Как наказывают: Как наказывают за нарушение карантина в самых зараженных странах мира

Содержание

Как наказывают VIP-нарушителей в Европе :: Autonews

Высокопоставленные европейские чиновники, как и простые смертные, нарушают правила дорожного движения. Но, в отличие от российских VIP-персон, несут за это наказание. От штрафов до увольнения. На днях этот список пополнил вице-спикер литовского парламента.

Альгис Кашета подал в отставку вскоре после того, как выяснилось, что он более чем вдвое превысил скоростной режим на одной из литовских трасс. Вице-спикер следовал из Вильнюса в Варену и, судя по всему, очень спешил: его Skoda Octavia (за рулем этой, вовсе не премиальной, иномарки находился сам чиновник) летела по трассе со скоростью 170 километров в час. Это на 80 километров в час больше установленного на дороге ограничения. Полицейским удалось остановить опьяненного скоростью политика, и вскоре дело о грубейшем нарушении ПДД было отправлено в суд.

Когда столь вопиющее нарушение стало достоянием общественности, Кашета среагировал немедленно. «Искренне раскаиваюсь и приношу всем свои извинения. Не дожидаясь действий со стороны правоохранительных органов, взяв на себя всю моральную и политическую ответственность, сегодня я попросил спикера сейма освободить меня от занимаемой должности вице-председателя», – заявил он.

По словам вице-спикера, он сам намерен добиться скорейшего рассмотрения дела в суде. «Хочу, чтобы дело о превышении скорости было рассмотрено как можно быстрее – не собираюсь прикрываться иммунитетом члена сейма», – отметил вице-спикер. Он уверен, что оправдываться бесполезно. «Не думаю, что те мероприятия или спешка, связанная с ними, могут служить оправданием нарушения. Это не было сознательное «выжимание» скорости. Я не смотрел на спидометр, хотя, конечно, понимал, что слишком сильно спешу», – покаялся Кашета.

Сейм Литвы удовлетворил пожелание вице-спикера. Лишь один депутат из 90 проголосовал «против». «Альгис – человек, который еще раз показал, что моральная и политическая ответственность превыше должности.

Считаю, что это пример для других. Как и для всех парламентариев-лихачей», – так прокомментировала отставку Кашеты председатель сейма Ирена Дегутене.

Отметим, что литовский парламентарий – не первый и не последний человек в списке оштрафованных политиков. Так, летом 2007 года король Швеции Карл XVI Густав и его дочь принцесса Мадлен получили штраф за неправильную парковку. То, что припаркованные вопреки правилам машины (BMW и Lexus) принадлежат королю и принцессе, ничуть не смутило шведских полицейских, которые, выявив нарушение, немедленно выписали VIP’ам штрафные квитанции.

А зимой 2007-го был уволен начальник дорожной полиции Рима Джованни Катанзаро. Он припарковал свою Alfa Romeo в центре Вечного города и положил под лобовое стекло удостоверение инвалида, выписанное на 86-летнюю итальянку. После того как стало известно о нарушении, мэр Рима Валтер Вельтроне принял решение снять Катанзаро с занимаемого им поста.

Годом ранее был оштрафован глава пражской полиции Владислав Гусак. Журналисты местных изданий зафиксировали, как Гусак более чем на 60 км/ч превышает скорость – и глава полиции выписал штраф сам себе, на сумму 350 евро, более того – лишил себя прав на три месяца.

Похожий случай произошел в США, в штате Висконсин. Там шериф округа Браун стал виновником столкновения с припаркованной у обочины машиной. Внутри никого не было, о случившемся также никто не заявил. Однако шериф Деннис Кокен, согласно инструкции, выписал себе штраф на сумму 160 долларов, который немедленно заплатил. О том, как бы поступил на его месте высокопоставленный чиновник или полицейский в России, говорить не приходится…

Александр Кузьмин

Как наказывать детей

Стоит ли наказывать ребенка и как это делать – спорный вопрос для многих. Ни вседозволенность и потакание, ни «военный режим» и телесные наказания не могут воспитать здоровую личность. Разберемся почему. Ребенок приходит в этот мир совершенно не зная, как этот мир устроен.

Он не знает, как и что нужно делать, какие правила, что можно и что нельзя. Правила, нормы общения и выживания в социуме ему прививают родители.

Как устанавливать правила?

Границы – нормы и правила жизни детям показывают их родители. Это же касается и наказаний. Т.е., того следствия, которое произойдет, если ребенок нарушит какое-либо правило. Здесь важно отличать: правильное наказание – это не унижение, стыжение или обвинение ребенка (что часто бывает, если его бьют или ставят в угол – ведь это унижает его личность), это скорее ограничение ребенка в чем-то.

  1. Наказание должно быть четко оговоренным и легализированным. Если ребенку запрещают играть в компьютер после того, как он не убрал за собой на кухне – не оговорив это с ним изначально – то ребенок почувствует обиду, ведь ему никто не сказал, что будет, если он «проштрафится».
  2. Лучше в качестве наказания выбирать не то, что может нанести ребенку моральный или физический вред, а то, что лишит его каких-либо радостей: например, ребенок любит гулять с родителями на выходных.
  3. Ребенок всегда должен знать, за что его наказывают. Иначе, он только обозлится и будет пытаться всячески отомстить.
  4. Не наказывать ребенка, будучи в сильном эмоциональном состоянии.
  5. Наказывать – с любовью. Старайтесь наказывать ребенка с чувством сожаления — показывайте ему, что вынуждены это делать, что вам пришлось пойти на эту крайнюю меру.
  6. Выражайте недовольство отдельными действиями ребенка, а не им в целом.
  7. Не требовать невозможного. Важно быть уверенным в том, что ребенок в действительности сможет исполнить то, что от него хотят.

 

Психолог ЦДП «Юникс»                                        Е.А. Гончарова

Услуга платная: как наказывают нарушителей карантина в разных странах мира | Статьи

В большинстве стран мира введен, в той или иной форме, карантин, связанный с пандемией COVID-2019. Граждан призывают с пониманием относиться к наложенным на них временным ограничениям и не выходить лишний раз на улицу. Но сознательность проявляют, увы, не все — и к нарушителям приходится применять меры принуждения. Насколько строг подход к наказанию в разных странах, разбирались «Известия».

Испания

За месяц действия карантина (с 14 марта фактически, с 16-го — официально) в Испании зарегистрировано около 600 000 случаев нарушения режима самоизоляции, по которым полицией оформлены протоколы, предполагающие штрафные санкции.

Первоначально властями были установлены четыре степени серьезности нарушений, размеры денежных взысканий за которые колебались от €100 до €600. Сложно сказать, что пошло не так в испанском королевстве, но к месячному юбилею самоизоляции министр внутренних дел Фернандо Гранде-Марласка выпустил циркуляр, согласно которому полиция должна руководствоваться при назначении штрафа законом о безопасности граждан.

Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Javi Julio

Отъявленные «ковидиоты»

В Мадриде 77-летний испанец вышел на улицу, чтобы половить покемонов. Полиция сочла повод неубедительным и напомнила, что «в период карантина охота на динозавров, покемонов и других волшебных животных запрещена»

Эта норма, известная в народе как «закон о кляпе», запрещает фотографировать полицейских, снимать их на видео, записывать на звукозаписывающие устройства и проявлять прочие виды неуважения к стражам закона под страхом штрафа. Минимальный размер которого — €601, отмечает El País. Если при этом нарушитель «высказывает пренебрежение к агенту», сумма возрастает до €2000, «издевается» — до €3000. В случае «угрозы или применения насилия (в отношении представителя правоохранительных органов), не подпадающих под уголовную ответственность, — до €10400.

Таким образом, от первой, самой легкой категории нарушений министр предложил отказаться, одним росчерком пера переведя их во вторую, более высокооплачиваемую.

Генеральная государственная адвокатура (подразделение министерства юстиции) считает предложения МВД не соответствующими нормам законодательства. Возможно, что их оспорят в суде, но процесс разбирательства и подготовки к нему — дело очень долгое.

Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Elsa A Bravo

Особенно тяжело переносят карантин дети (с собаками гулять можно — с детьми нет). Мэр Барселоны Ада Колау, мать двоих несовершеннолетних, на днях выступила в Facebook с призывом разрешить ребятне хоть на час в день выходить на улицу, но реакции пока нет. Выехать на природу или в летние дома, испанский аналог наших дач, тоже нельзя — штраф €1500.

Канада

Канадские правоохранители получили право ходить по домам с целью проверки соблюдения гражданами карантинного режима.

По словам представителей Королевской канадской конной полиции, которой вменяется в обязанность осуществление контроля, агенты в первую очередь должны посещать жилища тех, кто только что прибыл из-за границы и должен провести не менее 14 дней в самоизоляции.

Полицейские информируют граждан о возможных последствиях нарушения карантинного режима. Кара за этот проступок предусмотрена нешуточная — максимальный штраф за несоблюдение условий самоизоляции может достигать $750 тыс. и шести месяцев тюрьмы. Но это в случае, если нарушитель никому не угрожает передачей инфекции. А если же он «подвергает других риску», то рискует получить штраф до $1 млн и/или три года за решеткой.

Фото: REUTERS/Carlos Osorio

Пока, правда, обходится без крайних мер и запредельных сумм. Первое нарушение в провинции Саскачеван было зафиксировано 6 апреля. 23-летняя жительница города Реджайна, получившая положительный результат теста на вирус, не выполнила обязательства по двухнедельному самозаключению в квартире. Это ей обошлось в $2800

.

В Бельвиле (провинция Онтарио) 21-летний юноша организовал небольшую тусовку на автомобильной парковке, за что его счет в банке похудел на $880. По словам полицейских, «когда агенты, отреагировавшие на поступившую информацию, прибыли на место происшествия, они увидели пару десятков поставленных близко друг к другу машин и примерно 25 молодых людей, общавшихся и затягивавшихся сигаретами».

Италия

22 марта в стране был принят закон, согласно которому нарушители карантина могут быть оштрафованы на суммы от €400 до €4000. Сбежавшие из изоляции больные коронавирусной инфекцией могут быть приговорены к пяти годам тюремного заключения. Срок действия закона — до 3 мая текущего года.

Своими наблюдениями о соблюдении карантина на Апеннинах поделилась с «Известиями» Надежда, 37-летняя россиянка, вышедшая замуж за итальянца и проживающая более 10 лет в Бари (Апулия):

Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Claudio Furlan

Автор цитаты

«Итальянцы с большим трудом привыкают к мерам социального дистанцирования. В силу своего темперамента они очень контактные, причем в прямом смысле слова: обнимаются и целуются при встрече, треплют детвору по вихрам, ласково погладят по щеке. Разумеется, штрафуют многих. Среди моих знакомых есть несколько человек, которые были остановлены полицией за то, что случайно встретились с друзьями на площади и не могли удержаться от общения: встали кучкой и, активно жестикулируя, обсуждали последние новости»

Германия

В Германии в ближайший понедельник, вероятно, возобновятся занятия в школах, но штрафы за нарушение карантина пока не отменены. Попытка поехать к Балтийскому морю для тех, кто не живет в прибрежной земле Мекленбург — Передняя Померания, может обойтись в €25 тыс.

Штрафы расписаны со знаменитой немецкой педантичностью и пунктуальностью, но размеры их варьируются в разных землях. За одно и то же нарушение — выход из квартиры без достаточного обоснования — в Берлине можно заплатить от €10 до €100, а в Гессене — до €200.

Фото: Global Look Press/SVEN SIMON/Frank Hoermann

Отъявленные «ковидиоты»

Самое строгое денежное наказание за несоблюдение режима изоляции зафиксировано в Тайбэе (Тайвань) — молодой человек, находившийся в условиях 14-дневного карантина после возвращения из-за границы, решил сходить на дискотеку, за что был оштрафован на 1 миллион тайваньских долларов (€30 тыс. )

В Баварии незаконное открытие магазина (если в нем нет обязательного набора товаров первой необходимости) обойдется владельцу в €5000. Несоблюдение установленной дистанции безопасности в 1,5 м — €150. В Бранденбурге оценка такого же «удовольствия» колеблется от €50 до €500. Организаторам частных или публичных мероприятий «светит» штраф от €250 до €2500. В Гамбурге вечеринка обойдется в €1000. Открытие баров и ресторанов в среднем по стране карается штрафом в €4000–5000, а попытка открыть отель — €10 тыс.

Великобритания

В Соединенном Королевстве карантин вводился с большой неохотой. Премьер-министр Борис Джонсон несколько раз говорил об особом пути британцев: «нация переболеет и приобретет иммунитет». Видимо, для того чтобы принять хоть какие-то решительные меры, пришлось заболеть ему самому — сейчас Джонсон уже выздоравливает.

Наказания за нарушения режима пока, по данным The Telegraph, скромные. Полиция, например, имеет право выписывать штрафы участникам многолюдных собраний в размере £60, да и те можно уменьшить вдвое, если заплатить быстро.

Лондон, 4 апреля 2020 года

Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Gustavo Valiente

Подданные ее величества вообще не очень стремятся соблюдать ограничения, тем более что парки продолжают оставаться открытыми. В стране, как отмечает The Daily Mail, появилось большое количество так называемых «ковидиотов» — лиц, которые не считают нужным обращать внимание на ограничения, связанные с эпидемией: по выходным на лужайках парков можно увидеть людей, пришедших позагорать.

Отъявленные «ковидиоты»

Жительница Рима вывела погулять на площадь свою черепаху. Карабинеры оштрафовали даму на €400. Отличились и французы: в Марселе задержали человека, «выгуливавшего» удава, а в Воклюзе — гражданина с кроликом. И в том, и в другом случае штрафы составили €135

Несмотря на запрет, британцы нередко собираются группами (а разрешено не больше двух), и пока это всё сходит им с рук. Полиции, по словам СМИ, просто не хватает, чтобы уследить за всеми. И в этой ситуации «ковидиоты» досаждают службам охраны порядка, звоня по тревожному телефону 999 с «ковидиотскими» вопросами: «разрешается ли помыть лошадь?», «можно мне ночью ехать на машине?», «покормить бродячую кошку — это нарушение?» и т.п.

Очевидно, выведенный из себя беспечностью британцев министр здравоохранения Мэтт Хэнкок (как и его босс с Даунинг-стрит, уже переболевший COVID-2019) выступил с заявлением, что «правительство приняло закон об ограничениях, а не выступило с советами гражданам, которые можно не исполнять».

Франция

Жесткие ограничения в стране были введены 17 марта. Нижний предел штрафов установлен на уровне €135 — для всех, кому не удастся доказать правомерность своего присутствия на улице. Это на первый раз. «Рецидивисты» могут получить квитанцию на €3700.

Фото: ТАСС/Арина Лебедева

Отъявленные «ковидиоты»

Житель французского департамента Атлантическая Луара решил пошутить над полицейскими, пролетавшими в вертолете. Парень оголил ягодицы и продемонстрировал зад силовикам. Жандармский патруль (уже на джипе) отыскал его и обязал уплатить дважды по €135. Первый раз — за отсутствие сертификата, разрешающего выйти на улицу, второй — за прогулку по месту, где находиться запрещено указом о карантине

Семьям разрешается совершать пешие прогулки на расстояние не более 1 км от дома. Не возбраняется выгуливать собаку, но не дольше чем один час. Карантинные нормы будут действовать до 11 мая и могут быть продлены.

В Сент-Этьене в начале апреля полиция накрыла компанию из двадцати человек, вознамерившихся устроить пикник с барбекю. Увидев приближающихся ажанов, участники веселья разбежались и попрятались, но через двадцать минут, решив, что опасность миновала, вернулись. Вернулась и полиция, выписав протоколы каждому на €135.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

7 способов наказания для ребенка

Представьте себе такую картину. Вы, после долго дня на работе, устало приходите домой. Традиционно осматриваете все вокруг. Ребенок цел, вся мебель на месте, цветы в горшках, можно выдохнуть… И тут вам навстречу выходит ваш Барсик, криво подстриженный подо льва. А сзади довольный юный парикмахер.

Что делать? Накричать, отшлепать, поставить в угол? А если хочется сделать все сразу? Не торопитесь. Успокойтесь, воспользовавшись способами, о которых мы писали ранее и прочтите эту статью.

Мы вспомнили самые частые виды наказания и добавили к каждому пункту мнения «за» и «против» родителей с различных форумов и страничек соцсетей.

