Феминисты это: Кто такие феминистки простыми словами, чего хотят феминистки в России | НГС24

Содержание

Мужчины-феминисты о том, как постепенно сделать мир лучше — Wonderzine

В какой-то момент я с ужасом осознал, какое количество женщин, в том числе знакомых мне лично, подвергается насилию, в том числе и сексуальному. Жить в мире, где это в порядке вещей, мне не хочется.

Я ничего особенного ради феминизма не делаю и интересуюсь этой темой поверхностно. Всё, что у меня есть, — это система взглядов и позиция, которой я придерживаюсь и иногда озвучиваю. Если представить это как какую-то деятельность, получается нормальный такой слакеризм. Мы в последнее время слишком много времени потратили на нахваливание самих себя за «правильные взгляды», подменяя этим, собственно, поступки.

Я придерживаюсь идей любви, уважения и сотрудничества людей друг с другом, и равенства в самом широком смысле, в том числе и гендерного. При этом считаю, что некоторые группы страдают от неравенства. Если мы хотим жить в мире, в котором люди признают право друг друга быть разными, но обладать равными правами, то, наверное, полезно поддерживать эти группы в первую очередь (одна из этих групп составляет половину населения земли, другая — ЛГБТ — до десяти процентов по некоторым оценкам, то есть это «касается каждого» буквально).

Когда у меня появилась возможность в качестве юриста поучаствовать в проекте помощи ЛГБТ-сообществу, я с радостью за нее ухватился и надеюсь, что шанс представится опять. Кроме этого, боюсь, похвастаться нечем — вяло спорю с людьми, чье мнение для меня важно, если они на полном серьезе рубятся за сексизм или гомофобию, сам стараюсь практиковать то, что проповедую (а проповедовать как раз стараюсь поменьше, см. «слакеризм»). Ходил на пикеты у Госдумы, когда принимались гомофобные законы.

Сейчас очень хочется помочь одной организации, занимающейся психологической помощью жертвам сексуального насилия, которая находится на грани закрытия. Можно я как раз использую возможность, чтобы сделать больше? Есть центр «Сёстры», помогите ему, пожалуйста, а то он закроется без ваших пожертвований, и это будет очень плохо.

Я чувствую непопулярность идей равноправия в России, но смотрю на это как на часть более общей реакции — у нас вообще уязвимым группам живется не очень (а кому хорошо?), а тех, кто пытается что-то с этим делать, традиционно недолюбливают, плюс очевидный курс властей на упрощение и опошление любой проблемы, архаизацию и новое средневековье, продвигаемый с использованием немыслимого по мощи медийного ресурса.

Что делать? Точно не пытаться победить силой, прогнуть общественное мнение
и т. д. — на этом поле затопчут из-за явного неравенства сил. Быть умными, не идти напролом, набраться терпения и уважения к общественному мнению, каким бы оно ни было. Вообще поменьше клеймить и использовать свои взгляды для морального возвышения над кем-то, хотя мы все очень любим это делать.

Феминизм – это тоже политика

Бездействие – это пытки

Фариза Оспан работает в общественной сфере с 2015 года, однако только в 2018 году углубилась в сферу прав человека и феминизма. Она смогла назвать себя феминисткой спустя год, потому что до этого боялась за свою безопасность: «Я понимала, что девушки, которые называют себя феминистками, живут с угрозой безопасности. Они постоянно подвергаются буллингу. Я понимала, что не могу перейти эту черту и хочу находиться в безопасности. Даже если ты в социальных сетях пишешь о том, что ты феминистка — твоя жизнь сразу меняется. Раз в день тебе точно прилетят оскорбления или пожелания смерти. Небезопасно называть себя феминисткой – это правда».

Но ситуация, по мнению Оспан, меняется, потому что в последние два года люди чуть реже стали использовать язык ненависти по отношению к феминисткам и стали чаще поддерживать их идеи. Девушка уверена, что еще несколько лет назад большинство женщин не понимали, что их права и феминизм – это тоже политические вопросы. Она считает, что акция Асии Тулесовой и Бейбарыса Толымбекова «От правды не убежишь» повлияла на повышение знаний в области политики страны, из-за чего к феминисткому движению примкнуло больше девушек и женщин.

«Фем-акции были и до этого, просто больше девушек примкнули к фем-движению, потому что начали понимать, что без системных изменений ничего не поменяется, что надо лезть в политику. Что все честные суды, реформы полиции – все это влияет на то, насколько мы чувствуем себя безопасно на улице и даже дома. Что вопросы насилия – это политика, что защита женщин от насилия – это задача государства. У государства есть ресурсы, чтобы спасти женщин, внести поправки в законы, продвигать новые законопроекты, но оно этого не делает. Бездействие – это пытки», – рассказывает активистка.

По мнению Оспан, в Казахстане стало больше феминисток, потому что происходит смена поколений. В 2020 году Фариза опубликовала посты в социальных сетях о том, что в учебниках по самопознанию говорится о том, какими должны быть мужчины и женщины. Учебник был наполнен сексисткими выражениями и стереотипами, а внимание на это обратили ученицы девятых классов: «Я, скорее всего, тоже училась по похожему учебнику, но я не помню, чтобы написанные в нем вещи меня как-то задевали или оскорбляли. Мое поколение не было осознанным. Девятиклассницы громко заявили, что им это не нравится. А правительство у нас всерьез не воспринимает молодежь, они считают, что молодежь совсем ничего не знает. Но они взрослые, они образованные, у них есть критическое мышление и они больше не потерпят такого отношения. Время поменялось».

Активистка также считает, что правительство упустило момент взросления нового поколения, которое поддерживает идеи равенства. Благодаря социальным сетям повысилась солидарность, а нынешняя молодежь отлично знает свои права и понимает, когда они нарушаются. То есть пока местные власти бросают силы на борьбу со старой оппозицией, молодые люди и девушки продолжают двигаться в сторону демократизации и сопротивляются нарушению их прав.

«Я могу сказать, что в 2019 году такого не было. В 2020 и 2021 я понимаю, что молодежь горой будет стоять друг за друга. Взять тот же кейс Аси Тулесовой. Это был феминистский кейс — одну девушку судят за то, что она совершила насилие по отношению к шестерым полицейским. Ну это же бред, – делится Оспан. – Многие женщины стали наблюдать за судами Аси, писали посты, придумывали хештеги в поддержку, писали напрямую омбудсмену и в суды. Большинство поддерживающих действительно были женщины».

Фариза уверена, что поддерживать фем-движение все чаще стали как женщины, так и мужчины. При этом, по словам активистки, она начала расти вместе со своей аудиторией.

«Еще два года назад я могла сама транслировать мизогинные речи. Например, я могла ругаться с женщинами о том, что они не поддерживают идеи феминизма и топят за патриархат. Особенно с блогерками с большой аудиторией. Теперь я понимаю, что это ненормально. На девушек и так идет двойной прессинг, возможно, они пишут мизогинные посты для того, чтобы чувствовать себя в безопасности от мужчин. Считается, что если ты будешь на стороне мужчин, то якобы они тебя не тронут – это безопасное место. Женщины были так воспитаны, с этим ничего не поделаешь. В большинстве случаев, когда мы пытаемся построить диалог с женщиной – нам удается это сделать. Они идут на контакт, они извиняются, они заглаживают свою вину. Но при этом нам очень редко удается построить адекватный разговор с мужчиной. Именно поэтому легче напасть на женщину, чем на мужчину», – объясняет Оспан.

За последние два года в Алматы и столице многие стали поддерживать идеи феминизма, однако, уверена Фариза, фем-активистки оперируют неточными данными. В регионах ситуация гораздо хуже – даже в ее родном городе, Шымкенте, в компании друзей и среди коллег о феминизме не говорят. А если и говорят, то с укором. Именно поэтому в стране до сих пор выходят сексисткие телепередачи и школьные учебники.

«Неспроста на государственных каналах все еще появляются программы, где девушек оценивают по внешности, по фигуре, по тому, как она готовит. Или программы о том, где девушек пытаются мирить с насильниками. Книжки самопознания, конкурсы на лучшую келин и так далее. Мы в любом случае получим разные данные в разных городах, даже если в Алматы все выглядит более-менее нормально».

Оспан уверена, что такие программы утверждают мужчины, которые, даже если и поддерживают идеи равенства, просто зарабатывают деньги на программах, высмеивающих женщин: «Так же и в политике – мужчины очень болезненно относятся к потере власти, а если на их место встает женщина, то это великая трагедия. Женщины являются угрозой потери власти, поэтому им выгодно, чтобы насилия было много, чтобы женщина была привязана к дому. А они в это время будут продвигать законы и воровать».

Феминизм — это о равных правах: социолог Тамара Марценюк | Громадское телевидение

Тамара Марценюк — социолог и гендерная исследовательница, доцент кафедры социологии Киево-Могилянской академии. Она исследует социальную структуру общества, гендерные отношения и гендерную политику, социальное неравенство и социальные проблемы, женское, мужское и ЛГБТ движение. Автор книги «Почему не нужно бояться феминизма».

Владимир Ермоленко поговорил с Марценюк о феминизме, гендере, равенстве прав, мужчинах на кухне, розовых юбках, проституции и женщинах в университетах.

Разговор состоялся в рамках программы «Україна розумна»; ее записали в Книжном-кафе Старого Льва в Киеве.

Начнем с простых вопросов. Феминизм — это что?

Исторически это слово появляется еще в 19-м веке. Его впервые ввел в употребление Шарль Фурье — мужчина, французский социалист-утопист, который считал, что условием прогресса является предоставление женщинам и мужчинам равных прав и возможностей. В упрощенном понимании феминизм это движение за равные права и возможности женщин и мужчин.

Некоторые люди воспринимают это понятие как раздражение. Им кажется, что феминизм — это о том, что женщины хотят быть как мужчины.

Это очень узкое и ошибочное представление о феминизме. Ведь речь идет о том, чтобы женщины получили права, которыми обладают люди в целом. Исторически людьми считались прежде всего мужчины. Женщин, детей охраняли — но за них принимали решения. Поэтому то, что женщины получат такие же права, как и мужчины, никоим образом не означает, что мужчины их потеряют.

Равенство прав означает единообразие? Или все же речь идет о том, что мужчины и женщины разные?

Феминизм не отрицает того, что есть биологические различия. Например, что только женщины рожают детей. Но феминизм критикует, когда биологическое отличие воспринимают как единственно возможное объяснение различий между женщинами и мужчинами. То есть, например, мы не можем фактом, что женщина рожает, объяснить то, что от природы женщина лучше готовит борщ. Потому борщ не готовится половыми органами.

Cоциолог и гендерная исследовательница Тамара Марценюк во время интервью, Киев, 6 ноября 2019 года

читайте также

Мы постепенно переходим к вопросу гендера. Как ты можешь объяснить слово гендер? Многие люди в украинском обществе боятся его, считая, что речь идет об отмене пола.

Слово гендер появилось в 60-70-х годах. Его ввели, потому что увидели, что различия между женщинами и мужчинами недостаточно объяснять только биологией. Есть определенные общественные роли и ожидания в отношении женщин и мужчин. Стереотипные представления о поведении мужчин считают «маскулинностью» или «мужественностью»; женщин — «феминностью» или «женственностью». Гендер — это социальное проявление пола, это то, чего в обществе ожидают от женщин и от мужчин.

То есть речь идет о том, что роль человека в обществе не должна определяться его биологической особенностью, полом?

Не должна определяться только биологической особенностью. Потому гендерная теория не отрицает биологические различия. Не оспаривается то, что, например, только женщина рожает, а потому должна ребенка вынашивать и кормить грудью. Поэтому общество должно смириться с тем, женщины определенное время заняты этой работой. Но чисто «женским» считают именно то, что женщина вынашивает ребенка и кормит грудью. Все остальное — менять подгузники, готовить еду для ребенка, проводить время с ребенком — может и мужчина.

Отрицает ли феминистская теория само понятие «женская профессия», «мужская профессия»? Потому что женщины могут идти в армию, женщины могут быть футболистками, а мужчины могут быть стюартами в самолетах. Или все-таки есть какие-то пределы?

Есть стереотипное разделение, так называемый «женский ресурс» связанный с материнством, внешним видом, красотой, и потому есть ряд профессий по уходу и красоте. И это считается традиционно «женскими» профессиями. Но мужчины тоже могут выбрать профессию, связанную с внешним видом. И могут выбирать профессию, которая предусматривает уход за детьми.

Зато традиционно «мужской ресурс» — это физическая сила. Потому что в среднем если взять тело женщины и тело мужчины, то мужчины более крепкие. Но гендерная теория обращает внимание на то, что различий внутри мужчин как группы и женщин как группы значительно больше, чем различий межгрупповых. Потому что есть мужчины более крепкие, а есть мужчины маленькие, которые весят 50 кг и которым сложно поднимать тяжести. Так же и женщины разные.

Часть женщин борется за то, чтобы работать в профессиях, которые считаются традиционно мужскими. Есть кампания «Невидимый батальон» — это женщины, которые воюют в АТО.

Эти женщины боролись и достигли трудовых прав в военной сфере. Завоевали право быть оформленными на традиционно мужских профессиях — быть снайперами, например. В Украине долго был список запрещенных для женщин профессий — их было около 450. Его теперь почти весь отменили и появились женщины, которые решили работать, например, пожарниками или водолазками.

Cоциолог и гендерная исследовательница Тамара Марценюк (слева) и журналист Владимир Ермоленко во время интервью, Киев, 6 ноября 2019 года

читайте также

Давай поговорим о семье. Все ли должно начинаться с семьи? То есть с осознания мужчинами того, что репродуктивный труд, кухня, смена подгузника, уход за ребенком — это также их ответственность и они должны делить эти обязанности поровну с женщиной? Все ли должно начинаться с какой-то публичной сферы, с создания квот на должности, с обеспечением паритета в правительстве, парламенте и т.д.?

Все идет параллельно. Государственная политика очень важна, потому что государство может это поощрять. В скандинавских странах, например, сразу же после рождения ребенка мужчина может взять отпуск на 2 месяца. И он получает 100% зарплаты.

В Украине, если рождается ребенок, мужчины могут взять 2 недели отпуска, но за свой счет.

Но когда государство поддерживает это финансово, когда публичные лица подают пример, когда социальная реклама — тогда эти стереотипы будут постепенно исчезать. Опять же, не стоит обязательно делить 50 на 50. В одной стране нет такого. Семьи сами решают. Но рабочая среда должна давать возможности такого распределения.

Феминизм — это право женщин делать то, что они хотят, о чем они мечтают? То есть если женщина мечтает не делать карьеру, а посвятить жизнь детям — тогда феминизм не может ее осуждать?

Нет, феминизм не осуждает тех женщин, которые хотят себя посвятить уходу за детьми или другими людьми. Феминизм только обращает внимание на то, что это не единственная возможность самореализации для женщин. Материнство — это не единственная возможность реализоваться для женщин. Феминизм — это возможность выбора и реализации различных выборов.

В конце концов, феминизм как теория и как практика очень разнообразен. И чем дальше, тем более разнообразным он становится. Все больше дискуссий по определенным вопросам внутри движения.

Кстати, маскулинность — это более жесткий и узкий конструкт, чем фемининность. Современные женщины долго боролись за свой внешний вид, но они завоевали себе право выглядеть так, как хотят. Женщина может выглядеть и суперфеминно и достаточно маскулинно: в костюме, в брюках и тому подобное. И не будет общественного осуждения… А мужчины вряд ли легко смогут надеть розовые юбочки.

Мужчины могут быть феминистами?

Конечно. Первая волна феминизма состоялась, в частности, с участием мужчин. В Украине недавно перевели книгу «Мужчины о феминизме». К нам приезжали двое известных публичных феминистов из США и из Канады Майкл Киммел и Майкл Кауфман.

Майкл Кауфман — соучредитель кампании «Белая лента». В ней мужчины объединяются в противостоянии гендерному насилию. Как ему противостоять? Здесь есть два варианта: или мы учим женщин защищаться на улицах и давать сдачи мужчинам, которые пытаются их изнасиловать. Или мы учим мужчин не насиловать женщин. И, как по мне, более стратегический — второе направление. Очень важно, чтобы мужчины общались с другими мужчинами и доносили до них, что реализовать себя мужчины могут не только в деструктивных насильственных практиках. Ведь насилие — это побочный эффект очень узкого представления о мужской роли, идеи гегемонной маскулинности.

Cоциолог и гендерная исследовательница Тамара Марценюк во время интервью, Киев, 6 ноября 2019 года

У феминизма есть какой-то ответ на дискуссию о проституции, которая сегодня есть в нашем обществе? С одной стороны есть люди, которые говорят, что надо легализовать проституцию, потому что это выведет ее из тени. С другой есть те, кто защищает шведскую модель — где проституция является нелегальной, и даже больше: уголовное наказание несет тот, кто заказывает услуги.

В феминистской среде восприятие проституции является противоречивым. Есть направления феминизма, в том числе более социалистические и «левые», в основе которых — экономическая эмансипация и независимость женщин. Они утверждают, что стоит прислушаться к самим женщинам, особенно к тем, кто работает в этой сфере: называя их секс-работницами. Такие женщины могут объединяться в профсоюзы, они хотят легализации — потому что это защита их прав и их выбора.

С другой стороны, есть скандинавская модель, которая исходит из позиции, что у женщин, которые оказались в секс-работе, нет выбора. И что секс-работа не является типичной работой. Поэтому нужно работать с мужчинами, чтобы они не покупали эти услуги.

Людей, которые пропагандируют идею легализации проституции в Украине, в частности, мужчин-политиков, у которых есть дочки, нужно спросить: представьте, что проституция легализована. Готовы ли вы, чтобы ваша дочь официально начала работать проституткой? Это вопрос, который мужчин часто застает врасплох.

Что нужно сделать украинскому государству, обществу и украинским мужчинам, чтобы достичь большего равенства между женщинами и мужчинами?

В Украине достаточно неплохое законодательство. У нас есть отдельный закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин». В нем, в частности, является определение сексуальных домогательств, и работодатель должен исключать сексуальные домогательства. Но проблема в том, что, во-первых, люди не знают законов. Нас не учат отстаивать свои права. И я не знаю ни одного успешного судебного случая против сексуальных домогательств или на рабочем месте, или в учебных заведениях.

Когда ты представляешь Украину лет через 5-10 — что для тебя будет идеалом равенства между мужчинами и женщинами? Какие ключевые параметры?

