Классификация акцентуаций характера: Типы акцентуаций — Психологос

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

Первую из классификаций психопатий, получившую широкую известность, дал Е Kraepelin (1915). Ее недостаток состоял в том, что она не охватывала все наблюдаемые типы и изобиловала бытовыми названиями (чудаки, спорщики и т. п.). Однако именно эта классификация послужила отправной точкой для создания более полных и совершенных.

Все довольно многочисленные попытки в области группировок типов психопатий можно разделить на два направления.

Первое из них основывалось на клинико-индуктивном методе и отражало стремление как-то систематизировать то многообразие клинических проявлений, с которыми приходится сталкиваться. Большинство авторов, следовавших в этом направлении, выделяло около десятка типов психопатий. Наиболее известными классификациями этого направления были систематики К Schneider (1923) и П Б. Ганнушкина (1933).

Другое направление более базировалось на теоретико-дедуктивном подходе. Определенные концепции, изначальные установки служили отправной точкой для построения классификаций. Все богатство клинических проявлений оценивалось с точки зрения определенного постулата. Обычно систематики этого направления отличались подкупающей, на первый взгляд, простотой — два — четыре типа, но на практике они всегда оказывались недостаточными. Так, например, Е. Kretschmer (1921) пытался разделить всех психопатов на шизоидов и циклоидов соответственно двум типам биологической конституции — астеникам и пикникам. О. В. Кербиков (1961, 1962) и его последователи использовали для классификации психопатий учение И. П. Павлова о типах нервной системы (темпераментах). В зависимости от преобладания процессов возбуждения или торможения психопатии были разделены на две группы — возбудимые и тормозимые. Однако все разновидности психопатий уложить в такую схему оказалось невозможным. Тогда был добавлен паранойяльный тип как проявление патологической инертности и тип «неустойчивых» как проявление патологической лабильности нервных процессов. В дальнейшем от возбудимых и тормозимых были еще отделены шизоидный, психастенический и истерический типы [Гурьева В. А., Гиндикин В Я, 1980]. Но по-прежнему оставшиеся от первоначальной идеи О. В: Кербикова возбудимый и тормозимый типы представляют собой сборную группу. Сохранение этих типов, видимо, оправдано в судебно-экспертных целях у взрослых, но для задач реабилитации и психотерапии требуется их большая дифференциация, особенно в подростковом возрасте, когда для каждого из вариантов возбудимых и тормозимых требуются особые дифференцированные реабилитационно-психотерапевтические программы (см. «Заключение»).

Среди классификаций типов психопатий (нарушений характера) в детском и подростковом возрасте наиболее известные принадлежат F Homburger (1926), М Tramer (1949), L. Michaux (1953), Г. Е. Сухаревой (1959), Н. Stutte (1960). Почти все они выделяют около десятка типов и весьма похожи одна на другую. Классификация Г. Е. Сухаревой (1959) развивает в отношении детского возраста систематику П. Б. Ганнушкина. Детально описаны те типы, которые могут формироваться еще в детстве (аутисты, т. е. шизоиды, истероиды) или в младшем школьном возрасте (неустойчивые, психастеники, реже гипертимы). Об эпилептоидном и паранойяльном упоминается как о редких типах.

Систематика, которой мы придерживаемся при дальнейшем изложении, в основном исходит из классификаций типов психопатий по П. Б. Ганнушкину (1933) и Г. Е. Сухаревой (1959) и типов акцентуированных личностей у взрослых по К. Leonhard (1968). Однако наша систематика отличается от предыдущих двумя особенностями. Во-первых, она предназначена специально для подросткового возраста; все типы описываются такими, какими они в этом возрасте предстают. Поэтому в систематику включены такие типы, которые в детстве еще не видны: циклоидный, лабильный, астеноневротический, сенситивный, конформный. Во-вторых, данная систематика охватывает как психопатии, т. е. патологические аномалии характера, так и акцентуации, т. е. варианты нормы.

В отношении акцентуаций существуют две классификации типов. Первая предложена К Leonhard в 1968 г., вторая разработана нами в 1977 г. (опубликована в первом издании данной книги). В. В. Юстицкий (1977) сопоставил классификацию К. Leonhard и нашу. Однако во втором издании книги К. Leonhard (1976) его классификация была несколько видоизменена. Сопоставление с нею, сделанное нами, приводится ниже:

Тип акцентуированной личности по К. Leonhard (1976)

Тип акцентуации характера по нашей классификации

Демонстративный

Истероидный

Педантичный

Психастенический

Застревающий

Возбудимый

Эпилептоидный

Гипертимический

Гипертимный

Дистимический

Аффективно-лабильный

Циклоидный

Аффективно-экзальтированный

Лабильный

Эмотивный

Лабильный

Тревожный (боязливый)

Сенситивный

Экстравертированный

Гипертимно-конформный

Интровертированный

Шизоидный

То же

Сенситивный

Неустойчивый

Конформный

Астеноневротический

В классификации К Leonhard отсутствуют довольно распространенные в подростковом возрасте неустойчивый и конформный типы, а также астеноневротический тип Дистимический тип в его классификации соответствует конституционально-депрессивному типу по П. Б. Ганнушкину (1933), а застревающий тип — паранойяльному — оба они в подростковом возрасте практически не встречаются.

Далее будут описаны следующие типы психопатий и акцентуаций характера в подростковом возрасте: 1) гипертимный, 2) циклоидный, 3) лабильный, 4) астеноневротический, 5) сенситивный, 6) психастенический, 7) шизоидный, 8) эпилептоидный, 9) истероидный, 10) неустойчивый, 11) конформный. Циклоидный и конформный типы встречаются только в виде акцентуаций Паранойяльный тип в подростковом возрасте проявляется чрезвычайно редко, он раскрывается в 30—40 лет в период полной социальной зрелости [Печерникова Т П., 1979].

Астеноневротический и психастенический типы будут представлены относительно кратко, как типы акцентуаций, на основе которых преимущественно могу г возникать соответствующие неврозы.

В табл. 3 приводятся сведения о частоте указанных типов в трех группах подростков мужского пола: 1) при психопатиях, 2) при акцентуациях характера, потребовавших обследования в психиатрической больнице в связи с нарушениями поведения или реактивными состояниями, 3) в популяции здоровых подростков — учащихся ПТУ (данные нашего сотрудника Н. Я. Иванова). Смешанные типы психопатий и акцентуаций оценивались по чертам типа доминирующего.

Данные табл. 3 свидетельствуют, что достоверные различия (Р

больницу. При шизоидном типе достоверное различие имеется только в отношении частоты психопатий. Неустойчивых в процентном отношении среди госпитализированных оказалось даже меньше, чем в общей популяции. Очевидно, нарушения поведения при этом типе таковы, что чаще применяются воспитательные меры (направление в специальный интернат и т. п.).

Таблица 3. Частота (в %) разных типов психопатий и акцентуаций характера у подростков мужского пола

Тип

Психопатии (169)

Акцентуации характера

нарушения, потребовавшие госпитализации в психиатрический стационар (149)

популяция здоровых — учащихся ПТУ (374)

Гипертимный (включая гипертимно-неустойчивый и гипертимно-истероидный)

10

13

8

Циклоидный

0

2

3

Лабильный

2

11

0

Астеноневротический

1

4

0

Сенситивный (включая сенситивно- лабильный)

4

8

4

Психастенический

2

2

1

Шизоидный (включая шизоидно-истероидный, шизоидно-эпилептоидный, шизоидно-неустойчивый)

19

7

9

Эпилептоидный (включая эпилептоидно-истероидный, эпилептоидно-неустойчивый)

38

26

11

Истероидный (включая истероидно-неустойчивый, лабильно-истероидный)

13

15

3

Неустойчивый

11

11

21

Конформный

1

3

Не установлен

27

Примечание. В скобках — число обследованных.

Классификация акцентуаций — это… Что такое Классификация акцентуаций?

Классифика́ция акцентуа́ций — типология акцентуаций характера (личности), разработанная тем или иным автором.

За время существования понятия «акцентуация» было разработано несколько таких типологий. Первая из них (1968 год) принадлежит автору концепции, Карлу Леонгарду.[1] Следующая, получившая более широкую известность классификация от 1977 года, была разработана Андреем Евгеньевичем Личко и основывалась на классификации психопатий П. Б. Ганнушкина, выполненной в 1933 году.[2]

Классификация Леонгарда

Карл Леонгард выделил двенадцать типов акцентуации. По своему происхождению они имеют разную локализацию.

К темпераменту, как природному образованию, Леонгардом были отнесены типы:

  • гипертимный — желание деятельности, погоня за переживаниями, оптимизм, ориентированность на удачи
  • дистимический — заторможенность, подчеркивание этических сторон, переживания и опасения, ориентированность на неудачи
  • аффективно-лабильный — взаимная компенсация черт, ориентированность на различные эталоны
  • аффективно-экзальтированный — воодушевление, возвышенные чувства, возведение эмоций в культ
  • тревожный — боязливость, робость, покорность
  • эмотивный — мягкосердечие, боязливость, сострадание

К характеру, как социально обусловленному образованию, он отнёс типы:

  • демонстративный — самоуверенность, тщеславие, хвастовство, ложь, лесть, ориентированность на собственное Я как на эталон
  • педантичный — нерешительность, совестливость, ипохондрия, боязнь несоответствия Я идеалам
  • застревающий — подозрительность, обидчивость, тщеславие, переход от подъема к отчаянию
  • возбудимый — вспыльчивость, тяжеловесность, педантизм, ориентированность на инстинкты

К личностному уровню были отнесены типы:

  • экстравертированный
  • интровертированный

Cтоит обратить внимание на то, что понятия экстраверсии и интроверсии, использованные Леонгардом, ближе всего к представлениям Юнга: экстраверт по Леонгарду — это человек, ориентирующийся на внешние, «объективные» стимулы, восприимчивый к влиянию среды и заинтересованный в нём, в то время как интроверт — ориентирован на свои «субъективные» представления, мало подвержен внешнему влиянию и не заинтересован в нём.[1] Такое понимание экстраверсии и интроверсии не является единственно верным — в психологии существуют и другие описания этих характеристик, например, у Айзенка.

Классификация Личко

Гипертимный

Гипертимный (сверхактивный) тип акцентуации выражается в постоянном повышенном настроении и жизненном тонусе, неудержимой активности и жажде общения, в тенденции разбрасываться и не доводить начатое до конца. Люди с гипертимной акцентуацией характера не переносят однообразной обстановки, монотонного труда, одиночества и ограниченности контактов, безделья. Тем не менее, их отличает энергичность, активная жизненная позиция, коммуникабельность, а хорошее настроение мало зависит от обстановки. Люди с гипертимной акцентуацией легко меняют свои увлечения, любят риск.[2]

Циклоидный

При циклоидном типе акцентуации характера наблюдается наличие двух фаз — гипертимности и субдепрессии. Они не выражаются резко, обычно кратковременны (1—2 недели) и могут перемежаться длительными перерывами. Человек с циклоидной акцентуацией переживает циклические изменения настроения, когда подавленность сменяется повышенным настроением. При спаде настроения такие люди проявляют повышенную чувствительность к укорам, плохо переносят публичные унижения. Однако они инициативны, жизнерадостны и общительны. Их увлечения носят неустойчивый характер, в период спада проявляется склонность забрасывать дела. Сексуальная жизнь сильно зависит от подъёма и спада их общего состояния. В повышенной, гипертимной фазе такие люди крайне похожи на гипертимов.[2]

Лабильный

Лабильный тип акцентуации подразумевает крайне выраженную переменчивость настроения. Люди с лабильной акцентуацией имеют богатую чувственную сферу, они весьма чувствительны к знакам внимания. Слабая сторона их проявляется при эмоциональном отвержении со стороны близких людей, утрате близких и разлуке с теми, к кому они привязаны. Такие индивиды демонстрируют общительность, добродушие, искреннюю привязанность и социальную отзывчивость. Интересуются общением, тянутся к своим сверстникам, довольствуются ролью опекаемого.[2]

Астено-невротический

Астено-невротический тип характеризуется повышенной утомляемостью и раздражительностью. Астено-невротические люди склонны к ипохондрии, у них высокая утомляемость при соревновательной деятельности. У них могут наблюдаться внезапные аффективные вспышки по ничтожному поводу, эмоциональный срыв в случае осознания невыполнимости намеченных планов. Они аккуратны и дисциплинированы.[2]

Сенситивный (сензитивный)

Люди с сенситивным типом акцентуации весьма впечатлительны, характеризуются чувством собственной неполноценности, робостью, застенчивостью. Зачастую в подростковом возрасте становятся объектами насмешек. Они легко способны проявлять доброту, спокойствие и взаимопомощь. Их интересы лежат в интеллектуально-эстетической сфере, им важно социальное признание.[2]

Психастенический

Психастенический тип определяет склонность к самоанализу и рефлексии. Психастеники часто колеблются при принятии решений и не переносят высоких требований и груза ответственности за себя и других. Такие субъекты демонстрируют аккуратность и рассудительность, характерной чертой для них является самокритичность и надёжность. У них обычно ровное настроение без резких перемен. В сексе они зачастую опасаются совершить ошибку, но в целом их половая жизнь проходит без особенностей.[2]

Шизоидный

Шизоидная акцентуация характеризуется замкнутостью индивида, его отгороженностью от других людей. Шизоидным людям недостаёт интуиции и умения сопереживать. Они тяжело устанавливают эмоциональные контакты. Имеют стабильные и постоянные интересы. Весьма немногословны. Внутренний мир почти всегда закрыт для других и заполнен увлечениями и фантазиями, которые предназначены только для услаждения самого себя. Могут проявлять склонность к употреблению алкоголя, что никогда не сопровождается ощущением эйфории.[2]

Эпилептоидный

Эпилептоидный тип акцентуации характеризуется возбудимостью, напряжённостью и авторитарностью индивида. Человек с данным видом акцентуации склонен к периодам злобно-тоскливого настроения, раздражения с аффективными взрывами, поиску объектов для снятия злости. Мелочная аккуратность, скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий окружающих педантизм обычно рассматриваются как компенсация собственной инертности. Они не переносят неподчинения себе и материальные потери. Впрочем, они тщательны, внимательны к своему здоровью и пунктуальны. Стремятся к доминированию над сверстниками. В интимно-личностной сфере у них ярко выражается ревность. Часты случаи алкогольного опьянения с выплескиванием гнева и агрессии.[2]

Истероидный

У людей с истероидным типом ярко выражен эгоцентризм и жажда быть в центре внимания. Они слабо переносят удары по эгоцентризму, испытывают боязнь разоблачения и боязнь быть осмеянными, а также склонны к демонстративному суициду (парасуициду). Для них характерны упорство, инициативность, коммуникативность и активная позиция. Они выбирают наиболее популярные увлечения, которые легко меняют на ходу.[2]

Неустойчивый

Неустойчивый тип акцентуации характера определяет лень, нежелание вести трудовую или учебную деятельность. Данные люди имеют ярко выраженную тягу к развлечениям, праздному времяпрепровождению, безделью. Их идеал — остаться без контроля со стороны и быть предоставленными самим себе. Они общительны, открыты, услужливы. Очень много говорят. Секс для них выступает источником развлечения, сексуальная жизнь начинается рано, чувство любви им зачастую незнакомо. Склонны к потреблению алкоголя и наркотиков.[2]

Конфо́рмный

Конформный тип характеризуется конформностью окружению, такие люди стремятся «думать, как все». Они не переносят крутых перемен, ломки жизненного стереотипа, лишения привычного окружения. Их восприятие крайне ригидно и сильно ограничено их ожиданиями. Люди с данным типом акцентуации дружелюбны, дисциплинированы и неконфликтны. Их увлечения и сексуальная жизнь определяются социальным окружением. Вредные привычки зависят от отношения к ним в ближайшем социальном круге, на который они ориентируются при формировании своих ценностей.[2]

Примечания

Классификация акцентуаций характеров — презентация онлайн

1. Классификация акцентуаций характеров по А. Е. Личко

2. Классификация по А. Е. Личко построена на основе наблюдений за подростками.

3. По классификации А.Е.Личко, можно выделить следующие типы акцентуаций характера:

По классификации А.Е.Личко, можно выделить
следующие типы акцентуаций характера:
1. Гипертимный тип
2. Циклоидный тип.
3.Лабильный тип.
4.Астеноневротический тип.
5.Сензитивный тип.
6. Психастенический тип.
7. Шизоидный тип.
8. Эпилептоидный тип.
9. Истероидный тип.
10.Неустойчивый тип.
11.Конформный тип.

4. Гипертимный тип.

Постоянный признак – хорошее настроение. Энергичен, гиперактивен.
Дружба поверхностная, душа компании. Незлопамятен. Конформист.
Романтик. Прямодушен. Справедлив. Семья – партнеры по
развлечениям. Легко уживаются с другими. Карьеры не делает.
Организатор неплохой, но временно. Трудолюбив в составе команды.
Рабочие профессии. Пьют. Недомашний человек. Речь быстрая,
нечленораздельная. Память и эрудиция посредственная. Рефлексия
слабая или отсутствует. Мыслит в рамках аксиом. Авантюрист.
Творчество примитивное, бесхитростное. Самоучки. Воля сильная.
Легко поддаются влиянию. Смел. Гневлив. Аутентичен, не стремится
произвести впечатление. Уровень притязаний невелик. Юмор
сальный, грубый. Не религиозен. Эмпатия не слишком развита.
Свойственна анархия.