1. Применять силу.
Очень многие родители часами спорят на тематических форумах о том, можно или нельзя применять физическую силу, как метод воспитания. Одни категорически против и готовы отстаивать эту позицию с пеной у рта, другие считают, что от нескольких шлепков ничего не будет, третьи говорят, что без ремня и не воспитаешь.

ЗА:

«Людей бить нельзя, никаких, ни больших, ни маленьких. Но если у человека истерика, то его останавливают пощечиной, не так ли? Да, в подавляющем большинстве случаев (на мой взгляд) физическое „наказание“ ребенка — это роспись в беспомощности родителей и в педагогическом „фиаско“. Но бывают же случаи когда ребенка в чувство можно привести только шлепком по попе? (при этом оставаясь спокойный внутренне и как ни странно исходя из родительской любви)».

«Одно дело „бить“ детей и совсем другое „шлепнуть по попе“. Вот в годик никто никого не наказывал, но сейчас сыну 2,5 года и шлепки по попе иногда зарабатывает. И меня, и сестру в детстве по попе шлепали, а один раз я даже ремня выхватила (за дело, сама помню). Выросли обычными, воспитанными и любящими людей девушками. Моего мужа в детстве поколачивали основательно, вырос вроде тоже воспитанным, но злость на родителей присутствует. Может и послать (разок слышала :((((
Таким образом, мой вывод сводится к тому, что редкие шлепки по попе (по делу) иной раз просто незаменимы. И они не имеют ничего общего с понятием „бить“, „избивать“ ребенка.
Еще мне нравится способ успокоения — разок ремешком шлепнуть, а потом только пугать им, мол, сейчас каааак возьму ремень…».

ПРОТИВ:

«Меня били в детстве за всякую ерунду. ну что я могу сказать? Пусть не удивляются что звоню я редко, приезжаю еще реже да и о чем нам говорить?
И на самом деле дело то не в битье, а в не желании родителей понять своего ребенка (в моем случае) Я конечно за них переживаю и надеюсь что все у них хорошо, но поддержки мне от них ноль».

«Я шлепков по попе и другие наказания тоже не понимаю и не приемлю. Нас родители никогда пальцем не трогали, все шло в воспитательной беседе. Я своего ребенка тоже еще ни разу не стукнула и в угол не поставила. Вы сами подумайте, когда вы произносите слово НЕЛЬЗЯ! что это значит для ребенка? он ведь не понимает, что нельзя? почему нельзя? Я своему ребенку все позволяю пробовать. Чтоб он понимал мои слова. Хочет потрогать горячий чайник? — дайте дотронуться пальчиком, пусть поймет, что нельзя-значит опасно. Пусть возьмет ножницы и под вашим присмотром порежет бумагу, пошьет иголкой, уколется. Чтоб слово нельзя не было пустым звуком. Пусть замарает на улице одежду, попрыгает в луже, насладится (надо иметь одежду для улицы, которую можно извозить в грязи) Это же детство и всему надо учить и пробовать. Мой ребенок изо дня в день проливает кружку. Ну что делать? а у вас разве не бывает такого? нет настроения, разбили посуду, не хотите сегодня купаться. Вас ведь никто по попе не бьет. Вы хотите, чтоб ребенок был и вел себя по вашей модели, какую вы составили у себя в голове. А ребенок- личность в первую очередь и это надо учитывать».

5 СИТУАЦИЙ, КОГДА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ СТОИТ НАКАЗЫВАТЬ РЕБЕНКА

2. Кричать.
А прикрикнуть на ребенка — можно или нельзя? Многостраничные форумы пестрят темами: «Кричу на ребенка: что делать?!». Здесь мнения расходятся чуть меньше, чем в вопросе шлепков, большинство родителей против крика, самим же потом стыдно становится за несдержанность. Оттого эти темы на форумах и появляются.

ЗА:

«Такое иногда бывает. Говоришь ему раз, два, три, четыре раза — как в пустоту, реакции ноль, потом как гаркнешь… И сразу все доходит!!!»

«Тоже иногда ору, ничего не могу с собой поделать. Особенно, когда по сотому разу надо повторять — а шапку взял, а то положил, а это сделал. И ничего, или да-да, а потом все оказывается забыто, ору… Конечно, не хорошо, но зато как помогает. Главное не частить, чтоб не привык к ору».

ПРОТИВ:

«Орут (родители) от бессилия, когда не могут или не знают как себя вести. Дальше — для дочки это пример того, как НАДО себя вести, и она истерит в ответ. Дети — зеркальное отражение своих родителей, они очень внимательные и дааалеко не глупые. В идеале родителю должно быть достаточно одного взгляда, чтобы ребенок понял, что огорчает своим поведением».

«Вы себя поставьте на место ребенка? или представьте, что вы уже дама в возрасте, а ваша уже взрослая дочь в силу различных проблем, усталости орет на свою уже престарелую мать?
каково вам будет?».

ВРЕДЯТ ЛИ ДЕТЯМ СТРАШНЫЕ ИГРУШКИ

3. Запугивать.
Все мы знаем присказки в духе «не будешь слушаться, отдам Бабе-Яге». И еще: «Все! Сейчас выброшу все твои игрушки!». Оба обещания неисполнимы, ребенок после первого же невыполненного слова может перестать воспринимать вас всерьез. Но многие считают, что это помогает. И надеются, что Баба-Яга и правда заберет непослушное чадо хотя бы на пару часиков.

ЗА:

«У меня дети телефонные маньяки, поэтому если пробуют скандалить, говорю что если еще раз повториться, телефон заберу и не отдам. Дети очень быстро принимают правила игры».

«Доча — та еще сладкоежка. Стоит ей сказать, что сама съем все сладкое (я конечно не съем, его у нас очень много), как сразу — мама-мамочка, больше не буду. Работает безотказно».

ПРОТИВ:

«Запугивание неведомо чем — сомнительный вариант, неизвестно как отразится на ребенке. Ну например, встретит старушку на улице и подумает это та самая Баба Яга, стресс.
Уж если пугать, хотя лучше угрожать, чем-то конкретным, чтоб не было полета фантазии, который непонятно куда завернет».

«Чаще всего испуг обусловлен неправильной тактикой воспитания, возникает как результат различного рода запугиваний. Например: „будешь плохо себя вести, тетя врач сделает укол“ или „отдам дяде милиционеру“ или „не будешь слушаться, — утащит собака“ и т. д. И вот безобидный, влияющий хвостом Шарик, подбежавший к малышу, становится сверхсильным раздражителем, а врач, пришедший к больному ребенку, вызывает у него ужас».

4. Лишить чего-то.

Забрать любимую игрушку, запретить сладкое или планшет, не пустить в кино — вот то, что часто делают родители в ответ на выходку ребенка. Кажется, довольно логичным. Сделал нам плохо — вот и мы тебе плохо, око за око, телефон — за разбитый мячом сервиз.

ЗА:

«Мы своего ребенка наказываем так: забираем у него все машинки, которыми он играет. Если он сильно в чем-то провинился, то на два-три дня от остается без игрушек. Еще ставим в угол, слава Богу что начал понимать что это такое и зачем его туда ставят».

«Лучше всего лишить ребенка чего-либо. Например, если рвет книги, портит игрушки — забрать и долго не отдавать. Если ребенок постарше стал плохо учиться из-за слишком частого торчания в интеренете, изъять планшет, телефон. Лишать сладкого, мультиков, прогулок иногда бессмысленно, потому что есть дети, которые скажут, что не очень-то им это и нужно. Сужу по себе и своему ребенку».

ПРОТИВ:

«Нельзя всех детей грести под одну гребенку. У меня двое детей и к каждому приходится применять свой метод. Если на старшего сына всегда действовало изолирование и лишение каких-либо благ и удовольствий, то младший ребенок очень упрям и это на него не действует, помогает высказывание своего огорчения таким поведением и разговоры о не допустимости такого».

«Забирать любимое — это неправильно. А если бы у вас забрали на работе телефон за то, что вы вышли ответить на звонок, не понравилось бы наверно. Должно быть наказание такое, как поступок. Разбил — убирай, накричал — извинись и всегда договориться можно, а не отбирать».

5. Устроить бойкот.
Зачем кричать или драться, если можно просто помолчать? Пусть ребенок сам поймет, в чем дело, пока мама молча занимается своими делами. Тихая мама, тихий ребенок, тишина и покой…

ЗА:

«А меня родители наказывали полным игнором: дошло быстро-я поняла насколько гадко я поступила, что со мной даже разговаривать не хотят, даже в сторону мою смотреть не желают. Бить и кричать бесполезно, угол вообще считаю тупым и бессмысленным. Я и со своими детьми перестаю разговаривать, эффект наступает быстрее-сами подходят, озвучивают свой поступок и ведут себя иначе. Надо, чтобы ребенок сам проанализировал свое поведение и понял, в чем он не прав».

«Я детей не наказывала. Но сама очень расстраивалась и замолкала. И дочка и сын очень переживали., что я молчу и начинали сами меня спрашивать, почему у меня такой грустный вид и почему я молчу. Вот тогда я им объясняла причину моей грусти, они сами просили прощения, мы мирились и наши разногласия были погашены объятиями».

ПРОТИВ:

«По-моему, намного лучше будет обсудить с ребенком причину Вашего недовольства, объяснить, чем нехорош его поступок и почему не стоит так делать в будущем. Игнорировать малыша и не разговаривать с ним действительно не очень хорошо. Во-первых, ребенок может и не понять, из-за чего мама на него обиделась. Во-вторых, он так и привыкнет „замалчивать“ проблемы, а в дальнейшем это ничего хорошего не принесет».

«Ребенок не телепат, чтобы понять за что мама обидку затаила, особенно кроха. Это будет давить на него, но он может не догадаться или не захотеть спросить. В итоге полчаса молчания и расстроенные мама и кроха, кому это надо?».

КОГДА МОЖНО ОТПУСКАТЬ ДЕТЕЙ ГУЛЯТЬ БЕЗ ПРИСМОТРА

6. Ставить в угол.
Еще одна обсуждаемая тема — можно ли ставить в угол? Одни говорят, что можно, их ставили, они своих детей ставят, а те своих ствавить будут. Нет ничего лучше средства, проверенного временем. Другие говорят, что дети у них по углам не стоят и вообще там отрицательная энергия скапливается. Кто прав — решать вам.

ЗА:

«Оптимальный метод наказания, по мнению нашего врача, — старый добрый Угол. За хулиганство, отказ слушаться, необоснованные капризы, не прекратившиеся после первого (!) предупреждения, надо взять ребенка за руку, посмотреть ему в глаза, коротко и четко сказать, за что его наказывают, и отвести в пустой угол, лучше даже в другой комнате, и запретить их него выходить (если выйдет без спросу — вернуть)».

«Доче 1,5 года и стояла у компа и требовала включить мультик. начала ныть (не плакать), психовать, топотать т.к. я не собиралась ей его включать и сказала „нет“. отвела в угол, сказала, что как перестанет капризничать сможет выйти. и минуты не прошло как ребенок и забыл про свою истерику. теперь начинает командовать, я ей — хошь в угол? детенок сразу послушным становится. правда не часто углом пригрожаю, чтоб как шутка не стало у нас».

ПРОТИВ:

«Насколько точно помню себя маленькой и меня ставили в угол, но дело в том, что я не помню о чем я там думала, но как правило чувство вины не испытывала, видимо потому, что мама много времени на объяснения не тратила, просто ставила и все. Старшего сына, маленьким тоже в уголок ставила „подумать о своем поведении“, учась на родительских ошибках уделяла время на объяснение причины наказания. Сынок обычно „думал“ там лежа, сидя и тоже так и непонятно о чем:)».

«Не всех можно поставить в угол. Брат мой стоял, а я нет, выходила просто и начинала заниматься какими-то другими делами. Меня можно было либо попросить что-то не делать/делать, или четко объяснить почему именно такие ко мне требования. Обычно после этого я легко шла на договоренности. Дочь свою никогда в углы не ставила, зато, если ребенок сильно расшалился, я ее отводила в другую комнату, садилась с ней рядом и подробно разбирала, что именно мне кажется неправильным в ее поведении, потом предлагала посидеть и подумать, в чем причина и как избежать ошибок».

7. Заставить трудиться.

Еще один нередкий вид наказания — это труд. Чаще всего — работа по дому. «Теперь три недели будешь посуду мыть!». И себя разгрузили, и ребенка наказали, и посуда будет чистой. Правда возможно не очень целой, если вашему шкоднику это все надоест.

ЗА:

«Здравствуйте, я считаю что самые главные виды наказания, это трудом и лишения некоторых удовольствий. Труд всегда помогает ребенку исправиться и кто муже труд облагораживает, и поможет осознать свои поступки».

«Сейчас у детей вообще никакой трудовой дисциплины, надо как-то приучать, хоть так. Зато работа по дому будет сделана и ребенок потрудится. У меня если сын плохо себя вел, я его на выходные ни дома оставляла с компом, а на дачу к деду строить колодец отправляла».

ПРОТИВ:

«Я один раз, с дуру, видимо, из-за прогула в школе заставила ребенка все полы в доме вымыть. Ну, сына, конечно, вымыл, но с тех пор любую просьбу помочь с уборкой воспринимает в штыки. У него есть и свои обязанности по дому, но вот полы теперь — это только за прогул, видимо».

«Ни в коем случае!!! Это не наказание, же, вы одна семья и должны распределять работу по дому, а не наказывать ей. А так мыть посуду будет только по праздникам что ли?».

Что еще можно посоветовать родителям при наказании ребенка?

  • Одно преступление — одно наказание, соответствующее проступку. Не будьте жестоки к мелким провинностям и не спускайте ребенку с рук серьезные проступки.
  • Ребенок должен знать правила поведения. Если вы заранее не объяснили ему, что делать можно, а что нельзя, то это скорее ваша, чем его вина.
  • Не затягивайте. Ребенок быстро забывает содеянное. Наказание должно последовать сразу после, а не вечером, когда у вас будет время.
  • Будьте спокойны. Если вы постоянно повышаете голос, то ребенок привыкнет к этому и перестанет воспринимать это как угрозу. А заодно переймет такой вид поведения для себя.
  • Согласуйте мнение с супругом/родственниками. Если папа ругает, а мама прощает, то ребенок очень быстро начнет манипулировать ситуацией в свою пользу. Вы должны быть солидарны, по крайней мере, с точки зрения ребенка.
  • Отчитывайте ребенка в одиночестве. Не стоит наказывать ребенка прилюдно, это сильно давит психологически.
  • Не наказывайте ребенка за то, чем сами грешите. Если до этого вы аккуратно подравняли шерсть коту, не удивляйтесь, что ребенок решил повторить за вами.
  • Поощряйте хорошее поведение. Помните, что кроме кнута, есть еще и пряник.
    Учитывайте возраст и характер ребенка. В разные периоды на детей действуют разные дисциплинарные меры.
  • Понятно, что ставить школьника в угол уже не по возрасту. Кроме этого, не забывайте и о его личности. Если ваш ребенок обычно грустный и задумчивый — не применяйте метод «запугивания», если слишком активный — чтение морали не поможет и т. д.

Послушных вам детей и поменьше поводов их наказывать!

 

Интересное по теме:
Как «заставить» ребенка смотреть те мультфильмы, которые хотите вы
Мойдодыр: если ребенок не любит купаться

Верховный суд объяснил, как наказывать нарушителей карантина — Российская газета

Поездка на общественном транспорте в час пик для нарушителя карантина может обернуться уголовной статьей. Такие выводы сделали юристы из обзора Верховного суда России, посвященного применению антикоронавирусных правил.

Как пояснил Верховный суд России, если гражданин, зная о своем заболевании или контакте с заболевшим, нарушает режим изоляции, посещает общественные места, пользуется общественным транспортом и т.п., он может быть привлечен к уголовной ответственности. Условия два: следствию необходимо доказать, что возникла реальная угроза массового заболевания людей. Второе: человек должен официально находиться на карантине, то есть получить соответствующее предписание.

Для прогулок с вирусом предусмотрена специальная статья в УК. Как пояснила член Ассоциации юристов России Венера Шумлянская, поездка на автобусе человека, обязанного соблюдать карантин, неважно, болен он COVID-19 или только контактировал, может стать поводом для уголовного дела только при наступлении негативных последствий или возможности их наступления.

