Как пережить смерть взрослой дочери: как пережить смерть дочери — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Содержание

как пережить смерть дочери — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Что такое добрая воля к смерти? Как объяснить загадку клинической смерти? Почему умершие приходят к живым? Можно ли дать и получить разрешение умереть?

Мы публикуем фрагменты выступления на семинаре, который провел в Москве Андрей Гнездилов, врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, почетный доктор Эссекского университета (Великобритания), основатель первого в России хосписа, изобретатель новых методов арт-терапии и автор многочисленных книг.

В быту, когда мы разговариваем с кем-то из знакомых, и он говорит: «Ты знаешь, вот такой-то умер», обычная реакция на это вопрос: как умер? Очень важно, как умирает человек. Смерть важна для самоощущения человека. Она имеет не только негативный характер.

Если философски смотреть на жизнь, мы знаем, что нет жизни без смерти, понятие жизни может быть оценено только с позиции смерти.

Мне как-то пришлось общаться с художниками и скульпторами, и я спросил их: «Вы изображаете различные стороны жизни человека, можете изобразить любовь, дружбу, красоту, а как бы вы изобразили смерть?» И никто не дал сразу внятного ответа.

Один скульптор, который увековечил блокаду Ленинграда, обещал подумать. И незадолго до смерти он мне ответил так: «Я бы изобразил смерть в образе Христа». Я спросил: «Христос распятый?» — «Нет, вознесение Христа».

Один немецкий скульптор изобразил летящего ангела, тень от крыльев которого и была смерть. Когда человек попадал в эту тень, он попадал во власть смерти. Другой скульптор изобразил смерть в образе двух мальчиков: один мальчик сидит на камне, положив голову на колени, он весь устремлен вниз.

В руках второго мальчика, свирель, голова его запрокинута, он весь устремлен вслед за мотивом. И объяснение этой скульптуры было таким: невозможно изобразить смерть без сопутствующей жизни, и жизни без смерти.

Смерть — естественный процесс. Многие писатели пытались изобразить жизнь бессмертной, но это было ужасное, страшное бессмертие. Что такое бесконечная жизнь — бесконечное повторение земного опыта, остановка развития или бесконечное старение? Трудно даже представить то мучительное состояние человека, который бессмертен.

Смерть — это награда, передышка, она ненормальна только тогда, когда наступает внезапно, когда человек еще на подъеме, полон сил. А пожилые люди хотят смерти. Некоторые старушки просят: «Вот, зажилась, пора бы и умереть». И образцы смерти, о которых мы читаем в литературе, когда смерть постигала крестьян, носили нормативный характер.

Когда деревенский житель чувствовал, что он уже не может работать, как прежде, что он становится обузой для семьи, он шел в баню, надевал чистую одежду, ложился под образа, прощался с соседями и родными и спокойно умирал. Его смерть наступала без тех выраженных страданий, возникающих, когда человек борется со смертью.

Крестьяне знали, что жизнь — это не цветок-одуванчик, который вырос, распустился и рассеялся под дуновением ветра. Жизнь имеет глубокий смысл.

Этот пример смерти крестьян, умирающих, дав себе разрешение на смерть — не особенность тех людей, подобные примеры мы можем встретить и сегодня. Как-то к нам поступил онкологический больной. Бывший военный, он держался молодцом и шутил: «Я прошел три войны, дергал смерть за усы, а теперь вот наступило ее время подергать меня».

Мы, конечно, его поддерживали, но вдруг однажды он не смог подняться с постели, и воспринял это совершенно однозначно: «Все, я умираю, я уже не могу встать». Мы говорили ему: «Не волнуйтесь, это метастаз, люди с метастазами в позвоночнике живут долго, мы будем ухаживать за вами, вы привыкнете». — «Нет, нет, это смерть, я знаю».

И, представьте себе, через несколько дней он умирает, не имея к этому никаких физиологических предпосылок. Он умирает потому, что он решил умереть. Значит, эта добрая воля к смерти или какая-то проекция смерти совершается в реальности.

Нужно предоставить жизни естественную кончину, ведь смерть запрограммирована еще в момент зачатия человека. Своеобразный опыт смерти приобретается человеком в родах, в момент рождения. Когда занимаешься этой проблемой, видно, как разумно построена жизнь. Как человек рождается, так он умирает, легко рождается — легко умирает, тяжело рождается — тяжело умирает.

И день смерти человека также не случаен, как и день рождения. Статисты первые поднимают эту проблему, открыв частое совпадение у людей даты смерти и даты рождения. Или, когда мы вспоминаем какие-то значимые годовщины смерти наших родных, вдруг оказывается, что бабушка умерла — родился внучок. Вот эта передача в поколения и неслучайность дня смерти и дня рождения — бросается в глаза.

Клиническая смерть или другая жизнь?

Ни один мудрец до сих пор не понял, что такое смерть, что происходит во время смерти. Оставлен практически без внимания такой этап как клиническая смерть. Человек впадает в коматозное состояние, у него останавливается дыхание, сердце, но неожиданно для себя и для других он возвращается к жизни и рассказывает удивительные истории.

Недавно умерла Наталья Петровна Бехтерева. В свое время мы часто спорили, я рассказывал случаи клинической смерти, которые были в моей практике, а она говорила, что это все ерунда, что просто в мозге происходят изменения и так далее. И однажды я привел ей пример, который она потом стала сама использовать и рассказывать.

Я работал 10 лет в Онкологическом институте в качестве психотерапевта, и как-то раз меня позвали к молодой женщине. Во время операции у нее остановилось сердце, его долго не могли завести, а когда она очнулась, меня попросили посмотреть, не изменилась ли ее психика из-за долгого кислородного голодания мозга.

Я пришел в реанимационную палату, она только-только приходила в себя. Я спросил: «Вы можете со мной поговорить?», — «Да, только я хотела бы извиниться перед вами, я причинила вам столько хлопот», — «Какие хлопоты?», — «Ну, как же. У меня же остановилось сердце, я пережила такой стресс, и я видела, что для врачей это было тоже большим стрессом».

Я удивился: «Как вы могли это видеть, если вы были в состоянии глубокого наркотического сна, а потом у вас остановилось сердце?», — «Доктор, я бы вам рассказала гораздо больше, если вы пообещаете не отправлять меня в психиатрическую больницу».

И она рассказала следующее: когда она погрузилась в наркотический сон, то вдруг почувствовала, что как будто мягкий удар в стопы заставил что-то внутри нее повернуться, как выворачивается винт. У нее было такое ощущение, что душа вывернулась наружу, и вышла в какое-то туманное пространство.

Приглядевшись, она увидела группу врачей, склонившихся над телом. Она подумала: какое знакомое лицо у этой женщины! И потом вдруг вспомнила, что это она сама. Вдруг раздался голос: «Немедленно прекращайте операцию, сердце остановилось, нужно заводить его».

Она подумала, что умерла и с ужасом вспомнила, что не попрощалась ни с матерью, ни с пятилетней дочерью. Тревога за них буквально толкнула ее в спину, она вылетела из операционной и в одно мгновение очутилась у себя в квартире.

Она увидела довольно мирную сцену — девочка играла в куклы, бабушка, ее мать, что-то шила. Раздался стук в дверь, и вошла соседка, Лидия Степановна. В руках у нее было маленькое платье в горошек. «Машенька, — сказала соседка, — ты все время пыталась быть похожей на маму, вот я сшила для тебя такое же платье, как у мамы».

Девочка с радостью бросилась к соседке, по дороге задела скатерть, упала старинная чашка, а чайная ложка попала под ковер. Шум, девочка плачет, бабушка восклицает: «Маша, как ты неловка», Лидия Степановна говорит, что посуда бьется к счастью — обычная ситуация.

И мама девочки, забыв о себе, подошла к дочке, погладила ее по головке и сказала: «Машенька, это не самое страшное горе в жизни». Машенька посмотрела на маму, но, не увидев ее, отвернулась. И вдруг, эта женщина поняла, что когда она прикасалась к головке девочки, она не почувствовала этого прикосновения. Тогда она бросилась к зеркалу, и в зеркале не увидела себя.

В ужасе она вспомнила, что должна быть в больнице, что у нее остановилось сердце. Она бросилась прочь из дома и очутилась в операционной. И тут же услышала голос: «Сердце завелось, делаем операцию, но скорее, потому что может быть повторная остановка сердца».

Выслушав эту женщину, я сказал: «А вы не хотите, чтобы я приехал к вам домой и сказал родным, что все в порядке, они могут повидаться с вами?» Она с радостью согласилась.

Я поехал по данному мне адресу, дверь открыла бабушка, я передал, как прошла операция, а затем спросил: «Скажите, а в пол-одиннадцатого не приходила ли к вам соседка Лидия Степановна?», — «Приходила, а вы что, с ней знакомы?», — «А не приносила ли она платье в горошек?», — «Вы что волшебник, доктор?»

Я продолжаю расспрашивать, и все до деталей сошлось, кроме одного — ложку не нашли. Тогда я говорю: «А вы смотрели под ковром?» Они поднимают ковер, и там лежит ложка.

Этот рассказ очень подействовал на Бехтереву. А затем она сама пережила подобный случай. В один день она потеряла и пасынка, и мужа, оба покончили жизнь самоубийством. Для нее это было жутким стрессом. И вот однажды, войдя в комнату, она увидела мужа, и он обратился к ней с какими-то словами.

Она, прекрасный психиатр, решила, что это галлюцинации, вернулась в другую комнату и попросила свою родственницу посмотреть, что в той комнате. Та подошла, заглянула и отшатнулась: «Да там же ваш муж!» Тогда она сделала то, о чем просил ее муж, убедившись, что подобные случаи не выдумка.

Она говорила мне: «Никто лучше меня не знает мозга (Бехтерева была директором Института мозга человека в Петербурге). И у меня ощущение, что я стою перед какой-то громадной стеной, за которой слышу голоса, и знаю, что там чудесный и огромный мир, но я не могу передать окружающим то, что я вижу и слышу. Потому что для того, чтобы это было научно обоснованно, каждый должен повторить мой опыт».

Как-то я сидел около умирающей больной. Я поставил музыкальную шкатулку, которая играла трогательную мелодию, затем спросил: «Выключить, вам мешает?», — «Нет, пусть играет». Вдруг у нее остановилось дыхание, родственники бросились: «Сделайте что-нибудь, она не дышит».

Я сгоряча сделал ей укол адреналина, и она снова пришла в себя, обернулась ко мне: «Андрей Владимирович, что это было?» — «Вы знаете, это была клиническая смерть». Она улыбнулась и говорит: «Нет, жизнь!»

Что это за состояние, в которое переходит мозг при клинической смерти? Ведь смерть есть смерть. Мы фиксируем смерть тогда, когда мы видим, что остановилось дыхание, остановилось сердце, мозг не работает, он не может воспринимать информацию и, тем более, посылать ее наружу.

Значит, мозг только передатчик, а есть нечто в человеке более глубокое, более сильное? И тут мы сталкиваемся с понятием души. Ведь это понятие почти вытеснено понятием психики. Психика — есть, а души нет.

Как бы вы хотели умереть?

Мы спрашивали и здоровых, и больных: «Как бы вы хотели умереть?». И люди с определенными характерологическими качествами по-своему строили модель смерти.

Люди с шизоидным типом характера, типа Дон Кихот, довольно странно характеризовали свое желание: «Мы бы хотели умереть так, чтобы никто из окружающих не видел моего тела».

Эпилептоиды — считали немыслимым для себя спокойно лежать и ждать, когда придет смерть, они должны были иметь возможность каким-то образом участвовать в этом процессе.

Циклоиды — люди типа Санчо Панса, хотели бы умереть в окружении родных. Психастеники — люди тревожно-мнительные, беспокоились, как они будут выглядеть, когда умрут. Истероиды хотели умереть на восходе или на закате солнца, на берегу моря, в горах.