5. Циклоидный тип.

При циклоидном типе акцентуации характера наблюдается наличие
двух фаз — гипертимности и субдепрессии. Они не выражаются резко,
обычно кратковременны (1—2 недели) и могут перемежаться
длительными перерывами. Человек с циклоидной акцентуацией
переживает циклические изменения настроения, когда подавленность
сменяется повышенным настроением. При спаде настроения такие
люди проявляют повышенную чувствительность к укорам, плохо
переносят публичные унижения. Однако они инициативны,
жизнерадостны и общительны. Их увлечения носят неустойчивый
характер, в период спада проявляется склонность забрасывать дела.

6. Лабильный тип.

• Главная черта — крайняя изменчивость настроения, быстрая и мало
предсказуемое переключение эмоционального состояния.
• Богатая чувственная сфера, высокая чувствительность к знакам
внимания. Сильная душевная боль при эмоциональном отвержении со
стороны близких людей, утрате близких и разлуке с теми, к кому они
привязаны. Общительность, добродушие, искренняя привязанность,
социальная отзывчивость. Интересуются общением, тянутся к своим
сверстникам, довольствуются ролью опекаемого.

7. Астено-невротический тип.

Основные черты: быстро устают, низкая самооценка, болезненное
самолюбие, тщеславие. Робость, неуверенность, мнительность — и
одновременно крайняя нетерпеливость из-за той же самой
неуверенности в себе. Мелкие обиды копятся, потом прорываются в
вспышках гнева и раздражения на близких. Потом — раскаивается.

8. Сенситивный тип.

Чрезмерная чувствительность, впечатлительность, высокие моральные
требования в первую очередь к себе, низкая самооценка, робость и
застенчивость. Под ударами судьбы они легко становятся крайне
осторожными, подозрительными и замкнутыми. Одет со вкусом,
умеренно. Добродушное и внимательное выражение лица.
Предупредителен, следит за реакциями других. Исполнительный и
преданный. Способен проявлять доброту и взаимопомощь. Очень
общителен, коммуникабелен. Важно социальное признание. Интересы
в интеллектуально-эстетической сфере.

9. Психастенический тип.

Имеет склонность к самоанализу и рефлексии. Психастеники часто
колеблются при принятии решений и не переносят высоких
требований и груза ответственности за себя и других. Такие субъекты
демонстрируют аккуратность и рассудительность, характерной чертой
для них является самокритичность и надёжность. У них обычно
ровное настроение без резких перемен.

10. Шизоидный тип.

Речь: «во рту каша». Непластичен. Это — человек-формула.
Мышление оригинальное, но непоследовательное. В творчестве важен
процесс, а не результат. В науке — генератор идей. В религии —
теолог. Идеи парадоксальны и часто преждевременны. Шизоиды —
ум земли. Интеллектуальная агрессия. Плохо чувствует другого.
Творцы смыслового юмора (в т. ч. черного). Деревянная маска на
лице. Отсутствие имиджа. Семья — приложение к интеллектуальному
бытию. На столе творческий беспорядок. Тяготеет к теоретическим
исследованиям и вычислениям.

11. Эпилептоидный тип.

Речь внятная. Мышление стандартное. Сдержан, но взрывчат. Любит
порядок. Ультимативен. Законник. Морализатор. Прижимист.
Консерватор. Честь мундира. Проводник идеологии. Инквизитор.
Карьера «поступенная». Наводит справедливость. Надежен.
Семьянин. Мой дом — моя крепость. «Окопная» дружба. Он офицер,
учитель, врач.

12. Истероидный тип.

Истероид — художник жизни. С повышенной эмоциональностью,
тонкими чувствами и образным мышлением, он творит яркую картину
из всего, к чему он прикасается. Мастер детали, он теряется только
при необходимости сухого репортажа, при необходимости
канцелярски точно и упорядоченно изложить суть…
Истероиды — чаще женщины.

13. Неустойчивый тип.

Неустойчивый тип акцентуации характера определяет лень, нежелание
вести трудовую или учебную деятельность у человека. Данные люди
имеют ярко выраженную тягу к развлечениям, праздному
времяпрепровождению, безделью. Их идеал — остаться без контроля
со стороны и быть предоставленными самим себе. Они общительны,
открыты, услужливы. Очень много говорят. Чувство любви им
зачастую незнакомо. Склонны к потреблению алкоголя и наркотиков.

14. Конформный тип.

Конформный тип характеризуется конформностью окружению, такие
люди стремятся «думать, как все». Они не переносят крутых перемен,
ломки жизненного стереотипа, лишения привычного окружения. Их
восприятие крайне ригидно и сильно ограничено их ожиданиями.
Люди с данным типом акцентуации дружелюбны, дисциплинированы
и неконфликтны. Их увлечения и сексуальная жизнь определяются
социальным окружением. Вредные привычки зависят от отношения к
ним в ближайшем социальном круге, на который они ориентируются
при формировании своих ценностей.

15. Спасибо за внимание!

Типология акцентуаций характера у подростков Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.9.07

ТИПОЛОГИЯ АКЦЕНТУАЦИЙ ХАРАКТЕРА У ПОДРОСТКОВ

Бадиев Игорь Валерьевич

преподаватель кафедры возрастной и педагогической психологии Бурятского государственного университета

Россия, 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а E-mail: [email protected]

В статье представлены результаты исследования взаимосвязи эмоциональных и волевых свойств подростков с типом акцентуации характера. Рассматриваются основные подходы к изучению характера, проблемы его определения и операционализации, связи со смежными категориями. Характер определяется как устойчивый способ эмоционально-волевого реагирования индивида на среду. Данное определение противопоставляется пониманию характера как морально-этической оценки личности. Таким образом, мы полагаем, что характер можно определить через эмоциональные и волевые свойства. Под акцентуацией характера понимается чрезмерно выраженная черта характера, которая делает индивида уязвимым к специфическим воздействиям. В исследовании мы опираемся на типологию акцентуаций характера А. Е. Личко. Недостатком типологического подхода к изучению характера является отсутствие единого основания для их классификации. В работе впервые осуществлена попытка соотнести типологию акцентуаций характера с эмоционально-волевыми свойствами в качестве основания таксономии характеров. В ходе исследования выявлены степени выраженности эмоциональных и волевых свойств подростков с определенными типами акцентуаций характера, приведены описания данных типов в контексте эмоционально-волевого реагирования, в противовес описанию типичных поведенческих реакций. Ключевые слова: акцентуация характера, эмоциональные свойства, волевые качества, таксономия характеров, эмоционально-волевое реагирование, подростковый возраст.

TYPOLOGY OF ADOLESCENTS’ CHARACTER ACCENTUATIONS

Igor V. Badiev

Senior Lecturer, Buryat State University 24a, Smolina Str., 670000 Ulan-Ude, Russia

The article presented the results of studying correlation of emotional and volitional characteristics of adolescents with a character accentuation type. The main approaches to character studying, problems of its definition and operationalization, connection with other categories were considered. Character was defined as sustainable ways of emotional and volitional response of an individual to environment. This definition is opposed to understanding of character as moral and ethical evaluation of an individual. Thus, we believe that character could be determined through emotional and volitional qualities. Accentuation of character mean excessively expressed trait that makes an individual vulnerable to specific influences. In the study, we relied on A. E. Lichko’s typology of character accentuations. The disadvantage of typological approach to character studying was a lack of common basis for accentuations classification. We first made an attempt to correlate character accentuations typology with emotional and volitional qualities as a base of characters taxonomy. During the study the severity of emotional and volitional characteristics of adolescents with certain types of character accentuations was revealed, the descriptions of these character accentuations types in the context of emotional and volitional response were given as opposed to description of typical behavioral reactions.

Keywords: character accentuation, emotional properties, volitional qualities, characters taxonomy.

Термин «акцентуация» как чрезмерно выраженная индивидуальная черта, имеющая тенденцию к переходу в патологическое состояние, был введен Карлом Леонгардом [1, с. 75]. Психолог выразил свое понимание акцентуированной личности: «Личности, обозначаемые нами как акцентуированные, не являются патологическими. При ином толковании мы бы вынуждены были прийти к выводу, что нормальным следует считать только среднего человека, а всякое отклонение от такой середины должны были бы признать патологией» [1, с. 75].

При каждом типе акцентуации характера личность человека может быть различной. Так, эпи-лептоид может быть и аморальным преступником, и борцом за свободу, и истово верующим, и ярым атеистом [2]. А. Е. Личко, развивая идею об акцентуациях, указывал, что «…правильнее было бы говорить не об акцентуированных личностях, а об акцентуациях характера. Личность — понятие более широкое, оно включает интеллект, способности, мировоззрение и т. п. Характер считается базисом

личности, он формируется в основном в подростковом возрасте, личность как целое — уже при го-взрослении. Именно типы характера, а не личности в целом описаны К. Леонгардом, именно особенности характера отличают в его описаниях один тип от другого» [3, с. 8].

Под акцентуацией характера А. Е. Личко понимал «крайние варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим» [3, с. 9]. Таким образом, диагностическим критерием акцентуации характера явилось «место наименьшего сопротивления» [3, с. 8], то есть такое специфическое для определенного типа акцентуации характера психогенное воздействие, которое вызывает дезадаптив-ное поведение. При этом подросток с другим типом акцентуации может проявлять к данному воздействию повышенную устойчивость.

А. Е. Личко выделил следующие типы акцентуаций характера у подростков: 1 — гипертимный, 2 — циклоидный, 3 — лабильный, 4 — астено-невротический, 5 — психастенический, 6 — истероид-ный, 7 — эпилептоидный, 8 — шизоидный, 9 — сенситивный, 10 — неустойчивый, 11 — конформный. В своей монографии автор типологии указывает, что частота встречаемости акцентуаций характера среди популяции здоровых подростков в различных учебных заведениях, по данным Н. Я. Иванова, колеблется от 33 до 88 % [3].

При понимании под характером базиса личности, формирующийся в подростковом возрасте, возникает вопрос о тех конкретных психических феноменах, которые составляют характер, каковы его компоненты. С. Л. Рубинштейн определял характер следующим образом: «Черты характера — это те существенные свойства человека, из которых с определенной логикой и внутренней последовательностью вытекает одна линия поведения, одни поступки и которыми исключаются как несовместимые с ними, им противоречащие, другие» [4, с. 664]. Ю. Б. Гиппенрейтер определяет характер как «совокупность устойчивых свойств индивида, в которых выражаются способы его поведения и способы эмоционального реагирования» [5, с. 336].

Под характером мы будем понимать устойчивые способы реагирования человека на других людей в ситуациях обыденной жизни и в экстремальных ситуациях. Мы полагаем, что устойчивые способы реагирования формируются под влиянием эмоциональных и волевых свойств человека [6].

Нами была сформулирована задача установить, какие именно эмоциональные и волевые свойства определяют своеобразие проявлений конкретного типа акцентуации характера. Е. П. Ильин отнес к эмоциональным и волевым свойствам человека следующие проявления: эмоциональная возбудимость, глубина переживания эмоции, эмоциональная устойчивость, эмоциональная лабильность, оптимизм, эмоциональная отзывчивость, экспрессивность, терпеливость, упорство, настойчивость, смелость, решительность, выдержка [7, 8].

Определение степени выраженности тех или иных эмоциональных и волевых свойств акцентуированных подростков позволило дать нам описания типов акцентуаций характера, представленные ниже.

В исследовании приняли участие подростки в возрасте от 14 до 17 лет — ученики 9-11-х классов общеобразовательных школ. Нами были сформированы две возрастные группы: 50 мальчиков и 50 девочек в возрасте 14-15 лет, 50 мальчиков и 50 девочек в возрасте 16-17 лет, всего 200 подростков.

Тип акцентуации характера определялся с помощью патохарактерологического диагностического опросника, разработанного А. Е. Личко и его сотрудниками [4]. Эмоциональные и волевые свойства исследовались комплектом методик, включающим «Опросник для оценки терпеливости», «Опросник для оценки упорства», «Опросник для оценки настойчивости» Е. П. Ильина и Е. К. Фещенко [8], «Самооценка волевых качеств» Н. Е. Стамбуловой [8], «Характеристики эмоциональности» Е. П. Ильина [7], «Перцептивная самооценка парциальной и интегральной эмоциональной экспрессивности» Л. Е. Бачиной и А. Е. Ольшанниковой [9], тест на оптимизм «LOT» (Life orientation test) Ч. Шейера и М. Карвера [10], «Диагностика уровня эмпатии» М. И. Юсупова [9].

Оценка достоверности различий выраженности эмоционально-волевых свойств в различных типах акцентуаций характера осуществлялась однофакторным дисперсионным анализом ANOVA с последующим тестом гомогенных групп Дункана. Оценка достоверности различий в возрастных и гендерных группах также осуществлялась данным методом. Оценка согласия распределения типов акцентуаций характера относительно пола и возраста осуществлялась критерием хи-квадрат по Пирсону.

Процентное отношение типов акцентуаций характера в возрастных и тендерных группах представлено в таблице 1.

Таблица 1

Соотношение типов акцентуаций характера в возрастных и тендерных группах подростков (в %)

мальчики девочки

№ Тип акцентуации возраст

14-15 16-17 14-15 16-17

1 Гипертимный 18 20 14 24

2 Истероидный 0 10 12 12

3 Лабильный 14 10 22 24

4 Астено-невротический 0 0 0 0

5 Неустойчивый 4 4 2 2

6 Психастенический 6 8 8 16

7 Сензитивный 6 6 12 6

8 Шизоидный 10 10 16 4

9 Циклоидный 0 4 4 0

10 Эпилептоидный 30 20 10 10

11 Конформный 0 0 0 0

Всего акцентуаций 88 92 100 98

Мы сопоставили частоту встречаемости типов акцентуаций характера у мальчиков-подростков обеих возрастных групп с результатами Н. Я. Иванова, исследовавшего акцентуации характера среди подростков мужского пола — учащихся ПТУ в 1976 г. [3]. Данное сопоставление показало, что увеличилось количество акцентуированных подростков (73 % по данным Н. Я. Иванова, 90 % по результатам нашего исследования). Увеличилась частота встречаемости гипертимного типа акцентуации характера (8 и 19 %), психастенического (1 и 7 %), эпилептоидного (11 и 25 %). При этом уменьшилась частота встречаемости неустойчивого типа (21 и 4 %).

Исследование согласия распределений типов акцентуаций характера относительно пола подростков критерием хи-квадрат выявило значимые различия между мальчиками и девочками (р = 0,03). У мальчиков-подростков чаще диагностируется эпилептоидный тип акцентуации характера, у девочек-подростков — лабильный тип акцентуации характера. Относительно возраста значимых различий в распределении типов акцентуаций характера обнаружено не было.

Исследование выраженности эмоциональных и волевых свойств у мальчиков и девочек показало, что мальчики-подростки отличаются большей выраженностью волевых свойств, связанных с целеустремленностью и самообладанием для обеих возрастных групп. Для девочек-подростков обеих возрастных групп характерна большая выраженность эмоциональных свойств: они более эмоционально возбудимы, их эмоциональные переживания отличаются глубиной, эмоциональные состояния сохраняются дольше, и для возникновения эмоций требуется меньшее количество времени и силы действия эмоциогенного фактора. Для девочек характерно более оптимистическое восприятие мира, они свободнее выражают свои эмоции и легко откликаются на эмоциональные переживания окружающих.

