проблемы, ты чувствуешь себя уродом. Все проблемы усвоены ».

Это , почему Правила — безудержный бестселлер и вполне может быть постоянным хитом.

Но было бы неправильно рассматривать эту книгу как препятствие для феминизма в любом случае, или злиться на авторов за их советы тети Эдны, потому что книга совершенно неидеологическая: феминизм не имеет значения в списке того, что, вероятно, является довольно разумным советом для того, чтобы научиться вести себя как женщина, которая собирается предпринять какие-то серьезные, целеустремленные знакомства.Он говорит женщинам, как действовать, чтобы компенсировать тот факт, что, хотя феминизм изменил образ мышления и поведения многих из нас, он заставил мужчин менять подгузники, мыть посуду и проводить время с детьми, пока женщины выполняют нейрохирургию и снимают фильмы. и торговать евродолларами, он не смог по-настоящему изменить то, как мы себя чувствуем. Доказательство: зайдите в любой книжный магазин, и в разделе самопомощи есть сотни названий о том, как преодолеть любовную зависимость, страх быть брошенным и т. П., И хотя существует множество книг для женщин о том, как справиться с обязательствами — стойкие, невозможные мужчины — «Умные женщины, глупый выбор» и тому подобное — нет ни одной книги, адресованной мужчинам, о том, как решать свои собственные проклятые проблемы в отношениях.Нет книги для мужчин о том, как преодолеть страх обязательств, как научиться открывать свое сердце, как перестать убегать от эмоциональной вовлеченности — я знаю, потому что я искала все это для своего последнего парня, и это не так. не существует.

Знаете почему?

Потому что в этом нет необходимости. Мужчинам не нужно менять свою сексуальную оценку женщин, то, как определенные триггеры и признаки женской силы или женской слабости могут их отпугнуть. Им не нужно менять психические послания, внедренные в их мозг еще в довербальные, доэдиповы дни.Им не нужно, потому что мы, женщины, научимся себя вести.

Ну, мне это, например, надоело. Всю мою жизнь тот или иной человек говорил мне вести себя хорошо, говоря, что не позволяй парню понять, что ты депрессивный маньяк на первом свидании, не просто будь собой, не показывай свои чувства. И правда в том, что это, вероятно, хороший совет, мужчины, вероятно, не любят властных, горячих женщин, которые делают минет на первом свидании. По всей вероятности, единственному мужчине, которому я когда-либо понравлюсь таким же, как я, вероятно, сначала придется поверить в то, что я кто-то другой.Мне наверное с до надо научиться себя вести. Но мне это не нравится. Кажется, все это, все эти годы феминизма, Мэри Уоллстонкрафт, Шарлотта Перкинс Гилман, Симона де Бовуар, Вирджиния Вульф, Глория Стайнем, Сьюзан Фалуди — все это умное письмо, чтобы мы могли научиться вести себя? Горящий бюстгальтер в Атлантик-Сити — чтобы мы могли научиться вести себя? Роу против Уэйд — , чтобы мы могли научиться вести себя? Тельма и Луиза — , чтобы мы могли научиться вести себя? Гендерный разрыв — чтобы мы могли научиться вести себя? Мадонна, Салли Райд, Джойслин Элдерс, Голда Меир, Анита Хилл, Бетт Дэвис, Лени Рифеншталь — все эти сильные, неутомимые души, чтобы мы могли научиться вести себя? Какая польза от всего этого, если мы все еще чувствуем, что должны сдерживать свои побуждения и контролировать себя в интересах ухаживания и любви? Неужели Жермен Грир так давно приставала к нам словами «Леди, любите свою пизду», и разве Анка Радикович потчевала нас своими рассказами о сексуальном пикаре в The Wild Girls Club , чтобы нам сказали никогда не поддаваться сексуальному отказу на первом свидании? После всей этой агитации приходит Правила , чтобы сообщить нам, что нам даже не разрешено соглашаться на свидание на субботний вечер после среды.

Вот моя точка зрения: я не спорю с Правилами или советами, которые он дает — на самом деле мне это кажется довольно разумным — но если бы мы действительно прошли долгий путь, детка, если бы восприятие мужчин мужчинами изменилось фундаментально и интенсивно, так что мы были приняты как полноценные сексуальные существа и романтические деятели, которые были свободны преследовать или преследоваться, и если бы это расширенное измерение женских сексуальных персонажей не пугало или подавляло их, тогда нам не понадобилось бы . Правила. Мы были бы действительно свободны.

Так что, конечно, сука нас привлекает. Это иллюзия освобождения, распутной самоотверженности. Что, если вы хотите быть большим в мире, в котором вы будете маленьким, униженным? Вы не хотите сидеть на диете, вы не хотите говорить нет, спасибо, и каким-то образом притворяться, что того, что есть, достаточно, когда всегда, всегда вы хотите большего. Это было вашей определяющей характеристикой: у вас есть аппетиты, и только если вы действительно бесстыдны, вы даже начнете насытиться, потому что на самом деле ничего никогда не бывает достаточно.Не потому, что вы жадны или ненасытны, а потому, что вы ничего не можете с этим поделать, вы не можете согласиться с выдумкой, которой мир хочет, чтобы вы верили и придерживались: что вы должны успокоиться, быть осторожными и принять крошки, которые это минимизированное «я», с которым вы должны мириться, что феминизм и другие политические теории женщины не могут действительно начать рассматривать, потому что это совсем о другом.

Речь идет о том, что стало почти чудовищным понятием женского желания.Это не о том, чтобы требовать от других людей или изматывать тех, кто кричит о БОЛЕЕ! к обращению: Вы будете удивлены тем, как часто мы не хотим развлекаться собственными силами. Удивительно, что небольшая площадь пространства, в которое нам сказали втиснуться, означала, что мы даже не знаем, как спрашивать или чего желать. Все говорит нам остановиться, не разговаривать сначала с этим парнем, не иметь тысячи любовников, если это кажется правильным, потому что одного мужа должно быть достаточно.Все говорит, что нам не нужен еще один кусок шоколадного торта, нам не нужна еще одна сумка Gucci, еще одна губная помада из копейки, еще один Биг Мак, еще одна ночь в городе, еще одно вращение на танцполе Rainbow Room. Что ж, это должна быть история о людях, которые настолько безнадежны, которые хотят и поняли, что никогда не рано предъявлять требования к этой жизни, этому миру, всему этому. Это о том, как хорошо, должно быть, просто решить, что я не буду милым, я никогда не сожалею, я не жалею: то, что передо мной, принадлежит мне.

Но для женщины предположение, что она должна быть неприятной, выводит ее за пределы системы, за пределы того, что приемлемо. Она может быть глубоко депрессивной Сильвией Плат, роскошной декаденткой Далилой, подростком-убийцей Эми Фишер, она может быть любым, кто решит, что то, что она хочет, нуждается, верит и должна делать, важнее, чем быть милым. На самом деле она может быть настолько милой, насколько это возможно, но как только она скажет , поймай меня, если сможешь, я настолько свободен, это моя жизнь, а остальные могут отвалить и умереть — , как только она ляжет вниз по моей дороге или по шоссе, удивительно, как быстро все находят ее сложной, сумасшедшей, кошмаром: сукой.

Эволюция суки

«Намасте, суки!» — зовет надутого, одетого в пурпур инструктора по йоге, изображенного на поздравительной открытке, и вытаскивает из слова всю неприятность. Я покупаю карту и оставляю ее на кухонном столе на несколько дней, восстанавливаясь.

Случайное употребление слова «сука» с нежностью или поддразниванием потребовало от меня привыкания. Карта ослабляет мое сопротивление; применительно к группе женщин слово «суки» мгновенно создает дух товарищества, нейтрализуя все негативные коннотации.Но обращенное к одной женщине, это слово все еще сохраняет свой старый смысл: рычащая подлость, а до этого — обезумевшая от похоти собака.

Сможете ли вы когда-нибудь полностью вернуть себе слово? Некоторые активисты и социальные теоретики говорят, что даже пытаться опасно; вы ослабите свое дело. Я не убежден. Даже частичный успех означает, что в нашем словарном запасе на одно оскорбление меньше (по крайней мере, до тех пор, пока кто-то не изобретет новое, см. Ниже). «Квир» сейчас настолько дружелюбен, что для снайпера из него были бы паршивые патроны. «Пола Олоиксарак — сука, — пишет Адам Моррис в The Point , объясняя, — в то время как сатирик пытается показать, что у императора нет одежды, сука укажет, когда он очень плохо одет.”

Я бы хотел быть такой сукой. Не того типа, который предлагается в Everybody Loves Raymond, после того, как Рэй находит для Дебры лекарство от предменструального синдрома и торжественно перечисляет симптомы, которые оно облегчает. «Там написано стервозный , Рэй?» — возражает она, прекрасно зная, что привело его в аптеку.

ПМС может превратить любого в стерву. Сама жизнь может быть сукой. Но это временные ситуации. Постоянная постоянная стервозность отталкивает всех, кто находится поблизости.Мы все отступаем, чтобы избежать гнева мамы.