Я сравнивал эти желания, но мне запомнились слова одного монаха, который сказал так: «Мне безразлично, что будет меня окружать, какая будет обстановка вокруг меня. Мне важно, чтобы я умер во время молитвы, благодаря Бога за то, что Он послал мне жизнь, и я увидел силу и красоту Его творения».

Гераклит Эфесский говорил: «Человек в смертную ночь свет зажигает себе сам; и не мертв он, потушив очи, но жив; но соприкасается он с мертвым — дремля, бодрствуя — соприкасается с дремлющим», — фраза, над которой можно ломать голову чуть ли не всю жизнь.

Находясь в контакте с больным, я мог договориться с ним, чтобы, когда он умрет, он попытался дать мне знать, есть ли что-то за гробом или нет. И я получал такой ответ, не один раз.

Как-то я договорился так с одной женщиной, она умерла, и я скоро забыл о нашем договоре. И вот однажды, когда я был на даче, я вдруг проснулся от того, что в комнате зажегся свет. Я подумал, что забыл выключить свет, но тут увидел, что на койке напротив меня сидит та самая женщина. Я обрадовался, начал с ней разговаривать, и вдруг я вспомнил — она же умерла!

Я подумал, что мне все это снится, отвернулся и попытался заснуть, чтобы проснуться. Прошло какое-то время, я поднял голову. Свет снова горел, я с ужасом оглянулся — она по-прежнему сидит на койке и смотрит на меня. Я хочу что-то сказать, не могу — ужас. Я осознал, что передо мной мертвый человек. И вдруг она, печально улыбнувшись, сказала: «Но ведь это не сон».

Почему я привожу подобные примеры? Потому что неясность того, что нас ожидает, заставляет нас возвращаться к старому принципу: «Не навреди». То есть «не торопи смерть» — это мощнейший довод против эвтаназии. Насколько мы имеем право вмешиваться в состояние, которое переживает больной? Как мы можем ускорять его смерть, когда он, возможно, в этот момент переживает ярчайшую жизнь?

Качество жизни и разрешение на смерть

Важно не количество дней, которое мы прожили, а качество. А что дает качество жизни? Качество жизни дает возможность быть без боли, возможность контролировать свое сознание, возможность быть в окружении родственников, семьи.

Почему так важно общение с родственниками? Потому что дети часто повторяют сюжет жизни своих родителей или родственников. Иногда в деталях, это удивительно. И это повторение жизни часто является и повторением смерти.

Очень важно благословение родных, родительское благословение умирающего детям, оно даже потом может спасти их, уберечь от чего-то. Опять-таки, возвращаясь к культурному наследию сказок.

Помните сюжет: умирает старик-отец, у него трое сыновей. Он просит: «После моей смерти три дня ходите на мою могилу». Старшие братья или не хотят идти, или боятся, только младший, дурак, ходит на могилу, и в конце третьего дня отец открывает ему какую-то тайну.

Когда человек уходит из жизни, он иногда думает: «Ну, пусть я умираю, пусть я заболел, но мои родные пусть будут здоровы, пусть болезнь оборвется на мне, я заплачу по счетам за всю семью». И вот, поставив цель, неважно рационально или аффективно, человек получает осмысленный уход из жизни.

Хоспис — это дом, в котором предлагается качественная жизнь. Не легкая смерть, а качественная жизнь. Это место, где человек может завершить свою жизнь осмысленно и глубоко, в сопровождении родственников.

Когда человек уходит, из него не просто выходит воздух, как из резинового шара, ему нужно сделать скачок, ему нужны силы для того, чтобы шагнуть в неизвестность. Человек должен разрешить себе этот шаг. И первое разрешение он получает от родственников, затем — от медицинского персонала, от волонтеров, от священника и от самого себя. И это разрешение на смерть от самого себя — самое сложное.

Вы знаете, что Христос перед страданиями и молитвой в Гефсиманском саду просил своих учеников: «Побудьте со мной, не спите». Три раза ученики обещали Ему бодрствовать, но засыпали, не оказав поддержку. Так вот хоспис в духовном смысле является таким местом, где человек может попросить: «Побудьте со мной».

И если такая величайшая личность — Воплощенный Бог — нуждался в помощи человека, если Он говорил: «Я уже не называю вас рабами. Я назвал вас друзьями», обращаясь к людям, то последовать этому примеру и насытить духовным содержанием последние дни больного — очень важно.

Подготовила текст: Мария Строганова

Пережить смерть дочери… | Мама удалённо

Долго собиралась с мыслями… Нашей красивой, активной, всегда улыбавшейся девочки больше нет… Она мечтала стать дизайнером и архитектором, замечательно рисовала и совершенно не желала учить английский язык…

Горы и озеро, гуашь

Горы и озеро, гуашь

Молниеносный сепсис после четвёртой, последней в протоколе лечения химии. Лейкоцитов в крови не было СОВСЕМ. И бактерия оказалась редкой, грамотрицательной… Когда пришёл результат бакпосева и врачи сменили антибиотики — было слишком поздно. Давление 90/40 неуклонно падало. А сердце билось в бешеном ритме больше 160. Температуру сбить ниже 38 удавалось лишь не на долго.

В понедельник, сразу после дня сурка, нашу девочку перевели в реанимацию. Она «сгорела» за сутки. Рано утром во вторник стало ясно, что состояние ухудшается. Около семи утра её перевели на искусственную вентиляцию лёгких. Спустя четыре часа её сердце остановилось в первый раз. Сколькоо потом было остановок — я не знаю. Я ходила по коридору отделения реанимации, молилась и старалась не смотреть сквозь стеклянную стену палаты на мониторы… От меня уже ничего не зависело. Реанимационная бригада почти не выходила от неё. Но Небесная канцелярия распорядилась не так, как все мы надеялись.

После полудня её сердце остановилось окончательно. Никто в отделении не мог поверить, что нашей Лауры больше нет. Также как родственники и друзья, знавшие её при жизни… Я сама впала в ступор и даже не смогла заплакать. В остывающем, истерзанном теле больше не было моей девочки…

По невероятному, жестокому стечению обстоятельств её не стало в день совершеннолетия сына. Он сказал, что больше не сможет праздновать свой день рождения…

Прошло уже 10 дней, а боль только усиливается. Теперь я плачу, понимая сколько всего могло быть в её жизни и как несправедлив отпущенный ей судьбой срок в 11 лет…

Если бы не прививки, на которые я сама отвела её. Если бы не отвратительная система больничного питания. Если бы не спешка в реализации протокола лечения… Если бы не…

Селфи из последнего сентября…

Селфи из последнего сентября…

P.S. Не ставьте «лайки» и постарайтесь, пожалуйста, не писать гадостей в комментариях. Помяните рабу Божию Ларису (так нарекли её в крещении). Наш ангел ушёл на небеса… Снова плачу…

Исповедь одинокой женщины без дома и семьи

ЖИЗНЬ

Получить короткую ссылку

155410

Долгие годы Махира была глуха к проблемам своей единственной дочери, не хотела верить в подлость своего сожителя, а когда наступило раскаяние, было уже поздно.

БАКУ, 26 авг — Sputnik, Ирада Джалил. Махире Амиралиевой — постаревшей раньше времени, измученной и уставшей от жизни женщине 58 лет. Но выглядит она намного старше своего возраста. У нее давно нет своего дома, а главное — семьи, но мучает ее совсем другое — неизгладимое чувство вины перед самым близким человеком.

Махира Амиралиева родилась в 1960 году в Билясуварском районе в бедной семье. Она была самой младшей из пяти сестер. Может именно поэтому она не знала, что такое внимание, любовь и забота родителей: «Отец мой рано скончался, мать пекла хлеб, тем и растила нас. Потом мама заболела, но все равно продолжала работать, хотя врачи советовали ей вообще не вставать с постели. Она умерла в 1974 году. Этот день и сегодня стоит у меня перед глазами. Она тяжело дышала, у нее была высокая температура. А потом ее тело начало остывать, и она испустила дух… К тому времени трое из моих сестер уже были замужем».

После смерти матери какое-то время Махира прожила с сестрой — та работала, содержала и себя, и младшую сестру. Но потом она вышла замуж, и Махира осталась одна.

Она тоже хотела, как и все, выйти замуж, построить свой очаг, стать матерью, но судьба распорядилась по-другому: «Однажды я просто сбежала с мужчиной из соседнего села. Я верила, что он любит меня, но все оказалось ложью. Он бросил меня на шестом месяце беременности. Потом я узнала, что он мне все время врал. У меня родилась дочь, я назвала ее Хаяла».

Сын погиб в Карабахе, невестка повесилась: женщина-почтальон рассказала о своей судьбе>>

Молодая женщина дала себе слово посвятить жизнь дочери, но вновь оступилась, вновь оказалась обманутой: «Я опять встретила человека, полюбила, мы начали жить вместе. Но Рамиз не любил мою дочь. Он бил ее, мучил, заставлял делать то, что она не умеет. Мне было тяжело, но я любила его и закрывала на все глаза».

Девочка росла, и мать понимала, что Рамиз смотрит не нее уже совсем другими глазами. Но она все равно молчала. Однажды дочка пожаловалась маме на отчима, сказала, что он пристает к ней, но мать опять не поверила: «Я сказала, что такого не может быть и во всем обвинила свою дочь».

Девочка и потом не раз жаловалась матери, то та даже слушать ее не хотела. Когда Хаяле исполнилось 18 лет, мать выдала ее замуж — фактически за первого, кто посватался к ней.

Хаяла вскоре забеременела, но случилось несчастье — она умерла при родах. И только после смерти дочери Махира поняла, насколько несправедлива была к ней все эти годы.
Раскаяние пришло слишком поздно, но оно уже больше не давало ей покоя.

Отношения с мужем тоже разладились, и в один прекрасный день он ушел из дома: «Рамиз работал таксистом в направлении Баку-Билясувар. Он, можно сказать, ездил в Баку чуть ли не каждый день. Когда он уже ушел от меня, я узнала, что в Баку он познакомился с какой-то женщиной и поселился у нее. Я хотела увидеть ее своими глазами и поехала в Баку. Там я нашла ее, умы поговорили. Оказалось, что у этой женщины от него двое детей. Она сказала мне, что они вместе уже десять лет. Когда я думаю об этих десяти годах, перед глазами появляется образ моей девочки, как она плакала, просила меня поверить ей… Я очень жалею, но ничего не могу сделать».

Кто же тебе в старости стакан воды подаст?>>

Сейчас Махира живет в Баку, работает уборщицей в одном из кафе возле станции метро Гара Гараева. А по ночам мысли о дочери не дают ей покоя. «Знаю, что сама виновата в своем одиночестве. Когда совсем состарюсь, уйду в дом престарелых. Думаю, умру лет через 10-15. Но я знаю, что даже смерть не избавит меня от чувства вины за то, как несправедлива я была к своей дочке», — говорит женщина.

Она взяла свою старую сумку, встала со скамейки, на которой мы сидели и ушла, сказав на прощание — «и не знаю даже, зачем я все это тебе рассказываю…»

Страшная утрата. Советы психолога, как справиться с горем в семье | СОВЕТЫ | ЗДОРОВЬЕ

В череде счастливых и рутинных моментов  жизни нам приходится сталкиваться и со сложностями. Самый большой удар – смерть близкого человека. Рано или поздно через это проходит каждая семья.

Как рассказать ребёнку о том, что умер родственник? Что поможет родителям пережить потерю малыша? Как вести себя с детьми, которые могут скончаться?

Не отстраняйтесь

Часто родители теряются, как объяснить ребёнку, что их близкий ушёл из жизни. Психолог службы качества жизни благотворительного фонда помощи детям «Дедморозим» Ольга Зимина говорит, что в этом вопросе нужно ориентироваться на возраст ребёнка.