Исследование выраженности эмоциональных и волевых свойств в возрастных группах не выявило значимых различий в выраженности волевых и эмоциональных свойств, таких как возбудимость, лабильность, интенсивность и устойчивость. При этом мальчики и девочки подростки в возрасте 14-15 лет отличаются в большей степени пессимистичными установками, у них слабее развита эмпатия, и они менее экспрессивны, чем подростки в возрасте 16-17 лет.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с гипертимным типом акцентуации характера

Подростки с гипертимным типом акцентуации характера отличаются выраженным упорством, настойчивостью, смелостью и решительностью. Для возбуждения эмоций у таких подростков необходим эмоциогенный раздражитель достаточной силы, при этом эмоции легко сменяют друг друга, эмоциональные состояния не нарушают эффективность общения и деятельности, эмоциональный фон оценивается как преимущественно положительный.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с циклоидным типом акцентуации характера

Циклоидные подростки характеризуются терпеливостью, сочетающейся со слабой настойчивостью и упорством, для возбуждения эмоциональных состояний необходим относительно слабый эмо-циогенный раздражитель, эмоции легко сменяют друг друга, при этом отрицательно влияют на эффективность общения и деятельности. Эмоциональные состояния слабо представлены в поведении, эмоциональный фон преимущественно отрицательный, эмпатия на низком уровне.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с лабильным типом акцентуации характера

Лабильные подростки отличаются слабой переносимостью неблагоприятных условий, трудностью удержания длительного волевого усилия, слабостью волевого контроля эмоций защитного характера и нерешительностью. Эмоциональные состояния возникают при воздействии слабых эмоцио-генных раздражителей и отрицательно влияют на эффективность общения и деятельности. Эмоциональные состояния сильно выражены в поведении, лабильные подростки легко откликаются на эмоциональные состояния других людей. Эмоциональный фон существенный вклад не вносит, предположительно, в силу его нестабильности.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с психастеническим типом акцентуации характера

Психастенические подростки отличаются слабой целеустремленностью и самообладанием, легкостью возникновения эмоциональных реакций и интенсивностью эмоциональных переживаний. Данные подростки эмоционально отзывчивые, эмоциональный фон преимущественно имеет тенденцию к положительному.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с истероидным типом акцентуации характера

Истероидный подросток отличается способностью удерживать волевое усилие в долговременной перспективе, легкостью принятия решений, способностью подавлять защитные эмоциональные реакции. Эмоции легко сменяют друг друга, при этом не вредят эффективности общения и деятельности. Эмоциональные состояния сильно выражены в поведении, общий эмоциональный фон преимущественно положительный.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с эпилептоидным типом акцентуации характера

Эпилептоидные подростки отличаются низкой способностью переносить неблагоприятные факторы, легко отказываются от краткосрочных целей в связи с возникшими трудностями, при этом легко подавляют импульсивные эмоциональные реакции. Для возбуждения эмоций необходим достаточно сильный эмоциогенный раздражитель, эмоции отличаются слабой интенсивностью. Можно предположить, что на уровне латентной акцентуации по эпилептоидному типу, подростки практически ничем не выделяются среди сверстников. «Точка наименьшего сопротивления» (возможность проявления деспотической власти в отношении других) таких подростков достаточно редко имеет место в условиях общеобразовательной школы. Следовательно, выраженность эмоциональных и волевых свойств данных подростков, полученных в результате исследования, отражает особенности эмоционально-волевого реагирования при стабильной адаптации.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с шизоидным типом акцентуации характера

Шизоидные подростки могут длительное время переносить неблагоприятные факторы, удерживать волевое усилие как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе, легко подавляют импульсивные порывы. Эмоциональные переживания достаточно глубоки, эмоции сохраняются длительное время и негативно сказываются на эффективности общения и деятельности. Эмоциональные состояния крайне слабо выражены в поведении, эмоциональный фон преимущественно снижен, выражена эмоциональная отзывчивость. Эмоциональная отзывчивость шизоидов является, вероятно,

опосредованной, при непосредственном восприятии эмоций других людей у шизоидов велика вероятность ошибки в их интерпретации. Таким образом, эмоциональная холодность шизоидов объясняется низкой экспрессивностью, сниженным эмоциональным фоном и выраженными волевыми свойствами.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с сенситивным типом акцентуации характера

Сенситивные подростки отличаются нерешительностью, трудностью подавления как эмоциональных реакций защитного характера, так и импульсивных. Эмоции отличаются глубиной переживания, сохраняются длительное время и отрицательно сказываются на эффективности общения и деятельности. Им свойственны преимущественно пессимистические установки и слабая эмоциональная отзывчивость.

Эмоциональные и волевые свойства подростков с неустойчивым типом акцентуации характера

Неустойчивые подростки отличаются способностью длительное время переносить неблагоприятные воздействия, способностью удерживать волевое усилие как в кратковременной, так и в долговременной перспективе, способностью подавлять защитные и импульсивные эмоциональные реакции, легкостью принятия решения.

Таким образом, результатом нашего исследования явились описания содержательных характеристик взаимосвязи типов акцентуаций характеров подростков с эмоциональными и волевыми свойствами: эмоциональной возбудимостью, интенсивностью, эмоциональной устойчивостью, лабильностью, оптимизмом, эмоциональной отзывчивостью, экспрессивностью, терпеливостью, упорством, настойчивостью, смелостью, решительностью, выдержкой. Мы можем говорить о том, что выраженность тех или иных эмоционально-волевых свойств достаточно устойчива в определенном типе акцентуации характера и может послужить основанием таксономии характеров.

Литература

1. Леонгард К. Акцентуированные личности / пер. В. М. Лещинская. — Ростов-н/Д.: Феникс, 2QQQ. —

541 с.

2. Личко А. Е. Акцентуации характера как концепция в психиатрии и медицинской психологии // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. — 1993. — № 1. — С. 5-17.

3. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков: патохарактерологический диагностический опросник для подростков (ПДО). — СПб.: Речь, 2Q13. — 251 с.

4. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — СПб.; Харьков; Минск; М.: Питер, 2QQQ. — 712 с.

5. Гиппенрейтер Ю. Б., Романова В. Я. Темперамент, характер, личность: проблемы и решения / Психология индивидуальных различий. — 3-е изд., испр. и доп. — М., 2QQ8. — С. 331-354.

6. Бадиев И. В. К проблеме определения характера // Вестник НГУ. Сер. Психология. — 2Q11. — Т. 5, вып. 1. — С. 1Q9-111.

7. Ильин Е. П. Эмоции и чувства. — СПб.: Питер, 2QQ1. — 749 с.

8. Ильин Е. П. Психология воли. — 2-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Питер, 2QQ9. — 364 с.

9. Фетискин Н. П., Козлов В. В., Мануйлов Г. М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп : учеб. пособие. — М.: Психотерапия, 2QQ9. — 539 с.

1Q. Сычев О. А. Психология оптимизма: учеб.-метод. пособие. — Бийск: БПГУ, 2QQ8. — 69 с.

References

1. Leonhard K. Akzentuierte Persönlichkeiten [Accentuated personalities]. Berlin, 1976. 328 p. (Ger.)

2. Lichko A. E. Aktsentuatsii kharaktera kak kontseptsiya v psikhiatrii i meditsinskoi psikhologii [Accentuation of character as a concept in psychiatry and medical psychology]. Obozrenie psikhiatrii i meditsinskoi psikhologii im. V. M. Bekhtereva — Bekhterev Review of Psychiatry and Medical Psychology. 1993. No. 1. Pp. 5-17.

3. Lichko A. E. Psikhopatii i aktsentuatsii kharaktera u podrostkov: patokharakterologicheskii diagnosticheskii oprosnik dlya podrostkov (PDO) [Psychopathy and character accentuations of adolescents: Pathocharacterological diagnostic questionnaire for adolescents (PDQ)]. St Petersburg: Rech’, 2Q13. 251 p.

4. Rubinshtein S. L. Osnovy obshchei psikhologii [Basics of general psychology]. St Petersburg; Khar’kov; Minsk; Moscow, 2QQQ. 712 p.

5. Gippenreiter Yu. B., Romanova V. Ya. Temperament, kharakter, lichnost’: Problemy i resheniya [Temperament, character, personality: Problems and Solutions]. Psikhologiya individual’nykh razlichii — Psychology of individual differences. Moscow, 2QQ8. Pp. 331-354.

6. Badiev I. V. K probleme opredeleniya kharaktera [To the problem of character determining]. VestnikNovosi-birskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Psikhologiya — Bulletin of Novosibirsk State University. Series: Psychology. Bk 5. V. 1, 2Q11. Pp. 1Q9-111.

7. Il’inE. P. Emotsii i chuvstva [Emotions and feelings]. St Petersburg: Piter, 2001. 749 p.

8. Il’in E. P. Psikhologiya voli [Psychology of will]. St Petersburg: Piter, 364 p.

9. Fetiskin N. P., Kozlov V. V., Manuilov G. M. Sotsial’no-psikhologicheskaya diagnostika razvitiya lichnosti i malykh grupp [Socio-psychological diagnosis of personality and small groups development]. Moscow: Psikhoterapiya, 2009. 539 p.

10. Sychev O. A. Psikhologiya optimizma [Psychology of optimism]. Bijsk: Bijsk Pedagogical State University publ., 2008. 69 p.

Сущность и значение акцентуаций характера

Определение 1

Акцентуация характера — это находящаяся в пределах клинической нормы особенность характера, при которой отдельные его черты чрезмерно усилены, по причине чего происходит обнаружение избирательной уязвимости в отношении одних психогенных воздействий с одновременным сохранением хорошей устойчивости к другим.

Эволюция категории «акцентуация»

Акцентуация не считается психическим расстройством, но по некоторым своим свойствам схожа с личностными расстройствами. Это позволяет ученым проводить между ними определенную линию сходства.

Категория «акцентуация» была предложена в 1968 г немецким психиатром К. Леонгардом. Он употребил это понятие в словосочетаниях «акцентуированная личность» и «акцентуированная черта личности», описывая акцентуации в качестве чрезмерно усиленных индивидуальных черт личности. Это свойство, по мнению ученого, способно переходить в патологические состояния при наступлении неблагоприятных условий.

Леонгард характеризовал акцентуации как «отклонение от нормы». Он отмечал, что, например, население Берлина представляет собой 50 % акцентуированных личностей и 50 % стандартного типа людей. Им была разработана собственная классификация акцентуаций, в рамках которой отражалось существенное воздействие психоаналитических концепций о типологии расстройств психики.

В 1977 г. А. Е. Личко, взяв за основу труды Леонгарда и классификацию психопатий П. Б. Ганнушкина, занялся развитием теории. Он начинает использовать термин «акцентуация характера», поскольку личность считается комплексным понятием для акцентуаций. Разработанная типология обладала явной привязкой к классификации Ганнушкина и имела отношение только к подростковому возрасту.

Сегодня отечественная психиатрия перешла на МКБ-10 и классификация Ганнушкина стала не актуальной. Для удобства специалисты пользуются международной типологией расстройств личности или психоаналитической типологией личностных расстройств.

По МКБ-10 акцентуация рассматривается в качестве проблемы, связанной со сложностями поддержки нормального образа жизни. Данная классификация к диагнозу «акцентуация личностных черт» присоединила поведенческие паттерны, которые характеризуются необузданными амбициями и стремлениями к высоким достижениям.

Готовые работы на аналогичную тему

Сущность акцентуаций

Ученые отмечают, что акцентуация происходит из нормального состояния психики. Далее она способна постепенно переходить в психопатию или расстройство личности. Они представляют собой элементы одной цепи, которые объединены с помощью общих процессов разной степени выраженности.

Сегодня классификации акцентуации и психопатии обладают исключительно описательным (феноменологическим) характером, что не способно отражать сущности психического процесса, который их формирует. По этой причине в качестве основы классификации берутся не внешние поведенческие проявления акцентуации (психопатии), а базовые аспекты психики и модели мира. Они прямым образом принимают участие в создании любой акцентуации.

Категория «акцентуация» более близка к понятию «расстройство личности». Основное отличие заключается в том, что 3 базовые аспекта расстройства личности, включая воздействие на все области жизни, стабильность и социальную дезадаптацию, не могут присутствовать в акцентуации одновременно.

Сущность акцентуаций проявляется в следующих особенностях:

  • Специфические реакции акцентуированного человека на психогенные воздействия (люди с расстройством личности на них реагируют в зависимости от особенностей своего расстройства).
  • Яркое проявление акцентуаций только в течение некоторого промежутка жизни (например, подростковый период), сглаживание со временем (расстройства личности появляются на ранних периодах жизни, стабильно увеличиваясь в ее течение).
  • Акцентуации не всегда приводят к социальной дезадаптации или могут приводить к ней только на короткое время (расстройства личности имеют постоянный характер).

Категория «акцентуация», как правило, определяется с помощью понятия «расстройство личности». Она вторична по отношению к нему. Если взять за основу утверждения Личко, которые связаны с отличиями акцентуаций от расстройств личности, то во всём остальном они будут похожи.

Значение акцентуаций

Акцентуации имеют большое значение в теории мотивации в качестве одного из видовых образований, которое включено в общую категорию личностных качеств (родовое образование). Они не только способны проявлять закономерную связь с мотивацией деятельности, но и самостоятельно выступают как функция мотивационных образований.

С этой точки зрения акцентуации являются неотъемлемым элементом личности. Они прямым образом влияют на поведение человека, включая его мотивацию к соответствующему виду деятельности. Таким образом, акцентуация рассматривается не только как отрицательное проявление, но как определенное свойство личности, которое выражено в той или иной мере.

В психологии акцентуации играют большую роль и определяются как крайние варианты нормы. Если они наблюдаются, то отдельные черты характера человека начинают чрезмерно усиливаться. По этой причине можно обнаруживать избирательную уязвимость в отношении некоторых психогенных воздействий. Это бывает даже тогда, когда существует повышенная устойчивость к другим воздействиям.

Среди особенностей психологической природы акцентуаций характера необходимо выделить:

  • Основой акцентуаций являются врожденные свойства темперамента;
  • Большая роль хронических или психотравмирующих ситуаций, которые возникали в детском или подростковом возрасте;
  • Воздействие особенностей воспитания.

С одной стороны черты характера, проявляющиеся более сильно, способны сделать человека более устойчивым к соответствующим факторам. Он может проявлять успешность в требуемой ситуации. Например, как правило, талантливыми актерами становятся люди, у которых преобладает истероидный тип. Человек, который легко находит общий язык с разными людьми, имеет гипертимный тип.

Акцентуация может не только помогать, но и мешать человеку. Особенно это актуально для людей с гипотимным типом, у которых проявляются серьезные проблемы при необходимости познакомиться с кем-то. Нужно учесть тот факт, что при наступлении сложной ситуации усиленные черты способны перерастать в психопатию, что, в свою очередь, может спровоцировать развитие невроза. Также эта ситуация подталкивает к возникновению алкогольной, наркотической зависимости, совершению противоправных действий.

Классификация отклонений и акцентуаций характера

Стремление расширить исследование индивидуальностей человека порождает интерес к ее пограничным формам, промежуточным между нормой и патологией, т.е. к материалу психиатрии. Для описания этих форм существует два основных понятия – психопатии (П.Б.Ганнушкин) и акцентуации личности и характера (К.Леонгард, А.Е. Личко).

Психопатии – это аномалии характера, которые а) определяют весь психический облик человека, б) не подвергаются значительным изменениям при его жизни, в) мешают ему правильно адаптироваться в окружающей социальной среде. Акцентуации представляют собой крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены (акцентуированы), вследствие чего человек болезненно уязвим по отношению к одним воздействиям, при относительной устойчивости – к другим.

Напомним, что отклонения и акцентуации характера рассматриваются психиатрами как резкие, обостренные проявления черт, присущих и нормальным людям. Поэтому не следует удивляться, если в описаниях психопатий кто-то узнает свои собственные черты, причем нередко не в одной, а сразу в нескольких различных группах.

Эмпирическое разделение психопатий на группы, так же как выделение типов акцентуаций, не имеет единого критерия. Главным из них остается содержательное сходство индивидуальных наборов черт с определенными психическими заболеваниями, не только циркулярным психозом или шизофренией, но и другими – паранойей, эпилепсией, истерией и т.д. Группы же циклоидов и шизоидов – сохраняются как отдельные, а иногда и как объединяющие несколько типовых отклонений. Рассмотрим кратко основные группы психопатий и типы акцентуаций, начиная с тех, которые близки к циклоидным и шизоидным (не повторяя, разумеется, описания последних). Заметим, что психопатические черты (по П.Б.Ганнушкину) характеризуют, прежде всего, взрослых людей, типы акцентуаций (по А.Е.Личко) – подростков, т.е. «переломный» возраст для становления характера и личности.

1. Конституционально-возбужденные (гипертимный тип) – люди, которые характеризуются постоянно приподнятыми, хорошим настроением, т.е. одним из двух крайних состояний циркулярного психоза. Жизнерадостные, общительные, приветливые, остроумные, они могут производить на окружающих самое благоприятное впечатление. Однако при резко выраженных формах симптоматика этой группы включает и характерные отрицательные черты. Стремление к лидерству (чаще – неформальному) делает конституционально-возбужденных заводилами шумных компаний, инициаторами масштабных начинаний, которые редко доводятся до конца. Энергичный гипертимный подросток обычно неусидчив, не систематичен в своих занятиях и обладает лишь поверхностными знаниями, интересами, при хороших способностях он, как правило, плохо успевает в школе, испытывая к тому же большие трудности при соблюдении дисциплинарных норм. В жизни конституционально-возбужденных возможны блестящие взлеты, хотя в деловых вопросах эти люди крайне ненадежны, и резкие падения, которые, впрочем, легко переносятся; гипертомики остаются находчивыми и изобретательными в любых затруднительных положениях. Их деятельная направленность может иметь, наконец, и асоциальные проявления (аферы, мошенничество и пр.).

2. Конституционально-депрессивные характеризуются вторым крайним состоянием циркулярного психоза – постоянно пониженным настроением, подавленностью, которые, как правило, определяют их общее самочувствие. Любая работа требует от них большого напряжения и поэтому быстро утомляет. Именно этих людей называют «тугодумами», несмотря на то, что их интеллектуальные возможности могут быть достаточно высокими. Трудности в общении у конституционально-депрессивных могут, с одной стороны, компенсироваться показным весельем на людях, а с другой – приводить к полной асоциальности, безразличию к окружающим. Показательным признаком данной группы психопатий являются постоянные самообвинения, чувство вины и собственной недостаточности, возникающее даже при незначительных проступках. В подростковом возрасте стабильных отклонений подобного рода обычно не выделяют, хотя по описаниям здесь достаточно близок им чувствительный, или сензитивный тип акцентуаций. Сензитивные подростки отличаются чрезмерной впечатлительностью, они пугливы, капризны (но беззлобны), до слез чувствительны к возможным насмешкам сверстников. В учебе старательны, но боятся любых проверок. Впрочем, подчас они стремятся изменить и даже сверхкомпенсировать свою «неполноценность», причем именно в тех сферах жизни (например, в общении), неудачи в которых переживаются ими особенно остро.

