Что такое соматическое отделение: Детское соматическое отделение

Содержание

Соматическое отделение — Комфортное лечение

Заведующая I соматическим отделением: Редько Людмила Александровна – врач – высшей категории.

Соматическое отделение

Вы успешный человек, знающий цену своему труду и комфортному отдыху?

Вы хотите сохранить здоровье, получить комфортное и достойное качество услуг за свои деньги? 

Или же Вы хотите просто поправить свое здоровье или уже несколько лет мучаетесь от хронических заболеваний – у нас есть решение в любом случае.

На протяжении 90 лет врачи СОВМИНКИ ведут успешную лечебную практику, создавая уютную атмосферу.

На сегодняшний день СовМинка является единственной больницей в Алматы, соответствующей мировым стандартам качества медицинского обслуживания и безопасности пациентов JCI.

Лоск и роскошь, качество медицинского обслуживания и безопасность, индивидуальный подход и забота, парк отдыха и фонтаны – предлагает Вам Соматическое отделение СОВМИНКИ.

Удобное расположение в центре города Алматы.

Методы диагностики и лечения проводятся на оборудовании PREMIUM класса ведущих японских, немецких, американских и корейских производителей.

Исследования и диагностика выполняется в самой крупной многопрофильной лаборатории Республики Казахстан и центральной Азии, которая является лидером по достоверности и скорости  результатов анализов.

Для размещения пациентов в отделении предусмотрены уютные одноместные двухкомнатные палаты уровня гостиниц 5-звезд, оборудованные всем необходимым для комфортного пребывания (индивидуальный сан.узел, душевая, комфортабельные кровати и многое другое).

Все пациенты получают лечебное питание не только с использованием имеющихся стандартных диет. Здесь имеется индивидуальный подход к тяжелым больным с белково-энергетической недостаточностью, к послеоперационным больным, к больным с пищевой непереносимостью, а так же к больным, имеющим различного рода сочетанные заболевания.

В нашем отделении проводятся Check-up обследование и лечение (по расширенной и короткой программах) пациентов с различными проявлениями соматических состояний, таких как:

и другими, в особенности имеющими сочетанную патологию.

Вам предоставляется возможность телеконсультаций с Европейскими профессорами.

«Решайте все свои проблемы в самые кратчайшие сроки, не откладывайте, не тяните, не запускайте». 

Заведующая I соматическим отделением:

Редько Людмила Александровна — врач высшей категории.          

Соматическое отделение (Детское отделение №3)

Соматическое отделение (Детское отделение №3)

Детское соматическое отделение рассчитано на 41 койку, из них: эндокринологические для детей, педиатрические соматические, гематологические, реабилитационные для больных с заболеваниями центральной нервной системы и органов чувств, реабилитационные для больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата и периферической нервной системы, паллиативные.

Около тысячи детей, в год получают здесь медицинскую помощь с самыми тяжелыми заболеваниями нервной системы, системы крови, доброкачественными и злокачественными новообразованиями, другими заболеваниями педиатрического профиля.


Возраст госпитализируемых — от 1 мес до 17 лет.

Отделение расположено на 3-ем этаже здания, в нем расположены 12 палат для детей, вспомогательные и подсобные помещения, палаты повышенной комфортности. Отделение укомплектовано мебелью для больных, оборудованием медицинского назначения, мягким инвентарем.


Диагностируют и проводят лечебные мероприятия заболеваний:

  1. Органов пищеварения; 
  2. Органов дыхания;
  3. Аллергические болезни;
  4. Болезни желез внутренней секреции;
  5. Нервной системы;
  6. Заболевания крови, лимфосистемы;
  7. Онкологические заболевания;
  8. Почек и мочевыделительной системы;
  9. Отравления.

Зав. отделением: 

Селезнева Оксана Дмитриевна- врач, высшей квалификационной категории. 

Врачи:

Ерохина Татьяна Петровна

Долженко Диана Анатольевна 

Шумилина Татьяна Александровна 

Старшая медсестра: 

Лазарева Яна Александровна

Телефон ординаторской: 23-04-33 

Телефон постовой медсестры: 23-13-83

Центр СПИД — Соматическое отделение

Соматическое отделение

    Соматическое отделение было сформировано в 2009 году и на сегодняшний день является структурным подразделением Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями».

    Работа соматического отделения организована в стационарном и амбулаторно-поликлиническом подразделении Центра СПИД. В основе этого подхода лежит фактическая потребность в специализированной консультативной помощи пациентам, проходящим стационарное и диспансерное лечение.

       Основные задачи соматического отделения:

  • Проведение специализированных консультаций пациентов Центра СПИД.
  • Участие в диспансеризации пациентов с ВИЧ-инфекцией с целью формирования комплексной оценки лечащим врачом соматического и иммунного статуса больного.
  • Участие в работе комиссии Центра СПИД по назначению ВААРТ.
  • Профилактика и диагностика ВИЧ-ассоциированных заболеваний.
  • Динамическое наблюдение и лечение пациентов.
  • Консультирование пациентов, госпитализированных в стационар Центра СПИД.
  • Осуществление преемственности между специалистами поликлиники и стационара центра СПИД при курации больного.
  • Формирование направления для госпитализации в специализированные лечебно-профилактические учреждения города для оказания высокотехнологичной медицинской помощи.

     Заведующий отделением – Дунаева Наталья Викторовна, кандидат медицинских наук, доцент, врач высшей категории.​

    Неврологический осмотр включает оценку функционирования как центральной нервной системы (в частности головного мозга), так и периферической. При осмотре могут выявляться такие заболевания как ВИЧ-ассоциированная энцефалопатия, полинейропатия, опухолевые процессы, специфическое поражение головного мозга при оппортунистических заболеваниях и другие. Разнообразность возможной патологии, скрытое или атипичное течение делают необходимым неврологическое сопровождение в лечении как до, так и после назначения ВААРТ.

   Поражения органа зрения при ВИЧ-инфекции являются более редкими в сравнении с заболеваниями нервной системы. Основную нишу в спектре патологии занимает ЦМВ-ретинит. Данное заболевание остается незамеченным пациентом длительное время и зачастую выявляется  только при осмотре. Позднее обращение к офтальмологу приводит к одно- или двусторонней слепоте, так как явным для больного становится только далеко запущенный процесс. Лечение ЦМВ-ретинита должно быть этиологическое (воздействовать на причину) и комплексное, поэтому оно возможно только с использованием противогерпетических препаратов при мультидисциплинарном подходе, который обеспечивается в нашем учреждении.

   Распространенность еще одного опасного заболевания – туберкулеза – становится более угрожающим для пациентов с иммунодефицитом. Скрининг для выявления больных и инфицированных микобактерией туберкулеза и профилактика его возникновения – одна из главнейших задач специалистов данного профиля. Фтизиатр также осуществляет лечение уже заболевших и наблюдение в динамике после проведения курса специфической противотуберкулезной терапии.

   Эндокринолог осуществляет консультативный прием, диагностику и лечение различных гормональных нарушений, таких как гипо- и гипертиреоз, сахарный диабет, гиперпаратиреоидизм и других.

   Заболевания кожи, слизистых оболочек являются одними из самых частых видов поражений, развивающихся при ВИЧ-инфекции на стадии клинических проявлений: кандидозы, вирусные поражения, бактериальные и другие заболевания. Часто в качестве сопутствующих процессов встречаются различные венерологические заболевания: сифилис, трихомониаз, хламидиоз, генитальный герпес и др. Дерматовенерологом осуществляется диагностика, комплексная терапия, дальнейшее наблюдение пациентов при диспансеризации.

    Психиатром-наркологом оказывается консультативно-диагностическая помощь пациентам, имеющим опыт употребления психоактивных веществ, алкоголя, нуждающихся в лечении специализированном учреждении, реабилитационных мероприятиях. Специалист участвует в мультидисциплинарном процессе формирования и поддержания приверженности к высокоактивной антиретровирусной терапии.

    Врач-гематолог консультирует всех пациентов с различными нарушениями костномозгового и периферического кроветворения при ВИЧ-инфекции и хронических вирусных гепатитах, цитопениями, коагулопатиями, лимфаденопатиями неясного происхождения по направлениям лечащих врачей. В поликлинике и стационаре консультирует пациентов и в случаях необходимости дает направление для проведения дополнительного обследования и лечения в специализированном гематологическом лечебном учреждении.

Соматическое отделение | КГБУЗ «Детский клинический центр медицинской реабилитации «Амурский»

Адрес: г.Хабаровск, ул. Санаторная 17а
Тел. 8(4212) 78-51-01

Соматическое отделение открыто в июле 1994 года. Работает на 40 круглосуточных коек и 4 койки стационара дневного пребывания, расположено в капитальном 3-этажном здании.

Проводится лечение и реабилитация детей с 3-х до 15 лет(9 класс общеобразовательной школы), дети до 4-х лет госпитализируются с сопровождающими. Дети старше 15 лет (старше 9 класса обучения) получают лечение в условиях стационара дневного пребывания.

Дети проживают в 4-х местных комнатах, которые заполняются по возрастному принципу, имеются палаты для размещения детей с родителями. На этажах имеются холлы, в которых установлены мягкие уголки, телевизор для творческих занятий детей.

Игровые и развлекательные мероприятия проводятся на базе спортивного, актового залов, игровых комнат, которые располагаются в здании школы.

В отделении расположены лечебные кабинеты:

  • Кабинет физиотерапевтического лечения;
  • Кабинет озокерито – парафинолечения;
  • Кабинет массажа;
  • Кабинет ультразвуковой диагностик

Показания для направления детей в соматическое отделение:

  1. Язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки вне обострения.
  2. Хронические гастриты, дуодениты, эзофрагиты в стадии клинико-лабораторной ремиссии и неполной ремиссии.
  3. Желчекаменная болезнь, не требующая оперативного вмешательства.
  4. Дисфункции билиарной системы с явлениями холестаза, холангита.
  5. Хронические панкреатиты вне обострения.
  6. Заболевания бронхолегочной системы: врожденные аномалии легких, хронические пневмонии в стадии ремиссии, реконвалесценты острой пневмонии и бронхита.
  7. Функциональные и постинфекционные кардиопатии и кардиты; врожденные пороки сердца в стадии компенсации без признаков нарушения кровообращения (в том числе, после получения оперативного вмешательства).
  8. Заболевания мочевыводящих путей: нефриты, обменные нефропатии, пузырно-мочеточниковый рефлюкс (в том числе, после получения оперативного вмешательства) в период клинико-лабораторной ремиссии.

Педиатрическое соматическое отделение | Морозовская ДГКБ ДЗМ

[email protected] (для записи на плановую госпитализацию)

г. Москва, 4-й Добрынинский переулок, дом 1/9, корпус 1, этаж 2,3

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯВРАЧИВИДЕОСТАТЬИ


Педиатрическое соматическое отделение начинает свою историю с момента открытия Морозовской больницы. Сначала оно называлось «Терапия А», затем 4-м терапевтическим и с 1980х годов — 23-м терапевтическим отделением.

С момента открытия отделение было многопрофильным. Медицинскую помощь получали дети с заболеваниями органов мочевой системы, бронхолегочной патологией, аллергологическими заболеваниями, кардиологической патологией. В 2018 году здесь функционировало 70 коек: 50 педиатрических, 10 аллергологических и 10 нефрологических. Осенью 2018 года из состава отделения было выведено 10 нефрологических коек для формирования узкопрофильного отделения.

В настоящее время развернуто 55 коек, из них 50 педиатрических и 5 аллергологических. Пациенты размещаются в 2-х, 3-х и 4-х местных палатах. Имеются палаты повышенной комфортности пребывания.

Специализированную медицинскую помощь получают около 4 500 пациентов в год. Большая часть из них — с бронхолегочной патологией (пневмонии, бронхиты). Также в отделении диагностируют и лечат такие состояния, как крапивница (острая и рецидивирующая), ангионевротические отеки, атопический дерматит. Кроме того, оказывают помощь пациентам с острыми инфекциями мочевыводящих путей, артериальной гипертензией, реактивными артритами. Особое место отводится детям, поступившим для проведения диагностического поиска.