«В возрасте до трёх лет дети не понимают значение слова «смерть». Они расстраиваются, если их кто-то покидает, но в основном ориентируются на настроение родителей или бабушек и дедушек. Ребёнку тяжело видеть, что люди грустят, что они в напряжённом состоянии. Он считывает негативные эмоции, но не понимает, что происходит, – объясняет она. – Поэтому папе и маме нужно при ребёнке стараться быть в стабильном состоянии. Нужно уделять ему внимание, разговаривать, объяснить, что близкий член семьи ушёл, но сейчас он в лучшем месте. К примеру, можно сказать, что теперь он на небе (при этом лучше избегать фразы «он смотрит на тебя с неба» – ребёнка это может испугать). Если умер кто-то из пожилых людей, можно объяснить, что жизнь не бесконечна, что человек уже был старенький. И, к сожалению, его больше нет».

Родители могут давать волю эмоциям, но нельзя забывать о детях. Нужен контакт: можно обняться, поплакать вместе.

«Бывает ситуация, когда в семье умирает папа. Если мамам тяжело справиться, лучше обратиться к психологу, который подскажет, как вместе с детьми пережить потерю, – говорит Ольга Зимина. – К примеру, можно рассказать о случившемся в форме сказки или игры. Можно поплакать, вспомнить что-то. Хороший способ – разделить между членами семьи (в том числе между детьми) обязанности папы. Так они заполнят образовавшуюся пустоту».

Порой один из членов семьи уходит из жизни не сразу – сначала он долго болеет.

«Надо объяснить ребёнку, что с больным человеком нужно чаще проводить время, общаться. Если человек дома и у него есть силы, можно продолжать, к примеру, играть. Если же он в больнице, то ему можно приносить рисунки, подарки, читать вместе книжки, – объясняет психолог. – Ребёнку нужно позволить проявлять чувства по отношению к тому, кто заболел. Но окончательное слово за родителями. Некоторые решают не приводить детей к тяжелобольным родственникам. Это их выбор. Но даже в таком случае можно сохранить общение – передавать поделки, письма или созваниваться по телефону».

Чем старше ребёнок, тем больше вопросов по поводу приближающейся смерти он задаёт. Если он уже большой (от 11 лет), можно поговорить с ним о том, что скоро один из родственников покинет вас.

Сообщать о случившемся факте летального исхода близкого должны обязательно родители (или ближайшие родственники). Если не знаете, как сказать ребёнку, лучше обратиться к психологу. Но помните: специалист расскажет, как лучше поговорить с детьми. При необходимости он может находиться рядом в этот момент, но не сообщит о смерти за вас.

Подробностей кончины сообщать детям не надо. Всё это может напугать или привести к тому, что ребёнок зациклится на этом. К примеру, если родственник погиб в ДТП, он начнёт бояться ездить на машинах. Аналогичная ситуация, если близкий умер от онкологического заболевания: дети могут начать искать у себя симптомы. В этом случае можно сдать анализы и убедить ребёнка, что всё в порядке.

Если в семье случилось горе, не надо кардинально менять режим и распорядок дня ребёнка. Можно взять небольшую паузу на пару дней или недель, но затем вернуться к прежнему расписанию. Сохранение распорядка поможет лучше справиться с горем.

Когда же ребёнок узнал о смерти, ему, как и взрослым, нужно прожить все стадии горя.

Когда не стало ребёнка

Ещё одна сложная ситуация, с которой порой приходится сталкиваться семьям, – тяжёлая болезнь и смерть ребёнка. Чаще всё происходит из-за онкологического заболевания.

В Прикамье, например, со всеми семьями, в которых у детей диагностировали рак, работают психологи. Они помогают пережить трудный период и обсуждают с родителями, как лучше сказать ребёнку о смертельном заболевании и (в безнадёжных случаях) о приближающейся смерти. Однако почти ни один родитель не решается рассказать сыну или дочери о страшном.

«Многие дети (если они уже подростки) сами понимают, что их ждёт. Они не признаются родителям – стараются не сделать хуже. Некоторые даже не говорят мамам и папам, что им невыносимо больно. Так они стараются оберегать родителей от ещё больших страданий, – рассказывает Ольга Зимина. – Многие не хотят сообщать детям о неизбежной смерти в страхе, что они сдадутся. Нельзя однозначно утверждать, как именно нужно поступить – говорить или нет. Это очень тонкий вопрос, тут нельзя дать одинаковую рекомендацию для всех. Поэтому в таких ситуациях важно, чтобы рядом был психолог. При летальном исходе мы бываем с семьёй и на похоронах, иногда нас приглашают на девять и сорок дней. Также сопровождаем семьи в течение некоторого времени: проводим встречи для тех, кто потерял детей».

Не бросить в беде

Родители, которые пережили смерть ребёнка, проходят большое испытание.

Порой в семье создаётся культ личности скончавшегося малыша: повсюду выставляют его фотографии, вещи. Часто этим страдают бабушки и дедушки.

«Так делать не нужно. Фотографии после сорока дней лучше убрать, вещи ребёнка – раздать. Не надо создавать алтари, – объясняет Ольга Зимина. –Мужу и жене стоит поддерживать друг друга. Хороший способ реабилитации после смерти ребёнка – совместная поездка куда-то. Если трудно жить в квартире, то лучше сменить её или сделать ремонт и перестановку. Также важны любые физические активности – танцы, фитнес, бег, плавание и т. д. Причём на занятия лучше ходить вместе. Важно не отдаляться, разговаривать. Основа отношений – доверие».

Часто родители начинают обвинять друг друга в смерти ребёнка (или себя винит один из них). Если такое происходит, надо обратиться к психологу. Вдвоём такую проблему не решить. Некоторые семьи стараются как можно скорее родить ещё одного ребёнка. Но специалисты советуют не спешить и не зацикливаться на этом – сначала нужно прийти в себя.

Кстати, также очень важна поддержка друзей. Многие поступают неправильно, ограничивая общение. Тот, кто пережил потерю, очень нуждается в помощи друзей.

Стадии переживания утраты у детей

  1. Шок. Малыши испытывают состояние дискомфорта. Взрослые дети переживают сильнее. Будет правильным дать им поучаствовать в приготовлении к похоронам. Так он не будет чувствовать себя одиноким и отстранённым.
  2. Отрицание смерти. Дети понимают, что человек умер, видели его мёртвым. Но их мысли очень сильно сосредоточены на человеке и он не может поверить, что его больше нет.
  3. Поиски. Период, когда ребёнок думает: он кого-то потерял, поэтому теперь должен его найти. Во время этой стадии он часто представляет, как домой заходит человек, который скончался.
  4. Отчаяние. Ребёнок осознаёт невозможность возвращения умершего. В этот период он вновь плачет, может кричать и отвергать любовь и внимание других род­ственников. Помочь преодолеть это состояние помогут только терпение и любовь родных.
  5. Гнев. Ребёнок злится на человека, который умер, за то, что он покинул его. На этой стадии малыши могут начать ломать игрушки, истерить, колотить руками и ногами по полу и т. д. Подростки же перестают общаться с матерью или отцом, начинают грубить учителям, могут без причины ударить брата или сестру.

Как пережить смерть детей :: Общество :: Дни.ру

На продюсера группы «Ласковый май» Андрея Разина обрушилось страшное горе – он потерял несовершеннолетнего сына. Во время свидания у 16-летнего Александра случился сердечный приступ. Врачи в течение двух часов пытались реанимировать юношу, но, увы, их попытки не увенчались успехом.

По словам людей из близкого окружения Андрея Разина, продюсер «Ласкового мая» после внезапной смерти сына находится в тяжелом психологическом состоянии. Напомним, о трагедии в семье Александра Разина сообщила в социальной сети певица Наталья Грозовская.

 

 

Сложно себе представить чувства отца, потерявшего 16-летнего сына. Однако Разин-старший, в отличие от многих товарищей по несчастью, не прервал связь с внешним миром. Он достойно держит удар судьбы. В частности, продолжает общаться с прессой, благодаря чему трагедия не обросла нелепыми слухами, как это часто бывает. Например, на своей официальной страничке в Instagram Разин опубликовал фотографию Александра и поделился своими чувствами, которые сейчас испытывает.

Когда в семью приходит внезапная смерть, это всегда горе. Однако потеря собственного ребенка – это, пожалуй, самое страшное, что может случиться в жизни человека. Эта утрата поистине невосполнима. Смерть детей – это противоестественно. Ведь дети – наше продолжение, поэтому их смерть становится смертью части нас. Она лишает родителей будущего, словно поворачивая время вспять. 

Бывает, что ребенок уходит из жизни после тяжелой и долгой болезни. Но даже в этом случае родители зачастую оказываются не готовы к столь страшному исходу. Надежда на чудесное исцеление живет в них до последнего вздоха любимого ребенка, а после его смерти они неустанно задают себе вопрос – сделали ли они все от них зависящее, чтобы спасти свое дитя.

Невозможно запретить чувствовать. Проживание горя требует немало времени и сил на восстановление, и контролировать этот процесс невозможно.  Чем горе сильнее, тем труднее и дольше этот процесс восстановления протекает. Чтобы помочь людям, пережившим потерю ребенка, редакция издания Dni.Ru обратилась к специалистам-психологам.

Психотерапевт, директор Консалтинговой компании «Путь к истоку» Игорь Лузин убежден: равно как и другим людям, на которых обрушилась трагедия, Андрею Разину ситуацию горя нужно прожить. «Буквально – отгоревать. Позволить горю выйти, не замыкаться, поплакать, – говорит эксперт. – Второй, очень важный момент – хорошее окружение, поддержка близких. Очень важно, чтобы Андрея поддержали – друзья, и знакомые, и его, и сына». 

Также должно быть достаточное количество сна. «Когда уровень стресса зашкаливает, защитные механизмы хорошо работают во сне. При первой возможности лучше всего поспать», – советует Игорь Лузин.

Верующие люди находят успокоение в молитве. «На уровне души мы не умираем. В плане духовном душа сына была призвана в другое пространство, где будет происходить ее дальнейший рост и дальнейшие уроки. Физического воплощения этого тела не будет, и это больно и тяжело. Но процесс жизни идет в формате вечного круговорота. Верующему человеку в это ситуации очень поможет молитва, либо медитация. Очень важна духовная помощь. Хорошо, если в окружении Андрея есть уважаемый духовник, психолог, психотерапевт. Такой человек возможно своим присутствием, спокойствием, советом даст поддержку, которая сейчас очень важна», – полагает специалист.

подводные камни

Часто тема смерти ребенка так небезопасна и болезненна, что о ней предпочитают не говорить. В результате вокруг скорбящих родителей образуется вакуум, что дает им повод думать, что от них все отвернулись от них по непонятной причине.

      

Бывает, что пары, потерявшие ребенка, проживают свое горе вместе. В результате общей трагедии их отношения закаляются, и супруги становятся сильнее, ближе, сплоченнее. Но даже для полностью поддерживающих друг друга пар такая утрата – очень тяжелое испытание. 

Бывает, что «осиротевшие» родители не делятся друг с другом своими переживаниями, замыкаются в себе. Они пребывают в растерянности – не знают, ни как поддержать партнера, ни как самим принять помощь близких. Каждый проживает свое горе в одиночку. В итоге между супругами вырастает стена непонимания, и обиды множатся и накапливаются, как снежный ком. 

Муж и жена словно отгораживаются друг от друга «колючками», которые дополнительно «ранят», но и эти новые душевные раны не отвлекают от душевной боли. Несчастные родители словно соревнуются между собой, выясняя, чье горе «больше». Особенно ярко это проявляется, если имел место несчастный случай, произошедший в присутствии или по оплошности одного из супругов. И тогда один только вид  партнера, словно красная тряпка для быка, становится раздражителем и постоянным напоминанием  о произошедшей трагедии. И тогда супруги, вместо того чтобы объединиться и помогать друг другу, наоборот, начинают друг друга винить в случившемся. В итоге формируется замкнутый круг, выбраться из которого без помощи специалиста практически невозможно.

