Как какают дети: Каким должен быть стул малыша

Содержание

Каким должен быть стул малыша

Первые дни

Как правило, младенец писает один раз в первые сутки после рождения, а последующие несколько дней – от двух до шести раз каждые 24 часа.
Самый первый стул новорожденного довольно важен. Он должен произойти также в первые сутки после родов. Первый кал должен быть зеленовато-черного цвета и очень липкий (прилипшие к коже младенца остатки лучше удалять детским маслом). Такие характеристики стула могут сохраняться на протяжении нескольких дней. Но постепенно кал станет более жидким с зернистой текстурой, а его цвет изменится на желто-зеленый. Если вы кормите малыша грудью, вы заметите кислотный запах.

Следующие несколько недель

Поначалу частые испражнения младенца будут связаны с новым для него питанием. В течение первого месяца ребенок может какать от одного до четырех раз каждые сутки, хотя некоторые малыши делают это реже. Чаще всего новорожденный при этом морщится и прикладывает видимые усилия.
Не думайте, что у малыша диарея – напротив, жидкий стул зеленого цвета характерен для здорового ребенка. Когда грудничку исполнится два-три месяца, он начнет испражняться реже, а у стула появятся различные запахи.

Последующие месяцы

Как только подойдет к концу первая стадия, стул ребенка, питающегося грудным молоком, будет походить на горчицу – как цветом, так и консистенцией. Обычно у него не бывает резкого неприятного запаха.
Впрочем, очень часто малыши на естественном вскармливании ведут себя по-разному. Некоторые испражняются в каждый новый подгузник, а кто-то делает это лишь раз в неделю. Но все без исключения младенцы должны мочиться несколько раз в день.

У детей на искусственном вскармливании стул немного другой: он более темный и плотный по консистенции и обладает резким запахом. Также существует вероятность небольших запоров, вызванных составом смеси. Если вы заметили подобные проблемы, стоит перейти на другую смесь. Кроме того, необходимо проконсультироваться с педиатром.

Дети, питающиеся грудным молоком, в большинстве не страдают от запоров.

101 вид стула малыша — что можно узнать по стулу ребенка?

Не уверены, достаточно ли какает малыш? Помните, что для всех детей норма разная. Через месяц после рождения, малыши, находящиеся на грудном вскармливании, могут ходить в туалет раз в несколько дней или даже раз в неделю. Но если в течение первого месяца жизни ребенок какает реже одного раза в день, скорее всего, он получает недостаточно питания.

При этом дети на искусственных смесях практически не страдают от запоров. Но если подгузник ребенка периодически становится полным, вне зависимости от типа питания, то вы можно не волноваться за его пищеварение.

Что считается нормой?

Пусть вас не шокирует первая смена подгузника— сначала стул малыша будет выглядеть как жидкая черно-зеленая субстанция, также известная как меконий.

Однако очень скоро он нормализуется.

На этом этапе вид стула будет полностью зависеть от того, чем вы кормите ребенка. Если малыша кормят грудью, его испражнения будут зелено- или желто-коричневым. Примерно через пять дней стул приобретет желтоватый цвет и зернистую консистенцию.

Это совершенно нормально и является признаком здорового развития ребенка.

Дети, находящиеся на искусственном питании, в свою очередь имеют более густой и желтоватый стул.

Что может означать стул малыша

Небольшие изменения цвета стула не должны вас пугать. Однако есть два цвета, появление которых в подгузнике малыша должно вас насторожить — белый (может говорить о заболевании печени) и красный (признак кровотечения).

Если вы заметили один из указанных выше вариантов, обратитесь к врачу малыша. Что касается консистенции, она может быть различной, но стоит обратить внимание на слишком водянистый стул, который может быть признаком диареи или похожий на камешки, что может свидетельствовать о запоре.

Ребенок — личность, а не только «кушать и какать». Почему волонтеры в российских специнтернатах раздражают санитарок

  • Нина Назарова
  • Би-би-си

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

В книге Анны Клепиковой все герои анонимны; материал проиллюстрирован фотографиями из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимки были сделаны в 2014 году, они не имеют прямого отношения к описываемым событиям.

В издательстве Европейского университета вышла книга антрополога Анны Клепиковой «Наверно я дурак» — исследование в форме романа, рассказывающее об обитателях, сотрудниках и волонтерах двух учреждений для людей с особенностями развития — детского и взрослого.

Корреспондент Би-би-си поговорил с автором о том, зачем вообще люди идут волонтерами в интернат, узнал, что такое «идеология нормализации», а также, что возможности человеческой коммуникации гораздо шире, чем принято считать.

Би-би-си: Как вообще вы придумали изучать волонтерские сообщества в интернатах для детей с особенностями развития?

Анна Клепикова: Я училась на факультете антропологии Европейского университета, и нужно было выбрать тему магистерской работы. Я совершенно не представляла, чем хочу заняться, и случайно увидела во «ВКонтакте» видео с волонтерами в детском доме-интернате.

Я была потрясена тем, что у них происходило. Дети были с довольно тяжелыми нарушениями, и какие-то молодые люди типа меня, в таком же возрасте и мало отличающиеся по виду, их носили на руках, кормили. Что-то меня зацепило.

Какое-то время я зрела, но потом предложила эту тему своему научному руководителю Илье Утехину, мы обсудили и решили, что попробуем. Через некоторое время я поняла, что сама хочу пойти волонтером в детский дом.

В антропологии есть такой метод — включенное наблюдение, который подразумевает участие в жизни сообщества, когда ты не просто сидишь, наблюдаешь с блокнотом, а делаешь то же, что и окружающие. Вот в таких условиях я туда включилась.

Би-би-си: Получается, вы по сути стали волонтером?

А.К.: Не совсем, обычные волонтеры работают в детском доме каждый день, это практически полная занятость. Они даже небольшие деньги получают. Я училась, поэтому приезжала в дни, когда у меня не было лекций.

Некоммерческая организация, которая курирует волонтеров, прикрепила меня к определенной «группе» — то есть комнате, где жили дети. Я приходила в детский дом к девяти утра, как и все остальные волонтеры, переодевалась в рабочую одежду, кормила детей завтраком.

Кого-то сажала в коляску, если ребенок сам не мог встать с кровати. Или за столик. Кого-то кормила, кому-то помогала есть. Гигиенические процедуры, прогулки. Игры. В общем, я делала то же самое, что делали волонтеры.

Параллельно я стала обращать внимание на то, как вообще общаются с детьми, с одной стороны, волонтеры, а с другой, персонал учреждения — как по-разному они понимают их потребности, природу их нарушений, их личность, какие действия они совершают по отношению к этим детям, какие высказывания себе позволяют. И это стало фокусом моего внимания.

Волонтеры пытаются привнести гуманистические западные ценности, а в государственных учреждениях в основном патриархальный и медикализированный подход, в частности, к инвалидности. И отношение к этим детям у этих двух сообществ весьма отличалось.

Автор фото, InLiberty

Подпись к фото,

Сейчас Анна Клепикова работает заместителем декана факультета антропологии Европейского университета в Петербурге

Би-би-си: Первое удивление, которое возникает при чтении книжки — что персонал интернатов конфликтует с волонтерами. Казалось бы, должно быть наоборот: они делают общее дело, заботятся о детях. В чем причина конфликта?

А.К.: Да, о конфликте говорят с удивлением и сами волонтеры: они пришли с горящим сердцем и желанием помогать, и тут они встречаются с сопротивлением учреждения, с сопротивлением персонала.

В детском доме с детьми в основном работают санитарки, иногда воспитатели. Сейчас почти в каждой группе есть воспитатель, но в моей группе была только санитарка на четырнадцать детей. Обычно это довольно взрослая, иногда пожилая женщина, у нее не слишком много физических ресурсов на то, чтобы каждому ребенку уделять время. Она пришла туда работать вот так же, как я пришла, особенно ничего не зная про этих детей. И она может быть в таком же шоке, как любой другой человек. Ей нужно как-то понять, что с этим делать.

И она, в общем, не понимает: вот ребенок с очень тяжелыми нарушениями, что с ним делать? Вот он лежит, не двигается, не говорит, весь такой кривой-косой, и слюни текут — кто это вообще, это человек или что?

Так или иначе они неосознанно задают себе эти вопросы и дальше, при сложении факторов: непонимание природы нарушений, маленькая зарплата, большая нагрузка, отсутствие базовой профессиональной подготовки, базовой психологической поддержки, ограниченные временные условия (у учреждения есть расписание, которому все рутины должны соответствовать) — санитарку это вынуждает относиться к ребенку не как к существу, которое требует какого-то человеческого внимания, а как к таким объектам ухода.

Ведь если относиться, как это пытаются делать волонтеры, к этому ребенку, как к человеку, как к личности, это значит, что у него есть какие-то личностные потребности, а не только кушать и какать. Что у него есть потребность в контакте, общении, развитии. Что если это личность, если это человек, невозможно, чтобы он лежал в кровати целый день и ничего не происходило, кроме питания и гигиены. И поскольку усилиями учреждения это организовать невозможно и нет такой установки, то отчасти вынужденно в таких условиях персонал детей так и не воспринимает.

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

Фотография из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимок не имеет прямого отношения к описываемым событиям

Би-би-си: Но откуда конфликт? Казалось бы, пришли волонтеры, сейчас помогут, радовать нужно.

А.К.: Санитарки хотели бы воспринимать волонтеров как своих помощников, поскольку у них работа действительно тяжелая. И им довольно сложно было принять установку, что волонтер помогает не санитарке, а ориентируется в первую очередь на ребенка.

Вот в группе четырнадцать детей, он может взять одного или двух и кормить их полчаса. Для санитарки такое невозможно и это вызывает у нее вопросы. Она бы хотела, чтобы было иначе: «Классно, появился еще один человек, значит, этих 14 детей не за 40 минут накормим, а за 20 вдвоем!»

Понятно, что на практике волонтер санитарке тоже помогает. Но конфликты часто возникали ровно в те моменты, когда что-то виделось как помеха ее работе. Все дети лежат в кровати, их удобно покормить быстро, так чтобы они лежа глотали еду — к одному подошел, к другому. А волонтер хочет ребенка посадить в ортопедическую коляску и кормить сидя.

Группа довольно тесная, коляска занимает место, неудобно становится проходить. Посадишь в коляску, ребенок начинает плакать, кричать, издавать звуки, потому что сидячая позиция более активная — он больше всего видит, больше всего замечает, и становится более требовательным. Это мешает: если от тебя чего-то требуют, ты должен на это отзываться, это занимает время и ресурсы.

На самом деле, когда я оставалась в группе одна со всеми детьми, а санитарка куда-то уходила, я понимала, почему санитарки на них кричат и говорят «да замолчите вы все», потому что все дети требуют внимания, и любая деятельность прекращается.

Санитарка оказывается встроена в логику учреждения, которая подразумевает, что большое количество людей нужно контролировать небольшим количеством персонала. И задействуются все механизмы, которые снижают активность подопечных. Потому что иначе невозможно контролировать, справляться с таким количеством людей.

Би-би-си: В книге вы описываете, как санитарки запрещают детям много пить, чтобы реже менять им памперсы, или наказывают путем лежания в кровати сутками. Это кажется изощренным насилием. Осознают ли это так сами санитарки?

А.К.: Насилие возможно над личностью. Если ты не видишь в существе личность, то это не будет восприниматься как насилие. В книге я рассматриваю интернаты как «тотальные институты» — есть такая популярная социологическая концепция. Тотальные институты ориентированы на то, чтобы переделать человека так, чтобы он соответствовал принятым нормам: преступника в тюрьме перековать, чтобы он якобы стал способен снова жить в обществе; у концлагерей тоже была своя идея.

Много учреждений обладают разной степенью тотальности — даже школа, где нас учили сидеть прямо, руки на стол, в определенной позе — это тоже дисциплинирование тела, и мы это тоже можем назвать насилием, которое ставит свои определенные задачи. И в этом смысле, нет, конечно, санитарки не воспринимают это как насилие. Потому что тут нечего насиловать, с их точки зрения.

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

Фотография из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимок не имеет прямого отношения к описываемым событиям

Би-би-си: Какая идеология при этом была у волонтеров?

А.К.: У волонтеров позиция, что каждый ребенок — это личность, вне зависимости от тяжести его нарушений. Отдельная личность, которой требуется все то же, что требуется обычному ребенку, насколько это ему доступно и насколько его нарушения это позволяют.

Волонтер пытается любую, даже бытовую процедуру превратить в упражнение и человеческое общение. В частности, питание: сажаешь ребенка в ортопедическую коляску, садишься напротив, смотришь ему в глаза, пытаешься научить его есть самостоятельно (если у него есть физические способности на это, если у него не слишком спазмированные руки, которыми можно научиться держать ложку). Здесь есть обучение новым навыкам — жевать или держать ложку или есть самостоятельно. Есть контакт и есть удовольствие, которое ребенок может получить от процесса приема пищи.