Деятельность врачей базируется на соблюдении принципов доказательной медицины, актуальных российских и иностранных клинических рекомендаций, тесном сотрудничестве с профильными специалистами: онкологами, гематологами, ревматологами, хирургами. Персонал стремится к постоянному совершенствованию профессиональных навыков, участвует в российских и международных научных мероприятиях.


Бурмус Татьяна Викторовна
заведующая отделением, врач-педиатр

Царькова Анна Дмитриевна
врач-педиатр

Ковтун Екатерина Игоревна
врач-педиатр

Нестеренко Юлия Сергеевна
врач-педиатр

Бусова Елена Сергеевна
врач-педиатр

Изотова Юлия Андреевна
врач-педиатр

Зайцева Наталья Игоревна
старшая медицинская сестра

Ахмедова София Альбертовна
врач-педиатр


Вернуться к списку отделений и центров

Телефоны специалистов | Вологодская областная детская больница №2

Общие

Главный врач Иванова Валентина Александровна 28-79-61
Приемная (секретарь) Долгова Юлия Артуровна 26-90-98
Заместитель главного врача по медицинской части Орлова Ольга Анатольевна 28-72-93
Заместитель главного врача по эпидемиологоческой работе Бородина Ирина Николаевна 26-71-48
Заместитель главного врача по экономическим вопросам Гусева Любовь Александровна 26-45-75
Начальник отдела обработки первичной документации и финансового контроля Ермакова Ирина Александровна 26-39-94
Главная медицинская сестра Попова Виктория Александровна 28-75-84
Начальник отдела хозяйственного обеспечения учреждения Хохлова Антонина Ивановна 28-78-42
Начальник юридического отдела 26-71-48
Начальник отдела управления кадрами и трудовыми отношениями Багина Нинель Владимировна 26-77-25
Начальник отдела материально-технического снабжения Круду Татьяна Николаевна 28-70-53
Врач-офтальмолог Лучицкая Евгения Валентиновна 28-73-23
Программисты Коптяева Вероника Викторовна 26-55-26
Ананьев Александр Николаевич 26-55-26

Вспомогательные службы

Отдел платных услуг Глазко Светлана Леонидовна 28-14-13
Справочное 26-22-80
Приемно-диагностическое отделение Филинова Юлия Анатольевна 26-77-21
Травмопункт 28-72-38
Клинико-диагностическая лаборатория Селюх Екатерина Геннадьевна 28-72-75
Рентгенологическое отделение 26-70-64
Отделение функциональной диагностики Котомина Ольга Владимировна 28-70-96
Отделение ультразвуковой диагностики Дроник Людмила Павловна 28-70-96
Отделение лечебной физкультуры и физиотерапии  Бусыгина Екатерина Викторовна 26-44-00

Педиатрическое соматическое отделение (с режимом инфекционно-боксированного)

Заведующий отделением Супрун Ирина Михайловна 28-82-95

Педиатрическое соматическое отделение (с режимом инфекционного для детей старшего возраста)

Заведующий отделением Малышева Елена Валентиновна 28-71-66

Неврологическое отделение (для детей старшего возраста)

Заведующий отделением Никулина Ольга Игоревна 28-18-55

Педиатрическое соматическое отделение

Заведующий отделением Шапина Светлана Александровна 28-73-23
Пост 28-71-79

Отделение анестезиологии-реанимации с палатами для реанимации и интенсивной терапии

Заведующий отделением Погодин Вадим Вениаминович 26-68-48
Пост 28-19-17

Хирургическое отделение

Заведующий отделением Родичев Алексей Владимирович 28-77-15
1 хирургическое отделение 28-75-60
2 хирургическое отделение 26-71-46

Травматологическое отделение

Заведующий отделением Иванова Светлана Сергеевна 28-75-82
Пост 26-73-67

Неврологическое отделение (для новорожденных детей)

Заведующий отделением Соколова Елена Алексеевна 26-71-33
Пост 28-68-70

Отделение патологии новорожденных и недоношенных детей

Заведующий отделением Олипа Римма Петровна 28-84-22
Пост 26-55-45

Педиатрическое соматическое отделение (с инфекционным режимом для детей до года)

Заведующий отделением Бахвалова Наталья Сергеевна 26-65-20
Пост 26-66-50

 

Соматическое – ГБУЗРК «Республиканская детская клиническая больница»

Организовано 01. 01.2016 года согласно программы модернизации ГБУЗ РК «РДКБ».

Отделения является многопрофильным и включает в свой состав:

  • 12 коек педиатрических
  • 3 койки паллиативные
  • 15 коек ревматологических
  • 10 коек пульмонологических
  • 10 коек гастроэнтерологических
  • 10 коек эндокринологических

И того 60 коек.

Заведующей отделением является  Левченко Галина Дмитриевна, врач высшей категории, в 2009 г награждена почетной грамотой Министерства охраны здоровья Украины, врач отделения Азизова Алиме Рустемовна- врач педиатр, пульмонолог, специалист по лечению муковисцидоза, имеет вторую квалификационную категорию. Моцарь В.В- доцент кафедры   педиатрии с курсом детских инфекционных болезней ГУ «Крымский государственный медицинский университет им.С.И. Георгиевского»врач педиатр высшей категории, специалист по паллиативной помощи. Ивановский С.В.- врач ревматолог высшей категории, доцент кафедры   педиатрии с курсом детских инфекционных болезней ГУ «Крымский государственный медицинский университет им.С.И. Георгиевского». Лебедева Т.Н. врач гастроэнтеролог высшей категории, доцент кафедры   педиатрии с курсом детских инфекционных болезней ГУ «Крымский государственный медицинский университет им.С.И. Георгиевского». Марчукова А.Ю. врач гастроэнтеролог, специалист, ассистент кафедры   педиатрии с курсом детских инфекционных болезней ГУ «Крымский государственный медицинский университет им.С.И. Георгиевского». Синцова И.В. -врач пульмонолог высшей категории. Яровая Е.В. врач эндокринолог, врач специалист.

Старшая сестра медицинская  бакалавр Вторушина Е.А.- высшая категория.

В штате отделения работают квалифицированные сестры медицинские, младший медицинский персонал по уходу за больными, воспитатель.

Отделение рассчитано на 60 коек, размещенных в 11 боксах, в каждом из которых расположены санитарные узлы и ванные комнаты, выходы на прогулочные веранды и 15 палат, рассчитанных на 2-4 человека.

Боксированные палаты рассчитаны на 2 больных. Один бокс является обсервационным для изоляции больных с лихорадкой неясной этиологии и больных, нуждающихся в проведении интенсивной терапии. Также в составе имеется бокс для детей без родительской опеки, оборудованный  неонатальной кроваткой, тремя функциональными кроватками для детей до двух лет. В некоторых  палатах проведена стационарная подача кислорода.

Оборудовано помещение для проведения кинезитерапии у детей с муковисцидозом.

В отделении используются современные методы обследования, включая исследования в лабораториях   Федеральных центров,  ультразвуковое исследование внутренних органов, головного мозга, сердца, рентгено-урологическое обследование, компьютерная томография, магнитно-ядерно-резонансная терапия, электроэнцефалограмма, спирография и другие методы исследования.

При отсутствии диагностических и лечебных возможностей на базе отделения педиатрии – дети направляются в стационары регионов Российской Федерации, Федеральные Центры, институты города Москвы, Санкт – Петербурга для оказания высокотехнологической и высокоспециализированной помощи.

Лечебная и диагностическая программа осуществляется согласно ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ОСНОВАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» № 323 ФЗ

Постоянно сотрудниками отделения проводится работа с мамами по программе «Школа матерей», где проводится  санитарно-просветительская работа по поддержке грудного вскармливания, здорового образа жизни матери и ребенка, «Школа сахарного диабета», «Школа бронхиальной астмы».

 

Сотрудники соматического отделения в своих задачах придерживаются приоритета- Здоровье детей! – Здоровье нации!

Соматическое отделение

Об отделе
Соматическое отделение является структурным подразделением Президентской больницы и предназначено для оказания специализированной помощи пациентам терапевтического профиля, в том числе высокотехнологичной помощи в терапии, кардиологии. Соматическое отделение рассчитано на 13 коек. В отделении имеются одноместные и двухместные номера повышенной комфортности. Персонал отделения придерживается индивидуального, внимательного подхода к пациентам. Высококвалифицированные врачи отделения в сочетании с обширными возможностями клиники позволяют в короткие сроки обеспечить высокий уровень диагностики широкого спектра заболеваний внутренних органов.Лечение проводится в строгом соответствии с национальными и международными стандартами с доказанной эффективностью и целесообразностью. Также в отделении проводится полное комплексное обследование, которое занимает от одного до трех дней.

Услуги отдела

  • Диагностика и лечение терапевтической патологии
  • диагностический поиск причины лихорадки неизвестного происхождения
  • оказание специализированной, в том числе высокотехнологичной медицинской помощи по профилю «кардиология» пациентам с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
  • Профилактика и лечение аллергических заболеваний
  • предоперационное клинико-лабораторное обследование перед плановым хирургическим лечением в отделениях хирургического профиля
  • оказание консультативной помощи врачами других специальностей по вопросам диагностики, лечения больных с сочетанной терапевтической патологией
  • Check-Up

Врачи отделения

Ассамбаева Дана Ахласовна
Начальник отдела
Врач общей практики
Кандидат медицинских наук
Высшая категория
Стаж работы: 20 лет

Раили Шымырбаева Джолдасбекова
Врач общей практики
Высшая категория
Стаж работы: 42 года

Дина Ерболкызы Сулейменова
Врач общей практики
Первая категория
Стаж работы: 11 лет


Лечение и лечение соматических симптомов: медицинское обслуживание

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств . 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing; 2013.

  • Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. Американская психиатрическая ассоциация . Четвертый выпуск. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2000. Редакция текста.

  • Холлидей К.Л., Макфарлейн Г.Дж., Николл Б.И., Крид Ф., Томсон В., Макбет Дж. Генетические вариации нейроэндокринных генов связаны с соматическими симптомами в общей популяции: результаты исследования EPIFUND. Книга J Psychosom Res . 2010 май. 68 (5): 469-74. [Медлайн].

  • Атмака М., Сирлиер Б., Йилдирим Х., Каяли А. Объемы гиппокампа и миндалины у пациентов с соматизационным расстройством. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry . 2011 15 августа. 35 (7): 1699-703. [Медлайн].

  • van der Kruijs SJ, Bodde NM, Vaessen MJ, Lazeron RH, Vonck K, Boon P, et al. Функциональная связность диссоциации у пациентов с психогенными неэпилептическими припадками. J Neurol Neurosurg Psychiatry . 2012 Март 83 (3): 239-47. [Медлайн].

  • Курлансик С.Л., Маффей МС. Расстройство соматических симптомов. Ам Фам Врач . 2016 г. 1. 93 (1): 49-54. [Медлайн].

  • Hilderink PH, Collard R, Rosmalen JG, Oude Voshaar RC. Распространенность соматоформных расстройств и необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов у пожилых людей по сравнению с более молодыми возрастными группами: систематический обзор. Aging Res Rev. .2013 12 января (1): 151-6. [Медлайн].

  • Лимбург К. , Саттель Х, Радзей К., Лахманн С. Расстройство соматических симптомов DSM-5 у пациентов с головокружением и симптомами головокружения. Книга J Psychosom Res . 2016 декабрь 91: 26-32. [Медлайн].

  • Baruffol E, Thilmany MC. Беспокойство, депрессия, соматизация и злоупотребление алкоголем. Показатели распространенности в общей выборке бельгийского сообщества. Acta Psychiatr Belg . 1993 май-июнь. 93 (3): 136-53. [Медлайн].