Я верю в силу образования, верю в то, что образование может изменить ситуацию. Нужно начинать с детских садов, школы. И для меня показателем является то, когда в школах не будет сегрегации, разделения на «обслуживающий» труд для девушек и технический для мальчиков. Когда будут всех детей, независимо от пола, учить себя обслуживать: пришить пуговицу, например. Когда я училась в школе, нас учили вязать носки, а мальчиков учили делать грабли. Но лучше бы нас всех научили готовить базовую еду, учили бы базовым вещам по технике безопасности в обращении с электричеством и так далее.

Я также надеюсь, что у нас будет четкая политика противодействия сексуальным домогательствам, в частности в университетах. Что это не будет решаться как-то индивидуально и секретно. И я надеюсь, что мы преодолеем гендерную сегрегацию в сфере высшего образования, и больше женщин будут ректорами в университетах. Мечтаю о достойной оплате труда в университетах.

читайте также

Феминизм это экстремизм? | Human Rights Watch

На этой неделе длинный список угроз безопасности российского государства пополнили феминистки. Ранним утром 14 августа несколько разгневанных мужчин ворвались в деревянный домик на турбазе под Джубгой на черноморском побережье Краснодарского края, и подняли с постелей пятерых женщин, которые, казалось бы, мирно спали и никого не трогали, но на деле планировали, страшно сказать, феминистские посиделки.

Один из вторгшихся к ним спозаранку мужчин представился оперуполномоченным полиции и заявил, что всем необходимо проследовать в полицейский пункт в Джубге для дачи объяснений, потому как поступила якобы ориентировка о нарушении общественного порядка. Далее женщин «доставили» в полицию, заставили отключить мобильные телефоны, обыскали и потребовали написать объяснительные о причинах совместной поездки и т.д. Через четыре часа полицейские отпустили дам без предъявления обвинений, но требовали дать подписку о том, что те предупреждены о недопустимости осуществления «экстремистской деятельности». Активистки от подписки отказались наотрез.

Лолита Агамалова, Оксана Васякина, Лада Гарина, Елена Иванова и Таисия Симонова собирались провести неделю с 13 по 20 августа в небольшом летнем лагере на черноморском побережье, чтобы расширить свои познания о феминизме и пообщаться с единомышленниками в дружеской обстановке, свободной от «сексизма, гомофобии, трансфобии и любого вида ксенофобии вообще». Однако за несколько дней до начала работы лагеря Симоновой, как одному из организаторов, и еще некоторым стали приходить в соцсетях ненавистнические сообщения от людей, которые называли себя казаками и угрожали разгромить лагерь, поскольку феминизм, мол, подрывает традиционные ценности и разлагает общество. 12 августа такой «казак» позвонил Симоновой с угрозами на мобильный телефон. Организаторы, чтобы избежать провокаций, решили было отменить лагерь, но к тому времени часть участников была уже в пути.

Казаки, позиционирующие себя как отдельную этническую группу, имеют свои военизированные объединения, особенно на юге России, и стремятся к активному участию в «охране общественного порядка». В рамках этой «деятельности» они нередко притесняют гражданских активистов и даже нападают на них, причем порой складывается впечатление, что это не только при попустительстве, но даже и по «наводке» правоохранительных органов.

После того как активисток отпустили из полиции в Джубге, они направились к кэмпингу под Геленджиком, где стояли с палатками их подруги. Днем их остановила группа казаков, которые вели себя агрессивно и требовали у женщин документы. Прибывший на место конфронтации наряд полиции предложил активисткам проследовать с ними в отдел в Дивноморском. Опасаясь за свою безопасность, женщины согласились. Однако в полиции с ними стали обращаться как с подозреваемыми, задавали навязчивые вопросы о цели поездки и даже попытались взять отпечатки пальцев. Позднее туда же доставили нескольких девушек из палаточного лагеря и тоже стали допрашивать.

Полиция, вместо того чтобы защитить женщин от незаконных посягательств казаков, со свей очевидностью преследовала те же цели сорвать предполагаемое феминистское мероприятие. Активисток отпустили, когда уже совсем стемнело. Каждой пришлось подписать бумагу о том, что она предупреждена о недопустимости осуществления «экстремистской деятельности».

Ислам и феминизм — в чем разногласия и единство — Реальное время

Фото: предоставлено автором

В Новейшее время в западных странах распространились гендерные исследования. Исследователи интересуются историей женщин в различных контекстах. Одним из традиционных полей для исследования является взаимоотношение женщин и религии. С другой стороны, феминистическая повестка все чаще интересует молодых мусульман и мусульманок. Некоторые видят в ней путь к реформации исламских сообществ, некоторые — агента колониализма, стремящегося разрушить незападные цивилизации. Колумнист «Реального времени» Карим Гайнуллин в очередной статье для нашего издания рассматривает те проблемы, которые существуют между исламом и феминизмом.

Феминистическая теория: на пути к преодолению патриархата

Феминистки стремятся переосмыслить статус женщины в культуре и религии. Критике повергаются те положения, которые указывают на привилегированное положение мужского пола, патриархат.

Патриархат — важнейшее понятие для понимания феминистической мысли. Для феминисток, «патриархат» представляет из себя целую систему, внутри которой социальный выбор всегда или чаще совершается в пользу мужчин.

Над идеей «патриархата» и «мужественности» (маскулинности) спорят и внутри самого феминизма. Так, два основных на сегодняшний день течения — радикальные и интерсекциональные феминистски — прямо разошлись в вопросе статуса мужского доминирования.

Для радикальных феминисток «патриархат» представляется основополагающей и важнейшей исторической формой угнетения, превосходящей все остальные.

Радикальные феминистки взяли марксистскую классовую теорию и перенесли ее на взаимоотношения между полами. Мужчины получают выгоды от сложившейся системы угнетения не просто как частные лица, но как целый класс, нависающий над женщиной. В этом смысле нужно совершить революционный акт, преодолеть имеющиеся противоречия. И это невозможно сделать без кардинального слома системы. Среди радикальных феминисток существуют разные методы этого слома — например, полная сепарация и создание исключительно женских сообществ, свободных от мужественности.

Для интерсекциональных феминисток патриархат представляет из себя лишь одну из множества систем угнетения.

Кроме женского вопроса, они поднимают вопросы расизма, отношения к людям, отказывающимся от своего пола, постколониальную повестку и проблемы людей из бедных стран. Привилегии, по мысли интерсекционалисток, есть у всех людей, и задачей каждого человека является рефлексия над собственными привилегиями — только через исправление себя и других людей можно прийти к равенству.

Критики феминизма утверждают, что идея патриархата представляет из себя теорию заговора. Под теорией заговора следует понимать желание описать общественные процессы через некоторую изначально очевидную систему, при которых от всего происходящего выгоду получает определенная группа людей. Большую часть человеческой истории реальными привилегиями обладало меньшинство людей обоих полов. Большинство были крепостными, рабами, зависимыми крестьянами или просто бедняками — и никак не претендовали на роль «сильных мира сего», независимо от пола.

Радикальные и интерсекциональные феминистки разошлись и по самому, казалось бы, важному вопросу — кто же такая «женщина».

Для радикальных феминисток понятие женщины связано с биологическим полом, а для интерсекциальных — женщиной можно стать. Более того, для интерсекционализма люди, которым некомфортно в пределах своего пола, попадают под еще более жесткую линию угнетения, чем обычные женщины. Радикальные феминистски или выступают за исключение «транс-женщин» (то есть, мужчин, «ставших» женщинами) из женских сообществ — или против транс-теории вообще, заявляя, что «женщины — это женщины, а мужчины — это мужчины».

Интересная ситуация произошла с писательницей Джоан Роулинг, автором знаменитой вселенной Гарри Поттера, по взглядам склоняющейся к радикальному феминизму. В социальной сети «Твиттер» она возмутилась, что в статье про коронавирус женщин обозначили, как «людей, которые менструируют». Сделали это, чтобы не оскорбить транс-сообщество. Англоязычное интернет-сообщество разделилось на тех, кто поддержал Роулинг — и тех, кто назвал ее трансфобкой и даже увидел какие-то расистские и антисемитские интенции в знаменитой серии книг.

Кроме упомянутых двух течений феминизма, можно назвать и другие — «черный» феминизм, «марксистский» феминизм, «либеральный» феминизм.

Они являются синтезом феминизма с другой идеологией. В то время как упомянутые две группы пытаются сформировать собственную индивидуальную теорию.

Вопрос ислама и вопрос феминизма

Методология исламского права разительно отличается от теории патриархата. Исламские теологи, когда говорили о конкретных правовых решениях, никогда не описывали их интересами отдельных классов или гендеров. Для ислама шариатские установления, куда включены взаимоотношения между полами, имеют корни в Откровении от самого Бога.

Исламская критика политических идеологий чаще всего обращает внимание на это. Идеологии имеют посюстороннюю природу, они утверждены людьми. Продиктованные идеологиями нормы имеют оценочный характер. Нравственные и моральные категории невыводимы логически. Тем самым выбор происходит из нормы, которую навязывает человеку человек, и нормы, которую утверждает человеку Господь. Если сравнивать эти две природы правовых систем, то для человека верующего всегда будет предпочтительна природа божественная.

В этом корневое отличие религии от идеологии. Для идеологии важны такие вещи, как «кто получает выгоду?», «как достичь справедливости?», «как достичь свободы?». А религия задает метавопрос: «кто задает вопросы?». Религия отвечает, что все идеологии лишаются своей привлекательности как имеющие более низкую по сравнению с божественной природу.

Возвратимся к привилегиям. Они всегда зависят от установок вопрошающего. В современном обществе потребления, «привилегированный» означает владеющий имуществом. Но так было не всегда. В традиционном обществе люди духа и знания почитались больше, чем городские владетели капитала, феодалы или даже войны. В исламе алимы и шейхи, в христианстве и буддизме — монахи, в индуизме — брахманы представляли наивысшую, божественную власть.

Важнейшим пересечением феминизма и ислама является идея социальной субъектности женщины. По исламу женщина может: вступать в судебные тяжбы; наследовать имущество; самостоятельно выбирать себе партнера; самостоятельно распоряжаться своим имуществом и заработанными деньгами; инициировать разводный процесс, если нарушаются ее права; получать образование. Современникам эти права кажутся самоочевидными, но исторически ими обладало заметное меньшинство женщин. Часть из перечисленного входило в требования первых суфражисток.

Для идеологий права женщины являются достижением человечества, но для религии это является частью утвержденным Богом порядка. В религии и мужчина, и женщина могут ощутить, что их самость является не придуманным просвещением концептом, но частью естественного положения дел.

В этом году в издательстве Дар аль-Минхадж вышла масштабная энциклопедия из 43 (!) томов, посвященная именам женщин-ученых ислама.

Тем не менее классическое исламское право не утверждает, что мужчина и женщина равны в правовых вопросах. Например, в соответствии с классическим исламским правом, женщина наследует меньшую часть по сравнению со своим братом, ее слово в суде — меньше слова мужчины… В доисламском обществе женщины были практически бесправны, но ислам не утвердил того равноправия, которое пришло с Новейшим временем. Исламский феминизм рассматривает это как незавершенный процесс на пути к равноправию, в то время как традиционный ислам отрицает процесс и утверждает сформированные Откровением положения, как неизменный божественный закон.

Исламский феминизм

Важнейшим принципом феминистического прочтения священных текстов является «позиционный (standpoint) анализ». Исходя из него, мужское прочтение и мужская теология не может передать метафизический опыт женщины.

Вооружившись этой основой, феминистки начали делать свой «иджтихад», своевольно отделяя предания и фетвы, которые казались им «мизогинистичными», от исламской традиции.

При этом феминистки широко пользуются герменевтическими методами, заимствованными у французских левых. С другой стороны, они активно используют риторику исламских модернистов, включая «ценности шариата» и временную обусловленность правовых установлений. Так как исламская религия как чистое Откровение, по их мнению, попало под влияние патриархальных цивилизаций арабов, персов и византийцев, следует очистить его от примеси «мужественного» взгляда и передать «женский опыт».

В нашем обществе распространены стереотипы, что исламский мир лишь недавно начал сталкиваться с феминизмом. На самом деле вопрос положения женщин исламские модернисты начали затрагивать еще в XIX веке.

Так, отдельные работы, посвященные этому вопросу, написали такие крупные мыслители-джадиды, как Мухаммад Абдо и Касим Амин. Более того, значительное число арабских государств пережило социалистические эксперименты, когда правительства пытались переосмыслить положение женщин в обществе. В Новейшее время во многих мусульманских государствах женщины становились правительницами. Например Беназир Бхутто в Пакистане.

Феминизм — сущностно антропоцентрическое течение, которое утверждает, что человек является источником представлений о добре, то есть равенство хорошо объективно. Критик исламского феминизма может задать на это такой вопрос: если заведомо известно, что Господь приказал женщине нечто, что противоречит гендерному равенству — следует ли ей подчиниться или воспротивиться решению Бога?

Конфликт ислама и феминизма начинается на этой точке — между ценностными убеждениями, формирующимися от человека — и прямыми решениями Бога в откровении.

Например, Амина Вадуд, американская исламская феминистка, пишет, что любое прочтение Корана, в том числе традиционное, не лишено субъективности. Значит, и феминистическое прочтение Корана имеет место.

С другой стороны, ни одно из традиционных прочтений Корана не использует внешние по отношению к самому Корану ценностные категории. Более того, сами представления о добре и зле, которые формируются человеком, исламская ортодоксия считает необъективными и низшими по отношению к божественной Воле (вопрос хусн и кубх у ашаритов). Почему же деконструкция под флагом «субъективности» не распространяется на саму феминистическую теорию?

Ислам и феминизм: между конфликтом и согласием

Часто можно наблюдать, как мусульмане пишут: «феминизм не нужен для ислама, ведь сам ислам уже дал женщинам все права». Однако ислам появился задолго до феминизма, когда те вопросы были просто неактуальны. В этом смысле ислам — вещь из совершенно другой среды и другой ценностной парадигмы.

С другой стороны, ислам, как и авраамическая традиция вообще, утвердил полноправную субъектность женщины в обществе. В этой связи феминистическая риторика «женщина — тоже человек», то есть обладательница прав и свобод, свойственных человеческому существу — эта идея созвучна исламскому взгляду на женщину.

Во многом риторика феминисток как борьба с объективизацией, с торговлей женским телом, с насилием — совпадает с исламской женской повесткой.

Интерсекционалистки кроме женской повестки говорят о проблеме постколониальных обществ и угнетенном положении небелых в современной культуре, что совпадает с исламским деколониализмом и утверждением равенства рас. Притом из-за того, что одни выступают с «прогрессивистских», а другие — с «традиционалистских» позиций, одна и та же позиция по этим вопросам редко приводит к диалогу.

С другой стороны, что делать, когда дело касается конкретного шариатского запрета, который противоречит феминистической идеологии? С какой позиции выступает тот, кто критикует шариатский запрет — с феминистической или исламской? И где расставить приоритеты? Это вопросы, на которые сложно получить ответы при чтении работ исламских феминисток.

Думаю, что исламский феминизм честен до определенной точки. За ее пределами уже придется решать, чего в тебе больше — ислама или феминизма.

Само феминистское движение достаточно разобщено, чтобы предложить единый взгляд на женственность и религию. И, тем не менее, сам феминизм связан с уже сформированными образами и культурой. Он скреплен с идеями сексуальной революции и гендерной теорией. Потому во многих отношениях глобальная феминистическая культура противоречит культуре исламской цивилизации.

Исламские общества в разных уголках мира сталкиваются с проблемами угнетенного положения женщин. Зачастую они имеют корни не в самой исламской религии, а в неизжитых древних культах.

В чем я убежден точно, так это в том, что в XXI веке ислам без женщин уже невозможен. Они все больше будут играть роль представительниц исламской цивилизации и устроителей нового мира. С другой стороны, для меня неочевидно, что исламское женское движение обязательно должно быть связано с феминизмом в том виде, который предлагает современная западная культура.

Карим Гайнуллин

ОбществоКультура

Право оставьте! Почему феминизм — это модно – Повага

Заручившись поддержкой Эммы Уотсон, Бейонсе и других звезд, феминизм сегодня переживает ребрендинг. Ирина Славинская объясняет, почему важно, чтобы он не выходил из моды в журнале ELLE

Мне часто приходится слышать фразу: «Я не феминистка». Ее произносят успешные бизнес-леди, заботливые домохозяйки, рейтинговые политики, счастливые мамы, эпатажные художницы и многие другие. Но если ты руководишь компанией, сделала карьеру и ни от кого не зависишь, то почему не считаешь себя феминисткой? Если не боишься, что тебя беременную уволят вместо предоставления отпуска по уходу за ребенком? Если занимаешься домашней работой и точно знаешь, сколько часов и усилий требует твой труд, который многие считают «сидением дома»? Если ни в одном министерстве тебе не светит должность министра из-за стеклянного потолка, потому что «реформы — не женское дело»? Если тебе неприятны шутки о женщинах за рулем и женской логике? Если тебя на улице коробит от свиста вслед? Если к тебе относится хоть что-то из вышеперечисленного, почему ты не хочешь назвать себя феминисткой?

Один из возможных ответов — феминизм неактуален, всех прав женщины уже добились, бороться не за что. Таким идеальным мир представляется сторонницам «постфеминизма», которые считают, что все уже равны и пора остановиться. Помню, одна из моих студенток сказала: «Зачем говорить о феминизме, если все можно решить просто хорошим воспитанием?» Да, но кто воспитал всех этих мужчин, которые оставляют своих жен один на один с домашней работой? Кто вырастил этот мир медиа, где женщина присутствует только как героиня светской хроники или эксперт по вопросам семьи-здоровья-кухни?

Открываем словарь: «Феминизм — это общественное движение за равноправие женщин с мужчинами». Его первая волна предполагала борьбу за право женщин на частную собственность и за право голоса. Этот период был довольно жестоким: демонстрации суфражисток конца XIX — начала XX века разгоняли, активисток сажали в тюрьму. Право голоса женщины начали получать с 1920-х годов. В Европе последней это право предоставила Швейцария — в 1971-м, хотя в некоторых кантонах женщины не могли голосовать до 1991 года. Вторая волна феминизма затронула борьбу со стереотипами патриархального общества, но при этом не учитывала интересов меньшинств. То есть белую женщину могли дискриминировать как женщину, но сама она могла дискриминировать, например, черную женщину. Мы это видели в сериале «Безумцы» — так, на глазах у зрителей героини Пегги и Джоан из второстепенных становились все более значимыми. Третья волна в 1990-х годах закономерно обратилась к «невидимым» раньше женщинам. В круг внимания попали проститутки, гомосексуальные женщины, трансгендеры, цветные, женщины с инвалидностью… Оказалось, что не существует единого женского опыта и каждая жизненная траектория особенна. Позднее это движение вылилось в дискуссии о «конце феминизма» и рефлексии о том, что бороться больше не за что.