Важно понимать, что это тоже один из способов пережить последствия трагедии. В гневе винить друг друга – естественный этап проживания горя. Нужно постараться в этой ситуации отделить гнев от от супруга, которому тоже нужна поддержка и плечо.

Когда у скорбящей пары есть другие дети, то смысл жизни находится автоматически. Никуда не денешься – младшие члены семьи требуют внимания и заботы, и родители волей-неволей вовлекаются в жизненный круговорот, который не дает им уйти в себя. Но если умерший ребенок был единственным,  то зачастую супруги принимают решение в кратчайшие сроки родить другого малыша. И здесь очень важно, чтобы это произошло уже после того, как пройдены все стадии «горевания» – чтобы ребенок появился на свет желанным и любимым, а не просто как попытка отчаянья, как замена прежнему чаду. Ему сложно будет проживать свою собственную жизнь, если он заранее будет нагружен неоправданными ожиданиями родителей.

Фото: David McNew/Gettyimages.ru

Опасным моментом может стать так называемое «застревание» на одном из этапов проживания горя. В этом случае закономерные фазы проживания утраты перестают естественным образом сменять друг друга, останавливаясь на одной из них. Например, в доме могут годами сохранять в неприкосновенном виде комнату и вещи умершего малыша. Родители словно отрицают сам факт смерти. Они не готовы «отпустить» ребенка, и словно все время ждут его возвращения. Происходит как бы отрицание самого факта смерти. При этом процесс горевания даже не начинается.

По мнению клинического психолога, эксперта-психоаналитика Дамиана Синайского, потеря ребенка – это очень тяжкое испытание.  В его практике был случай, когда отец ребенка, попавшего в реанимацию, разговаривал со Смертью. «Возьми меня, а ребенка оставь живым», – просил мужчина.

«Время останавливается, жизнь останавливается, и все 24 часа больно. Нужно принять эту боль такой, какая она есть – во всей ее кровоточивости и незаживаемости. Не бегать от нее, не испытывать чувства вины, стыда, отчаяния. Если нужно плакать – плачьте, если нужно кричать – кричите. Не нужно себя сдерживать. Это та боль, которую нужно излить», – полагает специалист.

Психолог напомнил, что ежегодно в мире корпорации несут убытки на сумму более 200 миллиардов долларов из-за людей, переживших горе. «У таких работников снижена концентрация, отсутствует мотивация к успеху. Работодатели должны это учитывать и, возможно, в такой период давать отпуск. Это и выгодно, и помогает соблюсти  нравственность», – добавил эксперт.

Бывает, что в семье существуют запреты на проявление эмоций. Родственники, под страхом собственной смерти либо от растерянности при виде убитых горем родителей, начинают давать женщине, потерявшей ребенка, банальные и бестактные советы, например: «Смирись», «Будь сильной», «Не реви», «Жизнь продолжается», «Другого родишь, какие твои годы!», «Во времена войны тоже детей теряли и ничего, пережили», «Бог дал, бог взял!».  А бывает, что несчастную мать прямо обвиняют в смерти собственного ребенка: «Почему не уследила?, «Как ты могла?»

В случае, когда друзья или родные говорят формальные вещи, либо не хотят погружаться в чужие переживания, можно пересмотреть отношения и прекратить неприятное общение, чтобы не испытывать дополнительную боль, советует Дамиан Синайский. «Не винить себя, что не проследили. На первом этапе проживания горя нужно быть честными перед собой. Дать волю чувствам – поплакать, обняться, помолчать, Помочь друг другу выразить чувства. Говорить, обсуждать, вспоминать – речь изживает боль», – убежден психолог.

Фото: Matt Cardy/Gettyimages.ru

Все психологи сходятся в одном мнении: для переживших потерю исключительно важно не замыкаться в несчастье. Необходимо понимать, что происходит. Человеку нужно осознать и получить право на признание своих переживаний и на свое горе, принять свою потерю. Хорошо, когда есть возможность обратиться за советом к тому, кому доверяешь, чтобы излить душу, выговориться и быть услышанным. И конечно, крайне важно помочь убитым горем родителям найти новые смыслы, чтобы жить дальше. 

Пишите, звоните, предлагайте помощь. Не стесняйтесь – «дергайте» за ниточки, вовлекайте в какие-то совместные события. Человек, переживший потерю ребенка, может замкнуться в себе – выводите его из этого состояния.  

И вовсе не обязательно проводить вместе все время. Достаточно будет помощи «на коротких дистанциях», но крайне важно, чтобы она была непременно на первой, самой острой стадии горя, и особенно, если о ней попросят. Возьмите на себя часть забот по организации похорон, общение с сотрудниками морга или кладбища и так далее.

Говорите, вспоминайте. По мнению психологов, многократное повторение рассказа о случившейся трагедии помогает пережить горе. Не случайно этот прием применяется в работе с посттравматическим стрессовым расстройством у людей, выживших после терактов, катастроф или стихийных бедствий, а также участников боевых действий.Однако спрашивать и говорить о случившемся стоит лишь в случае, если потерявший свое дитя сам хочет вспоминать о горе.

Пройти весь путь горя

«Очень важно быть с близкими и  с теми, с кем можно говорить, – подчеркивает психолог, член Европейской федерации психоаналитической психотерапии Ксения Каспарова. – Самое главное, чтобы человек своими чувствами делился, чтобы он говорил, все вспоминал, до мельчайших подробностей. Это нормально. Это работа горя, которая должна обязательно пройти». 

Смерть ребенка – это всегда противоестественно.  Как и любую потерю, пережить очень тяжело. Переживший утрату должен понимать: все, что он чувствует – и боль, и отчаяние, и гнев – это нормально. Важно помнить, что процесс горевания состоит из нескольких этапов и занимает достаточно долгое время. Такая серьезная рана не может зажить в один день.

По словам Ксении Каспаровой, родители, потерявшие ребенка, первое время находятся в состоянии физического шока. На этой стадии у них могут отмечаться такие явления, как ощущение кома в горле, резкая боль в груди, бессонница, потеря аппетита. По мнению специалистов, такие физические явления вполне естественны и в каком-то смысле помогают психике справляться с потерей. По сути, на первых порах человек телом переживает горе «телом».

Во время стресса выделяется адреналин, который может привести к спазму периферических сосудов. Человеку может показаться, что он замерз и его знобит, и к этому добавляется ощущение внутренней дрожи. В этом случае может помочь чашка чашка горячего чая и теплый плед, но это принесет лишь временное облегчение. 

Сильнейший стресс может привести скорбящего к регрессу. Он становится слабым и беспомощным. Следовательно, в этом случае можно прибегнуть к «детским» способам утешения. Для кого-то будет полезным посидеть в тишине.  Кому-то важно, чтобы его обняли и поплакали вместе. Часто помогают поглаживания по спине или голове, а также тихие, баюкающие слова близкого человека.

Следующим этапом является отрицание. Например, узнав о потере, человек кричит в ужасе – «Нет, нет!». Это тоже своего рода способ психики справиться с горем, не допуская информацию о том, что произошло. Иногда так бывает что головой человек понимает: беда случилась. Но сердце никак не может это принять.

Следующая стадия – гнев. Он может быть направлен на внешний мир – на врачей, на водителя, ставшего виновником несчастного случая… Иногда такой гнев относится также к умершему человеку – «бросил», «оставил», «ушел». А порой этот гнев направлен на самого себя: человек испытывает чувство вины,  непрерывно прокручивает в голове разного рода варианты, его мучают мысли – что он мог сделать, как он мог предотвратить трагедию. И эти мучительные, ужасные мысли не дают покоя.

Следующий этап горевания можно назвать «торги», или «сделка». Это означает, что человек обещает высшим силам или друзьям, что он сделает что-то конкретное, если произойдет чудо и ребенок оживет. Это бессознательная попытка вернуть безнадежно потерянное также помогает психике справиться со стрессом.

Последняя стадия – депрессия и принятие, когда приходит осознание потери. Принято считать, что все эти стадии человек переживает в течение года. «Если горе не было патологичным, осложненным, то его острый период обычно длится от пяти до девяти месяцев, а весь процесс горевания занимает не меньше  года», – говорит Ксения Каспарова.

Есть путь – работа горя, – и он должен быть обязательно пройден. К сожалению, его невозможно ни объехать, ни обскакать. И даже если вы сворачиваете с этого пути, все равно придется вернуться и прожить его, чтобы «отгоревать». 

Дальше все индивидуально. Иногда человек решает сделать что-то в память об умершем ребенке. Например, написать стихи издать фотоальбом, смонтировать фильм. Бывает, что на этом этапе пережившие потерю родители организуют благотворительные фонды в пользу осиротевших детей или бездомных животных.

Осторожно, стресс

Существуют опасные симптомы, при которых крайне важно вовремя обратиться к специалистам за медикаментозной терапией или психологической помощью. Это касается прежде всего суицидальных мыслей,  когда переживающий горе человек говорит, что не хочет жить или даже предпринимает попытки покончить с жизнью.

Это прежде всего депрессия, сопровождающаяся резкой потерей веса – более пяти килограммов за одну-две недели; нарушения сна; отрешенное состояние, когда человек не реагирует на происходящее либо производит повторяющиеся действия. Тревожным сигналом служит неадекватность поведения –  например, истерический смех, разговоры о ребенке, как о живом, навязчивые мысли или подчеркнутое спокойное равнодушие.

По статистике, 90% потерявших ребенка родителей могут испытывать проблемы со сном. У половины из них могут отмечаются зрительные и слуховые псевдогаллюцинации. Случается даже полная бессонница. Специалисты предупреждают: нельзя  заглушать боль алкоголем или наркотиками. Могут помочь успокоительные травы. В острый период следует обратиться к психиатру, который, в отличие от психолога, имеет право назначить медпрепараты, которые помогут психике справиться со стрессом. Однако делать это нужно крайне осторожно и лишь в крайних случаях.

экстренная психологическая помощь  

В столице действует «Московская служба психологической помощи населению» Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы.  Психологическая помощь предоставляется бесплатно.

Кризисное очное консультирование; выездная кризисная помощь (на дому), работа бригад быстрого реагирования в связи с чрезвычайными ситуациями с пострадавшими и их родственниками.

Телефон (499) 177-34-94 с 09:00 до 21:00 

051 – бесплатный телефон неотложной психологической помощи

Порядок набора номера: с городского телефона 051* – бесплатно. С мобильного телефона 8-495-051* – оплачиваются только услуги оператора связи согласно тарифному плану.

ЧИТАЙТЕ «ДНИ.РУ» В «ИНСТАГРАМЕ» – ПОДАРКИ И ЭКСКЛЮЗИВЫ

Как пережить потерю ребенка: Мужской взгляд

Своей историей в сети поделился Лян-Хай Си — генерал в отставке, бывший врач интенсивной терапии. Он опубликовал столь тяжелые воспоминания о безвременной кончине 6-недельной дочери для того, чтобы в его словах родители, пережившие подобное, нашли не только поддержку, но и добрый совет.

Что это такое «потерять ребенка»

Кто-то однажды сказал мне, что потерять ребенка совершеннопротивоестественно, так как предполагается, что родители должны отойти в мир иной первыми.

Когда я был намного моложе, у моей 6-недельной дочери диагностировали инфекцию уха (отит). После консультации с другом-педиатром, мы вместе с женой решили ничего не предпринимать. Я знал, что исследования показали, что антибиотики существенно не влияют, и отит проходит сам собой. Поэтому дочери лекарства назначены не были. Гной из ее ушка потихоньку выходил благодаря дренажным процедурам.