Есть такая идеология, которая называется «идеология нормализации». Она подразумевает, что жизнь человека с особенностями должна быть максимально приближена к жизни обычного человека. У человека должен быть нормальный дневной, годовой и жизненный цикл — нормальный для той культуры и того общества, в котором он находится.

В частности, если человек просыпается, а дальше не может в силу своих особенностей встать с кровати, нужно его хотя бы посадить, потому что мы обычно с утра встаем. Там много составляющих, например, необходимость давать ребенку выбор, хотя бы базовый — какого цвета колготки надеть. В интернате не очень много возможностей выбора, но даже на уровне бытовых процедур это важно.

Наверное, говоря простым языком, в отношениях санитарок и волонтеров есть еще и фактор профессиональной и личной ревности, потому что санитарки тоже привязаны к детям и они стараются в рамках своих возможностей делать то, что считают нужным и полезным и действительно заботливо с ними обращаться. У нее почти материнская забота: «Я тебя накормлю», а тут приходят волонтеры, какие-то 22-летние ребята, у которых своих детей нет, и говорят — не нужно его кормить с ложечки, нужно, чтобы сам учился есть, пусть и медленно. И тут тоже можно понять эмоции санитарки.

Би-би-си: Какая еще нормализация доступна детям в интернатах?

А.К.: Годовой цикл — например, мы празднуем день рождения. Хотя далеко не всегда дети могут в силу своих особенностей понимать, что происходит, они радуются приятным цветам и звукам, тортику. У санитарок это вызывает раздражение: они действительно не понимают, зачем все это ребенку с тяжелыми нарушениями, который никогда не будет жить, по их представлениям, в обществе, который, как они предполагают, тяжело умственно отсталый. Действительно, особенно первое время, когда волонтеры появились, санитарки смотрели на них как на сумасшедших, которые какие-то зарубежные деньги отрабатывают, устраивают тут танцы с бубнами.

Но со временем, после того как волонтеры появились, персонал стал замечать прогресс очень многих детей, про которых они не думали, что те вообще способны к развитию. Да, про некоторых было очевидно, что они заговорят, что они как-то двигаются, и с точки зрения персонала имело смысл с ними заниматься. С остальными… «Ну что ты с ним возишься, он же полный… пускай лежит». И это потихоньку менялось. Понятно, что просто лежа в кровати, ты не будешь сильно развиваться, а если с тобой хоть как-то общаются, что-то меняется.

Или вот через несколько лет после того, как я основную часть своей работы сделала, в интернате появилась государственная школа — классы для детей с множественными тяжелыми нарушениями. Со школой очень большой прогресс пошёл в развитии детей, и не видеть этого невозможно, хотя появлению школы персонал тоже очень сильно сопротивлялся, потому что это снова новые люди, новые правила. Все эти новые веяния прибавляют санитаркам, которые работают на ту же зарплату, работы и заботы. Их раздражение понятно. И понятно оно и на идеологическом уровне: зачем делать с ребенком это все, тратить усилия, пойди лучше окно помой.

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

Фотография из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимок не имеет прямого отношения к описываемым событиям

Би-би-си: Еще одной важной темой книги является тело и телесность. Столкновение с чужим нездоровым телом — это очень сильное испытание для волонтеров и в целом для любого человека. И в частности, в этом видится оттенок унизительности для всех участников. Так ли это?

Анна Клепикова: Что касается унизительности для всех участников, иногда довольно сложно себе представить, как это воспринимает человек с нарушениями, всю жизнь проведший в интернате. Стеснение — это культурное чувство, оно не дано человеку от рождения.

У некоторых детей и взрослых, которые живут в условиях учреждений, где вообще приватности особенной нет, тем не менее, это чувство сформировалось, у других — нет. И иногда сложно сказать, у кого как, если ты не очень внимателен. Или вообще ты не можешь на это сильно обращать внимание, потому что даже если ты понимаешь, что у ребенка с нарушениями есть это стеснение, ты не способен ничего поделать. Ты можешь более бережно с ним взаимодействовать, но у него все равно нет других условий, кроме как пописать в это судно у тебя на глазах.

Би-би-си: При этом это эмоционально тяжело и волонтерам, и персоналу?

Анна Клепикова: Зачастую родителям тоже может быть не очень приятно менять памперсы ребенку. Но здесь все усиливается тем, что даже волонтеры, несмотря на свою идеологию, до определённого уровня воспринимают тело как больное. Это делает любой уход сложнее, потому что это не просто человек, а больной человек, и его выделения кажутся какими-то нездоровыми. Это во-первых.

Во-вторых, уход за взрослым со специфическим телом сложнее, чем за ребенком, потому что есть представление, что ребенок это что-то такое чистое. Когда же волонтер или кто-то из персонала ухаживает за взрослым человеком, моет его, меняет памперс, происходит довольно сильная самоидентификация, особенно если человек твоего же пола. Будто ты невольно представляешь себя на его месте. Это очень трудно, потому что ты представляешь себя таким же немытым, корявым, сидящим в этом грязном памперсе. И если человек не умеет проявлять эмпатию, он вынужден от всего этого отстраняться. И на противоположном полюсе от эмпатии находится обращение, которое может быть прочитано как грубое — это следствие необходимости отстраниться от этих вот болезненных и неприятных элементов взаимодействия с чужим телом.

В-третьих, условия интерната тоже этому способствуют, потому что гигиенический уход в учреждениях, несмотря на то, что он стал лучше за последние годы, мягко говоря, недостаточный. В этом смысле тяжесть работы зависит от того, что именно культурой признается как грязное и нечистое и опасное. Сейчас у нас принято в обществе принимать душ каждый день и часто менять одежду на чистую. И одно дело, если ты переодеваешь чужого человека, когда видишь в этом потребность, и другое дело, когда приходится переодевать взрослого человека, который не мылся неделю — просто баня раз в неделю, ну вот такое расписание.

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

Фотография из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимок не имеет прямого отношения к описываемым событиям

Би-би-си: Как вас вообще изменил весь этот опыт?

Анна Клепикова: Для начала, я не знала того, что такие дети и люди существуют, и это в общем очень сильно расширило мои границы и представления о том, что такое вообще человек. Кроме того, много изменений произошло в моем восприятии того, что такое коммуникация, потому что с людьми с тяжелыми нарушениями обычно коммуникация затруднена. Когда мы общаемся в обычной жизни, мы думаем, что по большей части это делаем с помощью речи и, как правило, не замечаем невербальных проявлений, хотя их доля тоже велика. В общении с неречевыми детьми приходится обращать внимание на невербальные проявления — и это трансформирует представление о том, что такое вообще человеческая коммуникация.

Би-би-си: Можете привести пример?

Анна Клепикова: В целом это напоминает коммуникацию с младенцем, но тут, во-первых, не младенцы, а во-вторых, зачастую это люди с развитым интеллектом, который оказался загнан в слабое тело без способности говорить и даже без больших способностей к жестам. В детском доме был мальчик, который явно обладал очень хорошим интеллектом. Ну как явно — это было явно, потому что он активно показывал глазами на то, что он хотел, машинку или другую игрушку, он говорил глазами «да» или «нет», используя разные моргания. Было сложно этого не замечать, потому что он уж очень активно общался, несмотря на то, что это был единственный способ коммуникации, ему доступный. И когда ты обнаруживаешь, что у человека, который не говорит и не двигается, может быть совершенно обычное сознание, это потрясает. На самом деле он бы мог учиться, я так предполагаю, осваивать обычную школьную программу, если бы для этого были организованы условия и он мог движением взгляда набирать буквы на экране, что технически уже возможно.

Но бывают и более тонкие примеры. Например, волонтеры прислушиваются к людям с совсем тяжелыми двигательными и интеллектуальными нарушениями, чтобы понять, нравится ли что-то человеку или нет — прислушиваются к ритму дыхания, следят, краснеет ли у него кожа или бледнеет, в общем такие чисто телесные проявления.

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

Фотография из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимок не имеет прямого отношения к описываемым событиям

Би-би-си: В книге упоминается герой, который на вас дул, когда ему что-то нравилось.

Анна Клепикова: Да, это был мужчина лет сорока, и действительно, когда ему что-то нравилось, человек или действие, он на них дул. По крайней мере, мы так предполагали.

На самом деле, это догадка, и очень часто волонтеры оперируют догадками о том, что означает какое-то коммуникативное проявление какого-то подопечного. Но тут могут быть ошибки, это нельзя исключать.

Иногда у людей в интернатах есть какие-то невротические проявления, которые можно тем или иным образом считывать или не считывать и приписывать им разные значения. Всегда, когда у одного из партнеров ограничены возможности коммуникации, есть опасность приписать ему что-то, чего он не имел в виду. Он может с этим согласиться или не согласиться. Иногда предлагая ребенку с ограниченной коммуникацией выбор, ты не можешь понять, говорит он «да» или «нет», и вообще что он в итоге хочет, и ты думаешь: ну ладно, вот с этим он в итоге согласится, потому что ему уже надоело, что ты его не понимаешь, или ему вообще нерелевантен этот выбор в данный момент.

Но чем внимательнее человек и чем он больше проводит время с одним и тем же ребенком, тем больше он замечает и отчасти создает его потребности. Как мама в коммуникации с младенцем во многом эти потребности конструирует, интерпретируя плач как то или иное требование и закрепляя определенный коммуникативный механизм. Как в том анекдоте: «Мама мне холодно» — «Нет, тебе кушать хочется». В коммуникации с людьми с нарушениями это довольно распространённая вещь.

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

Фотография из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимок не имеет прямого отношения к описываемым событиям

Би-би-си: Если говорить про психологические последствия, не было ли у вас депрессии после работы волонтером?

Анна Клепикова: Мне показалось, что когда я закончила работать во взрослом психоневрологическом интернате, у меня было долгое состояние вроде слабой депрессии. Но это мои догадки.

Вообще, эмпатия, которая в общем ожидается от волонтеров и ими в себе тренируется, тоже вызвала во мне определенные психологические изменения. Я долгое время, да и сейчас, не могу читать литературу и смотреть фильмы про концлагеря и подобные места. Читать, например, Солженицына или Шаламова я сейчас не могу. Появилась потребность в повседневной жизни больше отстраняться. Но мне кажется, что сравнение психоневрологических учреждений с концлагерями это уж очень сильное утверждение, хотя там действительно будут общие черты.

Из хороших изменений — у меня появились друзья из людей, которые жили или живут в интернате. Когда ты идешь туда, ты предполагаешь, что это люди с такими особенностями, которые исключают дружбу, а на самом деле нет. Мы поддерживаем отношения и я не вижу отличий в том, как я общаюсь с ними и тем, как я общаюсь с людьми не из интерната, с людьми без нарушений. Я не знаю, могу ли я их прямо называть друзьями, но я могу им позвонить поговорить так же, как и всем остальным. Кажется, что это параллельный мир, но таким образом он перестает быть параллельным. Он становится частью твоей жизни.

Би-би-си: Антропологический роман — непривычный для России жанр. Были ли у вас какие-то ориентиры?

Анна Клепикова: В западной этнографической традиции подобный жанр достаточно популярен. Из того, что наиболее близко, был такой американский антрополог Роберт Мёрфи, у него есть книга «The Body Silent». Она не переведена на русский, поэтому не знаю, как лучше перевести: «Молчащее тело» или как-то так. Мерфи проводил исследования на Амазонке и в Сахаре, и в какой-то момент оказалось, что у него стало развиваться что-то типа мышечной дистрофии. И он как антрополог смог написать о своей постепенной утрате всех-всех телесных способностей автоэтнографическую книгу, которая, наверное, по структуре и по жанру во многом похожа на мою, например, по тому, как в повествование вплетены теоретические вещи. И она абсолютно потрясающая, потому что к концу оказывается, что он остается таким чувствующим органом, у него все сужается до черепной коробки, в которой находится он сам, а в остальном теле он себя как личность уже не ощущает. Это очень, с одной стороны, антропологическое чтение, с другой стороны, абсолютно захватывающий роман.

Автор фото, Aleksandr Chizhenok/Interpress/TASS

Подпись к фото,

Фотография из дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 в Павловске. Снимок не имеет прямого отношения к описываемым событиям

Би-би-си: Ваша книга очень сдержанная по тону, вплоть до того, что там есть место, где вы говорите, что не станете подробно описывать, какие именно нарушения были у девочки, так как хотите читателя поберечь. Не было ли у вас искушения как-то, наоборот, акцентировать все те ужасы и жестокость, которые вы видели?

Анна Клепикова: Были, конечно. Но во-первых, у меня был научный руководитель, научный редактор, который меня сдерживал, за что я ему благодарна. Мне кажется, это в итоге оказалось продуктивной стратегией, потому что, как говорила персонаж фильма «Служебный роман», «нет ничего невозможного для человека с интеллектом» — человек с фантазией сам себе всё представит. Если туда включить слишком много того, что в учреждениях происходило, книгу читать было бы невозможно. Точнее, ее могли бы читать в качестве психотерапии те, кто там работал, а люди сторонние просто откладывали бы ее в сторону, потому что там все зашкаливало бы. Приходилось искать баланс.