3. Лабильные (эмотивно-лабильные, реактивно-лабильные) отличаются изменчивостью настроения, его резкими перепадами по самым ничтожным поводам. Похвала и порицание, любые внешние события вызывают немедленные эмоциональные реакции, от чрезмерной радости до беспочвенного уныния. У них бывают «хорошие» и «плохие» дни, что нередко зависит от капризов погоды. Лабильных часто считают людьми легкомысленными, но это не так: они способны на глубокие постоянные чувства к родным, близким друзьям, любимому человеку.

Понятно, что к описанным типам примыкают и собственно циклоиды (в классификации П.Б.Ганнушкина все они объединяются в общую группу психопатий под данным названием). Шизоиды, как отдельная группа, определяются аутичностью в эмоциональной и познавательной сферах. Близкой к шизоидам по телесной конституции является группа астеников: речь идет об именно «психической астении», которую отличают два основных признака – раздражительность и утомляемость.

4. Неврастеники (астено-невротический тип) характеризуются чрезмерной возбудимостью, а также мнительностью в отношении своего здоровья. Частые болезненные ощущения соматических нарушений (сердца, органов пищеварения и др.) и повышенное внимание к ним отражают склонность к ипохондрии. Постоянные посетители врачебных кабинетов (подчас различных и сразу нескольких), неврастеники внушаемы и дают сильные психогенные реакции на любой возможный диагноз. Социальная дезадаптация неврастеников проявляется в смущении и робости, которые они могут пытаться скрыть под маской внешней развязности. Подростки астено-невротического типа обычно вспыльчивы, однако приступы бурной раздражительности быстро сменяются раскаянием. Часто они намеренно ищут собеседников, но в процессе общения – быстро устают.

5. Психастеники – другая разновидность астенической группы психопатий и отдельный тип акцентуаций (у подростков). Они отличаются чрезмерной нерешительностью, доходящей о полной неспособности принимать какие-либо решения. При этом длительное ожидание опасных событий в будущем (здоровье и участь близких, собственные неудачи и т.п.) травмируют их сильнее, чем события уже происшедшие. Постоянная тревога при необходимости выбора (даже в мелочах) компенсируется либо уходом в воображение, излишней мечтательностью и верой в приметы, либо – изобретением всякого рода ритуалов, выполнение которых «необходимо» для их осуществления. По тем же причинам психастеники часто склонны к самоанализу и рассуждениям, обстоятельным, но бесплодным.

6. Параноидная группа психопатий имеет своим главным признаком – склонность к образованию сверхценных идей. Особое (объективно неверное, завышенное) значение придает параноид собственной личности. Других людей он оценивает по отношению к своим высказываниям, мыслям, поступкам. Мышление параноидных психопатов характеризуется односторонностью, и понятное здесь резонерство (по сравнению, скажем, с шизоидами) не отличается богатством ассоциаций. В общении они недоверчивы, обидчивы, нередко мстительны и злопамятны. Неадекватны их реакции на успех: в житейских невзгодах (которые нередко возникают по собственной вине) они далеки от разочарования и остаются крайне некритичными к себе. Среди параноидов встречаются и фанатики (так их назвал П.Б.Ганнушкин), которые способны сделать конкретный вопрос (например, об определенной пищевой диете) едва ли не принципом мироздания и критерием моральных оценок. Интересно, что в подростковых типах акцентуаций характера аналог данного вида психопатий отсутствует.

7. Эпилептоидная группа психопатий (и соответствующий тип акцентуаций) характеризуется сочетанием трех основных признаков: а) крайней раздражительностью, вплоть до ярости; б) приступами аффективных расстройств (тоски, гнева, страха) и в) моральными дефектами (асоциальными установками). Впрочем, последняя особенность может быть скрытой и обнаруживаться, напротив, в преувеличенной гипер-социальности, в подчеркнуто строгом соблюдении моральных норм, доходящем до ханжества. Эпилептоиды обычно очень активны, напряженно деятельны, настойчивы и даже упрямы, в общении – эгоистичны, нетерпеливы и крайне нетерпимы к мнениям других, резко реагируя на любые возражения. Характерная для них страстность и любовь к сильным ощущениям нередко выражается в отсутствии чувства меры (в азартных играх, коллекционировании, обогащении и т.д.). Их мышление – инертно, вязко, нечувствительно к новому опыту. Эпилептоидные подростки отличаются аккуратностью, бережливостью, которая может переходить в жадность, ревность, требовательность при разделении как материальных благ, так и дружеского участия. В компаниях они стремятся к авторитарному лидерству, к власти, но если это не удается, жестокие к слабому, они заискивают перед сильными. Охотно упражняют свою физическую силу, тренируют ручные и др. навыки, предпочитая заниматься ими не в коллективе, а наедине и получая при этом особое чувственное удовольствие.

8. Истероиды (истероидный тип) отличаются, прежде всего, желанием обращать на себя постоянное внимание, для чего часто представляют себя и других намеренно неверно. Требующие признания, они любой ценой хотят казаться значительнее (как лучше, так и хуже), чем на самом деле. Это стремление выражается в эксцентричных поступках, оригинальных идеях, в рассказах о своих особых редко встречаемых (но объективно мнимых) заболеваниях, а также в демонстративных обмороках, припадках, попытках к суициду (как правило, «неудачных»). Их привязанности, интересы, чувства – поверхностны и во многом зависят от окружающих, так как рассчитаны на внешний эффект. Истероидные акцентуации часто встречаются у подростков, сопровождаясь инфантильностью и нередко смешиваясь с другими типами, например, гипертимным. Особую группу истероидов составляют (по П.Б. Ганнушкину) так называемые патологические лгуны, которые стремятся привлечь к себе внимание своей неумеренной фантазией.

9. Неустойчивые (неустойчивый тип) характеризуются полной реактивностью в поведении, которое целиком определяется внешней социальной средой. Не имея глубоких интересов и привязанностей, они скучают в одиночестве, но хорошо чувствуют себя в компаниях, умеют поддержать беседу. Неустойчивые легко внушаемы, в манере поведения часто берут пример с наиболее ярких своих приятелей. В работе они несамостоятельны, хотя и способны увлечься ею (но ненадолго), беспорядочны, неаккуратны и, наконец, ленивы. Неустойчивые особо склонны к приему наркотических и подобных им средств, под действием которых становятся, как правило, эгоистичными и жестокими, а по его окончании – горько раскаиваются, сетуя на случайные внешние обстоятельства. Слабоволие является основной чертой и неустойчивых подростков, оно делает их равнодушными к учебе, к любому, требующему усилий труду, к собственному будущему и требует постоянной, достаточно жесткой опеки.

10. Конституционально-глупые (конформный тип) – под этим названием сгруппированы психопатические индивиды с выраженной умственной недостаточностью. Однако это не единственный (а подчас и не главный) отличительный признак этой группы людей, которые, кстати, могут хорошо успевать в школе, средней и даже высшей, благодаря механическому запоминанию материала. Более точной является вторая ее характеристика – чрезмерная конформность, а именно – почти полное отсутствие собственной инициативы. Представители этой группы обычно ориентируются на свое непосредственное социальное окружение, однако не ищут в нем наиболее ярких примеров для подражания (как неустойчивые психопаты), но стремятся думать, действовать, «быть – как все». Неумение противостоять любому внешнему влиянию, внушаемость и консерватизм делают их ревностными слугами общепринятых мнений, дежурной моды и др., способными выражать банальные истины в напыщенной (нередко – усложненной) форме и с самым торжественным видом. Умелое и точное следование шаблону (например, модному фасону одежды или авторитетному, но, как правило, частному, лишенному констекста, предписанию) сопровождается ощущением собственной значительности, доходящим до горделивого самодовольства. Судьба подростков конформного типа определяется их средой, они могут становиться хорошими работниками (если их задания четко регламентированы), а попав в дурную компанию – втянуты в асоциальные действия из групповой «солидарности».

Терапевтическая работа с людьми, обладающими отклонениями или акцентуациями характера, направлена, прежде всего, на их социальную адаптацию. Основное значение приобретает, конечно, знание «уязвимых мест» этих людей. Такие «места», как мы видели, могут быть связаны с влиянием внешних условий или их внутренним тревожным ожиданием (мнительностью). К первым относится, например, отсутствие социальной поддержки со стороны ближайшего окружения (у сензитивов и конформных), ко второму -беспокойство о собственном здоровье (у неврастеников), в том числе – опасение «заразиться» (у эпилептоидов), или страх перед будущим – своим и своих близких (у психоастеников). Знание ситуаций, приводящим к болезненным расстройствам, позволяет моделировать благоприятные условия для нормальной жизни этих людей или их окружения. Так, если эти расстройства чисто реактивного характера, то нужно создать атмосферу доброжелательного, устойчивого социального отношения (для сензитивов и лабильных), допускающую смену основной деятельности (для гипертимиков), или, напротив, ее нормативную регламентацию (для неустойчивых). Если же отклонения и акцентуации характера имеют активные «природные» проявления (как, например, у параноидов и эпилептоидов), можно предупредить их нежелательные социальные последствия с помощью соответствующих фармакологических воздействий.

Завершая характеристику описательного подхода к анализу индивидуальности, можно выделить три его основные особенности.

Первая из них состоит в том, что реальность различных типов индивидуальности раскрывается перед исследователем (и понимается им) как непосредственная природная данность, существующая как бы «сама по себе». Не только потому, что она «живет» по своим законам, неизвестным эмпирику и независимым от него (хотя, быть может, именно поэтому индивидуальных типов характера достаточно много). Эта реальность представляется независимой от конкретного человека, которому дан тот или иной характер. Такие теоретические допущения имеют закономерные следствия в организации индивидуальной терапии. Терапевт (да и сам пациент) пытаются либо приспособиться к неподвластной им натуре, подбирая адекватные внешние условия, либо изменить ее, но также извне – путем внепсихических (например, фармакологических) влияний. Заметим, что при этом исследователь остается лишь участливым наблюдателем и выделяемые им эмпирические закономерности не имеют отношения к нему самому, и их последствия – происходят не с ним.

Вторая особенность касается представления о нормальной индивидуальности, т.е. о том, от чего отклоняется характер и с чем он сравнивается. В данном случае «норма» может быть получена путем статистического усреднения всех названных индивидуальных различий и является совершенно условным понятием. Действительно, поскольку совместить, найти промежуточный образец для столь многообразных индивидуальных отклонений, акцентуаций не представляется возможным, постольку так называемого «нормального характера» (по утверждению П.Б. Ганнушкина) просто не существует. Точнее, подобное усреднение и давало бы в результате – отсутствие характера, так как быть «бесхарактерным», значит не иметь никаких отличительных особенностей, что эмпирически – действительно пустая абстракция.

Третья особенность состоит в том, что в эмпирическую совокупность черт, составляющих ту или иную группу отклонений и акцентуаций, помещаются любые характеристики независимо от их функционального назначения и происхождения. Основные, базовые черты соседствуют здесь с различными своими модификациями, а их набор в целом разделяется, как правило, на черты первичные, т.е. врожденные, конституциональные, и вторичные, полученные при жизни. Полное же функциональное объяснение черт и их сочетаний (зачем и почему они складываются именно так), по существу, не входит в задачу исследователя, хотя и может иметь место в подходящих конкретных случаях.

Перечисленные особенности эмпирико-описательного, а по способу анализа – индуктивного подхода позволяют отличить его от подхода дедуктивного, направленного на выделение общих принципов построения типологии индивидуальностей. Не просто описать индивидуальные типы, но понять, объяснить необходимые закономерности их существования и, тем самым, раскрыть перед человеком возможность управления собственной индивидуальностью – такова общая цель этого подхода, к изложению которого мы и переходим. Понятно, что такая цель определяется радикально иными научно-теоретическими практическими установками

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Дифференциальная психология:

8.4.Акцентуации характера, критерий и виды. Классификации акцентуированных характеров по к. Леонгарду и а.Е. Личко.

Понятие «акцентуации» было введено в психологию К. Леонгардом. Его кон­цепция «акцентуированных личностей» основывалась па предположении о нали­чии основных и дополнительных черт личности. Основных черт значительно меньше, но они являются стержнем личности, определяют ее развитие, адапта­цию и психическое здоровье. При значительной выраженности основных черт они накладывают отпечаток на личность в целом, и при неблагоприятных обстоятель­ствах они могут разрушить всю структуру личности. По мнению Леонгарда, акцентуации личности, прежде всего проявляются в об­щении с другими людьми. Поэтому, оценивая стили общения, можно выделить определенные типы акцентуаций. В классификацию, предложенную Леонгардом, входят следующие типы:

1.Гипертимный тип. Его характеризует чрезвычайная контактность, слово­охотливость, выраженность жестов, мимики, пантомимики. Такой человек часто спонтанно отклоняется от первоначальной темы разговора. У него возникают эпи­зодические конфликты с окружающими людьми из-за недостаточно серьезного отношения к своим служебным и семейным обязанностям. Люди подобного типа нередко сами бывают инициаторами конфликтов, но огорчаются, если окружаю­щие делают им замечания по этому поводу. Из положительных черт, привлека­тельных для партнеров по общению, людей данного типа характеризуют энергич­ность, жажда деятельности, оптимизм, инициативность. Вместе с тем они обладают и некоторыми отталкивающими чертами: легкомыслием, склонностью к амораль­ным поступкам, повышенной раздражительностью, прожектерством, недостаточно серьезным отношением к своим обязанностям. Они трудно переносят условия жесткой дисциплины, монотонную деятельность, вынужденное одиночество.

2.Дистимиый тип. Его характеризует низкая контактность, немногословность, доминирующее пессимистическое настроение. Такие люди являются обычно до­моседами, тяготятся шумным обществом, редко вступают в конфликты с окру­жающими, ведут замкнутый образ жизни. Они высоко ценят тех, кто с ними дру­жит, и готовы им подчиняться. Они располагают следующими чертами личности, привлекательными для партнеров по общению: серьезностью, добросовестностью, обостренным чувством справедливости. Есть у них и отталкивающие черты. Это пассивность, замедленность мышления, неповоротливость, индивидуализм.

3.Циклоидный тип. Ему свойственны довольно частые периодические смены настроения, в результате чего так же часто меняется манера общения с окружаю­щими людьми. В период повышенного настроения такие люди являются общи­тельными. В период подавленного — замкнутыми. Во время душевного подъема они ведут себя как люди с гипертимной акцентуацией характера, а в период спа­да — как люди с дистимной акцентуацией.

4.Возбудимый тип. Данному типу присуща низкая контактность в общении, замедленность вербальных и невербальных реакций. Нередко такие люди зануд-липы и угрюмы, склонны к хамству и брани, к конфликтам, в которых сами яв­ляются активной, провоцирующей стороной. Они неуживчивы в коллективе, властны в семье. В эмоционально спокойном состоянии люди данного типа часто добросовестные, аккуратные, любят животных и маленьких детей. Однако в со­стоянии эмоционального возбуждения они бывают раздражительными, вспыль­чивыми, плохо контролируют свое поведение.

5.Застревающий тип. Его характеризует умеренная общительность, занудливость, склонность к нравоучениям, неразговорчивость. В конфликтах такой чело­век обычно выступает инициатором, активной стороной. Он стремится добиться высоких показателей в любом деле, за которое берется, предъявляет повышенные требования к себе. Особо чувствителен к социальной справедливости, вместе с тем обидчив, уязвим, подозрителен, мстителен; иногда чрезмерно самонадеян, често­любив, ревнив, предъявляет непомерные требования к близким и к подчиненным на работе.

6.Педантичный тип. Человек с акцентуацией такого типа редко вступает в кон­фликты, выступая в них скорее пассивной, чем активной стороной. На службе он ведет себя как бюрократ, предъявляя окружающим много формальных требова­ний. Вместе с тем он с охотой уступает лидерство другим людям. Иногда он изво­дит домашних чрезмерными претензиями на аккуратность. Его привлекательные черты: добросовестность, аккуратность, серьезность, надежность в делах, а оттал­кивающие и способствующие возникновению конфликтов — формализм, занудливость, брюзжание.

7.Тревожный тип. Людям с акцентуацией данного типа свойственны: низкая контактность, робость, неуверенность в себе, минорное настроение. Они редко вступают в конфликты с окружающими, играя в них в основном пассивную роль, в конфликтных ситуациях ищут поддержки и опоры. Нередко располагают следую­щими привлекательными чертами: дружелюбием, самокритичностью, исполни­тельностью. Вследствие своей беззащитности также нередко служат «козлами от­пущения», мишенями для шуток.

8.Эмотивный тип. Эти люди предпочитают общение в узком кругу избран­ных, с которыми устанавливаются хорошие контакты, которых они понимают «с полуслова». Редко сами вступают в конфликты, играя в них пассивную роль. Обиды носят в себе, не «выплескивая» наружу. Привлекательные черты: доброта, сострадательность, обостренное чувство долга, исполнительность. Отталкиваю­щие черты: чрезмерная чувствительность, слезливость.