Видимо так было не всегда. Вернее, поведение всегда отталкивало, но слово было мягче. Вы можете почувствовать привязанность к восклицанию, сделанному в 1896 году: «О, великодушная милая сучка Эмили Бронте». В 1785 году «стоять сукой» означало просто заваривать чай или исполнять женскую роль. Древнеанглийское слово bicce было словом для обозначения суки и, вероятно, использовалось так же небрежно, как сегодня его используют на выставках. Но к пятнадцатому веку это слово было применено к женщинам, которые осмеливались проявлять сильное сексуальное желание (например, спущенная на волю сука в течке).Дальше все пошло под откос.

Несколько недель назад горстка языковых экспертов, связанных с Оксфордским словарем английского языка, отлично повеселилась на дискуссии под названием «Сука, бинт и горничная: изучение сексистского языка в словаре». «Есть 1500 слов для обозначения вагины», — отметила доктор Сара Огилви, лингвист и лексикограф, руководящая лабораторией словарей в Оксфордском университете. «В английском сленге более 3000 уничижительных словечек для женщин».

Сленговых слов, обозначающих женщин, больше, чем сленговых слов, обозначающих преступление, наркотики, алкоголь и даже секс.Мы можем только догадываться, почему. Огилви также отметил, что последний набор уничижительных слов — женские имена. Карен, например, белая, с титулом, расистка и, да, стервозная. Бекки — молодая Карен. Стейси — шлюха.

Единственное мужское имя, имеющее такую ​​привилегию, — это Чад, привлекательный, уверенный в себе, сексуально активный альфа-самец.

Я пытался подражать слову «старуха», зная, что старею в нем, но «отдыхающая сука лицо» сломало меня. Неужели женщины так стараются — так ярко улыбаются, гладят губы, расширяют глаза и создают заинтересованное выражение — что в ту минуту, когда мы расслабляемся, все подавленное нами презрение скользит по нашим лицам?

Ах, подождите.Исследователи поведения использовали FaceReader компании Noldus Information Technology для измерения RBF и обнаружили столько же бессознательных проявлений презрения у мужчин. «Его легко узнать из-за любопытного фенотипа лица», — сообщили они: «губы и лоб не совсем сердиты или грустны, губа сжата и приподнята сильнее с одной стороны, чем с другой». Тем не менее, мы не называем это Resting Jerk Face.

Жена Майлза Дэвиса Бетти Дэвис умудрилась владеть словом «суки» еще в 1970 году, возможно, потому, что его уже легче употреблять в черном сленге.Когда Майлз собирался изменить лицо джаза своим новым альбомом, она предложила взрывное название «Bitches Brew» вместо его более мягкого «Witches Brew». Альбом сейчас бессмертен, но в то время даже некоторые музыкальные критики вздрогнули и держались на расстоянии.

Когда Мадонна записала «Unapologetic Bitch» почти полвека спустя (на ее альбоме Rebel Heart Rebel, в котором слово «сука» используется сорок четыре раза), никто не моргнул. «Сказал, сделал, ударил, бросил», — пела она. «Я знаю, тебе бы понравилось, если бы я остался дома и заплакал / Но этого не произойдет, вот почему.Она просчитала выбор и решила рискнуть выглядеть непримиримой стервой: «Иногда ты знаешь, что я должен называть это так, как есть».

В стервозности есть сила. Что подводит меня к корню моего отвращения: почему в женщинах сила (и есть) приравнивается к подлости? Женщина, горящая сексуальным желанием, могла бы, я полагаю, показаться пугающей, если бы вы охраняли социальные нормы, которые пытались ограничить распутство. Или боялся, что ты не сможешь соответствовать случаю. Сильные мнения, высказанные без мягких комплиментов, тоже могут показаться злыми.Утверждать себя и игнорировать тех, кто пытается помешать или дискредитировать вас, совершенно жестоко с точки зрения тех, кого вы игнорируете — или тех, кто предпочитает ныть и рычать, чем действовать. Но они, скорее всего, будут жалобщиками, так почему же «сука» превратилось в глагол жалобы?

Может быть, потому, что мы, как общество, плохо воспринимаем конструктивную критику, поэтому слова выходят слишком резко, а получатель раздражается слишком быстро. Люди усиливаются, повышая голос и резкость слов, когда они чувствуют, что это единственный способ быть услышанным.У мужчин это называется агрессивным лидерством. В каком-то….

Кто-то должен дать нам всех уроков в мирной жалобе. Намасте, суки!

Подробнее написано Жаннетт Куперман здесь .

случаев многоуровневой стигмы, связанной с ВИЧ / СПИДом, среди афроамериканских женщин, живущих с ВИЧ / СПИДом, на юге

Уход за больными СПИДом, ИППП. 2016 1 июля; 30 (7): 349–356.

, PhD, MA, 1 , PhD, MPH, 2 , PhD, MSPH, 3 , MPH, 4 , 5 и, PhD, MSB 6

Faith Fletcher

9000 1 Отделение общественных наук о здоровье, Иллинойский университет, Чикагская школа общественного здравоохранения, Чикаго, Иллинойс.

Люси Аннанг Инграм

2 Департамент укрепления здоровья, образования и поведения, Школа общественного здравоохранения им. Арнольда Университета Южной Каролины, Колумбия, Южная Каролина.

Джелани Керр

3 Департамент укрепления здоровья и поведенческих наук, Школа общественного здравоохранения и информационных наук Университета Луисвилля, Луисвилл, Кентукки.

Meredith Buchberg

4 Отделение пародонтологии, Научный центр здоровья Техасского университета в Сан-Антонио, Сан-Антонио, Техас.

Либби Богдан-Ловис

5 Центр этики и гуманитарных наук в области наук о жизни, Ист-Лансинг, Мичиган.

Шон Филпотт-Джонс

6 Кафедра биоэтики, Университет Кларксона, Скенектади, Нью-Йорк.

1 Отделение общественных наук о здоровье, Иллинойский университет, Чикагская школа общественного здравоохранения, Чикаго, Иллинойс.

2 Департамент укрепления здоровья, образования и поведения, Школа общественного здравоохранения им. Арнольда Университета Южной Каролины, Колумбия, Южная Каролина.

3 Департамент укрепления здоровья и поведенческих наук, Школа общественного здравоохранения и информационных наук Университета Луисвилля, Луисвилл, Кентукки.

4 Отделение пародонтологии, Центр медицинских наук Техасского университета в Сан-Антонио, Сан-Антонио, Техас.

5 Центр этики и гуманитарных наук в области наук о жизни, Ист-Лансинг, Мичиган.

6 Кафедра биоэтики, Университет Кларксона, Скенектади, Нью-Йорк.

Автор для переписки Адрес для корреспонденции:, Фейт Флетчер, доктор философии, MA , Отдел общественных медицинских наук , Иллинойсский университет в Чикагской школе общественного здравоохранения , 1603 West Taylor Street (MC 923) , Chicago, IL 60612 , Эл. Почта: Эл. Почта: [email protected]Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Афроамериканки несут непропорционально тяжелое бремя ВИЧ / СПИДа в Соединенных Штатах.Хотя они составляют всего 13% населения США, на афроамериканцев приходится почти 65% всех новых случаев инфицирования ВИЧ среди американских женщин. Кроме того, эта группа населения страдает от более серьезных неблагоприятных последствий для здоровья, связанных с ВИЧ-статусом. Афроамериканские женщины, живущие с ВИЧ, на Юге могут подвергаться еще большему бремени стигмы в отношении ВИЧ / СПИДа, которая в этом регионе сравнительно более выражена. Для дальнейшего изучения этого бремени мы использовали описательные данные и социально-экологическую модель, чтобы изучить, как афроамериканские женщины, живущие с ВИЧ, на юге США пересчитывают, осмысляют и справляются со стигмой в связи с ВИЧ / СПИДом на межличностном, общинном и институциональном уровнях.Наш нарративный анализ показывает, что ВИЧ-инфицированные афроамериканские женщины, живущие на Юге, уязвимы к опыту многоуровневой стигмы в связи с ВИЧ в различных условиях и контекстах во многих сферах жизни. Стигма впоследствии усложняла решения о раскрытии информации и мешала женщинам чувствовать поддержку в определенных социальных, профессиональных и медицинских учреждениях, которые обычно считаются безопасным пространством для неинфицированных людей. Полученные данные свидетельствуют о том, что изнурительное и комплексное воздействие многоуровневой стигмы в отношении ВИЧ / СПИДа на ВИЧ-позитивных афроамериканских женщин на Юге требует более тщательного изучения для разработки подходов, которые эффективно удовлетворяют уникальные потребности этой группы населения.