«При этом признак массовости заболевания людей является оценочным признаком, и для определения наличия данного признака преступления судами оцениваются не только количество заболевших людей, но и тяжесть такого заболевания, последствий заболеваний, — говорит она. — Поскольку суды не являются специалистами в сфере здравоохранения, они вправе привлечь для определения масштабов заболевания специалистов в области здравоохранения». Иными словами, доказывать, что поход в ресторан, жаркие ночные танцы в клубе или поездка в переполненной электричке больного ковидом гражданина создали реальную угрозу, должна экспертиза. Но есть большая вероятность, что она это докажет.

В свою очередь, адвокат Ольга Евстропова напоминает, что статья 236 УК наказывает за нарушение санитарно-эпидемиологических правил. Если в результате опасной прогулки никто не погиб, а «всего лишь» вспыхнуло массовое заболевание или только возникла такая угроза, носителя заразы могут отправить за решетку на срок до двух лет. Впрочем, нарушитель карантина может отделаться и наказанием в рамках КоАП, если угрозы не возникло. Допустим, вынес мусор и ни на кого не чихнул. Это нарушение закона, но санкции мягче.

На практике бывают ситуации, когда человек официально не болен: температура уже есть, но результатов теста еще нет. В некоторых регионах у заболевшего человека далеко не сразу берут тест. Как быть человеку и его близким, если есть большое подозрение на коронавирус, но юридически легкие больного еще чисты от опасной заразы?

«До установления факта наличия заболевания у лица COVID-19, подтвержденного только медицинскими организациями, неважно, государственными или частными, контактировавшие с ним лица быть на карантине не обязаны, однако это не отменяет обязательность ношения масок и перчаток, — говорит Венера Шумлянская. — Об обязанности соблюдать карантин на дому в таком случае также сообщит Роспотребнадзор».

По ее словам, в таких условиях привлечение к уголовной ответственности по статье 236 УК РФ за поездки в общественном транспорте невозможно. И все-таки лучше остаться дома: не из страха перед Уголовным кодексом, а из уважения к голосу разума.

Экспертиза должна доказать, что в результате поездки больного, скажем, на метро, создалась угроза массового заболевания других людей 

«Гражданин, который контактировал с больным, у которого не подтвержден ковид или до результатов получения анализов, но при наличии признаков заболевания, должен проявлять сознательность и снизить до минимума все контакты, чтобы обезопасить окружающих от заражения, строго соблюдать социальную дистанцию», — говорит Ольга Евстропова.

В целом Верховный суд сделал в новом обзоре немало важных разъяснений, например, защитил право бригад скорой помощи на специальные доплаты.

«Надо отметить, что Верховный суд России последовательно претворяет в жизнь правовые позиции, направленные на социальную защиту граждан и поддержку бизнеса в непростых экономических условиях», — сказал председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

Как наказывают сотрудников в белорусских и российских компаниях — Тренинговый портал Беларуси

Топы А-100, Атлант-М, AIDAи других поделились сокровенным.

С этим вопросом точно не ко мне. Стыдно же признаться, есть у меня беда такая – не умею наказывать… (с) Анонимная руководитель

Наказывать подчиненных? Наказывать взрослых людей? Как можно! Даже сама мысль об этом приводит в ужас любого «просвещенного менеджера XXI века». Что уж тут говорить о практическом применении наказаний. Тема наказаний в управлении востребована, но одновременно практически нигде не раскрывается. Есть огромное количество материалов о том как: вдохновлять, окрылять, воодушевлять, направлять, радовать и мотивировать. 

Предполагается, что подчинённых вообще не должно наказывать, и руководитель должен постоянно работать в образе долготерпеливого и всепрощающего Будды, либо – что руководитель должен учиться этому сам. И «неизвестным науке способом». И тот и другой вариант выглядят не очень… экологично. 

Попробуйте найти в учебниках по менеджменту главу «Как эффективно наказывать подчинённых». Не сможете. Точнее не могли до прошлого года, пока у Александра Фридмана не вышел бесценный для руководителя мануал – «Как наказывать подчиненных: за что, для чего, каким образом».

А пока обратимся к опыту белорусских и российских топ-менеджеров, судя по которому в Беларуси процветают бирюзовые компании.

 

Богдан Коровец, директор интернет-компании Astronim*, Минск

Наказывая сотрудников, ты наказываешь себя. Всегда виноват сам. Как говорил мой тренер по боксу, недолгому боксу: «Получил по морде, сам виноват плохо прикрылся или подставился», ему же вторил вузовский тренер по баскетболу.

А*мы были «бирюзовой» компанией еще две-три пятилетки назад, когда это было немодным, причем, бирюзовой и в цветном, и том самом смысле. Моя бизнес-практика говорит мне, что все затраченные ресурсы, инструменты, время по контролю соблюдения формальностей гораздо менее эффективны, чем простое человеческое доверие, базирующееся не на достижении KPI, а на ценностях, идеологии, некоторые и говорят даже – внутренней религии компании.  

Весь инструментарий должен скорее не подгонять, не следить или наказывать, а помогать взаимодействовать, упрощать обучение, объединять людей в команду. Наказание, кстати, это вообще еще та палка о двух концах, которой всегда бьешь кого-то, но попадаешь в первую очередь по себе! Современный мир – это распределенные ресурсы, локации, компетенции, но и распределенная на многих и ответственность. Правда, говорят, что эти подходы не работают в корпорациях? Думаю, что образованность, осознанность, культура индивидума сильнее корпоративных законов всегда.

 

Дмитрий Герман, управляющий AIDA Pioneer Group (агентство номер один в рейтинге креативности АКМА), Минск.

Как таковых наказаний в компании не сильно припомню. Очень многие вещи учтены в мотивации, в том числе существует система перекрестных оценок, исходя из которых формируется заработок сотрудников, и которые учитывают большинство возможных ситуаций, в основном сроки/качество.

Если реальный косяк по качеству и срокам – обычно кто-то меньше заработает.Если это происходит систематически и разговоры и мотивация не действует, разрешаем так работать в какой-нибудь другой компании.

 

Михаил Дорошевич, генеральный директор ГК «Изовак», Минск

Я не сторонник финансовых наказаний, так как не вижу в них инструмента, который не приведет к повторению ошибки.

Если человек допускает «промах», но информирует об этом и предлагает пути разрешения возникшей проблемы – наказания не будет. Если же он решил «отсидеться в кустах» и надеется, что его не поймают, либо все решиться само – наказание будет. Однозначно наказываю за сокрытие своей ошибки.

Для меня важным фактором является, стыдно ли человеку перед компанией и руководителем за свой просчет.Если я знаю, что человек себя сам морально накажет, – с моей стороны наказания не последует. Если просчет серьезный и человек об этом умолчал – увольнение.Если постоянные недочеты в работе и проявление неуважения к коллегам – увольнение.

 

Сергей Лабада, заместитель директора по коммерческим вопросам ООО «Нортес» (официальный дистрибьютор систем кондиционирования Mitsubishi Electric, Samsung в РБ), Минск

Сейчас совсем не наказываем сотрудников. В последний раз было лет 6 назад. Деньгами не наказывал. Штрафы вообще у меня не работали, только поощрения. За крупные нарушения отстранял от работы, увольнял (было не раз). Накладывал взыскание на отделы за проступок одного сотрудника. Это очень дисциплинирует.

Что такое крупное нарушение? Когда ради подготовки документов вся фирма работала в выходные, а сотрудник, который должен был эти документы пустить в ход, не сделал этого, не объяснив ничего. Отстранил от работы на месяц. Он не стерпел унижения и уволился за этот месяц. Я ему потом помогал устроиться на новое место.

 

Дарья Зонтова, руководитель проектов ООО «Строительная компания «ДАРЬЯ», Москва

У меня подход такой: если люди прыгают через голову, не выполняют мои требования или настраивают коллектив – так или иначе мешают команде работать – я увольняю сразу. Даже если ценю, как специалиста, и при этом временно буду испытывать неудобства. 

Если люди ошиблись не специально – я обычно подшучиваю, но всегда поддерживаю и стараюсь помочь исправить ситуацию с меньшими потерями для всех, никогда за  это не наказываю. Если люди просто отлынивают от работы – я также с ними расстаюсь. Бывает, когда начинают включать «дурака», что это не их работа и не им за это отвечать – объясняю тогда рублем, но всегда четко разъясняю – за что. Иногда могу сделать сильный выговор. 

Но также и в обратную сторону – всегда награждаю и словом и деньгами, если старались, если преумножили наше общее дело.  

 

Анна Красовская, директор ГК «АЗС А-100», Минск 

Есть очень интересная книга Альфи Кона – «Наказание наградой», так в ней обосновывается, что любые системы штрафов и поощрений (!) – это наказание. Даже похвала. Спорно, но мнение имеет место быть. 

У нас есть прозрачная система оплаты труда, которую согласовывают с сотрудниками до трудоустройства, что позволяет работнику принять самостоятельно решение о том, насколько его устраивают условия и требования компании в части результат. И готов ли он их разделить. Также у нас есть внутренние корпоративные правила и нормы, с которыми тщательно знакомим в процессе адаптации сотрудника. 

Поэтому все достаточно просто: или ты принимаешь «правила игры», или нет. Если да – то все у тебя в порядке: работаешь, показываешь результат, доволен собой и своей компанией, живешь в мире со своими ценностями и приоритетами. Перечень правил работы у нас четко прописан, дабы правильно сверить ожидания нанимателя и сотрудника. Правда, мы несколько раз слышали фразы: «Да, на собеседовании вы говорили, но я думал, что это просто так». Такое тоже случается.

Мы оговариваем наши ожидания, начиная от внешнего вида, до того, какие выражения мы не приветствуем. Случаются ли разночтения в том, «что такое хорошо и что такое плохо?». Конечно, например, людей, которые посчитали, что шорты или прозрачная кофта – это деловой стиль, просим поехать домой переодеться. Но глобально, если с сотрудником отношения уходят в плоскость взысканий и наказаний, мы научились признаваться себе, что это «хороший не наш человек». И тогда для обеих сторон гораздо проще и конструктивнее – расстаться.

 

Сергей Гаврилко, директор «Атлант-М Альянс» (Тойота Центр Минск Восток и Лексус-Минск), Минск

Я не наказываю подчиненных. Могу сделать замечание, устный выговор, если что-то идет не так. Если подчиненный постоянно делает неправильно или что-то не делает вообще, то мы расстаемся. Зачем мучать человека?

Ключевой вопрос – «за что?», он и определяет «как?». Я не наказываю за ошибки: не ошибается только тот, кто ничего не делает или делает примитивные вещи. Обычно отмечаем факт ошибки, и ищем способы ее исправить, и обязательно рассматриваем причину, чтобы ее устранить. А вот за бездействие или за невнимательность к клиентам могут быть санкции, которые уменьшат бонусы.

 

Крыгин Андрей, управляющий партнер сети детских клиник «ПреАмбула» и салона красоты LuckCherie, Москва

В салоне у нас есть система 5Х (пять крестиков). Х – грех, у нас это невыход на работу, если не нашел замену. Искупить грех Х можно подменив другого сотрудника, тогда и он не получает Х и с провинившегося Х снимается. 5Х -безакцептное увольнение.

Крестики – для салона. В«ПреАмбуле» нет ничего, обучаем, разговариваем, давим на совесть, если не помогает – увольняем. Воспитанием в ПреАмбуле не занимаемся, врачи люди достаточно образованные, чтобы проявлять осознанность. А средний персонал боится либо опозориться, либо подвести, поэтому тоже сильно не косячит.

Например, опоздание в клинику приводит к плохим отзывам. Это все фиксируется и на опаздывающего начинается давление со всех уровней. Моральный и культурный аспект в работе с ошибками сильно недооценен.Все только и делают, что наказывают рублем. А вот в советское время все собирались, смотрели на провинившегося, говорили о нем, и ему становилось стыдно. Общественный вред или польза определяют то, как к человеку относятся в коллективе, а так как у нас народ достаточно дружный, то стать изгоем – плохая история.

 

 

Паречин Олег, CEO GARAGE, food&coffee, Минск

До 12 января 2018 года в GARAGE действовала хорошо отлаженная и проверенная годами (как нам казалось) система штрафов и компенсаций. Не вдаваясь в детали, мы удерживали за воровство и хищения в разных его проявлениях, за опоздания,  уходы с работы, прогулы, разговоры по мобиле, жевательную резинку, нарушение стандартов и т.д. и т.п.

Однако в декабре 2017 нами было принято решение двигаться в сторону «бирюзы». И одним из шагов в этом направлении стала отмена «Положения о дисциплинарных взысканиях».Мы пришли к тому, что подобные удержания низкоэффективны, и полностью отказались от каких-либо взысканий с сотрудников. Подобный подход резко негативно влиял на желание развиваться, созидать и заряжать позитивом. А ведь именно в этом и состоит Миссия GARAGE – заряжать позитивной энергией и развивать новую культуру общения в формате городского кафе.Если коротко – мы убрали внутреннее противоречие.

На текущий момент сложно дать какую-либо оценку данному решению – только сегодня его приняли. Но уже сейчас можно с уверенностью сказать, что в момент получения новости у GARAGEан появлялись огонек в глазах и улыбки на лицах. Какой результат мы ожидаем? Результат довольно подробно описан в книге Ф.Лалу «Открывая организации будущего». Мы на него и ориентируемся. Очень рекомендую ознакомиться с данной книгой. Считаю эту книгу открытием 2017 г для себя.

 

Возможно, мы опросили слишком продвинутых руководителей, которые давно сделали ставку на осознанность сотрудников и предотвращение наказаний, нежели на их разовую эффективность. Но общий тренд совпадает с тем, каким должен быть результат правильного наказания, по мнению Александра Фридмана?

  • Сотрудник понимает, что он сделал неправильно
  • Сотрудник понимает, как и – что немаловажно – почему – надо былопоступить правильно
  • Сотруднику не нравится процедура наказания
  • Выбирая из «двух зол» – между неудобством в процессе отказа от старых алгоритмов и выработке новых алгоритмов и неудовольствия от возможного повторения процедуры наказания – сотрудник однозначно выбирает первую группу неудобств
  • Сотрудник понимает, что жизнь не окончена и ему гарантировано доброжелательное содействие руководителя на трудном пути исправления.

 

Вся система наказания должна привести к отсутствию необходимости наказания в будущем. 

Если вы еще не выбрали свой стиль наказаний и не хотите столкнуться с негативными результатами «идеального» управления, лучше освоить весь комплект управленческих компетенций на уровне «необходимо и достаточно». Потом уже можно выбирать, что и когда применять, а что – нет. И сделать это можно 16-17 февраля на мастер-классе Александра Фридмана «Искусство кнута и пряника: технологии моральных поощрений и наказаний подчиненных». 

Регистрируйтесь на сайте мастер-класса и по телефону +375 29 655 25 23.

Вся власть в руках фараона: как наказывали за преступления в Древнем Египте

Автор фото, Getty Images

К вопросу о том, что считать преступлением и как наказывать за содеянное, древнеегипетское общество подходило с точки зрения морали и религиозных принципов. Причем иногда египтяне судили — и осуждали — людей уже скончавшихся. Это называлось «судом другого мира».

Главную роль играл культ Маат — богини истины, справедливости, закона и миропорядка. Нарушая правила поведения, человек как бы раскалывал космическую гармонию и наносил вред как людям, так и всему государству.

Французский египтолог Клер Лалуэт в своем исследовании «Фараоны во времена царей-богов» пишет, что в те времена считалось, что Маат — это символ вселенского порядка, необходимого для благоденствия общества и всего мира. Мира, созданного египетскими богами.

Автор фото, Heritage Images/Getty Images

Подпись к фото,

В Древнем Египте иногда судили и мертвых

Преступления в Древнем Египте делились на две категории: преступления против общества (убийство, прелюбодеяние, кража частной собственности) и преступления против государства и порядка в стране (взяточничество, госизмена, хищение госсобственности и неподобающее поведение в отношении религиозных объектов).

Вся полнота власти была сосредоточена в руках фараона, он же был гарантом порядка. В древнейшие времена он сам принимал участие в процессах, но потом сформировались суды, и фараон участвовал только в наиболее громких процессах.

Убийство

В Древнем Египте жизнь человека считалась благословением свыше, и тот, кто отнимал у другого жизнь, приговаривался к смертной казни, хотя уже в те времена суды различали умышленное и непредумышленное убийство.