9.Демонстративный тип. Этот тип акцентуации характеризуется легкостью установления контактов, стремлением к лидерству, жаждой власти и похвалы. Такой человек демонстрирует высокую приспособляемость к людям и вместе с тем склонность к интригам (при внешней мягкости манеры общения). Люди с ак­центуацией такого типа раздражают окружающих самоуверенностью и высокими притязаниями, систематически сами провоцируют конфликты, но при этом актив­но защищаются. Они обладают следующими чертами, привлекательными для партнеров по общению: обходительностью, артистичностью, способностью увлечь других, неординарностью мышления и поступков. Их отталкивающие черты: эго­изм, лицемерие, хвастовство, отлынивание от работы.

10.Экзальтированный тип. Ему свойственны: высокая контактность, слово­охотливость, влюбчивость. Такие люди часто спорят, но не доводят дело до от­крытых конфликтов. В конфликтных ситуациях они бывают как активной, так и пассивной стороной. Вместе с тем лица данной типологической группы привяза­ны и внимательны к друзьям и близким. Они альтруистичны, имеют чувство со­страдания, хороший вкус, проявляют яркость и искренность чувств. Отталкиваю­щие черты: паникерство, подверженность сиюминутным настроениям.

11.Экстравертированный тип. Такие люди отличаются высокой контактно­стью, у них масса друзей, знакомых, они словоохотливы до болтливости, открыты для любой информации, редко вступают в конфликты с окружающими и обычно играют в них пассивную роль. В общении с друзьями, на работе и в семье они ча­сто уступают лидерство другим, предпочитают подчиняться и находиться в тени. Они располагают такими привлекательными чертами, как готовность вниматель­но выслушать другого, сделать то, о чем просят, исполнительность. Отталкиваю­щие особенности: подверженность влиянию, легкомыслие, необдуманность по­ступков, страсть к развлечениям, к участию в распространении сплетен и слухов.

12.Интровертированный тип. Его, в отличие от предыдущего, характеризует очень низкая контактность, замкнутость, оторванность от реальности, склонность к философствованию. Такие люди любят одиночество; вступают в конфликты с окружающими только при попытках бесцеремонного вмешательства в их личную жизнь. Они часто представляют собой эмоционально холодных идеалистов, отно­сительно слабо привязанных к людям. Обладают такими привлекательными чер­тами, как сдержанность, наличие твердых убеждений, принципиальность. Есть у них и отталкивающие черты. Это — упрямство, ригидность мышления, упорное отстаивание своих идей. Такие люди на все имеют свою точку зрения, которая может оказаться ошибочной, резко отличаться от мнения других людей, и, тем не менее они продолжают ее отстаивать, несмотря ни на что.

Позднее классификацию характеров на основе описания акцентуаций предло­жил А. Е. Личко. Эта классификация построена на основе наблюдений за подрост­ками. Акцентуация характера, по Личко, — это чрезмерное усиление отдельных черт характера, при котором наблюдаются не выходящие за пределы нормы от­клонения в поведении человека, граничащие с патологией. Такие акцентуации, как временные состояния психики, чаще всего наблюдаются в подростковом и раннем юношеском возрасте. Личко объясняет этот факт так: «При действии психоген­ных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут на­ступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении» (Личко А. Е., 1983). При взрослении ребенка проявившиеся в детстве особенности его характе­ра, оставаясь достаточно выраженными, теряют свою остроту, но со временем вновь могут проявиться отчетливо (особенно если возникает заболевание). Классификация акцентуаций характеров у подростков, предложенная Личко, выглядит следующим образом:

1. Гипертимный тип. Подростки этого типа отличаются подвижностью, общи­тельностью, склонностью к озорству. В происходящие вокруг события .они всегда вносят много шума, любят неспокойные компании сверстников. При хороших об­щих способностях они обнаруживают неусидчивость, недостаточную дисципли­нированность, учатся неровно. Настроение у них всегда хорошее, приподнятое. С взрослыми — родителями и педагогами — у них нередко возникают конфлик­ты. Такие подростки имеют много разнообразных увлечений, но эти увлечения, как правило, поверхностны и быстро проходят. Подростки гипертимпого типа ча­сто переоценивают свои способности, бывают слишком самоуверенными, стремят­ся показать себя, прихвастнуть, произвести на окружающих впечатление.

2. Циклоидный тип. Характеризуется повышенной раздражительностью и склонностью к апатии. Подростки с акцентуацией характера данного типа пред­почитают находиться дома одни, вместо того чтобы где-то бывать со сверстника­ми. Они тяжело переживают даже незначительные неприятности, на замечания реагируют крайне раздражительно. Настроение периодически меняется от приподнятого до подавленного (отсюда название данного типа). Периоды перепа­да настроений составляют примерно две-три недели.

3. Лабильный тип. Этот тип характеризуется крайней изменчивостью настрое­ния, причем часто оно непредсказуемо. Поводы для неожиданного изменения на­строения могут оказаться самыми ничтожными, например кем-то, случайно об­роненное слово, чей-то неприветливый взгляд. Все они способны погрузиться в уныние и мрачное расположение духа при отсутствии каких-либо серьезных не­приятностей и неудач. Поведение этих подростков во многом зависит от сиюми­нутного настроения. Настоящее и будущее соответственно настроению может вос­приниматься то в светлых, то в мрачных тонах. Такие подростки, находясь в по­давленном настроении, крайне нуждаются в помощи и поддержке со стороны тех, кто может поправить их настроение, способен отвлечь, приободрить. Они хорошо понимают и чувствуют отношение к ним окружающих людей.

4. Астеноневротический тип. Этот тип характеризуется повышенной мнитель­ностью и капризностью, утомляемостью и раздражительностью. Особенно часто утомляемость проявляется при интеллектуальной деятельности.

5. Сензитивный тип. Ему свойственна повышенная чувствительность ко все­му: к тому, что радует, и к тому, что огорчает или пугает. Эти подростки не любят больших компаний, подвижных игр. Они обычно застенчивы и робки при посто­ронних людях и потому часто воспринимаются окружающими как замкнутые. Открыты и общительны они бывают только с теми, кто им хорошо знаком, обще­нию со сверстниками предпочитают общение с малышами и взрослыми. Они от­личаются послушанием и обнаруживают большую привязанность к родителям. В юношеском возрасте у таких подростков могут возникать трудности адаптации к кругу сверстников, а также «комплекс неполноценности». Вместе с тем у этих же подростков довольно рано формируется чувство долга, обнаруживаются высо­кие моральные требования к себе и к окружающим людям. Недостатки в своих способностях они часто компенсируют выбором сложных видов деятельности и повышенным усердием. Эти подростки разборчивы в нахождении для себя друзей и приятелей, обнаруживают большую привязанность в дружбе, обожают друзей, которые старше их по возрасту.

6. Психастенический тип. Такие подростки характеризуются ускоренным и ранним интеллектуальным развитием, склонностью к размышлениям и рассуж­дениям, к самоанализу и оценкам поведения других людей. Однако нередко они бывают больше сильны на словах, а не на деле. Самоуверенность у них сочетается с нерешительностью, а безапелляционность суждений — с поспешностью дей­ствий, предпринимаемых как раз в те моменты, когда требуется осторожность и осмотрительность.

7. Шизоидный тип. Наиболее существенная черта этого типа — замкнутость. Эти подростки не очень тянутся к сверстникам, предпочитают быть одни, нахо­диться в компании взрослых. Они нередко демонстрируют внешнее безразличие к окружающим людям, отсутствие интереса к ним, плохо понимают состояния других людей, их переживания, не умеют сочувствовать. Их внутренний мир не­редко наполнен различными фантазиями, какими-либо особенными увлечения­ми. Во внешних проявлениях своих чувств они достаточно сдержанны, не всегда понятны для окружающих, прежде всего для своих сверстников, которые их, как правило, не очень любят.

8. Эпилептоидный тип. Эти подростки часто плачут, изводят окружающих, осо­бенно в раннем детстве. Такие дети, как отмечает Личко, любят мучить животных, дразнить младших. В детских компаниях они ве­дут себя как диктаторы. Их типичные черты — жестокость, властность, себялю­бие. В группе детей, которыми они управляют, такие подростки устанавливают свои жесткие, почти террористические порядки, причем их личная власть в таких группах держится в основном на добровольной покорности других детей или на страхе. В условиях жесткого дисциплинарного режима они чувствуют себя неред­ко на высоте, стараются угождать начальству, добиваться определенных преиму­ществ перед сверстниками, получить власть, установить свой диктат над окружаю­щими.

9. Истероидный тип. Главная черта этого типа — эгоцентризм, жажда постоян­ного внимания к собственной особе. У подростков данного типа нередко выраже­на склонность к театральности, позерству, рисовке. Такие дети с большим трудом выносят, когда в их присутствии кто-то хвалит их же товарища, когда другим уде­ляют больше внимания, чем им самим. Для них насущной потребностью стано­вится стремление привлекать к себе внимание окружающих, выслушивать в свой адрес восторги и похвалы. Для этих подростков характерны претензии на исключи­тельное положение среди сверстников, и, чтобы оказать влияние на окружающих, привлечь к себе их внимание, они часто выступают в группах в роли зачинщиков и заводил. Вместе с тем, будучи неспособными, стать настоящими лидерами и орга­низаторами дела, завоевать себе неформальный авторитет, они часто и быстро тер­пят фиаско.

10. Неустойчивый тип. Его иногда неверно характеризуют как тип слабоволь­ного, плывущего по течению человека. Подростки данного типа обнаруживают повышенную склонность и тягу к развлечениям, причем без разбора, а также к без­делью и праздности. У них отсутствуют какие-либо серьезные, в том числе про­фессиональные, интересы, они почти совсем не думают о своем будущем.

11. Конформный тип. Подростки данного типа демонстрируют конъюнктур­ное, а часто просто бездумное подчинение любым авторитетам, большинству в груп­пе. Они обычно склонны к морализаторству и консерватизму, а их главное жиз­ненное кредо — «быть как все». Ради своих соб­ственных интересов готов предать товарища, покинуть его в трудную минуту, но, что бы он, ни совершил, он всегда найдет «моральное» оправдание своему поступ­ку, причем нередко даже не одно.

Практические и семинарские занятия 1 час. Типы (сочетание): кейс-метод, с применением затрудняющих условий (временные ограничения), групповое решение творческих задач (метод развивающейся кооперации), проектирование.

Типологий характера в психологии. Классификация акцентуаций характера по Личко А.Е.

На протяжении многих лет различные исследователи пытались построить типологии персонажей в психологии. Одна из первых авторитетных попыток была предпринята немецким психологом и психиатром Кречмером в начале 20 века. Позже его классификацию разработал его американский коллега Шелдон. Среди недавних исследований стоит отметить работы Леонарда, Фромма, Личко и ряда других ученых.

Принцип типологий

Следует отметить, что при определении типологии характера в психологии практически все исследователи исходили из перечня общих представлений. Среди них было несколько основных.

Большинство современных исследователей основывают свои теории на том, что характер человека формируется как можно раньше, а затем на протяжении всей остальной жизни он проявляет себя как более или менее стабильная система. Сочетание личностных качеств, которые являются частью характера конкретного человека, нельзя считать случайным.Из них формируются различные типы, позволяющие строить и отображать типологии персонажей.

Наконец, большое значение имеет тот факт, что практически всех людей в соответствии с этими типологиями можно разделить на определенные группы.

Персонаж человека

Современные ученые дают довольно точное определение природы человека в психологии. Считается, что это структуры относительно постоянных и устойчивых психических свойств, которые определяют поведение человека и характеристики взаимоотношений.

Также, говоря о характере человека, как правило, подразумевают определенное сочетание качеств и черт личности, благодаря которому на его действия и проявления накладывается определенная печать. Так в психологии формируется индивидуальный характер.

Важно понимать, из чего складываются черты характера. Это существенные свойства личности, определяющие образ жизни, тот или иной образ поведения. Есть специальная наука, которая занимается изучением персонажей, она называется характерология.Также есть раздел «Дифференциальная психология», изучающий различия между персонажами.

Как определить характер?

В настоящее время для определения психологического типа личности человека помогают психологические тесты по характеру. Сейчас используется большое количество различных анкет и тестов, которые могут дать ответ с большей или меньшей степенью достоверности.

Наиболее распространенными тестами для определения типов человеческого характера в психологии являются цветовой тест Люшера, тест Ганса Эйзенка, опросник Леонарда Шмишека по акцентуации характера и тест Кеттелла для детей 12-18 лет.

Карл Леонхард

В этой статье мы рассмотрим некоторые из наиболее распространенных типологий персонажей в психологии. Одна из самых известных классификаций была разработана немецким исследователем Карлом Леонхардом. Это психиатр, который первым в мире активно использовал термин «акцентуированная личность». Несмотря на то, что его концепция была основана на ранее сформулированных представлениях о «скрытых психопатиях», он развил их, создав самостоятельное учение.

Леонхард родился на территории Германской империи в 1904 году.В свое время его теория была настоящим научным прорывом, но сейчас считается несколько устаревшей. Позже на смену ей пришли несколько других типологий характера в психологии, но все они так или иначе основывались на работе немецкого психиатра.

Леонхард прожил 84 года. Он умер в Берлине в 1988 году, когда уже жил в ГДР. Его идеи изложены в монографии «Акцентные личности», состоящей из двух частей. Первая часть представляет собой подробный клинико-психологический анализ акцентированных личностей, а вторая, по сути, служит иллюстрацией, поскольку описывает характеристики героев классической мировой литературы в соответствии с тем или иным типом персонажей.За основу Леонхард взял произведения писателей из разных стран. Среди них Шекспир, Сервантес, Гете, Бальзак, Достоевский, Толстой, Гоголь, Стендаль и многие другие.

Классификация немецких психиатров

Леонгард определил типы характера в психологии, оценивая стиль общения человека с окружающими его людьми. В то же время он развивал и представлял самостоятельные типы персонажей.

  1. Гипертонический тип. Такие люди отличаются разговорчивостью, крайней контактностью, строгостью мимики и жестов.Человек может регулярно отклоняться в общении от исходной темы разговора, у него могут постоянно возникать эпизодические конфликты с другими людьми из-за того, что он слишком легкомысленно относится к семейным и служебным обязанностям. Как правило, такие люди сами становятся инициаторами конфликтов. К тому же у них много положительных черт, привлекающих партнеров для общения. Это жажда активности, энергии, инициативы, оптимизма. Из отталкивающих черт можно отметить склонность к аморальным поступкам, легкомыслие, повышенную раздражительность.
  2. Тип disty. Мужчина немногословен, неконтактен, пессимистичен в отношении окружающей действительности, ведет максимально закрытый образ жизни. При этом ценит друзей и готов им подчиняться.
  3. Циклоидный тип. Для него характерны регулярные перепады настроения, что меняет его способ общения с окружающими.
  4. Возбудимый тип. Такой человек отличается низкой контактностью в общении, медленными невербальными и вербальными реакциями. Такие люди склонны к оскорблениям и грубости, угрюмы и скучны, постоянно провоцируют конфликты.
  5. Застрявший тип. Это в меру общительные люди, склонные к морализаторству, очень немногословные. В любом случае они стремятся достичь максимальной производительности, сделать себя более требовательными. Уязвим и обидчив, чувствителен к социальной справедливости.
  6. Педантичный тип. Они практически не вступают в конфликты, в целом ведут себя пассивно. На работе предъявляют много претензий и требований к другим, ведут себя как бюрократы.
  7. Тип тревожный. Людям из этой группы свойственна робость и низкий контакт.У них в основном подавленное настроение, они чувствуют себя неуверенно. Они редко вступают в конфликт с другими; они играют в них крайне пассивную роль.
  8. Эмоциональный тип. Такие люди предпочитают общаться исключительно с избранными. Они несут в себе обиды. Людей привлекают сострадание, доброта и повышенное чувство долга. В то же время они очень плаксивые и чувствительные.
  9. Демонстрационный тип. Эти люди легко устанавливают контакты с совершенно незнакомыми людьми, любят, когда их хвалят, стремятся к лидерству и власти.Демонстрирует высокую адаптивность, склонен к интригам. При этом окружающих раздражает собственная самоуверенность, хвастовство, лицемерие. Привлекаемые исключительным артистизмом, вежливостью, неординарными поступками и мышлением, они способны увлечь других какой-нибудь идеей.
  10. Возвышенный тип. Влюбленные и разговорчивые люди. Они постоянно спорят, но редко доводят дело до конфликта. Они внимательны к друзьям, альтруистичны, готовы посочувствовать и проявить искренность. Они отталкивают предрасположенность к сиюминутным настроениям, паникеризму.
  11. Экстравертный тип. Это контактные люди, у которых много друзей и знакомых. У них всегда много друзей и близких друзей, открытых для общения и любой информации. Они привлекают других своей целеустремленностью, готовностью слушать другого человека. Многие не любят из-за легкомыслия, увлечения развлечениями, необдуманных поступков, регулярно участвуют в распространении слухов.
  12. Интровертный тип. Это закрытые люди, оторванные от реальности. Они любят побыть в одиночестве.У них есть твердые убеждения в жизни, строгие принципы. При этом они готовы упорно отстаивать свои идеалы, даже если они в корне ошибочны, упрямы.