Два дня я отсутствовал дома – мой сменщик был в отпуске, и приходилось работать за двоих. Когда я наконец пришел домой после дежурства (я тогда возглавлял отделение интенсивной терапии), я заметил, что дочка лежит с выгнутой спиной, откинув назад голову. Я диагностировал менингит и тут же отправился с малышкой обратно в клинику, чтобы мой знакомый педиатр сделал спинномозговую пункцию. Проведенные им анализы подтвердили мой диагноз. На следующий день дочь поместили в детское отделение интенсивной терапии, где она испытала септический шок. Примерно через 11 дней ситуация ухудшилась – электроэнцефалограмма показала, что мозг ребенка мертв. Но я и без этого знал, что мы потеряем нашу девочку.

Несмотря на бурю эмоций, охватившую меня, я понимал, что нельзя позволить дочке пребывать в агонии и дальше.

Свежие новости

Поэтому мы с женой приняли решение остановить лечение и отключить наше сокровище от аппарата искусственного дыхания. Мы знали, что она безнадежна. Я сам вытащил дыхательную трубку. Взял сверточек на руки и просидел так несколько часов. Мы все были рядом с ней – даже ее 2-летний братишка. Он до сих пор, уже будучи взрослым, помнит некоторые фрагменты того злополучного дня.

Не выпасть из жизни

После кончины дочки, я попросил реаниматолога сделать электроэнцефалограмму еще раз. Врач удивился, но выполнил мою просьбу. Я долго рассматривал снимки, пытаясь понять, что я упустил? Мог ли я помочь своей малютке? Но ничего нового я там не увидел. Диагноз был верен на 100%. На следующий день я взял выходной, чтобы организовать кремацию и похороны. Уладив все, я тут же вышел на работу. А ведь с ее смерти прошло только двое суток. Но я уверен, что именно работа помогла мне не впасть в отчаяние и оставаться в трезвом уме.

И вот настал день похорон. Нашу семью пришли поддержать родственники и мои коллеги. Все очень глубоко переживали эту трагедию. И я благодарен этим людям за их сострадание и доброту до сих пор.

Что дальше?

Несколько недель спустя я собрался с мыслями, чтобы проанализировать свое поведение. И я осознал, насколько сильным было мое горе и горе моей жены, что это даже отдалило нас друг от друга. Она все перебирала вещи дочки, а я постоянно размышлял над тем, что нужно было сделать, чтобы ее вылечить. Но я решил, что дальше так продолжаться не может. Нужно принять потерю и жить. Жить вместе с нашей девочкой.

Мы не забываем о ней. Никогда. Сегодня в нашей гостиной висит ее фото. Каждый год в день ее рождения, и в день ее кончины моя жена ходит в маленькую часовню, чтобы помолиться. Я хожу вместе с ней, хотя и не верующий.

Обрести уверенность в себе

После случившегося я долгое время избегал лечения детей, особенно маленьких и был даже рад, что работаю в отделении для взрослых. Я не мог позволить эмоциям брать верх, ведь врач должен быть практичным, а иногда даже проявлять хладнокровие. Со временем я почувствовал, что нуждаюсь в поддержке людей, дети которых также безвременно ушли из жизни, как и моя дочка. Я много общался с коллегой, который потерял 7-летнего сына. Трагедия произошла у него на глазах – его мальчика сбила машина. Также я сдружился с опытным педиатром, который уверил меня в том, что если мы с женой хотим иметь еще одного ребенка, то не стоит оттягивать! Он убедил нас с супругой, что наш следующий малыш укрепит и сплотит всю семью.

И вот год спустя жена подарила мне… дочку!

С ней мы были осторожнее и внимательнее. Отрадно было видеть, как наш старший сын поклялся защищать сестренку от всех невзгод. Теперь наши дети очень близки – между ними сложились особые отношения. И мы, их родители, конечно этому безмерно рады.

Что лично я извлек из себя? Я думаю, что получил неоценимый опыт. Я стал лучшим отцом, чем был. Лучшим врачом, чем был. И я уверен – нельзя эмоциям позволять всецело управлять вами. От этого может быть только хуже.

Источник: quora.com

— Читайте также: Без паники: Что делать родителям с иррациональным беспокойством за ребенка

Смерть родителей травмирует в любом возрасте

Еще один решающий фактор при возникновении таких последствий — степень близости ребенка с умершим родителем и масштаб влияния трагического события на всю его дальнейшую жизнь. И это совсем не означает, что люди легче переживают потерю того, с кем были менее близки. Могу с уверенностью сказать, что в таком случае переживание потери может оказаться даже более глубоким.

Долгосрочные последствия потери родителя неоднократно исследовались. Оказалось, что это влияет как на умственное, так и на физическое здоровье, причем последнее чаще проявляется у мужчин. Помимо этого потерявшие отцов сыновья сложнее переживают утрату, чем дочери, а женщины тяжелее мирятся со смертью матерей.

Пора обращаться за помощью

Исследования по теории утраты помогли понять, как помочь людям, травмированным смертью родителей. Очень важно сфокусироваться на личностных ресурсах человека и его способности к самовосстановлению. Важно, чтобы значимые близкие и члены семьи оказывали ему всестороннюю помощь. В случае, если человек проживает осложненное горевание, длящееся долгое время после смерти любимого человека, могут понадобиться дополнительные меры и проверка психического здоровья.

Каждый из нас переносит потерю близких по-своему и в своем темпе, и бывает очень трудно распознать, на каком этапе печаль переходит в хроническое комплексное расстройство. Такая затянувшаяся форма — патологическое горе — обычно сопровождается продолжительными болезненными переживаниями, и кажется, что человек не способен принять потерю и двигаться дальше даже спустя месяцы и годы после смерти близкого.

Путь реабилитации

Стадии восстановления после смерти родителя включают важный этап, когда мы позволяем себе проживать боль потери. Это помогает нам постепенно начать осознавать случившееся и двигаться вперед. По мере исцеления мы вновь обретаем способность получать радость от отношений с другими людьми. Но если мы продолжаем зацикливаться и болезненно реагировать на любые напоминания об ушедшем, необходима профессиональная помощь.

Общение со специалистом поддерживает и помогает открыто говорить о печали, фрустрации или гневе, учит справляться с этими чувствами и просто позволять им проявляться. Также в подобной ситуации может оказаться полезным семейное консультирование.

11 советов, как справиться со смертью взрослого ребенка

Смерть ребенка в любом возрасте может причинить такую ​​мучительную боль, что от нее может быть сложно избавиться. Любовь родителей к своему ребенку не прекращается и не ослабевает, когда ребенок достигает совершеннолетия. Для родителей также не утешает потеря взрослого ребенка по сравнению с потерей его в более раннем возрасте.

Смерть ребенка — одна из величайших трагедий жизни, от которой большинству родителей трудно оправиться.В каком-то смысле потеря ребенка — это потеря, которую вы никогда не преодолеете, и горе никогда не исчезнет полностью. Лучшее, на что вы можете надеяться, — это научиться справляться с потерей, чтобы избавиться от боли.

1. Позвольте себе горевать

Для многих родителей поиск смысла смерти ребенка может захватить их до такой степени, что это станет их единственным приоритетом. Вполне естественно попытаться найти причину смерти вашего ребенка. Их смерть представляет собой отклонение от естественного порядка вещей — того, как должна происходить жизнь.Родители редко готовы пережить смерть ребенка.

Многие родители, потерявшие близких, которые пережили этот тип потери, описывают свои чувства горя как шок, недоверие, неописуемую боль, страдание и чувство онемения. Не все переживут горе таким образом, но это некоторые из наиболее распространенных способов, которыми горе проявляется у родителей, потерявших ребенка.

2. Дайте себе время

Родители, понесшие тяжелую утрату, могут оплакивать смерть своего ребенка в любом возрасте и часто оплакивают смерть до конца своей жизни.Первые волны боли и страданий могут длиться несколько месяцев или даже лет. Дайте себе время, чтобы преодолеть все стадии горя, не торопясь с процессом.

Стадии горя для родителей, потерявших ребенка, часто бывают более глубокими, чем для любого другого типа потери. Вы можете ожидать пройти некоторые или все следующие этапы:

  • Отказ
  • Гнев
  • торг
  • Депрессия
  • Приемка

Не все проходят эти стадии, и когда они проходят, они не всегда проходят в линейном порядке.Однако этот список может дать представление о том, чего ожидать, когда вы скорбите.

Для решения каждой из этих стадий требуются недели или даже месяцы. Горе родителей, вероятно, будет более глубоким и мучительным, чем горе любого другого, и, возможно, никогда полностью не разрешится.

3. Найди где-нибудь, чтобы побыть одному

Преодоление потери ребенка вызовет приливы и отливы болезненного горя и печали в течение многих месяцев после их смерти. Найдите место, чтобы побыть наедине со своими страданиями.Находясь вдали от всего этого, вы сможете осмыслить то, через что вы проходите, наедине.

Это помогает побыть наедине со своими мыслями в безопасном месте, где никто не помешает. Установите границы и дайте другим понять, что, когда вы уходите в свое пространство, вам пора оставаться в покое.

Вы можете создать простое пространство или более сложное, чтобы почтить память вашего ребенка. Подумайте о том, чтобы вещи, которые принадлежали вашему ребенку, были надежно спрятаны в этом пространстве, чтобы вы могли дотянуться до них, когда это необходимо.

4. Прими свое горе

Что значит принять свое горе, если оно вас окружает каждый день?

Это значит признать это и сделать его частью вашего процесса исцеления, вместо того, чтобы избегать его в надежде, что оно пройдет само по себе. Хотя иногда горе проходит само по себе, процесс может занять больше времени, чем обычно.

Есть много видов горя, которые вы можете испытать. Есть тип, который поражает вас до глубины души, и вы не можете работать дольше нескольких минут за раз.И еще есть интернализованный тип. Вы можете узнать больше о различных видах горя и о том, как они влияют на вас, прочитав книги о горе, которые помогут вам преодолеть свое горе.

5. Поговорите со своей семьей и близкими

Естественная реакция на горе — уход от других и самоизоляция. Быть одному в своем горе может показаться благородным поступком, когда вы переживаете все эмоции, связанные с вашей болью и страданием.

Но сдерживание своих чувств не только повредит процессу печали, но и может привести к более тяжелой форме депрессии, которая выходит за рамки депрессии, обычно связанной с горем.

Откройтесь своей семье и позвольте им почувствовать то, что вы чувствуете. Открытое общение с ними поможет всем вам понять, что каждый из вас переживает в это болезненное время. Возможно, вы недостаточно сильны, чтобы быть чьей-либо эмоциональной поддержкой, пока вы пытаетесь справиться со своим горем, но открытость в том, что вы переживаете, поможет вам не попасть в кроличью нору депрессии и изоляции.

6. Поделись своим горем

Многие люди боятся рассказывать другим о своих чувствах.Список причин обширен. Одна из наиболее частых причин, по которой люди не хотят делиться своим горем, заключается в том, что они думают, что станут обузой для других или кажутся сумасшедшими и неспособными сдержать себя.

Разделение своего горя не только помогает вам справиться с ним, но и позволяет вам понять его. Чем больше вы открываете для себя то, через что проходите, тем больше вы можете видеть определенные закономерности в своих мыслительных процессах, своих чувствах и своем горе.

7. Будьте честны с собой

Ваши переживания горя и переживания уникальны.Не сравнивайте свои страдания с страданиями других родителей, потерявших близких. Некоторым людям легче справляться с такими потерями, или они могут оплакивать траур, который не очевиден ни вам, ни другим.

Будьте честны со своими чувствами и эмоциями по поводу потери ребенка. Не испытывайте потребности выражать свое горе каким-либо определенным образом. Ваши отношения с ребенком играют большую роль в том, как его смерть повлияет на вас. В случаях, когда отношения были натянутыми или отчужденными, может случиться так, что ваша реакция на горе не такая, как другие ожидают от вас.Будьте честны с самим собой и позвольте процессу горя обретать форму, которая имеет для вас смысл.