Введение

Эпидемия ВИЧ / СПИДа характеризовалась как непропорционально поражающая отдельные группы населения с разительными различиями, свидетельствующими о расе / этнической принадлежности, полу, сексуальной ориентации, экономическом статусе и географическом положении. В частности, афроамериканские женщины детородного возраста, проживающие на юге Соединенных Штатов, несут непропорционально тяжелое бремя ВИЧ / СПИДа. Афроамериканские женщины составляют лишь 13% населения США, однако на национальном уровне на них приходится почти 65% всех ВИЧ-инфекций, впервые выявленных среди женщин 1 ; Уровень инфицирования ВИЧ среди афроамериканских женщин почти в 20 раз выше, чем среди белых женщин, и почти в 5 раз выше, чем среди латиноамериканцев.Согласно последним данным, предоставленным Центрами по контролю и профилактике заболеваний, в конце 2011 года было подсчитано, что 491 100 чернокожих / афроамериканских женщин жили с ВИЧ в Соединенных Штатах и ​​Пуэрто-Рико. 1,2

Несмотря на успехи в высокоактивной антиретровирусной терапии, которая значительно улучшила общее качество и продолжительность жизни людей, живущих с ВИЧ / СПИДом (ЛЖВС), афроамериканские женщины с ВИЧ остаются уязвимыми к неблагоприятным последствиям для здоровья, связанным с ВИЧ. болезнь. 3,4 Даже при наличии соответствующих услуг по уходу и лечению афроамериканские женщины, живущие с ВИЧ, с большей вероятностью заболеют и столкнутся с проблемами со здоровьем, связанными с депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством и злоупотреблением психоактивными веществами. 3–5 Кроме того, афроамериканские женщины с ВИЧ борются с требованиями, вытекающими из институционального и межличностного расизма и дискриминации, сексизма и экономических трудностей. Эти факторы усиливают психологический стресс, связанный с жизнью с ВИЧ, 6,7 , что подчеркивает необходимость изучения многоуровневой аддитивной стигмы, которую испытывают афроамериканские женщины, живущие с ВИЧ / СПИДом, на юге США.

Множественные формы социальной и структурной маргинализации, включая сегрегацию по соседству, расовую дискриминацию, гомофобию, бессилие и социальную изоляцию, 8,9 повышают уязвимость к ВИЧ и способствуют снижению качества жизни ЛЖВС. 10–13 Среди этих несправедливостей стигма, связанная с ВИЧ, все чаще признается как фактор, пронизывающий множество аспектов жизни ЛЖВС. Важно отметить, что стигма в связи с ВИЧ / СПИДом является серьезным препятствием как для лечения, так и для профилактики ВИЧ / СПИДа и связана со снижением вероятности прохождения тестирования, 10–13 более низким уровнем участия в лечении и продолжением лечения, 10,11,14 более низким качеством медицинских услуг забота, 15 плохое профилактическое поведение, 12 снижение обращаемости за доконтактной профилактикой, 16 и меньшее раскрытие ВИЧ-статуса. 17 Стигма также влияет на психическое здоровье и качество жизни ЛЖВС. 18,19 По этим причинам изучение связи между стигмой и качеством жизни требует внимания.

Несмотря на документально подтвержденные последствия стигмы в отношении ВИЧ / СПИДа, этот психосоциальный конструкт подвергался критике за узкое определение и индивидуальную направленность, 20 , таким образом, в нем не учитывались уникальные межличностные и структурные факторы, которые вызывают стигму в отношении ВИЧ в конкретном социокультурном контексте.Учитывая это, изучение всеобъемлющего и комплексного характера стигмы в связи с ВИЧ посредством применения многоуровневых рамок является приоритетной задачей общественного здравоохранения. Стигма, связанная с ВИЧ, усугубляет дополнительное бремя, с которым уже регулярно сталкивается эта группа населения, связанное с гендерной, расовой и классовой дискриминацией. Удивительно, но мало исследований изучали опыт многоуровневой аддитивной стигмы в этой группе населения. Чтобы восполнить этот пробел в знаниях, мы использовали описательные данные и Социально-экологическую модель (SEM) 21 , чтобы изучить, как афроамериканские женщины, живущие с ВИЧ на юге США, пересчитывают, осмысляют и справляются со стигмой в связи с ВИЧ / СПИДом в межличностных отношениях, в общинах, и институциональные уровни.SEM аналогичным образом применялся для изучения влияния индивидуального опыта, взаимодействия с окружающей средой, культурных систем верований и имеющихся неформальных и официальных сетей поддержки на общее состояние здоровья и благополучие ВИЧ-инфицированных афроамериканских женщин. 22 Из-за того, что стигма, связанная с ВИЧ, распространилась во многих сферах жизни, необходимо более глубокое понимание стигмы, с которой сталкиваются ВИЧ-инфицированные афроамериканские женщины, чтобы адаптировать подходы, которые эффективно удовлетворяли бы уникальные потребности этой группы населения.

Методы

Набор

Исходное исследование, в которое включена эта работа, было сосредоточено на намерениях беременных ВИЧ-позитивных афроамериканок, способных к деторождению. 23 В исследовании использовался качественный, феноменологический план исследования с 42 ( n = 42) ВИЧ-позитивными афроамериканскими женщинами детородного возраста. Используя как прямой, так и пассивный подходы, женщины были набраны из пяти клиник Южной Каролины или СПИД-сервисных организаций (ASO) для проведения подробных личных интервью.Интервью проводились на взаимно согласованном месте, что обеспечивало как интервьюеру, так и соответствующему участнику конфиденциальность, комфорт и удобство. Критерии отбора участников исследования включали следующее: самоидентифицированный афроамериканец, женщина, самопровозглашенный серопозитивный статус на ВИЧ / СПИД, в возрасте от 18 до 49 лет, говорящий по-английски и проживающий в Южной Каролине. Принимая во внимание направленность более широкого исследования, участники были исключены, если они сообщили, что не могут забеременеть по естественным причинам, при использовании имплантированных противозачаточных средств или предшествующих процедур стерилизации.

Чтобы качественно изучить перспективы репродукции и материнства и то, как на них повлияли советы врача, женщинам, участвовавшим в исследовании для родителей, были заданы вопросы, например Каким образом, если таковые имеются, ВИЧ-положительный статус изменил ваши отношения с детьми? Расскажите, пожалуйста, о любых советах или мнениях, которые предоставили вам медицинские работники по поводу беременности ; С кем вы рассказывали о своем диагнозе ВИЧ? (). Многие женщины столкнулись со стигмой и дискриминацией в связи с решениями о раскрытии информации о беременности, материнстве и ВИЧ-статусе; женщины также сталкивались со стигмой в другой социальной, профессиональной и медицинской среде.Таким образом, мы пересмотрели эти данные, чтобы изучить, как рассказы участников могут помочь в нашем концептуальном понимании стигмы, связанной с ВИЧ / СПИДом, в этой группе населения.

Таблица 1.

Вопросы для руководства по собеседованию

• Пожалуйста, проведите меня через ваш обычный день. [Зонд: с момента пробуждения до того момента, когда вы ложитесь спать ночью]
• Как вы узнали, что вы ВИЧ-инфицированы?
• Каким образом ваш диагноз ВИЧ / СПИД изменил вашу жизнь?
• Каким образом ВИЧ-положительный статус изменил ваши отношения с детьми?
• Как часто вы думаете о своем статусе? [Зондирование: никогда, раз в неделю, раз в месяц, каждый день, постоянно]
• Когда вы больше всего думаете о своем положительном статусе?
• С кем вы рассказали о своем ВИЧ / СПИД-статусе?
○ Что повлияло на ваше решение поделиться с этим человеком или людьми?
• Есть ли у вас члены семьи, живущие с ВИЧ?
○ А как насчет близких друзей, есть ли среди них ВИЧ-инфицированные?
○ Как это повлияло на вашу жизнь? [Зонд: уход за ними, ресурсы, социальная поддержка]
• Расскажите, пожалуйста, о любых советах или мнениях, которые медицинские работники дали вам по поводу беременности.
• На кого вы можете рассчитывать в плане эмоциональной и / или социальной поддержки?
• Опишите, что вы делаете, чтобы справиться с ВИЧ. [Исследование: религия, медитация, группы поддержки, поддержка семьи и друзей]
• Какой у вас был опыт работы с системой здравоохранения?
• Прописывал ли вам когда-либо антиретровирусные препараты врачом?
○ Принимаете ли вы в настоящее время антиретровирусные препараты? Почему или почему нет?

Сбор данных и инструменты

После получения информированного согласия, полуструктурированные интервью продолжительностью до 90 минут были проведены первым автором, который формально обучен методам проведения глубоких личных интервью.Кроме того, участникам исследования был проведен социально-демографический опрос. Всем участникам была выплачена компенсация в размере 25 долларов США за их время и участие в собеседовании. Те участники, которые направили других лиц, которые затем были включены в исследование, получили дополнительные 5 долларов США за каждого участника. Данные собирались с июня 2009 года по июль 2010 года. Все протоколы и процедуры были рассмотрены и одобрены Советом по институциональному надзору в сфере использования людьми Университета Южной Каролины.