«Сейчас очевидно, что с переходом к постфеминизму поспешили, и старой доброй борьбы за права еще более чем достаточно, — напоминает публицистка и активистка Виктория Нарижна. — Но этому пониманию противостоит патриархальное общество, которому удобно отмахиваться от женщин формальным равенством, хотя во многих сферах оно остается совершенно фальшивым. Противостоят ему и некоторые феминистки, которым сложно признать тот факт, что борьба, начатая более ста лет назад, все равно далека от завершения».

И вот в эпоху открытости, интернет-активизма, твиттер-штормов и хештегов нас накрыла четвертая волна феминизма. Сегодня он переживает ребрендинг, превращаясь на наших глазах в популярное массовое движение, к которому можно легко присоединиться вместе с миллионами других женщин. Знаменитости не остаются в стороне, совершая такие социально важные публичные жесты, как оскаровская речь Патрисии Аркетт о дискриминации актрис, которым все еще платят меньше, чем актерам (как и всем остальным женщинам на планете: средняя разница в оплате труда составляет 30% не в нашу пользу). Или выступление Бейонсе на фоне огромного подсвеченного слова Feminist.

Почему именно сейчас? Потому что сегодня благодаря интернету сообщество действительно глобально. И в этих условиях очень легко быть активной. Не обязательно становиться членом организаций — достаточно поставить хештег или пожаловаться администратору соцсети на сексистскую запись, или забанить пользователя за неподобающие высказывания, или присоединиться к флешмобу, или выбрать любой из десятков возможных вариантов. Такой феминизм — действительно для всех, вне зависимости от происхождения, цвета кожи, языка, семейного положения и пола. Для примера: у твиттер-аккаунта @EverydaySexism более 200 тысяч подписчиков, на одноименном сайте everydaysexism.com опубликовано огромное количество историй, по которым уже издана книга и написано немало статей. К таким инициативам легко присоединиться, потому что они — не о замысловатых юридических формулировках, а о нашей с вами жизни. Одна из самых известных представительниц нового поколения феминисток, актриса Эмма Уотсон стала послом доброй воли в кампании ООН He For She, цель которой — привлечь мужчин к защите прав женщин. В прошлом году волна #HeForShe накрыла интернет, и сегодня этот хештег держится в списке главных твиттер-трендов.

Кстати, вокруг участия звезд (не активисток, исследовательниц или политиков, а актрис, певиц и топ-моделей) в популяризации феминизма давно идет дискуссия. Камень преткновения — объективация. Это слово обозначает процесс опредмечивания женщины, которая как бы превращается в красивую картинку и «радует глаз» мужчины. То есть роль человека сводится к инструменту для (сексуального) удовлетворения. Например, когда коллега говорит «Улыбнись, не сиди хмурая» — это объективация, потому что ваше улыбающееся лицо больше похоже на «правильное» женское лицо в его представлении. В этом контексте звезды-феминистки как бы ведут двойную игру. Они одновременно и в тренде феминизма, и продолжают воспроизводить глянцевый образ идеального лица, тела, материнства — всего, что позволяют ресурсы.

И вот здесь стоит напомнить о сильной стороне четвертой волны феминизма: сегодня он принимает все опыты. Феминизм многодетной оскароносной актрисы и продавщицы, которая работает в две смены и одна воспитывает ребенка — это разные феминизмы. Но их объединяют важные точки соприкосновения: меньше насилия, больше социальных гарантий, меньше стеклянных потолков, больше доступа к ресурсам. Как бы там ни было, 95% мировых богатств принадлежит мужчинам.

А что в Украине? Есть ли нам за что бороться? Писательница и адвокат Лариса Денисенко говорит о проблематичности использования слова «феминизм», за который в нашем обществе цепляется много ярлыков и стереотипов: «Женщины опасаются феминизма, потому что не ассоциируют его с законодательной возможностью, к примеру, получать зарплату наравне с мужчинами, избираться в руководство Академии наук и органы представительской власти. Они ассоциируют его с ПМС, фригидностью, отсутствием личной жизни, короткостриженой злющей бабой, стервой-лесбиянкой, которой катастрофически не везет с мужиками».

Новое поколение, в отличие от старших украинских движений, смело самоидентифицируется с феминизмом. Сегодня существует довольно широкое сообщество украинских феминисток — одни из них публичны, другие сосредоточены на менее видимой, но не менее важной работе. Социолог и доцент кафедры социологии Киево-Могилянской академии Тамара Марценюк считает, что в Украине все еще широкое поле для борьбы. «Среди основных проблем — насилие над женщинами. Это секс-торговля, домашнее насилие, изнасилования. Вторая проблема — закрепленные за женщинами обслуживающий труд и работа по дому, которые несправедливо распределяются между членами семьи. Третья проблема — сексизм в медиа, которые ограничивают личность женщины образами суперстильных красавиц или заботливых матерей. Реальность же более разнообразна».

Искусствовед, кандидат философских наук и активистка Тамара Злобина продолжает тему: «Вопрос гендерного равенства и феминизма затрагивает не только женщин, но и гармонию, справедливость и счастье. По данным психологов, всего 15% населения бывшего СССР считают себя счастливыми. А из 11 тысяч украинских семей, которых изучал известный психолог Михаил Литвак, только три тысячи назвали себя счастливыми». По мнению Тамары Злобиной, женщины ощущают себя несчастными из-за низкого уровня осознания гендерных вопросов. «Есть три типа отношений. В патриархальной модели мужчина — кормилец, а женщина рожает и занимается хозяйством. В потребительской модели деньги женятся на красоте — любого пола. В партнерской модели две физически здоровые личности строят диалог. В Украине все три модели смешаны. От женщины хотят, чтобы она была и хозяюшкой, и красавицей, и чтобы деньги зарабатывала, но при этом не высовывалась из тени своего мужчины». Тамара называет такую ситуацию гендерной шизофренией. Виктория Нарижна с ней согласна: «Если говорить о роли и положении женщины в обществе и семье, то оно определяется не законом, а неписаным социальным договором».

Кроме стереотипов и социального договора, что еще стоит преодолевать? Например, в Украине женщинам недоступна полноценная карьера и занятость более чем в ста профессиях, которые внесены в список запрещенных для нас — в том числе специальность шахтера (хотя в нелегальных копанках женщины работают давно). Кстати, один из самых часто повторяемых в Украине аргументов против даже умозрительной возможности равенства полов — вопрос о том, готовы ли женщины идти в армию. Но они не просто готовы, они там уже есть и были еще до начала войны. Сегодня женщины составляют около 7% из тех, кто находится на передовой. Мария Берлинская, доброволец, которая занимается обеспечением украинской армии беспилотниками, говорит, что самая большая проблема женщин на войне — нелегальное положение, так как устаревшее законодательство не позволяет принимать их на боевые должности. Так и выходит, что на бумаге снайперы работают начальницами бани, а разведчицы — деловодами. И якобы сидят в штабе, вдалеке от опасности. «Уже сегодня это влияет на заработную плату. Завтра это будет влиять на льготы для ветеранов», — подчеркивает Берлинская и прогнозирует, что в Украине могут появиться общественные правозащитные движения женщин, которые воевали. В то же время, как говорит Мария, мужчины на передовой хорошо относятся к воюющим женщинам — если им удалось показать собственный профессионализм. Интересно, что коллеги-мужчины таких «тестов» в глазах сослуживцев не проходят. Вот вам и еще одна грань #HeForShe.

Похожая ситуация и в украинской политике. Сегодня в нашем парламенте всего 11% женщин. А вспомните, сколько у нас было министров женского пола? А много ли украинских женщин-политиков публично ассоциируют себя с феминизмом и говорят на тему равенства? Отвечу по мотивам собственных эфиров на «Громадському радіо» — единицы. Хотя чиновницы и депутатки часто рассказывали, что много важных дел решается их коллегами в саунах, куда женщин как полноценных собеседниц почему-то не зовут.

«Феминизм — это вера в то, что все люди полноценны. Мужчины могут готовить и ухаживать за детьми, женщины могут водить грузовики и руководить страной», — цитирует Тамара Марценюк Татьяну Санину. «Мир быстро меняется. Все футурологи говорят, что править миром будут творчество и интеллект, а не физическая сила или коррупционные связи. Мужчины, которые видят в женщине домашнюю прислугу или секс-игрушку, вымрут как динозавры, — подытоживает Тамара Злобина. — Для развития нужно быть в постоянном тонусе. Так что пивные животы must die».

В современном пространстве борьбы за свои права найдется место для всех. В качестве старта можно начать с простого тренинга: прекратите улыбаться в ответ на сексистские шуточки коллег про «женскую логику». Или симметрично шутите в ответ. Остальное додумайте сами.

Журнал «Elle»

Барак Обама, Меган Маркл и еще десять влиятельных людей — о феминизме :: РБК Тренды

Фото: Scott Olson / Getty Images

Что говорят известные ученые, политики и суперзвезды о равноправии полов и переменах в обществе

Дэниэл Рэдклифф

Дэниэл Рэдклифф (Фото: Dimitrios Kambouris / Getty Images)

В интервью для GQ UK в 2016 году британский актер заявил:

«Сейчас почему-то стало популярно устраивать целый каминг-аут для мужчин в качестве феминистов. Это выглядит очень странно. Да, конечно, я феминист, но так же, как я эгалитарен или придерживаюсь меритократии. Я думаю, что любой человек, который к этому моменту все еще не пришел к феминизму, плывет против сильного течения, как и скрытые сексисты, гомофобы, расисты и т.д. Я иногда слышу их и думаю «Боже, ты до сих пор стараешься этим что-то доказать? Ты уже проиграл, оставь это уже».

Бейонсе

Американская певица Бейонсе (Фото: Kevin Winter / Getty Images)

В своем интервью 2016 года после презентации альбома «Lemonade» американская певица говорит об очевидности феминизма:

«Я не совсем уверена, что люди понимают, что такое феминизм, хотя это так просто. Это вера в равноправие между мужчиной и женщиной. Если вы мужчина, который считает, что у вашей дочери должны быть те же возможности, что и у вашего сына, то вы феминист. Нужно, чтобы люди понимали, что в мире до сих пор существуют двойные стандарты. Спросите у любого: вы хотите, чтобы ваша дочь получала 75 центов, когда за эту же работу она заслуживает $1? Как вы думаете, что вам ответят? Когда мы говорим о якобы существующем равноправии, мы должны помнить, что есть проблемы, которые встают перед женщинами непропорционально острее. Я считаю, что общество должно разрешать любому полу выражать свою боль, свою сексуальность, свое мнение в равной мере».

Чимаманда Нгози Адичи

Выступление Адичи на конференции TEDxEuston

Эта нигерийская писательница, автор книг «Американха» и «Половина желтого солнца» — обладательница многочисленных литературных наград и лектор. Отрывок из ее речи 2012 года We Should All Be Feminists стал каноном для феминизма новой волны и был использован Бейонсе в песне Flawless.

«Мы учим девочек преуменьшать свои заслуги, принижать себя. Мы говорим девочкам: у вас могут быть амбиции, но не слишком грандиозные. Вы должны стремиться к успеху, но не слишком, чтобы не испугать мужчин. Из-за того, что я женщина, считается, что я хочу замуж. Считается, что каждый мой жизненный выбор должен быть сделан с учетом того, что брак — важнее всего. Брак действительно может быть источником радости и поддержки, но почему мы учим девочек стремиться к нему, и не учим этому мальчиков? Мы приучаем девочек видеть друг в друге конкуренток — не за рабочие места или достижения, что, на мой взгляд, было бы чудесно, — а за мужское внимание. Мы учим девочек, что они не могут относиться к сексу так же, как к нему относятся мальчики. Феминистка — это человек, который верит в социальное, политическое и экономическое равенство полов».

Барак Обама

Экс-президент США Барак Обама с женой Мишель (Фото: Scott Olson / Getty Images)

44-й Президент США в эссе This Is What a Feminist Looks Like пишет:

«Нам совершенно необходимо продолжать менять отношение общества к женщинам, которое на сегодня позволяет приставания к ним, будь то на улице или в переписке онлайн. Нам необходимо работать над культурой, которая все еще учит мужчин чувствовать угрозу в присутствии успешной женщины.

Нам надо перестать поздравлять мужчин за смену подгузника, перестать стигматизировать отцов, которые сидят дома с детьми, и осуждать работающих матерей. Мы должны изменить подход, в котором уверенность, соревновательность и амбициозность считаются ценностями до тех пор, пока вы не женщина. Потому что неожиданно вы вдруг становитесь «слишком командующей» и вынуждены сдерживать в себе те качества, которые считаются необходимыми для успеха».

Элла Панеях

Социолог Элла Панеях (Фото: из личного архива)

Российский социолог рассказывает о гендерных ролях в постсоветском обществе в лекции Открытого университета:

«К концу 2000-х годов российская женщина — это женщина, которая, с одной стороны, продолжает оставаться в напряжении: необходимо работать и зарабатывать, особенно если есть дети, потому что наличие детей опускает почти любую семью за черту бедности. Одновременно она испытывает давление стандартов по отношению к внешности и ухоженности. Одновременно с этим — и в отличие от западной женщины — она несет огромный новый груз ответственности по поводу того, сколько себя нужно инвестировать в ребенка.

Сейчас напряженность конфликта в частной жизни между полами только возрастает, потому что низовую модернизацию так просто не задавишь, потому что современная женщина знает, что она не друг человека, а человек, и знает, что бывают другие отношения, и знает, что семью иметь не обязательно».

Меган Маркл

Меган Маркл, герцогиня Сассекская (Фото: Andrew Parsons / Getty Images)

Супруга принца Гарри во время первого Royal Foundation Forum в 2018 году заявила:

«Очень интересно слышать, как часто используется фраза «помочь женщинам обрести голос» в свете разговоров о расширении прав и возможностей. Но я абсолютно не согласна с этой формулировкой, потому что женщинам не нужно помогать искать свой голос — он у них уже есть, и они должны чувствовать себя вправе полноценно его использовать. В современном контексте, когда мы наблюдаем Me Too и Time’s Up, лучшее, что мы можем сделать — это поощрять, чтобы люди слушали их истории, поддерживать женщин, которые чувствуют в себе смелость ими делиться. Поддержка со стороны мужчин в этом случае особенно важна».

Маргарет Этвуд

Маргарет Этвуд (Фото: Lars Niki / Getty Images)

В эссе What The Handmaid’s Tale Means in the Age of Trump, которое впоследствии стало обновленным предисловием для ее книги «Рассказ служанки», она пишет:

«Почему истории про женщин интересны и важны? Потому что в реальной жизни сами женщины интересны и важны. Они не являются второстепенным элементом природы, они не второстепенные игроки в судьбе человека, и каждое общество всегда это знало. Без женщин, способных рожать, человечество вымерло бы. Вот почему массовые изнасилования и убийства женщин, девочек и детей долгое время были характерной чертой геноцидных войн и других кампаний, направленных на подчинение и эксплуатацию населения. Контроль над женщинами и младенцами был свойством всех репрессивных режимов на планете. Наполеон и его «пушечное мясо», рабство и его постоянно обновляющиеся человеческие товары — они оба подходят здесь. У тех, кто продвигает принудительные роды, следует спросить: Cui bono? Кому выгодно? Иногда одному сектору, иногда другому. Но никогда никому».

Екатерина Шульман

Екатерина Шульман (Фото: Александр Щербак / ТАСС)

Российский политолог рассказала о патриархальных мифах нашей страны в эфире «Эха Москвы»:

«У нас есть набор мифов о большой русской патриархальности, когда на деле мы — страна бытового матриархата. Причем это настолько у всех перед глазами, что этого никто не замечает. Это не делает жизнь женщин безопаснее и достойнее. Это возлагает на них дополнительную ответственность и работу. Матери семейств определяют, как живет семья, где живет, как тратятся деньги, где учатся дети, когда делать ремонт, куда поедем в отпуск. Отцы семейств, действительно, решают важные вопросы: кто виноват, Россия или Америка? И кто виноват во Второй мировой войне.

Поэтому на словах средний российский респондент на вопрос «Готовы ли вы работать с начальником женщиной? Скажет: «Нет. Как же я с бабой буду работать?», когда на самом деле он всю свою жизнь подчиняется женщине от детского сада до пенсионного фонда. Как ему жена скажет, так он и делает. Но при этом на уровне декларации он будет вам нести что-то патриархальное. Это еще один набор наших российских мифов».

Александрия Окасио-Кортес

Александрия Окасио-Кортес и экс-кандидат в президенты США сенатор Берни Сандерс (слева) (Фото: Chip Somodevilla / Getty Images)

Конгрессвуман от Нью-Йорка, одна из ведущих левых политиков США, сделала обращение к республиканцу Теду Йохо в ответ на его оскорбления. Мужчина выразил свое несогласие с позицией Кортес по поводу серьезных последствий пандемии, использовав нецензурную лексику перед пулом журналистов. Позже Йохо заметил, что не мог сказать такого, потому что он «женат уже 45 лет и с двумя дочерьми». В ответ на это конгрессвумен выступила с обращением о мизогинии в политике. Его назвали «главной феминистской речью 2020 года»:

«Я не готова смириться с использованием женщин, собственных жен и дочерей в качестве щита и оправдания своего поведения. Наличие дочери не делает мужчину порядочным. Жена не делает человека порядочным.

Когда господин Йохо поступает так с любой женщиной, то он дает разрешение другим мужчинам поступать так и с его дочерьми. Позволяя себе оскорбления в присутствии прессы, он разрешает использовать эти же выражения в адрес его жены, его дочерей, женщин из его круга. И я здесь для того, чтобы сказать: это недопустимо.

Йохо показал миру, что вы можете быть сильным мужчиной и унижать женщин. Вы можете иметь дочерей и унижать женщин. Вы можете жениться и унижать женщин. Вы можете делать фотографии, проецировать на мир образ семейного человека, и все равно унижать женщин без угрызений совести и с чувством безнаказанности. В этой стране это происходит каждый день».

Эмма Уотсон

Британская актриса Эмма Уотсон (Фото: Dia Dipasupil / Getty Images)

Актриса выступила с речью с трибуны ООН в 2014 году. Будучи назначенной Послом доброй воли, девушка представила программу HeForShe. Проект поощряет присоединение мужчин к феминистскому движению:

«Мужчины, гендерное равенство — тоже ваша проблема. Потому что я лично видела, что роль моего отца как родителя не так ценится обществом, несмотря на то, что я нуждалась в его присутствии в детстве не меньше, чем в материнском. Я видела молодых людей, страдающих психическими заболеваниями и неспособными попросить о помощи из страха, что это «не по-мужски». Я видела, как мужчины становились хрупкими и неуверенными из-за искаженного представления о «мужском успехе». Так что и у вас нет преимуществ равенства.