Во-вторых, мы как антропологи не можем назвать какое-то поведение жестоким. Мы пытаемся посмотреть на эту жестокость как на культурную категорию и понять, почему так происходит, подобрать интерпретации. И в этом смысле в книге присутствует сдержанность, призванная помочь разобраться, что в этих учреждениях происходит, а не изобразить, что есть на свете такой мир и там происходит много ужаса.

ребенок боится какать (психологический запор)

Сегодня мы продолжаем тему «Горшечный вопрос».

В прошлый раз мы узнали, что делать, если ребенок боится горшка.

А сегодня поговорим об очень распространенной проблеме, встречающейся у дошкольников:

«Психологический запор у детей»

 С этой проблемой в той или иной степени сталкиваются все родители. Ведь такое явление, как физиологический запор, бывает практически у всех хоть раз в  жизни. А результатом запора «обыкновенного» может стать запор психологический, т.е. ребенок начинает бояться какать.

 

Почему появляется психологический запор у детей?

О причинах я подробно рассказывала на видео здесь: ПОСМОТРЕТЬ ВИДЕО

В результате проблем с пищеварением и запора ребенку становится больно ходить в туалет. В итоге появляется страх дефекации. Малыш боится, что в следующий раз тоже будет больно, от этого зажимается, терпит до последнего, может даже обкакаться. В итоге это провоцирует опять запор у ребенка, и опять боль. Замкнутый круг.

У некоторых детей такой страх не выражен и проходит сам собой постепенно, а для других детей  становится настоящей проблемой на долгое время.

Особенно психологическому запору подвержены дети до лет 4-х. Ведь ребенку 2-х или 3-х лет гораздо сложнее объяснить, как происходит процесс пищеварения, и почему именно больно при запоре.  Ребенок боится какать только потому, что не понимает, почему ему больно — это основная причина возникновения психологического запора у детей.

 

Что может сделать родитель, если ребенок боится какать?

  1. Нормализовать питание ребенка. Малышу должно хватать жидкости, для профилактики покушать киви, свеклы, чернослива и пр. Главная задача – нормализовать физиологию, это первый шаг.
  2. Очень часто родители из благих побуждений усугубляют проблему своей излишней озабоченностью. «Горшечный» вопрос становится для них актуальнее всего и вся. Как это выглядит со стороны: мама приходит домой с работы: «Привет, как дела? Ты покакал?» Фиксация на проблеме всегда ее усугубляет! У ребенка, помимо страха покакать, появляется страх расстроить маму… Вывод: не спрашивайте ребенка, хочет ли он в туалет постоянно, а лучше не спрашивайте вообще. Даже если ребенок хочет какать, он  все равно скажет «нет», ведь он боится это делать.
  3. Есть хороший способ снять такой страх: проигрывайте в сюжетно-ролевой игре «горшечную тему». Пусть любимая игрушка ребенка будет бояться покакать, а вы вместе с малышом ей поможете. В игре дети все гораздо лучше усваивают. Вообще, скорее всего, ребенку очень понравится играть «в запор» у игрушек, ведь его эта тема очень волнует. Он может по десять раз проигрывать один и тот же сюжет – это нормально. Ведь мы, взрослые, делаем точно так же, только у себя в голове. Мы прокручиваем беспокоящую нас ситуации раз за разом, пытаясь найти из нее выход. Ребенок просто не может делать это же без зрительного подкрепления.
  4. Важно спокойно реагировать на промахи ребенка. Не ругать, не причитать, просто менять белье, и все.  Это нужно, чтобы у ребенка, помимо страха боли не появился страх быть наказанным, расстроить родителей.
  5. Объясняйте ребенку физиологию пищеварения на понятным ему языке. Это может быть книжка про строение тела для детей, может быть сказка или игра.
  6. Можно придумать и рассказать сказку на данную тему. В дальнейшем напоминать ребенку: «А помнишь, как в сказке». Т.е. не читать ему нотации, не зудеть над ухом, а приводить пример удачного решения проблемы. Пример сказки вы можете найти здесь

Помните, что в этой проблеме нет ничего страшного и постыдного!

Как практикующий детский психолог могу сказать, что ко мне с подобной проблемой обращаются очень часто. И решается чаще всего довольно оперативно.

Если у вас нет возможности быстро обратиться к хорошему детскому психологу, то вы можете воспользоваться моим мастер-классов для родителей и специалистов.
Жмите на картинку и переходите к его описанию

Главное не вешать нос, выполнять рекомендации, описанные выше, и психологический запор у ребенка будет побежден!

 

 

Какает и писает ли плод в утробе матери? | Узнавай.Онлайн

Небольшое углубление в середине вашего живота указывает на место, через которое вы, плавая в пузыре околоплодной жидкости, в течение девяти чудесных месяцев получали все питательные вещества, необходимые для роста и развития. Но не хотите ли вы знать, что происходило с другими функциями вашего организма, пока вы находились в этом крайне уютном, но всё же замкнутом пространстве? Если говорить совсем прямо – не писали ли вы там или ещё чего похуже?

Ответ на первый вопрос определённо положительный. Эмбрионы начинают мочиться всего через два месяца после своего образования. Примерно в это же время они начинают глотать, а значит, и пить околоплодную жидкость. В сущности, это означает, что плод в течение оставшихся семи месяцев вынашивания пьёт собственную мочу. Однако всё совсем не так ужасно, как звучит.

С одной стороны моча, в отличие от кала, стерильна, поэтому не содержит бактерий, которые могли бы навредить плоду. Кроме того, явные отходы, выходящие с мочой из взрослого человека, такие, например, как избыточный азот, отфильтровываются от плода и доставляются через пуповину в организм матери. А она, родимая, избавляется от них вместе со своими собственными.

А как же кал?

Что тут сказать? Мама на то и мама, чтобы позаботиться и об этом. Она переваривает пищу прежде, чем та попадает к ребёнку, и передаёт ему через пуповину только те питательные вещества, которые необходимы плоду. Практически всё то, что нуждается в выводе из организма, остаётся в ней. Но пищеварительная система плода пуста не полностью, так как некоторые отходы всё же попадают в неё, растворяясь в кислой желчи тонкого кишечника и превращаясь в слизистую, липкую, зеленоватую массу, называющуюся меконий. Толстая же кишка плода практически стерильна и лишена миллиардов бактерий, которые помогают нам переваривать все то, что мы потребляем в пищу, и составляют около половины той самой коричневой массы, что мы регулярно извергаем.

Меконий, накопившийся в тонком кишечнике плода, в конечном итоге оказывается содержимым первого грязного подгузника младенца — цвет его зелёный, липкий, и почти без бактерий. Другими словами, меконий — это первый стул новорожденного, в некотором смысле это первый и последний чистый кал в жизни каждого человека, это то, что поглощал ребенок, находясь в утробе матери.

Источник: http://yznavai.ru/kakaet-li-plod-v-utrobe-materi/

Спасибо, что читаете нас! Если понравился материал, не забудьте поставить лайк и подписаться на канал!

Возможно, вас заинтересуют другие наши материалы:
Почему люди не пьют свиное молоко?
Почему грудничкам нельзя пить воду
5 удивительных явлений природы, существование которых трудно поверить

«Мама, какать!», или Первое утро на море

АВТОР: ОКСАНА РОМАНОВА

ФОТОГРАФИЯ: ЮЛИЯ БАРСКАЯ

Мы с Ярославой приехали в Лоо в 6 утра. Сразу потащились на море. На неверных (от двухдневного мотания в поезде) ногах. С чемоданом (18 кг), у которого лопнуло колесико. По ступенькам, через бордюры. На галечный пляж.

Таксисты ловят нас: «Вам куда? Куда?» Ах, хитрые бестии, я вас знаю. Вам только свежатинку подавай. Обманете. Провезете 5 метров, и тыщу попросите. Это ж юг! У них же только денежки на уме.

Но вам меня не обхитрить. Это я с виду дурой прикинулась: мы с Урала, давно моря не видели. А за этой придурью хитрый расчет – не платить за такси, а дождаться, пока начнут ходить маршрутки. Всего-то час поторчать на море.

А на море – дождь. Неспокойно синее море. Заворачивает волну, плюется пеной. Купаться нельзя. Мокнуть под дождем тоже не радостно. Поднялись обратно, к набережной. Встали под козырек кафе. Половина седьмого утра.

И тут… нет, не гром. Пострашнее: — Мама! Я в туалет хочу! — Писать? — Нет! Паника. Паника!

На веранде кафе мужчина. В меру седой, и немного хмурый: — Зайди, не мокни. Ребенка заведи. Втаскивает наш чемодан на веранду.

— А в туалет ребенку можно? Не, ну а что? Когда «мамакакать!» – тут уже не до скромности. — Туалет сломан у нас. Что за люди, – разводит мужчина руками, – им туалет откроешь, а они всякой дряни напихают в него.

— Мама!!! Я не могу больше терпеть! Бежать! Куда? — Обратно на вокзал!

— Чемодан-то оставь! Там – деньги, документы, банковские карты. А тут – ребенок в последней стадии терпежа.  На ходу бросаю мужчине:  — Меня Оксана зовут. Тоже хитрость. Будет знать имя – может, пожалеет и не позарится на мой чемодан? Ну вдруг? Я хотя бы попыталась. — А я Альберт. Это мое кафе.

Добежали. Успели. На обратном пути я представляю ситуацию: вот мы возвращаемся в кафе. Нашего чемодана нет. И все вокруг такие: «Чемодан, чемодан. Кааакой чемодан?!» И уже будто слышу голоса доброжелателей: «Ну кто ж так делает?! И кто тебе виноват?! Ээх, мамочка!» Возвращаемся. Чемодан стоит там, где стоял.

— А вам вообще-то куда надо? – слышу я за спиной голос Альберта. Как в холодную воду с головой – довериться незнакомцу. — Нам в Лучезарное. Это по дороге на Дагомыс. Вот… не знаем, как… — Вообще не проблема, – хмыкает Альберт и уходит.

Дождь прекратился. Ярослава собирает гальку на берегу. А я одним глазом все-таки гляжу в расписание маршруток. Ждать осталось 25 минут. Мало ли, что там Альберт придумал. Мы и сами с усами. Я же мать, в конце концов! И тут он снова появляется на набережной: — Пойдем. Я договорился.

Альберт катит чемодан прямо на стоянку такси, тех, которые «Куда? Куда?». Сажает нас в белоснежный джип.

Водитель довозит нас с ветерком и шутками. И еще минут 15 кружит по Лучезарному – ищет дом. Почти нашли. И тут:

— Мама! Меня тошнит! Сейчас вырвет!

Бодрое начало отпуска. Не заскучаешь.

Остановились, открыли дверь. Дышим. А у меня в голове счетчик: «Сколько, сколько? 300? 700? Когда спросить? Сейчас или потом?»

Наконец, водитель останавливается у подъезда. Выгружает чемодан из багажника. Я не выдерживаю: — Сколько?! — Нисколько. Все нормально.

Помогает втащить чемодан в подъезд и найти квартиру. И уезжает. В утренней тишине двора раздается: — Мама, я устала, я спать хочу.

Туалетная тема, или как детские эмоции живут в ЖКТ Ірина Порецька

Анна Покровская, детский психолог, о самых частых вопросах родителей по туалетной теме, как связан процесс приучения к горшку с эмоциональным здоровьем ребенка на протяжении всей жизни. И как решать проблемы туалетной темы, если уже возникли.

Однажды ко мне обратилась семья с проблемой – девочка, около трех лет, перестала какать. К тому времени она отучилась от подгузников, ходила на горшок, но резко перестала. Когда родители предлагали горшок, отказывалась и сильно плакала. Так продолжалось неделю, животик болел, но девочка не могла сходить по большому. За это время организму может грозить интоксикация, потому семья обратилась к медикам для исследования прямой кишки и пришлось делать клизму. Но девочка продолжала не какать, и клизмы приходилось делать все время исследований, каждые 5 дней. Клизма сама по себе – опасная и болезненная процедура, при которой девочку фиксировали очень сильно, чтобы не повредить анальное отверстие и очень тонкую ткань прямой кишки.

Ситуация длилась несколько месяцев. В результате медики назначили финальное исследование, после которого – операция под общим наркозом. К счастью, хирург посоветовал семье перед этой опасной процедурой обраться к детскому психологу. А я попробовала восстановить в памяти у мамы ход событий, которые привели к такой реакции организма.

Однажды девочка заигралась и укакалась. Физиологически все нормально – ее мозг расслабился в игре, она не отследила позыв вовремя. Рядом была бабушка, которая сильно испугалась за новенький светлый костюмчик, и выдала такую реакцию ужаса, паники и страха на лице, что девочка ее моментально считала и пережила то же самое – ужас, панику и страх, когда она какает. Тело отключило позыв в туалет. При позыве в туалет включалась эмоциональная телесная память – ужас и паника при таких ощущениях: «Мне какать нельзя, ведь когда я так делаю, в моей жизни происходит ужас, и мне очень страшно».