Манал Махмуд Мохамед, исследователь истории Древнего Египта при египетском министерстве древностей и автор труда «Преступление и наказание в Древнем Египте», говорит, что умышленное убийство каралось смертной казнью не всегда. Иногда наказание было психологическим, и часто оно считалось более суровым, чем просто смертная казнь.

Сын, убивший одного из своих родителей, сначала подвергался пыткам, а уже затем его казнили. С родителями, убившими своего ребенка, поступали изощреннее. К ним привязывали тело ребенка и не менее трех суток держали под охраной на жаре — до тех пор, пока тело не начинало разлагаться.

Автор фото, Heritage Images/Getty images

Подпись к фото,

Фараоны требовали, чтобы все жители исправно платили налоги

Французский специалист по истории Египта фараоновской эпохи Франсуа Дюма говорит, что часто приговоренных к смерти просто бросали крокодилам. Но некоторым осужденным «везло» — им давалась возможность совершить самоубийство.

Но если убийство было непредумышленным, и этот факт удалось доказать, наказания были совсем другими.

В таком случае убийца не мог войти в собственный дом до того, как он был ритуально очищен от совершенного им греха, и не принес жертвоприношений на могилу погибшего от его рук.

Кроме того, предусматривалось примирение между семьями правонарушителя и его жертвы, а также выплата определенной компенсации.

Во времена фараонов также предусматривалось наказание за сокрытие информации об убийстве или информации, которая могла помочь предотвратить подобное преступление. Недоносители считались соучастниками преступления и наказывались так же, как и сам убийца.

В Древнем Египте также запрещалось убийство животных, имевших важное религиозное значение — ибисов, кошек и т.д. Преднамеренное убийство этих животных каралось смертной казнью, непреднамеренное — штрафом.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Недоносительство строго наказывалось в древнем Египте

Прелюбодеяние

Прелюбодеяние считалось преступлением против основных религиозных принципов, но этот грех касался лишь сексуальных отношений мужчины с замужней женщиной. Это преступление также наказывалось смертной казнью.

В древнейших законах говорилось: «Если вы хотите сохранить дружбу с кем-то, то заходя в их дом, не приближайтесь к женщинам и не заходите в их часть дома».

Во времена фараонов считалось, что если мужчина согрешил с замужней женщиной, то будет впоследствии совершать и другие грехи, соответственно, его следует казнить.

В древнеегипетских текстах также говорится, что наказание жены, изменившей своему мужу, находилось в руках самого мужа. Он мог либо сам решить, как именно наказать жену, либо простить и супругу, и ее партнера. Муж также мог обратиться в суд.

Автор фото, Universal History Archive/Getty Images

В одном из папирусов времен правления фараона Рамзеса V описывается случай, когда перед судом предстала семья, которая слишком жестоко обошлась с женщиной, которая, по их мнению, опозорила семью своим поведением. Женщину бросили в реку на съедение крокодилам.

Следует также отметить, что наказания для мужчин были более легкими, чем для женщин, совершивших точно такое же преступление. При этом женщины в Древнем Египте обладали равными правами с мужчинами в том, что касалось участия в судебных процессах.

Грабеж и воровство

Наказанием за кражу имущества был штраф, в два или три раза превышающий стоимость похищенного. Штраф за кражу государственной собственности превышал ее стоимость в 180 раз.

Пойманный вор должен был взять на себя обязательство вернуть украденное и признаться в содеянном, после чего он получал 100 ударов кулаками. Затем он должен был торжественного поклясться никогда больше ничего подобного не делать.

Если он отказывался приносить подобную клятву, его бросали в реку к крокодилам.

Все эти наказания были публичными.

Взяточничество

Случаи взяточничества обычно не рассматривались судами. Пойманных за этим чиновников просто увольняли и понижали в социальном статусе до уровня простого крестьянина. Но были и судебные процессы.

Не все были этим довольны. В одной из найденных рукописей обнаружилась молитва осужденного к богу Амону: «Услышь меня, о Амон. Я бедный человек, а суд требует серебра и золота. Сделай что-нибудь, о Амон».

Когда дела о взяточничестве доходили до суда, некоторые обвиняемые проявляли находчивость. В одном из папирусов описывается, как обвиняемый дал взятку писарю суда, и тот вынес на улицу и передал ему все материалы дела.

Автор фото, Universal History Archive/Getty Images

Один из обвиняемых, который был задержан в связи с разграблением гробниц во время правления Рамзеса IX, утверждал, что также был освобожден из-под ареста после того, как заплатил взятку.

«Меня арестовали и держали в кабинете городничего Тибы. Я отдал им мою долю из 20 слитков золота», — приводятся его слова в книге «Преступление и наказание в Древнем Египте».

Государственная измена

В Древнем Египте преступления против государства и фараона считались наиболее одиозными. Единственной мерой наказания в подобных случаях была смертная казнь, вне зависимости от социального статуса осужденного. Казнили даже приближенных самого фараона.

Как говорится в Туринском судебном папирусе, на фараона Рамзеса III было совершено покушение, в результате которого он скончался и отошел в мир иной. Уже оттуда, судя по записям в папирусе, он обратился с наставлением к судьям, которые рассматривали дело о покушении.

Заговор против Рамзеса III организовала одна из его младших жен Тия, якобы надеясь возвести на престол своего собственного сына. К заговору присоединились многие другие обитательницы гарема, а также некоторые военачальники и люди из царского двора.

Заговорщики были приговорены к смертной казни, причем некоторые из них должны были совершить самоубийство. Кроме того, перед смертью их лишили имен и заменили их на обидные клички — это лишало их надежды на достойную загробную жизнь.

Следующим фараоном стал Рамзес IV, чье восхождение на престол и хотела предотвратить Тия.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Преступления против фараона всегда карались смертной казнью

Разграбление гробниц и храмов

Разграбление гробниц, особенно если там покоились высокопоставленные лица, считалось тяжким преступлением.

В гробницах, как правило, находились ценные вещи и драгоценности. Их часто грабили, чтобы пополнить казну, когда власть становилась более слабой.

Особенно не повезло Рамзесу II — жрецы хоронили его мумию пять раз. Четыре раза разбойники разграбляли сначала его собственную гробницу, потом гробницы, в которые перемещали его тело.

В конце концов, мумию Рамзеса II и останки других фараонов переместили в тайник в скалах Херихора. Там они пролежали до конца XIX века, когда тайник обнаружило местное арабское племя. Затем останки были переданы в музей.

Наказанием за разграбление гробниц была смертная казнь. В случае, если прах покойного не был обнаружен, то преступнику отрубали кисти рук и били плеткой 100 раз.

Власти Древнего Египта также были обеспокоены грабежом храмов и приняли целый ряд законов для борьбы с этим.

В законах также говорилось, что любой, кто похитил животное из храма и передал его кому-то, должен быть осужден на смертную казнь. Если вор оставлял животное у себя, ему отрезали нос.

За кражу другого имущества храма также полагалось 100 ударов плетью и штраф, в 100 раз превышающий стоимость похищенного.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Тем, кто воровал животных из храма, грозила смертная казнь

Песнь VII

Резюме и анализ Песнь VII

Сводка

Данте и Вергилий входят в четвертый круг и их останавливает разъяренный Плут, но затем Данте наказывает Плутуса, как он наказывал монстров в предыдущих кругах. Плутус рушится, падает на землю, и поэты уходят.

Данте впервые видит Круг IV, круг для Пустошей и Хранителей.Их наказание состоит в том, что они кидают друг в друга огромные тяжести, а Расточители кричат: «Зачем вы копите?» а Скряги кричат: «Зачем вы тратите зря?» После столкновения души снова спешат с отягощениями, чтобы повторить действие, все время крича.

Вергилий напоминает Данте, что время прошло быстро и что они должны спуститься в другой круг. Они переходят на другой берег и находят фонтан странной темной воды, которая течет ручьем через трещину в скале.Следуя по этому ручью к подножию скал, они попадают в болото Стикс.

В Стиксе Данте находит людей, погруженных в грязь, ударяющих друг друга руками, ногами и головой, а также кусающих друг друга. Верджил говорит ему, что он смотрит на души, разрушенные гневом, и что еще больше лежит под водами Стикса, с каждым криком пузыряясь. Вергилий повторяет их слова, которые не могут быть полностью поняты. Души говорят о мрачности своей жизни, когда они должны были быть счастливы в свете солнца, и что теперь они живут угрюмыми вечно.Поэты кружат по грязному болоту и, наконец, подходят к высокой башне, у которой нет названия.

Анализ

Плут, мифологический бог богатства и богатства, охраняет хранителей и расточителей (скупердяев и расточителей). Слова Плутуса непереводимы, хотя некоторые считают, что они являются своего рода заклинанием для сатаны. Снова и снова монстры ада бросают вызов поэтам, и все же Вергилий снова поддерживает священный указ, который позволяет Данте продолжать свое паломничество.

Продолжая тему Данте, грешники в этом круге, как и грешники в других кругах, вечно живут в наказании, соответствующем их греху.Хранители и Расточители живут вместе, постоянно сражаясь со своей противоположностью, никогда не ради победы, точно так же, как они не могли победить на Земле. Возмездие также справедливо для Гневных, которые проводят вечность в страданиях в собственном гневе и гневе других, и Угрюмых, которые проводят вечность в одиночестве и безрадостном, как и в жизни.

Сразу возникает вопрос, почему Данте помещает накопителей и расточителей в круг ниже, чем Обжоры. Иными словами, почему копить и тратить ужаснее простого обжорства? Обжоры злоупотребляли естественными продуктами мира, что для Данте было не так плохо, как скряги и расточители, которые копили и не уважали созданные человеком объекты (то есть деньги и собственность) Земли.Однако различие не имеет принципиального значения. Однако поэтически важно то, что эти два типа людей были противоположностями в жизни, поэтому наказанием для них в аду является взаимный антагонизм после смерти.

Обсуждение Дамы Фортуны Вирджилом объясняет, почему эти грешники помещены ниже Обжор. Дама Фортуна — одна из избранных Богом служителей, распределяющая удачу и несчастье в заранее предопределенной манере. Однако Хранители и Расточители полагали, что смогут обогнать ее; поэтому они верили, что могут обогнать Бога.

Данте снова берет традиционные мифологические образы и искажает их. Стикс называют болотом; в мифологии это была река (река Ненависти), одна из пяти рек Аида, а ее лодочником был Харон. Данте достаточно полно описывает источник Стикса.

Стикс служит двойной цели. Он отделяет верхний ад от нижнего ада, а также функционирует как круг для разгневанных. Поскольку разгневанные люди были полны ненависти при жизни, теперь они живут в реке ненависти.Эти люди делятся на три категории. Есть три различных вида гнева: активный гнев, угрюмый (который сдерживает гнев внутри и задыхается на поверхности) и мстительный.

Во-первых, это открытая и жестокая ненависть, и их наказание состоит в том, что они наносят удары друг другу практически любым способом; второй тип ненависти — это медленная, мрачная ненависть. Наказанием для этого типа является то, что они задыхаются от собственной ярости, булькают в грязи Стикса и не могут выразить себя, потому что задыхаются от собственной злобной ненависти.Наконец, мстительный удар по окружающим.

Характер Данте начинает меняться в этом круге. Здесь поэты подходят к концу первого раздела ада, раздела невоздержанности, и переходят ко второму разделу, разделу насилия, который начинается в пятом круге. Данте менее обеспокоен тем, что он видит в четвертом и пятом кругах, чем он был ранее в более ранних кругах. Данте начинает видеть в грехе что-то ужасное, и у него все меньше шансов пожалеть грешников, хотя в более поздней песне он действительно сочувствует грешникам.Грешники в первом разделе перешли от тех, кто с меньшей вероятностью причинил вред другому человеку, до тех, кто, вероятно, действительно причинил вред другим. Так устроен ад Данте.

Глоссарий

Михаил Библия . один из архангелов.

Харибда старое название водоворота у северо-восточного побережья Сицилии, в Мессинском проливе (ныне Galofalo ).

Перестановки любые радикальные переделки; тотальная трансформация.

Стикс Река ненависти; в Inferno , ужасном болоте, где обитают Гневные и Угрюмые.

«Разъяснение ада» Данте »Программа письма» Бостонский университет

Джозеф Камин
(WR 100, Документ 3)

Загрузить это эссе

Contrapasso — одно из немногих правил в Dante’s Inferno. Это единственный «закон природы», применимый к аду, гласящий, что за каждое преступление грешника должно быть равное и подходящее наказание.Эти наказания, однако, редко бывают простыми или очевидными и обычно метафорически, а не буквально связаны с соответствующими грехами. Фактически, ученый Данте Лино Пертиле отмечает, что «способы, которыми [ contrapasso ] работает в повествовании, столько же, сколько грехов, если не столько, сколько грешников, к которым он применяется» (70-73). Как и следовало ожидать от такой сложной концепции, было предложено множество интерпретаций этого взаимодействия между грехом и наказанием. Некоторые из наиболее интересных из них посвящены взаимосвязи между уникальной формой справедливости Данте и традиционным библейским чувством справедливости.Например, Роберт Дурлинг и Рональд Мартинес в своих заметках о Inferno утверждают, что изображение Данте божественного возмездия явно происходит из «библейского закона возмездия», более известного как «око за око» (448). Эти ученые твердо верят, что Данте хотел лишь правильно применить заранее установленный стандарт справедливости к своей интерпретации ада. Другой лагерь, однако, утверждает, что Данте пытается полностью переопределить популярный образ ада. Мэтью Перл в своей статье «Данте и смертная казнь» утверждает, что « contrapasso резко отличается от библейского принципа« око за око », с которым его иногда путают.В поэме Данте наказание должно проистекать из самого преступления, а не за причиненный им ущерб »(параграф 7). Перл утверждает, что Данте отходит от популярного представления о том, что тяжесть греха определяется ущербом, нанесенным обществу, предлагая вместо этого, что грех более или менее серьезен, потому что он более или менее оскорблен для Бога, а не для человека ( или, скорее, каждое наказание проистекает из оскорбления самого греха, а не из страданий его жертв). Конечно, у обоих этих подходов есть проблемы.В работе, основанной на библейской истории, кажется странным предположить, что Данте полностью отверг ее в пользу своего собственного изобретения. В то же время, как утверждают Дурлинг и Мартинес, контрапассо намного сложнее, чем простой обмен ударами между человеком и Богом. Вместо этого я предлагаю золотую середину между этими двумя утверждениями: что Данте в первую очередь намеревался объяснить библейскую справедливость через свой contrapasso , но, чтобы сделать это более эффективно, расширил традицию и, таким образом, неизбежно добавил некоторые из своих собственных изобретений.

На первый взгляд, это резюмирование Дурлинга кажется правильным. Данте, каким бы гордым он ни был, кажется слишком религиозным, чтобы далеко отходить от библейских законов возмездия. В конце концов, ад, похоже, всего лишь «длинная рука закона», исполняющая волю Бога. Все грешники предстают перед Миносом, который вместо Бога (который завершит все наказания в Судный День) проклинает каждую душу соответствующим наказанием. С этого момента настоящая армия демонов и монстров (которые, по крайней мере, кажутся «нанятыми» Богом) исполняют или усугубляют наказание, причитающееся каждому человеку.Этой идее соответствует тот факт, что каждый грех, так сказать, «округляется» до ближайшего библейского греха; например, Филипп Ардженти, хотя его грехи включают жадность и гордость, смешивается с остальными гневными душами. Это снова видно в Песни 28, где все раскольники государства, религии и семьи, похоже, подлежат одинаковому наказанию. По крайней мере, с точки зрения Пилигрима, все в аду складывается в идеальную систему «око за око», соответствующую классическим христианским взглядам на преступление и наказание.В самом деле, сами врата ада провозглашают: «Меня сотворила Божественная сила»; Логично, что ад изображается как совершенное исполнение Божьей справедливости (Данте 3.5).

И все же при более глубоком чтении возникают сложности. Ворота могут провозглашать своего создателя, но они также провозглашают своих обитателей, а эти души, как можно было бы ожидать с точки зрения Дурлинга и Мартинеса, не упоминаются в традиционном библейском смысле как мякина, отделенная от пшеницы, или как козы, отделенные от пшеницы. от овцы.Их называют «Потерянными людьми» (Данте 3.3). Это немедленно возвращает нас к образу Данте, сбившегося с прямой дороги и медленно поворачивающего в сторону долины. Данте не загоняют в ямы за его прошлые ошибки; фактически, вершина «восхитительной горы» до сих пор зовет его (Данте 1.77). В этом свете мы видим, что ад — это не просто хранилище, куда Бог бросает нежелательные души, как мог предположить строгий теолог того времени, но, скорее, это лишь конец всех неверных путей, по которым может пойти человек.Именно в таких мелких нюансах мы можем увидеть истинную цель Данте: его главная цель — сделать ад реальным для обычного человека. В то же время он художественно связан исходным материалом, и, поскольку он не может изменить Библию, он вынужден дополнять ее.