8. Будьте добры к себе

Когда вы переживаете смерть ребенка, вы можете обнаружить, что переживаете каждую деталь его смерти. Ваш мозг может сформулировать повествование об обстоятельствах их смерти, и вы обнаружите, что исчерпываете все возможные вещи, которые вы могли и должны были сделать, чтобы защитить своего ребенка.

Эти чувства вины и сожаления нормальны.Постарайтесь не относиться к себе так строго, оценивая смерть ребенка. Чем больше негативных разговоров с самим собой вы встроите в это повествование, тем труднее вам будет признать, что они умерли, и исцелиться от своего горя. Попробуйте практиковать сострадание к себе, чтобы помочь вам в это трудное время.

9. Сделайте шаг назад

Если у вас есть партнер, супруга или другая значимая личность, или вы являетесь родителем других выживших детей, они могут тянуть вас в направлениях, с которыми вы эмоционально не готовы справиться, пока вы скорбите.

Забота о других членах семьи может не быть одним из ваших непосредственных приоритетов в настоящее время. Это может даже показаться невозможным в первые несколько дней после перенесенной потери.

Это нормально — отступить от своих обязанностей, пока вы приспосабливаетесь к своей утрате. Попросите свой круг поддержки вмешаться и помочь вам в таких вещах, как ведение домашнего хозяйства и присмотр за детьми в течение нескольких дней. Поразительное горе, которое вы испытываете, можно понять. Вам не нужно быть чьим-либо супергероем или спасать чей-то день.

10. Бери вещи с ходу

Подготовьте себя эмоционально к нечувствительным комментариям, исходящим от других. Многие люди склонны говорить не то, выражая соболезнования. В большинстве случаев это недостаток знаний или образования в этом отношении. В западном обществе смерть по-прежнему является запретной темой, и нет формального образования, чтобы научить людей, что нужно говорить, утешая кого-то после потери.

Вы можете услышать неловкие выражения соболезнования, которые заставят вас съежиться изнутри.Чтобы не обижаться на других, постарайтесь понять, что то, что они говорят, исходит из любви и не хочет причинить вам еще больше боли.

11. Обратитесь за консультацией

Обращение за консультацией и получение консультации по-прежнему рассматривается в некоторых частях нашего общества как «что-то не так» с вами. Некоторые люди видят в этом признак слабости и не обращаются за консультацией или даже не признают, что когда-либо в этом нуждались. От такого мышления особенно страдают мужчины. Наше общество усилило давление на мужчин, чтобы они были сильными и ответственными за сплоченность своих семей.

Нет ничего плохого в том, чтобы получить необходимую помощь. Теперь вы можете делать это, не выходя из дома или офиса — даже в автомобиле — войдя в онлайн-терапию или консультации прямо со своего ноутбука, ноутбука или смартфона.

Переживание смерти взрослого ребенка

Часто самое стойкое горе — это горе родителей, потерявших ребенка. Смерть ребенка в любом возрасте ужасна. То, что взрослый ребенок умирает вместо молодого, не меняет боли и печали, которые вы можете испытывать.Вы переживете смерть ребенка, но этот опыт навсегда изменит вас.

Если вам нужна дополнительная помощь в преодолении своего горя, прочтите наши руководства по неразрешенному и ожидаемому горем.

Скорбь о смерти взрослого ребенка

«Если бы ей было восемь, все бы поняли мое горе. Почему они не могут этого понять сейчас? Несмотря на то, что ей было 48 лет, она все еще была моей дочерью »

Другие родители, пережившие смерть взрослого ребенка, часто повторяют комментарий Джин и сообщают, что чувствуют недостаток поддержки.Частично это может быть связано с тем, что сочувствие и поддержка часто больше сосредоточены на других выживших — например, на супруге взрослого ребенка или на его детях. Это также может происходить просто потому, что мало кто осознает сильную связь, существующую между родителем и ребенком, даже когда этот ребенок вырос и независим. Какими бы ни были причины, результат один: горе родителей может быть лишено гражданских прав.

Это осложняет и без того непростую ситуацию. Смерть взрослого ребенка часто наступает по мере старения родителей; таким образом, эта потеря может быть одной из многих потерь, которые родитель переживает в данный момент.Короче говоря, эта потеря может добавить к целому ряду потерь, затрудняющих выживание.

Могут быть и другие потери, когда умирает взрослый ребенок. Родитель может потерять важнейший источник поддержки в своей жизни — кого-то, от кого он зависел эмоционально, физически или финансово. Возможно, они испытали чувство косвенного достижения успехов ребенка или почувствовали глубокое разочарование из-за того, что взрослый ребенок так и не достиг заветных целей. Джин, например, была огорчена тем, что у ее дочери никогда не было возможности наблюдать, как растут ее собственные дети, или добиться долгожданного и почти достигнутого продвижения по службе.

Иногда смерть взрослого ребенка может повлиять на другие отношения. Связь родителей с внуками может резко сократиться, или отношения с овдовевшим супругом или внуками могут стать далекими или напряженными. Семейные события сейчас могут показаться другими.

Могут быть и другие проблемы. Родители могут чувствовать недостаток контроля, что усложняет потерю. Хотя это их ребенок, они могут иметь мало или совсем не контролировать лечение или даже похороны и захоронение.

Смерть ребенка — это смерть «вне очереди».Обычно родитель умирает первым, а когда нормальность нарушается, это тоже влияет на горе. Родители могут чувствовать вину выживших, задаваясь вопросом, почему их ребенок умер, а они остались. Может возникнуть чувство несправедливости, которое бросает вызов духовным убеждениям.

Как же тогда родители могут справиться с такой утратой? Как другие могут предложить поддержку? Во-первых, очень важно подтвердить горе родителей — признать, что смерть ребенка, независимо от возраста или обстоятельств, всегда является ужасным событием.Поддержка важна. Может быть полезно обратиться за консультацией или присоединиться к группе поддержки. Например, «Сострадательные друзья» — это группа поддержки родителей, которые оплакивают смерть ребенка.

Если родитель мало контролировал погребальные ритуалы или если эти ритуалы не имели для них значения, родитель может пожелать собрать своих друзей для ритуала. Жан сделал это. Поскольку до похорон дочери было далеко, она решила устроить поминальную службу, чтобы ее друзья могли присутствовать.

Наконец, важно признать, что другие — возможно, супруга, братья и сестры, дети и друзья — разделяют эту потерю. Скорбите с ними.

Когда умер ваш взрослый ребенок

Смерть ребенка в любом возрасте — самый большой страх для всех родителей. Родители не должны хоронить своих детей. Это «не в порядке» и кажется неправильным. Это разрушает весь их мир.

Когда ваш ребенок умирает, вы теряете не только ребенка, но и свои надежды и мечты на будущее.По мере того, как ваш ребенок растет и вы начинаете видеть, как его мечты воплощаются в жизнь, вы живете с предположением, что вам не придется видеть, как ваш ребенок умирает. Возможно, у вас даже была возможность испытать радость от того, что вы стали бабушкой и дедушкой, и увидеть, как жизненный цикл вашей семьи продолжается. Жизнь такая, какой она должна быть.

Итак, когда ваш взрослый ребенок умирает, это может быть ошеломляющим. Вы этого не ожидали. Ваш ребенок не прожил дольше вас, как ожидалось. Мир не складывался так, как должен, и ваше представление о том, что является нормальным в жизни, изменилось без вашего разрешения.

Неважно, проводите ли вы время или разговариваете с ребенком ежедневно или видели его только нерегулярно, вы родитель. Родители проводят много времени, защищая своих детей, наслаждаясь ими и беспокоя их, независимо от того, сколько им лет. Иногда люди обманывают себя, полагая, что, поскольку их ребенок взрослый, они больше не несут ответственности. Однако со смертью ребенка люди чувствуют себя виноватыми за то, что не защитили их, и за то, что они живы, когда они мертвы. Будьте готовы к этим моментам.

Что я чувствую?


Вы можете чувствовать себя охваченным страхом и гневом. Вы можете опасаться своего будущего, потому что этот ребенок был частью вашей безопасности в старости. Вы можете бояться потерять связь с родственниками и внуками. Вы можете злиться из-за того, что вам не разрешили участвовать в принятии медицинских решений или в принятии решений о похоронах. Время от времени вы можете испытывать гнев на себя из-за того, что ваши отношения со взрослым ребенком были не такими, как вы хотели. Вы даже можете сердиться на Бога из-за того, что он позволил этому случиться.

Помимо эмоциональных переживаний, горе очень физическое. Это истощает вашу энергию, влияет на аппетит, не дает уснуть или заставляет вас постоянно спать. Когда вы устали и голодны, каждое эмоциональное событие, например, встреча с кем-то, кто выглядит как ваш ребенок или слышание об успехах чужого ребенка, поразит вас сильнее. Забота о своем физическом состоянии очень важна: пейте много воды, ешьте белки и сложные углеводы, чтобы получить энергию, и постарайтесь как минимум шесть-восемь часов спать или отдыхать.Даже если вам удастся ходить только 15-20 минут три раза в неделю, вы многое сделаете, чтобы зарядить свои батареи и снизить уровень стресса.

Горе — это сложный процесс, происходящий в вашем разуме, теле и духе. Ваш разум ищет информацию о том, что произошло, пытаясь разобраться в бессмысленном. Мысли «если бы» и «я должен был иметь» могут атаковать в любой момент, отправляя вас в отчаяние, поскольку вы понимаете, что вы ничего не можете изменить в том, что произошло. Вина и сомнения могут стать постоянными спутниками.Поиск информации и разговоры с другими о том, что у вас должно быть, поможет вам использовать свой разум, чтобы справиться со своим горем.

Ожидайте эмоциональных американских горок. Не избегайте эмоциональной боли из-за переутомления, переутомления или попыток уменьшить боль с помощью наркотиков или алкоголя. Эти вещи принесут лишь временное облегчение. Боль по-прежнему будет присутствовать и выражаться, возможно, в гневе или отчаянии. Используйте дневник, чтобы выразить свои чувства, напишите стихотворение, прочитайте сочинения других людей, которые пережили потерю.Нарисуйте картину, создайте рассказ или создайте ритуал памяти; это способы противостоять своему горю и позволить вам пройти через этот процесс. Это позволяет вам горевать за всю жизнь человека, а не только сосредоточиваться на его последних событиях.

Как долго длится горе?


Скорбь длится намного дольше, чем кто-либо ожидал. Временных рамок для скорби нет, хотя многие думают, что это должно быстро закончиться. Каждый будет горевать по-своему и в свое время.Мужчины, в особенности, могут испытывать искушение быть сильными и не выражать свои чувства. Различные ситуации также влияют на горе: помните … желание помочь другим вашим детям и внукам справиться с их болью усугубляет ваше горе. Как родитель, это естественная склонность. Вы должны сначала помочь себе, прежде чем сможете помогать другим членам семьи. У вас могут быть проблемы со здоровьем. Нет правильных или неправильных способов горевать. Различные стили переживания вашей семьи не следует истолковывать как то, что они меньше любили вашего ребенка.У всех были уникальные отношения к вашему ребенку, и они будут по-разному горевать из-за этого.

Что я могу сделать?


Считаю, что сильная боль будет присутствовать не всегда. Вам понадобится возможность поговорить о смерти и боли.

  • Ищите других, кто пережил подобные смерти, чтобы вы могли обрести чувство надежды, увидев, что они могут продолжать жизнь.
  • Расскажите свою историю другим, чтобы помочь вам преодолеть свое горе и помочь внукам или другим детям горевать.
  • Создавайте ритуалы, которые помогут вам отпраздновать своего взрослого ребенка. Другие члены семьи могут помочь вам придумать, как вспомнить эту жизнь. Учреждение стипендии, дарение книг, посадка дерева, участие в любимой благотворительной деятельности или деятельности вашего ребенка — все это способы поделиться жизнью вашего ребенка с другими.