Сперва я попробовала вернуть маме власть и опору. Она плакала, винила себя и боялась. «Да, вам сложно, но вы большая молодец, что с этим справляетесь, как можете». Мы вернули ей понимание, что лучше ее никто не знает своего ребенка.

Потом общалась с бабушкой, жесткой волевой женщиной, не особо воспринимающей психологов как специалистов. Я донесла, что в семье главные папа и мама, даже несмотря на то, что они на работе, а ребенок остается с няней или бабушкой. Родители – самые значимые люди для ребенка. Мы забрали власть у бабушки и вернули ее родителям.

А потом, к счастью, перед работой с девочкой мама повела ее в туалет, и говорит: «Давай посмотрим, какой здесь унитаз. Ой, какой красивый!» Я поняла, что вся жизнь семьи вертится вокруг туалета. А когда взрослые говорят о проблеме, которая их волнует, дрожащим голосом, они акцентируют внимание, что тут есть проблема.

Я спросила маму: «Если бы у вашего ребенка не было такой проблемы, столько времени вы уделяли бы разговору об унитазе?». Ребенку с нервным тиком скажи «не моргай», он будет моргать вдвойне. Так мы только подогреваем симптом.

Тогда родители уезжали с ребенком на отдых, и я попросила их отпустить тему туалета на эту неделю. Вместо сватанья девочке унитаза, расслабиться, насладиться морем и погодой, жить так, будто этого симптома не было или он ушел. Просто поиграть вот в такую игру.

Вернулись, перезванивают: «А нам сегодня приезжать? У нас вторую неделю все хорошо. Ребенок просто идет в туалет. Если нужна помощь надеть штанишки, предлагаем. Если ребенок закрывает дверь, не расспрашиваем. И вообще на эту тему не говорим. Мы попробовали жить без симптома и нам понравилось». Конечно, это счастье. Они не вернулись ко мне, это означает, что у них все наладилось.

А я поняла вот что. Приучая ребенка к горшку, мы закладываем в нем много взрослой нервозности: «Ну что, ты уже?», «Сходи в туалет сейчас, потом будет невозможно», «Не встанешь, пока не пописаешь» и так далее.

 

Родительский вопрос: «Мы хотим снять памперс, но ребенок вообще не ходит по большому на унитаз или горшок, прячется и стоя ходит в памперс по большому. Что не так с ребенком?».

Я проходила курсы для психологов, где занятия вели детские психиатры. Один специалист предложила рассмотреть интересный нюанс: «Давайте вспомним период – анамнез до года ребенка. Как ребенок ходил в туалет «по большому»? Лежа. Детки покушали, поиграли, их кладут в кровать, и ребенок ходит в туалет. Лежа, когда ножки прямые и тело расправлено».

Ходить в туалет в прямом положении – телесная память. Тело помнит этот физиологический процесс, и когда он садится на горшок и появляются другие ощущения, не может расслабиться. Родители думают, что что-то не так. Но все так. Надо просто терпение подождать, когда ребенок «созреет».

 

Родительский вопрос: Однажды ко мне обратилась мама, которая очень надеялась, что в ясельной группе, видя других детей на горшках, ее ребенок тоже научится проситься на горшок. Но не складывалось.

Это вопрос не горшка, а привязанности между ребенком и его надежным взрослым. Попадая в садик, ребенок поначалу перестает контактировать со своим телом, потому что проходит сложный этап сепарации с родителями. И все это проживает на уровне тела. То же и у первоклассников.

Они не могут расслабиться в новых обстоятельствах, потому теряют контакт с телом, и как следствие – возникают вопросы с туалетом. Да и взрослые, когда в стрессе или встревожены, ощущают дискомфорт в теле, но иногда не понимают, что это просто жажда.

Сложно распознать сигнал, когда психика напряжена.

Эмоциональная система ребенка еще не зрелая, потому тело принимает на себя такой сильный удар от переживаний, от тревоги при привыкании к садику или школе. Часто дети начинают делать навязчивые движения, например, раскачиваться на стульчике, волосы закручивать, заламывать пальцы, кусать ногти. Это – аутоагрессия. Дети снимают напряжение, даже причиняя себе боль.

Когда я работаю с детьми, мы играем игрушками в песке. Они погружают в него руки, делают массажные движения, тактильные ощущения на пальцах, расслабляются, углубляются в процесс, и ребенок входит в контакт с телом, чувствительность дает сигнал в мозг и уже через 5 минут он спрашивает: «А где у вас туалет?» И так в половине случаев. Ребенку надо расслабиться, чтобы уловить сигнал «хочу в туалет».

Родительский вопрос: В семье появился младший ребенок, и поведение старшего видоизменилось, регрессировало – может уписаться, или сходить в трусики «по большому», и пугается этого. Или энурез, даже когда процесс был налажен.

Появление второго ребенка – это ситуация на разделение ребенка с родителями, включает сильные эмоции у ребенка и потому тело может давать сбой. Это просто компенсация какого-то напряжения в жизни, которое выходит, проживается через тело, через физиологические реакции.

В детском коллективе может быть огромное количество ситуаций, которые вызвали у ребенка тревогу, напряжение, где он застрял в эмоциях, потому что рядом не было мамы и папы, и ночью через физиологический процесс нервная система сбрасывает это напряжение. Это нормально.

Но важно, чтобы не было систематичности. Если система освобождается – это разовый случай. Так часто бывает в садике, и хвала воспитателю, который незаметно для других детей и очень заботливо для ребенка переоденет его и скажет: «Я тебе сейчас помогу, ничего страшного». Ребенок очень хорошо считывает реакцию взрослого в таких ситуациях: «это стыдно» или «это нормально», «ситуация под контролем». Потому всегда у детей в детсаду и начальной школе должен быть сменный комплект одежды, даже несколько.

 

Как правильно приучать к горшку?

Появление подгузников изменило взгляд родителей на туалетную тему. Нам удобно, что ребенок спит всю ночь и у него сухая простынка. Соответственно, не отлавливаем момент, когда он ходит в туалет. Но в какой-то момент нас озаряет идея: «Самостоятельность!», что значит «ребенок снимает памперс и ходит без него». Тут начинаются разные методы приучения ребенка к горшку, и последующие истории.

Как психолог говорю: родителям надо успокоиться. Нормы — нет. Мы должны понять и привыкнуть, что это – индивидуальный процесс.

Перед моей консультацией родители должны заполнить анкету, где есть графа «самостоятельные навыки – когда начал разговаривать, когда пошел и когда начал сам ходить на горшок». Некоторые родители пишут: «В 1,5 года. Мы не настаивали, решили попробовать без подгузников, заинтересовался горшком, купили музыкальный горшок – и все сложилось». А кто-то пишет: «В 9 месяцев уже самостоятельно просился на горшок». Вспомним ребенка в 9 месяцев, на что он способен САМ? Я предполагаю, что его несколько раз в день высаживали на горшок, и он привык. Родители вроде бы ловят этот момент, но одновременно дают ребенку послание: «Сейчас надо сходить в туалет».

Для меня, как для психолога, самостоятельность – это когда ребенок чувствует свои физиологические потребности, что ему некомфортно ходить в подгузнике, понимает, что ему что-то не так и просит родителей поменять подгузник или снять его.

Отучение от подгузника – это процесс, в котором дети застревают из-за потребности взрослых в самостоятельности детей, которую те не могут обслужить моментально. А взрослые в своих потребностях бывают сильно настойчивы из-за своих страхов: «Как выйти на улицу в трусиках, а он не пописал?». Или семья едет в длительную поездку на автобусе или самолете, мама приговаривает: «Так, нужно перед этим сходить в туалет». Это про заботу, окей. Но когда ребенок не сходил перед дорогой в туалет, у мамы на лице тревога: «Как же так, ты не сходил в туалет!» Ребенок считывает это послание как «надо взрослого удовлетворять и сходить в туалет, когда он говорит». И мозг путается: так нужно слушать себя и идти в туалет, когда я хочу, или важно сейчас моего взрослого не расстроить? Вот тут сбивается механизм «слушать свое тело».

Посмотрите фильм «Блеф, или С Новым годом!». Там показан дом малютки и видно, что у детей-сирот нет понятия «своя потребность», потому что не было заботливого взрослого, который поддержит их потребность. Они не знают, когда голодны, когда хотят в туалет, потому что даже на горшок ходят по расписанию.

У нас, взрослых, очень много страхов, часто надуманных о том, что ребенок не станет самостоятельным. Но он станет, когда придет его время.

Мне нравится аналогия с деревьями в парке. Их там очень много и разных – каштанов, берез, дубов. Все они деревья, но все – разные. Нет двух одинаковых дубов, с одинаковыми веточками и листиками. И с детьми также. У каждого своя потребность и своя готовность к самостоятельности. В том числе, самостоятельно ходить в туалет. Им нужно только терпение и поддержка заботливого надежного взрослого.

 

Что делать, если уже есть какие-то проблемы или тревога родителей

У детей, отучившихся от подгузника, недержание может быть абсолютно естественным. Не зря есть фраза «уписаться от смеха». Когда ребенок в игре, увлечен и возбужден процессом, вся его эмоциональная система направлена на этот интерес, и тело расслабляется. Он забывается и может уписаться, а потом подбежать к маме по запросу. В этот момент ребенку нужен заботливый взрослый, чтобы сказать: «Ничего страшного, вот новые штанишки, пойдем переоденемся, чтобы ты не замерз».

Но если это регулярно повторяющаяся проблема, мешающий ребенку процесс, энурез – надо обращаться к докторам и исследовать здоровье ребенка.

Но что мы можем сделать в домашних условиях, чтобы либо не привести к проблемам, либо очень просто их проработать.

Следить за своими реакциями и восприятием любой «туалетной» ситуации.

Бывает, ребенок уписался, а взрослый в ответ: «Как же ты мог, ты же взрослый, почему же ты не попросился?» Так теряется контакт с ребенком, навязывается тема стыда: «я делаю что-то плохое, как я могу». Взрослый дает негативный посыл ребенку, психика может сработать по-разному. Вспомните первую историю статьи.

Многие страхи и даже некая нервозность ребенка в туалетной теме – это только реакции взрослых.

Так работает природная иерархия взрослый-ребенок. Ребенок не анализирует происходящее, а считывает отношение взрослого к этому миру: что сейчас делают взрослые, как реагирует вожак стаи? Потому, когда воспитатель аккуратно с улыбкой вечером говорит родителю: «Все хорошо, вот вам кулечек. До завтра», у ребенка не повторится ситуация. А если воспитатель раздувает на всю группу послание стыда: «Ну Вы знаете, сегодня такое было!», а ребенок стоит рядом и считывает, у него поднимается тревога, зацикливается, чтобы этого больше не случилось. Но зацикливание – это напряжение в теле, зажим «чтобы этого не повторилось, чтобы этого не повторилось». Отловить позыв становится сложнее, и ситуация повторяется. Это превращается в невротическую динамику. Но запустили процесс реакции взрослых.

Чем сильнее привязанность ребенка к своему надежному взрослому, эмоциональная близость, когда он понимает, что может доверить взрослому разное – и улыбку, и красивый цветочек, и рассказать «случилась так, что я не удержался и случайно в трусики накакал», и реакция стабильная, спокойная и принимающая, тем меньше вероятность возникновения каких-то проблем вообще, и тем стабильнее психики человека на всю жизнь.

К сожалению, часто замечаю эмоциональную незрелость родителей в таких ситуациях, абсолютно негативные, иногда неадекватные реакции. Они точно не понимают последствия. Они думают, что работать надо с проблемой ребенка, а мое лицо и моя реакция вообще не причем. Важно осознать, что именно мы являемся вектором для восприятия ребенком своего тела и всего, что с ним происходит. Например, он еще не видит сыпь на теле, его ничего не беспокоит, до зеркала не дошел. Но у мамы, обнаружившей ветрянку, уже на лице такой ужас, и ребенок ощущает, что сыпь – это ужас и кошмар, хотя она его не беспокоила. Точно так же с туалетной темой.

Понять, что туалетная тема – это про границы и про «меня не беспокоить».

Хождение в туалет – это процесс, когда тело должно расслабиться.

К сожалению, туалеты в садиках и школах не предусматривают удерживание границ ребенка. С открытыми дверьми, зайти может любой, а иногда воспитатели вслух озвучивают процесс. А еще и по расписанию. Например, группа собралась на прогулку, оделась, и вдруг ребенок почувствовал позыв в туалет, ему спокойней в штаны наделать, чем разозлить Марь Ивановну.

Попроситься на уроке в туалет бывает стыдно, дети терпят. А большинство первоклассников вообще не какают в школе.

Ребенок делает все, чтобы избежать этого процесса в школе и получают проблемы с желудком. Они абсолютно вылетают из тела от тревоги, от переживания, от вот этого понятия стыда своего тела. Но все это – вопросы к организации туалетов в садах и школах.