Утверждения Мэтью Перла также на первый взгляд кажутся правильными. Мы видим, что ад действует как место, куда естественным образом попадают все злые души. В этом свете Минос перестает быть судьей и становится скорее справочником, информационным киоском, показывающим души их надлежащим местам отдыха.Демоны также перемещаются и, кажется, больше не наказывают души из-за гнева или кровожадности, а просто потому, что это правильный и естественный поступок в данных обстоятельствах. Что еще более важно, это толкование указывает на тот факт, что все грешники в круге — , а не , получившие одинаковое наказание. Каждый грешник страдает разной тяжестью в зависимости от его или ее уникальных грехов: угрюмые грешники пятого круга могут быть помещены глубже в грязь, еретики пятого круга могут быть зажарены в более горячих гробницах, а те, кто находится в девятом , болгия , будут изрезаны в различные степени.Данте указывает, что одни наказания сильнее других, в зависимости от того, кто совершил грехи, например, когда Вергилий восклицает: «О Капаней, раз твоя гордыня не угасает, ты наказан сильнее» (Данте 14.62-64). То есть, сильные, слабые или гордые души имеют разные уровни наказания в аду, потому что все они вели разную жизнь и поэтому находятся в разных концах.

Очки

Pearl также имеют свои недостатки. Например, Перл основывает свой аргумент на том, что грех естественным образом ведет к собственному наказанию, исходя из предположения, что адские муки аналогичны соответствующим грехам души.Однако это чрезмерное упрощение. Иногда contrapasso основано на аналогии (как в примере Перла с еретиками в шестой bolgia ), но столь же часто она является антитезой греху (как и Curio в девятой bolgia ). Иногда грехи каждого типа упоминаются даже в одной и той же Песни (сравните наказания Мухаммеда и Куриона). Однако чаще всего наказание намного сложнее, чем любое из этих двух, что можно увидеть в наказании за обжорство в третьем круге.Это наказание можно интерпретировать как шторм, призванный сокрушить тех, кто жаждал стимулов в жизни, или как шторм, заслоняющий тех, кто жаждал славы, или как шторм можно было рассматривать как угнетающую силу, прижимающую жир к земле, или даже как фекальная метафора. Слабость аргумента Перла состоит в том, что он ограничивает толкование одним из них, когда более чем вероятно все сразу, в зависимости от грешника и читателя. Пытаясь доказать, что Данте хотел переписать религию по своему вкусу, Перл выбирает только те части Inferno , которые соответствуют его гипотезе, игнорируя остальные (и, по иронии судьбы, переписывая Inferno на по своему вкусу) .

Возможно, лучший пример истинной цели Данте можно увидеть в его трактовке небиблейской мифологии. «Ад Данте» включает в себя множество классических героев и зверей, от Улисса до Гериона, которые существуют вместе с библейскими и историческими персонажами. Хотя эти мифологические образы взяты из многих источников и выполняют множество ролей, Данте относится ко всем одинаково; в каждом случае Данте обычно придерживается канонических фактов, но также расширяет их. Например, Пилигрим проявляет уважение к жизненному героизму Улисса, но эти действия не являются предметом его выступления.Скорее, Данте дополняет нас до конца истории, показывая нам, что произошло после рокового последнего путешествия Улисса. Показывая нам окончательную судьбу Улисса, его путешествие приобретает новый свет, делая персонажа более понятным для нас. Данте старается не противоречить тому, что уже было написано об этих персонажах, но он, кажется, находит их истории неполными и неясными, поэтому он заканчивает их за нас. Данте не изобретает и не изменяет классические истории, а только дополняет их по мере необходимости.

Точно так же Данте не пытается сознательно переписать библейское определение справедливости, как предполагает Перл; при этом он не просто соблюдает статус-кво ради политической корректности. Вместо того, чтобы пытаться переопределить ад, Данте пытается объяснить ад, взять абстрактное понятие и сделать его тактильным, и сделать его известным обычному человеку. Вот почему Данте писал на просторечии. Хотя большинство людей того времени, вероятно, достаточно хорошо знали Библию, изучение Библии по-прежнему оставалось роскошью для тех немногих, кто мог позволить себе время.Кроме того, нынешние обычаи (например, месса полностью на латыни) еще больше отдаляли простых граждан от глубокого понимания Библии. Поэтому Данте объясняет ад на просторечии, пытаясь разъяснить традиционные понятия, но неизбежно добавляя свой собственный свет к своему творению. С этой целью Данте создал серию Contrapassos , настолько сложных, что они будут немного меняться в зависимости от читателя, который будет интерпретировать наказание так, как ему или ей наиболее ясно.В этом смысле Данте не хочет переопределять справедливость, но только для того, чтобы сделать свою религию осязаемой для обычного человека, быть для читателя, как Вергилий для пилигрима: «солнце, исцеляющее всякое затуманенное взор» (Данте 11.91).

Цитируемых работ

Алигьери, Данте. Божественная комедия Данте Алигьери: Том 1 Ад (Серия репринтов «Божественная комедия Данте Алигьери»). Нью-Йорк: Оксфорд, США, 1997. Печать.

Дурлинг, Роберт и Рональд Мартинес. Ноты. Божественная комедия Данте Алигьери: Том 1 Ад . Автор Данте Алигьери. Нью-Йорк: Оксфорд, США, 1997. Печать.

Жемчуг, Мэтью. «Данте и смертная казнь». Правовые вопросы. Юридические вопросы , январь-февраль. 2003. Интернет. 29 октября 2009 г.

Пертиле, Лино. Введение. Inferno, Кембриджский компаньон Данте , 2-е изд. Эд. Рэйчел Якофф. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, США, 2007. 70–73. Распечатать.

Данте: адское наказание за грех

Срок
Определение
Где Данте стремится отклониться от праведной жизни, Где он встречает Льва, Волка и Леопарда, которые преграждают ему путь, чтобы уйти.Здесь он встречает Вергилия, который проведет его через глубины ада, чтобы выйти.
Срок
Определение
Для тех, кто живет без позора и похвалы. Они застряли в депрессии, плакали и вздыхали из-за того, что никогда не знали присутствия Бога.
Срок
Определение

Также известно как Лимбо,

Для достойных, но не крещеных и / или до христианства. Они живут в тумане вдали от милости божьей. Подходит, потому что туман ослепляет жителей так же, как отсутствие Бога ослепляет их без надежды и вечной тоски по Богу.

Главные грешники: Вергилий, Гомер

Срок
Определение

Для похотливых, плотских грешников

Их уносит жестокая, нескончаемая буря, и они никогда не могут отдохнуть.

Подходит, потому что так можно было бы представить себе жизнь, если бы человек жил исключительно за счет эмоций, неконтролируемых, никогда не успокаивался.

Главные грешники: Франческа да Римини, которая спала со своим зятем Паоло Малатеста

Срок
Определение

Для обжор

На них обрушивается жидкий дождь и мусор, и они стоят в червях, разлагая беспорядок.

уместно, потому что чрезмерное потакание нелепо, уродливо и приводит к разорению, в котором грешники должны жить вечно. Цербер постоянно на него лает.

Главный грешник: Чакко, он рассказывает о падении политической партии Данте во Флоренции

Определение

Для скупых (хранителей) и блудных (расточителей).

Вынуждены толкать друг друга камнями, каждый говорит, что другой неправильно распоряжается деньгами. Подходит, потому что они оба плохие, но находятся на противоположных концах спектра. Из-за своего несбалансированного образа жизни они должны постоянно работать друг против друга, чтобы уравнять друг друга.

Главные грешники: неизвестен, аспект греха, который они совершили: деньги берут верх.

Срок
Определение

Для разгневанных и угрюмых.

Разгневанные находятся на берегу реки Стикс и постоянно сражаются в грязи. Подходит, потому что они не могли справиться со своим гневом в жизни.

Угрюмые затоплены в реке черной смолы, вечно задыхаясь. Подходит, потому что они никогда не пользовались своей свободой, поэтому теперь они навсегда застряли в реке.

Срок
Определение

Для еретиков

Они заперты в Горящих гробницах. Подходит, потому что Огонь (символ любви богов) поглощает их в будущем, ибо в жизни они шли против Бога, поэтому теперь они не могут избежать его любви. Они также могут видеть только отдаленные события, а не настоящее

Главный грешник: Фаринат, предсказывающий, что Данте будет изгнан из Флоренции.

Срок

Седьмой круг

-Первое кольцо-

Определение

За насилие над соседями.

Сделаны кипеть в крови и стреляют стрелами, если они вылетают выше, чем считают достойным. Подходит, потому что те, кого пытают, должны кипеть в крови, которую они создали в жизни насилием.

Главный грешник: Александр Великий, который как тиран выступил против многих своих соотечественников.

Срок действия

Седьмой круг

— Второе кольцо —

Определение

Для тех, кто насилует себя

, они превращаются в деревья и неподвижны.Их пытают и клюют гарпии. Их никогда не вернут в свои тела, потому что они изначально не оценили их должным образом.

Главный грешник: Пьер делла Винья, которому было так стыдно за ложь шцемеров, покончил с собой.

Срок

Седьмой круг

-Третье кольцо-

Определение

Для тех, кто совершает насилие против Бога.

Три круга:

Blasphamers — Прямо на горячем песке

Sodomites — Также пролился дождь на мой огонь

Жестокие против искусства — также с кошельками на шее

Главный грешник: Капаней, осажденные Фивы. Он все еще очень дерзок и говорит, что ад никогда его не сломит.

Срок

Круг восемь и девять Философия

Определение
8 — это место, где наказывается обычное мошенничество, а 9 — это место, где наказывается священное мошенничество.

Восьмой круг

-Пакет один-

Определение

Для сводников и соблазнителей

Они вынуждены бегать взад и вперед от хлестающих демонов. уместно, потому что соблазнители и сводники были подобны надсмотрщикам, поэтому теперь они должны постигнуть участь раба.постоянно движимый угрозами и актами насилия.

Главный грешник: Ясон, убивал мужчин, оскорблял женщин и разрушал землю.

Срок

Восьмой круг

-мешочек два-

Определение

Для льстецов

Зарыто в экскрементах.Подходит для «чуши собачьей», исходящей из их уст, в которой они теперь должны стоять.

Главный грешник: Таис, которая ответила на вопрос своего возлюбленного ложными ответами.

Срок

Восьмой круг

-Мешочек 3-

Для тех, кто занимал должности, которые ничего не делали или были коррумпированы.

Закопаны головой вперед, им ноги обжигает пламя.

Главные грешники: многие клигри и папы, особенно папа Николай Третий

Срок

Восьмой круг

-мешочек четыре-

Определение

Для прорицателей, астологов и магов

Они должны вечно ходить, повернув голову назад.Подходя, потому что они хотели смотреть вперед и дальше в жизни, они вынуждены вечно оглядываться назад.

Главный грешник: Тиресий, Из мужчины превратился в женщину. Фу.

Срок

Восьмой круг

-мешочек пять-

Определение

Для барраторов (тех, кто предает судовладельца или законного владельца заемного имущества)

Демоны принуждают их к судовой смоле. Подходит, потому что теперь они погребены в смоле кораблей, которыми они злоупотребляли.

Главный грешник: Фра Гомита, украдет золото своего хозяина и будет общаться со своими врагами.

Срок

Восьмой круг

-Мешочек Шесть-

Определение

Для лицемеров

Они ходят кругами в красивых одеждах, но внутри свинцовые.Подходят, потому что они красивы, но свинец внутри них давит на них так же, как их фальшь втайне давит на них.

Главные грешники: Каталано и Лодерго начали гражданскую войну, основанную на их вмешательстве в дела Флоренции.

Срок

Восьмой круг

-мешок семь-

Определение

Для воров

Они постоянно ищут дом для своей души, потому что их тела постоянно крадут и манипулируют змеями.уместно, потому что они воровали при жизни, не уважали собственность и были снисходительны к такой участи.

Главный грешник: Ванни Фуччи, за кражу «дефицита». Позже он проклинает Бога.

Срок

Восьмой круг

-Мешочек восемь-

Определение

Для мошенников

Они содержатся в пламени в форме языков, потому что их совет ложный и неверный.

Главные грешники: Улисс и Диомед, оба за мошенничество во время Троянской войны. Гвидо за советы о том, как победить врагов папы, за что ему было обещано спасение (что невозможно)

Срок

Восьмой круг

-Сумка девять-

Определение

Для сеятелей скандала

Их заставляют ходить по кругу и обрезать их, когда они достигают начала, и заново выздоравливать, когда они ходят, только для того, чтобы снова порезаться.

Главный грешник: Мухаммед

Восьмой круг

-Пакет десять-

Определение

Для фальсификаторов

Металлов — пораженных царапающими струпьями

чужих фальшивомонетчиков — Обращаются друг к другу, как животные

Монет — смешиваются с фальсификаторами людей

Главные грешники : Мира, переодевшись своей матерью, чтобы переспать с отцом

Срок

Девятый круг

-Круг первый-

Определение

Каина (после Каина)

Родным предателям

Замерзшие в озере по головы, стуча зубами.

Подгонка, потому что холод и неподвижность означают отсутствие души, которая, по словам Данте, необходима для священного предательства.

Главный грешник: Бокка, итальянский предатель, Данте вырывает себе часть волос.

Срок

Девятый круг

— Второй круг —

для изменников страны или партии.

Главные грешники: Уголино, который ест голову Руджьери за то, что заточил его и его сыновей.

Подходит, потому что его ярость, которая поглощала его при жизни, теперь никогда не насыщается поеданием его головы.

Срок

Девятый круг

-Круг третий-

Определение

Для предателей против благодетелей

Они ближе всего к крыльям холодного ветра Люцифера.

На горе Люциферы — Брут, Кассий и Иуда (посередине)

Срок
Верхняя и нижняя ада Основная разница
Определение

Верхний ад — это место, где наказываются грехи утраченного контроля, такие как похоть и обжорство

Нижний ад — это место, где совершаются грехи, требующие личного выбора. Их разделяет река Стикс, где наказываются гневные и угрюмые

1.5 Цели наказания

Цель обучения

  1. Выявить эффекты специального и общего сдерживания, недееспособности, реабилитации, возмездия и реституции.

Наказание преследует пять признанных целей: сдерживание , ограничение дееспособности , реабилитация , возмездие и реституция .

Специальное и общее сдерживание

Сдерживание предотвращает преступления в будущем, запугивая обвиняемого или общественность . Два типа сдерживания — это специфическое и общее сдерживание. Особое сдерживание применяется к индивидуальному ответчику . Когда правительство наказывает отдельного обвиняемого, он или она теоретически менее склонны к совершению другого преступления из-за страха перед другим подобным или худшим наказанием. Общее сдерживание распространяется на общественности в целом.Когда общественность узнает о наказании отдельного обвиняемого, вероятность совершения преступления общественностью снижается из-за страха наказания, которому подвергся обвиняемый. Когда общественность узнает, например, что отдельный обвиняемый был строго наказан пожизненным заключением или смертной казнью, это знание может внушить глубокий страх уголовного преследования.

Недееспособность

Недееспособность предотвращает преступление в будущем, удаляя обвиняемого из общества.Примеры недееспособности: лишение свободы, домашний арест или смертная казнь.

Реабилитация

Реабилитация предотвращает преступление в будущем, изменяя поведение обвиняемого. Примеры реабилитации включают образовательные и профессиональные программы, размещение в лечебных центрах и консультации. Суд может сочетать реабилитацию с лишением свободы, условным или условно-досрочным освобождением. В некоторых штатах, например, преступники, совершившие ненасильственные преступления, связанные с наркотиками, должны проходить реабилитацию в сочетании с испытательным сроком, а не подвергаться тюремному заключению (Ariz.Rev. Stat., 2010). Это облегчает загрузку тюрем и тюрем и снижает рецидивизм, что означает повторное преступление.