Мы нечасто говорим о мужчинах, находящихся в плену гендерных стереотипов. Но они таковы, и для женщин многое изменится естественным образом, когда мужчины освободятся от этого. Если мужчинам не нужно быть агрессивными, чтобы их принимало общество, женщины не будут чувствовать себя обязанными подчиняться. И мужчины, и женщины имеют право быть эмоциональными и чувствительными. И мужчины, и женщины должны чувствовать себя сильными. Пришло время, чтобы все мы воспринимали гендер как спектр, а не два набора противоположных идеалов».

Дженнифер Энистон

Дженнифер Энистон (Фото: Rich Fury / Getty Images)

Звезда сериалов «Друзья» и «Утреннее шоу» в 2016 году опубликовала эссе For The Record в ответ на спекуляции журналистов о ее возможной беременности:

«Эта история показывает, насколько мы определяем ценность женщины на основе ее семейного и материнского статуса. Огромное количество ресурсов, которые тратятся прессой, пытаясь раскрыть, беременна я или нет, указывает на устаревшее представление о том, что женщины каким-то образом неполноценны или неудачливы, если они не замужем и не имеют детей. Параллельно с этим скучным новостным циклом о моей личной жизни происходили массовые стрельбы, лесные пожары, принимались важные решения в Верховном суде, — и множество других событий, на освещение которых люди могли бы направить свои ресурсы.

Каждая из нас является полноценным человеком, будь у нас партнер или нет, будь мы с ребенком или без него. Мы сами решаем, что красиво, когда дело касается нашего тела. Это решение принадлежит нам и только нам. Давайте примем это решение для себя и для молодых женщин этого мира, которые смотрят на нас как на пример. Нам не обязательно быть женатыми или матерями, чтобы быть полноценными. Мы сами определяем свое «долго и счастливо».

Иэн Сомерхолдер

Иэн Сомерхолдер (Фото: Jason Merritt / Getty Images)

В интервью 2015 года американский актер заявил:

«Мы слишком легко принимаем то, что за женщин говорят другие люди, и это пора изменить. Будь то в области рекламы, маркетинга, моды, технологии или спорта, женщинам указывают на то, где их место и как они должны себя вести. Это очень важно, чтобы девушки не боялись повышать голос, чтобы они влюблялись в то, как он звучит громче и сильнее — но это не решение всех проблем. Мужчины, которые придерживаются патриархальных взглядов, должны заметить перемены в обществе и принять их. Они должны признать, что это часть эволюции, и поддержать сильных женщин по всему миру. Только когда мы признаем настоящую власть женщин, мы сможем говорить о человеческом прогрессе».

Интересны материалы на данную тему? Расскажите, какие еще вопросы по ней мы можем для вас разобрать.


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

феминисток плохо относятся к мужчинам. Это плохо для феминизма.

Этот гендерный антагонизм никак не способствует незавершенному делу равенства. Во всяком случае, зацикленность на плохом поведении мужчин отвлекает от более фундаментальных проблем, таких как изменения на рабочем месте для достижения баланса между работой и личной жизнью. Более того, издевательства над мужчинами огорчают не только многих мужчин — и немало женщин — феминизмом. Это часто загоняет их в интернет-субкультуры, где критика феминизма смешивается с враждебностью по отношению к женщинам.

В некоторой степени вызов мужчинам и мужской силе всегда был присущ феминизму с тех пор, как в Декларации чувств Сенека-Фоллс 1848 года были внесены в каталог обиды «женщины» на «мужчину». Однако эти претензии были адресованы больше учреждениям, чем отдельным лицам. В «Женской мистике», которая вызвала большое феминистское возрождение 1960-х годов, Бетти Фридан рассматривала мужчин не как злодеев, а как товарищей-жертв, обремененных социальным давлением и ожиданиями своих жен, которые зависели от них как в плане средств к существованию, так и идентичности.

Ситуация начала меняться в 1970-х годах с ростом радикального феминизма. Это движение под девизом «Личное — это политическое» вызвало волну женского гнева на коллективные и индивидуальные проступки мужчин. Такие авторы, как Андреа Дворкин и Мэрилин Френч, изображали обычных людей жестокими пехотинцами патриархата.

Эта тенденция достигла нового тревожного пика, поскольку радикальные феминистские теории, рассматривающие современную западную цивилизацию как патриархат, перекочевали из академических и активистских кругов в мейнстримную дискуссию.Одна из причин этой тенденции — социальные сети с их мгновенным усилением личных повествований и их склонностью к возмущению. Мы живем в то время, когда резкие мужские попытки кибер-флирта можно собирать в блоге под названием Straight White Boys Texting (в котором содержится отказ от ответственности, что предубеждение против белых мужчин не является расистским или сексистским, поскольку оно не направлено против угнетенных) и затем выразил сожаление в статье под названием «Дорогие мужчины: вот почему женщины имеют полное право испытывать к нам отвращение».

Какими бы ни были причины нынешнего цикла мизандрии — да, это слово, высмеиваемое, но также принятое для иронии многими феминистками — его существование вполне реально.Рассмотрим, например, количество неологизмов, в которых слово «человек» используется как уничижительный префикс, и которые вошли в повседневный язык средств массовой информации: «mansplaining», «mansplaining» и «manterrupting». Является ли поведение мужчин оправданным в терминах гендерной специфики? Не обязательно: исследование, которое цитируется как доказательство чрезмерного прерывания женщин мужчинами, на самом деле показало, что чаще всего прерывают женщину женщинами («прерывание женщины»?).

Сидеть с расставленными ногами — это обычное дело для парней, но существует множество наглядных свидетельств того, как женщины занимают лишнее пространство в общественном транспорте с кошельками, сумками для покупок и ногами на сиденьях.Что касается «мужских объяснений», в наши дни это, кажется, означает не больше, чем аргумент, который мужчина приводит вразрез, который не нравится женщине. Корреспондент Slate Далия Литвик призналась, что использовала этот термин, чтобы «отвергнуть все сказанное мужчинами» в дебатах о Хиллари Клинтон. А на следующий день после того, как Клинтон заявила о выдвижении кандидатом в президенты от Демократической партии, политический аналитик Дэвид Аксельрод был раскритикован в Твиттере как «истец» за его наблюдение, что это показатель «большого прогресса» нашей страны: «многие молодые женщины считают назначение женщины ничем не примечательным .

Мужчины, которые недовольны своими бывшими подругами и советуют другим мужчинам избегать отношений с женщинами, обычно отнесены к захудалой изнанке Интернета — различным форумам и веб-сайтам в «маносфере», о которых недавно писал Стивен Марке в Guardian. Тем не менее, ведущий голос нового феминистского поколения, британская писательница Лори Пенни, может использовать свою колонку в New Statesman, чтобы осудить бывших бойфрендов, которые «стали злыми или уйти», и призвать гетеросексуальных молодых женщин оставаться одинокими, а не «тратить годы зря» по очереди на тусклых, неблагодарных, скучных детей-мужчин.

В феминистских комментариях обычно самые отвратительные из возможных искажений мужского поведения и мотивов. Рассмотрим негативную реакцию на концепцию «зоны друзей» или статус «только для друзей» при поиске романтических отношений — обычно, хотя и не исключительно, в отношении мужчин, которых женщины «зонируют друг друга». Поскольку этот термин имеет явный негативный оттенок, критики-феминистки говорят, что он отражает предположение о том, что мужчина обязан сексом в качестве награды за хорошее отношение к женщине. Тем не менее, по крайней мере столь же вероятно, что, как утверждала писательница-феминистка Рэйчел Хиллс в редком инакомыслии в Атлантике, жалоба «зонированного друга» касается «одиночества и романтического разочарования», а не сексуальных прав.

Дело дошло до того, что случайные неумышленные нападения на мужчин на низком уровне становятся постоянным белым шумом в модных прогрессивных онлайн-СМИ. Возьмем, к примеру, недавнюю статью на Broadly, женскую секцию Vice под названием «Мужчины жуткие, подтверждает новое исследование», рекламируемую с помощью публикации Vice в Facebook, в которой говорилось: «Вы мужчина? Ты, наверное, подонок ». Фактическое исследование показало совсем другое: и мужчины, и женщины в подавляющем большинстве считают, что тот, кого называют «жутким», с большей вероятностью будет мужчиной. Если бы исследование показало, что отрицательная черта характера широко ассоциируется с женщинами (или геями, или мусульманами), это наверняка было бы заявлено как прискорбный стереотип, а не как подтверждение реальности.

Между тем, мужчин могут разорить (виртуально) за то, что они высказывают даже самое умеренное непопулярное мнение по поводу чего-то связанного с феминизмом. Совсем недавно рецензент на YouTube Джеймс Рольф, известный под псевдонимом «Angry Video Game Nerd», был резко осужден как женоненавистник в социальных сетях и онлайн-прессе после того, как объявил, что не будет смотреть «Охотники за привидениями», возглавляемые женщинами. Римейк из-за того, что, по его мнению, не признавал оригинальную франшизу.

Это важно, и не только потому, что это может уменьшить сочувствие мужчин к проблемам, с которыми сталкиваются женщины.В то время, когда мы постоянно слышим, что женская сила торжествует и «конец мужчин» — или, по крайней мере, традиционного мужества — близок, мужчины сталкиваются с некоторыми собственными реальными проблемами. В настоящее время женщины получают около 60 процентов дипломов о высшем образовании; зачисление мужчин в колледж после окончания средней школы застопорилось на уровне 61 процента с 1994 года, тогда как зачисление девочек в колледж выросло с 63 до 71 процента. Рабочие места, в которых работают преимущественно мужчины, сокращаются, а рост числа матерей-одиночек оставил многих мужчин оторванными от семейной жизни.Старая модель брака и отцовства признана устаревшей, но новые идеалы остаются недостижимыми.

Возможно, насмехаться над мужчинами и ругать их — это не способ показать, что феминистская революция направлена ​​на равенство и что они заинтересованы в новой игре. Послание о том, что феминизм может помочь и мужчинам — придавая равное значение их роли родителей или поощряя улучшение психического здоровья и сокращая количество самоубийств среди мужчин, — подрывается борцами за гендерные аспекты, такими как австралийский эксперт Клементина Форд, чье «ироничное мизандизм» часто кажется совершенно полным. не ироничен и гневно настаивал на том, что феминизм стоит только для женщин.Болтовня о «мужских слезах» — например, на футболке, которую носит писательница Джессика Валенти на фотографии, высмеивающей ее недоброжелателей — кажутся особенно неудачными, если феминистки серьезно настроены бросить вызов стереотипу о стоическом, подавляющем боль мужчине. Отказ от беспокойства по поводу неправомерных обвинений в изнасиловании с язвительным «А как насчет мужчин?» — не лучший способ показать, что освобождение женщин не нарушает гражданских прав мужчин. И говорить мужчинам, что их надлежащая роль в движении за гендерное равенство — прислушиваться к мнению женщин и терпеливо переносить анти-мужские удары, — не лучший способ заручиться поддержкой.

Валенти и другие утверждают, что ненависть к мужчинам не может нанести реального ущерба, потому что мужчины обладают властью и привилегиями. Мало кто станет отрицать историческую реальность мужского доминирования. Но сегодня, когда мужчины могут потерять работу из-за сексистских ошибок и быть исключенными из колледжа из-за обвинений в сексуальных домогательствах, это ограниченная точка зрения, особенно с учетом того, что война с мужскими грехами часто может быть нацелена на тривиальные проступки отдельных лиц. Возьмем, к примеру, позор в СМИ бывшего подкастера «Гарри Поттера» Бенджамина Шона, осужденного за несколько неприятных твитов (а затем недостаточно любезные извинения по электронной почте) женщине, которая заблокировала его на Facebook после попытки флирта.В то время как сексистские словесные оскорбления в отношении женщин в сети широко осуждаются, мало сочувствия к мужчинам, которых атакуют как женоненавистников, высмеивают как «младенцев-мужчин» или «разгневанных девственниц» или даже выставляют напоказ сексуальными хищниками в спорах в Интернете.

Мы приближаемся к выборам с почти беспрецедентным гендерным разрывом среди избирателей. В некоторой степени эти цифры отражают различия в политике. Тем не менее, нет ничего удивительного в том, что настроения в поддержку Дональда Трампа подпитываются, по крайней мере частично, негативной реакцией на феминизм.И хотя часть этой негативной реакции может иметь старомодную разновидность «поставьте женщин на их место», нет никаких сомнений в том, что для молодого поколения восприятие феминизма как экстремистского и анти-мужского тоже играет роль.

Эта тема возникла в недавнем интервью Конора Фридерсдорфа в Атлантике со сторонником Трампа, 22-летним жителем Сан-Франциско с высшим образованием, который считает себя феминистом и ожидает, что его карьера отойдет на второй план по сравнению с его карьерой. невеста с более высоким доходом — но которая также жалуется на то, что ее «стыдят» как белого человека, и выражает озабоченность по поводу ложных обвинений в изнасиловании.

Как показывает эта кампания, наша раздробленная культура остро нуждается в исцелении — от гендерных войн и других разделений. Чтобы быть частью этого исцеления, феминизм должен включать мужчин не только как поддерживающих союзников, но и как партнеров, с равным голосом и равной человечностью.

Феминистская философия (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Введение

Как описано в этой статье, феминизм — это одновременно интеллектуальное обязательство. и политическое движение, которое стремится к справедливости для женщин и прекращению сексизм во всех формах.Мотивированные стремлением к социальной справедливости, феминистское исследование предлагает широкий спектр точек зрения на социальные, культурные, экономические и политические явления. Тем не менее, несмотря на многие в целом общие обязательства, между феминистскими философов относительно философской ориентации (будь то например, континентальный или аналитический), онтологические обязательства (такие как категория женщины), и какие политические и моральные средства защиты следует искать.

Современная феминистская философская наука возникла в 1970-х годах. поскольку все больше женщин начали карьеру в высших учебных заведениях, включая философию.Поступив так, они также начали заниматься своими делами. опыт для философского исследования. На этих ученых повлияли как феминистскими движениями в их среде, так и их философское обучение, которое не было феминистским. До того как в последнее время нельзя было пойти в аспирантуру, чтобы изучать «феминистку». философия ». В то время как студенты и ученые могли обратиться к сочинения Симоны де Бовуар или исторически оглянуться на сочинения феминисток «первой волны», таких как Мэри Уоллстонкрафт, большинство философов, писавших в первые десятилетия появления феминистской философии принесли свои особые обучение и опыт для анализа вопросов, поднятых женское освободительное движение 1960-х и 1970-х годов, например аборты, позитивные действия, равные возможности, институты брак, сексуальность и любовь.Кроме того, феминистские философские стипендия все больше фокусируется на одних и тех же проблемах философы были и имели дело.

Феминистская философская наука начинается с внимания к женщинам, к их роли и местоположения. Что делают женщины? Какие социальные / политические локации они являются частью или исключены? Как их деятельность сравнить с мужскими? Действия или исключения некоторых группы женщин отличаются от групп других групп и почему? Что различные роли и положения женщин позволяют или исключают? Каким образом их роли были оценены или обесценены? Как сложность положение женщины, включая ее класс, расу, способности и сексуальность влияет на ее местоположение? К этому добавим внимание переживания и проблемы женщин.У кого-нибудь из женских опыт или проблемы игнорировались или недооценивались? Как мог внимание к этим преобразованиям наших текущих методов или ценностей? И из здесь мы переходим в сферу символического. Как женское созданы и сконструированы в текстах философии? Какая роль женское начало играет в формировании, либо из-за его отсутствия, либо из-за присутствие, центральные концепции философии? И так далее.

Философы-феминистки использовали свои философские инструменты. эти вопросы.И поскольку эти феминистские философы использовали философские инструменты, которые они знали лучше всего и считали наиболее многообещающими, феминистскими философия начала исходить из всех традиций западных философия, преобладающая в конце двадцатого века, включая аналитическая, континентальная и классическая американская философия. Должно неудивительно, что тематическая направленность их работы была часто под влиянием тем и вопросов, выделенных этими традиции. Следовательно, в результате можно подойти к заданному вопросу и адресуется из массива представлений, иногда, как обсуждается ниже, с довольно противоречивые ответы.

Следовательно, феминистская философская наука также неоднородна. методы или в выводах. Действительно, были серьезные дебаты в феминистских философских кругах относительно эффективности особые методы в философии для феминистских целей. Некоторые для Например, обнаружили, что методы аналитической философии обеспечивают ясность как формы, так и аргументация, отсутствующая в некоторых школах Континентальной философии, в то время как другие утверждали, что такое предполагаемое ясность достигается за счет риторических стилей и методологических подходы, которые обеспечивают понимание аффективных, психических или воплощенных компоненты человеческого опыта.Другие феминистки находят подходы внутри Американский прагматизм для ясности формы и аргументации иногда отсутствует в континентальных подходах и связи с реальными мировые проблемы иногда отсутствуют в аналитических подходах.

Основанная в 1982 году как место для феминистских философских исследований, Гипатия: журнал феминистской философии охватил разнообразие методологических подходов в феминистской философии, издательская работа всех трех традиций. Феминистская стипендия в каждая из этих традиций также продвигается и поддерживается, хотя научный обмен в различных профессиональных обществах, в том числе Общество женщин в философии, основанное в США в 1972 году.Кроме того, Общество аналитического феминизма, основанное в 1991 году, способствует изучению проблем феминизма методами, широко понимаемыми как аналитический, чтобы изучить использование аналитических методов применительно к феминистские вопросы, и предоставить средства, с помощью которых аналитические феминистки могут встречаться и обмениваться идеями. Философия была учреждена в 2005 году для популяризации континентальных феминистских научных исследований и педагогическое развитие. Общество изучения женщин Philosophers была основана в 1987 году для содействия изучению вклад женщин в историю философии.Похожий организации и журналы на многих континентах продолжают развиваться стипендия в области феминистской философии.

Многие из аспектов, по которым феминистская философия не является монолитной, будут обсуждается ниже. Тем не менее, здесь стоит сразу отметить что, хотя философы-феминистки предполагали, что их работать — в отличие от традиционной философии, которую они критикуют — быть применимы ко всем женщинам и отражают разнообразный опыт женщин, на практике так было не всегда. Одно важное ограничение философы-феминистки пытаются преодолеть их недостаточное внимание ко многим способам взаимодействия, которыми люди угнетены, например, по признаку расы, сексуальности, способностей, класс, религия и национальность.Феминистская философия стремится к инклюзивность и плюрализм, даже если этого не хватает.