Что сделать? Когда ко мне приходят детки после школы, и там не сходили в туалет, уже спустя 5 минут игры в песке, они расслабляются, погружаются, появляются новые ощущения в теле, эмоциональный фон меняется, и они просятся в туалет, как будто надо вот-вот добежать прямо сейчас.

Родители могут, как и я, поиграть с ребенком или просто сформировать новый тактильный контакт.

 

Задавать правильные вопросы после садика и школы.

О чем спрашивают многие родители после школы? «Учебники собрал? Домашнее задание сделал?» Мы не спрашиваем о физиологических потребностях – как животик, хочешь ли пить или в туалет. Если домой далеко ехать: «Хочешь, мы зайдем сейчас по пути в ближайшее кафе в туалет, там закрытая дверь?».

Такие ненавязчивые вопросы – рука помощи ребенку, «я тебя понимаю и помогу, если в школе это не получается сделать».

 

Формируем тактильный контакт с телом.

Объятия в семье, игры с ладошками, пощекотать, погладить, пощипать спинку. Нужно, чтобы у ребенка был опыт разных ощущений, контакт с телом. Если ребенок не ходил в туалет, но его питание было обычным, без паники, терпеливо наблюдая и пребывая рядом с ребенком, делаем массаж, расслабляем тело. Показываем, что бывают разные ощущения, разные реакции и процессы в теле. Так мы прививаем позитивное отношение к своему телу.

 

Игры на безопасность.

Дети в школе и садике не какают, потому что не чувствуют себя в безопасности в туалете без двери. Потому нужно играть с детьми на безопасность и границы.

Например, при проблеме запоров мы накрываемся с ребенком одеялом, сидим там с фонариком, будто в палатке, и обозначаем, что это – наш домик, мы здесь, это наши границы. И ребенок может начать настраивать свои границы в жизни. Простая игра на восстановление безопасности своих границ. Убеждаем мозг, как это здорово иметь свои границы, в том числе – границы тела. И они включатся в жизни.

Игры на ощущения в теле после возвращения из садика и школы. Бесполезно об этом говорить с детьми, но вот задействовать играючи на их органы чувств – можно всегда. Например, дуть в дудочки или стучать в бубен – задействуем ладошки, дыхание, слух – будто из нашего тела выходит дыхание, а получается новый звук. Так мы показываем, что наше тело может приносить удовольствие, причем по-разному.

Собственно, это метафора туалета – наше тело что-то делает, и что-то случается, и нам легче.

Через музыкальные инструменты, без слов, сидя под одеялом, дуя в дудочки, стуча в бубен и создавая какие-то звуки, мы простраиваем границы и ребенок вдруг ощутил: «У меня есть мое тело, оно приносит удовольствие».

 

Игры на туалетную тему.

Через игру дети лучше всего получают опыт, а какие-то взрослые серьезные разговоры ребенка не впечатляют. Конечно, в таких играх делаем акцент на туалетной теме.

Например, у нас есть игрушечный домик со всеми комнатами, а мы показываем назначение этих комнат и задаем смежные вопросы вроде: «Как твой животик?» Внимание не заостряем, играем дальше.

Можно брать сказочных героев, которых в жизни ребенок не встречает и понимает это, и играть с ними в домике, в обычную жизнь.

Можно строить дом из конструктора и планировать там туалетную комнату. Без акцента на унитаз, а как необходимый элемент в доме как кухня или спальня.

При запорах играем с песком или водичкой, переливание, контроль жидкости в емкостях. Мы контролируем жидкость в теле. Рисуем дождик, воду. Делаем колбасообразные из пластилина, сосиски, режем, крутим их ручками. Так мы настраиваем мозг и знакомим с тем, что в жизни есть. Как арт-терапия.

Очень хорошо играть кинетическим песком. Детям нравится этот тактильный контакт. Мы можем сделать твердую фигуру, потом этот песок рассыпается, ребенок расслабляется. Он может и контролировать процесс, и следить за ним, получать импульсы.

Во всех играх преувеличивать функцию туалета не нужно. В игре он должен получить опыт: захотел в туалет — сходил и вышел, играем дальше.

 

Книги про наш организм.

Сейчас отличный выбор книг для детей разного возраста, где показано, как работает организм. Люблю книгу «Кто накакал на кротика?», где показаны экскременты разных животных. Это тоже про природный процесс.

Если говорить по Фрейду, то первая стадия развития ребенка оральная — он получает удовольствие через мамину грудь, через рот, а вторая стадия — анальная, когда он понимает, что его тело еще и такие ощущения может получать. И если в этой стадии, например, запрещать говорить «неприличное слово какашки», у ребенка возникает еще большее возбуждение, его сильно фрустриурет, выбивает почву из-под ног.

«Мама, собачка какает!», — говорили мои дети в 3-4 года. «Да, собачки тоже какают», — отвечала я. Если ребенок об этом говорит, замечательно! Как раз сейчас отличный шанс признать природность этого процесса.

Договориться с воспитателем и учителем

Важно, чтобы ребенок осознавал, что ходить в туалет – не стыдно. И тема эта не постыдная. А сформировать это ребенок может только через отношения своего доверительного взрослого с учителем или воспитателем.

Подходите к учителю, будьте такой мамой-квочкой: «Людмила Николаевна, мне очень важно физиологическое и психологическое здоровье моего ребенка. Он учиться будет лучше. Утром я сказала сыну, если он хочет в туалет, может встать и пойти, в любое время. Пожалуйста, я вас очень прошу, можете еще сегодня утром подтвердить слова? Что ребенок, когда бы он ни захотел в туалет, может поднять руку и Вы его отпустите, и никакого порицания на вашем лице не будет?».

Психологически на уроке детям сходить в туалет проще, потому что там пусто и никто не зайдет. Но «мы ведь не прерываем учебные процесс», говорят учителя.

И родителю нужно понимать, что его взаимодействие с учителем расслабит ребенка и поможет.

Учителя должны быть слышащими, понимающими и поддерживающими. Любая проблема у ребенка в школе, особенно младшей, легко решаема в связке учитель-родитель, когда ребенок чувствует заботу и ему комфортно. Это вопрос на уровне здоровья.

 

Позитивная режиссура

Надо давать ребенку возможность получать разный опыт: не попросился в туалет – у меня вот такие ощущения в теле и одежда мокрая, а когда попросился – вот такие, и такая поощрительная реакция родителей. Детям очень важно радовать своего взрослого. И тут можно режиссировать его поведение: «Следующий раз, когда ты это почувствуешь, чтобы штанишки не обмочить, можешь мне сказать, я помогу».

К сожалению, мы тратим много эмоций и сил на негатив: «Опять», «Ну что же ты», «Ты же уже взрослый», «Пол намочил, себя намочил, у нас новых штанов нет, как мы домой поедем?». Прямо трагедия! А на практике помогает лишь позитивная режиссура.

 

Посещать места, дружественные для детских потребностей

Во многих заведениях Киева есть детские колечки или унитазы, ступеньки, чтобы до раковины дотянуться или низкие раковины. Когда ребенок видит этот внешний антураж, он чувствует: «я здесь могу себе это позволить, этот туалет и для меня тоже». И это подтверждение из внешнего мира, что его потребности – природны, их учитывают, а границы уважают.

Запор (для детей) — Nemours Kidshealth

Что такое запор?

Запор (скажем: con-stuh-PAY-shun) — это недостаточное испражнение (какание) так часто, как обычно, или трудности с его уходом из-за твердого и сухого фекалий. Нормальные каловые массы мягкие и легко выводятся, поэтому испражнение не должно быть слишком сложным.

Некоторые люди думают, что у них запор, если они не какают каждый день, но привычки в туалетах у всех разные.Один ребенок может ходить три раза в день, а другой может ходить только раз в три дня. Итак, настоящий признак того, что у вас запор, — это то, что вы собираетесь меньше, чем обычно, или если вам трудно какать.

Каковы признаки и симптомы запора?

Помимо того, что вы реже каете или испытываете трудности с уходом, вы можете чувствовать себя сытым и иметь меньший аппетит, если у вас запор. Ваш живот тоже может немного выпирать. Когда вы все же идете в ванную, вам может казаться, что вам нужно очень много работать, чтобы избавиться от какашек, и это может немного повредить.

Если фекалии твердые и сухие, выталкивание их наружу может вызвать крошечные разрывы на коже заднего прохода (там, где фекалии выходят). В этом случае вы можете увидеть немного крови на туалетной бумаге при протирании. После того, как вы закончите, вы, возможно, отошли совсем немного и почувствуете, что вам все еще нужно идти.

Иногда, когда у ребенка действительно запор, водянистые какашки, такие как диарея, могут вытекать вокруг твердых какашек, которые все еще находятся внутри. Это может вызвать неприятную аварию даже для детей, которые давно перестали попадать в аварии.

Почему у детей бывает запор?

Запор — довольно распространенное явление, и его могут вызывать разные причины. Вот несколько причин, по которым у детей бывает запор:

  • Нездоровое питание. Если вы заполните свой рацион жирными, сладкими или крахмалистыми продуктами и не потребляете достаточно клетчатки, работа кишечника может замедлиться. Клетчатка, содержащаяся во фруктах, овощах и цельнозерновых продуктах, таких как овсянка, попкорн, цельнозерновой хлеб и макароны, может предотвратить затвердевание и высыхание фекалий. Так что потянитесь за грушей!
  • Недостаточно упражнений. Перемещение помогает пище перемещаться по пищеварительной системе. Если у вас недостаточно активного времени для игр — например, беготня на улице — у вас может возникнуть запор.
  • Недостаточно жидкости. Питьевая вода и другие жидкости делают фекалии мягкими, когда они проходят через кишечник. Когда вы не пьете достаточно, какашки могут затвердеть и высохнуть, и вы можете забиться.
  • Не ходить в туалет, когда нужно. Иногда дети не ходят в туалет, когда им нужно.Может быть, они не хотят пользоваться туалетом в школе, а может быть, они просто не хотят сразу же прекращать то, что делают. Но игнорирование сигналов вашего тела о том, что пора уходить, может затруднить кормление позже.
  • Напряжение. Дети могут заболеть запором, когда они беспокоятся о школе или о чем-то дома. Это может произойти из-за того, что вы беспокоитесь о переходе в новую школу или из-за большого количества домашних заданий и предстоящих тестов. Пребывание вдали от дома более чем на несколько дней может вызвать у вас небольшой стресс.Если вы думаете, что стресс мешает вам, поговорите об этом со взрослым, которому доверяете.
  • Синдром раздраженного кишечника. У некоторых детей есть состояние, называемое синдромом раздраженного кишечника (СРК). Это может сработать, когда они находятся в стрессе или когда они сталкиваются с некоторыми триггерами, такими как жирная или острая пища. У ребенка с СРК иногда может быть запор, иногда диарея, а также боли в животе и газы.

Как лечить запор?

Если у вас запор, вам, вероятно, не потребуется никакого специального лечения.Скорее всего, вы скоро снова начнете регулярно ходить на занятия самостоятельно. Если ваш врач решит, что вам следует прийти на прием, он может посоветовать вам изменить диету или принять лекарство. Но не принимайте никаких лекарств от запора, если их не рекомендует врач.

Обычно запор — это просто запор. В конце концов вы какаете и чувствуете себя лучше.

Чем я могу помочь себе?

Вы можете следовать этим инструкциям, когда у вас запор, и даже когда это не так!

  • Пейте много воды.Так фекалии не станут слишком твердыми и сухими.
  • Ешьте больше клетчатки. Фрукты, овощи и цельнозерновые продукты добавляют клетчатку в ваш рацион. А волокна могут поддерживать движение.
  • Попросите родителей использовать оливковое масло и другие полезные для здоровья масла при приготовлении пищи. Это поможет вам легче выводить фекалии.
  • Упражнение. Бросьте мяч с друзьями, покатайтесь на велосипеде или прыгните в кольцо. Активность помогает вам регулярно ходить в туалет. Другими словами, если вы начнете двигаться, кишечник тоже!

Загрязнение (энкопрез) (для родителей) — Nemours Kidshealth

Что такое энкопрез?

Если ваш ребенок испражняется не в туалете, это может быть неприятно.Родители могут предположить, что дети, которые пачкают штаны, плохо себя ведут или слишком ленивы, чтобы пользоваться туалетом, когда у них есть желание пойти.

Но многие дети, не достигшие возраста приучения к туалету (обычно старше 4 лет), которые пачкают свое нижнее белье, имеют состояние, известное как энкопрез (en-kah-PREE-sis). У них проблемы с кишечником, которые притупляют нормальные позывы в туалет. Таким образом, они не могут контролировать несчастные случаи, которые обычно следуют за ними.

Энкопрез — это не болезнь.Это симптом, который может иметь разные причины.

Каковы признаки и симптомы энкопреза?

Сначала родители могут подумать, что у их ребенка простой случай диареи. Но когда это продолжается, становится ясно, что есть еще одна проблема, особенно потому, что ребенок не болен.

Поскольку скопление стула растягивает толстую кишку, нервы с трудом сообщают мозгу, что пришло время для BM. Если не обработать, загрязнение ухудшится. Затем дети могут терять аппетит или жаловаться на боли в животе.