Анализ данных

Два кодировщика независимо проанализировали стенограммы интервью с помощью программного обеспечения NVivo 10.NVivo позволяет выполнять иерархическое или древовидное кодирование и анализ больших объемов текста по нескольким темам на основе ответов участников. Данные систематически анализировались с использованием качественного контент-анализа с использованием как индуктивного, так и дедуктивного подходов. Перед проведением интервью главный исследователь разработал проект кодовой книги на основе теоретического SEM. Два кодировщика позже искали коды, полученные из данных записанных интервью, с целью охватить более широкую и актуальную перспективу. 24 Полученные из данных коды обсуждались двумя кодировщиками после того, как 20% записанных интервью были расшифрованы, прочитаны и проанализированы. 24 Коды были затем сравнены с ранее разработанными кодами и окончательно согласованы с кодировщиками. Последняя кодовая книга использовалась для всестороннего анализа данных интервью путем кодирования возникающих тем, шаблонов и восприятий из извлеченных открытых ответов. После того, как исследователи независимо проанализировали данные, они собрались для обсуждения, критического описания, анализа и обоснования выявленных тем.Последующее согласованное собрание было проведено для устранения несоответствий в кодировании. Данные демографического опроса были проанализированы с помощью SPSS 16.0 для Windows.

Результаты

Социально-демографические характеристики исследуемой выборки

Сорок две ( n = 42) ВИЧ-положительных афроамериканских женщины приняли участие в личных интервью. Средний возраст в выборке составил 37,7 года (SD = 9,2), при этом 52,4% женщин были в возрасте от 40 до 49 лет (диапазон 19–49). Женщины в выборке были преимущественно одинокими (70.4%), называющих себя баптистами (66,7%) и безработных (66,7%) с годовым доходом менее 10 000 долларов (73,8%). Примерно 19% респондентов имели образование ниже среднего; 33,3% окончили среднюю школу или получили аттестат общего соответствия; 38,1% учились в колледже; и 7,1% респондентов получили высшее образование. Половина (50,0%) участников жили с членом семьи; ∼24% женщин жили одни; 14,3% жили с партнером или мужем; и 9,5% респондентов жили в каком-либо временном жилье.Почти половина (47,6%) женщин получали программы Medicare и / или Medicaid; 42,9% не были застрахованы; и 9,5% сообщили о покрытии за счет другой формы медицинского страхования. Большинство участников (97,6%) получали медицинскую помощь в клинике или ASO, расположенном в городской местности (52,4%) или в сельской местности (45,2%). Большинство сообщили о заражении ВИЧ в результате незащищенного гетеросексуального полового акта (85,7%). Среднее количество лет, живущих с ВИЧ, составило 10 (SD = 7,8) с диапазоном менее 1–29 лет.

Качественные результаты

Чтобы направлять качественный анализ и категоризировать ответы участников, мы использовали SEM, который для наших целей ценно учитывает динамическое взаимодействие жизненного опыта на нескольких социальных уровнях.Эта модель контекстуализирует поведение людей с использованием измерений, которые характеризуются как внутриличностные (например, знания, отношения, поведение), межличностные (например, социальные сети, социальная поддержка), сообщества (например, отношения между организациями / учреждениями и неформальными сетями) и институциональные (например, социальные институты с организационными характеристиками и формальными правилами и положениями), чтобы сформировать основу для понимания и описания взаимодействий между этими уровнями. 21 Признавая, что индивидуальная реальность конструируется через взаимосвязь и пересечение личных, поведенческих и экологических факторов, 25 SEM, таким образом, является подходящей основой для исследования, связанного со стигмой в связи с ВИЧ среди афроамериканских женщин, живущих на юге США. .

В ходе 42 качественных интервью женщины рассказали о своем опыте стигмы на межличностном, общинном и институциональном уровнях. Стигма, описываемая на внутриличностном уровне и на уровне государственной политики, не была тематической и поэтому не была включена в концептуальную модель. Ниже приводится краткое изложение реакции женщин на многоуровневую стигму в связи с ВИЧ / СПИДом. Хотя ответы разделены на категории, отражающие конкретные уровни SEM, в большинстве случаев опыт участников не ограничивался одним уровнем.Многие участники описали стигму на разных уровнях, причем эти переживания совпадали на нескольких уровнях SEM.

Стигма на межличностном уровне

Стигма на межличностном уровне относится к тому опыту стигмы в непосредственной социальной среде, который влияет на прямые межличностные взаимодействия. 26 В нашей выборке женщины рассказали, что чувствовали стигматизацию, в первую очередь, со стороны членов семьи и друзей. Раскрывая свой ВИЧ-статус людям из их непосредственного социального окружения, женщины сообщали о частом опыте как предполагаемой (идентифицированной целевой группой), так и навязанной (пережили акты дискриминации) стигмы.В совокупности женщины сообщали о болезненном негативном опыте, в том числе о том, что члены семьи считали их непригодными для ухода за собственными детьми из-за их инфекции; члены семьи избегают тесного физического контакта с ними; и, как следствие непреодолимого страха заражения, члены семьи навязывают одноразовые пластиковые тарелки и вилки. В соответствии с результатами предыдущего исследования, перспектива раскрытия информации другим людям в их непосредственном социальном окружении ставила женщин в затруднительное положение. Женщины хотели раскрыть свой статус своей семье, чтобы получить социальную поддержку, однако такое раскрытие, как это ни парадоксально, сделало бы их уязвимыми для стигмы и дискриминации. 27 Несмотря на описанные деморализующие взаимодействия, в отсутствие других альтернативных сетей социальной поддержки многие женщины предпочли сохранить семейные и дружеские связи.

Позитивное или негативное социальное взаимодействие после раскрытия информации может существенно повлиять на то, как ЛЖВС осмысливают свою болезнь или справляются с ней. Фактически, Watkins-Hayes et al. утверждают, что такое взаимодействие в конечном итоге «формирует движение женщин от убеждений и поведения, которые предполагают, что они« умирают от »болезни, к отношениям и действиям, согласующимся с представлением о том, что они могут« жить с »ВИЧ. 28 Несколько женщин в нашей выборке описали случаи, когда без их явного согласия член семьи раскрыл их статус в результате разногласий, не связанных с их ВИЧ-статусом. Например, одна участница описала, как ее предала ее двоюродная сестра, которая в результате разногласий впоследствии намеренно раскрыла статус участника другим лицам:

«У меня есть двоюродная сестра, она, она злится на меня, она злилась на меня шесть месяцев или что-то в этом роде, она вроде как говорила об этом — о, эта сука больна СПИДом.»[Возраст 46; Диагноз поставлен в 2010 г.]

Точно так же одна женщина описала болезненный опыт стигматизации ВИЧ-статуса, спровоцированный ее младшей сестрой:

«Моя младшая сестра, она бросит это [мой статус] мне в лицо. Это ранило мои чувства и тому подобное. Она была главной, кто выставлял его [мой статус] в свое время. Она называла меня всевозможными именами и говорила, что у тебя СПИД. Я буду как девочка, у меня нет СПИДа. Она бы сказала: «Хорошо, у тебя ВИЧ, какая разница?» [Возраст 39; Диагноз поставлен в 1989 г.]

Другой участник рассказал о подобном опыте стигмы.Для этой участницы навязанная стигма не только деморализовала ее, но и повлияла на ее способность воспитывать собственных детей. Для многих ВИЧ-инфицированных женщин из числа меньшинств материнство — одна из немногих доступных им социально значимых ролей. 29 Таким образом, опыт стигмы может поставить под угрозу выполнение этой роли.

«Моя мама узнала, что я ВИЧ, вы знаете, она не хотела, чтобы я был рядом с моими детьми, она не хотела, чтобы мои дети спали со мной. Было больно, потому что мои дети не могут уловить это, вы понимаете, о чем я говорю, от прикосновений и поцелуев к ним.»[Возраст 19; Диагноз поставлен в 2007 г.]

В некоторых случаях участники рассказывали о том, что со временем члены семьи все больше принимали их ВИЧ-статус. Как сказал один из участников:

«Другие члены моей семьи долгое время использовали пластиковые вилки и прочее, потому что не понимали этого. Но, думаю, теперь они [понимают], потому что теперь они приходят ко мне домой и не едят пластик ». [Возраст 35; Диагноз поставлен в 1996 г.]

Стигма на уровне сообщества

На уровне сообщества опыт стигмы в связи с ВИЧ может затрагивать как непосредственные социальные круги человека, так и его более широкое сообщество. 26 В нашей выборке опыт стигмы на уровне сообщества был описан как происходящий в основном в контексте взаимодействия в церкви и в общественных жилищных учреждениях. Хотя некоторые из этих переживаний не предполагали прямого взаимодействия с человеком, последствия таких встреч отрицательно сказывались на общем здоровье и благополучии человека. Опыт стигмы на уровне сообщества также распространился на семьи участников и аналогичным образом привел к социальной изоляции и отторжению членов семьи.Сочетание южного расположения, низкого социально-экономического статуса и исторического расизма, вероятно, способствовало усилению стигмы в связи с ВИЧ в описываемых условиях сообщества. 12,30

Раскрытие родителями своего ВИЧ-статуса детям представляет собой сложное решение. Родители обычно обеспокоены тем, что раскрытие статуса приведет к неблагоприятным последствиям, включая «психологическое бремя шока, страха и стигмы». 31 Из-за воздействия стигмы некоторые дети, к сожалению, узнают о статусе своих родителей случайно через других, что в конечном итоге лишает родителей их автономии в раскрытии информации и возможности утешить своих детей.Для уязвимых групп населения Vallerand et al. утверждают, что матери могут столкнуться с дополнительными стрессовыми факторами, связанными с раскрытием информации. 32 Одна из наших респондентов описала, как кто-то из ее расширенного круга общения раскрыл ее статус сыну, что не только отрицательно повлияло на нее, но и повлияло на ее сына:

«Он [мой сын] был у меня за два года до того, как мне поставили диагноз. Я не сказал ему позже, ну, на самом деле, я не сказал ему; кто-то другой сказал ему.Мать другого ребенка его отца, вы знаете, сказала ему, что у вашей матери нет ВИЧ, и, вы знаете, они насмехались над ним, и он сказал: «Нет, моя мать, у нее нет СПИДа». [Возраст 33; Диагноз поставлен в 1995 г.]