  • Chioqueta AP, Стайлз TC.Риск суицида у пациентов с соматизирующим расстройством. Кризис . 2004. 25 (1): 3-7. [Медлайн].

  • Wiborg JF, Gieseler D, Fabisch AB, Voigt K, Lautenbach A, Löwe B. Суицидальность у пациентов первичной медико-санитарной помощи с соматоформными расстройствами. Психосом Мед . 2013 ноябрь-декабрь. 75 (9): 800-6. [Медлайн].

  • Окланд Т.С., Гонсалес-младший, Фербер А.Т., Манн С.Е. Связь между пациентом, оценивающим оценку системы, и соматизацией. JAMA Otolaryngol Head Neck Surg .2017 г. 1. 143 (9): 870-875. [Медлайн].

  • Kendler KS, Aggen SH, Knudsen GP, ​​Røysamb E, Neale MC, Reichborn-Kjennerud T. Структура генетических и экологических факторов риска синдромальных и субсиндромальных общих расстройств оси I DSM-IV и всех расстройств оси II. Ам Дж. Психиатрия . 2011 Январь 168 (1): 29-39. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Maes M, Galecki P, Verkerk R, Rief W. Соматизация, но не депрессия, характеризуется нарушениями пути триптофан-катаболита (TRYCAT), что указывает на повышение индоламин-2,3-диоксигеназы и снижение активности кинуренинаминотрансферазы. Neuro Endocrinol Lett . 2011. 32 (3): 264-73. [Медлайн].

  • Гао Х, МакСвайни П., Корт А, Виггинс А, Сойер С.М. Расстройства соматической симптоматики у подростков в стационаре. Дж. Здоровье подростков . 2018 декабрь 63 (6): 779-784.[Медлайн].

  • Laferton JAC, Stenzel NM, Rief W, Klaus K, Brähler E, Mewes R. Скрининг расстройства соматического симптома DSM-5: диагностическая точность самоотчетов в выборке населения. Психосом Мед . 2017 ноя / дек. 79 (9): 974-981. [Медлайн].

  • Gierk B, Kohlmann S, Kroenke K, Spangenberg L, Zenger M, Brähler E, et al. Шкала соматических симптомов-8 (SSS-8): краткая оценка бремени соматических симптомов. JAMA Intern Med .2014 Март 174 (3): 399-407. [Медлайн].

  • Верринг Ди-джей, Вестон Л., Буллмор и т. Д. Функциональная магнитно-резонансная томография церебрального ответа на зрительную стимуляцию при необъяснимой с медицинской точки зрения потере зрения. Психол Мед . 2004 Май. 34 (4): 583-9. [Медлайн].

  • Мартин А., Раух Э, Фихтер М., Риф В. Однократное лечение пациентов, страдающих необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами в первичной медико-санитарной помощи: рандомизированное клиническое испытание. Психосоматика .2007 июль-август. 48 (4): 294-303. [Медлайн].

  • Смит Г. Р. Младший, Монсон Р. А., Рэй округ Колумбия. Консультация психиатра при соматическом расстройстве. Рандомизированное контролируемое исследование. N Engl J Med . 1986 29 мая. 314 (22): 1407-13. [Медлайн].

  • Hennings A, Schwarz MJ, Riemer S, Stapf TM, Selberdinger VB, Rief W. Физические упражнения влияют на тяжесть симптомов, но не на биологические показатели депрессии и соматизации — результаты по IL-6, неоптерину, триптофану, кинуренину и 5-HIAA. Резолюция о психиатрии . 2013 30 декабря. 210 (3): 925-33. [Медлайн].

  • Erkic M, Bailer J, Fenske SC, Schmidt SNL, Trojan J, Schröder A и др. Нарушение обработки эмоций и снижение доверия у пациентов с расстройством соматических симптомов. Clin Psychol Psychother . 2018 25 января (1): 163-172. [Медлайн].

  • Bleichhardt G, Timmer B, Rief W. Когнитивно-поведенческая терапия для пациентов с множественными соматоформными симптомами — рандомизированное контролируемое исследование в третичной медицинской помощи. Книга J Psychosom Res . 2004 апр. 56 (4): 449-54. [Медлайн].

  • Beltman MW, Voshaar RC, Speckens AE. Когнитивно-поведенческая терапия депрессии у людей с соматическим заболеванием: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Бр. Дж. Психиатрия . 2010 июл.197 (1): 11-9. [Медлайн].

  • Хуанг М., Луо Б., Ху Дж., Вэй Н., Чен Л., Ван С. и др. Комбинация циталопрама и палиперидона лучше, чем один циталопрам при лечении соматоформного расстройства: результаты 6-недельного рандомизированного исследования. Int Clin Psychopharmacol . 2012 май. 27 (3): 151-8. [Медлайн].

  • Барский А.Ю., Ахерн ДК. Когнитивно-поведенческая терапия ипохондрии: рандомизированное контролируемое исследование. ЯМА . 2004 24 марта. 291 (12): 1464-70. [Медлайн].

  • Egloff N, Cámara RJ, von Känel R, Klingler N, Marti E, Ferrari ML. Гиперчувствительность и гипералгезия при соматоформных болевых расстройствах. Генеральная психиатрическая больница . 2014 май-июнь. 36 (3): 284-90.[Медлайн].

  • Харрис А.М., Орав Э.Дж., Бейтс Д.В., Барский А.Дж. Соматизация увеличивает инвалидность независимо от сопутствующей патологии. Дж. Интерн. Мед. Наук . 2009 24 февраля (2): 155-61. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Kroenke K. Эффективность лечения соматоформных расстройств: обзор рандомизированных контролируемых исследований. Психосом Мед . 2007 декабрь 69 (9): 881-8. [Медлайн].

  • Olesen J, Gustavsson A, Svensson M, Wittchen HU, Jönsson B.Экономическая цена заболеваний головного мозга в Европе. евро J Neurol . 2012 января 19 (1): 155-62. [Медлайн].

  • Рока М., Гили М., Гарсия-Гарсия М., Сальва Дж., Вивес М., Гарсия Кампайо Дж. И др. Распространенность и коморбидность распространенных психических расстройств в системе первичной медико-санитарной помощи. J Влияет на Disord . 2009 г. 9 апреля. [Medline].

  • Суматипала А., Сирибаддана С., Абейсингха М.Р., Де Силва П., Дьюи М., Принц М. и др. Когнитивно-поведенческая терапия против структурированного ухода за необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами: рандомизированное контролируемое исследование. Бр. Дж. Психиатрия . 2008 июль 193 (1): 51-9. [Медлайн].

  • van Ravesteijn H, Wittkampf K, Lucassen P, van de Lisdonk E, van den Hoogen H, van Weert H, et al. Выявление соматоформных расстройств в первичной медико-санитарной помощи с помощью PHQ-15. Энн Фам Мед . 2009 май-июнь. 7 (3): 232-8. [Медлайн].

  • новых передовых методов лечения молодежи с соматическими симптомами и связанными с ними расстройствами | Психиатрия | Мичиган Медицина

    Эта статья написана доктором. Тарек Якуб, Бернард Бирманн, Лаура Андерсен и Насух ​​Малас. Первоначально он был опубликован на сайте Psychiatric Times.

    Соматические симптомы и связанные с ними расстройства (SSRD) — это совокупность психических состояний, характеризующихся физическими симптомами, которые несовместимы с физическим заболеванием и находятся под влиянием психологических факторов.Они широко распространены в педиатрической медицине с уровнем распространенности от 13% до 50% в зависимости от ситуации. В любом возрасте на долю SSRD приходится почти 20% расходов на здравоохранение ежегодно. Есть также небольшая группа пациентов, у которых есть множественные соматические жалобы, и которые имеют тенденцию обращаться в кризисные и неотложные службы, больничные услуги по более высоким тарифам. У них также высокий уровень рецидивов.

    Несмотря на влияние SSRD на педиатрическое здравоохранение, существует высокий уровень разочарования врачей и пациентов / семей, связанных с оценкой и лечением этих состояний.1 Без раннего включения более широкой биопсихосоциальной концепции может быть чрезмерное внимание к инвалидности, нарушениям и соматическим жалобам. Это приводит к низкому результату диагностических тестов и увеличению числа вмешательств по полипрагмазии, которые не удовлетворяют реабилитационные потребности пациента и его семьи. В отсутствие модели, объясняющей симптомы, пациенты и семьи могут чувствовать, что их отвергают, создавая динамику недоверия между пациентами / семьями и медицинской системой.В конечном счете, без четкой дорожной карты для оценки и управления медицинская помощь может быть непоследовательной и может быть неправильное использование ресурсов здравоохранения, что в конечном итоге приведет к плохим результатам.

    Поскольку SSRD чаще всего присутствуют в непсихиатрических учреждениях, первый контакт пациента с психиатром может быть через психиатрическую консультацию в отделении неотложной помощи или в больнице. Следовательно, следует рассмотреть вопрос о консультации психиатра как можно раньше, чтобы сформировать представление о том, что психиатры-консультанты являются неотъемлемой частью многопрофильной команды.

    На

    SSRD приходится примерно от 15% до 20% психиатрических консультаций в педиатрических больницах, и они считаются второй по частоте причиной для консультации после оценок суицида. Таким образом, прилагаются все большие усилия по стандартизации оценки и ведения педиатрических SSRD. Совсем недавно Американская академия детской и подростковой психиатрии (AACAP) опубликовала «Путь к клиническому консенсусу для оценки и лечения SSRD».

    Виньетка для футляра

    «Джули», ранее физически здоровая 12-летняя девочка, обратилась с жалобой на 6-месячные боли в животе, потерю веса и рвоту, которые начались вскоре после развода ее родителей.В результате она пропустила несколько недель обучения.

    Обследование включало общий анализ крови, комплексный метаболический профиль, исследования щитовидной железы, С-реактивный белок, скорость оседания эритроцитов, рентгенологию брюшной полости, УЗИ брюшной полости, верхнюю и нижнюю эндоскопию и посев кала, все без особенностей. Исключение глютена из ее рациона не помогло. У пациента ранее не было проблем с физическим здоровьем, в том числе патологии желудочно-кишечного тракта. В анамнезе не было употребления психоактивных веществ, сексуальной активности, психологических травм или злоупотреблений.

    Джули поступила в четвертый раз за 4 месяца. Для оценки тревожности была проведена консультация детской и подростковой психиатрии. Джули и ее родители скептически относились к любым психологическим факторам, влияющим на ее выступление, и не решались соглашаться на консультацию психиатра. Родители выступали за использование опиоидов для снятия боли и за расширенное обследование.

    Пациент прошел параллельное обследование в педиатрической больничной службе, гастроэнтерологе, психологии и психиатрии.Никаких дальнейших диагностических тестов не проводилось. Команда обнаружила, что у Джули были сопутствующие трудности в обучении, неспецифическая тревога, неадекватная адаптация и усиление семейных эмоций, которые способствовали ее выступлению в контексте недавнего развода. Была проведена междисциплинарная встреча с Джули и ее родителями для обсуждения диагноза расстройства соматических симптомов (DSM-5 300.82). Междисциплинарная группа по уходу представила семье концептуальную основу для развития симптомов, а также биопсихосоциальных участников ее презентации и будущего плана лечения.

    Джули была направлена ​​на амбулаторную когнитивно-поведенческую терапию и прием миртазапина в дозе 7,5 мг перед сном в связи с тревожностью и нарушениями сна. Ее симптомы улучшились после выписки, и после наблюдения у основного лечащего врача симптомы были минимальными.

    Щелкните здесь, чтобы продолжить чтение.