Вы не переживете смерть ребенка, но сможете научиться жить и снова радоваться жизни. Всегда будут моменты боли и печали, когда вы вспоминаете день рождения, годовщину смерти и когда вы отмечаете проходящие события, которыми вы планировали поделиться со своим ребенком.Будьте готовы к этим моментам горя и не пугайтесь, поскольку они продолжаются на протяжении всей вашей жизни. Время скорби — также время рассказать историю этого ребенка. Как вы с нетерпением ждали их рождения, на что вы надеялись, какой будет их жизнь, и какие у вас остались воспоминания о радости, которую вы испытывали от их успехов. Ваши дети всегда являются частью вашей жизни. Они часть того, кто вы есть. Вы не должны перестать любить их, потому что они умерли. Они навсегда в твоем сердце.

Фонд хосписов Америки — Когда умирает взрослый ребенок


Родители, чьи дети умерли раньше их, могут чувствовать недостаток поддержки, отчасти потому, что она сосредоточена на других выживших, таких как супруга или дети ребенка, а отчасти потому, что просто мало признается сильная и продолжающаяся связь, существующая между родитель и ребенок, даже если ребенок станет взрослым и независимым.

Родители, чьи взрослые дети умирают, могут испытывать чувство несправедливости, которое бросает вызов их духовным убеждениям. Часто такая потеря может быть одной из многих, которые переживает родитель. По мере того как люди стареют, им, возможно, придется отказаться от заветных ролей или занятий. Короче говоря, смерть взрослого ребенка может добавить к череде потерь, затрудняющих выживание.

Когда умирают взрослые дети, родители могут потерять жизненно важный источник поддержки. Ребенок мог оказать эмоциональную, физическую или даже финансовую поддержку.Родитель мог испытать чувство косвенного достижения успехов ребенка. Родитель может испытывать глубокое разочарование из-за того, что взрослый ребенок так и не достиг своих жизненных целей. Иногда смерть взрослого ребенка может повлиять на другие отношения выжившего родителя; отношения с оставшимся в живых супругом или внуками могут измениться.

Выжившие родители могут чувствовать недостаток контроля, что усложняет потерю. Они могут иметь мало или совсем не контролировать лечение своего взрослого ребенка или даже похороны или захоронение.Если родитель чувствует, что он или она мало контролирует похоронные ритуалы или если эти ритуалы не имели смысла, родитель может пожелать собрать своих друзей для ритуала.

Очень важно подтвердить это горе, признать, что смерть ребенка, независимо от возраста или обстоятельств, всегда является ужасным событием. Поддержка важна. Может быть полезно обратиться за консультацией или присоединиться к группе поддержки. Наконец, важно признать, что другие — например, супруг (а), братья и сестры, дети и друзья — разделяют эту потерю.Скорбите с ними.

Разработано на основе Путешествий с горем: Сборник статей о любви, жизни и утрате, под редакцией Кеннета Дж. Дока, доктора философии, доктора медицинских наук, авторское право Hospice Foundation of America, 2012.

Скорбь о потере взрослого ребенка

Как родитель, смерть ребенка в любом возрасте, кажется, идет вразрез с естественным порядком вещей. Вы всегда ожидаете, что ваши дети переживут вас. Мы так много вкладываем в своих детей, что потерять ребенка — все равно что потерять часть себя.

Вот несколько советов, как справиться с потерей взрослого ребенка:

Подарите себе доброту и терпение. Скорбь о потере взрослого ребенка, вероятно, будет путешествием со множеством перипетий. Вы можете чувствовать себя виноватым или спрашивать, достаточно ли было сделано, чтобы помочь вашему ребенку. Вы можете злиться на несправедливость смерти вашего ребенка. Ожидайте эмоциональных взлетов и падений. Это нормальная часть процесса скорби.

Позаботьтесь о своем здоровье. Важно сохранить свое здоровье и силы, когда вы справитесь с этой травматической потерей. Например, правильно питайтесь, высыпайтесь и принимайте лекарства, которые вам прописал врач.

Спланируйте, как справиться с особыми днями. Особыми днями, такими как дни рождения и праздники, может быть сложно управлять. Обсудите с семьей, что вы можете сделать, чтобы почтить память своего взрослого ребенка в эти особые дни.

Поделитесь своими ощущениями. Найдите компанию членов семьи и друзей, которые уважают ваше чувство печали.Может быть полезно поделиться воспоминаниями о своем взрослом ребенке с другими.

Соберите все свои любимые фотографии. Возможно, у вас уже есть фотографии в альбомах или книгах, но некоторые изображения могут иметь особое значение. Увеличьте эти фотографии и вставьте в рамку или поместите их в специальный альбом. Если вам нравится фотография, сделанная другом или членом семьи, попросите его или ее оставить копию.

Создайте особые воспоминания о своем взрослом ребенке. Дань памяти вашего взрослого ребенка может быть частной или публичной.Например, вы можете зажечь специальную свечу или посадить дерево или сад в память о ребенке. Для более публичной дани рассмотрите возможность сотрудничества с местом отправления культа, парком, фондом или другой организацией, чтобы создать специальную мемориальную доску или фонд в память о вашем ребенке.

Ищите утешения в своих духовных убеждениях. У всех верований есть способы утешить во время скорби. Многие родители считают, что поддержка и практическая помощь от людей, разделяющих их веру, также имеют значение.Другие получают утешение от молитвы и медитации. Возможно, вам будет полезно обсудить свои переживания по поводу потери взрослого ребенка со священником, имеющим опыт работы с скорбящими родителями.

Освободите место для горя во время праздников. Это может помочь вам почувствовать меньшее давление и, надеюсь, позволить моменты покоя, утешения или даже радости, которые могут появиться на вашем пути, когда вы вспоминаете своего взрослого ребенка и проводите время со своими близкими.

Ведите дневник. Изложение своих мыслей и чувств на бумагу может помочь вам почувствовать себя лучше. Записывать свои воспоминания о своем взрослом ребенке может быть утешительно и может послужить записью жизни и наследия вашего ребенка.

Получите специализированную помощь. Консультации помогут вам справиться со своими чувствами, понять процесс горя и сосредоточиться на повседневных задачах, которые необходимо выполнить. Одна из целей консультирования по поводу тяжелой утраты — помочь вам найти способ сохранить воспоминания о своем взрослом ребенке, оставаясь при этом открытым для новых жизненных событий.В центре Cancer Care вы можете получить бесплатную консультацию от социальных работников-онкологов, которые специализируются на помощи людям, страдающим онкологическими заболеваниями.

Присоединяйтесь к группе поддержки. Общение с другими родителями, которые потеряли взрослого ребенка из-за рака, может помочь вам почувствовать себя менее одиноким в своем горе. Группы поддержки жертв тяжелой утраты, возглавляемые профессиональными социальными работниками, например, группы Cancer Care , предлагают возможность поделиться опытом и поучиться у других.

Под редакцией Марли Киль, MSW, LMSW

Исцеление от горя: когда умирает взрослый ребенок: ресурсы для родителей, потерявших близких

Куда в такое печальное время обратиться за пониманием, утешением и поддержкой родителям, потерявшим близких?

Недавно меня попросили предложить список ресурсов для группы поддержки, предназначенной для родителей, которые переживают смерть взрослого ребенка.Ресурсы, которые я собрал, перечислены ниже, включая ссылки на ряд статей, которые я нашел во время моих путешествий по Интернету, некоторые книги, которые я прочитал сам и лично рекомендую, а также несколько полезных и информативных веб-сайтов. (Эти и другие ресурсы перечислены на моем веб-сайте Смерть младенца, ребенка или внука, страница .)

Если вам известны какие-либо другие ресурсы, которые вы хотели бы добавить в список, или если вы хотите прокомментировать Что касается моего выбора, вы можете сделать это в разделе комментариев ниже.

Статьи:

Когда ваш ребенок умирает в результате самоубийства доктора Гарри Барри

Блоги:

Пережить горе: смерть ребенка (я не собираюсь прощаться) Сэнди Фокс

Живые в памяти Марии Кубиц

Келли Бакли Блог 9025 Келли Бакли

Книг:

Мозаичное сердце: преобразование осколков разрушенной жизни Терри Джонс-Брэди

Энн Доусон «Сезон скорби: утешительный спутник в трудные дни»

Долорес Каррутерс «Выполненная клятва: от горя к надежде»

Энн Финкбайнер после смерти ребенка: годы утраты Аллен Мерритт

И меч пронзит твое сердце: переход от отчаяния к смыслу после смерти ребенка Шарлоттой Мэтис

Катастрофа Падения Стефана Герсона

«Путь к исцелению», Карла Блоуи

«Благодарность в горе: обретение ежедневной радости и целеустремленной жизни после смерти моего сына» Келли С.Бакли

Скорбящие родители: пережить потерю как пара Натали Химмельрих

Убитое горем: горе и надежда внутри опиоидного кризиса Эллен Кроун и др. : «Путешествие матери от потери к любви» Сэнди Гудман

Приготовление тоста: семейная история Роджера Розенблатта

«Пусть мы все исцелим: Пособие по творческому исцелению после потери» Натали Химмельрих

Нет слов: Правдивая история любви, трагической утраты и окончательного выживания, Рене Кимберлинг

Сдвиг души: В поисках того, куда идут мертвые, Марк Ирландия

Пережить первый год детской утраты : Личные истории под редакцией Натали Химмельрих

Ангельские сказки: Приют для родителей «Исцеляющее сердце» Денин Флорино

«Сад скорби: жизнь со смертью ребенка» Сюзанны Редферн и Сьюзан Гилберт

Дональд Мюррей «Живая тень: жизнь со смертью ребенка»

Невыразимая утрата: как вы живете после смерти ребенка? Ниша Зенофф, ,

, . С сожалением сообщаем вам: Руководство по выживанию для родителей с золотой звездой и тех, кто их поддерживает. Мэри Джейн Херли Брант

Вы — мать всех матерей — послание надежды для скорбящего сердца Анжела Миллер

Интервью:

Дэвид Кесслер и Брене Браун о горе и его поиске смысла

Перенести смерть ребенка: что Это как и как помочь скорбящему родителю

Джилл Харрингтон: потеря молодого взрослого


Веб-сайты, организации:

Родители, потерявшие близких, США — Домашняя страница

Центр потери и травм — Др.Джоан Каччиаторе

Сострадательные друзья: Национальный

Отцы навсегда

GPS (Ресурсы скорбящих родителей) Предоставление помощи потерявшим надежду
9025 для тех, кто поддерживает горе Ребенок

Скорбящие папы: на грань и обратно

Сеть поддержки скорбящих родителей

Помощь родителям излечить

Служба поддержки Valley of the Valley
Скорбящие сыновья: скорбящие отцы

Фонд MISS: Матери в сочувствии и поддержке

Матери снова обретают смысл — Мэри Джейн Херли Брант

Открыт для надежды

Родители 9254 POMC: убитые дети 9254 Good Grief Project

Мы будем рады вашим отзывам! Пожалуйста, не стесняйтесь оставлять комментарий или вопрос, или делиться советом, соответствующей статьей или собственным ресурсом в разделе комментариев ниже.Если вы хотите, чтобы обновления блога об исцелении от горя доставлялись прямо в ваш почтовый ящик, сердечно приглашаем вас подписаться на нашу еженедельную рассылку новостей об исцелении от горя. Подпишите здесь.


© Марти Тоусли, RN, MS, FT, BC-TMH

Психологическое и биологическое влияние потери ребенка на родителей

Потеря ребенка может быть самой страшной травмой, которую может испытать человек. Хотя это не очень распространенный опыт в Соединенных Штатах — в 2018 году умерло около 10 000 детей в возрасте от 1 до 14 лет, — ужасающий потенциал детской смертности кажется огромным.Обнадеживающие цифры также дают понять, почему потерять ребенка так страшно, так болезненно и так стигматизируется.