В дополнение к стигме, испытанной в ее социальном кругу, статус этой женщины также был раскрыт в церковной среде, ставя под угрозу ее отношения с другими членами церкви и подвергая испытанию ее веру. Хотя она испытала стигму на уровне сообщества, это также привело к внутриличностной или внутренней стигме.Церкви, которые традиционно считаются важнейшими механизмами выживания, источником социальной поддержки и безопасным пространством для отдельных людей, особенно для афроамериканцев, могут, напротив, способствовать дальнейшей стигматизации, маргинализации и изоляции ВИЧ-позитивных людей. 33

«Моя мама ходила в церковь и за моей спиной всем рассказывала, что я ВИЧ-положительный. И вскоре об этом узнала вся церковь. Было неловко, люди смотрели на меня и плохо со мной обращались из-за моего диагноза.Они сами вынесли мне смертный приговор. Я ушел из церкви ». [Возраст 33; Диагноз поставлен в 1995 г.]

Существует устоявшаяся взаимосвязь между нестабильными жилищами и неоптимальными показателями здоровья среди ЛЖВС. 34 В результате такие программы, как жилищные возможности для людей со СПИДом (HOPWA), реализуемые через Департамент жилищного строительства и городского развития (HUD), предоставляют краткосрочное и долгосрочное вспомогательное жилье для удовлетворения потребностей людей, которые живут с ВИЧ / СПИДом.Однако эти объекты часто называются жильем для больных ВИЧ / СПИДом, что подрывает конструктивный замысел таких жилищных программ. По мнению одного из участников исследования, проживание в муниципальном жилищном сообществе, которое предлагает субсидируемое жилье ЛЖВС с низким доходом, привело к стигматизации. Из-за своего географического положения в конкретном жилом комплексе женщина считала, что ее статус был раскрыт непреднамеренно, что привело к чувству депрессии и изоляции.

«Я более чем подавлен.Я не смотрю в завтрашний день. Я остаюсь сам по себе. Несколько человек приходят сюда, и это похоже на клику, и там, где я живу в жилом доме, большинство людей больны [ВИЧ]. И люди в этом районе знают об этой жилищной ситуации, поэтому они автоматически начинают говорить. Моя семья в значительной степени отреклась от меня ». [Возраст 47; Диагностика 2009 г.]

Стигма на институциональном уровне

Институциональный уровень относится к более крупным общественным структурам и учреждениям с формальными правилами и положениями для операций. 26 В нашей выборке стигма на институциональном уровне проявлялась в первую очередь в опыте исключения, стигматизации и дискриминации в системе здравоохранения, аптеке, на работе и в тюрьмах. Этот опыт концептуально отличается от описаний на уровне сообщества, поскольку он включает нарушение политики конфиденциальности и конфиденциальности, которая должна быть реализована в институциональных условиях для защиты юридических прав и прав человека ЛЖВС. Несмотря на принятие Закона о переносимости и подотчетности медицинского страхования (HIPAA), который обеспечивает федеральную защиту конфиденциальности индивидуально идентифицируемой медицинской информации, ЛЖВС сообщали о нарушениях конфиденциальности со стороны медицинских работников и персонала аптек.Учитывая осведомленность женщин о действующих мерах по защите информации о здоровье пациентов, они были особенно встревожены ненадлежащим и несанкционированным использованием такой информации в этих учреждениях. Одна участница вспомнила о социальных, эмоциональных и психологических расстройствах, связанных с непреднамеренным, но все же опасным раскрытием ее ВИЧ-статуса в присутствии других пациентов клиники, заявив:

«Я был в зале ожидания, и, конечно же, там были и другие люди, и каждый раз, когда они выходили и перезванивали, у них были обычные манильские диаграммы, подобные этим, вы знаете, они называли ваше имя — пока они не добрались до меня и не позвонили мне, и на обратной стороне моей была большая старая красная наклейка с надписью «медицинское предупреждение».А когда вышла медсестра и позвала меня … Я это видел, и все остальные тоже это видели, и люди как бы смотрели на нее, а я такой: нет, они этого не делали ». [Возраст 38; Диагноз поставлен в 2005 г.]

Другая участница описала прерванное клиническое собеседование после того, как сообщила медсестре, что она ВИЧ-положительна.

«Они сказали, есть ли у вас что-нибудь еще в вашей предыдущей истории, о чем нам нужно поговорить? Я сказал, что у меня ВИЧ, и они сказали, подождите минутку, мэм, и они вернулись с маской, чтобы закончить мое интервью.»[Возраст 43; Диагноз поставлен в 1986 г.]

Многие клиники, которые предоставляют медицинские услуги исключительно ВИЧ-инфицированным, имеют возможность предлагать пациентам широкий спектр комплексных услуг или «комплексное обслуживание» в одном месте. В отличие от клиник, которые предлагают услуги всем пациентам, в том числе инфицированным ВИЧ, данные свидетельствуют о том, что пациенты уязвимы для стигмы, дискриминации и раскрытия информации при посещении клиник, которые обслуживают только ВИЧ-позитивных пациентов, и могут удерживать их от постоянного ухода. 14 Одна участница рассказала, как ее страх ожидаемой стигмы, связанный с обращением за помощью в клинику только для ВИЧ, не позволял ей посещать приемы для ВИЧ-инфицированных. Из-за ее низкого социально-экономического статуса единственным вариантом для этой женщины получить помощь в связи с ВИЧ было использование общественной клиники, которая предлагала только услуги, связанные с ВИЧ, в отличие от частного поставщика, где услуги в связи с ВИЧ можно было скрыть. Таким образом, она чувствовала, что она будет легко идентифицирована другими и подвержена стигматизации.

«Я не хочу идти [к врачу], потому что тогда я бы, я просто, я, как я уже сказал, я отрицаю.Все будут знать ваш бизнес или что-то в этом роде, или это может быть хуже, чем то, что есть на самом деле, и я просто, я не хочу с этим иметь дело ». [Возраст 39; Диагноз поставлен в 2009 г.]

Помимо стигмы и дискриминации, которые воспринимаются и проявляются в условиях клиники, ЛЖВС, особенно проживающие за пределами города, сообщают, что избегают местных аптек для пополнения запасов лекарств от ВИЧ, чтобы свести к минимуму риски раскрытия информации о ВИЧ. Чтобы избежать риска раскрытия информации, одна из участниц рассказала, как она начала выписывать рецепты на ВИЧ в соседнем городе, поскольку подозревала, что ее медицинская информация не будет храниться в тайне персоналом аптек в родном городе с потенциально перекрывающимися социальными сетями.

«Я бы отнес свои рецепты в аптеку через два города, потому что я не хотел ни с кем сталкиваться или чтобы кто-нибудь в аптеке наполнял меня зидовудином в моем родном городе. Это небольшой городок [Возраст 33; Диагноз поставлен в 1998 г.] ».

Опыт институциональной стигмы на рабочем месте, как правило, проистекает из случаев, когда члены их межличностных социальных сетей или социальных сетей на уровне сообщества раскрывают статус участника своему работодателю. Хотя многие женщины признали стигму на институциональном уровне нарушением прав человека, большинство пострадавших участников предпочли не возбуждать судебные иски.Эти решения, по-видимому, были вызваны лишением прав и возможностей не только из-за стигмы, связанной с ВИЧ / СПИДом, но и из-за маргинализации по признаку расы, пола и класса. Потеря работы привела к финансовой нестабильности, которая еще больше усугубила стрессовые факторы, связанные с ВИЧ / СПИДом. Одна участница заподозрила, что ее уволили с работы, когда начальник узнал о ее ВИЧ-положительном статусе через частично совпадающую социальную сеть. В отличие от многих других участников, которые считали, что озвучивание своих жалоб приведет к бездействию, этот конкретный участник обратился в суд.

«Меня уволили, потому что на моей работе возникло подозрение, что у меня есть вирус, но они не знали. Моя босс знала, потому что она тоже ходила в церковь моего дедушки и бабушки, и поэтому она вроде как знала, что происходит. У меня есть адвокат ». [Возраст 24; Диагноз поставлен в 2006 г.]

Одна женщина ожидала стигмы на институциональном уровне в результате множественных социальных маргинализированных идентичностей. Она беспокоилась о своей способности найти работу из-за стигмы, которую она испытала из-за того, что была ВИЧ-положительной и ранее находилась в заключении.До 2013 года ВИЧ-инфицированные заключенные в Южной Каролине, независимо от их правонарушения, содержались в тюрьмах строгого режима, изолированы от других заключенных и вынуждены носить значки или знаки, подтверждающие их статус. 35 После освобождения из тюрьмы эта женщина беспокоилась о встречах с другими освобожденными заключенными, потому что ее статус был раскрыт им во время заключения.