    Департамент здравоохранения штата Вашингтон

    Somatic Schools

    Метод Аната Баниеля

    Анат Баниел, президент
    4330 Redwood Ave., Ste. 350
    Сан-Рафаэль, Калифорния 94901
    415-472-6622

    Программа профессионального обучения по методу Фельденкрайза

    Андреа Винер, администратор политики
    Гильдия Фельденкрайза Северной Америки
    401 Эджуотер Плейс, Ste 600
    Уэйкфилд, Массачусетс 01880
    800-775-2118

    Программа профессионального обучения Hanna Somatic Education

    (Институт соматических исследований и обучения Новато)
    Элеонора Крисуэлл Ханна, владелец
    1516 Grant Ave. # 212
    Novato, CA 94945
    415-897-0336

    Фонд Иланы Рубенфельд, Имя изменено с Rubenfeld Center, Inc.

    Илана Рубенфельд, президент
    Rubenfeld Center, Inc.
    104 Bush St.
    Ashland, OR 97520
    541-482-4402

    Международный альянс преподавателей здравоохранения, Inc.

    Кэти Уолл
    11211 Prosperity Farms Rd. D325
    Палм-Бич Гарденс, Флорида 33410
    561-622-4334

    Внутренние движения

    Джефф Халлер, PhD
    15081 S.E. 54 пл.
    Bellevue, WA 98006
    425-502-8346

    Neurosomatic Educators Inc.

    Нэнси Кларк
    13700 58 th St. N. Ste. 205
    Клируотер, Флорида 33760
    727-388-4182

    Институт Розена

    Президент: Мэри Кей Райт
    825 Bancroft Way
    Berkeley, CA 94710
    925-952-9819

    Rubenfeld Center, Inc. — Название изменено на Фонд Иланы Рубенфельд

    Илана Рубенфельд, президент
    Rubenfeld Center, Inc.
    104 Bush St.
    Ashland, OR 97520
    541-482-4402

    Seattle Eastside Feldenkrais Teacher Training

    Ричард Корбейл
    24323 Bothell Everett Hwy
    Bothell, WA 98021
    425-820-0399

    Seattle Hakomi Education Network

    Кэрол Ладас-Гаскин
    19557 1 st Ave.N.W.
    Shoreline, WA 98177
    206-533-9601

    Международное общество ортобиономии

    Кери Браун
    5335 N Tacoma Ave, Ste 21G
    Indianapolis, IN 46220
    317-426-1261

    Обучение соматическому личному резонансу

    Martine McNeill
    3333 Wallingford Ave N, Ste B
    Seattle, WA 98103

    Вернуться к началу

    Мониторинг соматических параметров в амбулаторных условиях при расстройствах настроения и тревожных расстройствах

    Аннотация

    Введение

    Соматические осложнения являются причиной сокращения продолжительности жизни на 13–30 лет у психиатрических пациентов по сравнению с населением в целом.Целью исследования было оценить, в какой степени пациенты, посещающие амбулаторные отделения по поводу расстройств настроения и тревожных расстройств, отслеживались на предмет сопутствующих соматических заболеваний и (неблагоприятных) эффектов психотропных препаратов, а именно: а) метаболических параметров, б) безопасности лития и в) ЭКГ — во время их лечение.

    Методы

    Мы провели ретроспективный обзор историй болезни и перекрестный анализ, чтобы оценить степень соматического мониторинга в четырех амбулаторных отделениях при расстройствах настроения и тревожных расстройствах в Нидерландах.Мы последовательно набирали взрослых пациентов, посещавших участвовавшее в исследовании амбулаторное отделение в период с марта по ноябрь 2014 года. Первичным результатом был процент пациентов без мониторинговых измерений. Вторичными результатами были количество измерений каждого параметра на пациента в год и время от начала лечения до первого измерения.

    Результаты

    Мы включили 324 амбулаторных пациента, из которых 60,2% составляли женщины. Большинство пациентов лечились от депрессивных расстройств (39,8%), тревожных расстройств (16.7%), биполярных или родственных расстройств (11,7%) и 198 пациентов (61,1%) принимали хотя бы один психотропный препарат. Для 186 пациентов (57,4%) записи мониторинга не регистрировались (средний период лечения 7,3 месяца, диапазон 0–55,6). Среднее количество измерений на параметр в год с начала амбулаторного лечения для пациентов с мониторинговыми измерениями составляло 0,31 (диапазон 0,0–12,9). Среднее время до первого мониторингового измерения для каждого параметра для пациентов с мониторинговыми измерениями составило 3,8 месяца (диапазон 0.0–50,7).

    Обсуждение

    Соматический мониторинг у амбулаторных пациентов с расстройствами настроения и тревожными расстройствами не является рутинной клинической практикой. Необходимо улучшить практику мониторинга, чтобы не допустить у психиатрических амбулаторных больных невыявленных соматических осложнений.

    Образец цитирования: Simoons M, Mulder H, Doornbos B, Schoevers RA, van Roon EN, Ruhé HG (2018) Мониторинг соматических параметров в амбулаторных отделениях при расстройствах настроения и тревожных расстройствах. PLoS ONE 13 (8): e0200520.https://doi.org/10. 1371/journal.pone.0200520

    Редактор: Синан Гулоксуз, Кафедра психиатрии и нейропсихологии, Медицинский центр Маастрихтского университета, НИДЕРЛАНДЫ

    Поступила: 3 мая 2017 г .; Одобрена: 28 июня 2018 г .; Опубликовано: 21 августа 2018 г.

    Авторские права: © 2018 Simoons et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Данные ограничены, поскольку участники исследования не давали согласия на обмен общедоступными данными. Заинтересованные квалифицированные исследователи могут запросить набор обезличенных данных, связавшись с Юриааном Брауэром, магистром наук ([email protected]) или соответствующим автором.

    Финансирование: Автор (ы) не получил специального финансирования для этой работы, но HGR поддерживается Nederlandse Organisatie voor Wetenschappelijk Onderzoek (NWO) / ZonMW VENI-Grant (https: // www.zonmw.nl/en/research-and-results/fundamental-research/programmas/programme-detail/veni/), номер гранта # 016.126.059. Спонсор не имел никакого отношения к дизайну исследования, сбору и анализу данных, принятию решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    У пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями (ТПЗ), включая пациентов с биполярными расстройствами и большим депрессивным расстройством, ожидаемая продолжительность жизни на 13–30 лет меньше, чем в общей популяции [1].Большая часть (около 60%) этой избыточной смертности может быть объяснена соматическими сопутствующими заболеваниями, такими как респираторные, сердечно-сосудистые, пищевые и / или метаболические заболевания [1–4]. Несколько факторов могут способствовать этому повышенному риску соматической заболеваемости и смертности, например, нездоровый образ жизни и неравенство в доступе к медицинской помощи, связанное с психическими заболеваниями [1,5]. Кроме того, употребление психотропных препаратов может вызвать и / или повысить уязвимость психиатрических пациентов к соматическим осложнениям из-за побочных эффектов [1,6].

    Для выявления соматических осложнений и побочных эффектов, вызванных психотропными препаратами, в нескольких руководящих принципах и согласованных документах предлагается проводить мониторинг основных соматических параметров в рамках рутинной клинической практики, в том числе у пациентов с шизофренией, биполярным расстройством и большим депрессивным расстройством [7-10 ]. Аналогичным образом были опубликованы руководства по соматическому мониторингу при использовании определенных классов психотропных препаратов [7–11]. Наряду с признанием того, что уровни лития в сыворотке, функция почек и функция щитовидной железы должны контролироваться во время терапии литием, в последнее время был рекомендован мониторинг метаболизма во время терапии антипсихотиками [7,9,11].Для пациентов, получавших лечение от большого депрессивного расстройства, только недавно был опубликован первый согласованный документ по соматическому мониторингу, в котором рекомендован ряд контрольных тестов на исходный уровень и антидепрессантов, частично в зависимости от характеристик уязвимости пациента [8,12]. Действительно, в отношении антидепрессантов ведутся споры, например: относительно необходимости и соответствующей частоты мониторинга электрокардиограммы (ЭКГ), несмотря на недавнее предупреждение FDA [13,14].

    В отличие от ожидаемой клинической значимости соматического мониторинга пациентов с ТПЗ и доступности вышеупомянутых рекомендаций, несколько исследований показали плохое соблюдение этих рекомендаций.Например, мониторинг уровня лития в сыворотке крови, функции почек и функции щитовидной железы у пациентов с биполярным расстройством, принимающих литий, в Соединенном Королевстве показал только 30–55% соблюдение имеющихся рекомендаций [15]. Мета-анализ 39 исследований метаболического скрининга у пациентов с преимущественно шизофренией или родственными расстройствами, использующих нейролептики, показал, что рутинный базовый метаболический скрининг перед началом фармакотерапии был неоптимальным [16]. Учитывая высокую распространенность сопутствующих соматических заболеваний (например,грамм. метаболический синдром, совокупная распространенность 32,6% в большой когорте пациентов с ТПЗ (N = 52 678) [17]), субоптимальный мониторинг может подвергнуть пациентов значительному риску ятрогенного вреда (т.е. вреда в результате лечения профессионалом здравоохранения), независимо от того, конкретного психиатрического диагноза.

    Нарушения обмена веществ и другие соматические осложнения не ограничиваются пациентами с шизофренией или пациентами, принимающими нейролептики. Расстройства настроения все чаще лечат комбинациями лития, нейролептиков, стабилизаторов настроения и антидепрессантов.Следовательно, эти пациенты также подвержены риску соматических осложнений. В этом исследовании мы исследовали, в какой степени пациенты, посещающие амбулаторные отделения по поводу расстройств настроения и тревожных расстройств, отслеживались на предмет сопутствующих соматических заболеваний и (неблагоприятных) эффектов психотропных препаратов, а именно: а) метаболических параметров, б) безопасности лития и в) ЭКГ — во время их лечение.

    Материалы и методы

    Устройство и установка

    Мы провели ретроспективный обзор историй болезни и перекрестный анализ, чтобы оценить, в какой степени соматический мониторинг проводился у амбулаторных пациентов с расстройствами настроения и тревожными расстройствами.Исследование проводилось в четырех различных амбулаторных отделениях по поводу расстройств настроения и тревожных расстройств в северной части Нидерландов. Три отделения входили в состав двух крупных средних психиатрических лечебных учреждений, а одно отделение входило в состав академической больницы. Одно из трех общественных отделений частично использовало бумажные медицинские карты для регистрации измерений соматического мониторинга, другие использовали электронные медицинские карты.

    Исследуемая популяция

    Мы включили пациентов, которым исполнилось 18 лет и которые впервые посетили участвующее амбулаторное отделение после 1 января -го , 2010 г. (исходная популяция).Мы применили последний критерий включения, чтобы убедиться, что период наблюдения для каждого участника начался после введения нескольких руководств по соматическому мониторингу психиатрических пациентов (среди прочего, метаболические нарушения, вызванные антипсихотиками, и побочные эффекты, вызванные литием) [9–11,18] .

    Мы набирали пациентов последовательно, когда они посещали участвующие амбулаторные отделения в период с марта по ноябрь 2014 года. Мы предоставили полную устную и письменную информацию об исследовании и получили письменное информированное согласие на использование их данных о лекарствах из местной аптеки и использование их медицинский (психиатрический) анамнез, лабораторные результаты и результаты других измерений психиатрического учреждения для исследовательских целей данного исследования.Если мы сомневаемся, понимает ли пациент информацию, или мы считаем, что пациент не может дать согласие (например, низкий IQ), мы априори воздержались бы от включения пациента. Однако ни у одного из пациентов не было никаких признаков нарушения согласия. Независимый комитет по медицинской этике в Леувардене, Нидерланды (rTPO Leeuwarden; RTPO 918c), отказался от формального рассмотрения и утверждения протокола исследования, поскольку участники не подвергались процедурам и не обязаны были соблюдать правила поведения в этом исследовании.

    Показатели результата

    Мы определили период наблюдения как период между началом лечения лицом, оказывающим первичную медицинскую помощь (занесенным в медицинскую карту), и датой включения (указателем).

    Нашим основным результатом был процент пациентов без соответствующих измерений соматического мониторинга в их медицинских записях во время их амбулаторного лечения.