Стоит подчеркнуть, что данная классификация относится в основном к взрослым людям.

Личко Андрей

В отечественной психологии очень популярна типология характера по А.Е.Личко. Это отечественный психиатр, доктор медицинских наук. Он родился в Ленинградской области в 1926 году.Выпускник Ленинградского медицинского института им. Павлова. Его исследовательские интересы включали лечение и диагностику психических расстройств в подростковом возрасте.

Создал собственную типологию личностей по творчеству Леонарда и его соотечественника Петра Борисовича Ганнушкина. Была популярна его монография «Психопатии и акцентуации характера у подростков», вышедшая в 1977 году. Фактически, она до сих пор остается справочником для отечественных психологов и психиатров.

Большое внимание уделялось популяризации науки.Был ответственным секретарем редакционной коллегии журнала «Эволюционная физиология и биохимия», редактировал «Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева».

Новая теория

Теория, разработанная Леонхардом, достаточно быстро доказала, насколько она полезна и надежна, насколько она может эффективно определять типологию черт личности. Однако в нем была существенная проблема, заключающаяся в том, что его использование было ограничено возрастом испытуемых.Анкета предназначена исключительно для взрослых. Дети и даже подростки, не имевшие соответствующего жизненного опыта, просто не могли ответить на ряд вопросов. В результате невозможно было классифицировать акцентуации характера.

Личко взялся решить эту проблему. Он доработал тест немецкого психиатра, чтобы его можно было использовать детям и подросткам. Также изменены описания типов акцентуации, изменены некоторые названия и добавлены новые.По словам Личко, изучать акцентуации целесообразнее у подростков, так как большинство из них уже сформировано до подросткового возраста, становясь ярче в определенный период жизни. В результате описание этих персонажей было расширено новыми данными.

Акцентуация личности

Автор типологии акцентуаций характера был первым, кто предложил использовать этот термин в официальной научной литературе. Он заменил его более ранней концепцией акцентуации личности.Основным мотивом этого было то, что личностные черты человека не могут быть обобщены этим понятием, так как они намного шире, они также включают мировоззрение, образование, характеристики восприятия, реакцию на внешние раздражители.

В психологии акцентуация характера — это временное изменение характера личности, которое может исчезнуть или кардинально измениться в процессе развития и роста ребенка. Дело в том, что характер — это внешнее отражение типа нашей нервной системы; он становится специфической характеристикой характеристик человеческого поведения.Изменения, происходящие с подростком, могут длиться всю жизнь или перейти в психопатию. Причем путь акцентуации определяется ее серьезностью, типом и социальной средой.

В результате это определение окончательно закрепилось в психологии. Акцентуация характера — это концепция, которая на протяжении многих лет определяла развитие характерологии.

В то же время Личко, как и Леонард, считал акцентуацию лишь одним из вариантов деформации характера, при котором отдельные черты приобретают дополнительное выражение.Все это увеличивает чувствительность человека к одному типу влияния, затрудняя адаптацию в других случаях. В результате у человека появляется способность адаптироваться на довольно высоком уровне. В то же время с некоторыми видами воздействий, не затрагивающих место наименьшего сопротивления, акцентированные личности справляются гораздо успешнее.

Сам Личко воспринимал акцентуацию как своего рода пограничное состояние между психопатией и нормой. В связи с этим сама классификация во многом основана на существовавшей в то время типологии психопатии.Всего советскими учеными выделено одиннадцать разновидностей.

Гипертоническая болезнь и циклоида

Гипертонический тип характерен для людей плохих стратегов, но блестящих тактик. Они предприимчивы, находчивы, активны, легко ориентируются в меняющихся обстоятельствах. Благодаря этому они могут значительно улучшить свое социальное и служебное положение, продвинуться по карьерной лестнице. Но в определенный момент склонны терять свои позиции из-за невозможности заранее просчитать определенные действия, часто ошибаются в людях.

Люди с гипертимическим типом общительны, активны, предприимчивы, у них всегда хорошее настроение, по крайней мере, на публике. Дети непоседливы, подвижны, часто балуются и разыгрывают. Подростки учатся нестабильно, в них хромает дисциплина. Из-за этого возникают конфликты с представителями старшего поколения. У них всегда много поверхностных увлечений, ни одно из которых их не интересует. В жизни постоянно переоценивают свои возможности.

Циклоидная акцентуация присуща апатичным и раздражительным людям.В детстве постоянно хотят побыть наедине, не любят играть со сверстниками. Любая неприятность очень сложна, в ответ на любые комментарии очень раздражаю, даже если они самые безобидные. У подростков с циклоидной акцентуацией резко меняется настроение.

В зрелом возрасте самые острые углы сглаживаются, но некоторые могут зацикливаться на своих комплексах, превращаясь в меланхоличных и угнетенных личностей. Часто их настроение зависит от времени года.

Чувствительные, шизоидные и истероидные типы

Представители чувствительного типа отличаются высокой чувствительностью к любым событиям, как пугающим, так и радостным.Подростки избегают подвижных и активных игр, не любят больших компаний и проказ. С незнакомцами они застенчивы и боязливы, производят впечатление замкнутых людей. Более того, для действительно близких они становятся верными и хорошими товарищами. Они не любят общаться со сверстниками, предпочитая людей намного старше или моложе себя. С любовью относятся к родителям, боятся их расстроить, поэтому всегда послушны.

Все это приводит к вероятности развития комплекса неполноценности, им сложно адаптироваться в новом коллективе.Они предъявляют высокие моральные требования к себе и другим. С благоговением, это сложные действия, которые очень ответственны.

Подростки шизоидного типа предпочитают одиночество общению со сверстниками, в крайнем случае — компании пожилых людей. Они не заинтересованы в общении с другими людьми, оставаясь к нему демонстративно равнодушными. Часто не понимают своих чувств и переживаний, не проявляют искренней симпатии к окружающим. Также они скрывают собственные эмоции, как правило, им не хватает взаимопонимания со сверстниками, поэтому они относятся к ним враждебно.

Представители истероидного типа любят, чтобы им уделялось все внимание, они носят артистичный и демонстративный характер. Когда в их присутствии они хвалят кого-то другого, они стремятся занять исключительное положение, привлечь к себе всеобщее внимание, как можно больше влиять на других. Часто они становятся организаторами каких-то проектов и мероприятий. При этом их организаторские способности крайне неразвиты, им сложно заработать авторитет у сверстников, стать своими неформальными лидерами, хотя они постоянно этого хотят.

Конформный, психастенический и параноидальный типы

Несовершеннолетние конформного типа не имеют собственного мнения, не критичны к себе, не инициативны. Их очень легко подчинить любому авторитету или группе людей. Образ жизни большинства из них в любой ситуации можно охарактеризовать словами «будь как все». Более того, они очень консервативны и склонны к морализаторству. Чтобы защитить свои интересы, они готовы даже на очень неблаговидные поступки, которые имеют объяснение и оправдание.

Подростки психастенического типа склонны к глубокому самоанализу, рефлексии, оценке поведения окружающих их людей. По интеллектуальному развитию они опережают своих сверстников; их нерешительность сочетается с безапелляционными взглядами и суждениями, самоуверенностью. Когда им нужно внимание и рассудительность, они часто склонны к импульсивным действиям. С возрастом представители психастенического типа мало меняются. Часто это приводит к употреблению наркотиков или алкоголя.В отношениях они мелочны и деспотичны, это мешает им нормально общаться с окружающими людьми.

Интересно, что параноидальный тип не всегда входит в классификацию Личко. Дело в том, что основные его проявления появляются только через 30, а то и 40 лет. В подростковом и особенно детском возрасте его представителей обычно относят к шизоидным или эпилептоидным акцентуациям. В зрелом возрасте на первый план начинает выходить завышенная самооценка, представление о собственной исключительности.Они отличаются от бредовых идей только тем, что воспринимаются окружающими как вполне реальные, хотя и неоправданно высокие.

Блог Шэрон Грин: Как выражаются основные типы акцентуаций характера?

Блог Шэрон Грин

У каждого типа классификации акцентуаций характера есть свое «место наименьшего сопротивления» — нетерпимость к определенной ситуации, попадание в которую человек, находящийся на верхней границе нормы, испытывает сильный психологический дискомфорт.Впоследствии это может сформировать патологию. Во власти других заметить такой момент и помочь человеку с ним справиться. Нужно только понимать, к какому типу акцентуации он склонен.


1. Гипертимический тип (от «вилочковая железа» — «эмоции»). У человека высокий жизненный тонус, он всегда в приподнятом настроении, активный, общительный, яркий. Сильно выраженное стремление к лидерству, легко проявляет как положительные, так и отрицательные эмоции. Когда к патологии приближается гипертимический тип, качества трансформируются.Активность в исполнении дел становится разрозненной, невыполнение чего-либо до конца. Коммуникабельность перерастает в излишнюю легкость завязывания галстуков, одержимость. Отношение к морали становится неактуальным, такие люди стремятся все пробовать на себе. Это часто приводит к попаданию в криминальные структуры. В подростковом возрасте они яростно отстаивают свою независимость. «Место наименьшего сопротивления»: соблюдение правил, одиночество, дезинформация.

2. Шизоидный тип . Замкнутый, отстраненный, сильно истощенный социальными контактами человек.Они плохо понимают социальные нормы, предпочитая жить в собственном мире. Таким людям можно постепенно помогать, общаясь с ними, например, начать с чатов на сайтах знакомств, а вы можете продолжить с услугами видеочата, чтобы стать бесплатным видеочатом, вы можете перейти по этой ссылке и попробовать, в любом случае, это хорошо даже если тебе очень одиноко.

3. Циклоидный тип . Тип, склонный к перепадам настроения, которые характеризуются длительным течением (человек может находиться в одном настроении неделю, месяц или несколько месяцев).В основном, состояние меняется по амплитуде «скорость снижения — снижение», а тем более «подъем настроения — это норма». Очень часто колебания связаны с сезонами. Падение настроения вызывает чрезмерную критику, сильную концентрацию на своих недостатках. «Место наименьшего сопротивления»: радикальное искоренение жизненных стереотипов; движущийся; новинка.

4. Эмоционально-лабильный тип (эмоциональная нестабильность) . Для них характерны большие колебания настроения в течение дня по второстепенным причинам.Глубина переживания, как правило, не соответствует силе раздражителя (например, беспокойная радость при покупке желаемой булочки или сильные рыдания из-за сломанного карандаша). «Место наименьшего сопротивления»: когда вы теряете контакт с любимым человеком, переживания более глубокие и болезненные, чем у других людей.

В: В: 2020-02-28 01: 58: 10.562 http://jobhop.co.uk/blog/7287/how-are-the-main-types-of-character-accentuations-expressed

расстройство личности | Britannica

Расстройство личности , также называемое Расстройство характера , психическое расстройство, которое характеризуется глубоко укоренившимися и продолжительными моделями негибкого, дезадаптивного или антиобщественного поведения.Расстройство личности — это усиление одной или нескольких черт личности до такой степени, что эта черта значительно ухудшает социальное или профессиональное функционирование человека. Строго говоря, расстройства личности не являются болезнями, поскольку они не обязательно связаны с нарушением эмоционального, интеллектуального или перцептивного функционирования. Во многих случаях человек с расстройством личности не обращается за психиатрическим лечением по этому поводу, если только на него не оказывают давление родственники или суд.

Есть много различных типов расстройств личности; они классифицируются в соответствии с конкретными подчеркиваемыми чертами личности.Люди с параноидальным расстройством личности демонстрируют повсеместное и неоправданное недоверие и подозрительность по отношению к другим. Они могут быть скрытными или агрессивными и чрезмерно чувствительны к подразумеваемым оскорблениям или критике. Люди с шизоидным расстройством личности кажутся отчужденными, замкнутыми, безразличными, лишенными чувства юмора, тупыми и одинокими до ненормальной степени. Лица с взрывным расстройством личности демонстрируют крайнюю эмоциональную нестабильность, характеризующуюся взрывными вспышками гнева при незначительной провокации.Лица с театральным расстройством личности постоянно демонстрируют чрезмерно драматичное, очень возбудимое и ярко выраженное поведение (, то есть театральное поведение). Людям с зависимым расстройством личности не хватает энергии и инициативы, и они пассивно позволяют другим брать на себя ответственность за основные аспекты своей жизни. Люди с пассивно-агрессивным расстройством личности выражают свою враждебность с помощью таких косвенных средств, как упрямство, промедление, неэффективность и забывчивость.

Британская викторина

44 вопроса из самых популярных викторин «Британника» о здоровье и медицине

Что вы знаете об анатомии человека? Как насчет медицинских условий? Мозг? Вам нужно будет много знать, чтобы ответить на 44 самых сложных вопроса из самых популярных викторин Britannica о здоровье и медицине.

Одним из наиболее важных расстройств является антисоциальное, социопатическое или психопатическое расстройство личности. Это расстройство в основном характеризуется хроническим и постоянным антиобщественным поведением в личном анамнезе, при котором нарушаются права других. Еще одним важным показателем является низкая производительность труда или ее полное отсутствие. Лица с антиобщественным расстройством личности составляют значительную часть преступных и правонарушительных элементов общества. Помимо постоянной преступности, симптомы могут также включать половую распущенность или сексуальную агрессию, а также наркоманию или алкоголизм.Социопаты обычно принимают свое поведение как естественное, не чувствуют вины, когда причиняют боль другим, не видят причин или возможностей для изменений и сопротивляются терапии.

Причины расстройств личности неизвестны, хотя, несомненно, здесь присутствует наследственный элемент. Черты личности по определению практически постоянны, поэтому расстройства личности поддаются лечению лишь частично, если вообще поддаются лечению. Наиболее эффективное лечение сочетает в себе различные поведенческие и психотерапевтические методы лечения.В некоторых случаях лекарства могут быть полезны для облегчения периодического беспокойства, депрессии, эмоциональной нестабильности или параноидальных наклонностей.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

границ | Использование классификации VIA для развития психологической науки о добродетели

Введение

Нам сейчас невыгодно заниматься моральной философией; в любом случае от этого следует отказаться, пока у нас не будет адекватной философии психологии, которой нам явно не хватает. — (Анскомб (1958), стр.1)

Классификация сильных сторон и добродетелей VIA (Петерсон и Селигман, 2004) была задумана как отправная точка для науки о позитивном функционировании человека. Модель состоит из 24 сильных сторон характера, которые были задуманы как отражение шести добродетелей. Один из аспектов модели, который не получил столько внимания, сколько заслуживает, — это возможность использования классификации VIA в качестве инструмента для научного исследования добродетели.

Добродетели можно концептуализировать как личные качества, которые в общей практике имеют как личную, так и общественную ценность, такие как склонность быть добрыми или критически оценивать информацию.Таким образом, наука о добродетели будет сосредоточена на таких вопросах, как измерение этих черт, как они развиваются и как можно стимулировать их развитие (подробнее см. Fowers et al., В печати).

Стоит ли заниматься наукой добродетели? Критический анализ концепции добродетели мог бы разумно утверждать, что добродетель должна оказаться чем-то большим, чем бромид греко-римского мира, который христиане сочли полезным, и в результате проникла в современную западную моральную философию просто из-за наследия.Реальность такова, что этика добродетели предлагает особый подход к размышлению о моральной и коллективной роли человека, который, вероятно, окажется особенно поддающимся научному и психологическому анализу.

Примечательно, что мы не единственные психологи, призывающие к научному изучению добродетелей как черт личности (Cokelet and Fowers, 2019; Fowers et al., В печати). Можно поднять несколько вопросов, чтобы поддержать добродетель как стоящую тему научного и психологического исследования.Во-первых, этика добродетели — это прежде всего исследование природы морального деятеля, а не морального акта. Там, где деонтологические и утилитарные точки зрения были основаны с целью определения моральных правил, современная этика добродетели больше, чем что-либо еще, касается того, как субъект решает, что значит действовать хорошо. Точно так же, когда деонтологическая и утилитарная точки зрения сосредоточены именно на понимании морали, в развитии своей концепции добродетели греки и римляне больше интересовались этикой хорошей жизни, жизнью самосовершенствования и коллективного совершенствования.Эта точка зрения включает в себя интерес к атрибутам, которые не являются строго моральными, но которые все же продвигают как личность, так и индивидуальное сообщество, классический пример — интерес Аристотеля к интеллектуальным, а также моральным добродетелям. Всеобъемлющая этика добродетели потребует рассмотрения того, как человек принимает добродетельные решения в сложных, неоднозначных и неопределенных реальных обстоятельствах, которые связаны с конкурирующими соображениями. Ясно, что это входит в компетенцию научной психологии, заинтересованной в содействии как общественному, так и индивидуальному благу.

В этой статье мы предлагаем несколько способов, которыми может предложить классификация VIA, которая уже использовалась для оценки некоторых ценных гипотез, относящихся к развитию психологии добродетели, т. Е. Эмпирически обоснованной теории того, что представляет собой относительно добродетельное (лично обогащающая, социально достойная и желанная для общества) жизненная ориентация. Следующие темы будут рассмотрены в первую очередь с точки зрения классификации VIA:

1. Пространственная и категориальная концептуализация добродетели.

2. К иерархической систематике добродетелей.

3. Эволюционный взгляд на фундаментальные добродетели.

4. Взаимность добродетелей.