Большие твердые фекалии могут также вызвать разрыв кожи вокруг ануса, в результате чего на стуле, туалетной бумаге или в туалете останется кровь.

Родители могут расстроиться, если их ребенка не беспокоят несчастные случаи с какашками, которые происходят в основном в часы бодрствования. Отрицание может быть одной из причин того, что ребенок кажется спокойным — дети не могут столкнуться со стыдом и чувством вины, которые они испытывают по поводу этого состояния. Некоторые даже пытаются скрыть свои испачканные трусы от родителей.

Другая причина может быть более научной: поскольку мозг привыкает к запаху фекалий, ребенок может больше не замечать этот запах.

Что вызывает энкопрез?

Большинство случаев энкопреза вызвано запором . Стул (фекалии) твердый, сухой и трудно выводимый при запоре. Многие дети «держат» свои BM, чтобы избежать боли, которую они чувствуют, когда идут в ванную, что создает почву для несчастного случая с испражнениями.

О запоре

Когда дело доходит до «нормального» какания, существует широкий диапазон. У одного ребенка может быть одна или две тренировки BM в день, а у другого — всего три или четыре раза в неделю.

Ребенок, который без проблем проходит через каждые 3 дня мягкую среднюю МП, не страдает запором. А вот ребенок, который через день проходит тяжелую БМ (маленькую или большую), проходит. То же самое и с другими детьми, которые могут ходить каждый день, но пропускают только твердые маленькие яйца и всегда оставляют фекалии в прямой кишке.

Причины образования твердых какашек могут включать:

  • диета
  • болезнь
  • не пьёт достаточно жидкости
  • Боязнь туалета во время приучения к горшку
  • ограниченный доступ к туалету или туалету, который не является личным (например, в школе)

У некоторых детей может развиться хронический запор после стрессовых жизненных событий, таких как развод или смерть близкого родственника.

Операция на прямой кишке или врожденные дефекты, такие как болезнь Гиршпрунга и расщелина позвоночника, могут вызвать запор или энкопрез без запора, но это редко.

Что происходит с энкопрезом?

Когда ребенок держится в BM, фекалии начинают накапливаться в прямой кишке и могут вернуться в толстую кишку — и начинается разочаровывающий цикл.

Работа толстой кишки — удалять воду из фекалий до того, как они выйдут. Чем дольше фекалии застревают в них, тем больше воды удаляется и тем труднее вытолкнуть большие сухие фекалии.Большие фекалии также растягивают толстую кишку, ослабляя там мышцы и воздействуя на нервы, которые говорят ребенку, когда пора в туалет.

Тогда толстая кишка не может легко вытолкнуть твердые фекалии, и они болезненны. Таким образом, ребенок продолжает избегать БМ, часто танцуя, скрещивая ноги, корча рожи или ходя на цыпочках.

Со временем прямая кишка и нижняя часть толстой кишки наполняются настолько, что сфинктеру (мышечному клапану, контролирующему выход фекалий из заднего прохода) становится трудно удерживать фекалии.Частичные BM могут пройти, из-за чего ребенок испачкает штаны. Более мягкие фекалии также могут вытекать вокруг большой массы фекалий и окрашивать нижнее белье ребенка, когда сфинктер расслабляется.

Дети не могут предотвратить это загрязнение — и они даже не подозревают, что это происходит, — потому что нервы не посылают сигналы, регулирующие какание.

Как диагностируется энкопрез?

Обратитесь к врачу, если у вашего ребенка есть какие-либо из этих симптомов энкопреза:

  • какашки или жидкий стул в нижнем белье, когда ваш ребенок не болен
  • твердые какашки или боль при использовании BM
  • засорение туалета BM
  • боль в животе
  • потеря аппетита
  • Кровь на туалетной бумаге при протирании или капании в унитаз

Загрязнения и запоры — главная причина, по которой дети обращаются к педиатрам. гастроэнтерологи (врачи, которые диагностируют и лечат заболевания желудка и кишечника).

Как лечится энкопрез?

Энкопрез — это , а не , проблема поведения или простое отсутствие самоконтроля. Наказание или унижение ребенка энкопрезом только усугубят ситуацию.

Вместо этого обратитесь к врачу за помощью в решении этой сложной, но поддающейся лечению проблемы. Врач также может порекомендовать вашему ребенку обратиться к гастроэнтерологу.

Лечение проходит в три этапа:

  1. Очистка прямой и толстой кишки от твердых фекалий. В зависимости от возраста ребенка и других обстоятельств врач может порекомендовать лекарства, в том числе смягчители стула, слабительные и / или клизмы. Дают слабительные и клизмы только под наблюдением врача. Никогда. не давайте эти препараты дома без предварительной консультации с врачом.
  2. Помогите вашему ребенку начать регулярно заниматься BM. Это делается с помощью смягчающих стул. Важно продолжать использовать смягчители стула / слабительные, чтобы кишечник смог вернуться к нормальному размеру.Мышцы кишечника растянуты, поэтому им нужно время, чтобы восстановиться.

    Родителей также попросят назначить время для посещения горшочка после еды (когда кишечник стимулируется естественным образом). Ребенок будет сидеть на унитазе от 5 до 10 минут. Это помогает детям научиться обращать внимание на побуждения.

  3. Сокращение использования лекарств от стула. По мере того, как происходит регулярное увеличение массы тела, врач сокращает употребление ребенком смягчителей стула и / или слабительных средств.

Имейте в виду, что рецидивы — это нормально, поэтому не расстраивайтесь.Ваш ребенок может снова заболеть запором или испачкать штаны во время лечения, особенно если его отучили от размягчителей стула.

Хороший способ отслеживать прогресс вашего ребенка — вести ежедневный календарь какашек. Обязательно отметьте частоту, последовательность (твердый, мягкий, сухой) и размер (большой, маленький) BM.

Терпение — ключ к лечению энкопреза. Может потребоваться от нескольких месяцев до года, чтобы растянутая толстая кишка вернулась к своему нормальному размеру, а нервы в толстой кишке снова стали эффективными.

P

Важность диеты и физических упражнений

Диета и упражнения очень важны для поддержания мягкости стула и регулярного МП. Убедитесь, что ваш ребенок получает много продуктов, богатых клетчаткой. Подавайте свежие фрукты, сухофрукты, такие как чернослив и изюм, сушеные бобы, овощи, а также хлеб и хлопья с высоким содержанием клетчатки.

Попробуйте эти творческие способы добавить его в рацион вашего ребенка:

  • Выпекайте печенье или кексы, используя цельнозерновую муку вместо обычной. Добавьте в смесь изюм, нарезанные или протертые яблоки или чернослив.
  • Добавляйте отруби в такие изделия для выпечки, как печенье и кексы, или в мясной рулет, или гамбургеры, или посыпайте хлопьями. (Хитрость в том, чтобы не добавлять слишком много отрубей, иначе еда будет иметь вкус опилок.)
  • Подавать яблоки с арахисовым маслом.
  • Приготовьте вкусные угощения из арахисового масла и крекеров из цельнозерновой муки.
  • Поверх мороженого, замороженного йогурта или обычного йогурта с хлопьями с высоким содержанием клетчатки для большей хрусткости.
  • Подавать вафли с отрубями и посыпать фруктами.
  • Сделайте блины из цельнозерновой блинной смеси и посыпьте персиками, абрикосами или виноградом.
  • Крупа с высоким содержанием клетчатки и фруктами.
  • Добавьте изюм, пюре из чернослива или цуккини в оладьи из цельнозерновой муки.
  • Добавьте тертую морковь или пюре из кабачков в соус для спагетти или макароны с сыром.
  • Добавить чечевицу в суп.
  • Приготовьте буррито из цельнозерновой муки из тако.

Помогите ребенку ежедневно пить много жидкости, особенно воды. Разбавленный 100% фруктовый сок (например, грушевый, персиковый или чернослив) — вариант, если ваш ребенок не пьет достаточно воды.Кроме того, может помочь ограничение ежедневного потребления ребенком молочных продуктов (включая молоко, сыр и йогурт).

Взгляд вперед

Успешное лечение энкопреза зависит от поддержки, которую получает ребенок. Некоторые родители считают, что положительное подкрепление помогает ребенку на протяжении всего лечения. Например, поставьте звездочку или наклейку на календаре какашек, чтобы получить BM (или даже за попытку), сидеть в туалете или принимать лекарства.

Не обвиняйте и не кричите — это только заставит вашего ребенка почувствовать себя плохо, но не поможет справиться с болезнью.С большой любовью, поддержкой и заверениями в том, что он или она не единственный в мире, у кого есть эта проблема, ваш ребенок сможет преодолеть энкопрез.

Здоровый кишечник у детей

Регулярное опорожнение кишечника важно для здоровья вашего ребенка. Привычки кишечника — как часто, сколько и так далее — будут варьироваться от ребенка к ребенку. Некоторые дети ходят чаще, чем один раз в день, а другие могут пропускать день.

Вы можете стимулировать здоровое опорожнение кишечника с помощью:

  • Ешьте здоровую пищу — цельнозерновые, фрукты и овощи — и пейте больше воды каждый день.Детям следует употреблять не более 120 мл 100% фруктового сока в день. Чем меньше тем лучше!
  • Сохранение активности в течение дня. Это поможет поддерживать нормальную работу кишечника.
  • Как научить ребенка не задерживать опорожнение кишечника.
  • Объяснение того, что регулярное опорожнение кишечника — это нормально и важно для хорошего здоровья.
  • Не используйте отрицательные слова, такие как «грязный» или «вонючий», потому что они могут заставить вашего ребенка стесняться ходить в туалет.

Наиболее частыми проблемами с дефекацией являются запор и диарея.

Каковы симптомы запора?

Запор может возникнуть при дефекации:

  • передаются реже, чем обычно, и / или
  • твердые и сухие, их трудно или болезненно проходить, и / или
  • покажется вашему ребенку необычно большим.

Запор может вызвать боль в животе и появление ярко-красной крови на твердом стуле.

Если у вашего ребенка запор, может показаться, что он пытается в туалет.На самом деле, они его держат, потому что идти больно.

Что вызывает запор?

  • Диета с низким содержанием клетчатки, не включающая в себя достаточное количество цельнозерновых, фруктов и овощей.
    • Продукты с более чем 4 граммами клетчатки на порцию (указаны на упаковке) являются хорошими источниками клетчатки.
  • Слишком много молока, сока или других молочных продуктов может вызвать у ребенка чувство сытости. Это означает, что они будут есть меньше других продуктов, которые улучшают работу кишечника.
  • Боязнь пользоваться туалетом. Ваш ребенок также может сдерживать дефекацию, если вокруг ануса есть трещина или разрыв, вызывая боль.
  • Недостаточная физическая активность.
  • Некоторые лекарства.

Что делать, если у моего ребенка запор?

  • Постарайтесь приучить ребенка к обычному распорядку туалета.
  • Не торопитесь учиться туалету. Дети могут беспокоиться и сдерживать дефекацию, если чувствуют давление.
  • Предлагайте продукты с высоким содержанием клетчатки, такие как цельнозерновой хлеб, фрукты, такие как яблоки, спелые бананы, ягоды или чернослив, овощи и бобовые (колотый горох, соя и чечевица).
  • Обеспечьте ребенку твердую опору для ног (например, небольшую подставку для ног) и кольцо для унитаза при дефекации. Так будет легче толкать.

Каковы симптомы диареи?

  • Более частое испражнение, стул менее сформирован и более водянистый, чем обычно.

Что вызывает острую диарею?

Существует множество причин диареи, хотя обычно она вызвана вирусом. Наиболее частой причиной острой инфекционной диареи в Канаде является вирус, называемый ротавирусом.Острая диарея обычно длится менее 14 дней.

Микробы, вызывающие диарею, включая ротавирус:

  • легко передается от человека к человеку, особенно от ребенка к ребенку.
  • обычно легко распространяется среди детей, которые не научились пользоваться туалетом.

Вы можете предотвратить тяжелую диарею, вызванную ротавирусом, сделав прививку вашему младенцу. Вы также можете уменьшить распространение вируса, если тщательно мыть руки и руки ребенка после каждой смены подгузников, после посещения туалета, а также перед приготовлением и приемом пищи.

Что делать, если у моего ребенка понос?

Дети с диареей могут быстро терять жидкость. Важно продолжать предлагать ребенку еду и питье. Раствор для пероральной регидратации (ПРС), представляющий собой точную смесь воды, солей и сахара, можно использовать, чтобы помочь вашему ребенку хорошо гидратироваться при серьезной диарее.

Каковы некоторые причины хронической диареи?

Хроническая диарея — это диарея, длящаяся более 14 дней. Одной из довольно частых причин хронической диареи у детей часто называют диарею малышей.

Что такое понос у малышей?

Диарея у малышей обычно начинается в возрасте от 6 до 30 месяцев и проходит к тому времени, когда вашему ребенку исполняется около 5 лет. У детей с диареей в раннем возрасте может быть от 2 до 6 водянистых стула каждый день, но в остальном они кажутся здоровыми и обычно набирают вес.