    Нашими вторичными результатами было количество измерений каждого параметра соматического мониторинга на пациента в год, зарегистрированное в медицинских записях в течение периода наблюдения для: I.все параметры мониторинга вместе и отдельно II. параметры метаболического мониторинга и метаболический синдром в общей популяции исследования, III. параметры метаболического мониторинга и метаболический синдром у участников, принимавших атипичные нейролептики, IV. концентрация лития в сыворотке крови, тиреотропный гормон (ТТГ) и функция почек у пациентов, которые принимали литий, и V. ЭКГ в общей популяции исследования. Другим вторичным результатом было время от начала лечения до первого мониторингового измерения в течение периода наблюдения.

    Оценка параметров исследования

    Мы определили параметр соматического мониторинга как любой параметр, который можно измерить как часть физического обследования (например, артериальное давление, вес или ЭКГ) или лабораторных измерений (например, концентрация глюкозы или креатинина в крови или моче или полное исследование крови). Мы проверили записи мониторинговых измерений в соответствующих разделах истории болезни пациента. Были рассмотрены все записи измерений соматического мониторинга, которые были внесены в медицинские карты; это могут быть данные, полученные поставщиками медицинских услуг из самого психиатрического учреждения или переданные другими поставщиками медицинских услуг, связанными с пациентом, при условии, что эти измерения были извлечены из медицинских записей — либо автоматически, например, из лабораторной системы, либо вводится вручную в отведенные для этого поля.В соответствии с критериями Панели III лечения взрослых Национальной образовательной программы по холестерину мы рассмотрели следующие критерии оценки метаболического синдрома: окружность талии, триглицериды, липопротеины высокой плотности (ЛПВП), артериальное давление и глюкоза [19].

    Записи о лекарствах для каждого пациента были получены в местной аптеке за период наблюдения. Мы определили использование психотропного препарата как «выписанные пациентом рецепты на это психотропное средство, покрывающие не менее 80% периода наблюдения в соответствии с записями местной аптеки».Мы специально изучили использование антидепрессантов, нейролептиков и стабилизаторов настроения (например, лития, вальпроата натрия, ламотриджина, карбамазепина, топирамата и леветирацетама). Эти классы препаратов были выбраны из-за наличия руководств или согласованных документов для соматического мониторинга пациентов, принимающих эти препараты, или связанных с ними психических заболеваний (например, нейролептики [11], большое депрессивное расстройство [8], биполярное расстройство [9], шизофрения). [10]).

    Статистический анализ

    Мы провели описательный и статистический анализ с использованием Excel 2013 (Microsoft, Редмонд, Вашингтон, США) и IBM SPSS (версия 20 для Windows; IBM Corp., Армонк, Нью-Йорк, США). Мы сообщаем медианы, когда распределения не являются нормально распределенными. Для сравнения различий в дихотомических и категориальных переменных мы использовали критерий хи-квадрат, а для сравнения различий в непрерывных переменных — t-критерии. Различия считались статистически значимыми при р <0,05.

    Для сравнения категориальных и непрерывных переменных между академическими и общественными условиями или между пациентами с мониторинговыми измерениями и без них мы использовали тесты χ 2 или точные тесты Фишера в зависимости от ситуации и t-тесты, соответственно.Мы указываем медианы (диапазон), когда распределения не распределяются нормально. Мы исследовали регистрацию параметров мониторинга (да / нет) и количество измерений мониторинга в течение периода наблюдения на предмет различий для каждого параметра (как четыре амбулаторных отделения отдельно, так и академические / общественные отделения) в моделях одномерной логистической регрессии и моделях одномерной линейной регрессии. . Во всех анализах мы использовали уровень значимости p <0,05.

    Результаты

    Участники

    В течение периода исследования с марта 2014 г. по ноябрь 2014 г. мы последовательно попросили 460 подходящих пациентов принять участие в исследовании в каждом из четырех мест.Из них 335 пациентов дали письменное информированное согласие. На рис. 1 показана блок-схема включения пациентов. Уровень согласия статистически не отличался между четырьмя центрами (p = 0,543). Одиннадцать пациентов должны были быть исключены для последующего анализа: двое из-за того, что они отозвали свое информированное согласие во втором случае, и девять из-за недоступности их медицинских записей.

    Таблица 1 суммирует характеристики всей исследуемой популяции (n = 324) и пациентов, получавших лечение в академических и общественных учреждениях, как получено из историй болезни амбулаторного отделения психиатрической помощи и записей о лекарствах из местной аптеки.Из всех участников 60,2% составляли женщины, что можно было ожидать при расстройствах настроения и тревожных расстройствах. Большинство пациентов имели низкий или средний уровень образования (76,6%) и лечились от депрессивных расстройств (39,8%), тревожных расстройств (16,7%), биполярных или родственных расстройств (11,7%). В течение периода наблюдения 198 субъектов (61,1%) употребляли хотя бы один психотропный препарат в течение не менее 80% периода наблюдения.

    Первичный результат: Регистрация информации мониторинга

    Для 186 из 324 пациентов (57.4%), мы не обнаружили мониторинговых измерений в их медицинских записях в течение среднего периода наблюдения 7,3 месяца (диапазон 0,0–55,6). В наших моделях логистической регрессии отсутствие регистрации мониторинговых измерений в трех амбулаторных отделениях сообщества (62,5%, 67,8% и 58,7%) статистически не отличалось между отделениями (p = 0,446), но статистически отличалось от академического амбулаторного отделения. (29,6%) как для каждого отдела сообщества в отдельности, так и сгруппированных вместе (все p <0. 001). Эти различия остались значительными, когда мы сделали поправку на более длительный период наблюдения в академической среде по сравнению с условиями сообщества в моделях многомерной логистической регрессии (все p≤0,038; см. Таблицу 1).

    Пациенты, у которых были зарегистрированы мониторинговые измерения (n = 138; 42,6%), получали лечение в течение значительно более длительного периода на дату индекса по сравнению с пациентами без мониторинговых измерений: 13,9 (диапазон 0,66–55,0) против 4,9 (диапазон 0,0 –55,6) месяцев (p <0,001).Не было различий в регистрации мониторинговых измерений между пациентами, принимавшими и не принимавшими психотропные препараты (46,5% против 36,5%; p = 0,077). Однако для 106 из 198 (53,5%) пациентов, употреблявших хотя бы один психотропный препарат в течение периода наблюдения, данные мониторинга не регистрировались. У 62,8% пациентов, принимавших антидепрессанты, мониторинг не проводился, что составило 16,7% для пациентов, принимавших классические нейролептики, 38,1% для атипичных нейролептиков, 9,5% для лития и 21,4% для других стабилизаторов настроения.

    Вторичные результаты: частота и сроки мониторинга

    Среднее количество мониторинговых измерений на один параметр мониторинга на пациента с мониторинговыми измерениями в год составляло 0,31 (диапазон 0,0–12,9). Наш линейный регрессионный анализ показал, что это число не различается ни между четырьмя амбулаторными отделениями, ни между академическими и общественными учреждениями (все p> 0,254).

    На рис. 2 показана частота мониторинга метаболических параметров и метаболического синдрома в общей популяции исследования (панель A) и у участников, которые принимали атипичные нейролептики (n = 42; панель B).Процент пациентов без метаболических измерений составил 66,4% для всех пациентов и 38,1% для пациентов, принимающих атипичные нейролептики. Пациенты, принимавшие атипичные антипсихотические препараты, наблюдались чаще, чем вся популяция по всем метаболическим параметрам. Кроме того, на рис. 2С показана частота мониторинга концентрации лития в сыворотке, ТТГ и функции почек у пациентов, принимавших литий (n = 42). Менее двух измерений концентрации лития в сыворотке, функции щитовидной железы и почек в год (минимум в голландских рекомендациях по биполярным расстройствам) было выполнено у 16 ​​пациентов.7%, 47,6% и 28,6% пациентов, принимавших литий, соответственно (средняя продолжительность лечения 15,1 месяца (диапазон 1,0–49,1). Измерение по крайней мере одной ЭКГ было выполнено у десяти пациентов (3,1%; диапазон измерений 1–6), с средний период наблюдения составляет 26,1 месяца (стандартное отклонение 12,7). Наконец, среднее время до первого мониторингового измерения для каждого параметра для пациентов с мониторинговыми измерениями с начала лечения составило 3,8 месяца (диапазон 0,0–50,7).

    Рис. 2. Мониторинг метаболизма и мониторинг лития в целом и подгруппах исследуемой популяции.

    Мониторинг частоты метаболических параметров у (A) всей исследуемой популяции (n = 324, из которых 61,1% использовали психотропные препараты) и (B) у пациентов, принимающих атипичные нейролептики (n = 42) и (C) концентрацию лития в сыворотке крови, функция щитовидной железы и почек у пациентов, принимающих литий (n = 42). Диагностическими критериями метаболического синдрома были: регистрация измерений окружности талии, триглицеридов, липопротеинов высокой плотности (ЛПВП), артериального давления и глюкозы в соответствии с критериями III группы лечения взрослых Национальной образовательной программы по холестерину [19].

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0200520.g002

    Обсуждение

    Это натуралистическое, невмешательское исследование показывает, что мониторинг соматических параметров в амбулаторных условиях при расстройствах настроения и тревожных расстройствах не применяется в повседневной клинической практике. По сравнению с общей выборкой исследования, немного большее количество метаболических измерений было обнаружено в подвыборке с использованием атипичных нейролептиков. Показатели мониторинга лития в субпопуляции, использующей литий, были значительно лучше.Однако у 57,4% всех пациентов записи мониторинговых измерений отсутствовали. Более того, среднее время до первого измерения составило почти четыре месяца после начала амбулаторного лечения, что указывает на то, что соматический скрининг при первом посещении не является частью повседневной клинической практики. Совершенствование этих методов мониторинга дает возможность гарантировать, что соматические осложнения и побочные эффекты лекарств будут выявляться и лечиться с целью снижения риска ятрогенного вреда.

    Соматический мониторинг в психиатрии

    Наши результаты согласуются с результатами нескольких исследований по мониторингу амбулаторных психиатрических больных. Например, в ходе большого сравнительного аудита, проведенного в Соединенном Королевстве у пациентов, получавших литий, не было зарегистрировано веса у 72% пациентов, не было проведено никаких тестов на функцию почек и щитовидной железы у 19% и 18%, соответственно, и концентрация лития в сыворотке крови в 9% не определялась [15]. Недавнее исследование среди взрослых с ТПЗ, не получающих медицинского обслуживания, принимающих антипсихотические препараты, показало, что это только у 30 человек.1% пациентов был проведен адекватный диабетический скрининг (тест на глюкозу в сыворотке или тест на HbA 1C ) [20]. При 90–100% скрининге на гипертонию, диабет и дислипидемию у ВИЧ-пациентов по сравнению с 40–70% у психиатрических амбулаторных пациентов, принимающих антипсихотические препараты, частота соматического мониторинга была значительно выше в других областях амбулаторной медицины, что указывает на особую проблему бедности. мониторинг в психиатрии [21]. Учитывая сходство между этими отчетами и нашим исследованием, мы полагаем, что наши результаты можно обобщить на другие части Нидерландов и Европы, хотя повторение оправдано.

    Соматический мониторинг важен для пациентов с расстройствами настроения и тревожными расстройствами, поскольку эти пациенты подвержены риску сердечно-сосудистых, пищевых и метаболических сопутствующих заболеваний, независимо от приема психотропных препаратов [1,8,22]. Соматические осложнения составляют большую часть избыточной смертности, что приводит к сокращению ожидаемой продолжительности жизни в популяции с ТПЗ на 13–30 лет по сравнению с населением в целом [1]. Использование психотропных препаратов, таких как нейролептики или стабилизаторы настроения, а также специфических антидепрессантов дополнительно увеличивает риск соматических осложнений в результате, среди прочего, вызванных лекарствами нарушений метаболических параметров, функции печени и ЭКГ [6,8,23,24] .Хотя эффективность соматического мониторинга результатов лечения не была хорошо установлена ​​[25], кажется логичным отслеживать эти известные соматические осложнения, такие как расстройства настроения и тревожные расстройства, а также побочные эффекты психотропных препаратов, особенно у пациентов с высокой распространенностью или высоким риском. заболеваемости или смертности [26,27]. Важно отметить, что этот низкий уровень мониторинга контрастирует с предполагаемой потребностью пациентов с SMI в проверке и мониторинге своего соматического здоровья, поскольку их способность исследовать собственный интерес к физическому здоровью снижается [28].