5. Природа практической мудрости.

Предварительные выпуски

Однако, прежде чем переходить к конкретным темам, следует рассмотреть три вопроса. (1) Классификация VIA предполагает иерархическую взаимосвязь между конструкциями, определяемыми как сильные стороны характера, и конструкциями, определяемыми как достоинства.Если в классификации VIA проводится различие между более широкими достоинствами и более конкретными сильными сторонами характера, оба уровня имеют значение в контексте этики добродетели. В своем обсуждении этики добродетели философ Рассел (2012) предложил альтернативный лексикон из основных добродетелей, (соответствующих добродетелям VIA) и подчиненных добродетелей, (сильные стороны характера). Тем не менее, третий набор терминов можно найти в психологии личности, где иерархическое структурирование описывается в терминах доменов и аспектов (Costa and McCrae, 1995).Выбор терминологии несколько произвольный и будет варьироваться в этой статье в зависимости от того, какой фреймворк наиболее полезен на данном этапе.

(2) Наш критический аналитик мог бы справедливо спросить, обеспечивают ли сильные стороны характера VIA прочную основу для эмпирических исследований природы добродетели. Хотя среди теоретиков добродетели существует консенсус в отношении того, что этика добродетели может быть основана на наборе личных качеств, называемых добродетелями, в литературе не появилось авторитетного описания этого набора.Например, таблица 1 представляет собой выборку списков добродетелей только с начала 20-го века, и многие другие доступны. Среди философов даже велись дискуссии о том, возможно или необходимо перечисление «добродетелей».

Таблица 1. Таксономия добродетели с 20 века.

Здесь мы видим важное эпистемологическое различие между философским и психологическим подходами к добродетели. С первой точки зрения все еще можно делать аналитические выводы о природе добродетелей без установленного перечня добродетелей, в то время как научная психология добродетели требует фундамента четко определенных построений.Отсутствие установленного списка добродетелей потенциально препятствует развитию науки о добродетели несколькими способами:

1. Если согласовано, что этика добродетели основана на наборе личных качеств, заслуживающих называться добродетелями, перечисление этих атрибутов будет играть важную роль в проверке эмпирических гипотез о добродетели. Можно провести параллели с научными достижениями, которые стали возможными благодаря периодической таблице элементов, линнеевскому подходу к биологической классификации или (ближе к дому) пятифакторной модели личности.

2. Если быть добродетельным означает действовать в соответствии с добродетелями, но список добродетелей неопределен, четкие гипотезы о том, что значит действовать добродетельно, могут быть невозможны (обсуждение этого вопроса см. В Russell, 2012).

3. Если разные исследователи полагаются на разные концептуальные представления о ключевых аспектах добродетели, потенциал кумулятивной науки о добродетели уменьшается. Исследование, которое проверяет гипотезу о добродетели с использованием одной модели добродетелей, может мало что сказать о справедливости этой гипотезы для других моделей добродетели или теории добродетели в целом.Например, были созданы различные образовательные программы, направленные на развитие добродетелей у учащихся, но проблематично использовать доказательства для одной программы в качестве доказательств для области в целом, если целевые конструкции заметно различаются.

Эти опасения можно переоценить. Обзор списков добродетелей в Таблице 1 демонстрирует значительную степень совпадения, предлагая некоторый неформальный консенсус по кардинальным чертам. Тем не менее, примеры, приведенные в нашем первом пункте выше, демонстрируют, в какой степени разумная таксономия оказалась ценным эмпирическим инструментом в других контекстах.

Даже если кто-то признает важность общего списка добродетелей для достижения накопления знаний в науке добродетели, остается вопрос, являются ли сильные стороны характера VIA адекватной отправной точкой для разработки такого списка. Например, трудно установить его полноту, тем более что некоторые перечисления добродетелей были значительно длиннее (например, Hume, 1751/2010).

В ответ можно отметить, что несколько попыток разработки списка достоинств включали так много источников ввода или были разработаны так прозрачно и совместно, как 24 сильные стороны VIA.Более 50 экспертов по положительному функционированию человека внесли свой вклад в проект, было проведено множество обзоров литературы для поддержки процесса, и 13 ведущих экспертов в этой области участвовали в принятии решений (Peterson and Seligman, 2004). Были сгенерированы явные критерии для определения того, какие кандидаты силы характера остались в окончательном списке. Напротив, большинство других списков было предложено без какого-либо обоснования или проверки. Недавнее исследование, в котором бездомной молодежи было предложено перечислить личные характеристики, которые были особенно значимыми для них в их попытках преуспеть или справиться с жизненными проблемами, показало, что 98% ответов можно было классифицировать в соответствии с 24 сильными сторонами характера VIA (Cooley et al., 2019), что дает некоторые эмпирические доказательства их полноты. С другой стороны, недавнее исследование, посвященное тому, как обычные люди характеризуют добродетель, показало, что 10 из 24 сильных сторон VIA никогда не упоминались (Gulliford et al., В печати). Упущения, по-видимому, представляют собой комбинацию случаев, когда акцент на позитивном функционировании при выявлении сильных сторон VIA привел к включению конструктов, обычно не связанных с добродетелью (например, отсутствовала командная работа), различиям в том, как эксперты и обычные люди может осмыслить добродетель (например,g., справедливость отсутствовала), и термины, которые частично совпадают (например, социальный интеллект и сочувствие / сочувствие).

Предполагая, что для разработки достаточно полного набора достоинств можно проделать большую работу, стоит отметить, что таксономию не нужно совершенствовать, прежде чем ее можно будет использовать для внесения важного вклада. Методы классификации жизни на Земле со временем совершенствовались, и эта классификационная система остается неполной даже сегодня. Если сильные стороны характера VIA можно считать разумной отправной точкой для каталога важных добродетелей, то они могут служить цели проверки гипотез о природе добродетели, даже при признании того, что возможны будущие пересмотры модели, которые могут потребовать изменения выводов. нарисовано.

(3) Аристотель был одним из первых великих систематических наблюдателей за природой в истории. В результате он выдвинул несколько важных гипотез о практической этике, а также о биологии. Биологи взяли некоторые из этих гипотез за основу для эмпирических исследований, сохраняя или отклоняя его предложения, как того требуют доказательства. Некоторые современные авторы, посвященные добродетели, похоже, приняли иную ориентацию в его работе, предполагая, что элементы теории добродетели Аристотеля существенны, основываясь исключительно на его авторитете, или отвергая утверждения, поскольку они несовместимы с аристотелевской мыслью.В науке о добродетели от аристотелевских суждений нужно требовать, чтобы они стояли или падали сами по себе. В дальнейшем мы будем ссылаться на аристотелевские концепции, но намереваемся, что эти ссылки будут служить исключительно фоном для наших исследований природы добродетели.

Вариация добродетели: категориальная или размерная?

Например, в своей книге Nicomachean Ethics Аристотель обсуждал свою концепцию phronimos , человека, который умеет разбираться в вопросах блага, человека, к которому другие могут обратиться за советом по таким вопросам.Тем самым он укрепил греческую, а затем и римскую традицию рассматривать добродетельных как отдельный класс людей. Аристотель расширил это видение отчетливо добродетельной личности, проводя различие между материальной личностью (добродетельной, несмотря на искушение действовать беспристрастно) и добродетельной личностью (чьи желания и поступки неизменно добродетельны). Этот вопрос о том, есть ли люди, которые категорически превосходят в своих добродетельных суждениях, является хорошим примером того, где количественная психология может предложить эмпирически обоснованный, если не авторитетный вывод.

Было разработано множество статистических методов для оценки того, следует ли понимать межличностные различия как преимущественно категориальные или количественные. К настоящему времени завершены два исследования с использованием баллов из VIA Inventory of Strengths (VIA-IS; Peterson and Seligman, 2004), чтобы оценить, есть ли значимые категориальные различия в сильных сторонах персонажей VIA (McGrath et al., 2010; Berger and McGrath, 2018). Используя совершенно разные аналитические стратегии, оба пришли к одному и тому же выводу: нет никаких доказательств того, что (по крайней мере, на основе людей, прошедших VIA-IS) существует отчетливо добродетельный класс людей.

Как и любой набор результатов первого поколения, их следует интерпретировать с осторожностью. Возможно, класс людей, заслуживающих звания phronimos , исчезающе мал, хотя это поднимает вопросы о практической ценности их обсуждения. Также возможно, что образцы для этих исследований, взятые с двух веб-сайтов, которые предлагают заполнение и обратную связь по VIA-IS бесплатно, включали необычно небольшое подмножество phronimoi , хотя тогда возникает вопрос, где их найти. в достаточных концентрациях, чтобы их можно было обнаружить.С учетом этих предостережений, бремя, казалось бы, легло на тех, кто верит в качественно добродетельное, чтобы продемонстрировать свое существование.

Если это верный вывод, каковы его практические последствия? Сразу же в следующих разделах мы обычно будем ссылаться на людей, обладающих высокими добродетелями или относительно добродетельных, а не на добродетельных людей. В более широком смысле, отказ от архетипа добродетельного человека, кроме как от идеала, усложняет определение моральных образцов, поскольку предполагает, что никто не застрахован от искушения.С другой стороны, возникает вопрос, является ли описание Аристотелем добродетели, не подверженной искушениям, беллетризованным идеалом или, в лучшем случае, возможно только в редких условиях, таких как монашеские ордена. На более практическом уровне это можно использовать, чтобы доказать, что даже люди, идентифицированные как относительно добродетельные, не должны успокаиваться по поводу своей добродетели, но должны признать, что поддержание добродетельной жизни требует постоянной приверженности и саморефлексии. Есть что-то сложное в предположении, что добродетель — это не статус, которого человек достигает, а статус, на который можно только надеяться (см. Также Cokelet and Fowers, 2019).

Таксономия добродетели

Как отмечалось ранее, Аристотель предлагал разделить добродетели на две группы: моральную и интеллектуальную. Он не был первым, кто рассматривал обыкновенность в добродетелях. Платон ранее предлагал четыре основных добродетели, которые включали в себя «рой» более конкретных добродетелей: мудрость, воздержание, отвагу и справедливость. Однако точно так же, как список добродетелей заслуживает объективного обоснования, иерархия добродетелей, разработанная для психологических целей, должна основываться на эмпирических данных.

На сегодняшний день четыре группы психологов попытались эмпирически разработать набор основных добродетелей. Два были основаны на лексических методах, которые оказались важными для разработки пятифакторной модели личности. Cawley et al. (2000) идентифицировали 140 самоописательных англоязычных терминов, взятых из словаря, которые отражали то, чем человек «должен» быть или делать. Факторный анализ самооценок студентов по этим терминам предложил четыре скрытых измерения: сочувствие, порядок, изобретательность и безмятежность.Де Раад и ван Ауденховен (2011) собрали 153 голландских термина для определения моральных качеств. Методы факторного анализа снова были применены к количественной оценке характеристик, в основном студентов колледжей. Они выделили две основные группы добродетелей, которые называются общительностью и амбициями.

Третья попытка была частью разработки классификации VIA (Dahlsgaard et al., 2005). Это был обзор традиционных моральных текстов из семи разных культур в поисках общих тем. Хотя все еще эмпирически, это была единственная попытка, которая не была количественной, что вызывало опасения по поводу объективности в идентификации кардинальных черт.Эти авторы составили список из шести добродетелей, которые были включены в Классификацию VIA: мудрость и знание, отвага, человечность, справедливость, умеренность и превосходство. Представляя Классификацию, Петерсон и Селигман (2004) недвусмысленно высказали мнение, что количественные исследования могут не поддерживать эту модель.

Факторно-аналитические исследования с VIA-IS фактически не совпадали с этими шестью факторами. Однако последующие исследования показали, что, когда решение ограничено тремя факторами, решения эквивалентны по разным параметрам силы характера VIA, популяциям и аналитическим методам (McGrath, 2015; McGrath et al., 2018; МакГрат, в печати). Эти три фактора были названы заботой, любознательностью и самоконтролем — термины, которые были выбраны потому, что они не были обозначены в контексте классификации VIA. Как кардинальные переменные они охватывают моральные, интеллектуальные и саморегулируемые области сильных сторон характера (McGrath, Unpublished). Существуют некоторые кросс-культурные доказательства для этих трех областей, предполагающие степень универсальности для этих областей и поддерживающие аргумент о том, что эти добродетели имеют эволюционную основу.Независимые факторные аналитические исследования с участием жителей США, Швейцарии, Китая и Бразилии дают такую ​​же структуру (McGrath et al., 2018), как и исследования с использованием других показателей 24 сильных сторон, помимо VIA-IS. В той степени, в которой сильные стороны характера по классификации VIA можно считать относительно исчерпывающим представлением положительных личных качеств, эти три достоинства, по-видимому, предлагают наиболее надежную модель того, как черты характера имеют тенденцию группироваться. Тем не менее, 24 сильных стороны были выбраны не на основе их согласованности, поэтому некоторые сильные стороны, такие как юмор или скромность, недостаточно хорошо представлены в этой структуре.

Здесь поражает степень совпадения четырех попыток индуктивного определения набора основных добродетелей с использованием очень разных подходов. Эмпатия, порядок и изобретательность Коули и др. (2000) вполне соответствуют факторам заботы, самоконтроля и любознательности соответственно. Включение ими фактора безмятежности, вероятно, отражает их решение сосредоточиться на том, что «должен» делать, без явного ограничения его чертами как с прямой личной, так и с общественной ценностью, что является традиционным ожиданием добродетелей.Аналогичным образом, кластеры общительности и амбиций Де Раада и ван Ауденховена (2011) согласуются с факторами заботы и самоконтроля; их неспособность идентифицировать любознательный кластер вполне может отражать их ограничение «моральными» чертами (фактически, моральные добродетели Аристотеля включали черты, отражающие как строго моральные, так и саморегулирующиеся добродетели). Модель трех добродетелей отличается от исходной классификации VIA с точки зрения сочетания храбрости и умеренности в самоконтроле добродетелей, человечности и справедливости в группе заботы, а также отсутствием трансцендентности как группы добродетелей.МакГрат (неопубликованный) обсудил последствия этого последнего изменения.

Различия в двух системах, связанных с классификацией VIA, поднимают важные вопросы для понимания природы таксономий. Таксономии могут служить как онтологическим, так и эвристическим целям. Что касается последнего, разные уровни детализации могут соответствовать разным контекстам. Современная система классификации Линнея допускает как минимум восемь различных уровней общности. В контексте добродетели может случиться так, что иногда различие между смелостью и воздержанием будет важным, в других случаях интерес представляет область самоконтроля в целом.Де Раад и ван Ауденховен (2011) предложили дополнительно разделить каждый из двух кластеров на три подмножества добродетелей. Точно так же могут быть случаи, когда цель состоит в том, чтобы охватить весь спектр качеств, рекомендуемых для личного развития, и в этом случае включение безмятежности может быть включено важным; аналогичные выводы можно сделать и о трансцендентности. С практической точки зрения, модель VIA с шестью достоинствами может быть более полезной в контексте организации обратной связи по результатам тестирования, поскольку каждая сила характера связана с одной и только одной добродетелью; эмпирические отношения между сильными сторонами и тремя добродетелями более запутаны.В следующем разделе обсуждается контекст, в котором последняя структура более полезна. Дело в том, что таксономическую систему можно гибко использовать с разными целями, предлагая разные варианты выбора среди доступных вариантов.

Эволюционная адаптивность на индивидуальном и общинном уровнях

МакГрат (в печати) предположил, что три основных добродетели, описанные в предыдущем разделе, также являются фундаментальными : областями добродетели, которые настолько ясно и напрямую связаны с процветанием людей и сообществ, что существует эволюционная основа для их возникновения.Исторически сложилось так, что люди сталкивались с различными проблемами, связанными с выживанием и воспроизводством. Те, кто обладает чертами, которые могут дать их группе преимущество в выживании, и чертами, которые увеличивают вероятность личного воспроизводства, имеют повышенную вероятность выживания своих генов. Хотя этот процесс обычно описывается в связи с физическими особенностями, такими как прямая осанка, чтобы помочь эффективно перемещаться по саваннам (Dean, 2000), утверждалось, что психологические процессы, такие как предубеждения и эмоции, аналогичным образом возникали для решения проблем выживания и репродукции (Cosmides and Tooby , 1992).Эти адаптации якобы включают социально желательные черты личности, в том числе добродетельные наклонности, которые предпочли бы члены группы (Buss, 2009; Lukaszewski, 2013; но см. Tooby and Cosmides, 1990).

Эволюционное понимание психологических процессов имеет несколько значений для межкультурного признания трех областей. Он предполагает, что отношения и поведение, согласующиеся с тремя областями, должны проявляться в самых разных средах и культурах, что самые разные культурные группы будут ценить отношения и поведение, согласующиеся с тремя областями, и что должны появиться термины, согласующиеся с тремя областями. на многих народных языках.Точно так же концепции добродетелей различных культур (маркеры желаемого члена группы) должны отражать темы, связанные с этими областями. В поддержку гипотезы о том, что три домена имеют глубокую адаптивную ценность, Макграт (в прессе) идентифицировал способности у множества видов, некоторые из которых эволюционировали многократно, что позволяет достичь целей, связанных с тремя доменами. В следующих разделах мы суммируем адаптации, обсужденные МакГратом. Затем мы расширим предыдущее обсуждение этой темы МакГратом, рассмотрев различные способы, которыми три добродетели способствуют как общему процветанию, так и индивидуальному процветанию, с особым акцентом на различные предположения о том, как они могут способствовать репродуктивному успеху.