«Смерть ребенка считается самым сильным стрессором, через который может пройти человек», — говорит Дебора Карр, заведующая кафедрой социологии Бостонского университета. «Родители и отцы особенно чувствуют ответственность за благополучие ребенка. Поэтому, когда они теряют ребенка, они теряют не только человека, которого они любили. Они также теряют годы обещаний, которых они так ждали.

Хотя родители, оплакивающие потерю ребенка, во многих отношениях испытывают классические реакции горя — обычную батарею психологических, биологических и социальных последствий — существует множество уникальных проблем. Травма часто бывает более сильной, воспоминания и надежды труднее избавиться от них. Таким образом, процесс оплакивания длится дольше, а вероятность повторной или почти постоянной травмы намного выше. «Смерть ребенка влечет за собой ряд различных постоянных проблем для человека и семьи.Ежедневные вопросы, такие как «Сколько у вас детей?», Могут вызвать сильное недомогание », — объясняет Фиона Маккаллум, профессор Университета Квинсленда. «Некоторые люди находят способ жить с потерей. Другие изо всех сил пытаются найти смысл в жизни ».

Биологические воздействия: как смерть ребенка меняет тело родителей

В 2018 году Фрэнк Инфурна и его коллеги изучили общее состояние здоровья и физическое состояние 461 родителя, потерявшего детей в течение 13 лет.«Мы действительно наблюдали некоторый спад, за которым последовало общее восстановление или восстановление с течением времени», — сказал Инфурна, изучающий устойчивость к основным стресс-факторам в Университете штата Аризона, Fatherly . Физическое функционирование было сосредоточено на способности выполнять различные повседневные задачи, и «мы не заметили в этом больших изменений», — вспоминает Инфурна. Но когда он проанализировал самооценки родителей, потерявших близких, независимо от того, чувствовали ли они, что часто болеют, или ожидали, что их здоровье улучшится или ухудшится, он обнаружил, что их восприятие здоровья хуже.

Как и все основные реакции на горе, травма психического здоровья в результате потери ребенка может вызвать физические симптомы, включая боли в животе, мышечные спазмы, головные боли и даже синдром раздраженного кишечника. Несколько исследований обнаружили более тонкую связь между неразрешенным горем и иммунными расстройствами, раком и долгосрочными генетическими изменениями на клеточном уровне.

Одно удивительное воздействие, часто наблюдаемое среди родителей, оплакивающих потерю ребенка, известно как синдром разбитого сердца — состояние, которое странно напоминает сердечный приступ из учебника.Симптомы включают «раздавливание грудной клетки, боль, подъем сегмента ST на электрокардиографии и повышение маркеров сердечных ферментов по результатам лабораторных исследований», — говорит Фуллер, ссылаясь на свои ранее написанные работы по этому вопросу. «В качестве реакции на эмоциональный или физический стресс естественная реакция организма — высвобождение катехоламинов, также известных как гормоны стресса, которые временно оглушают сердечную мышцу».

Хронический стресс может даже повлиять на работу мозга, поскольку длительное воздействие гормона стресса кортизола связано с гибелью клеток мозга.И в жестоком повороте нейробиологии области мозга, ответственные за обработку горя, такие как задняя поясная корка, лобная кора и мозжечок, также участвуют в регулировании аппетита и сна. Это может объяснить, почему у скорбящих родителей возникают нарушения питания и сна после потери.

«Существует очень много исследований, в которых изучались продолжающиеся последствия для здоровья высокого уровня хронического стресса», — говорит Зальц. «И когда вы смотрите на списки стрессовых жизненных событий, это вверху.”

Психологические последствия: как травма, связанная с потерей ребенка, вредит психике

Последствия этой трагедии не являются исключительно биологическими. Интересно, однако, что очень мало исследований посвящено кошмару смерти ребенка. Большинство исследований психологической реакции на смерть сосредоточено на потере супруга или родителя. Предположительно, это отчасти из-за сложности поиска предметов для изучения, а также из-за потенциальной сложности набора участников для чего-либо лонгитюдного.

«Несмотря на значительный прогресс в нашем научном понимании горя, нам еще предстоит пройти долгий путь», — говорит МакКаллум.

Нельзя сказать, что у нас нет литературы. Одно исследование, проведенное в 2015 году с участием 2512 взрослых, потерявших близких (многие из которых оплакивали потерю ребенка), не обнаружило или почти не обнаружило признаков депрессии у 68 процентов опрошенных вскоре после трагедии. Около 11 процентов изначально страдали депрессией, но вскоре выздоровели; примерно у 7 процентов были симптомы депрессии до потери, которая не ослабевала.Для 13 процентов погибших хроническое горе и клиническая депрессия наступили только после того, как их жизнь перевернулась. (Если эти цифры кажутся низкими, стоит помнить, что вполне возможно глубоко грустить, не впадая в депрессию.)

К сожалению, исследования показывают, что психологический ущерб, нанесенный смертью ребенка, часто не заживает со временем. Одно исследование 2008 года показало, что даже через 18 лет после потери ребенка родители, потерявшие близких, сообщали «о более депрессивных симптомах, более низком самочувствии и большем количестве проблем со здоровьем и с большей вероятностью испытали депрессивный эпизод и распад брака.Хотя некоторым родителям действительно стало лучше, «выздоровление от горя… не было связано с количеством времени, прошедшим после смерти».

«В первый год после потери ребенка младшего возраста родитель подвергается повышенному риску самоубийства и всему, от тяжелой депрессии до тяжелого горя», — говорит доктор Гейл Зальц, психиатр Пресвитерианской больницы Нью-Йорка, Медицинская школа Вейл-Корнелл, сказал Отцовский . Осложненное горе отличается от ожидаемого, нормального горя тем, что «есть более сильные симптомы, чередующиеся с кажущимися отсутствием симптомов — онемением, — что потенциально снижает их способность функционировать.»

» Родитель, который скорбит без каких-либо серьезных осложнений, таких как суицидальные мысли или самоповреждение, был бы лучшим сценарием «, — говорит доктор Кирстен Фуллер, врач и клинический автор Центра открытий. лечебные центры. «В худшем случае — суицидальные наклонности, психоз или развитие психического расстройства или расстройства пищевого поведения».

Предикторы: как возраст ребенка и другие факторы влияют на травму

В нескольких исследованиях была предпринята попытка определить ключевые факторы, которые влияют на то, насколько хорошо родители приспосабливаются к последствиям потери ребенка.Одно исследование 2005 года показало, что возраст ребенка, причина смерти и количество оставшихся детей были тесно связаны с уровнем горя, проявляемым родителями, в то время как депрессия была связана с полом, религиозной принадлежностью и тем, обращались ли покойные за профессиональной помощью. Последующие исследования выявили и другие предикторы более слабой реакции на горе: сильное чувство цели в жизни и возможность попрощаться.

«Это зависит от психологического состояния родителей, наличия у них в анамнезе психических заболеваний, навыков совладания и социальной поддержки», — говорит Зальц.Внешние факторы тоже могут сыграть свою роль. Самоубийство часто бывает более трудным, но неизлечимая болезнь может вызывать повторяющиеся травмы в течение длительного периода времени. Зальц также подозревает, что пол может быть частью головоломки. «Это, несомненно, изменится, но исторически матери были основными опекунами, и с большей вероятностью их идентичность была заключена в том, что они были матерями», — объясняет он, добавляя, что это может вызвать более сильную реакцию среди женщин, потерявших своих детей.

Возраст ребенка — один из наиболее значимых предикторов травмы.Выкидыши и мертворождения разрушительны и усугубляются тем фактом, что потери часто уменьшаются общественным мнением о том, что плод не является полностью сформировавшимся ребенком. Но «неужели это так же ужасно, как смерть ребенка, живущего много лет?» Не для того, чтобы преуменьшить этот опыт, но я думаю, что нет, — говорит Карр.

Однако после рождения ребенка сценарий меняется. Пожилым людям, которые переживают своих детей, обычно легче справляться, чем родителям, потерявшим очень маленьких детей.«Возраст ребенка действительно важен, потому что он говорит о многом, — говорит Карр. Когда умирает маленький ребенок, это обещание умирает вместе с ним: «выпускной, внучки, браки — это тоже потеряно».

Тем не менее, даже пожилые люди могут сильно пострадать после смерти взрослого сына или дочери. «Вы можете встретить 75-летнего человека, который теряет 50-летнего ребенка, и это все равно ужасно», — говорит Карр. «Есть вера в естественный порядок. Родитель должен умереть первым. Таким образом, несмотря на то, что возраст имеет значение, родители старшего возраста по-прежнему очень бедны.Они просто теряют меньше своих долгосрочных обещаний ».

Социальные последствия: как потеря ребенка укрепляет (или разрушает) семьи

Основные факторы жизненного стресса, естественно, сказываются на браках. Но развод после смерти ребенка не является неизбежным. «Очень важно подчеркнуть, что смерть ребенка не разрушит брак», — говорит Карр. «Обычно от этого проблемный брак становится хуже, а крепкий — лучше». Когда вы сталкиваетесь с болезнью или зависимостью, супруги, которые не согласны с наилучшим курсом лечения, подвергаются особенно высокому риску.«Если один из супругов винит другого или чувствует, что другой сделал что-то, чтобы ускорить смерть, это почти то, от чего нельзя избавиться».

Существуют также факторы, не зависящие от пары, которые могут испортить или спасти брак. «Горе, травма и депрессия влияют на способность участвовать во всех значимых отношениях», — говорит Зальц. «Но я видел пары, где все было наоборот. Они становятся ближе, поддерживают друг друга. Это единственный человек, который действительно может понять, что вы чувствуете.”

Матери и отцы, потерявшие ребенка, часто вынуждены бороться с оставшимися в живых братьями и сестрами. Выяснить, как быть родителями после потери ребенка, является уникальной проблемой, и здесь эксперты также соглашаются с тем, что результаты как для выживших детей, так и для родителей во многом зависят от состояния отношений до травмы. Смерть может как сплотить семью, так и разлучить ее.

Имея дело с неизлечимо больными детьми, существует особый риск того, что другие братья и сестры могут почувствовать, что ими пренебрегают, или обнаружат, что на них возлагается слишком много обязанностей, в то время как родители переключают свое внимание исключительно на страдающего ребенка.Больной ребенок «будет постоянно получать больше внимания, потому что им это необходимо», — говорит Карр. «Иногда потребности других детей не удовлетворяются, или с ними обращаются как с маленькими взрослыми, им дают больше работы по дому, или от них ждут, что они окажут родителям эмоциональную поддержку».

«Для них это может быть очень неприятно. Или это может быть воодушевляющим, но трудным ».

Справиться: как обеспечить и найти утешение для скорбящих родителей

После смерти ребенка те, кто остался дома, могут испытать депрессию, биологические и неврологические изменения, а также дестабилизацию семьи и брака.«Если вы находитесь в такой ситуации, и это ухудшает вашу способность функционировать, вам необходимо обратиться за лечением», — подчеркивает Зальц. «Родители, которые впадают в глубокую депрессию, не смогут воспитывать других детей или состоять в браке. Психотерапия может быть полезной, и лекарства тоже, по крайней мере, в краткосрочной перспективе ».

Лучшее, что могут сделать друзья и близкие родителей, потерявших близких, — это присутствовать, быть доступными и поддерживать. Если пострадавший говорит о самоубийстве, доставьте его в отделение неотложной помощи; если ситуация менее ужасная, но горе не утихает со временем, помогите им записаться на прием, чтобы поговорить с профессионалом или посетить группу самопомощи с другими родителями, потерявшими близких.Потому что даже самые чувствительные души редко могут помочь родителям справиться с утратой такого масштаба — и как бы вы ни старались, вы вряд ли действительно поймете.

Вот где действительно проявляется ценность группы самопомощи. «Единственное, что люди, потерявшие ребенка, ненавидят слышать от других:« Я знаю, через что вы проходите », — говорит Карр. «Они не могут знать».

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

.

Добавить комментарий