Точная причина диареи у малышей неизвестна, но это может быть связано с тем, что часть пищи быстрее проходит через толстую кишку вашего ребенка (последняя часть пищеварительной системы организма).

  • Ваш малыш может пить слишком много подслащенных напитков, таких как сок или спортивные напитки, что может вызвать жидкий стул.
  • Это также может быть вызвано недостатком клетчатки в рационе вашего ребенка или употреблением в пищу продуктов с низким содержанием жира.

Если у вашего малыша часто жидкий водянистый стул:

  • Прекратите предлагать сок и дайте вместо него воды. В соке есть сахар, который может усугубить диарею.
  • Предлагайте больше продуктов с клетчаткой, например цельнозерновых злаков, фруктов и овощей.

Если диарея не исчезнет, ​​поговорите со своим врачом при следующем регулярном посещении.

Когда мне следует позвонить своему врачу?

Позвоните своему врачу, если ваш ребенок:

  • страдает диареей и младше 6 месяцев.
  • часто страдает запорами.
  • У
  • стул с кровью или черный цвет.
  • приучен к туалету, но начинает терять контроль над кишечником и попадает в аварию с нижним бельем.
  • У
  • понос и лихорадка с температурой выше 38.5 ° С (101,5 ° F).
  • имеет признаки обезвоживания (повышенная жажда, отсутствие слез, меньше мочеиспускания, сухость кожи, рта и языка, учащенное сердцебиение).
  • не набирает в весе.

Дополнительная информация в CPS

Проверено следующими комитетами CPS

  • Комитет питания и гастроэнтерологии
  • Консультативный комитет по государственному образованию

Управление кишечником | Детская урология | Детская больница в Дартмуте-Хичкоке (CHaD)

Программу управления кишечником вашего ребенка следует начинать еще в младенчестве, чтобы предотвратить запор и предотвратить растяжение толстой кишки, потерю формы и правильную работу мышц сфинктера.

В следующих разделах представлена ​​информация о программе управления кишечником для каждого этапа жизни вашего ребенка:

Управление кишечником в младенческом возрасте

В младенчестве цели программы кишечника — поддерживать нормальную консистенцию стула (мягкий и легко толкаемый) и иметь среднее количество стула в день. Регулярное опорожнение кишечника и предотвращение запоров поможет предотвратить растяжение толстой кишки и сохранить правильную работу мышц сфинктера.

Проблемы развития

Характер стула у младенцев сильно различается. Младенцы на грудном вскармливании сначала испражняются от шести до двенадцати в день, а затем от одного до шести в день. Первоначально у младенцев, вскармливаемых смесью, может быть от одного до восьми стула в день, но к шести-двенадцати месяцам у них обычно бывает от одного до трех стула в день. Постоянное размазывание стула на подгузнике, а также твердый стул в форме шара могут быть первыми признаками запора.

Роль диеты в управлении кишечником

Когда вы вводите твердую пищу или переходите с грудного молока на смесь, вы заметите изменения в стуле вашего ребенка.Вы можете предотвратить или вылечить запор у младенцев с помощью:

  • Будьте уверены, что ваш младенец получает много жидкости, например воды и фруктовых соков. Предлагайте сливовый сок, от одной до двух унций в день, чистый или разбавленный таким же количеством воды или яблочного сока.
  • Предлагайте продукты с высоким содержанием клетчатки, которые являются естественными размягчителями стула, когда вы вводите твердую пищу. Для младенцев используйте овсяные или ячменные детские каши (не рис). Предлагайте хлеб из пшеничного зерна вместо белого хлеба.
  • Предлагает пюре из фруктов (не бананов), например, из чернослива, от 1/2 до 1 банки в день.
  • Предлагая Fruit-Eze: фруктовая паста из изюма, фиников, чернослива и сока чернослива, которая обеспечивает высококонцентрированный источник клетчатки. Его можно есть отдельно, добавлять в хлопья или йогурт, а также намазывать на хлеб или тосты. Хранить в холодильнике. Используйте 1 чайную ложку в день и при необходимости отрегулируйте. Компания предоставит информацию и образцы. Вы можете получить эти образцы по телефону: (800) 743-1941
  • Предлагает домашние фрукты и клетчатку. Он похож на Fruit-Eze, но консистенция не такая гладкая.Смешайте в блендере следующие ингредиенты в течение двух минут:
    • 1/3 стакана изюма
    • 6 чернослива
    • 1/2 апельсина (очищенного)
    • 1/2 неочищенного яблока
    • Черносливовый сок, 2 чайных ложки
    • 2 чайных ложки апельсинового сока

Хранить в холодильнике. Используйте 1 чайную ложку в день и при необходимости отрегулируйте.

Если у вашего ребенка небольшой твердый стул или у него нет ежедневного испражнения, вам может потребоваться введение смягчающего стул средства, такого как Maltsupex или порошок псиллиума.Если ваш ребенок два дня не опорожняется, позвоните своему врачу, чтобы получить рекомендации по лечению.

Управление кишечником у детей ясельного возраста

В период дошкольного образования (18–36 месяцев) важно поддерживать хорошую консистенцию стула, использовать стул не реже, чем через день, и познакомить ребенка с концепцией регулярного посещения туалета. Стул должен быть мягким и сформированным (иметь форму бревна) примерно к 18 месяцам.

Роль диеты и пищевых привычек малышей

Чтобы стул был правильной консистенции, продолжайте давать ребенку продукты с высоким содержанием клетчатки, такие как фрукты и овощи, пшеничный хлеб и злаки с высоким содержанием клетчатки.В младенчестве дети обычно «разборчивы» в еде. Поскольку ваш ребенок разовьет свои симпатии на том, что вы предлагаете, научите его любить здоровую пищу прямо сейчас, предлагая хороший выбор. Вот несколько советов, которые могут помочь.

  • Если вашему ребенку не нравится еда, давайте маленькими порциями и хвалите ребенка за то, что он попробовал один или два укуса.
  • Дайте ребенку побольше воды и сока.
  • Ограничьте количество молока до 16 унций обезжиренного молока и ограничьте потребление других молочных продуктов, если они вызывают запор.
  • Предлагайте свежие фрукты для десертов и закусок.
  • В этом возрасте специальные рецепты, такие как квадраты желе из псиллиума или перемешивание желе из псиллиума, могут быть интересным способом добавить в рацион клетчатку.
  • Если одна диета не позволяет сохранить стул ребенка достаточно мягким, может оказаться полезным Fruit-Eze, коммерческая фруктовая паста с высоким содержанием клетчатки, сделанная из изюма, фиников, чернослива и сока чернослива. Его можно есть отдельно, добавлять в хлопья или йогурт или использовать в качестве намазки на хлеб или тосты. Хранить в холодильнике.Используйте 1 чайную ложку в день и при необходимости отрегулируйте. Получить образцы можно по телефону: (800) 243-1941.

Малыш должен опорожняться не реже одного раза в два дня. Если у вашего малыша нет дефекации, обратитесь к своему врачу, чтобы узнать, как это лечить.

Проблемы развития

Поскольку дети в этом возрасте учатся путем подражания, важно начать знакомить малыша с привычками других членов семьи пользоваться туалетом. Это означает, что вы, как родители, должны приводить своего ребенка в ванную комнату, чтобы ребенок узнал, что у других членов семьи есть испражнения в туалете каждый день.Это особенно важно для ребенка, который не ходит и не знает о привычках других людей пользоваться туалетом.

Следует начать установление регулярного времени посещения туалета. Понаблюдайте за своим ребенком, чтобы увидеть, подает ли он или она признаки, такие как напряжение, чтобы вы знали, когда у него или нее вот-вот начнется дефекация. Записывайте, когда у вашего ребенка наблюдается дефекация, и обратите внимание, есть ли в этом закономерности, например, после еды. Некоторым детям сначала может потребоваться прием пероральных препаратов, таких как сенокот или суппозиторий, чтобы научить кишечник опорожняться в назначенное время.В случае необходимости ваш лечащий врач даст рекомендации.

По мере того, как ребенок проявляет интерес, вы можете начать знакомить его с горшком. Как и в случае со всеми детьми, существует широкий диапазон возраста, когда ребенок готов к этому. Как правило, около трех лет — хорошее время, чтобы побуждать ребенка садиться на горшок, но не заставляйте его. Это называется регулярным посещением туалета или тренировкой по привычке.

Несколько советов по обучению
  • Попросите ребенка посидеть на горшке в ванной на несколько минут.
  • Выберите время, когда у вашего ребенка, вероятно, будет дефекация, например, после обеда или в любое время, когда вы можете предсказать, что у него или нее будет дефекация. Пусть ваш ребенок садится на горшок каждый день в одно и то же время. Последовательность очень важна.
  • Выберите удобный горшок с хорошей опорой, который стоит на полу. Стопы ребенка должны стоять на полу или на табурете, колени должны быть выше ягодиц, чтобы ребенок мог толкаться.
  • Помогите ребенку научиться давить (давить), кашляя, сдувая кусок бумаги с вашей руки или дуя на вертушку.
  • Сделайте время, проведенное на горшке, приятным. Смотри книги, пускай мыльные пузыри.
  • Постепенно увеличивайте время сидения на горшке до десяти минут.
  • Первоначальная цель — заставить ребенка сесть на горшок. Важно сохранять позитивный настрой и хвалить ребенка за то, что он сидит на горшке. Также можно использовать простые награды, такие как наклейка. Если у ребенка нет дефекации, посоветуйте ему попробовать еще раз в следующий раз.
  • По мере того, как ваш ребенок начинает регулярно ходить в туалет, он или она могут начать видеть несколько дней без происшествий.Особенно важно поработать над развитием этой привычки до того, как ваш ребенок пойдет в школу.
Отлучение ребенка от суппозитория

Вы можете попробовать отучить ребенка от суппозитория, когда он или она регулярно опорожняются в туалете. Это делается путем использования суппозитория через день, но при этом ваш ребенок все еще сидит на унитазе каждый день в одно и то же время и поощряет вашего ребенка толкаться. Продолжайте хвалить ребенка за дефекацию без суппозитория.По мере того, как ребенок становится более успешным, увеличивайте продолжительность туалета без суппозитория. Если вы принимаете пищевые добавки с клетчаткой или смягчители стула, продолжайте их употреблять.

Если у вашего ребенка запор или он более двух дней обходится без мягкого стула в форме бревна, ему могут назначить клизму. Наиболее часто используемые клизмы — это педиатрические клизмы Fleets или домашние клизмы с солевым раствором, приготовленные путем добавления одной чайной ложки соли к одной пинте воды.

При сильном запоре обратитесь к своему врачу.

Управление кишечником у детей от пяти лет и старше

Когда ваш ребенок приближается к школьному возрасту, воздержание становится очень важным по социальным причинам. Если к этому времени у ребенка еще нет хорошо налаженной программы кишечника, ребенок и родители должны понимать, что для того, чтобы программа заработала, может потребоваться несколько месяцев. Важно продолжать оказывать своему ребенку положительную поддержку.

голов в этом возрасте

  • Обеспечивает хорошую консистенцию стула и предотвращает запоры
  • Установите регулярное время опорожнения кишечника
  • Добиться безаварийных дней
  • Достичь большей независимости в самообслуживании

Оценка

Если ваш ребенок до этого не проходил программу кишечника или не добился успеха в предыдущих попытках ее тренировки, полезно получить двух-трехнедельные записи о работе кишечника.Эта запись должна включать количество несчастных случаев, когда они произошли, консистенцию стула и степень запора. Эта информация поможет определить, какой тип программы может быть наиболее успешным для вашего ребенка.

Лечение

Перед запуском любой программы важно очистить кишечник. Ваш лечащий врач порекомендует режим очистки. Если у вашего ребенка был хронический запор, толстой кишке может потребоваться несколько месяцев, чтобы вернуться к своей нормальной форме.Если не удалось добиться хорошей консистенции стула, следует ввести диету с высоким содержанием клетчатки, достаточное количество жидкости и использование наполнителей (таких как Benefiber или Miralax).

Детям, у которых нет запора и у которых 2 или менее стула в день, часто успешно действует программа тренировки привычек. Программа тренировки привычки — это программа, в которой кишечник тренируется опорожняться в одно и то же время каждый день. Это достигается за счет того, что ребенок сидит на унитазе и толкается каждый день в одно и то же время. После еды — хорошее времяпрепровождение, так как ребенок может воспользоваться естественным элиминационным рефлексом, который возникает после еды.Некоторым детям может потребоваться суппозиторий или пероральное лекарство, такое как сенокот, чтобы научить кишечник опорожняться в назначенное время.

Детям с частым (3 и более стула в день) или твердым, шаровидным стулом может быть более успешным «программа удержания клизмы». Это состоит из ежедневной постановки клизмы в одно и то же время каждый день.