Возмездие

Retribution предотвращает будущие преступления, устраняя желание личной мести (например, в форме нападения, избиения или уголовного убийства) против обвиняемого. Когда жертвы или общество обнаруживают, что обвиняемый был должным образом наказан за преступление, они получают определенное удовлетворение от того, что наша уголовная процедура работает эффективно, что укрепляет веру в правоохранительные органы и наше правительство.

Реституция

Реституция предотвращает преступление в будущем, наказывая обвиняемого финансово . Реституция — это когда суд предписывает ответчику по уголовному делу выплатить потерпевшему любой ущерб и напоминает присуждение компенсации за ущерб в гражданском судебном процессе. Возмещение может быть связано с физическими травмами, потерей имущества или денег и, в редких случаях, с эмоциональным стрессом. Это также может быть штраф , который покрывает часть расходов на уголовное преследование и наказание.

Рисунок 1.4 Различные наказания и их цель

Основные выводы

  • Специальное средство устрашения предотвращает преступление, запугивая отдельного обвиняемого наказанием. Общее сдерживание предотвращает преступление, запугивая общественность наказанием отдельного обвиняемого.
  • Недееспособность предотвращает преступление, удаляя обвиняемого из общества.
  • Реабилитация предотвращает преступление, изменяя поведение обвиняемого.
  • Возмездие предотвращает преступление, давая жертвам или обществу чувство мести.
  • Реституция предотвращает преступление, наказывая обвиняемого материально.

Упражнения

Ответьте на следующие вопросы. Проверьте свои ответы с помощью клавиши ответа в конце главы.

  1. В чем разница между реституцией потерпевших по уголовным делам и гражданским ущербом?
  2. Читать Campbell v. State , 5 S.W.3d 693 (1999). Почему ответчик по этому делу утверждал, что сумма реституции была слишком высокой? Согласился ли Техасский апелляционный суд по уголовным делам с иском ответчика? Кейс доступен по этой ссылке: http: // scholar.google.com/scholar_case?case=113160521760089&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

Список литературы

Ariz. Rev. Stat. §13-901.01, по состоянию на 15 февраля 2010 г., http://law.justia.com/arizona/codes/title13/00901-01.html.

Наказание | Интернет-энциклопедия философии

Наказание включает умышленное причинение страданий предполагаемому или действительному правонарушителю за такое правонарушение, как моральное или правовое нарушение. Поскольку наказание включает в себя причинение боли или лишения, аналогичного тому, которое исполнитель преступления причиняет своей жертве, общепризнано, что наказание требует морального, а также юридического и политического оправдания.Хотя почти все философы согласны с тем, что наказание, по крайней мере, иногда может быть оправдано, они предлагают различные объяснения того, как оно должно быть оправдано, а также что наказание предназначено для защиты — права, личную автономию и частную собственность, политическую конституцию или демократический процесс, например. Утилитаристы пытаются оправдать наказание с точки зрения баланса добра над порожденным злом и, таким образом, сосредотачивают наше внимание на внешних или консеквенциалистских соображениях.Ретрибутивисты пытаются найти оправдание, которое связывает наказание с моральным проступком, обычно оправдывая эту практику тем, что она дает правонарушителям то, чего они заслуживают; их внимание, таким образом, сосредоточено на изначальной неправомерности преступления, которое, таким образом, заслуживает наказания. Теоретики «компромисса» пытаются объединить эти два типа теорий таким образом, чтобы сохранить их предполагаемые сильные стороны и преодолеть их предполагаемые слабости. После обсуждения различных попыток оправдания будут рассмотрены утилитарные и карательные подходы к определению размера наказания.Наконец, мы кратко обсудим спорный вопрос о смертной казни.

Содержание

  1. утилитаризм
    1. Утилитарное обоснование
    2. Возражение и ответ
  2. Ретрибутивизм
    1. Возмездие
    2. Возражение и ответ
  3. Теории компромисса
    1. Теория Харта
    2. Возражение и ответ
  4. Размер наказания
    1. Утилитаристы на сумму
    2. Ретрибутивистов на сумму
  5. Смертная казнь
  6. Заключение
  7. Ссылки и дополнительная литература

1.Утилитаризм

а. Утилитарное обоснование

Утилитаризм — это моральная теория, согласно которой правильность или неправильность действия определяется балансом добра и зла, порождаемым этим действием. Философы спорили о том, как именно можно идентифицировать результирующее добро и зло и кому должно принадлежать наибольшее добро. Джереми Бентам отождествлял добро с удовольствием, а зло с болью и считал, что наибольшее удовольствие должно принадлежать наибольшему количеству людей.Джон Стюарт Милль, возможно, самый известный утилитарист, отождествлял добро со счастьем, а зло с несчастьем, а также считал, что величайшее счастье должно принадлежать наибольшему числу людей. Именно так утилитаризм чаще всего обсуждается в литературе, поэтому мы будем следовать за Миллем в нашем обсуждении.

Пытаясь определить, оправдано ли наказание, утилитаристы будут пытаться предвидеть вероятные последствия исполнения наказания. Если наказание преступника, скорее всего, приведет к наибольшему балансу счастья над несчастьем по сравнению с другими доступными вариантами (отказ от каких-либо действий, публичное осуждение преступника и т. ), то наказание оправдано. Если другой доступный вариант приведет к большему балансу счастья над несчастьем, тогда следует выбрать этот вариант и наказание неоправданно.

Ясно, что преступления имеют тенденцию вызывать несчастье, поэтому, стремясь способствовать положению дел, при котором баланс счастья и несчастья максимален, утилитарист будет очень озабочен сокращением преступности. Традиционно утилитаристы сосредоточили свое внимание на трех способах снижения преступности с помощью наказания.Во-первых, угроза наказания может отпугнуть потенциальных преступников. Если у человека есть искушение совершить определенное преступление, но он знает, что это противозаконно, и за нарушение этого закона к осуждению прилагается наказание, то, вообще говоря, этот потенциальный преступник с меньшей вероятностью совершит преступление. Во-вторых, наказание может лишить правонарушителей дееспособности. Если преступник содержится в заключении в течение определенного периода времени, тогда у него будет меньше возможностей причинить вред другим в течение этого периода времени.В-третьих, наказание может реабилитировать правонарушителей. Реабилитация включает в себя попытки улучшить характер преступника, чтобы он с меньшей вероятностью совершил повторное преступление.

Хотя утилитаристы традиционно сосредотачивались на этих трех способах, с помощью которых наказание может уменьшить преступность, есть и другие способы, которыми наказание может повлиять на баланс счастья над несчастьем. Например, наказание того или иного правонарушителя повлияет на то, как общество относится к правительственному учреждению, которому поручено реагировать на нарушения закона.Степень, в которой они верят, что это учреждение функционирует справедливо, явно повлияет на их счастье. Утилитаристы стремятся учитывать все последствия данного наказания, поскольку оно влияет на баланс счастья над несчастьем.

г. Возражение и ответ

Возможно, наиболее частым возражением против утилитарного оправдания наказания является то, что его сторонник стремится наказывать людей в ситуациях, когда наказание явно было бы морально неправильным. Х. Дж. Макклоски предлагает следующий пример:

Предположим, что утилитарист посетил местность, где происходили расовые раздоры, и что во время своего визита негр изнасиловал белую женщину, и что в результате преступления происходят расовые беспорядки, белые толпы, при попустительстве полиция, избиение и убийство негра и т. д. Предположим также, что наш утилитарист находится в зоне преступления, когда оно совершается, так что его показания приведут к осуждению конкретного негра. Если он знает, что быстрый арест остановит беспорядки и линчевания, безусловно, как утилитарист, он должен сделать вывод, что он обязан дать лжесвидетельство, чтобы наказать невиновного (127).

Утилитарист стремится одобрить поступок, который с наибольшей вероятностью приведет к наибольшему балансу счастья над несчастьем, и в этой ситуации оказывается, что действие, отвечающее этому критерию, является ложным свидетельством против невиновного человека. Но, как гласит аргумент, не может быть морально допустимым, не говоря уже о морально обязательном совершении действия, которое непосредственно ведет к наказанию невиновного человека. Следовательно, поскольку утилитарист стремится совершить этот явно неправильный поступок, утилитарное оправдание должно быть неверным.

Стандартный утилитарный ответ на этот аргумент требует более внимательного изучения этого примера. Как только мы это сделаем, якобы становится ясно, что утилитарист не совершает этого явно неправильного действия. В своем ответе на аргумент Макклоски T.L.S. Sprigge утверждает, что если сталкиваются с решением, представленным в примере «разумная» утилитарный будет придавать большое вес в почти наверняка то, что обрамление невиновного будет производить большое несчастье для этого человека и его семьи.Это соображение получило бы такой вес, потому что «предсказание несчастья… основывается на хорошо подтвержденных обобщениях» (72). Более того, здравомыслящий утилитарист не будет придавать особого значения возможности того, что создание этого человека остановит беспорядки. Это потому, что этот прогноз «будет основан на догадках о характере беспорядков» (72). Поскольку хорошо подтвержденные обобщения более надежны, чем догадки, счастье, скорее всего, будет максимальным, когда люди при принятии моральных решений придают огромное значение таким хорошо подтвержденным обобщениям.Следовательно, поскольку соответствующее хорошо подтвержденное обобщение говорит нам, что по крайней мере несколько человек (невиновный мужчина и его семья) будут несчастны из-за ложных показаний, утилитарист придает большое значение этому соображению и предпочитает не лжесвидетельствовать против. невиновный человек.

Этот тип реакции, в свою очередь, может быть оспорен различными способами, но, возможно, лучший способ оспорить его — указать на то, что даже если это правда, что величайший баланс добра и зла не может быть обеспечен путем наказания невиновного человека. эта ситуация не является причиной того, что наказание невиновного было бы неправильным.Это было бы неправильно, потому что это было бы несправедливо . Невинный мужчина не изнасиловал женщину, поэтому он не заслуживает наказания за это преступление. Поскольку утилитаризм фокусируется исключительно на балансе счастья и несчастья, порождаемом различными действиями, он не может принимать во внимание такие важные факторы, как справедливость и пустыня. Если справедливость и пустыня не могут быть включены в теорию, то наказание невиновных не может быть исключено как несправедливое, поэтому запрет на него будет зависеть от вероятности различных последствий.Это кажется многим теоретикам проблематичным.

2. Ретрибутивизм

а. Возмездие

Что касается карательных теорий, К.Л. Десять утверждает, что «нет полного согласия относительно того, какие теории являются карательными, за исключением того, что все такие теории пытаются установить существенную связь между наказанием и моральным проступком» (38). Он определенно прав в этом, поэтому трудно дать общий отчет о возмездии. Однако можно указать некоторые особенности, которые в целом характеризуют карательные теории.Концепции пустыни и справедливости занимают центральное место в большинстве теорий возмездия: в соответствии с требованиями справедливости считается, что правонарушители заслуживают страданий, поэтому наказание оправдано на том основании, что оно дает правонарушителям то, что они заслуживают. Поучительно посмотреть, какую форму может принимать та или иная теория возмездия, поэтому мы рассмотрим взгляды Иммануила Канта.

Кант ссылается на то, что он называет «принципом равенства», в своем обсуждении наказания.При соблюдении этого принципа «стрелка шкалы справедливости должна наклоняться не больше в одну сторону, чем в другую» (104). Если совершено противоправное деяние, то лицо, его совершившее, нарушило равновесие шкалы правосудия. Он причинил страдание другому и, следовательно, заслужил страдания. Так что, чтобы уравновесить шкалу справедливости, необходимо причинить ему заслуженные страдания. Но недопустимо просто причинять какие-либо страдания.Кант утверждает, что действие, которое совершил человек, «следует рассматривать как совершенное над собой» (104). Он называет это «принципом возмездия». Возможно, наиболее прямое применение этого принципа требует, чтобы убийцы были приговорены к смертной казни. Итак, для Канта оправдание наказания выводится из принципа возмездия, который основан на принципе равенства.

Концепции пустыни и справедливости играют центральную роль в теории Канта, и они применяются таким образом, чтобы исключить возможность оправдания наказания невиновных.Поскольку невиновный человек не заслуживает наказания, кантианец не стремится наказывать невиновного человека, и поскольку некоторым кажется, что утилитаристы привержены наказанию невинных (или участию в наказании невиновных) при определенных обстоятельствах, теория Канта может показаться лучше в этом отношении. Напомним, что неспособность принять во внимание пустыню и справедливость многие считают серьезной проблемой утилитарной теории. Однако, хотя кантианская теория может показаться превосходной, потому что она принимает во внимание пустыню и справедливость, влиятельная критика теории ставит под сомнение идею о том, что наказание может быть оправдано соображениями справедливости и пустыни, не требуя принятия во внимание баланса счастья и несчастья. учетная запись.

г. Возражение и ответ

Гертруда Эзорски утверждает, что мы должны проверить кантианскую позицию и другие карательные позиции, которые напоминают ее, «вообразив мир, в котором наказание преступников не имеет дополнительных эффектов, которых стоит достигать» (xviii). В этом мире наказание не отпугивает и не реабилитирует. По какой-то причине вывести из строя невозможно. Кроме того, потерпевшие не получают удовлетворения от наказания тех, кто причинил им вред. В этом мире кантианец будет придерживаться позиции, согласно которой наказание по-прежнему должно быть наложено на правонарушителей.Более того, люди, населявшие этот мир, были бы морально обязаны наказывать преступников. Если бы они не смогли наказать правонарушителей, они не смогли бы подчиниться требованиям справедливости. Но, конечно, довольно странно утверждать, что эти люди были бы морально обязаны наказывать, если это не принесло бы никаких положительных результатов ни для кого. По словам Езорского, это ужасно странное следствие предполагает, что кантовская теория проблематична.

Кант не согласен с тем, что это следствие его теории странно.Согласно Канту, «если справедливость и праведность погибнут, человеческая жизнь утратит ценность в мире» (104). Итак, даже обитатели нашего воображаемого мира обязаны сделать так, чтобы «каждый мог осознать пустыню своих поступков» (106). Если они не выполнят это обязательство, тогда они не будут подчиняться требованиям справедливости, и их жизнь будет иметь меньшую ценность. Конечно, такой ответ вряд ли убедит критиков кантовской теории. Действительно, уместно очень скептически относиться к концепции справедливости, согласно которой справедливость может быть продвинута без повышения чьего-либо благосостояния.

Как указывалось ранее, многие теории, которые называются «карательными», значительно отличаются друг от друга. Однако, поскольку кантианская теория обладает многими центральными чертами, которыми обладают другие теории возмездия, критика, подобная критике Эзорского, была направлена ​​против многих из них. Как и следовало ожидать, реакция на эту критику варьируется в зависимости от конкретной теории.

3. Теории компромисса

Многие теоретики пытались взять черты утилитаризма и ретрибутивизма и объединить их в теорию, которая сохраняет сильные стороны обоих, преодолевая их слабости.Стимул для попыток разработать такую ​​теорию очевиден: идея о том, что наказание должно способствовать хорошим последствиям, таким как снижение преступности, несомненно, кажется привлекательной. Однако идея о том, что было бы оправдано наказание невиновных в любых обстоятельствах, когда такое наказание могло бы способствовать наибольшему балансу счастья над несчастьем, безусловно, кажется ошибочной. Точно так же идея о том, что справедливость и заслуга правонарушителя должны играть центральную роль в оправдании наказания, является привлекательной, в то время как приверженность наказанию правонарушителя даже тогда, когда в результате никто не будет способствовать благополучию, кажется проблематичной.Итак, у каждого типа теории есть положительные и отрицательные стороны. Но как объединить эти, казалось бы, противоположные теории и создать лучшую? Возможен ли между ними компромисс? Пытаясь исследовать эту возможность, мы рассмотрим теорию Х.Л.А. Харт.