    Мониторинг лития, метаболизма и ЭКГ

    Мониторинг лития был значительно лучше, чем мониторинг метаболизма, хотя по обоим наборам параметров все же можно было добиться улучшения. Для пациентов, принимающих нейролептики или литий, доступны национальные и международные согласованные документы и руководства по мониторингу [7,11]. Возможное объяснение состоит в том, что психиатры, работающие с расстройствами настроения и тревожными расстройствами, могут не знать о рекомендациях по мониторингу использования антипсихотиков, особенно когда дозы антипсихотиков низкие и продолжительность использования относительно короткая, или что необходимость в мониторинге лития была более высокой. давно признан в согласованных документах или руководящих принципах по сравнению с метаболическим мониторингом при применении антипсихотиков. Интересно, что измерения ЭКГ были выполнены только у 10 из 324 пациентов. Однако мы не можем оценить этот результат с точки зрения соответствия рекомендациям или клинической необходимости, поскольку не существует четкого или единого набора критериев для измерения ЭКГ, и мы не могли бы с технической точки зрения проверить многие из различных факторов риска в нашей популяции пациентов.

    Базовый соматический скрининг

    Интересным открытием этого исследования является то, что первое контрольное измерение было выполнено примерно через четыре месяца после начала лечения.Это среднее четырехмесячное опоздание предполагает, что базовый соматический скрининг не является частью повседневной жизни. Такое исходное измерение перед началом любого лечения важно для (1) выяснения (типа) психического расстройства и помощи в выборе (лекарственного) лечения (2) оценки влияния сопутствующих заболеваний на психиатрический диагноз (3) определения факторов риска которые могут повысить восприимчивость к побочным эффектам, и (4) установить индивидуальные эталоны для любых (отклоняющихся от нормы) результатов тестирования с последующим мониторингом [8].Без исходных измерений лечащий психиатр не может определить, являются ли отклоняющиеся измерения во время лечения результатом (лекарственного) лечения. Причины невыполнения базового скрининга могут включать ограниченный доступ к лабораторным помещениям для врачей и / или пациентов, недостаточно опытные или образованные специалисты в области психического здоровья или внешне хорошее соматическое здоровье (у молодых пациентов). Эти факторы также могут играть роль в отсутствии соматического мониторинга в целом.

    Важным вопросом, требующим дальнейшего изучения, является то, у каких пациентов необходимо измерять, по какому параметру и как часто, что может зависеть от априорного профиля риска, а не от универсального подхода.Для групп пациентов следует установить минимальный набор рекомендаций по мониторингу в зависимости от соответствующих факторов риска, который является экономически эффективным и легко применим в повседневной клинической практике. Очень важно найти правильный баланс между затратами и выходом соответствующих отклонений, тем самым создавая набор параметров, который дает информацию для мониторинга, чтобы помочь клиницисту принимать решения о лечении без получения многих результатов тестов, которые не основаны на гипотезах или конкретных Повышенный риск.

    Осуществление соматического мониторинга

    В предыдущем исследовании введение новых руководств, утверждений консенсуса или (национальных) программ повышения качества само по себе оказалось минимально эффективным для улучшения показателей мониторинга [16,29–31]. Поэтому, на наш взгляд, оправдано выполнение более структурированной программы мониторинга, в которой соматический мониторинг обеспечивается как часть рутинной клинической помощи [32] — в идеале в тесном сотрудничестве между специалистами в области физического и психического здоровья.Различия, обнаруженные между академическими и общинными поставщиками психического здоровья, предполагают, что сотрудничество между центрами также может быть полезным для более широкого внедрения. Компьютерная система напоминаний показала свою эффективность в поддержке лабораторного мониторинга амбулаторных психиатрических больных, принимающих нейролептики [33]. В северной части Нидерландов мы разработали инновационный метод лечения «Мониторинг результатов психиатрической фармакотерапии (MOPHAR)», который в настоящее время активно внедряется в качестве реструктурированной рутинной практики для групп амбулаторной помощи.В этой программе соматический мониторинг амбулаторных психиатрических больных включен в повседневную клиническую практику амбулаторного отделения. Основная цель этой программы — профилактика, мониторинг и лечение сопутствующих соматических заболеваний и побочных эффектов психотропных препаратов. Медсестра проводит и координирует общие соматические обследования с каждым пациентом при первом посещении, а затем ежегодно. Кроме того, рекомендуемый мониторинг (среди прочего, терапевтического эффекта и соматических побочных эффектов психотропных препаратов) выполняется в соответствии с заранее определенными протоколами для каждого используемого лекарства, что определяется регулярной согласованием лекарств [34]. Поставщики психиатрических услуг имеют немедленный доступ к этой актуальной информации и минимальное бремя для соблюдения этих протоколов. Эта программа будет изучена на предмет эффективности.

    Сильные стороны и ограничения

    Сильные стороны этого исследования — большая популяция и проведение оценок в четырех местах. Однако при интерпретации наших результатов необходимо учитывать несколько ограничений. Во-первых, поскольку мы провели ретроспективный обзор медицинских записей, наши результаты зависят от их точности и полноты.Мы не получали дополнительной информации от поставщиков медицинских услуг или пациентов. Следовательно, мы не можем исключить, что мониторинг соматических параметров проводился другими лицами, например терапевтом, когда такие внешние результаты не были доступны через медицинские карты пациента в амбулаторном отделении. Тем не менее, мы намеренно разработали исследование, чтобы включить в него только мониторинговые измерения, записанные в медицинских записях амбулаторных отделений, поскольку эта информация используется поставщиками психиатрических услуг для принятия решений о лечении.Во-вторых, мы не проверяли систематически, регистрировались ли мониторинговые измерения до начала лечения в амбулаторном отделении. Чтобы устранить это ограничение, мы выполнили поисковый поиск лабораторных данных, включая данные врачей общей практики, у 50 пациентов за три месяца до начала лечения. Мы специально изучили параметры крови (гемоглобин, гематокрит и полный анализ крови), электролиты (натрий, калий и кальций), функцию почек, липиды крови (холестерин, триглицериды, ЛПВП и липопротеины низкой плотности (ЛПНП)), глюкозу гемоглобина А 1C (HbA 1C ) и функция щитовидной железы.У одного пациента (2,0%) все эти параметры были записаны, а у 31 пациента (62,0%) ни один из этих параметров не измерялся. Это указывает на то, что базовый скрининг перед началом амбулаторного лечения, например, выполняемый терапевтом, также обычно не проводится в клинической практике. В-третьих, как упоминалось ранее, нейролептики у пациентов с расстройствами настроения и тревожными расстройствами можно использовать в течение короткого периода в низких дозах (например, кветиапин 50 мг один раз в день). У этих пациентов наблюдение могло быть сочтено несущественным.Однако только 7 из 42 пациентов (16,7%), принимавших атипичные нейролептики, использовали низкие дозы (≤100 мг / сут) кветиапина менее одного месяца (наряду с применением другого психотропного препарата более 80% периода наблюдения в 5 странах). пациентов), что указывает на то, что одно это не может объяснить относительно низкие частоты наблюдения за этими пациентами. Более того, есть доказательства того, что метаболические побочные эффекты нейролептиков также возникают при кратковременном применении и в низких дозах, поэтому в любом случае требуется мониторинг [35,36].Наконец, поскольку мы не можем логически достоверно подтвердить соматические заболевания у этих пациентов, мы не можем исследовать какие-либо связи частоты мониторинга с соматическими сопутствующими заболеваниями. Мы также не исследовали никаких связей с психическими заболеваниями (таблица 1). Однако наше население было направлено в амбулаторную клинику с более серьезными психологическими жалобами, чем незначительные, требующие соматического мониторинга не реже одного раза в год, независимо от конкретного психиатрического диагноза или дополнительных соматических сопутствующих заболеваний.

    Выводы и предложения для будущих исследований

    В заключение, это исследование показывает, что мониторинг соматических параметров до и во время лечения у психиатрических амбулаторных пациентов с расстройствами настроения и тревожными расстройствами обычно не проводится в клинической практике. Хотя риски различаются для разных лекарств и пациентов, низкая частота систематического мониторинга может увеличить риск невыявленных соматических осложнений психического заболевания или из-за побочных эффектов психотропных препаратов у этих пациентов. Надеемся, что результаты этого исследования повысят осведомленность специалистов, оказывающих психиатрическую помощь, о том, что лучший мониторинг психиатрического лечения дает возможность улучшить уход за их уязвимыми пациентами. В будущих исследованиях следует выяснить, могут ли специальные программы мониторинга с регулярным согласованием лекарств и мониторингом лечебных эффектов, соматических осложнений и побочных эффектов лекарств улучшить частоту мониторинга психиатрических пациентов в амбулаторных отделениях. Эти исследования должны также ответить на вопросы, действительно ли такие программы мониторинга снижают риск предполагаемых соматических осложнений у психиатрических пациентов и как эти программы оптимизируют преимущества улучшения качества жизни при минимальной стоимости (слишком большого количества) обследований и проверок.

    Благодарности

    Авторы хотели бы поблагодарить Milou Vreeman, PharmD, и Herman Veenhof, PharmD, за их помощь в сборе данных.