«Я не страдаю от сильной боли, но мне все равно приходится жить со стигмами, когда я выхожу и ищу работу, потому что есть определенные области, в которых я работаю, когда я был заключен в тюрьму, и кто-то, кого я могу знать, может прийти. и расскажи о моем статусе.»[Возраст 43; 2 детей; Диагноз поставлен в 1986 г.]

Обсуждение

Наш описательный анализ показывает, что афроамериканские ВИЧ-положительные женщины, живущие на Юге, уязвимы к опыту многоуровневой стигмы в связи с ВИЧ. В соответствии с SEM участники испытали стигму в результате динамического взаимодействия между личными и средовыми факторами на межличностном, общинном и институциональном уровне. На каждом уровне женщины были вынуждены решать, хотят ли они раскрыть свой ВИЧ-статус.Блэк и Майлз 36 описывают «исчисление раскрытия информации», с которым сталкиваются ВИЧ-инфицированные афроамериканские женщины при принятии решения, кому они будут раскрывать свой статус. Для многих женщин раскрытие информации представляет собой парадоксальный обоюдоострый меч; раскрытие информации может оказать поддержку, но в равной степени оно также может сделать ВИЧ-инфицированную женщину уязвимой для стигматизации и дискриминации. 27,36 Из-за воздействия стигмы, некоторые женщины в этой выборке были вынуждены раскрыть свой статус другими.Масштабы бедствия варьировались в зависимости от того, кто инициировал раскрытие статуса и кто получил информацию. Женщины выразили сильное эмоциональное и психологическое расстройство, когда их дети стали получателями этой несвоевременной информации. Для ВИЧ-инфицированных женщин решение о том, следует ли, когда и как раскрывать свой статус своим детям, представляет собой особенно сложное решение, которое усложняется воздействием стигмы в отношении ВИЧ / СПИДа.

Для многих женщин из нашей выборки опыт стигмы в связи с ВИЧ на разных уровнях лишил их возможности чувствовать себя комфортно в местах, которые обычно считаются безопасными для неинфицированных людей.Из-за перекрывающегося характера этих уровней женщины чувствовали себя стигматизированными во многих, если не во всех сферах своего социального взаимодействия, включая церкви. В афроамериканских общинах церкви обычно являются известными учреждениями, которые предлагают жизненно важную поддержку, образование и ресурсы. 37 В последнее время церкви служили важными центрами мероприятий по укреплению здоровья. 38,39 Хотя религиозные мероприятия по профилактике ВИЧ и просвещению в афроамериканских церквях доказали свою осуществимость и эффективность, 33,40 существующая стигма в связи с ВИЧ / СПИДом считается препятствием для реализации программ по ВИЧ. 41 Coleman et al. утверждают, что пасторы и церковные лидеры могут сыграть решающую роль в посредничестве в церковной среде, способствуя сопереживанию и принятию ВИЧ. 41

Системы здравоохранения имеют как юридические, так и этические обязательства по защите личной информации о здоровье всех пациентов, включая ВИЧ-инфицированных. Хотя опыт стигмы в связи с ВИЧ со стороны медицинских работников хорошо задокументирован, 42,43 меньше известно о влиянии этой стигмы на ВИЧ-инфицированного человека.Однако некоторые данные свидетельствуют о том, что стигма поставщиков связана с ограниченным доступом к медицинской помощи. 44 И наоборот, восприятие меньшего количества суждений со стороны поставщиков медицинских услуг и положительные отношения с поставщиками связаны с улучшением удержания в лечении. 14,45 Хотя приоритетное внимание к снижению стигмы имеет решающее значение, программы, ориентированные на решения на индивидуальном уровне, такие как навигация пациентов, могут снизить барьеры, мешающие ВИЧ-инфицированным лицам оказывать помощь в связи с ВИЧ. 46,47 Кроме того, недавно утвержденные шкалы для измерения стигмы поставщиков медицинских услуг в связи с ВИЧ могут позволить медицинским учреждениям лучше выявлять специфический характер стигмы и разрабатывать улучшенные тренинги и мероприятия для изменения поведения и убеждений медицинских работников 48,49 в отношении ЛЖВС.

Из-за своего маргинального расового и социально-экономического статуса мы утверждаем, что во многих случаях ВИЧ-позитивные афроамериканские женщины в этой выборке чувствовали себя бессильными противостоять такой стигматизации.Их индивидуальный опыт отражает более серьезные институциональные и социальные проблемы, которые маргинализируют афроамериканцев и людей, живущих с ВИЧ / СПИДом. Историческая и современная дискриминация, а также сохранение институционального неравенства на Юге формируют опыт стигмы и расизма для многих афроамериканцев и увековечивают социально маргинализованную идентичность. Кроме того, стигма, связанная с ВИЧ, ложится дополнительным бременем на женщин, которые уже сталкиваются с дискриминацией по признаку пола и расы. 50,51 В этом исследовании мы опираемся на аргумент Пола Фармера, который подчеркивает, что стигма, связанная с ВИЧ / СПИДом, более распространена в тех обществах, которые отмечены другими формами дискриминации и неравенства, по сравнению с обществами, в которых расизм ослаблен. Фармер утверждает, что существующее социальное неравенство, такое как расизм, сексизм и бедность, взаимодействует и синергетически способствует риску как ВИЧ-инфекции, так и стигмы, связанной с ВИЧ. Во многих случаях, если сравнивать с тем социальным и экономическим неравенством, которое порождает стигму, стигму легче интеллектуализировать. 52

Это исследование имеет несколько ограничений, включая целенаправленную выборку среди группы женщин, преимущественно обращающихся за помощью в связи с ВИЧ в поликлиники и ASO на юге Соединенных Штатов. В результате результаты не могут быть обобщены на всех ВИЧ-инфицированных женщин, особенно на тех женщин, которые не обращаются за помощью в связи с ВИЧ. Из-за разного доступа женщины, не получающие помощи в связи с ВИЧ, могут иметь разные представления о стигме и дискриминации в связи с ВИЧ / СПИДом. Кроме того, наши данные относятся только к стигме, связанной с ВИЧ, но мы признаем, что существуют другие формы дополнительной стигмы, такие как сексизм, расизм и классизм, которые отражают более широкие социальные системы и влияют на то, как стигма влияет на уязвимые группы населения.Теория интерсекциональности, рожденная идеями чернокожих феминисток, утверждает, что различные социальные идентичности (например, раса, этническая принадлежность, пол, сексуальная ориентация и социально-экономический статус) взаимодействуют синергетическим образом, что приводит к опыту стигмы, который нельзя понять, просто сосредоточив внимание на только один уровень или на сумме отдельных уровней. 53 Эрншоу и Каличман 54 рекомендуют, чтобы для правильного понимания стигмы в связи с ВИЧ следует использовать интерсекциональный подход, который учитывает уникальные структурные и межличностные факторы, способствующие стигме в связи с ВИЧ, включая другие виды стигмы, в данном социокультурном контексте. 54

Результаты нашего исследования говорят о том, что изнурительное и комплексное воздействие многоуровневой стигмы ВИЧ / СПИДа на ВИЧ-позитивных афроамериканок на Юге требует более внимательного изучения. Чтобы выявить и устранить коренные причины социального и институционального неравенства, исследование должно быть особенно направлено на перекрестный характер стигмы, с которой сталкивается эта уязвимая группа населения. Кроме того, важно учитывать, что коллективный опыт и истории, представленные в этом исследовании, представляют жизни реальных женщин, которые вынуждены преодолевать неизбежные и несправедливые пересечения в местах, где они живут, работают, любят, играют и молятся.

Благодарности

Эта работа была поддержана программой CDC Grants for Public Health Research Discovery Program в рамках гранта 1R36 P3001442-0. Эта публикация также стала возможной благодаря гранту № K12HD055892, предоставленному Национальным институтом здоровья детей и человеческого развития (NICHD) и Национальным институтом здравоохранения Управления исследований женского здоровья (ORWH). Авторы несут полную ответственность за содержание и не обязательно отражают официальную точку зрения Национального института здоровья детей и развития человека или Национального института здоровья.Авторы благодарят докторов наук. Рут Сондерс, Донна Рихтер, Ричард Соуэлл, Уинстон Абара за их руководство и д-р Ямиле Молина за ее концептуальные отзывы. Кроме того, авторы благодарят женщин, участвовавших в этом исследовании, за то, что они поделились своими историями о силе и стойкости.

Заявление об раскрытии информации об авторе

Конфликт финансовых интересов отсутствует.