После того, как программа удержания клизмы будет реализована и будет успешной в течение нескольких месяцев, вы можете попытаться отучить ребенка от клизм.Для этого уменьшите количество клизм до каждого дня, а не каждый день, и начните тренировку привычки через день. Цель состоит в том, чтобы использовать меньше клизм, так как ребенок при надавливании увеличивает количество испражнений на унитазе.

У детей с очень расслабленными мышцами сфинктера, которые не могут удерживать обычную клизму, можно использовать специальную трубку для клизмы, называемую катетером для удержания клизмы. Эта клизма используется в качестве ежедневной программы очищения для достижения воздержания. Катетер представляет собой трубку с баллоном на конце, которую можно надуть в прямую кишку.Это позволяет жидкости оставаться в толстой кишке. Эта процедура проводится в туалете.

Если это не удается, проводится операция, называемая Malone или ACE (антеградная клизма удержания мочи). Эта операция создает канал к кишечнику, который можно катетеризовать. Этот канал будет использоваться для постановки клизм, которые произведут предсказуемую дефекацию.

Имейте в виду, что ни одна программа кишечника не подходит для всех детей. Каждому ребенку необходимо изменить программу в соответствии с его или ее потребностями. Благодаря модификациям, «тонкой настройке» и постоянным похвалам ваш ребенок может добиться успеха.


Страница проверена: 29 апреля 2009 г.

Рецензент страницы: Лесли Т. МакКвистон, MD

Заявление об ограничении ответственности

Загрязнение стула и запор у детей

На что обратить внимание

Есть много причин, по которым ваш ребенок может не захотеть пользоваться туалетом при дефекации. Они могут бояться остаться одни в ванной. Они могут бояться туалета. Некоторые дети просто не хотят прекращать играть, чтобы пойти в ванную.

Если дефекация в прошлом была болезненной, ваш ребенок может «задерживать» стул, когда у него возникнет позыв к дефекации.Они делают это, чтобы избежать боли. Это может привести к запору. Запор может возникнуть, если:

  • Ваш ребенок не ест достаточно продуктов с высоким содержанием клетчатки, не пьет достаточное количество воды и не получает достаточного количества физических упражнений.
  • У вашего ребенка болезнь, из-за которой у него повышается температура и он мало ест. Эта проблема может остаться даже после того, как болезнь пройдет.

У многих детей причину запора обнаружить невозможно.

У детей, страдающих запорами, может выделяться мягкий или жидкий стул из заднего прохода (отверстия в прямую кишку).Это вызвано скоплением стула в нижнем отделе кишечника. Это происходит из-за того, что количество стула может стать настолько большим, что он будет вытекать из заднего прохода, вызывая загрязнение. Эти табуреты имеют очень неприятный запах.

Симптомы запора включают:

  • Сильное напряжение при дефекации
  • Боль в животе и вздутие живота
  • Колебание
  • Усталость
  • Потеря аппетита между испражнениями
  • Мокрота днем ​​или ночью
  • Крайнее нежелание пользоваться туалетом

Если у вашего ребенка нет дефекации в течение 3-4 дней подряд, позвоните своему врачу.Возможно, они захотят удалить стул, скопившийся в нижнем отделе кишечника. Ваш врач может сделать это в офисе, поставив вашему ребенку клизму или суппозиторий. Это лекарство, которое вводится в задний проход. Ваш врач также может попросить вас дать ребенку слабительные средства для удаления стула.

После того, как стул был удален, важно убедиться, что ваш ребенок может легко опорожняться. Легкое опорожнение кишечника поможет предотвратить еще одно большое скопление стула. Лечение может включать изменение диеты вашего ребенка, чтобы он включал больше жидкости и продуктов, богатых клетчаткой, заставляя вашего ребенка сидеть в туалете несколько раз в день и давая вашему ребенку ежедневные слабительные, чтобы помочь смягчить стул.

Это беспорядочная тема, но давайте поговорим о корме

Его можно описать по-разному: мягкий, твердый, коричневый, зеленый, жидкий и вонючий. Это беспорядочная тема, которую часто обсуждают за закрытыми дверями, но сегодня мы разберем все, что вам нужно знать о фекалиях — от их цвета, плотности и частоты до того, что делать, когда ребенок находится на попечении.

По словам доктора Молли Гроу, педиатра из Детского центра Сиэтла и Вашингтонского университета, некоторым семьям может быть сложно открыто рассказать о естественном процессе выведения из организма.Другими словами, трудно говорить о фекалиях. Часто бывает неловко говорить о предмете, хотя этого быть не должно.

«Как педиатры, нам очень комфортно говорить о фекалиях», — сказал Гроу. «Мы стараемся нормализовать разговор с пациентами и их семьями».

Разрушение

По словам Гроу, нормальные здоровые фекалии могут иметь различный цвет. Это особенно актуально для младенцев, когда родители больше осведомлены о ежедневных изменениях фекалий. Grow говорит, что нужно думать о цветах осени, оценивая, есть ли повод для беспокойства.

«Зеленый, коричневый и желтый могут быть нормальными», — сказал Гроу. «Но если цвета больше похожи на Микки Мауса — черный, белый и красный, — тогда вам следует вызвать врача вашего ребенка. Эти цвета ненормальные и могут указывать на то, что что-то не так ».

Если у ребенка какашки черного цвета, это может быть признаком внутреннего кровотечения. Если в стуле есть красный цвет или кровь, у ребенка может быть порез на дне или в кишечнике. Белый кал возникает при недостатке желчи и может указывать на основную проблему, но, по словам Гроу, это бывает очень редко.

«Если вы заметили какой-либо из этих цветов, рекомендуется проконсультироваться с врачом», — сказал Гроу.

Также важно отметить, что диета может влиять на цвет фекалий ребенка. Например, употребление большого количества железа может привести к потемнению фекалий, а употребление свеклы может сделать фекалии ребенка красными.

Когда дело доходит до частоты, Гроу говорит, что дети должны какать каждые один-два дня, а консистенция должна быть мягкой и сформированной, как у мягкого мороженого.Если фекалии у ребенка твердые, сухие, напоминают лепешки или если ребенку приходится напрягаться, у них может быть запор.

По словам Гроу, запор — одна из самых частых жалоб, с которыми она сталкивается во время визитов в клинику, а четверть обращений к гастроэнтерологам связаны с запорами.

«Один из самых распространенных симптомов — боль в животе», — сказал Гроу. «Если у ребенка болит животик, первый вопрос, который вы должны задать:« Когда вы в последний раз какали? »»

Резервная копия

Согласно данным Grow, существует ряд факторов риска запора.

«Низкое потребление клетчатки и жидкости может вызвать запор», — сказал Гроу. «Важно следить за тем, чтобы дети пили воду между приемами пищи и ели достаточно цельных фруктов и овощей. Фрукты без косточек, такие как абрикосы или сливы, а также груши, как правило, являются действительно хорошими источниками клетчатки. Не переусердствуйте с бананами, так как они могут вызывать запор. Кроме того, избегайте слишком большого количества молочных продуктов и предлагайте в основном цельнозерновые продукты. Многие дети страдают запорами из-за большого количества фаст-фудов и полуфабрикатов, в которых, как правило, очень мало клетчатки.По общему признанию, это вызов для семей, которые всегда в пути. Полезно искать способы добавлять цельные продукты и продукты, приготовленные дома ».

Grow также рекомендует регулярно заниматься спортом, чтобы предотвратить запор.

«Наша пищеварительная система работает лучше, когда мы активны», — сказал Гроу. «Дети должны уделять не менее 60 минут ежедневной активности. Отличный способ оставаться активным — поощрять времяпрепровождение на свежем воздухе и физические игры. Сидячий образ жизни увеличивает риск запора.”

Обращаюсь за помощью

Если у ребенка запор, важно обратиться за помощью на ранней стадии. По словам Гроу, самая большая проблема, связанная с игнорированием проблемы, заключается в том, что запор может привести к тому, что ребенок не сможет почувствовать, когда пора в туалет. Если у ребенка запор и в прямой кишке скопилось большое количество стула, у ребенка может вытечь фекалии, что называется энкопрезом. Если ребенок держится за какашку, он также может потерять тонус в прямой кишке.

«Это действительно большая проблема», — сказал Гроу.«Дети не могут контролировать протекающие фекалии, и это может стать большим источником смущения. Чего мы пытаемся избежать, так это удержания фекалий «.

Еще одним признаком того, что у ребенка может быть запор, является ночное недержание мочи. Когда ребенок держит в своих фекалиях, сбор фекалий может давить на его мочевой пузырь. С ранним вмешательством проблему можно решить.

«Сочетание того, что мы можем сделать с точки зрения кормления и деятельности, работают рука об руку», — сказал Гроу.«Запор — частая причина бедствий в семьях. Чем раньше мы сможем вмешаться, тем лучше. Часто изменения в диете могут помочь справиться с этим, но если этого не происходит, существуют хорошие лекарства, которые могут помочь ».

Разговоры о фекалиях, как и поход в ванную, не должны быть утомительным занятием. Поговорите с детьми о фекалиях и сделайте это занятие приятным.

«Мы хотим, чтобы дети не боялись какашек, особенно когда они учатся приучать к туалету», — сказал Гроу.

Grow также рекомендует разговаривать с детьми, когда они становятся старше, о своих фекалиях.По мере того, как дети становятся старше, родители будут меньше прислушиваться к их туалетным привычкам, поэтому возможность говорить о фекалиях поможет родителям определить, нужно ли что-то решать со своим врачом.

Итак, в следующий раз, когда ребенок скажет: «У меня болит живот», полезно спросить: «Когда вы в последний раз какали?»

Ресурсов:

Связанные

Что делать, если ребенок отказывается какать? — Клиника Кливленда

Переход от подгузников к унитазу часто является трудным временем как для вас, так и для вашего ребенка.Есть некоторые препятствия, с которыми родители могут столкнуться на этапе приучения к горшку — и иногда вы сталкиваетесь с малышом, который просто отказывается какать.

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

«Воздержание от стула, при котором ребенок избегает дефекации, — довольно распространенная проблема, с которой мы сталкиваемся», — говорит детский гастроэнтеролог Дебора Голдман, доктор медицины.«Детей в конечном итоге приучают к туалету, но для родителей важно немедленно решить эту проблему, потому что это может привести к другим проблемам в будущем».

Почему происходит задержка стула

В зависимости от того, насколько готов ваш ребенок, приучение к горшку может начинаться уже в 18 месяцев или в возрасте 3 лет. По словам доктора Голдмана, отказ от стула чаще встречается у мальчиков и может развиться в какой-то момент во время этого процесса.

«Самая частая причина — это очень твердый или обильный стул — либо из-за изменения диеты, либо из-за запора, либо из-за чего-то еще, — что болезненно для ребенка», — говорит она.«Это заставляет их ассоциировать боль с дефекацией, и они вместо этого начинают отказываться от нее. Так что может потребоваться всего один болезненный опыт, чтобы превратиться в порочный круг ».

Некоторые дети могут начать отказываться от стула, потому что они еще эмоционально или физически не готовы начать пользоваться туалетом. Другие находят этот опыт пугающим — размер, звуки и расположение туалета иногда подавляют малыша.

Также возможно, что ваш ребенок использует задержку стула как «силовую игру», чтобы привлечь больше внимания.Есть определенные медицинские условия, которые также вызывают такое поведение, но эти случаи очень редки, говорит доктор Голдман.

Устранение проблемы пораньше

Если задержка стула продолжается без надлежащего лечения, разовьются другие проблемы, которые еще больше усугубят ситуацию, говорит доктор Голдман.

Когда ребенок какое-то время не корчит, его стул скапливается и затвердевает. Когда это резервное копирование в прямой кишке, другой более мягкий или жидкий стул может протекать вокруг нее и испачкать нижнее белье. К сожалению, многие дети не могут предотвратить это загрязнение, потому что в конечном итоге они теряют контроль над мышцами, которые контролируют их испражнение.

По словам доктора Гольдмана, дети, которые задерживают стул, также могут иметь проблемы с ночным недержанием мочи, подтекание мочи или даже инфекции мочевыводящих путей, если проблема сохраняется достаточно долго.

Практические советы по приучению к горшку

«Как правило, родители могут контролировать большинство проблем, связанных с задержкой стула, при условии отсутствия основной причины или состояния здоровья», — говорит д-р Голдман.

Прежде всего: «Вы не можете заставить малыша пользоваться туалетом, когда начинаете приучать ребенка к горшку», — говорит она.«Убедитесь, что они готовы, прежде чем начинать их тренировать. В противном случае у них может развиться страх ».

Чтобы ваш ребенок чувствовал себя комфортно во время учебы, важно добиться успеха. Важно убедиться:

  • Стопы вашего ребенка находятся на высоте, подходящей для унитаза.
  • В каждой ванной есть табурет.
  • Сиденья для унитазов надежно защищены, поэтому дети не думают, что они упадут.

Кроме того, если ваш ребенок боится пользоваться туалетом, спросите, что его беспокоит, и решите проблемы, как дома, так и вне дома.Некоторые дети боятся общественных туалетов, так что приготовьтесь и к этому.

Добавить комментарий