2. Что такое феминизм?

2.1 Феминистские убеждения и феминистские движения

Термин «феминизм» имеет много разных значений, и его значения часто оспариваются. Например, некоторые авторы используют термин «Феминизм» для обозначения исторически определенного политического движение в США и Европе; другие писатели используют это, чтобы относятся к убеждению, что в отношении женщин существует несправедливость, хотя нет единого мнения о точном списке этих несправедливостей.Несмотря на то что История термина «феминизм» на английском языке связана с женской активности с конца девятнадцатого века до в настоящее время полезно отличать феминистские идеи или убеждения от феминистские политические движения, потому что даже в периоды, когда отсутствие значительной политической активности вокруг подчинения женщин, люди были озабочены и теоретизировали о справедливости для женщины. Так, например, имеет смысл спросить, был ли Платон феминистка, учитывая его точку зрения, что некоторых женщин следует обучать управлять ( Республика , Книга V), хотя он был исключением в своем исторический контекст (см., д.г., Туана 1994).

Наша цель здесь не в том, чтобы рассматривать историю феминизма как совокупность идей или как серию политических движений, а скорее набросайте некоторые из основных употреблений этого термина, которые имеют самое непосредственное отношение к тем, кто интересуется современной феминистской философией. Ссылки ниже мы приводим лишь небольшой образец работ, доступных на обсуждаемые темы; более полные библиографии доступны на сайте конкретные тематические записи, а также в конце этой записи.

В середине 1800-х годов термин «феминизм» использовался для обозначения «Качества женщин», и только после Первая Международная конференция женщин в Париже в 1892 г. термин, следующий за французским термином féministe , был использован регулярно на английском языке для веры и защиты равных прав для женщины, основанные на идее равноправия полов.Хотя термин «феминизм» на английском языке уходит корнями в мобилизацию за избирательное право женщин в Европе и Соединенных Штатах в конце девятнадцатого и начала двадцатого века, конечно, попытки получить правосудие для женщин не началось и не закончилось этим периодом активности. Поэтому некоторые сочли полезным, хотя и спорным, подумать о женское движение в Соединенных Штатах, происходящее в «Волны». В волновой модели борьба за достижение основных политические права в период с середины девятнадцатого века до принятия Девятнадцатой поправки в 1920 году считается Феминизм «первой волны».Феминизм ослаб между двумя мировые войны, которые должны быть «возрождены» в конце 1960-х — начале 1970-е годы как феминизм «второй волны». В этой второй волне феминистки вышли за рамки ранних поисков политических прав на борьбу для большего равенства во всех сферах, например, в сфере образования, на рабочем месте, и дома. Более поздние преобразования феминизма привело к «Третьей волне». Феминистки Третьей волны часто критиковать феминизм Второй волны за невнимание к различия между женщинами из-за расы, этнической принадлежности, класса, национальности, религия (см. Раздел 2.3 ниже; также Breines 2002; Весна 2002 г.), и подчеркиваем «Идентичность» как место гендерной борьбы. (Для большего информация о «волновой» модели и каждой из «Волны», см. Другие интернет-ресурсы.)

Однако некоторые ученые-феминистки возражают против отождествления феминизма с именно эти моменты политической активности на том основании, что это затмевает тот факт, что сопротивление мужскому доминирование, которое следует рассматривать как «феминистское» во всем история и разные культуры: i.е., феминизм не ограничивается несколькими (Белые) женщины на Западе за последнее столетие или около того. Более того, даже учитывая только относительно недавние попытки противостоять мужскому господству в Европе и США упор на «Первый» и феминизм «Второй» волны игнорирует продолжающееся сопротивление мужскому доминированию между 1920-ми и 1960-ми годами и сопротивлению вне основной политики, особенно цветными женщинами и женщины из рабочего класса (Cott 1987).

Одна из стратегий решения этих проблем — выявить феминизм. с точки зрения набора идей или убеждений, а не участия в каких-либо конкретное политическое движение.Как мы видели выше, у этого также есть преимущество в том, что мы можем найти изолированных феминисток, чья работа была не понимали и не ценили в свое время. Но как нам идти об определении основного набора феминистских убеждений? Некоторые предложат что мы должны сосредоточиться на политических идеях, которыми был назван этот термин. очевидно, придуман, чтобы отразить, а именно, приверженность женской равные права. Это свидетельствует о том, что приверженность и пропаганда права женщин не ограничивались Освободительное движение на Западе.Но это тоже вызывает споры, так как он образует феминизм в рамках широко либерального подхода к политическим и хозяйственная жизнь. Хотя большинство феминисток, вероятно, согласятся, что какое-то чувство прав, в отношении которых достижение равных прав для женщин является необходимое условие для успеха феминизма, большинство также будет утверждать что этого будет недостаточно. Это потому, что женские угнетение при мужском господстве редко, если вообще когда-либо, сводится исключительно к лишение женщин политических и юридических прав, но также распространяется на структура нашего общества и содержание нашей культуры, работы языков и как они формируют восприятие и пронизывают наши сознание (е.г., Bartky 1988, Postl 2017).

Есть ли смысл спрашивать, что такое феминизм? Учитывая разногласия по поводу термина и политики ограничения границы общественного движения, иногда хочется подумать что лучшее, что мы можем сделать, это сформулировать набор дизъюнктов, которые охватить диапазон феминистских убеждений. Однако в то же время он может быть интеллектуально и политически ценным, чтобы иметь схематический структура, которая позволяет нам отображать по крайней мере некоторые из наших точек согласие и несогласие.Мы начнем с рассмотрения некоторых основных элементов феминизма как политической позиции или набора верования.

2.2 Нормативные и описательные компоненты

Во многих своих формах феминизм, кажется, включает как минимум две группы претензии, один нормативный, а другой описательный. Нормативные требования беспокоиться о том, как следует (или не следует) относиться к женщинам и обращаться с ними; опираться на концепцию справедливости или широкую моральную позицию; описательные утверждения касаются того, как женщины, собственно, осматривали и лечили, утверждая, что они не проходят лечение в в соответствии со стандартами справедливости или морали, изложенными в нормативные требования.Вместе нормативные и описательные утверждения объясните причины, по которым нужно работать над изменением существующего положения вещей; следовательно, феминизм не только интеллектуальный, но и политический движение.

Так, например, уже упомянутый либеральный подход может определить феминизм (здесь довольно упрощенно) с точки зрения двух претензий:

  1. (Нормативный) Мужчины и женщины имеют равные права и уважать.
  2. (Описательный) В настоящее время женщины находятся в неблагоприятном положении с точки зрения права и уважение по сравнению с мужчинами [… в таком-то уважает и в силу таких-то условий…].

По этой причине женщины и мужчины должны иметь равные права и уважение — нормативное требование; и что женщинам отказано в равных правах и уважайте функции здесь как описательное требование. По общему признанию, утверждают, что женщины находятся в невыгодном положении с точки зрения прав и уважения не является «чисто описательным» заявлением, поскольку оно правдоподобно включает оценочный компонент. Однако наша точка зрения здесь просто что утверждения такого рода касаются того, что происходит, а не того, что должно быть дело.Более того, как показано многоточием выше, описательный компонент содержательного феминистского взгляда не будет может быть сформулирован в одном иске, но будет включать в себя отчет о конкретные социальные механизмы, которые лишают женщин, например, прав и уважать. Например, это основной источник женской подчинение ее роли в семье? (Энгельс 1845; Окин 1989). Или это это ее роль на рынке труда? (Бергманн 2002). Проблема склонность мужчин к сексуальному насилию (и что является источником эти тенденции?)? (Браунмиллер, 1975; Маккиннон, 1987).Либо это просто биологическая роль женщины в воспроизводстве? (Огненный камень 1970).

Разногласия внутри феминизма могут возникать в отношении либо описательные, либо нормативные утверждения, например, феминистки расходятся во мнениях что считается справедливостью или несправедливостью для женщин (что считается «Равенство», «угнетение», «Недостаток», какие права должны быть предоставлены каждому?) , и от каких видов несправедливости на самом деле страдают женщины (какие аспекты нынешнее положение женщин вредно или несправедливо?).Разногласия может также заключаться в объяснении несправедливости: две феминистки могут согласны с тем, что женщинам несправедливо отказывают в надлежащих правах и уважении и все же существенно различаются в своих объяснениях того, как и почему имеет место несправедливость и что необходимо для ее прекращения (Jaggar 1994).

Разногласия между феминистками и нефеминистками могут возникать из-за в отношении как нормативных, так и описательных требований, например, некоторые нефеминистки соглашаются с феминистками в том, как женщины должны быть просматривали и лечили, но не вижу проблем с тем, как вещи в настоящее время есть.Другие не согласны с моральными или моральными соображениями. политические взгляды.

Пытаясь схематично описать феминизм, Сьюзен Джеймс характеризует феминизм следующим образом:

Феминизм основан на вере в то, что женщины угнетены или находятся в невыгодном положении по сравнению с мужчинами, и что их угнетение каким-то образом незаконным или необоснованным. Под эгидой этого общая характеристика, однако существует множество интерпретаций женщин и их угнетение, так что ошибочно думать о феминизм как единое философское учение или как подразумевающий согласованный политическая программа.(Джеймс 1998: 576)

Кажется, здесь Джеймс использует понятие «угнетение». и «недостаток» в качестве заполнителя для более существенных объяснения несправедливости (как нормативной, так и описательной), по которой феминистки не согласны.

Некоторые могут предпочесть определение феминизма в терминах нормативных требований. в одиночку: феминистки — это те, кто считает, что женщины имеют право равные права или равное уважение, или… (заполните поле предпочтительный отчет о несправедливости), и один не требуется полагать, что с женщинами в настоящее время обращаются несправедливо.Тем не мение, если бы мы приняли это терминологическое соглашение, было бы труднее выявить некоторые из интересных источников разногласий как с и внутри феминизма, и термин «феминизм» потеряет значительная часть его потенциала объединяет тех, чьи заботы и обязательства выходят за рамки их моральных убеждений до их социальных интерпретаций и политическая принадлежность. Феминистки — это не просто те, кто в принципе преданы правосудию в отношении женщин; феминистки берут на себя иметь причины внести социальные изменения в женскую от имени.

Если рассматривать феминизм как нормативный и эмпирический обязательства также помогают понять некоторые варианты использования термина «Феминизм» в недавнем популярном дискурсе. В повседневной в разговоре нередко можно встретить как мужчин, так и женщин, начинающих комментарий, который они могут сделать о женщинах с оговоркой: «Я не феминистка, но… ». Конечно, эта квалификация может быть (и есть) использоваться для различных целей, но одно постоянное использование кажется следовать квалификации с каким-то утверждением, которое трудно отличать от заявлений, которые обычно делают феминистки.Например, Я не феминистка, но считаю, что женщины должны зарабатывать равные платить за равный труд; или я не феминистка но я рады, что первоклассные баскетболистки наконец-то некоторое признание в WNBA. Если мы увидим отождествление «Феминистка» как подразумевающая приверженность одному и тому же нормативная позиция о том, как все должно быть, и интерпретация в нынешних условиях легко представить, что кто-то находится в позиция, желающая отменить свое одобрение либо нормативный или описательный иск.Так, например, можно было бы признать, что есть случаи, когда женщины оказывались в невыгодном положении не желая покупать какую-либо широкую моральную теорию, которая такие вещи (особенно там, где неясно, что это за общая теория является). Или можно было бы в очень общем виде признать, что равенство для женщин — это хорошо, без обязательств интерпретация конкретных повседневных ситуаций как несправедливых (особенно если неясно, насколько далеко должны распространяться эти интерпретации).Однако феминистки, по крайней мере, согласно популярному дискурсу, готовы оба принять широкий взгляд на то, что справедливость для женщин потребует и интерпретировать повседневные ситуации как несправедливые по стандартам этого учетная запись. Те, кто открыто отказывается от своей приверженности феминизму, могут тогда будьте счастливы поддержать какую-то часть точки зрения, но не желаете одобрить то, что они считают проблемным пакетом.

Как упоминалось выше, внутри феминизма ведутся серьезные споры. относительно нормативного вопроса: что будет считаться (полной) справедливостью для женщин? Какова природа зла, к которому стремится феминизм? адрес? Например, неправильно ли, что женщины были лишены равных права? Дело в том, что женщинам отказывают в равном уважении к их различия? Дело в том, что опыт женщин игнорируется и девальвировал? Это все вышеперечисленное и многое другое? Какой фреймворк должен мы используем для выявления и решения проблем? (см., д.г., Джаггар, 1983; Young 1985; Туана и Тонг 1995). Философы-феминистки в в частности спросили: есть ли стандартные философские объяснения справедливость и мораль дают нам адекватные ресурсы для теоретизирования мужских доминирование, или нам нужны отчетливо феминистские взгляды? (например, Окинский 1979; Hoagland 1989; Окин 1989; Ruddick 1989; Benhabib 1992; Хэмптон 1993; Проведен 1993 г ​​.; Тонг 1993; Baier 1994; Moody-Adams 1997; М. Уокер 1998; Kittay 1999; Робинсон 1999; Молодой 2011; О’Коннор 2008 г.).

Обратите внимание, однако, что, формулируя задачу как одну из несправедливости, которые страдают (и страдали) женщины, существует неявная предположение, что женщин как группу можно с пользой сравнить с мужчинами как группа по своему положению или положению в обществе; и это, кажется, предполагает, что к женщинам как группе относятся одинаково пути, или что все они страдают от одной и той же несправедливости, и мужчины как группа все получают одни и те же преимущества.Но, конечно, это не так, или по крайней мере, не так однозначно. Как колокольчики так ярко заострены в 1963 году, когда Бетти Фридан призвала женщин пересмотреть роль домохозяйка и потребовала, чтобы женщины имели больше возможностей войти в рабочей силы (Friedan 1963), Фридан не говорил от имени рабочего класса женщины или большинство цветных женщин (крючки 1984: 1–4). И она не была говоря для лесбиянок. Женщины как группа переживают много разных формы несправедливости, и сексизм, с которым они сталкиваются, взаимодействует в сложных способы с другими системами угнетения.Говоря современным языком, это известна как проблема интерсекциональности (Crenshaw 1991, Botts 2017). Эта критика заставила некоторых теоретиков сопротивляться ярлыку «Феминизм» и принять другое название для своей точки зрения. Раньше, в 1860–80-е годы, термин «женственность» иногда использовались для таких интеллектуальных и политических обязательства; в 1990 году Элис Уокер предложила «Женственность» представляет собой современную альтернативу «Феминизм», который лучше отвечает потребностям чернокожих женщин и цветные женщины в целом.Но с учетом более поздних работ по транс-вопросы такой гендерный термин сегодня вызовет гораздо больше проблем, чем это решит.

2.3 Феминизм и разнообразие женщин

Чтобы рассмотреть некоторые из различных стратегий реагирования на феномен интерсекциональности, вернемся к схематическому утверждает, что женщины угнетены, и это притеснение неправильно, или несправедливый. Итак, очень широко можно охарактеризовать цель феминизм должен положить конец угнетению женщин.Но если мы также признать, что женщины угнетены не только сексизмом, но и многими другими способами, например, классизмом, гомофобией, расизмом, эйджизмом, эйлизмом и т. д., тогда может показаться, что цель феминизма — положить конец всякому угнетению это влияет на женщин. И некоторые феминистки приняли это интерпретация (например, Ware 1970, цитируется по Crow 2000: 1).

Обратите внимание, однако, что не все согласны с таким широким определением термина. феминизм. Можно согласиться с тем, что феминисткам следует работать, чтобы положить конец всем формы угнетения — угнетение несправедливо, и феминистки, как все остальные имеют моральное обязательство бороться несправедливость — не утверждая, что это миссия феминизма чтобы положить конец всякому угнетению.Можно даже подумать, что для того, чтобы для достижения целей феминизма необходимо бороться с расизмом и экономической эксплуатации, но также думаю, что существует более узкий набор сугубо феминистские цели. Другими словами, противодействие угнетению во многих формах может быть инструментом, даже необходимым средством, феминизм, но не свойственный ему. Например, колокольчик утверждает:

Феминизм, как освободительная борьба, должен существовать отдельно и как часть о более широкой борьбе за искоренение господства во всех его формах.Мы должны понимать, что патриархальное господство разделяет идеологические основание с расизмом и другими формами группового угнетения, и что нет надежды на то, что его можно искоренить, пока эти системы остаются нетронутый. Эти знания должны постоянно информировать направление феминистская теория и практика. (крючки 1989: 22)

По мнению хуков, определяющая характеристика, которая отличает феминизм от другой борьбы за освобождение, это его забота с сексизмом:

В отличие от многих товарищей-феминисток, я считаю, что мужчины и женщины должны разделять общее понимание — базовые знания о том, что феминизм есть — если оно когда-либо станет мощным массовым политическим движением.В книге «Феминистская теория : от края к центру » я предлагаю определяя феминизм в широком смысле как «движение за прекращение сексизма и сексистское угнетение »позволит нам иметь общие политические цель … Общая цель не означает, что мужчины и женщины не будет иметь радикально расходящихся взглядов на то, как эта цель может быть достигнут. (крючки 1989: 23)

подход крючков зависит от утверждения, что сексизм — это особый форма притеснения, которую можно отличить от других форм, например.грамм., расизм и гомофобия, хотя в настоящее время (и практически всегда) связаны с другими формами угнетения. Феминизм цель — положить конец сексизму, хотя из-за его связи с другими форм угнетения, это потребует усилий, чтобы положить конец другим формам также угнетение. Например, феминистки, которые сами остаются расисты не смогут полностью оценить широкое влияние сексизм в жизни цветных женщин — ни взаимосвязи между расизмом и сексизмом. Более того, поскольку сексистские институты также, e.g., расист, классицизм и гомофоб, разоблачающий сексизм учреждения потребуют, чтобы мы демонтировали другие формы с ними переплеталось господство (Heldke & O’Connor 2004). Следуя примеру крючков, мы можем охарактеризовать феминизм схематично (позволяя по-разному заполнять схему разные счета) как мнение о том, что женщины подвержены сексистским притеснение и что это неправильно. Этот шаг снимает бремя наших исследование характеристики феминизма для характеристика того, что такое сексизм или сексистское угнетение.