Ссылки

3. Моррисон М.Ф., Петитто Дж. М., Тен Хаве Т. и др. . Депрессивные и тревожные расстройства у женщин с ВИЧ-инфекцией.Am J Psychiatry 2002; 159: 789–796 [PubMed] [Google Scholar] 4. Wingood GM, Diclemente RJ, Михаил I и др. . Дискриминация в связи с ВИЧ и здоровье женщин, живущих с ВИЧ. Женское здоровье 2007; 46: 99–112 [PubMed] [Google Scholar] 5. Браунли Дж. Р., Фаллот Р. Д., Вольфсон Берли Р. и др. . История травм у афроамериканских женщин, живущих с ВИЧ: влияние на тяжесть психиатрических симптомов и религиозное совладание. Уход за СПИДом 2015; 27: 964–971 [PubMed] [Google Scholar] 6. Катц С.Л., Гор-Фелтон С., МакКлюр Дж. Б. Психологический стресс среди женщин из числа меньшинств и женщин с низким доходом, живущих с ВИЧ.Behav Med 2002; 28: 53–60 [PubMed] [Google Scholar] 7. Гольдштейн Н, Манлоу Дж. Гендерная политика ВИЧ / СПИДа у женщин: перспективы пандемии в Соединенных Штатах. Нью-Йорк: NYU Press, 1997 [Google Scholar] 8. Адимора А.А., Шенбах В.Дж., Доэрти И.А. ВИЧ и афроамериканцы на юге США: сексуальные сети и социальный контекст. Секс трансм дис 2006; 33 (7 Suppl): S39 – S45 [PubMed] [Google Scholar] 9. Adimora AA, Ramirez C, Schoenbach VJ, et al. . Политика и политика, способствующие распространению ВИЧ-инфекции на юге США.СПИД 2014; 28: 1393–1397 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Махаджан А.П., Сэйлс Дж. Н., Патель В. А. и др. . Стигма в эпидемии ВИЧ / СПИДа: обзор литературы и рекомендации относительно дальнейших действий. СПИД 2008; 22 (Приложение 2): S67 – S79 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Чесни М.А., Смит А.В.. Критические задержки с тестированием на ВИЧ и уходом — потенциальная роль стигмы. Am Behav Sci 1999; 42: 1162–1174 [Google Scholar] 12. Браун Л., Макинтайр К., Трухильо Л. Вмешательства по снижению стигмы в связи с ВИЧ / СПИДом: чему мы научились? AIDS Educ Prev 2003; 15: 49–69 [PubMed] [Google Scholar] 13.Виссер М.Дж., Кершоу Т., Макин Д.Д. и др. . Разработка параллельных шкал для измерения стигмы в связи с ВИЧ. Поведение в связи со СПИДом 2008; 12: 759–771 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. МакДум М.М., Бохур Б., Салливан М. и др. . Как пожилые чернокожие женщины воспринимают влияние стигмы и социальной поддержки на участие в уходе в связи с ВИЧ. Уход за больными СПИДом, ЗППП 2015; 29: 95–101 [PubMed] [Google Scholar] 15. Логи Ч., Джеймс Л., Тарао В. и др. . ВИЧ, пол, раса, сексуальная ориентация и секс-бизнес: качественное исследование перекрестной стигмы, с которой сталкиваются ВИЧ-позитивные женщины в Онтарио, Канада.PLoS Med 2011; 8: e1001124. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Гарсия Дж., Паркер С., Паркер Р. Г. и др. . Психосоциальные последствия гомофобии и стигмы в связи с ВИЧ в сетях социальной поддержки. Идеи для эффективной профилактики ВИЧ среди чернокожих мужчин, практикующих секс с мужчинами. Поведение в области санитарного просвещения 2015; DOI: 10.1177 / 10115599398 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Симбай Л.С., Каличман С.К., Штребель А. и др. . Раскрытие ВИЧ-статуса сексуальным партнерам и рискованного сексуального поведения среди ВИЧ-инфицированных мужчин и женщин, Кейптаун, Южная Африка.Секс трансмиссионная инфекция 2007; 83: 29–34 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Ванейбл П.А., Кэри М.П., ​​Блэр Д.К. и др. . Влияние стигмы в связи с ВИЧ на поведение в отношении здоровья и психологическую адаптацию среди ВИЧ-инфицированных мужчин и женщин. Поведение в связи со СПИДом 2006; 10: 473–482 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 19. Holzemer WL, Human S, Arudo J, et al. . Изучение стигмы в связи с ВИЧ и качества жизни людей, живущих с ВИЧ-инфекцией. J Assoc Nurses Уход за больными СПИДом 2009; 20: 161–168 [PubMed] [Google Scholar] 20. Мбата Б.Связанная со СПИДом стигма как препятствие на пути профилактики, ухода и лечения ВИЧ и СПИДа в государственных университетах Южной Африки. Mediterr J Soc Sci 2013; 4: 517 [Google Scholar] 21. Маклерой К.Р., Бибо Д., Стеклер А. и др. . Экологический взгляд на программы по укреплению здоровья. Health Education Q 1988; 15: 351–377 [PubMed] [Google Scholar] 22. Ланье Л., ДеМарко Р. Синтез теории подавления самости и социальной экологической модели: понимание пола, расы и депрессии у афроамериканских женщин, живущих с ВИЧ-инфекцией.Уход за больными СПИДом, ЗППП 2015; 29: 142–149 [PubMed] [Google Scholar] 23. Флетчер Ф., Инграм Л.А., Керр Дж. И др. . «Из всего этого беспорядка я получил благословение»: Восприятие и опыт репродукции и материнства у афроамериканских женщин, живущих с ВИЧ. J Assoc медсестры по уходу за СПИДом 2015. [Epub перед печатью]; DOI: 10.1016 / j.jana.2015.12.003 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] 24. Макселл Дж. Качественный дизайн исследования: интерактивный подход. Таузенд-Окс: Публикации Сейджа, 2005 [Google Scholar] 25.Гланц К., Ример Б. Поведение в отношении здоровья и санитарное просвещение: теория, практика и исследования. Сан-Франциско, Калифорния: Jossey-Bass, 2002 [Google Scholar] 26. Маклерой К.Р., Бибо Д., Стеклер А. и др. . Экологический взгляд на программы по укреплению здоровья. Поведение в области санитарного просвещения 1988; 15: 351–377 [PubMed] [Google Scholar] 27. Вьявахаркар М., Манихэм Л., Корвин С. и др. . Взаимосвязь между стигмой, социальной поддержкой и депрессией у ВИЧ-инфицированных афроамериканок, проживающих в сельских районах на юго-востоке США.J Assoc Nurses Уход за больными СПИДом 2010; 21: 144–152 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 28. Уоткинс-Хейс К., Питтман-Гей Л., Биман Дж. «Умирать от» — «жить с»: создание институтов и процессы выживания афроамериканских женщин, живущих с ВИЧ / СПИДом. Soc Sci Med 2012; 74: 2028–2036 [PubMed] [Google Scholar] 29. Барнс Д.Б., Мерфи С. Репродуктивные решения для женщин с ВИЧ: роль материнства в видении будущего. Qual Health Res 2009; 19: 481–491 [PubMed] [Google Scholar] 30. Сенгупта С., Бэнкс Б., Джонас Д. и др.. Вмешательства в связи с ВИЧ для снижения стигмы ВИЧ / СПИДа: систематический обзор. Поведение в связи со СПИДом 2011; 15: 1075–1087 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31. Кеннеди Д.П., Коугилл Б.О., Богарт Л.М. и др. . Раскрытие родителями своей ВИЧ-инфекции детям в контексте семьи. Поведение в связи со СПИДом 2010; 14: 1095–1105 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Валлеран А.Х., Хаф Э., Питтиглио Л. и др. . Процесс выявления ВИЧ-серологического статуса между ВИЧ-положительными матерями и их ВИЧ-отрицательными детьми.Уход за больными СПИДом, ЗППП 2005; 19: 100–109 [PubMed] [Google Scholar] 33. Линдли Л.Л., Коулман Д.Д., Гаддист Б.В. и др. . Информирование религиозных мероприятий по борьбе с ВИЧ / СПИДом: знания о ВИЧ и стигматизирующее отношение в церквях Проекта Вера в Южной Каролине. Представитель общественного здравоохранения 2010; 125 (Приложение 1): 12–20 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Киддер Д.П., Волицкий Р.Дж., Роял С. и др. . Доступ к жилью как структурное вмешательство для бездомных и людей, живущих с ВИЧ в нестабильном жилье: обоснование, методы и реализация исследования жилищных условий и здоровья.Поведение в связи со СПИДом 2007; 11: 149–161 [PubMed] [Google Scholar] 36. Черный БП, Майлз М.С. Расчет рисков и преимуществ раскрытия информации для афроамериканских женщин, инфицированных ВИЧ. J Obstet Gynecol Неонатальные медсестры 2002; 31: 688–697 [PubMed] [Google Scholar] 37. Биллингсли А., Колдуэлл СН. Церковь, семья и школа в афроамериканском сообществе. J Negro Educ 1991; 60: 427–440 [Google Scholar] 38. Каплан С.А., Калман Н.С., Голуб М. и др. . Роль религиозных организаций в устранении неравенства в отношении здоровья: тематическое исследование инициативы на юго-западе Бронкса.J Здравоохранение Плохо обслуживается 2006; 17: 9–19 [PubMed] [Google Scholar] 39. Мэтьюз А. К., Берриос Н., Дарнелл Дж. С. и др. . Качественная оценка религиозного вмешательства по скринингу рака груди и шейки матки для афроамериканских женщин. Поведение в области санитарного просвещения 2006; 33: 643–663 [PubMed] [Google Scholar] 40. Абара В., Колман Дж. Д., Фэйрчайлд А. и др. . Партнерство религиозного сообщества по борьбе с ВИЧ / СПИДом на юге США: реализация, проблемы и извлеченные уроки. J Relig Health 2015; 54: 122–133 [PubMed] [Google Scholar] 41.Коулман Дж. Д., Линдли Л. Л., Аннанг Л. и др. . Разработка основы для программ профилактики ВИЧ / СПИДа в афроамериканских церквях. Уход за больными СПИДом, ЗППП 2012; 26: 116–124 [PubMed] [Google Scholar] 43. Шустер М.А., Коллинз Р., Каннингем В.Е. и др. . Воспринимаемая дискриминация при оказании медицинской помощи в репрезентативной на национальном уровне выборке ВИЧ-инфицированных взрослых, получающих медицинскую помощь. J Gen Intern Med 2005; 20: 807–813 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44. Кинслер Дж. Дж., Вонг М. Д., Сэйлс Дж. Н. и др. . Влияние предполагаемой стигмы со стороны поставщика медицинских услуг на доступ к медицинской помощи среди ВИЧ-положительного населения с низким доходом.Уход за больными СПИДом, ЗППП 2007; 21: 584–592 [PubMed] [Google Scholar] 45. Buchberg MK, Fletcher FE, Vidrine DJ и др. . Подход с использованием смешанных методов к пониманию препятствий для продолжения послеродового ухода среди ВИЧ-инфицированных женщин с низким доходом. Уход за больными СПИДом, ЗППП 2015; 29: 126–132 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 46. Салливан К.А., Шульц К., Рамайя М. и др. . Опыт цветных женщин с программой навигации медсестер и пациентов для связи и участия в уходе за ВИЧ. Уход за больными СПИДом, ЗППП 2015; 29 (Приложение 1): S49 – S54 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47.Брэдфорд Дж. Б., Коулман С., Каннингем У. Навигация по системе ВИЧ: новая модель для улучшения доступа к помощи в связи с ВИЧ. Уход за больными СПИДом, ЗППП 2007; 21 (Приложение 1): S49 – S58 [PubMed] [Google Scholar] 48. Вагнер А.С., Харт Т.А., МакШейн К.Э. и др. . Отношение и убеждения поставщиков медицинских услуг в отношении людей, живущих с ВИЧ: первоначальная проверка шкалы стигматизации для поставщиков медицинских услуг по ВИЧ / СПИДу (HPASS). Поведение в связи со СПИДом 2014; 18: 2397–2408 [PubMed] [Google Scholar] 49. Найблэйд Л., Джайн А., Бенкиран М. и др. . Краткий стандартизированный инструмент для измерения стигмы в связи с ВИЧ среди персонала медицинских учреждений: результаты полевых испытаний в Китае, Доминике, Египте, Кении, Пуэрто-Рико и Св.Кристофер и Невис. J Int AIDS Soc 2013; 16 (Дополнение 2): 18718. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 50. Уоткинс-Хейс К. Интерсекциональность и социология ВИЧ / СПИДа: прошлые, настоящие и будущие направления исследований. Энн Рев Социол 2014; 40: 431–457 [Google Scholar] 51. Эрншоу В.А., Богарт Л.М., Довидио Дж. Ф. и др. . Стигма и расовое / этническое неравенство в связи с ВИЧ: движение к устойчивости. Am Psychol 2013; 68: 225. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 52. Кастро А., фермер П. Понимание и борьба со стигмой, связанной со СПИДом: от антропологической теории к клинической практике в Гаити.Am J Public Health 2005; 95: 53–59 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 53. Коллинз PH. Черная феминистская мысль: знание, сознание и политика расширения прав и возможностей. Routledge: Psychology Press; 2002 [Google Scholar] 54. Эрншоу В.А., Каличман СК. Стигматизация людей, живущих с ВИЧ / СПИДом. В: Стигма, дискриминация и жизнь с ВИЧ / СПИДом: межкультурная перспектива. Лиампуттонг П. (ред.). Springer: Нидерланды, Дордрехт, Гейдельберг, Нью-Йорк, Лондон, 2013 г .; С. 23–38 [Google Scholar]