а. Теория Харта

По словам Харта, чтобы прояснить наши взгляды на предмет наказания,

Что необходимо, так это осознание того, что разные принципы… уместны в разных точках любой морально приемлемой версии наказания.Мы должны искать ответы на ряд различных вопросов, таких как: Что оправдывает общую практику наказания? Кому может быть применено наказание? (3)

Неспособность отделить эти вопросы друг от друга и учесть, что на них можно было бы ответить, апеллируя к разным принципам, помешало многим предыдущим теоретикам создать приемлемую версию наказания. Харт заявляет, что первый вопрос («Что оправдывает общую практику наказания?») Является вопросом «Обоснования общей цели», и на него следует ответить, сославшись на утилитарные соображения.Второй («К кому может быть применено наказание?») — это вопрос «Распространения», и на него следует ответить, сославшись на соображения возмездия. Итак, общепринятая практика должна быть оправдана ссылками на социальные последствия наказания, главным социальным последствием которых является снижение преступности, но нам не должно быть позволено наказывать всякий раз, когда применение наказания может снизить преступность. Другими словами, мы не можем применять наказание без разбора. Мы можем наказать только «правонарушителя за правонарушение» (9).За некоторыми исключениями, лицо, которому назначено наказание, должно быть совершило правонарушение, и наказание должно быть связано с этим правонарушением.

Теория Харта пытается избежать тупиковой ситуации, блокирующей построение приемлемой теории наказания. Утилитаристские соображения играют важную роль в его теории: практика наказания должна способствовать снижению преступности, в противном случае это неоправданно. Но соображения возмездия также играют важную роль: диапазон приемлемых практик, которые могут быть применены теми, кто заинтересован в сокращении преступности, должен ограничиваться принципом возмездия, допускающим наказание только правонарушителя за преступление.Теория Харта, по крайней мере, представляет собой правдоподобную попытку «компромисса» между теми, кто склонен к утилитаризму, и теми, кто склонен к возмездию.

Харт признает, что в определенных случаях принцип, согласно которому мы можем наказать правонарушителя только за преступление (называемый принципом «возмездия при распределении»), может быть отменен утилитарными соображениями. Когда утилитарный довод о наказании невиновного человека особенно убедителен, это может быть полезно для нас, но «мы должны делать это с чувством принесения в жертву важному принципу» (12). Многие люди согласятся с Хартом в том, что в крайних случаях может возникнуть необходимость наказать невиновного человека, и считается, что преимуществом его теории является то, что она отражает ощущение того, что в этих случаях игнорируется важный принцип.

г. Возражение и ответ

Однако этот процесс отмены не может работать в обратном направлении. Согласно теории Харта, для оправдания наказания необходимо продвигать какое-то социальное благо или уменьшать какое-то социальное зло.Из-за этого неоправданно наказывать человека, который кажется заслуживающим наказания, если не преследуется какая-то утилитарная цель. Представьте себе самого презренного персонажа, о котором вы только можете подумать, возможно, массового убийцу. Обоснованность наказания виновного в таких преступлениях зависит от социальных последствий наказания. Недостаточно того, что развратный персонаж пострадает за свой проступок. Итак, для Харта соображения пустыни не могут таким образом отвергать утилитарные соображения.Некоторые теоретики считают это следствие его теории неприемлемым. Дэн утверждает, что «было бы несправедливо наказать правонарушителя за меньшее правонарушение и в то же время не наказать другого правонарушителя за более серьезное правонарушение» (80). Если мы ведем себя в соответствии с теорией Харта, нам, возможно, иногда придется избегать наказания серьезных преступников, продолжая наказывать менее серьезных преступников по утилитарным причинам. Поскольку это было бы несправедливо, похоже, что теория Харта может иметь серьезные недостатки.

Чтобы оценить критику Тена, важно задать следующий вопрос: если бы мы избежали наказания более серьезного преступника, к кому мы поступили бы несправедливо? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны рассмотреть, есть ли у преступника, совершившего менее серьезное преступление, основания для подачи жалобы, если более серьезный преступник не понес наказания.Согласно оговорке, менее совершенный правонарушитель совершил преступление и не может, таким образом, требовать нарушения правосудия на этих основаниях. Зависит ли оправдание его наказания от наказания других? Возможно, нет: наказание меньшего правонарушителя оправдано независимо от того, кто еще наказан. Он может оплакивать свое невезение и желать, чтобы его наказание не способствовало достижению каких-либо утилитарных целей, чтобы он мог его избежать, но он не может справедливо обвинять общество в нарушении справедливости за неспособность наказать других, когда он действительно заслуживает наказания. что ему навязывают.Привлекательность аргумента Тена проистекает из того факта, что его вывод согласуется с нашей интуицией относительно идеи о том, что некоторые люди просто заслуживают страданий, несмотря ни на что. Возможно, нам следует пересмотреть эту интуицию и принять во внимание, что она может быть основана на стремлении отомстить, а не на заботе о справедливости.

4. Размер наказания

Широко распространено мнение о том, что в большинстве случаев размер наказания напрямую зависит от тяжести преступления. Однако утилитаристы и ретрибутивисты по-разному приходят к этому общему выводу.

а. Утилитаристы на сумму

Бентам, утилитарист, утверждает, что «чем больше вреда от преступления, тем больше затрат, которые могут стоить затраченных усилий в плане наказания» (181). И преступление, и наказание вызывают несчастье. Вспомните, что утилитаризм озабочен исключительно балансом счастья над несчастьем, порождаемым действием. Пытаясь определить размер наказания, которое должно быть разрешено за данное правонарушение, необходимо взвесить несчастье, которое могло бы быть вызвано преступлением, с несчастьем, вызванным различными наказаниями.Чем сильнее несчастье, вызванное данным преступлением, тем большее количество наказания может быть наложено за это преступление, чтобы уменьшить его частоту, прежде чем несчастье, вызванное наказанием, перевесит несчастье, вызванное преступлением (Ten, 143).

Итак, утилитаристы часто придерживаются правила, согласно которому размер наказания должен напрямую зависеть от серьезности преступления. Однако, похоже, есть случаи, когда они будут нарушать это правило.Критики утверждают, что утилитаристы иногда склонны к суровому наказанию за относительно небольшие проступки. Десять предлагает нам представить общество, в котором много мелких краж, а воров очень сложно поймать. Поскольку краж много, общее количество причиненных ими несчастий велико. Представьте, что один вор пойман, и власти решают, насколько сурово его наказать. Если бы эти власти были утилитаристами, они бы приговорили его к очень суровому приговору, возможно, к 10 годам, если бы это был единственный способ сдержать значительное количество мелких воров.Но, конечно, несправедливо приводить пример одного вора, которому не повезло или который был недостаточно квалифицирован, чтобы его поймали. Поскольку утилитаристы иногда склонны применять такие суровые наказания за относительно незначительные проступки, их подход должен быть неадекватным (143–144).

г. Ретрибутивистов на сумму

Ретрибутивисты утверждают, что более серьезные преступления должны наказываться более строго, поскольку преступники, совершающие более серьезные преступления, заслуживают более сурового наказания, чем те, кто совершает менее серьезные преступления.Учитывая наше предыдущее обсуждение ретрибутивизма, неудивительно, что концепция пустыни играет здесь центральную роль. Согласно многим классическим версиям возмездия, в том числе кантовской, заслуженное наказание определяется с помощью lex talionis. Старая пословица «Око за око, зуб за зуб» происходит от lex talionis, который «требует причинения вреда преступнику, идентичного тому, который он нанес своей жертве» (Shafer-Landau, 773 ). Те, кто утверждает, что убийцы должны быть казнены, часто ссылаются на этот принцип, но он редко применяется при попытке определить надлежащее наказание за другие преступления.Его непопулярность можно объяснить несколькими возражениями. Во-первых, его сложно применить ко многим правонарушениям, а к некоторым он кажется совершенно неприменимым. Как мы должны наказать фальшивомонетчика, угонщика или бездетного похитителя? Применение lex talionis к этим преступлениям, как минимум, проблематично. Во-вторых, есть много случаев, когда мы должны наказывать правонарушителей, выполняя действия, которые не должны выполняться никаким правительством (773). Конечно, насильников насиловать нельзя! По этим и другим причинам, за исключением случаев, когда речь идет о смертной казни, обращения к lex talionis в современной литературе редки.

Многие современные ретрибутивисты считают, что принцип соразмерности должен использоваться для определения размера наказания, которое должно быть назначено в конкретных случаях. Этот принцип гласит, что «размер наказания должен быть соразмерен моральной серьезности или моральной тяжести правонарушений…» (Ten, 154). Различные версии принципа соразмерности требуют разных способов установления того, насколько суровым должно быть наказание, чтобы соответствовать требованиям, установленным этим принципом.Должна ли быть прямая связь между суммой наказания и серьезностью правонарушения, или правонарушители должны понести ту же сумму, что и их жертва (жертвы), чтобы требования этого принципа были выполнены? Ретрибутивисты не полностью согласны с тем, как ответить на этот вопрос.

В то время как ретрибутивистам, кажется, легче обеспечить прямую взаимосвязь между размером наказания и серьезностью правонарушения, их позиция подвергается критике.Поскольку они полны решимости нанести заслуженное наказание, они должны делать это, даже если меньшее наказание приведет к таким же социальным последствиям. Ясно, что эта критика идет параллельно с возражением против возмездия, обсуждавшимся в разделе 2: если возмездие намерено нанести заслуженное наказание независимо от социальных последствий, то кажется, что он намерен причинить преступнику неоправданную боль. Конечно, некоторые сопротивляются мысли о том, что причинение страданий в таком случае было бы беспричинным, поэтому эти дебаты продолжаются. В любом случае предполагаемые недостатки как утилитарного, так и карательного подходов побудили теоретиков попытаться разработать подходы, сочетающие в себе элементы обоих. По причинам, аналогичным приведенным в поддержку вышеупомянутых теорий «компромисса», кажется, что эти подходы являются наиболее многообещающими.

5. Смертная казнь

Смертная казнь предполагает умышленное убийство предполагаемого или действительного преступника за преступление. На протяжении всей истории и в разных обществах преступников казнили за самые разные преступления, но большая часть литературы посвящена изучению вопроса о том, должны ли быть казнены осужденные за убийство, и это обсуждение будет аналогичным образом.

Комбинация утилитарных и карательных соображений обычно используется в попытке оправдать казнь убийц. Центральным элементом большинства аргументов в пользу смертной казни является возмездие: убийцы заслуживают смерти. Обычно это аргументируется кантианскими взглядами: умышленно убивая невиновного человека, убийца сделал себя заслуживающим смерти. Утилитаристские соображения также играют большую роль. Сторонники утверждают, что угроза смертной казни может отпугнуть потенциальных убийц.Поскольку самый большой страх многих людей — смерть, интуитивная правдоподобность этого утверждения очевидна. Кроме того, сторонники указывают на то, что смертная казнь является высшим ограничением дееспособности. Ясно, что если убийца мертв, он больше никогда не сможет никому причинить вред.

Противники смертной казни бросают вызов сторонникам по каждому из этих пунктов. Альбер Камю отрицает эквивалентность убийства и смертной казни:

Но что такое смертная казнь, как не самое умышленное из убийств, с которым не может сравниться ни одно преступное деяние, каким бы рассчитанным оно ни было? Если бы существовала реальная эквивалентность, смертная казнь должна была быть вынесена в отношении преступника, который предупредил свою жертву о том, что в тот самый момент он предаст ее ужасной смерти, и который с этого времени содержал ее в заключении. по своему усмотрению сроком на несколько месяцев.Таких монстров не встретишь в частной жизни (25).

Этот и другие подобные аргументы часто выдвигаются в попытке опровергнуть карательный аргумент. Кроме того, любая система уголовного правосудия, которая привлекает к ответственности осужденных преступников, рискует казнить некоторых лиц, которые не заслуживают казни: незаконно осужденных. Некоторые утверждают, что ошибочная система уголовного правосудия не должна предусматривать наказание, исключающее возможность исправления ошибок.Утилитарные аргументы также подверглись критике. Некоторые утверждают, что сторонники смертной казни переоценили ее сдерживающую ценность, и утверждали, что она может даже подстрекать некоторых людей к совершению убийства (Bedau, 198-200). Что касается недееспособности, утверждалось, что опасность, связанная с неспособностью казнить убийц, была так же преувеличена (196–198).

6. Заключение

Этим вопросам, касающимся наказания, уделяется большое внимание в профессиональной литературе, и многие философы продолжают их обсуждать и предлагать различные ответы на поставленные вопросы.Однако поднятые здесь вопросы не единственные. Их много, включая роль оправданий и смягчающих обстоятельств, использование безумия в качестве защиты, заключение преступников в тюрьму, а также культурный и исторический контекст наказания.

7. Ссылки и дополнительная литература

  • Беккария, Чезаре. О преступлениях и наказаниях . Пер. Дэвид Янг. Индианаполис: Hackett Publishing Company, 1986.
  • Бедау, Хьюго Адам. «Смертная казнь.В «Вопросы жизни и смерти: новые вводные очерки по моральной философии» . Эд. Том Риган. Нью-Йорк: Random House, 1986. 175–212.
  • Бедо, Хьюго Адам и Пол Касселл, ред. Обсуждение смертной казни: должна ли Америка иметь смертную казнь? Эксперты с обеих сторон сделали свое лучшее дело . Нью-Йорк: Oxford University Press, 2004.
  • .
  • Бентам, Джереми. Принципы морали и законодательства . Нью-Йорк: Hafner Publishing Company, 1948.
  • .
  • Камю, Альбер. Размышления о гильотине . Пер. Ричард Ховард. Мичиган-Сити, ИН: Публикации Фритьоф-Карла, 1959.
  • Дафф, Р.А. «Сообщения о наказаниях: последние разработки в области философии наказания». Преступность и правосудие 20 (1996): 1-97.
  • Дафф, Р.А., и Дэвид Гарланд, ред. Читатель о наказании . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1994.
  • .
  • Эзорский, Гертруда. «Этика наказания». В Философские взгляды на наказание .Эд. Гертруда Эзорски. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1972. xi-xxvii.
  • Фуко, Мишель. Дисциплина и наказание: рождение тюрьмы . Пер. Алан Шеридан. Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1977.
  • Hart, H.L.A. «Пролегомен к принципам наказания». В Наказание и ответственность: Очерки философии права . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1968. 1-27.
  • Кант, Иммануил. «Правосудие и наказание». Пер. В. Хасти.В Философские взгляды на наказание . Эд. Гертруда Эзорски. Олбани: State University of New York Press, 1972. 102-106.
  • Макклоски, Х.Дж. «Неутилитарный подход к наказанию». В Философские взгляды на наказание . Эд. Гертруда Эзорски. Олбани: State University of New York Press, 1972. 119–134.
  • Милл, Джон Стюарт. Утилитаризм . Индианаполис: Hackett Publishing Company, 1979. Shafer-Landau, Russ. «Несостоятельность ретрибутивизма.”В Философия права . Эд. Джоэл Файнберг и Жюль Коулман. Бельмонт, Калифорния: Wadsworth / Thompson Learning, 2000. 769-779.
  • Sprigge, T.L.S. «Утилитарный ответ доктору Макклоски». В Философские взгляды на наказание . Эд. Гертруда Эзорски. Олбани: State University of New York Press, 1972. 66-79.
  • Ten, C.L. Преступление, вина и наказание . Оксфорд: Clarendon Press, 1987.
  • .

Информация об авторе

Кевин Муртаг
Электронная почта: KevinJMurtagh @ aol. com
Колледж уголовного правосудия Джона Джея
США

2- Обоснование наказания в обществе

Этот модуль — ресурс для преподавателей.

Чем оправдано наказание? Каковы основные доводы? В этой части модуля рассматриваются основные цели уголовного наказания. Здесь кратко рассматриваются пять основных основополагающих оправданий уголовного наказания: возмездие; недееспособность; сдерживание; реабилитация и ремонт.

Возмездие

Возмездие, вероятно, является самым старым оправданием наказания, и его можно найти в теориях, предложенных Кантом и Гегелем (Brooks, 2001). Тот факт, что человек совершил противоправное деяние, оправдывает наказание, и наказание должно быть пропорционально совершенному проступку. Его основная предпосылка была резюмирована философом Куртом Байером следующим образом:

  • Все осужденных за правонарушение или преступление заслуживают наказания;
  • только осужденных за правонарушение или преступление заслуживают наказания;
  • строгость наказания должна не менее , чем тяжесть преступления;
  • строгость наказания должна не больше , чем тяжесть преступления (Байер, 1977, с.37, курсив в оригинале).