    Список литературы

    1. 1. Де Херт М., Коррелл К.Ю., Бобс Дж., Цеткович-Бакмас М., Коэн Д., Асаи И. и др. Физические заболевания у пациентов с тяжелыми психическими расстройствами. I. Распространенность, влияние лекарств и диспропорции в сфере здравоохранения. Мировая психиатрия. 2011; 10: 52–77. pmid: 21379357
    2. 2.Ромера I, Фернандес-Перес С., Монтехо А.Л., Кабальеро Ф., Кабальеро Л., Арбесу Дж.А. и др. Генерализованное тревожное расстройство с сопутствующим большим депрессивным расстройством или без него, в системе первичной медико-санитарной помощи: преобладание болезненных соматических симптомов, функционирование и состояние здоровья. J влияет на Disord. 2010; 127: 160–168. pmid: 20541811
    3. 3. Ваккарино А.Л., Пороги Т.Л., Эванс К.Р., Калали А.Х. Распространенность и ассоциация соматических симптомов у пациентов с большим депрессивным расстройством. J влияет на Disord.2008. 110: 270–276. pmid: 18280580
    4. 4. Эрлангсен А. , Андерсен П.К., Тендер А., Лаурсен Т.М., Нордентофт М., Канудас-Ромо В. Потерянные годы жизни по конкретным причинам у людей с психическими расстройствами: общенациональное когортное исследование на основе регистров. Ланцетная психиатрия. 2017; 4: 937–945. pmid: 29122573
    5. 5. Де Херт М., Коэн Д., Бобс Дж., Цеткович-Бакмас М., Лойхт С., Ндетей Д.М. и др. Физические заболевания у пациентов с тяжелыми психическими расстройствами. II. Препятствия для ухода, руководства по мониторингу и лечению, а также рекомендации на системном и индивидуальном уровне.Мировая психиатрия. 2011; 10: 138–151. pmid: 21633691
    6. 6. Correll CU, Detraux J, De Lepeleire J, De Hert M. Влияние нейролептиков, антидепрессантов и стабилизаторов настроения на риск физических заболеваний у людей с шизофренией, депрессией и биполярным расстройством. Мировая психиатрия. 2015; 14: 119–136. pmid: 26043321
    7. 7. Национальный институт клинического совершенства. Биполярное расстройство: лечение биполярного расстройства у взрослых, детей и подростков в первичной и вторичной помощи (Клиническое руководство 185).2014.
    8. 8. Додд С., Малхи Г.С., Тиллер Дж., Швейцер И., Хики И., Кху Дж. П. и др. Заявление о консенсусе в отношении рекомендаций по мониторингу безопасности лечения большого депрессивного расстройства. Aust N Z J Psychiatry. 2011; 45: 712–725. pmid: 21888608
    9. 9. Ng F, Mammen OK, Wilting I., Sachs GS, Ferrier IN, Cassidy F, et al. Консенсусное руководство Международного общества биполярных расстройств (ISBD) по мониторингу безопасности лечения биполярного расстройства. Биполярное расстройство.2009; 11: 559–595. pmid: 19689501
    10. 10. Де Херт М., Ванкампфорт Д., Коррелл К.Ю., Меркен В., Пеускенс Дж., Свиерс К. и др. Рекомендации по скринингу и мониторингу кардиометаболического риска при шизофрении: систематическая оценка. Br J Psychiatry. 2011; 199: 99–105. pmid: 21804146
    11. 11. Американская ассоциация диабета, Американская психиатрическая ассоциация, Американская ассоциация клинических эндокринологов, Североамериканская ассоциация изучения ожирения. Конференция по выработке консенсуса по антипсихотическим препаратам, ожирению и диабету.J Clin Psychiatry. 2004. 65: 267–272. pmid: 15003083
    12. 12. Додд С. Есть ли необходимость в руководстве по мониторингу безопасности лечения антидепрессантами? Curr Drug Saf. 2012; 7: 1-2. pmid: 22663948
    13. 13. Sheeler RD, Ackerman MJ, Richelson E, Nelson TK, Staab JP, Tangalos EG и др. Соображения относительно безопасности при назначении циталопрама. Mayo Clin Proc. 2012; 87: 1042–1045. pmid: 23018033
    14. 14. Зивин К., Пфайфер П.Н., Бонерт А.С., Ганоци Д., Блоу Ф.К., Налламоту Б.К. и др.Оценка предупреждения FDA против назначения циталопрама в дозах, превышающих 40 мг. Am J Psychiatry. 2013; 170: 642–650. pmid: 23640689
    15. 15. Коллинз Н., Барнс Т.Р., Шинглтон-Смит А., Герретт Д., Патон С. Стандарты мониторинга лития в трестах психиатрической помощи в Великобритании. BMC Psychiatry. 2010; 10: 80-244X-10-80.
    16. 16. Mitchell AJ, Delaffon V, Vancampfort D, Correll CU, De Hert M. Согласованный мониторинг метаболического риска у людей, принимающих антипсихотические препараты: систематический обзор и метаанализ методов скрининга.Psychol Med. 2012; 42: 125–147. pmid: 21846426
    17. 17. Ванкампфорт Д., Стаббс Б., Митчелл А.Дж., Де Херт М., Вамперс М., Уорд ПБ и др. Риск метаболического синдрома и его компонентов у людей с шизофренией и родственными психотическими расстройствами, биполярным расстройством и большим депрессивным расстройством: систематический обзор и метаанализ. Мировая психиатрия. 2015; 14: 339–347. pmid: 26407790
    18. 18. Национальный центр сотрудничества в области психического здоровья (Великобритания). № 38: Биполярное расстройство: лечение биполярного расстройства у взрослых, детей и подростков в первичной и вторичной помощи. В: Анонимные клинические рекомендации NICE. Лестер (Великобритания): Британское психологическое общество и Королевский колледж психиатров; 2006.
    19. 19. Гранди С. М., Климан Дж. И., Дэниэлс С. Р., Донато К. А., Экель Р. Х., Франклин Б. А. и др. Диагностика и лечение метаболического синдрома: научное заявление Американской кардиологической ассоциации / Национального института сердца, легких и крови. Тираж. 2005; 112: 2735–2752. pmid: 16157765
    20. 20. Mangurian C, Newcomer JW, Vittinghoff E, Creasman JM, Knapp P, Fuentes-Afflick E, et al.Скрининг диабета среди малообеспеченных взрослых с тяжелыми психическими заболеваниями, принимающих антипсихотические препараты. JAMA Intern Med. 2015: 1–3.
    21. 21. Jennex A, Gardner DM. Мониторинг и управление метаболическими факторами риска у амбулаторных пациентов, принимающих антипсихотические препараты: контролируемое исследование. Может J Психиатрия. 2008; 53: 34–42. pmid: 18286870
    22. 22. Ванкампфорт Д., Коррелл С.Ю., Вамперс М., Сиенаерт П., Митчелл А.Дж., Де Хердт А. и др. Метаболический синдром и метаболические аномалии у пациентов с большим депрессивным расстройством: метаанализ распространенности и модерирующих переменных.Psychol Med. 2013: 1–12.
    23. 23. Derijks HJ, Meyboom RH, Heerdink ER, De Koning FH, Janknegt R, Lindquist M и др. Связь между приемом антидепрессантов и нарушениями гомеостаза глюкозы: данные из спонтанных отчетов. Eur J Clin Pharmacol. 2008. 64: 531–538. pmid: 18196226
    24. 24. Drye LT, Spragg D, Devanand DP, Frangakis C, Marano C, Meinert CL, et al. Изменения интервала QTc в циталопраме при возбуждении в рандомизированном исследовании болезни Альцгеймера (CitAD).PLoS One. 2014; 9: e98426. pmid: 24914549
    25. 25. Тош Г., Клифтон А., Мала С., Бахнер М. Мониторинг физического здоровья людей с серьезными психическими заболеваниями. Кокрановская база данных Syst Rev.2010; (3): CD008298. DOI: CD008298. pmid: 20238365
    26. 26. Katz MH. Улучшение здоровья людей с тяжелыми психическими заболеваниями. JAMA Intern Med. 2015.
    27. 27. Сугавара Н., Ясуи-Фурукори Н., Ямазаки М., Симода К., Мори Т., Сугаи Т. и др. Отношение психиатров к метаболическим нежелательным явлениям у пациентов с шизофренией.PLoS One. 2014; 9: e86826. pmid: 24466260
    28. 28. ван Хасселт FM, Уд MJ, Loonen AJ. Улучшение ухода за физическим здоровьем пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями: качественное исследование, оценивающее мнение пациентов и их семей. BMC Health Serv Res. 2013; 13: 426-6963-13-426.
    29. 29. Dhamane AD, Martin BC, Brixner DI, Hudson TJ, Said Q. Метаболический мониторинг пациентов, которым назначают нейролептики второго поколения. J Psychiatr Pract. 2013; 19: 360–374.pmid: 24042242
    30. 30. Morrato EH, Druss B, Hartung DM, Valuck RJ, Allen R, Campagna E, et al. Показатели метаболического тестирования в трех государственных программах Medicaid после предупреждений FDA и рекомендаций ADA / APA для антипсихотических препаратов второго поколения. Arch Gen Psychiatry. 2010; 67: 17–24. pmid: 20048219
    31. 31. Патон С., Адроер Р., Барнс Т.Р. Мониторинг литиевой терапии: влияние программы повышения качества в Великобритании. Биполярное расстройство. 2013; 15: 865–75. pmid: 24119180
    32. 32.Наджим Х. Мониторинг кардиометаболического риска при шизофрении. Br J Psychiatry. 2012; 201: 75–6; ответ автора 76–7.
    33. 33. Лай Ц.Л., Чан Х.Й., Пан Й.Дж., Чен Ч. Эффективность компьютерной системы напоминаний для лабораторного мониторинга метаболического синдрома у амбулаторных больных шизофренией, использующих нейролептики второго поколения. Фармакопсихиатрия. 2015; 48: 25–29. pmid: 25350604
    34. 34. Simoons M, Mulder H, Risselada AJ, Wilmink FW, Schoevers RA, Ruhé HG и др.Несоответствия в приеме лекарств в амбулаторных отделениях при расстройствах настроения и тревожности в Нидерландах: риски и клиническая значимость. J Clin Psychiatry. 2016; 77: 1511–1518. pmid: 28076669
    35. 35. Саймон В., ван Винкель Р., Де Херт М. Зависит ли прибавка в весе и метаболические побочные эффекты атипичных нейролептиков от дозы? Обзор литературы. J Clin Psychiatry. 2009; 70: 1041–1050. pmid: 19653979
    36. 36. Бак М., Франсен А., Янссен Дж., Ван Ос Дж., Друккер М. Почти все нейролептики приводят к увеличению веса: метаанализ.PLoS One. 2014; 9: e94112. pmid: 24763306

    Соматические симптомы, часть 1: Новая терминология для новых понятий

    Джеффри П. Стааб, доктор медицины, психиатр Mayo Clinic, обсуждает концепции, которые привели к разработке новой терминологии для пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5). В DSM-4 расстройства соматической симптоматики определялись отрицательно, чем они не были. Напротив, DSM-5 подчеркивает пару основных соматических симптомов расстройств и определяет ключевые особенности, которые могут помочь определить наличие этих расстройств.DSM-5 направлен на выявление паттернов симптомов, которые можно идентифицировать положительно, а не на отсутствие медицинского объяснения или предположения о психологическом конфликте. Изменение номенклатуры — следующий шаг в постоянно развивающемся определении этих расстройств.