Как упоминалось выше, существует множество интерпретации — феминистские и другие — того, что именно угнетение состоит в том, что угнетение состоит в «ограждающей конструкции сил и преград, которые имеет тенденцию к обездвиживанию и сокращению группы или категории люди »(Frye 1983: 10–11). Не просто «ограждающие» структура », однако, подавляет любой процесс социализация создаст структуру, которая одновременно ограничивает и позволяет люди, которые живут в нем.Однако в случае притеснения рассматриваемые «ограждающие конструкции» являются частью более широкая система, которая асимметрично и несправедливо ставит в невыгодное положение группа и приносит пользу другому. Так, например, хотя сексизм ограничивает возможности, доступные — и это, несомненно, вред — как мужчинам, так и женщинам (с учетом некоторых попарных сравнения могут иметь даже большее негативное влияние на мужчину, чем женщина), в целом женщины как группа несправедливо терпят больший вред. Это Однако важная особенность современных счетов заключается в том, что не может предполагать, что члены привилегированной группы намеренно разработали или обслужили систему в их интересах.Гнетущий структура может быть результатом исторического процесса, создатели которого давно прошли, или это может быть непреднамеренный результат сложных кооперативные стратегии пошли не так.

Оставив в стороне (по крайней мере, на данный момент) подробности в личном кабинете угнетения, остается вопрос: что делает ту или иную форму угнетения сексистское притеснение? Если мы просто скажем, что форма притеснения считается сексистское угнетение, если оно причиняет вред женщинам или даже прежде всего женщинам, этого недостаточно, чтобы отличить его от других форм угнетения.Практически все формы угнетения вредят женщинам, и, возможно, некоторые помимо сексизма, в первую очередь (хотя и не исключительно) наносят вред женщинам, например, угнетение размеров тела, угнетение возраста. Кроме того, как мы уже отметили раньше сексизм был вреден не только для женщин, но и для всех нас.

Что делает ту или иную форму угнетения сексистской, кажется, не только в что это вредит женщинам, но что кто-то подвержен этой форме угнетение именно потому, что она (или, по крайней мере, кажется) женщина. Расовое угнетение вредит женщинам, но расовое угнетение (со стороны сама) не вредит им, потому что они женщины, а вредит им потому что они являются (или кажутся) членами определенной расы.В предположение, что сексистское угнетение состоит в угнетении, к которому подчиняется в силу того, что она является женщиной или выглядит как женщина, дает нам по крайней мере, начало аналитического инструмента для различения подчиненные структуры, влияющие на некоторых или даже на всех женщин от тех, кто более конкретно настроен по признаку пола (Haslanger, 2004). Но проблемы и неясности остаются.

Во-первых, нам нужно подробнее объяснить, что значит быть угнетенным. «Потому что ты женщина». Например, идея, что есть ли особая форма угнетения, характерная для женщин? Является быть угнетенным «как женщина» быть угнетенным в определенный способ? Или мы можем быть плюралистами в отношении сексистского угнетения состоит в том, чтобы не фрагментировать понятие, выходящее за рамки полезности?

Две стратегии объяснения сексистского угнетения подтвердили свою эффективность. проблематично.Во-первых, нужно утверждать, что существует форма угнетение, общее для всех женщин. Например, можно интерпретировать Кэтрин Маккиннон утверждает, что ее притесняют как женщина должна рассматриваться и рассматриваться как сексуально подчиненная, где это требование основано на (предполагаемом) универсальном факте эротизации мужского доминирования и женского подчинения (MacKinnon 1987, 1989). Хотя Маккиннон допускает, что сексуальное подчинение может происходить в мириады способов, ее рассказ монистичен в своей попытке объединить различные формы сексистского угнетения вокруг единой основной концепции, которая делает акцент на сексуальной объективации.Хотя MacKinnon’s работа обеспечивает мощный ресурс для анализа женских субординации, многие утверждали, что она слишком узка, например, в некоторых в контексте (особенно в развивающихся странах) сексистское угнетение кажется больше касаться местного разделения труда и экономической эксплуатации. Хотя, безусловно, сексуальное подчинение является фактором сексизма. угнетения, это требует от нас фабрикации неправдоподобных объяснений социальная жизнь, чтобы предположить, что все подразделения труда, которые эксплуатируют женщин (как женщины) проистекают из «эротизации доминирования и подчинение».Более того, не очевидно, что для того, чтобы разобраться в сексистском угнетении, нам нужно искать единственную форму угнетение, общее для всех женщин.

Вторая проблемная стратегия заключалась в том, чтобы рассматривать в качестве парадигм те которых угнетают только как женщин, считая, что сложные дела введение дополнительных форм угнетения затмевает то, что отличительная черта сексистского угнетения. Эта стратегия заставит нас сосредоточиться на США на белых, богатых, молодых, красивых, трудоспособных, гетеросексуальных женщин, чтобы определить, от какого угнетения они страдают, если таковые имеются, в надежде найти сексизм в его «чистейшей» форме, без примеси расизма или гомофобии и т. д.(см. Spelman 1988: 52–54). Этот подход не только исключает все но самые элитные женщины в своей парадигме, но предполагает, что привилегия в других областях не влияет на явление под рассмотрение. Как подчеркивает Элизабет Спелман:

… Ни одна женщина не подвергается каким-либо формам притеснения просто потому, что она женщина; от каких форм угнетения она подвержена какая она «за» женщина. В мире, в котором женщина может быть подвержен расизму, классизму, гомофобии, антисемитизму, если она не так подчинена из-за своей расы, класса, религии, сексуальная ориентация.Так что никогда не может быть, чтобы лечение женщина имеет отношение только к своему полу и не имеет к ней никакого отношения класс или раса. (Спелман 1988: 52–3)

Другие рассказы о притеснении предназначены для того, чтобы позволить этому угнетению. принимает множество форм и отказывается идентифицировать одну форму как более базовую или фундаментальный, чем остальные. Например, Айрис Янг описывает пять «Лица» угнетения: эксплуатация, маргинализация, бессилие, культурный империализм и систематическое насилие (Янг 1980 [1990a: гл.2]). Вероятно, другие должны быть добавлены в список. Например, сексистское или расистское угнетение проявляется в разными способами в разных контекстах, например, в некоторых контекстах через систематическое насилие, в других контекстах через экономическую эксплуатацию. Однако признания этого недостаточно для монистической такие теоретики, как Маккиннон, могли это допустить. Плюралистические аккаунты сексистского угнетения также должно допускать отсутствие всеобъемлющее объяснение сексистского угнетения, применимое ко всем формы: в некоторых случаях может случиться так, что притеснение женщин как женщин происходит из-за эротизации мужского доминирования, но в других случаях это может быть лучше объяснена репродуктивной ценностью женщин в установление родственных структур (Рубин, 1975), или смещение требования глобализации в рамках этнически расслоенного рабочего места.В другими словами, плюралисты сопротивляются искушению «больших социальных теория »,« всеобъемлющие метанарративы », «Монопричинные объяснения», чтобы объяснение сексизма в конкретном историческом контексте будет опираться на экономические, политические, правовые и культурные факторы, специфичные для этого контекст, который не позволит распространить учетную запись на всех случаи сексизма (Fraser & Nicholson 1990). Это все еще совместимы с плюралистическими методами поиска закономерностей в социальное положение женщин и структурные объяснения внутри и в разных социальных контекстах, но при этом мы должны очень внимательно относиться к историческое и культурное разнообразие.

2.4 Феминизм как антисексизм

Однако, если мы будем придерживаться плюралистической стратегии в понимании сексистских угнетение, что объединяет все примеры как проявления сексизма? В конце концов, мы не можем предположить, что рассматриваемое угнетение одна и та же форма в разных контекстах, и мы не можем предположить, что существует лежащее в основе объяснение различных способов его проявления. Так можем ли мы даже говорить о существовании единого набора случаев — то, что мы можем назвать «сексистскими» угнетение »- вообще?

Некоторые феминистки призывают нас признать, что нет систематический способ объединения различных проявлений сексизма и соответственно, нет систематического единства в том, что считается феминизм: вместо этого мы должны видеть основу феминистского единства в здание коалиции (Reagon 1983).Различные группы работают на борьбу разные формы притеснения; некоторые группы угнетают женщины (как женщины) в первую очередь. Если есть основание для сотрудничество между некоторым подмножеством этих групп в данном контексте, тогда нахождение этой основы является достижением, но не следует как должное.

Альтернативой, однако, было бы допустить, что на практике единство среди феминисток нельзя считать само собой разумеющимся, но для начала теоретическая основа среди феминистских взглядов, которая не предполагает что сексизм проявляется в одинаковой форме или по одним и тем же причинам во всех контексты.Выше мы видели одну многообещающую стратегию различения сексизм от расизма, классизма и других форм несправедливости должен сосредоточить внимание на идее, что если человек страдает сексистским угнетением, то важная часть объяснения того, почему она подвергается несправедливость в том, что она женщина или кажется женщиной. Это включает случаи в котором женщины как группа являются явным объектом политики или практики, но также включает случаи, когда политика или практика влияет на женщины из-за сексизма в анамнезе, даже если они явно не целевой.Например, в сценарии, в котором женщины лица, осуществляющие уход за детьми, и не могут выезжать на работу в качестве легко, как мужчины, то методы найма, которые вознаграждают тех, кто может путешествия можно считать сексистскими, потому что разница связана с сексистскими практики. Общность случаев можно найти в роли пола в объяснении несправедливости, а не конкретных форма принимает несправедливость. Основываясь на этом, мы могли бы объединить широкий диапазон феминистских взглядов, считая их приверженными (очень аннотация) утверждает, что:

  1. (описательная претензия) Женщины и те, кто выглядит женщинами, являются подвергнуты несправедливости и / или несправедливости, по крайней мере, частично потому, что они или кажутся женщинами.
  2. (Нормативное требование) Ошибки / несправедливость, о которых идет речь в пункте (i), должны не происходить, и их следует останавливать, когда и где они происходят.

До сих пор мы использовали термин «угнетение» для обозначения прикрыть любую форму несправедливости или несправедливости, о которой идет речь. Продолжая с эта преднамеренная открытость в точной природе неправильного, все еще остается вопрос, что значит сказать, что женщины подвергаются к несправедливости, потому что они женщины. Чтобы ответить на этот вопрос, он может помочь учесть знакомую двусмысленность в понятии «Потому что»: мы озабочены здесь причинными объяснениями или оправдания? С одной стороны, утверждение, что кого-то притесняют потому что она женщина, предлагает лучшее (причинное) объяснение рассматриваемое подчинение будет относиться к ее полу: e.грамм., Паула подвергается сексистским притеснениям на работе, потому что лучшие объяснение того, почему она зарабатывает на 10 долларов меньше часа за выполнение сопоставимых работа, поскольку Пол ссылается на ее пол (возможно, в сочетании с ней раса или другие социальные классификации). С другой стороны, иск что кто-то угнетен, потому что она женщина, предполагает, что Обоснование или основание репрессивных структур требует, чтобы чувствительны к чьему-либо полу в определении того, какими они должны рассматривается и рассматривается, т. е. оправдание чьего-либо подчинение рассматриваемым структурам зависит от представление их как половых мужчин или женщин.Например, Паула подвергается сексистскому притеснению на работе, потому что шкала заработной платы для нее Классификация должностей обоснована рамками, которые различают и обесценивает женский труд по сравнению с мужским.

Обратите внимание, однако, что в обоих случаях тот факт, что один или кажется, что женщина не должна быть единственным фактором, имеющим отношение к объясняя несправедливость. Это может быть, например, что кто-то стоит в группе из-за своей расы или класса, или сексуальность, и поскольку он выделяется, он становится мишенью за несправедливость.Но если несправедливость принимает форму, которая, например, считается особенно подходящим для женщины, тогда несправедливость должна быть понимается интерсекционально, то есть как ответ на интерсекциональное категория. Например, практика изнасилования боснийских женщин была межсекторальная несправедливость: она была нацелена на них обоих, потому что они Боснийские и потому что они были женщинами.

Конечно, эти два понимания того, что вас угнетают, потому что вы женщины несовместимы; на самом деле они обычно поддерживают один еще один.Поскольку человеческие действия часто лучше всего объясняются рамки, используемые для их оправдания, пол может сыграть большую роль в определении того, как с вами обращаются, потому что фон понимание того, что следует делать, вызывает неприязнь различия между полами. Другими словами, причинный механизм сексизм часто проходит через проблемные представления о женщинах и гендерные роли.

В каждом из случаев притеснения женщины, упомянутой выше, Паула страдает от несправедливости, но это решающий фактор в объяснении несправедливость заключается в том, что Паула является членом определенной группы, а именно., женщины. Мы считаем, что это имеет решающее значение для понимания того, почему сексизм (и расизм и другие -измы) чаще всего понимаются как разновидности угнетение. Угнетение — это несправедливость, которая в первую очередь касается группы; людей притесняют только в том случае, если они подвергаются несправедливость из-за их группового членства. С этой точки зрения требовать что женщины как женщины страдают от несправедливости, значит утверждать, что женщины угнетен.

Что это нас оставляет? «Феминизм» — это общий термин для ряда взглядов на несправедливость в отношении женщин.Есть разногласия среди феминисток о природе справедливости в целом и природа сексизма, в частности, конкретные виды несправедливость или неправильные женщины страдают; и группа, которая должна быть основной фокус феминистских усилий. Тем не менее феминистки стремится к социальным изменениям, чтобы положить конец несправедливости в отношении женщины, в частности, несправедливость по отношению к женщинам как женщинам.

3. Подходы к феминизму

Феминизм привносит в философию многое, в том числе не только разнообразие. конкретных моральных и политических претензий, но способы спрашивать и ответы на вопросы, конструктивный и критический диалог с основные философские взгляды и методы, а также новые темы для исследования.Философы-феминистки работают в рамках всех основных традиций философские исследования, включая аналитическую философию, американские прагматическая философия и континентальная философия. Записи в этом Энциклопедия , находящаяся под заголовком «феминизм, подходы »обсуждают влияние этих традиций на феминистские стипендии и изучить возможность и желательность работы, которая связывает две традиции. Феминистский вклад в и вмешательства в основные философские дебаты рассматриваются в записи в этой энциклопедии под заголовком «феминизм, вмешательства ».Работы по рубрике «Феминизм, темы» касаются возникающих философских вопросов. поскольку феминистки формулируют мнения о сексизме, критикуют сексистские социальные культурные обычаи и выработать альтернативное видение справедливого мира. Короче говоря, это философские темы, которые возникают между и . феминизм.

Подходы к феминистской философии почти так же разнообразны, как и подходы к самой философии, отражая различные представления о том, какие виды философии плодотворны и значимы.Разобрать такое различий, в этом разделе SEP дается обзор следуя доминирующим (по крайней мере, в более развитых обществах) подходам к феминистской философии. Ниже приведены ссылки на эссе в этом раздел:

Все эти подходы разделяют набор феминистских взглядов и всеобъемлющая критика институтов, предпосылок и практик которые исторически предпочитали мужчин женщинам. Они также разделяют общая критика претензий на универсальность и объективность, игнорирующих собственная особенность и специфичность теорий, в которых доминируют мужчины.Феминистские философии практически любой философской ориентации будут гораздо более перспективный, исторический, контекстный и ориентированный на прожитое опыта, чем их нефеминистские коллеги. В отличие от мейнстрима философы, которые могут серьезно задуматься над философскими загадками мозгов в чане, философы-феминистки всегда начинают с того, люди как воплощенные. Феминистки также выступали за реконфигурацию принятых структур и проблематики философии. Например, феминистки не только отвергли привилегию эпистемологических озабоченность моральными и политическими проблемами, общими для многих философии, они утверждали, что эти две проблемные области неразрывно переплетены.Часть 2 статьи о аналитический феминизм определяет другие общие черты этих различных подходов. Во-первых, философы-феминистки в целом согласны с тем, что философия — это мощный инструмент для понимания

самих себя и наших отношений друг с другом, с нашими сообществами и штат; чтобы оценить степень, в которой нас считают знающими и моральные агенты; [и] раскрыть предположения и методы различные совокупности знаний.

С другой стороны, все философы-феминистки, как правило, тонко настроены на мужские предубеждения на работе в истории философии, например относительно «природы женщины» и предполагаемой ценности нейтралитет, который при осмотре вряд ли можно назвать нейтральным.Претензии к универсальность, как обнаружили философы-феминистки, обычно состоит из очень конкретная и конкретная точка зрения, вопреки их явные претензии. Другая ориентация, которую философы-феминистки обычно разделяют приверженность нормативности и социальным изменениям; Oни никогда не довольствуются анализом вещей такими, какие они есть, а вместо этого ищут способы преодолеть сексистские практики и институты.

Такое сомнение в проблематике основных подходов к философия часто приводила к феминисткам, использующим методы и подходы из более чем одной философской традиции.Как отмечает частично Энн Гарри три записи на Аналитический феминизм (2017) нередко можно встретить аналитических феминисток, опирающихся на неаналитические фигуры, такие как Бовуар, Фуко или Батлер; и из-за своей мотивации общаться с другими феминистками они более мотивированы, чем другие философы, «искать методологическое взаимное обогащение ».

Даже при их общих и частично совпадающих ориентациях различия между различными философскими подходами к феминизму значительный, особенно с точки зрения стилей письма, влияний и общие ожидания относительно того, чего может и должна достичь философия.Аналитическая феминистская философия склонна ценить анализ и аргументация, интерпретация ценностей континентальной феминистской теории и деконструкция и прагматический феминизм ценят жизненный опыт и исследование. Исходя из постгегелевской традиции, оба континентальных и философы-прагматики обычно подозревают, что «истина», что бы это ни было, возникает и развивается исторически. Они склонны разделяют с Ницше мнение, что правдивые утверждения часто маскируют силу игры. Тем не менее, когда континентальные и прагматики обычно настороженно относятся к концепции истины, аналитические феминистки склонны утверждать, что путь к

противодействие сексизму и андроцентризму через формирование четкой концепции поиска истины, логической последовательности, объективности, рациональности, справедливость и добро.(Cudd 1996: 20).

Эти различия и пересечения проявляются по-разному. феминистки затрагивают темы, представляющие общий интерес. Одна ключевая область перекресток, отмеченный Джорджией Варнке, является присвоением психоаналитическая теория, с англо-американскими феминистками в целом принятие теорий объектных отношений и рисунков континентальных феминисток больше о Лакане и современной французской психоаналитической теории, хотя это уже начинает меняться (запись на пересечения аналитического и континентального феминизма).Важность психоаналитических подходов также подчеркивается в Эссе Шеннон Салливан Пересечение прагматизма и континентального феминизма. Учитывая важность психоаналитический феминизм для всех трех традиций отдельное эссе об этом подходе к феминистская теория включена в этот раздел.