Теоретики возмездия утверждают, что люди — разумные существа, способные принимать обоснованные решения, и поэтому нарушение правил является рациональным, сознательным решением. Они предлагают «тариф, основанный на правонарушении», то есть «набор наказаний разной степени тяжести, которые соответствуют преступлениям разной степени тяжести: незначительные наказания за мелкие преступления, более суровые наказания за более серьезные преступления» (Cavadino and Dignan, 2007 , стр.44). Хотя идея возмездия как оправдания уголовного наказания часто пользуется интуитивной поддержкой, она подвергалась различной критике. Некоторые критики, например, подняли вопросы о трудностях упорядочивания или ранжирования правонарушений. Можно ли разработать удовлетворительную шкалу наказаний за все преступления? Другие ставят под сомнение степень, в которой преступления совершаются рациональными агентами, и утверждают, что возмездие необоснованно рационализирует преступность. Также высказывалось предположение, что наказание людей за их неправильные действия не затрагивает первопричины и социальные условия, которые в первую очередь привели к преступности, и что наказание должно включать в себя более реабилитационный подход (Hudson, 2003; Zedner, 2004). ).

Недееспособность

Теория недееспособности предполагает, что государство обязано защищать общественность от будущих несправедливостей или вреда, и что такая защита может быть предоставлена ​​посредством лишения свободы или недееспособности в той или иной форме. Он предотвращает преступление в будущем, отключая или ограничивая свободу правонарушителя, его передвижения или способность совершить дальнейшее нарушение. Самая крайняя форма лишения дееспособности — смертная казнь, но есть несколько других форм, включая тюремное заключение, комендантский час, домашний арест, электронный контроль и лишение права вождения пьяных водителей.Однако вынесение приговора о недееспособности подвергалось серьезной критике как по моральным, так и по эмпирическим соображениям (см., Например: Zedner, 2004; Binder and Notterman, 2017). Одна из основных проблем заключается в том, что приговоры о лишении дееспособности эффективно наказывают людей за преступления, которые еще не совершены. Неотъемлемый риск потери дееспособности состоит в том, что некоторые лица, совершившие преступление и, таким образом, лишенные дееспособности или заключенные в тюрьму, не совершили бы (повторно) правонарушение. Более того, как предполагает Бартон (2005, стр. 464), «даже если методы предсказания были точными, естественно, возникают моральные и этические вопросы о заключении людей в тюрьму за то, что они может делать , а не то, что они на самом деле сделали »(курсив в оригинале). Тем не менее, это оправдание наказания оказалось очень популярным среди политиков и средств массовой информации и, несомненно, сыграло роль в значительном увеличении численности заключенных во многих юрисдикциях.

Сдерживание

Теории сдерживания основаны на философии утилитаризма Джереми Бентама, выраженной в максиме «величайшее счастье наибольшего числа людей» (см., Например: Shackleton, 1972; Baujard, 2009). Подобно выведению из строя, сдерживание оправдывает наказание в зависимости от того, чего оно достигнет в будущем.Теоретики утверждают, что боль от наказания и издержки, связанные с причинением этой боли правонарушителю, перевешиваются получаемыми в результате социальными выгодами. Было проведено различие между двумя типами сдерживания: индивидуальный (или особый) и общий сдерживание. Под индивидуальным сдерживанием понимается цель наложения наказания с целью удержать лиц, которые уже совершили правонарушение, от повторного совершения преступления. Общее сдерживание оправдывает применение наказания для сдерживания других потенциальных преступников.Логика этой теории состоит в том, что если применение уголовного наказания удерживает людей от совершения преступлений, тогда широкая общественность может наслаждаться большим чувством защищенности и защищенности (Hudson, 2003).

Сдерживание часто критиковали за то, что оно неэффективно или морально неприемлемо. Данные исследования, как правило, не позволяют сделать вывод о том, удерживает ли наказание потенциальных преступников от совершения преступлений в будущем. Кроме того, сдерживание позволяет применять наказания, несоразмерные нанесенному вреду, наказывать невиновных и наказывать за преступления, которые еще не были совершены (Hudson, 2003; см. Также von Hirsch et al., 1999).

Реабилитация

Центральная предпосылка реабилитации заключается в том, что наказание может предотвратить преступление в будущем, изменив поведение отдельного правонарушителя. Реабилитация может включать образовательные и профессиональные программы, консультации, программы вмешательства или обучение навыкам. Поведенческая предпосылка этой теории наказания состоит в том, что преступное поведение не является рациональным выбором, а определяется социальным давлением, психологическими трудностями или ситуативными проблемами различного рода (Ashworth, 2007).

Хотя идеал реформы когда-то доминировал в уголовном дискурсе, он был дискредитирован в начале 1970-х годов, отчасти из-за результатов исследований, которые показали, что уголовные меры, направленные на исправление правонарушителей, были не более эффективными, чем карательные меры в предотвращении рецидивизма (Martinson, 1974; Cullen and Жендро, 2001). Более того, реабилитационные подходы подвергались критике за чрезмерно детерминистский взгляд на поведение, в котором слишком много внимания уделяется социальным и культурным условиям и слишком мало — способности людей принимать решения и делать выбор.Это также противоречит идее права не подвергаться непропорциональному наказанию и не накладывает ограничений на степень лечения или вмешательства. Тем не менее, реформа остается ключевым доводом во многих пенитенциарных системах, оправдывая наказание, направленное на устранение и снижение риска и потребностей отдельных правонарушителей (см. Zedner, 2004).

Возмещение

В то время как возмещение ущерба в уголовном правосудии на международном уровне можно проследить до конца 1800-х годов (UNODCCP, 1999), концепция возмещения ущерба в последние годы стала предметом повышенного внимания.Оправдание возмещения ущерба в уголовном правосудии основывается на идее, что преступления следует исправлять, требуя от правонарушителей возмещения ущерба жертвам для исправления того зла, которое они сделали. Таким образом, реституция и компенсация потерпевшим, их семьям или общинам должны быть ключевой задачей уголовного правосудия.

Согласно В Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (Резолюция 40/34 ГА) реституция должна включать «возврат имущества или выплату за причиненный вред или убытки, возмещение расходов, понесенных в результате виктимизации, оказание услуг и восстановление в правах »(1985 г. , статья 8).Кроме того, государства должны стремиться предоставить финансовую компенсацию жертвам, когда правонарушитель не в состоянии компенсировать потерпевшему причиненный вред (1985, статья 12). Сторонники утверждают, что реституция может быть осуществлена ​​на разных этапах процесса уголовного правосудия, как часть приговора или как санкция сама по себе. Это не только компенсирует часть ущерба, нанесенного жертвам, но и обеспечивает «социально конструктивный способ привлечения к ответственности правонарушителя, предлагая при этом максимально возможные возможности для реабилитации» (UNODCCP, 1999, стр.47).

В последние годы большое внимание уделялось разработке мер восстановительного правосудия, которые объединяют ключевые заинтересованные стороны в правонарушении (государство, правонарушитель и потерпевший) для принятия решения о надлежащей реакции на правонарушение и восстановительных целей, таких как возмещение жертве и сообществу (Ashworth, 2007). Если нет индивидуальной или идентифицируемой жертвы (или если жертва не желает участвовать), компенсация может быть выплачена сообществу в целом посредством санкций за общественные работы или уплаты штрафа в государственные фонды.Меры восстановительного правосудия значительно различаются в зависимости от юрисдикции и могут включать: посредничество между потерпевшим и правонарушителем; семейные групповые конференции; кружки исцеления, миротворчества или вынесения приговоров; общественные панели; и исправительные тюрьмы (см. Dünkel et al., 2015; Dignan, 2005; Crawford and Newburn, 2003; Edgar and Newell, 2006; Johnston, 2014; см. также UNODC, 2006b).

Критики репаративных подходов, однако, утверждают, что вместо того, чтобы расширять возможности заинтересованных сторон, такие инициативы могут фактически подорвать права потерпевших и правонарушителей.Обвиняемые могут страдать от отсутствия процессуальных гарантий, несоблюдения надлежащей правовой процедуры и отсутствия доступа к юридической консультации. Жертвы могут чувствовать себя обремененными ответственностью за будущее своего обидчика и могут чувствовать давление, требуя прощения. Однако сторонники восстановительного правосудия и принципа возмещения ущерба часто утверждают, что такая критика «порождена чрезмерным пессимизмом или нежеланием мыслить за рамками условностей парадигмы наказания» (Zedner, 2004, p. 106). Для получения дополнительной информации о восстановительном правосудии см. Модуль 8.

Таким образом, существует пять основных доводов или оправданий для применения уголовного наказания, и все они имеют своих сторонников и критиков в современном обществе. Важно отметить, что цели систем уголовного правосудия, описанные выше, не статичны, но могут развиваться, меняться и даже сливаться с течением времени, часто из-за современных культурных ценностей и политических приоритетов (см. Garland, 1990). В то время как ведется много споров относительно относительного значения, которое следует придавать различным целям при отправлении уголовного правосудия, все чаще признается, что карательные наказания должны быть сбалансированы с другими соображениями, которые будут способствовать реабилитации правонарушителя, восстановлению жертва и защита общества в долгосрочной перспективе.

Различные основания для уголовного наказания могут быть достигнуты с помощью мер, не связанных с лишением свободы. Соответственно, международное сообщество признало, что для эффективных ответных мер системы уголовного правосудия необходимо, чтобы органы, выносящие приговоры, имели в своем распоряжении широкий спектр наказаний. В Комментарий к Токийским правилам утверждает, что органы, выносящие приговор, «должны руководствоваться принципом, согласно которому тюремное заключение должно быть крайней мерой» и что «следует приложить все усилия для применения мер, не связанных с тюремным заключением» (1993, p.17). Признавая различные цели отправления уголовного правосудия, Токийские правила подчеркивают, что государства должны «обеспечивать надлежащий баланс между правами отдельных правонарушителей, правами потерпевших и заботой общества об общественной безопасности и предупреждении преступности» (1990, Правило 1. 4). В то же время Правила призывают государства-члены «разработать меры, не связанные с тюремным заключением, в рамках своих правовых систем», чтобы сократить использование тюремного заключения и «рационализировать политику уголовного правосудия с учетом соблюдения прав человека, требований законодательства». социальная справедливость и реабилитация правонарушителя »(1990 г., Правило 1.5). Согласно комментарию к Токийским правилам, меры, не связанные с тюремным заключением, имеют «значительную потенциальную ценность для правонарушителей, а также для общества» и могут быть подходящей санкцией за целый ряд правонарушений и многие типы правонарушителей (1993 г., стр. стр.5).

В следующих разделах этого Модуля будет рассмотрено использование и применение широкого спектра санкций, не связанных с лишением свободы, которые доступны соответствующим органам на разных этапах процесса уголовного правосудия.

Следующий: Тема третья — Альтернативы до суда
К началу

Восстановить или наказать?

Сейчас не самое подходящее время для заключенного в Соединенных Штатах.

Тюремное заключение, конечно, не для развлечения. Но сочетание строгих правил вынесения приговоров, дефицита бюджета и карательной философии исправительных учреждений сделало сегодняшние тюрьмы гораздо более неприятными — и с гораздо меньшей вероятностью реабилитировать своих обитателей — чем в прошлом, говорят многие исследователи.

Какова роль психологов? Прежде всего, они предоставляют услуги по охране психического здоровья заключенным, у которых уровень психических заболеваний как минимум в три раза превышает средний показатель по стране.

В более широком смысле, они вносят все больше научных доказательств в политические и философские дискуссии о целях заключения, говорит Крейг Хейни, доктор философии, психолог из Калифорнийского университета в Санта-Круз.

«Психология как дисциплина теперь содержит огромное количество информации о происхождении преступного поведения», — говорит Хейни. «Я думаю, что для психологов важно использовать эту информацию в дебатах о том, какой политике борьбы с преступностью мы, как общество, должны следовать.«

Карательная очередь

До середины 1970-х годов реабилитация была ключевой частью тюремной политики США. Заключенным рекомендуется развивать профессиональные навыки и решать психологические проблемы, такие как злоупотребление психоактивными веществами или агрессия, которые могут помешать их реинтеграции в общество. Действительно, многие заключенные были приговорены к судебным приговорам, предписывающим лечение таких проблем.

С тех пор, однако, реабилитация отошла на второй план и уступила место подходу «жесткой борьбы с преступностью», в котором наказание является основной функцией тюрьмы, говорит Хейни.Такой подход привел к резкому росту числа заключенных, в лучшем случае оказав незначительное влияние на уровень преступности.

В результате в Соединенных Штатах в настоящее время содержится более 2 миллионов человек в тюрьмах или тюрьмах, что эквивалентно одному из каждых 142 жителей США, а еще от четырех до пяти миллионов человек находятся на испытательном сроке или условно-досрочном освобождении. Более высокий процент населения вовлечен в систему уголовного правосудия в Соединенных Штатах, чем в любой другой развитой стране.

Многие заключенные страдают серьезными психическими заболеваниями.Начиная с конца 1950-х и 1960-х годов, новые психотропные препараты и движение за здоровье населения резко сократили количество людей в государственных психиатрических больницах. Но в 1980-х годах многие психически больные, которые покинули психиатрические учреждения в предыдущие два десятилетия, начали попадать в систему уголовного правосудия.

По оценкам Министерства юстиции США, сегодня от 15 до 20 процентов заключенных страдают психическими заболеваниями.

«Тюрьмы действительно во многих отношениях стали де-факто психиатрическими больницами», — говорит бывший тюремный психолог Томас Фэган, доктор философии.«Но тюрьмы не были построены для содержания психически больных людей; они были построены для того, чтобы иметь дело с преступниками, отбывающими наказание».

Психически больной

Тяжелое положение душевнобольных в тюрьмах практически игнорировалось в течение многих лет, но за последнее десятилетие многие тюремные системы осознали — иногда по настоянию судов, — что оказание психиатрической помощи является необходимостью, а не роскошью, говорит Фэган.

Во многих пенитенциарных системах психологи являются поставщиками первичной психиатрической помощи, а психиатры нанимаются на неполную ставку.Психологи предоставляют услуги, начиная от обследования новых заключенных на предмет психических заболеваний и заканчивая групповой терапией и кризисным консультированием.

Они также предоставляют реабилитационные услуги, которые полезны даже для заключенных, не страдающих серьезными психическими заболеваниями, — говорит Фэган. Например, психолог может разработать специальные программы для лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами, или помочь заключенным подготовиться к возвращению в общество.

Но они часто не могут реализовать такие программы, не отставая от своей обычной тюремной нагрузки.«Мы настолько сосредоточены на базовых услугах по охране психического здоровья, что у нас недостаточно времени или внимания, чтобы посвятить реабилитационные услуги», — говорит Роберт Морган, доктор философии, психолог Техасского технологического университета, который работал в федеральных тюрьмах и тюрьмах штатов и изучает лечение. методы для сокамерников.

Отчасти проблема заключается в ограниченных ресурсах, говорит Морган: в большинстве тюрем просто не хватает специалистов в области психического здоровья. Хейни соглашается: «У многих психологов в системе уголовного правосудия огромное количество дел; они изо всех сил стараются не быть захваченными волной.«

Еще одно ограничение — это фундаментальное философское различие между психологией, которая в душе является реабилитацией, и коррекцией, которая в настоящее время ориентирована на наказание.

«Сейчас такое внимание уделяется наказанию — большинство систем уголовного правосудия или исправительных учреждений по своей природе являются карательными — что сложно разработать эффективные реабилитационные программы», — говорит Морган.

Соответствующие исследования

Чтобы сместить акцент с наказания на реабилитацию, психологи проводят исследования причин преступности и психологических последствий лишения свободы.

В 1970-х годах, когда в пенитенциарной системе США происходили серьезные изменения, у психологов было мало достоверных данных.

Но за последние 25 лет, говорит Хейни, они создали огромное количество литературы, документирующей важность жестокого обращения с детьми, бедности, раннего воздействия токсикомании и других факторов риска криминального поведения. Полученные данные свидетельствуют о том, что индивидуально ориентированные подходы к предупреждению преступности необходимо дополнять подходами на уровне общин.

Исследователи также обнаружили, что пессимистическое отношение к реабилитации «ничего не работает», которое помогло оправдать карательную политику в тюрьмах 1970-х годов, было преувеличено. По словам Хейни, при правильном внедрении рабочие программы, образование и психотерапия могут облегчить переход заключенных в свободный мир.

Наконец, исследователи продемонстрировали способность тюремной среды формировать поведение, часто в ущерб как заключенным, так и тюремным работникам.

«Стэнфордский тюремный эксперимент», в создании которого Хейни в 1973 году участвовал психолог Стэнфордского университета и бывший президент АПА Филип Зимбардо, доктор философии, является одним из примеров.

Добавить комментарий