    ДЖЕФФРИ СТААБ: Привет. Я доктор Джеффри Стааб из отделения психиатрии и психологии клиники Мэйо в Рочестере, штат Миннесота. И я здесь сегодня, чтобы поговорить с вами о расстройствах соматических симптомов. Таким образом, это будет первый из трех связанных бесед о расстройствах соматических симптомов, в которых рассматривается новая терминология, появившаяся в DSM-5, и новые концепции, лежащие в основе этих расстройств.У меня нет финансовых конфликтов интересов. Но я действительно хочу поблагодарить людей, с которыми я здесь работаю, моих коллег-психологов и психиатров, наших медсестер, терапевтов и наших стажеров. И особая благодарность пациентам, которые учат нас так же, как мы их учим. Итак, у нас есть несколько целей для этой презентации и двух следующих. Мы хотим представить DSM-5 соматические симптомы расстройства. Это часть руководства, которая немного изменилась по сравнению с DSM-IV. Мы также хотим поговорить не только о терминологии, но и о концепциях, стоящих за ней.Поговорите немного подробнее о диагностических подходах, особенно для выявления функциональных расстройств, тревожности по поводу болезни и расстройства соматических симптомов. А также поговорите о вариантах лечения, особенно о том, как эти изменения действительно меняют роль, которую психиатры и психологи могут играть в ведении пациентов с загадочными соматическими симптомами. А затем мы рассмотрим некоторые конкретные варианты лечения, которые были разработаны за последние несколько лет. Итак, мы хотим начать с 20 века. И была важная концепция, разработанная во второй половине 20-го века, которая действительно двигала нас вперед, но также, если мы не пойдем дальше этого, могла сдерживать нас на пороге 21-го века.Таким образом, одной из основных концепций была идея, что MUPS равно SAD. Это означает, что необъяснимые с медицинской точки зрения физические симптомы вызваны соматизацией, тревогой и депрессией. И это была работа Курта Кронке и других, которые действительно показали, что эта перекрывающаяся триада соматизации, тревожности и депрессии была ответственна за большую часть представлений пациентов, у которых были симптомы, которые действительно не поддавались медицинскому обследованию при первичном обследовании. настройки ухода. Таким образом, это был хороший способ ввести депрессию и тревогу в дифференциальный диагноз при оказании помощи пациентам в первичной медико-санитарной помощи, а также улучшил нашу способность лечить пациентов в консультационной психиатрии в больнице.Но это привело к тому, что нам действительно нужно выйти за рамки, и это то, что этот вид превратился в триаду стресса, тревоги, депрессии и смесь, и особой дифференциации не было. Поэтому часто пациентам говорили, что их симптомы связаны со стрессом, без каких-либо подробностей, которые могли бы стать для них стратегией лечения. И хотя эта концепция была очень важна для включения проблем с настроением, тревогой и соматическими симптомами в первичную медицинскую помощь и консультационную психиатрию, она также потенциально может стать препятствием для нас, если мы не выйдем немного дальше этого, предпримите следующие шаги. теперь в 21 веке.Итак, вот наш состав в DSM-IV. Так что до мая 2013 года, когда вышел DSM-5, это был раздел соматических симптоматических расстройств, или соматоформных расстройств, как его тогда называли. Так название изменилось. И имя изменилось не только для того, чтобы иметь новый красивый термин, но потому, что мы действительно хотели отодвинуть концепцию от описания болезни, которая выглядела как бы соматической, но не была, к чему-то, что мы могли бы определить по тому, что это . Таким образом, первая группа расстройств в списке исчезла; их больше нет в системе DSM.И это потому, что все они основаны на концепции необъяснимых с медицинской точки зрения физических симптомов. И эта концепция частично — не полностью, но в значительной степени — исключена из этого раздела руководства, посвященного соматическим симптомам. И мы поговорим еще немного о том, почему это так, в следующих беседах. Произошли и другие изменения. Ипохондрию назвали болезнью тревожного расстройства. Опять же, изменение не просто терминологии, а концептуального. Что касается конверсионного расстройства, то были некоторые колебания между тем, следует ли отказаться от этого термина в пользу функциональных неврологических симптомов, но в конце концов оба были сохранены.Итак, конверсионное расстройство или расстройство с функциональными неврологическими симптомами. Были внесены некоторые незначительные изменения в психологические факторы искусственного расстройства. Итак, это модельный ряд DSM-5, соматическое симптоматическое расстройство с подтипом боли, болезненно-тревожное расстройство и конверсионное или функциональное неврологическое симптоматическое расстройство вместе с обтекаемым определением психологических факторов; категории «фиктивный» и «NOS» практически не изменились. Важно то, что в DSM-IV все эти расстройства определялись тем, чем они не были; а именно, у человека есть физические симптомы, но нет медицинского заболевания, которое их объясняет, и, следовательно, у него есть психическое расстройство.Таким образом, они были определены отрицательно тем, чем они не были, а не положительно тем, чем они были. Итак, DSM-5 действительно выделил пару основных расстройств и определил основные особенности, которые мы можем определить по их наличию, а не просто по отсутствию медицинского объяснения. Итак, первое из расстройств — это расстройство соматических симптомов. И это фокус одного или нескольких физических симптомов, которые пациент считает тревожными и функционально нарушенными. И что те … этот дистресс, количество времени и усилий, которые пациент тратит на размышления и реагирование на их симптомы, несоразмерно с видами медицинских проблем, которые могут вызвать эти симптомы.Или, если уж на то пошло, психиатрические проблемы, которые могут вызвать эти симптомы. Таким образом, существенной особенностью здесь является то, что человек обременен одним или несколькими физическими симптомами. Эти симптомы создают уровень нарушения, который причиняет как страдание, так и нарушает функциональность человека. Второе основное расстройство — это болезненное тревожное расстройство. Более широкое понятие, чем ипохондрия, было в DSM-IV. И здесь существенная особенность — стойкие чрезмерные мысли и переживания по поводу какого-либо физического заболевания.Также то, что человека не так легко успокоить отрицательными оценками. И не обязательно наличие множества физических симптомов. Итак, в отличие от соматического симптоматического расстройства, при котором может быть множество физических симптомов, отягощающих пациентов, здесь беспокойство даже по поводу одного симптома — это основная особенность. Итак, существенная черта здесь — это озабоченность или страх по поводу болезни. Еще одна действительно важная концепция заключается в том, что эти двое или один из них могут присутствовать с медицинским диагнозом или без него. Таким образом, мы не создаем эти расстройства только потому, что не поставлен медицинский диагноз, потому что кто-то может иметь тревогу по поводу болезни и рак, или у кого-то может быть тревога по поводу болезни из-за опасений по поводу рака, но нет никаких доказательств злокачественности. Так что здесь нет ни одной идеи. На самом деле это не было частью DSM-IV, но на практике обычно так и было. В ПОРЯДКЕ. Конверсионное расстройство тоже немного изменилось. Это была эволюция от DSM-III к IV и 5. Но здесь у нас будет один или несколько симптомов измененной моторной или сенсорной функции.И именно здесь необъяснимые с медицинской точки зрения случаи не исчезли полностью; здесь мы бы сказали, что эти симптомы несовместимы с тем, что мы знаем о неврологической физиологии или анатомии. Таким образом, существенной особенностью здесь является функциональный паттерн сенсорных или моторных симптомов. Все еще … эта проблема несовместимости сохраняется. Но важной особенностью, которой здесь не было, является идея о том, что мы должны найти психологический конфликт или предполагаемую травму, лежащую в основе расстройства. На самом деле это наличие моторных изменений или присутствие самих сенсорных систем, а не их предположения или связь с прошлыми или настоящими психологическими трудностями, которые ставят диагноз.И опять же, это может присутствовать с другими медицинскими диагнозами или без них. Так что у кого-то может быть, например, эпилепсия и неэпилептический поведенческий приступ. Теперь авторы МКБ-11, которую сейчас разрабатывает Всемирная организация здравоохранения, также вносят изменения в эту область. И есть некоторые сравнения, но есть и различия, которые еще не устранены. Таким образом, диагноз расстройства соматических симптомов переводится как предложение о том, что в МКБ-11 называется телесным дистресс-расстройством.Изначально тревога из-за болезни должна была быть частью МКБ-11, но похоже, что авторы как бы вернулись к ипохондрии как диагнозу. А затем, что интересно, конверсионное расстройство обнаруживается в двух местах в предложении МКБ-11. Один в разделе неврологических расстройств — это функциональные расстройства нервной системы — и один в разделе психиатрических расстройств, которые теперь называются диссоциативными, как они были в МКБ-10 или как они есть в МКБ-10. Итак, в заключение об этих изменениях в номенклатуре и концепциях, переход к расстройствам соматических симптомов на самом деле является следующим шагом в определении этих расстройств, которые проявляются в первую очередь физическими симптомами, а также бременем и озабоченностью, связанными с ними.Цель состоит в том, чтобы определить их положительно — и это в основном достигнуто, — а не отрицательно просто тем, чем они не являются. Таким образом, мы ищем, как и другие расстройства, идентифицируемую картину симптомов, а не просто отсутствие сопутствующих заболеваний или заболеваемости. И нам не обязательно идентифицировать психологический конфликт, который, как мы предполагаем, связан с этими расстройствами. Если он есть, хорошо, но это не обязательная часть диагностических критериев. И это следующий шаг по сравнению с успехами, которые мы имели с триадой SAD в 20 веке.Есть сопоставимые, но не полностью идентичные, изменение происходит в МКБ-11 Всемирной организацией здравоохранения. Всем большое спасибо.

    Новый минор соматической устойчивости добавлен на факультет театра и танца — Аппалачи

    Осенью 2018 г. добавлен минор соматической устойчивости, профессора танцев Лори Аткинс и Марианна Адамс вдохновляют студентов всех дисциплин на понимание своего тела, чтобы положительно повлиять на них. Мир.

    Минор соматической устойчивости создавался почти десятилетие.Адамс сказал, что вдохновение для нового минора пришло от нее и Аткинса соматического опыта и желания поддерживать свое тело как танцоров. Аткинс и Адамс выступили на конференции Ассоциации по продвижению устойчивости в высшем образовании в октябре 2015 года. Они ожидали, что на их презентацию никто не придет, но зал был переполнен.

    «Мы говорили о необходимости сбалансированного воплощенного опыта, а не просто экранов и неистовых путешествий по миру», — сказал Адамс.

    Соматическая устойчивость сочетает в себе соматику, использование тела для изучения внутреннего физического восприятия и опыта, а также устойчивость. Соматическая устойчивость начинается с того, чтобы смотреть внутрь себя, прислушиваться к своему телу и использовать эту информацию для связи с социальной справедливостью, окружающей средой и экономикой, согласно веб-сайту соматической устойчивости Департамента театра и танцев.

    «Работа над соматической устойчивостью — это работа, которая развивает осознание тела, привычное осознание, и это осознание затем имеет способность двигать человека и коллектив к возможным изменениям», — сказал Аткинс.

    Аткинс сказал, что жизнь в обществе, которое постоянно оцепеняет нас через экраны и вещества, затрудняет развитие умственного, эмоционального и физического осознания и полноценную жизнь в наших телах. Аткинс сказал, что это несовершеннолетнее дело не только в уходе за собой или отдельном человеке.

    «Все начинается с индивидуальной работы, но все дело в том, как мы потенциально связываем изменение наших привычек с позитивными изменениями в нашем сообществе», — сказал Аткинс.

    Адамс сказал, что соматическая устойчивость может помочь людям больше любить себя.

    «Если вы чему-то научитесь из этих (соматических) практик ненасилия в своем теле или отсутствия осуждения в своем теле, как это на самом деле может привести вас к желанию поговорить с кем-то, с кем, как вы знаете, вы не согласны? с?» — сказал Адамс.

    Аткинс сказала, что другие университеты предлагают специальности и несовершеннолетние по соматике, встроенные в танцевальные программы, но она не знает ни одной другой программы, сочетающей соматическую работу и устойчивое развитие, как App State.

    Чтобы получить несовершеннолетний в области соматической устойчивости, студент должен пройти курс «Принципы устойчивого развития» и «Соматика и устойчивые практики», предназначенный для несовершеннолетних. Затем студенты могут выбрать два из трех вариантов занятий с телом: йога как соматическая практика, коврик для пилатеса, состоящий из упражнений по укреплению корпуса на коврике, или гирокинез, состоящий из повторяющихся движений туловища со стула или коврика.

    «Важно встать более чем в одну дверь, потому что вы можете больше резонировать с одним физическим переживанием, чем с другим», — сказал Аткинс.

    Аткинс сказал, что занятия с телом важны, потому что изменения начинаются только тогда, когда человек делает упражнения частью своего распорядка.

    «Это похоже на систему, внутри которой вы можете работать, поэтому вы думаете об этих более широких идеях о том, что значит иметь воплощенный опыт мира, а затем вы можете сидеть внутри этой системы или этой структуры гирокинеза, чтобы получить физическое опыт через эту конкретную среду как одно исследование », — сказал Аткинс.

    Что касается третьей части второстепенного, ученик может более глубоко изучить йогу, пилатес или гирокинез, либо пройти курс пол-барре, технику Александра или соматику.С одобрения студенты могут выбрать курс уровня 3000 или выше по любому другому основному или второстепенному предмету для выполнения факультативных требований. Аткинс и Адамс заявили, что они дают студентам свободу выбора, поскольку соматическая устойчивость может быть связана с любой дисциплиной.

    Джой Силер, специализирующаяся на театральных представлениях для детей, сказала, что она стала второстепенной соматической устойчивостью, чтобы больше изучать пилатес и улучшать свою игру.

    «Существует такая связь между действием и телом, и вы должны знать свое тело и знать, как использовать свое тело», — сказал Силер.

    Силер сказал, что игра Пака, сказочного хобгоблина, в предстоящем спектакле театрального отдела «Сон в летнюю ночь» требует прыжков и бега в приседе на протяжении большей части спектакля.

    «К счастью, я регулярно занимаюсь йогой и пилатесом, поэтому у меня есть такая сила и гибкость», — сказал Силер. «Я вижу, что когда я забочусь о своем теле, это позволяет мне делать на сцене такие крутые вещи, которые в противном случае я бы не смог сделать».

    Сайлер изучает соматику и устойчивые практики в этом семестре и сказала, что ей потребовалось несколько недель чтения и обсуждения статей, чтобы понять всю сложность соматической устойчивости.

  • Добавить комментарий