Нет темы более центральной для феминистской философии, чем секс и гендер. но даже здесь процветает множество вариаций на эту тему. Где аналитический феминизм с его критикой эссенциализма придерживается пол / гендер различие практически как Символ веры (см. феминистские взгляды на пол и гендер и Chanter 2009), континентальные феминистки склонны подозревать либо (1) что даже предположительно чисто биологическая категория пола сама по себе социальная конституция (Butler 1990 и 1993 или (2), что само сексуальное различие требует оценки и теоретического обоснования (см. особенно Cixous 1976 и Irigaray 1974.

Несмотря на разнообразие подходов, стилей, обществ и ориентации, общие черты философов-феминисток больше чем их различия. Многие будут свободно брать взаймы друг у друга и обнаруживают, что другие ориентации вносят свой вклад в их собственную работу. Даже различия по признаку пола и гендера добавляют к более широкому разговору о влияние культуры и общества на тела, опыт и пути для изменять.

4. Интервью в философию

Философы-феминистки в своей работе в традиционных области обучения, начали менять эти самые области.В Энциклопедия включает ряд статей о том, как феминистские философии вторглись в обычные области философских исследования, области, в которых философы часто склонны утверждать, что они действуют с нейтральной, универсальной точки зрения (примечательно исключения — прагматизм, постструктурализм и некоторая феноменология). Исторически философия утверждала, что норма универсальна и женское начало ненормально, эта универсальность не гендерна, но все женское не универсально.Неудивительно, что феминистки указали, как на самом деле эти предполагаемые нейтральные предприятия находятся в на самом деле вполне гендерный, а именно мужской гендерный. Например, феминистки работая над экологической философией, выяснили, как непропорционально сильно влияют на женщин, детей и цветных людей. Либеральный феминизм показал, как предполагаемые универсальные истины либерализма на самом деле весьма пристрастны и частны. Феминистские эпистемологи вызвали «эпистемологии невежества», которые не зная.По сути, философы-феминистки раскрытие мужских предубеждений, а также указание на ценность частность, в целом отвергая универсальность как норму или Цель.

Статьи под заголовком «Феминистские интервенции» включают следующее:

5. Темы феминизма

Критическое внимание феминисток к философским практикам выявило неадекватность доминирующих философских троп. Например, феминистки, работающие с точки зрения жизни женщин, оказал влияние на привлечение философского внимания к этому явлению заботы и заботы (Ruddick 1989; Held 1995, 2007; Hamington 2006), зависимость (Kittay 1999), инвалидность (Wilkerson 2002; Carlson 2009) женский труд (Waring 1999; Delphy 1984; Harley 2007) и научная предвзятость и объективность (Longino 1990) и выявили слабости существующих этических, политических и эпистемологических теории.В более общем плане феминистки призывают исследовать, что обычно считаются «частной» практикой и личными заботы, такие как семья, сексуальность и тело, чтобы уравновесить то, что казалось мужской заботой, с «Общественные» и безличные вопросы. Философия предполагает инструменты интерпретации для понимания нашей повседневной жизни; феминистская работа в формулировании дополнительных аспектов опыта и аспектов нашего практика бесценна для демонстрации предвзятости в существующих инструментах, и в поисках лучших.

Феминистские объяснения сексизма и описания сексистских практик также поднимать вопросы, относящиеся к сфере традиционных философских расследование. Например, думая об уходе, феминистки спрашивают: вопросы о природе личности; думая о гендере, феминистки спросили, какова связь между естественным и социальная; размышляя о сексизме в науке, феминистки спрашивают что следует считать знанием. В некоторых таких случаях мейнстрим философские исследования предоставляют полезные инструменты; в других случаях, альтернативные предложения казались более многообещающими.

В подпунктах «феминизм (темы)» в в Оглавление к этой энциклопедии авторы рассматривают некоторые из недавних феминистки работают над темой, подчеркивая проблемы, которые особое отношение к философии. Эти записи:

См. Также записи в Раздел связанных записей ниже.

феминизмов | Гендерные инновации

Феминизм выступает за социальное, политическое, экономическое и интеллектуальное равенство женщин и мужчин.Феминизм определяет политическую перспективу; он отличен от пола или пола.

Феминизм означает для разных людей разные вещи. Множество вариантов феминизма связаны с множеством философских и политических взглядов. Сью В. Россер выделила по крайней мере десять различных феминистских подходов к науке и технологиям (Россер, 2008).

Многие люди в Европе, США и других странах практикуют феминизм, не считая себя «феминистками».«Подавляющее большинство европейцев и американцев — феминистки, по крайней мере, либеральные феминистки, то есть они поддерживают равенство и профессиональные возможности для женщин. Важно понимать, что то, что называют «феминистским» в одно время и в одном месте, становится обычным делом в другом. Это любопытный феномен, когда феминистские практики или точки зрения становятся широко признанными в науке, медицине, инженерии или культуре в целом, они больше не считаются «феминистскими», а просто «справедливыми» или «истинными».«В результате термин« феминистка »продолжает относиться к людям и политике на переднем крае радикалов (Schiebinger, 1999).

Здесь мы представляем четыре широких феминистских подхода. Хотя эти подходы различаются, они не исключают друг друга и не заменяют один другой. Эти подходы представляют собой базовые стратегии, которыми руководствуются исследования, законодательство и политика.

1. Либеральный феминизм, или подход к равенству , был ведущей формой феминизма в США.С. и большая часть Западной Европы после решительного призыва английской феминистки Мэри Уоллстонкрафт к равенству женщин в ее 1792 Vindication of the Rights of Women . Он проинформировал основные законодательные акты, гарантирующие женщинам равные права, образование, оплату и возможности (в Европе — Амстердамский договор 1999 года; в США — Закон о равной оплате труда 1963 года, Раздел IX поправок к Закону об образовании 1972 года и Равные возможности. Закон о занятости 1972 г.). Либеральный феминизм подвергался критике за непризнание пола и гендерных различий.Его часто считают «ассимиляционистом», что означает, что женщины, а не общество или культура, должны меняться, чтобы женщины добились успеха.

2. Различия Феминизм представляет широкий спектр феминизмов, которые подчеркивают различия между женщинами и мужчинами. Этот подход возник в 1980-х и 1990-х годах в попытках переоценить качества, которые традиционно обесценивались как «женские», такие как субъективность, забота, чувство или сочувствие. Этот подход выявляет предвзятость в науке и технологиях, рассматривая то, что было упущено с женской точки зрения, иногда выражаемое как «женские способы познания».«Различный феминизм критиковался как эссенциалистский. Различный феминизм имеет тенденцию романтизировать традиционную женственность и мужественность и укреплять общепринятые стереотипы. При таком подходе не учитывается, что женщины и мужчины, принадлежащие к разным классам и культурам, придерживаются различных взглядов и ценностей.

3. Со-конструкционизм анализирует, как наука / технология и гендер взаимно влияют друг на друга (Faulkner, 2001; Oudshoorn et al., 2004).Гендерная идентичность производится одновременно с наукой и технологиями; ни один не предшествует другому. Гендер понимается как материальный, дискурсивный и социальный; он пронизывает артефакты, культуру и социальную идентичность. Со-конструкционизм стремится избежать как технологического детерминизма (видение технологии как основной движущей силы современности), так и гендерного эссенциализма (видение гендерных характеристик как врожденных и неизменных).

4. Анализ пола и гендера обогащает науку, здоровье и медицину, а также инженерные исследования, анализируя, как пол и гендер влияют на все этапы исследования, включая определение приоритетов, принятие решений о финансировании, определение целей и методов проекта, сбор и анализ данных, оценка результатов, разработка патентов и передача идей на рынки (Schiebinger et al., 2011). Этот подход отдает приоритет анализу (а не предписаниям), чтобы направлять усилия по достижению гендерного равенства. Одновременно этот подход использует пол и гендерный анализ в качестве ресурса для стимулирования творчества в науке и технологиях и тем самым улучшения жизни как женщин, так и мужчин.

Цитируемые работы

Фолкнер, В.(2001). Технологический вопрос в феминизме: взгляд из феминистских технологических исследований. W Международный форум по изучению предзнаменований, 24 (1) , 79-95.

Oudshoorn, N., Rommes, E., & Stienstra, M. (2004). Настройка пользователя как все: гендерные и дизайнерские культуры в информационных и коммуникационных технологиях. Наука, технологии и человеческие ценности, 29 (1) , 30-63.

Россер, С. (2005). Через призму феминистской теории: внимание к женщинам и информационным технологиям .Границы: журнал исследований женщин, 26 (1) , 1-23.

Шибингер, Л. (1999). Изменил ли феминизм науку? Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Шибингер, Л., и Шрауднер, М. (2011). Междисциплинарные подходы к достижению гендерных инноваций в науке, медицине и технике. Междисциплинарные научные обзоры, 36 (2) , 154-167.

Феминизм против феминизма | Введение в коммуникацию

Если у вас в университетском городке есть курс гендерной коммуникации, вы, возможно, слышали, как студенты называют его «женским классом» или, что еще более дезинформировали, курсом «мужского насилия».Когда профессора, преподающие этот курс, слышат такие замечания, они часто опечалены и разочарованы: грустны, потому что эти дескрипторы определяют курс как небезопасное место для студентов-мужчин, и разочарованы, потому что часто существует распространенное заблуждение, что только женщины имеют гендерную принадлежность. Курсы по гендерным вопросам и общению служат мощным средством для студентов мужского и женского пола, чтобы узнать об их собственных гендерных конструкциях и их влиянии на их общение с другими.

Возможно, одна из причин популярного заблуждения о том, что гендер является исключительно женским, заключается в том, что он каким-то образом был связан с другим f-словом — феминизмом.Какие образы или мысли приходят в голову, когда вы слышите или читаете слово феминизм? Они положительные или отрицательные? Где ты их узнал? Вы бы использовали этот ярлык, чтобы определить себя? Почему или почему нет?

Точно так же, как пол не является синонимом биологического пола, он также не является синонимом феминизма. Как мы заявляли ранее, гендер относится к социально сконструированным определениям того, что значит быть женщиной или мужчиной в данной культуре. Феминизм — это социально-политическая и философская позиция об отношениях между мужчиной, женщиной и властью.В результате не существует одного вида феминизма (Лотц; Бинг; Марин), поэтому этот раздел называется феминизмом. Точно так же, как члены республиканских, демократических, зеленых и независимых политических партий расходятся во мнениях и соглашаются относительно ценностей, причин социальных условий и политики, так же поступают и феминистки. Ниже мы даем краткое описание тринадцати типов феминизма. Это не все существующие феминизмы, но некоторые из наиболее распространенных, с которыми вы, возможно, уже контактировали.

  • Либеральный феминизм .Либеральный феминизм — один из наиболее распространенных типов феминизма, он институционализирован в Национальной организации женщин (NOW). Основные убеждения этой позиции заключаются в том, что женщины и мужчины во многом схожи и должны получать равное обращение. Соответственно, сторонники работают для таких целей, как «равная оплата за равный труд», гендерное равенство в политическом представительстве, а также равенство в других социальных, профессиональных и гражданских целях. Это движение часто называют феминизмом второй волны.
  • Радикальный феминизм . Выросшие из недовольства отношением к ним в политических движениях «новых левых» 1960-х годов, многие женщины начали систематически заниматься проблемами угнетения. Они утверждали, что угнетение женщин — это платформа, на которой базируются все другие формы угнетения (раса, класс, сексуальная ориентация). Коммуникационные стратегии, такие как «повышение сознательности» и «рэп-группы», и такие позиции, как «личное — политическое», выросли из этого движения.
  • Экофеминизм . Зародившись в 1974 году, экофеминизм объединяет феминистскую философию с экологическими и экологическими идеями и этикой. Экофеминистки рассматривают угнетение женщин как один из примеров общей репрессивной идеологии. Таким образом, сторонники этой позиции озабочены не только прекращением притеснения женщин, но и изменением структуры ценностей, которая поддерживает угнетение земли (то есть вырубку лесов), угнетение детей (то есть физическое и сексуальное насилие) и угнетение животных (т.е. ест мясо.).
  • Марксистский феминизм . Основанный на работах Карла Маркса, марксистский феминизм фокусируется на экономических силах, которые действуют на угнетение женщин. В частности, марксистские феминистки задаются вопросом, как капиталистическая система поддерживает разделение труда, которое дает преимущество мужчинам и обесценивает женщин. Если вы думали, что женщины экономически догоняют мужчин, подумайте еще раз. Перепись населения США показала, что разрыв в заработной плате мужчин и женщин не уменьшается. В 2014 году женщины зарабатывали 78 центов на каждый доллар, заработанный мужчинами — годовая разница в заработной плате могла составлять около 39 157 долларов для женщин и 50 033 доллара для мужчин.Это классический пример экономического угнетения женщин в нашем обществе.
  • Социалистический феминизм . Продолжая марксистскую феминистскую мысль, социалистические феминистки считают, что неоплачиваемый труд женщин по дому является одной из основных причин сексизма и угнетения женщин. Более того, патриархат, система сексуального угнетения связаны с другими формами угнетения, такими как расовая и классовая.
  • Женщин . Одна из критических замечаний в адрес либерального и радикального феминизма состоит в том, что эти два движения в основном были движением за белых женщин и за них.Эти движения часто не обращали внимания на такие проблемы, как взаимосвязанный характер расового, классового и полового угнетения. Таким образом, бабники связывают вопросы расы и пола, борясь с угнетением.
  • Лесбийский феминизм . Этот тип феминизма связан с сексуальной ориентацией. Важные вопросы для этой феминистской точки зрения включают борьбу за права на брак и усыновление, справедливое и безопасное обращение на рабочем месте, а также проблемы женского здоровья для пар геев и лесбиянок.
  • Сепаратистский феминизм . Вместо борьбы с патриархальной системой эта позиция утверждает, что патриархальные системы угнетения не могут быть изменены. Таким образом, лучший способ справиться с патриархатом — это оставить его. Сепаратисты работают над формированием сообществ, ориентированных на женщин, которые в значительной степени удалены от общества в целом.
  • Силовой феминизм . Властный феминизм возник в 1990-х годах и призывает женщин не быть жертвами. Власть достигается не за счет изменения патриархальной структуры, а за счет достижения успеха и одобрения в результате деятельности, в которой традиционно доминируют мужчины.Хотя она и называет себя феминисткой, эта позиция на самом деле противоречит некоторым самым основным феминистским сторонникам. Вместо признания взаимодействия культурных институтов и сексуального угнетения, силовой феминизм занимает позицию «винить жертву» и утверждает, что если женщинам отказывают в возможности, то это их вина.
  • Ревалористский феминизм . Ревалористские феминистки посвящают себя раскрытию женской истории через писательство, искусство и традиционные занятия, такие как шитье.После раскрытия они могут быть включены в учебную программу, использоваться в качестве основы для переоценки существующих теоретических и методологических перспектив и занять более позитивное или приемлемое место в обществе. Их подход заключается в перемещении позиций, идей и вклада женщин с периферии в центр.
  • Структурный феминизм . В отличие от либеральных феминисток, которые утверждают, что женщины и мужчины во многом похожи, структурный феминизм считает, что мужчины и женщины не похожи из-за различий в культурном опыте и ожиданиях.Эти разные переживания дают разные характеристики. Например, поскольку женщины могут рожать детей, они более заботливы и заботливы.
  • Феминизм третьей волны . Феминизм Третьей волны считает, что лучший способ изменить патриархат — это не копировать стратегии феминизма второй волны, хотя жизненно важно признать их вклад. Вместо этого феминистская повестка дня должна быть сосредоточена больше на практике, чем на теории, способствовать установлению позитивных связей и отношений между мужчинами и женщинами и включать вопросы разнообразия и разных людей.
  • Пост феминизм . Пост-феминизм предполагает, что феминизм добился достаточного прогресса в искоренении сексизма в нашем обществе. Отходит от секса (женщины и мужчины) и сосредотачивается на человеческом опыте. Хотя его члены не на 100% согласны в смысле, они в целом согласны с тем, что феминизм закончился и мы достигли равенства. Однако существует много разногласий по поводу постфеминизма, потому что многие женщины и мужчины ежедневно сталкиваются с неравенством.

Так же, как есть много женских движений, знаете ли вы, что есть и мужские движения? Мужские движения также различаются по целям и философии.Некоторые мужские движения решительно поддерживают феминистские позиции, в то время как другие сопротивляются феминистским движениям и стремятся вернуться во времена, когда половые роли были четко определены и различны. Как женщины могут считать себя феминистками, так и многие мужчины считают себя феминистками!

  • Профеминистские мужчины . Профеминистские мужчины наиболее тесно связаны с позицией либеральных феминисток. Они разделяют убеждение, что женщины и мужчины похожи во многих отношениях, поэтому они должны иметь доступ к равным возможностям в работе, политике и дома.Они не перестают бросать вызов традиционным ролям женщин. Они также работают над расширением ролей и возможностей мужчин. Способность выражать эмоции, искать заботливые отношения и бороться с культурным сексизмом — все это забота профеминистских мужчин. Эту группу мужчин представляет организация NOMAS (Национальная организация мужчин против сексизма).
  • Свободные люди . По сравнению с профеминистскими мужчинами, свободные мужчины представлены такими организациями, как NOM (Национальная организация мужчин), Национальная коалиция свободных мужчин и MR, Inc.(Men’s Rights, Incorporated) — стремятся восстановить мужественный и независимый образ мужчин в культуре. Хотя они могут признать, что женщины действительно страдают от гендерного и сексуального угнетения, угнетение, направленное на мужчин, намного сильнее. Утверждая, что феминизм выхолостил мужчин, «Свободные мужчины» хотят, чтобы женщины вернулись к ролям подчинения и зависимости.
  • Мифопоэтика . Основанная поэтом Робертом Блая, эта группа мужчин представляет собой комбинацию двух предыдущих точек зрения. Хотя они считают, что роль мужчины ограничивает и наносит ущерб как мужчинам, так и женщинам, они утверждают, что было время, когда этого не было.Они утверждают, что мужественность изначально была связана с землей, и именно появление технологий привело к модернизации и индустриализации, а феминизм вырвал мужчин из их корней.
  • Хранители обещаний . Строго придерживаясь христианской системы верований, Хранители обещаний призывают мужчин посвятить себя Богу и своим семьям. Они просят мужчин взять на себя руководящую роль слуг в своих семьях, участвуя как в работе, так и дома.
  • Миллион человек Март . Подобно женщинам-женщинам, которые считают, что большинство феминизмов неадекватно решают проблемы расового и классового угнетения, многие афроамериканские мужчины не чувствуют себя представленными в большинстве мужских движений. Так, 18 октября 1995 года лидер исламской нации министр Луи Фаррахан организовал Марш на миллион человек, чтобы собрать афроамериканцев вместе в Вашингтоне, округ Колумбия. Подобно Хранителям обещаний, эта группа просила мужчин посвятить себя духовно вера в то, что это поможет укрепить семьи.После марша два десятилетия назад люди собираются, чтобы отметить Святой День Искупления и поразмышлять над посланиями, сказанными в тот день, и идеями, которые они хотят распространять.
  • Пройдите милю в ее обуви . Это ежегодное мероприятие повышает осведомленность о сексуальном насилии в отношении женщин — со стороны мужчин. Он был основан в 2001 году Фрэнком Бэрдом как прогулка для мужчин на женских каблуках. Идея состоит в том, чтобы заставить мужчин пройтись пешком, а затем заговорить с ними, чтобы положить конец сексуальному насилию. Это мероприятие не только для повышения осведомленности о насилии в отношении женщин, но и для предложения ресурсов тем, кто в нем нуждается, и, в конечном итоге, для создания единого гендерного движения.