Руководство для успешной женщины по установлению границ — не быть сукой

Сколько сценариев вы проигрывали в своей голове, в которых вам хотелось бы сказать или сделать что-то по-другому на работе? Те ситуации, когда, оглядываясь назад, мы действительно набираемся смелости, чтобы начать этот жесткий разговор, или настаивали на том, чтобы коллеги уважали наше время.

Чтобы изменить это, вам следует задать вопрос номер один: что мешает вам высказываться и твердо стоять за себя, когда вам это нужно больше всего?

Я считаю, что — это необходимость нравиться всем, всегда, несмотря ни на что. И это особенно важно для женщин.

Попытка всегда выглядеть как « красиво, », « приятно, » и «, с которым легко работать, » заставит вас отказаться от своих границ в мгновение ока.Потому что для женщин — особенно на рабочем месте — нет ничего хуже, чем выглядеть стервой.

Я имею в виду, как вы думаете, кто вы такой, чтобы иметь смелость устанавливать границы, которые защищают ваше время, уверенность и пространство?

Но вот что происходит, когда вы беспокоитесь о том, что думают другие, — вы перестаете добиваться прогресса и быть лидером. Вместо этого вы становитесь угодником людей или того хуже:

Коврик.

Щелкните, чтобы опубликовать это изображение в Твиттере!

И ничто не лишает вас авторитета и уважения, как игнорирование ваших границ.

Границы могут проявляться в работе разными способами:
  • Отказ позволить другим говорить с вами грубо или снисходительно
  • Защита вашего пространства. Когда ваша дверь закрыта, это означает, что она действительно закрыта. Это не значит, что кто-то может в любом случае постучать и пройти
  • Расстановка приоритетов на день в зависимости от того, как вы лучше всего работаете
  • Политика абсолютной нетерпимости к офисным сплетням
  • Отказываясь быть «наладчиком», i.е. , к которому все обращаются, когда что-то нужно сделать и сделать правильно


Твит: Если вы не устанавливаете личные границы, то другие сами решают, как они будут относиться к вам.


А теперь представьте, как бы выглядел ваш рабочий день, если бы вы установили для себя границы и взяли на себя ответственность за то, как вы хотите, чтобы к вам относились другие, и как избавление от потребности нравиться может освободить вас.

Я считаю, что тебе нужно учить других обращаться с тобой.Если вы не устанавливаете личные границы, то другие сами решают, как они будут относиться к вам.

Какая польза от того, чтобы подавать пример и ожидать, что каждый член вашей команды будет уважать границы других? По моему опыту, результатом является более высокая производительность и более высокий стандарт качества во всем, что они делают.

Вы готовы вернуть эту власть?

3 простых шага, чтобы начать устанавливать границы для себя прямо сейчас —
, не будучи сукой :

1.Решите, что вы готовы терпеть, а что нет

Многие из моих клиентов-руководителей испытывали трудности с этим. Они считают, что не борются с границами. То есть до тех пор, пока мы не начнем копать под поверхностью и они не увидят примеры ситуаций, в которых они хотели другого результата. В течение дня обращайте внимание, когда что-то вас раздражает или когда вам кажется, что кто-то игнорирует вас. Скорее всего, вам нужно установить и соблюдать границы.

2.Осознайте, что вы имеете право устанавливать границы

Это восходит к тому времени, когда вы были ребенком, и вам говорили вести себя и вести себя как «маленькая леди». Большинство женщин подсознательно воплотили это социальное правило о том, как должны себя вести хорошие маленькие девочки. Теперь, став взрослыми, мы не осознаем, что можем выбрать для себя что-то другое и что мы имеем на это право.

3. Применяйте свои границы на постоянной основе

Этот, наверное, самый сложный.После того, как вы определили, что вы готовы терпеть, а что нет, вы должны действовать в соответствии с этим. Начни с малого. Практикуйтесь в том, чтобы вводить одну новую границу в неделю, чтобы увидеть, как вы себя чувствуете. Когда вы спотыкаетесь, не ругайте себя. Просто начни заново. И когда вы почувствуете, что один заблокирован, внесите другой, а затем еще один.

Есть что-то очень освобождающее и мощное в том, чтобы отстаивать себя, заявлять о том, чего вы хотите и чего не хотите.

Когда вы решаете установить собственные границы, вы меняете поведение других людей вокруг себя, потому что проявляете себя по-другому.У вас есть новые ожидания и ограничения. И вы показываете прекрасный пример того, как это выглядит, когда сильная, образованная, могущественная женщина уважает то, что она есть и что ей нужно.

Теперь я спрашиваю вас — , что мешает вам говорить и твердо стоять за себя, когда вам это нужно больше всего? Дайте мне знать в комментариях ниже.

——

Умение строить границы приводит к повышению производительности и лучшим результатам на рабочем месте.Если ваша группа хочет научиться устанавливать границы, давайте поговорим о том, как Ignite на вашем предстоящем мероприятии.

Перейти к основному содержанию Поиск