С различными группами или философскими позициями все коммуникативные аспекты гендера, в следующем разделе исследуется, как гендер связан с общением. В частности, мы обсуждаем то, что мы изучаем, теории гендерного развития, известных ученых в этой специализации и методы исследования, используемые для изучения гендера и коммуникации.

Герой-феминист, который стал активистом за права мужчин

Прочтите: электорат в Твиттере — это не настоящий электорат

Вы можете понять, почему остальная часть движения — и преемники Пицзи в Убежище — так срочно хотели убрать ее из способ.Сегодня на веб-сайте благотворительной организации есть страница под названием «Наша история», в которой говорится, что она «открыла первый в мире приют для женщин и детей, спасшихся от домашнего насилия в Чизуике, Западный Лондон, в 1971 году». Ее имя не появляется.

Анализ Пицзи не означал, что она думала, что женщин, которые были «наркоманами насилия», нужно оставить умирать. Напротив, это были женщины, которым она больше всего хотела помочь, используя свои неортодоксальные методы. Ее убежище управлялось как коммуна, но в нем были правила. Невозможно потакать деструктивным женщинам и детям из-за полученной ими травмы.За них могли проголосовать другие жители. Жесткая любовь: таков был подход Пицзи.

И все же ее диагноз нравился движению за права мужчин. Его активисты считают несправедливым предполагать, что женщина должна быть «жертвой», если аргумент гетеросексуальной пары становится насильственным, потому что такой статус вызывает сочувствие (и государственное финансирование). Если нет подавляющей динамики мужского насилия в отношении женщин, а есть только масса неблагополучных пар, тогда мужчины становятся жертвами феминистской борьбы против «мужского насилия».Но статистика ясна: данные Обзора преступности в Англии и Уэльсе за 2018 год показывают, что почти вдвое больше женщин, чем мужчин, сообщили о том, что они стали жертвами домашнего насилия в этом году (7,9 процента женщин по сравнению с 4,2 процента мужчин). , хотя пол преступников и их отношение к жертве не были зафиксированы. Полиция обнаружила, что 75 процентов жертв домашнего насилия составляли женщины, а в отношении конкретно сексуальных преступлений 96 процентов составляли женщины.

Масштабы мужского насилия и его влияние на жизнь женщин сейчас воспринимаются большинством феминисток как должное.За пределами «маносферы» мало кто не согласится с тем, что существует нечто, называемое «домашним насилием», и что женщины являются его основными жертвами. Это проблема сама по себе. Когда идея превращается в ортодоксальность, участники кампании теряют мышечную память, накопленную при изложении своих доводов. Это, в свою очередь, дает оппонентам возможность оспорить факты.

Мой собственный разгром не вывел меня из феминизма — и уж тем более в руки активистов за права мужчин. Но я понимаю, как это могло случиться.Возможно, не стоит удивляться тому, что феминизм испытал такое множество разделений. Сюрпризом должно быть то, что мы удивлены. Когда человечество (во главе с людьми) оспаривает распределение скудных ресурсов, или видит столкновение между сильными личностями, или придумывает различные интерпретации священной истины, это часто приводит к полномасштабной войне. Несколько злых постов в блоге вдруг перестают казаться такими уж плохими.

Ближе к концу моего разговора с Пицзи я предположил, что она была вычеркнута из истории движения убежища, потому что она была слишком сложной, слишком неортодоксальной, слишком противоречивой, слишком неудобной для доминирующего повествования.Она согласилась. «Я не думаю, что кто-то больше знает, кто я; — сказала она, когда слабое зимнее солнце залило ее квартиру на верхнем этаже. «Это не имеет значения. Я просто спокойно лажу. Я до сих пор вижу всех, кто хочет меня видеть, и… это нормально ».


Этот пост был взят из готовящейся к выходу книги Льюиса « Трудные женщины: несовершенная история феминизма».

Феминистки создают свои собственные технологии организации, но где их спонсоры?

Для активисток-феминисток не секрет, что Интернет не является безопасным местом для организации.С пандемией COVID-19 и различными формами карантина резко возросло насилие в отношении женщин и ЛГБТИК + людей. Феминистские активистки обратились к онлайн-инструментам, чтобы поддерживать связь, организовывать и сопротивляться, одновременно обеспечивая ключевую поддержку и сопровождение жертв гендерного насилия. Помимо организации, мы наблюдаем рост использования онлайн-инструментов, в частности Zoom, WhatsApp и приложений для социальных сетей, чтобы люди чувствовали себя связанными, проводили время вместе, для досуга и т. Д.Интернет-серверы повсюду были переполнены пользователями, а хронология наших социальных сетей была полна прямых трансляций в Instagram, вызовов Zoom и приложений для вечеринок.

Тем не менее, вскоре корпоративные телекоммуникации снова подвели своих пользователей. В залы Zoom и Jitsi вторглись мужчины в Интернете, которые разбивали свои встречи откровенным сексуальным содержанием, расистскими и сексистскими высказываниями и т. Д., Известными как «зумомбирование», и компания еще не обеспечила безопасность пользователей. Точно так же платформы, такие как Facebook и Twitter, продолжают подводить маргинальные группы, удаляя их сообщения, позволяя видеть их контент крайне правым экстремистам и распространяя дезинформацию и фейковые новости без надлежащих сдержек и противовесов.Недавно The Atlantic опубликовала отчет о том, как реклама в Facebook способствует кампании Трампа и его крайне правым месседжам. Между тем, недавно Twitter подвергся критике за двойные стандарты при удалении определенных сообщений из движения Black Lives Matter, но не смог принять меры против расистов и ультраправых экстремистов на их платформах. Корпоративные телекоммуникационные компании продолжают выявлять свои линии разломов, и, не имея надлежащих альтернатив, мы продолжаем использовать их в массовом порядке, передавая наши данные для получения прибыли.

Продолжайте читать на GenderIT.org.

Джесса Криспин: «Сегодняшние феминистки мягкие, поверхностные и ленивые» | Феминизм

В своей тонкой, но безжалостной новой книге Джесса Криспин поливает бензином почти всю поверхность феминизма 21-го века, а затем радостно зажигает его. Бум! Он идет вверх, оставляя после себя только выжженную землю. Что, как она надеется, вырастет на его месте, не совсем понятно. «Я знаю! Я знаю!» она вопит, когда я говорю ей, что она предлагает больше вопросов, чем ответов.Но, не имея желания быть активисткой, она не видит своего дела в исправлении патриархата. «Возможно, это звучит неискренне, но я писала для себя», — говорит она. «Я просто хотел четко сказать, во что я верю».

Книга называется Почему я не феминистка , что, конечно же, ложь и провокация, поскольку феминизм ее автора течет по ее венам, как кровь. Принципы Криспин, однако, уходят корнями, радикальными и злыми, во вторую волну феминизма, а не в третью: она, например, не собирается отказываться от таких, как Андреа Дворкин и Суламифь Файерстоун, чьи бескомпромиссные книги у нее, кстати, есть. -А читал.

Трамп — вершина хищнической культуры. Чтобы избавиться от него, мы должны полностью изменить общество. »Как можно чаще, желательно при этом выглядеть очаровательно. «У Dior есть футболка за 600 долларов с надписью:« Мы все должны быть феминистками », — говорит она мне, когда разговаривает со мной по скайпу из Нью-Йорка (где она больна и обветшала, ее розовое кимоно почти соответствует цвету. цвет ее лихорадочных щек).«Но что это говорит о человеке, носящем его, кроме:« Я могу позволить себе футболку за 600 долларов »? Феминизм был полностью поглощен потреблением ».

Новый феминизм, который на самом деле вовсе не феминизм, по словам Криспина, ничтожен, как мартини, и гораздо менее хорош для вас: «Это футболка, которую вы можете носить, чтобы скрыть свое плохое поведение. , чтобы позволить вам думать о себе как о каком-то политическом герое или бунтовщике, не делая при этом ничего ».

Что, задается вопросом она, является конечным результатом того, что так много молодых женщин решили называть себя феминистками? «Речь идет об индивидуализме и самодостижении.Это о звездах эстрады, телевидении и нарциссизме. Речь идет не о субсидируемом уходе за детьми или институциональных и структурных социальных изменениях. Это бессмысленно. Она думает, что эта одержимость собой и идеологическая лень распространяется даже на их материалы для чтения. «Роксана Гей [феминистская писатель США] на записи, как говорят, что она не читает Андреа Дворкин [анти-порнографом служака], и что мы не должны, либо. Действительно? Разве быть политиком — это не работа и жертвы? »

«Это бессмысленно»: футболка ничего не изменит, — говорит Криспин.Фотография: SIPA / REX / Shutterstock

Она презирает то, как некоторые женщины выбирают интеллектуальную историю движения. «Когда мы говорим об этом сейчас, мы вспоминаем таких мягких фигур, как Глория Стайнем, роль которой всегда заключалась в том, чтобы быть посредником для мужчин. Она продает своих сестер-феминисток. Что она сказала? Что девочки, которые поддерживали Берни Сандерса, сделали это только потому, что мальчики были с Берни? Ну, пошли ее на хуй ».

Криспин смотрит на мир и видит сверхмаскулинизированное царство, в котором женщины должны подражать мужчинам, если они хотят выжить, не говоря уже о том, чтобы подняться вверх.«Я понимаю, что использование таких слов, как« мужской »и« женский », в наши дни может вызвать у вас проблемы», — говорит она. «Но где же в нашем современном мире [женские] ценности сообщества, заботы и сочувствия? Их отсутствие, похоже, не беспокоит многих ».

Как она отмечает, когда некоторые женщины достигают определенного уровня независимости, они борются только за себя. Деньги, как она отмечает в своей книге, — это быстрый выход из патриархата: заплатите другой женщине за работу по дому, и вы сможете свободно зарабатывать больше денег.Но даже те, у кого самые лучшие намерения — те необычные сестры, которые предпочли бы взять в руки молоток, чем вежливо «опереться», — редко в конечном итоге меняют культуру той или иной отрасли.

«Благие намерения — ничто против системы», — мрачно пишет она. А затем, что еще более ужасающе: «Система старше вас. Он поглотил больше яда, чем вы когда-либо можете надеяться испустить. Вы даже не замедляете его ». Она также хотела бы, чтобы было известно, что отсутствие желаемого ни в коем случае не является угнетением.

Она закончила писать Почему я не феминистка до победы Дональда Трампа, по этой причине в ее книге не описывается, как в ночь выборов она рыдала в чикагском ресторане. Тем не менее, учитывая то, что она думает как об истеблишменте, так и о поверхностных действиях тех, кто пытается противостоять ему, мне интересно, считает ли она, что администрация Трампа в конечном итоге сильно изменит жизнь женщин. (Мне нравится ее книга: она умная, забавная и праведная.Но у него также есть врожденный недостаток, который заставляет читателя поверить в то, что почти все сопротивление бесполезно.)

«Роль Глории Стайнем заключалась в том, чтобы всегда быть посредником для мужчин. Она продает сестер-феминисток. Фотография: Ричард Сакер / The Observer

«Что ж, он уже уничтожает жизни из-за военных действий и своего мусульманского запрета», — говорит она. «Но для меня он не появился из ниоткуда. Он вершина хищной культуры. Чтобы избавиться от него, мы должны полностью изменить культуру.

«Женские марши», последовавшие за его инаугурацией, казались ей недостаточно целенаправленными. «Это повторяющаяся проблема американских левых: отсутствие четких целей. Те марши были праздничными. Они были полезны для сердца. Но с тех пор у нас были [муниципальные] выборы в США, где явка была от 15 до 20%. Во время забастовки женщин [8 марта] я видела, как журналист спрашивает женщину, что она собирается делать вместо того, чтобы работать. Она сказала: «О, я просто собираюсь сделать что-то вдохновляющее, например, часы Buffy the Vampire Slayer !» Я имею в виду, давай! Давай сделаем что-нибудь здесь.

Криспин бросила университет в возрасте около 30 лет с боковой линией в «творческом Таро» (она предлагает чтения на своем веб-сайте). Она сделала себе имя на Bookslut, радикальном веб-сайте, который она создала, работая на скучной работе в компании Planned Parenthood, которую она закрыла в мае прошлого года, спустя 14 лет. «Литературная культура казалась все более ядовитой и слепой», — устало говорит она о ее кончине. «Мы чувствовали себя все более одинокими по мере того, как онлайн-пространства становились профессиональными, больше ориентировались на деньги, брендинг и привлечение внимания со стороны New York Times .

Но если Книжная шлюха была тяжелым трудом, то теперь, возможно, она обнаруживает, что у нее меньше, а не больше свободы. Учитывая ее репутацию, получить комиссию в другом месте непросто. «По большей части люди не хотят, чтобы я писал то, что хочу написать. Это расстраивает. Но еще у меня есть такая… бескомпромиссный характер . Это действительно трагично ».

Не каждая женщина, как она пишет в своей книге, хочет свободы работать по 80 часов в неделю, пока «какой-нибудь молодой гарвардский засранец» будет продвигаться по службе выше нее.Но отказаться от этого непросто, правда? Никто не может жить на свежем воздухе, даже Криспин. «У Уильяма Джеймса [американского философа] есть такая линия о принятии уязвимости и экономических трудностей для того, чтобы иметь неподкупную душу. Я чувствую, что вознаграждение, которое я получаю за свою жизнь, больше, чем если бы я решил пойти на компромисс. Когда вы платите налоги и видите общую сумму денег, которую вы зарабатываете за год, легко спутать это с ценой. Но то, что вы зарабатываете, не представляет вашей ценности.«Трудно ли иногда продолжать? «Да, это сложно. У тебя бывают плохие дни ».

«Без внимания»: протестующие в розовых шляпах на Марше женщин. Фотография: Генриетта Уайлдсмит / AP

А как насчет других женских компромиссов, на которые она может пойти? Что насчет, скажем, брака, детей и всего такого? Она выросла в консервативном Канзасе, была дочерью «патриарха» и домохозяйки (ее отец, будучи патриархом, владел собственной аптекой). «Меня вырастили женой и матерью», — говорит она. «Это были единственные ожидания, и либо вы их на 100% проглотили, либо вы на 100% отвергли.Я их отверг. По какой-то причине я всегда был тем, кто все поджигал ». Какое-то время она была отчуждена от своей семьи. Сейчас они мало говорят, но когда говорят, все вежливо.

Тем не менее, пока они поступают неправильно, она выходит замуж в ближайшее время. «Даже если я влюблюсь, я не выйду замуж за этого человека — если, скажем, у меня не откажут почки и у него не будет медицинской страховки. Что касается детей, то в прошлом году я написала это эссе о книге Ребекки Трейстер « All The Single Ladie s».Трейстер говорит о том, насколько сильны одинокие женщины. Они правда? На самом деле они невероятно уязвимы и живут в нестабильности. Не будем притворяться иначе. Но настоящая причина написания этого эссе заключалась в том, что я тогда пыталась понять, хочу ли я иметь ребенка, будучи незамужней женщиной, и поняла, что не могу. Я был бы одинок в эмоциональном, физическом и финансовом отношении. Для кого-то вроде меня нет систем поддержки ».

Что касается бесконечного бизнеса восковой эпиляции, окрашивания и полировки — ароматный феминизм 21-го века говорит: вы того стоите — иногда она беспокоит, а иногда нет.«Когда я жила в Техасе, я все время носила мужскую одежду до такой степени, что меня называли сэром», — говорит она. «Это не было гендерным вопросом. Было просто приятно существовать за пределами того исследуемого пространства. Все мы говорим о мужском взгляде, как будто это глазное яблоко в небе, которое следует за вами. Но от этого можно уклониться — это не так уж и сложно. Я не думаю, что каждый должен надевать мешковину из мешковины, но отказаться от этого на время полезно. Теперь, когда я наношу помаду, я лучше понимаю, почему я это делаю.

«Даже если я влюблюсь, я не выйду замуж за этого человека — если, скажем, у меня не отказали почки и у него не было медицинской страховки»: Джесса Криспин. Фотография: Цирцея Гамильтон / The Observer

В жизни, как и на странице, она великолепно демонстрирует свою жесткость. Но так ли она на самом деле? Она издает сдавленный смех. «Если слово« крутой »может включать в себя плач в душе, то да, я такой».

Что ж, теперь мне самому придется немного повозиться. Если наши марши бессмысленны, а наши рабочие устремления не имеют смысла, что мы должны делать вместо этого? Нельзя позволить ей уйти от написания феминистского манифеста без каких-либо правдоподобных предложений для общества будущего.

«Начать можно с развода с мужьями!» она сказала. На мгновение мне интересно, шутит ли она. Но нет. «Должен быть процесс понимания того, как вы участвуете в этих системах угнетения. История брака — это обращение с женщинами как с собственностью, и, вступив в брак, вы узакониваете эту историю ». Еще одним хорошим началом было бы забрать свои деньги из крупных банков и вместо этого положить их в небольшой местный кредитный союз, «даже если у вас есть только 80 долларов». Прежде всего, возможно, женщинам стоит снова начать слушать друг друга.

Криспин дисциплинированно читает о себе в Интернете: она этого не делает. «Кто-то всегда собирается тебя сбить. То, что сейчас обсуждается, направлено на разрушение. Вот почему мы ходим по кругу. Никто не развивает свое мышление. Вы должны научиться спорить, встречаться с другим мнением, а затем придумать, как возражать против него, а не просто просить другого человека заткнуться. Речь идет о риторике, логике, отстраненности ». Она вздыхает.

Добавить комментарий