Эволюционная ценность моральной сферы

Существует обширное исследование, в котором обсуждаются наследственные истоки поведенческих и феноменологических факторов, вносящих вклад в нравственную сферу. Люди — это чрезвычайно социальный вид, выживание которого зависит от групповой жизни и сотрудничества между членами группы (Baumeister, Leary, 1995; Boyd and Richerson, 2005). Отбор, вероятно, отдавал предпочтение группам, способным участвовать в социальных обменах, которые поощряли альтруистическое поведение и наказывали эгоизм (Cosmides and Tooby, 2006).Адаптивный ответ на это давление отбора проявился как реципрокный альтруизм между генетически неродственными сородичами (Trivers, 1971), родственный отбор среди родственников (Hamilton, 1964) и просоциальное поведение, повышающее инклюзивную приспособленность собственных генов индивида (Dawkins, 1976). Таким образом, правила морали могли развиться, чтобы способствовать просоциальности, необходимой для групповой жизни, когда социальная группа систематизировала соответствующее обращение с другими, основываясь на том, как оптимизировать взаимный альтруизм и наказать безбилетников (Krebs, 2008; Fowers, 2015).

Из-за того, насколько важна моральная сфера для поддержки групповой жизни, представление себя как просоциального и способного к взаимодействию с другими потенциально способствует личному принятию, уважению и доступу к ресурсам и товарищам. Недавние открытия показали, что мораль сама по себе может служить межличностным сигналом, который предоставляет другим информацию о способности человека придерживаться социально предписанных условностей, которые способствуют выживанию и репродуктивным целям. Лица, исповедующие в основном деонтологическую моральную этику, основанную на отвращении к непосредственному причинению вреда другим, даже если этот вред ведет к большему благу (т.е., утилитаризм), чаще выбираются в качестве партнеров по взаимодействию, а наблюдатели впоследствии больше сотрудничают с ними в доверительных играх (Everett et al., 2016; Bostyn and Roets, 2017b; Sacco et al., 2017).

Это предпочтение индивидов, демонстрирующих кооперативное поведение, по-видимому, коренится в склонности воспринимать таких индивидов как людей с особой вероятностью, которые не позволят причинить вред другим (Rom et al., 2017). И наоборот, людям, которые кажутся особенно расчетливыми в своих решениях сотрудничать с другими, не доверяют и не выбирают для дальнейшего взаимодействия (Jordan et al., 2016; Sacco et al., 2017). Кажется, что люди особенно осведомлены о влиянии этих факторов на то, как они воспринимаются другими, поскольку люди усиливают поддержку общепринятой морали в присутствии других, особенно тех, кто сам придерживается традиционной морали (Bostyn and Roets, 2017a; Jordan and Rand, 2020 ).

Выбирая долгосрочных партнеров вместо партнера для одного сексуального контакта, люди отдают предпочтение доброте (Buss, Schmitt, 1993; Li et al., 2013). Некоторые полагают, что это предпочтение доброты дает историческое адаптивное преимущество как для мужчин, так и для женщин, хотя в большей степени для женщин (Trivers, 1972; Symons, 1979).Доброта женщин может указывать на то, что они более охотно заботятся о младенцах, тогда как доброта мужчин может указывать на то, что они с большей готовностью предоставляют ресурсы своим партнерам и потомкам. Выбор заботливых супругов также мог способствовать вложениям в двух родителей, тем самым компенсируя обширную заботу, необходимую для маленьких человеческих детей, за счет увеличения вероятности того, что они доживут до взрослого возраста и будут иметь потомство (Puts, 2016). Предыдущие результаты показали, что люди, чей поведенческий репертуар подразумевает различные компоненты ухода (например,g., альтруизм, отвращение к вреду) являются более желанными долгосрочными партнерами и особенно не заинтересованы в неверности (Barclay, 2010; Farrelly, 2013; Brown and Sacco, 2019). Такие проявления доброжелательности наиболее распространены, когда повышается мотивация к долгосрочному партнерству. Это может быть особенно верно для мужской передачи сигналов из-за большего внимания женщин к сигналам, указывающим на моральный облик (Bleske-Rechek et al., 2006; Griskevicius et al., 2007). Недавняя работа, проведенная в рамках нашей исследовательской программы, также указывает на то, что мужчины и женщины предпочитают долгосрочного партнера, чей поведенческий репертуар подразумевает высокую оценку заботливой области добродетели (Brown et al., 2020).

Эволюционная ценность домена саморегулирования

В то время как область морали сосредоточена на инвестировании в других вне себя, область саморегулирования имеет отношение к организации поведения на службе достижения цели. МакГрат (в печати) увидел предшественников саморегулирующего поведения человека в различных способностях у разных видов к поведенческому торможению и поведенческой интеграции. Первое относится к подавлению автоматического или доминантного поведения, тогда как интеграция относится к способности планировать и реализовывать сложное поведение для облегчения достижения долгосрочной цели.Было высказано предположение, что большие способности к саморегуляции связаны с более медленным метаболизмом и большей продолжительностью жизни более крупных организмов (Stevens, 2014). Когда люди из экономически благополучных семей сталкиваются с экологической суровостью, они особенно охотно отказываются от немедленного удовлетворения ради получения более крупных будущих вознаграждений, что, как утверждается, обеспечивает постоянный доступ к ресурсам для будущих репродуктивных возможностей (Griskevicius et al., 2011a). , б; Хилл и др., 2013). Это отложенное удовлетворение менее очевидно среди тех, кто живет в хронически суровых условиях окружающей среды, что также связано с более ранним репродуктивным возрастом и более высокими темпами воспроизводства (например, Brumbach et al., 2009). Взятые вместе, эти результаты предполагают возможное происхождение области саморегуляции, которая зависит от экологических факторов, определяющих, насколько важен самоконтроль для индивидуального процветания.

Скоординированные усилия, возникающие в результате саморегулирования, могли в дальнейшем предоставить людям возможность ориентироваться в сложных взаимодействиях групповой жизни, что могло бы способствовать расширению доступа к ресурсам.Такой доступ к ресурсам мог бы быть особенно привлекательным для женщин, где самцы конкурируют за доступ к партнерам (включая людей, межкультурно), которые ищут долгосрочного партнера со значительным доступом к ресурсам (Kenrick et al., 1993; Zhang et al. ., 2019; Walter et al., 2020). Те, кто демонстрируют большую саморегуляцию, могут также восприниматься как менее склонные к неверности (Gailliot and Baumeister, 2007), что снижает обеспокоенность по поводу репродуктивных проблем, таких как отцовская неуверенность (Buss and Schmitt, 1993; Platek and Shackelford, 2006).Например, личностный конструкт сознательности, который хорошо коррелирует с областью саморегулирующейся добродетели (McGrath et al., 2018), был связан со склонностью к моногамному спариванию (Schmitt and Shackelford, 2008). Перспективные партнеры, демонстрирующие значительный самоконтроль, были предпочтительны в контексте долгосрочного спаривания, при этом люди, сообщавшие о диспозиционном интересе к моногамии, имели особенно сильный интерес к этим партнерам (Brown et al., 2020).

Эволюционная ценность интеллектуальной области

Адаптивная функция любознательности — уменьшить неопределенность в окружающей среде.Фактически, изучение окружающей среды — это самая древняя адаптация и самый основной фактор, способствующий процветанию видов, любой адаптации, лежащей в основе трех областей добродетели (МакГрат, в печати). У более сложных видов любознательность тесно связана с исследованием окружающей среды без конкретных целей, что феноменологически связано с любопытством. Исследования млекопитающих и других организмов с большим мозгом по своей сути полезны и, кажется, повышают инклюзивную приспособленность, несмотря на его недирективное качество, из-за большей вероятности выявления возможностей для улучшения физической формы, таких как еда, ресурсы и помощников (Réale et al., 2007; Singh et al., 2010). У людей этот процесс может в конечном итоге привести к формализации информации в виде предположений или утверждений убеждений.

Недирективный поиск предоставляет информацию, которая может оказаться полезной при изменении условий окружающей среды. Такое исследование позволяет изменять поведение в ответ на дополнительную информацию. В случае людей включение информации, даже если она не имеет непосредственной ценности, увеличивает потенциал для успешного реагирования в будущих новых ситуациях.Появление науки как наиболее эффективного метода сбора точной информации у людей внесло особый вклад в наше овладение всем спектром окружающей среды, доступной на нашей планете, а также в исследования внеземных сред с возможностью овладения в будущем.

Хотя это не обязательно наблюдается или ценится во всех культурах в той же степени, что и моральная и саморегулируемая области (Gurven et al., 2013), интеллектуальные усилия могут быть связаны с привлекательностью во многих культурах.Повышенная вероятность выживания, которой обладают люди с исследовательскими наклонностями, может быть обусловлена ​​признанием их творческих способностей в целом, что может указывать на то, что любознательные люди обладают большей способностью решать проблемы, в том числе связанные с эффективным родительским вкладом (McCrae, 1987). Творчество кажется привлекательным (Haselton, Miller, 2006; Kaufman et al., 2008), и есть сходные доказательства того, что мужчины и женщины, сосредоточенные на долгосрочных мотивах спаривания, становятся особенно креативными (Griskevicius et al., 2006) и желательны в этом контексте (Brown et al., 2020).

Взаимность добродетелей

Обсуждая эволюционное значение трех областей добродетелей, МакГрат (в печати) обсуждал концепцию, впервые предложенную Аристотелем, обычно называемую взаимностью добродетелей, предполагая, что человеку необходимо продемонстрировать приверженность всему набору добродетелей, чтобы считаться относительно добродетельным человеком. Примечательно, что, хотя эта идея приписывается Аристотелю, он не продемонстрировал взаимности между всем перечисленным им набором добродетелей.Например, действительно ли человек не может считаться добродетельным человеком, если он не великодушен, даже если щедрость является высоко ценимым атрибутом?

МакГрат предположил, что добродетели, основанные на способностях, которые имеют значительную эволюционную ценность, могут оказаться центральными в суждении кого-либо как глобально добродетельной личности. «Человек продуктивный, но бессердечный, добросердечный человек, которому нельзя доверить доверить, что он совершенный человек, который отказывается бросать вызов своим убеждениям независимо от того, какие доказательства — ни один из этих людей не соответствует идеалу хорошего гражданства, доброго общения, или жить правильным образом, потому что они в конечном итоге терпят неудачу как образец того, что является наиболее полезным для процветания сообщества »(МакГрат, в печати, стр.9).

Это обсуждение предлагает эмпирический тест на предмет того, следует ли строго учитывать определенную добродетель в суждениях о высокой степени добродетели у человека, то есть какие добродетели следует рассматривать как взаимные в суждениях о себе или других. Если для добродетели требуются атрибуты, идентифицируемые у самых разных видов, особенно если есть свидетельства конвергентной эволюции (независимой эволюции у разных видов) этих атрибутов, то эти свидетельства подтверждают вывод о том, что добродетели следует уделять серьезное внимание, поскольку она должна быть присутствует в человеке в заметной степени, прежде чем этот человек может считаться высокопоставленным.Точно так же добродетели, которые во многих культурах считаются необходимыми для определения кого-то как обладающего высокими добродетелями, могут демонстрировать эволюционных предшественников у других видов. Определение того, какие добродетели следует считать взаимными, имеет по крайней мере одно ценное применение, а именно определение набора добродетелей, который следует поощрять в любой программе воспитания характера или добродетели.

Практическая мудрость

Одной из определяющих характеристик аристотелевской этики добродетели является выдающееся положение, отводимое концепции практической мудрости или phronesis .Практическая мудрость связана со способностью эффективно обдумывать надлежащее применение добродетелей в конкретных контекстах, включая уравновешивание добродетелей, то есть эффективное стремление к добродетели в разных ситуациях и условиях. Хотя практическая мудрость входит в число аристотелевских добродетелей, она также рассматривается как организующий принцип для всех добродетелей, благодаря которому стремление к добру может быть максимально эффективным. Это одна из интеллектуальных добродетелей Аристотеля, но она помогает сформировать то, как в высшей степени добродетельный человек следует своим нравственным добродетелям.

Даже без аристотелевского контекста кажется разумным выдвинуть гипотезу о том, что способность применять принципы социально желательного поведения способами, оптимальными для данной ситуации, была бы признаком мудрости. Центральная ценность практической мудрости могла бы предложить ее как, возможно, основную черту. Это можно рассматривать как параллель между практической мудростью и общим фактором интеллекта или личности (Littlefield et al., В печати). Мы считаем, что такая модель потенциально оправдана, но она представляет собой отклонение от обычной таксономической практики, в которой иерархии основаны на наложении функций среди подчиненных элементов.Отношения между практической мудростью и другими добродетелями можно было бы лучше понять в отношениях между математикой и научными дисциплинами. Математика формирует деятельность в этих других дисциплинах очень важными способами, но она не иерархически подчинена им, в отличие от таких понятий, как «социальные науки» или «науки о жизни».

Классификация VIA не включает концептуализацию практической мудрости, но МакГрат (2018) недавно предположил, что ее можно понимать как сложное действие трех сильных сторон персонажа VIA: благоразумия, перспективы и суждения.Благоразумие связано со способностью откладывать импульсивные действия, чтобы глубже осмыслить ситуацию и свои эмоциональные реакции на нее. Фактически, термин phronesis иногда переводился как благоразумие, а не как практическая мудрость (например, Bartlett and Collins, 2011).

Однако само по себе благоразумие кажется неполным представлением того, что подразумевается под практической мудростью. При выборе наилучшего курса индивидуум должен использовать как суждение, так и перспективу.Первое связано с выявлением критических деталей ситуации, необходимых для принятия наилучшего выбора, второе — с возможностью увидеть ситуацию в более широком контексте более глобальных соображений, включая моральные основы ситуации. Эта модель предполагает, что практическая мудрость требует отсрочки ответа до тех пор, пока не произойдет обсуждение наилучшего ответа (навык саморегулирования), и рассмотрения как ситуативных, так и глобальных факторов как детерминант этого наилучшего ответа (интеллектуальная деятельность).Поэтому мы предлагаем практическую мудрость как совокупность способностей, соединяющих саморегулирующуюся и интеллектуальную области.

В настоящее время не существует эмпирических данных, подтверждающих такое разложение практической мудрости. Однако эта формулировка заметно похожа на концептуальную модель phronesis , разработанную независимо в Юбилейном центре характера и добродетелей (Darnell et al., 2019). В таблице 2 представлено сравнение двух моделей. Хотя концепции благоразумия и регулирования эмоций не эквивалентны, оба имеют отношение к эмоциональному самоконтролю, соответствующему ситуации.Существует существенное совпадение между силой суждения VIA и конститутивной функцией в модели Jubilee, а также между перспективой и интегративной функцией. Наконец, обе модели включают рассмотрение моральных вопросов, хотя модель, основанная на сильных сторонах VIA, рассматривает это как аспект перспективы.

Таблица 2. Сравнение двух формулировок практической мудрости.

Еще одно последнее замечание о потенциальном вкладе в науку практической мудрости, заключающееся в том, что эта концепция явно пересекается с другими более традиционными направлениями психологических исследований, такими как суждение и решение проблем, и может быть полезно изучить эту литературу для улучшить понимание phronesis .Например, было обнаружено, что компетенция принятия решений (Fischhoff, 2010) и навыки решения сложных проблем (Stadler et al., 2015) коррелируют примерно на 0,50 с показателями когнитивных способностей, что является существенной взаимосвязью. В то же время Фишхофф сообщил, что компетентность также была связана с более высоким социально-экономическим статусом, отсутствием отцовского употребления психоактивных веществ и более позитивной средой сверстников даже после учета когнитивных переменных, что указывает на то, что более благоприятные условия окружающей среды могут способствовать улучшению навыков принятия решений (см. Также Одом, 1967).Этот вывод предполагает потенциальную ценность изучения взаимосвязи между практической мудростью и неблагоприятным детским опытом (Felitti et al., 1998). Здесь есть несколько интересных возможностей для интеграции древних идей с передовыми темами.

Заключение

Эта статья представляет собой первую попытку изучить некоторые способы использования классификации VIA для продвижения эмпирических исследований психологии добродетели. Как отмечалось ранее, это не означает, что Классификация VIA является окончательной системой для понимания пространства силы персонажа.Однако, учитывая относительную осторожность, связанную с его разработкой, он предоставляет, по крайней мере, очень полезный практический инструмент для проверки гипотез об этой важной концепции.

Мы рассмотрели несколько направлений исследований и теоретизирования, которые потенциально могут способствовать прогрессу в науке добродетели. Во-первых, на сегодняшний день не существует никаких свидетельств того, что добродетель — это достигнутое состояние. Этот вывод, если его воспроизвести, можно рассматривать как доказательство того, что добродетельная жизнь требует постоянной приверженности сопротивлению искушениям, ясного мышления при принятии решений и даже постоянного роста как человека, который пытается преуспевать в других, живя хорошо.Во-вторых, элементы относительно добродетельной жизни, как правило, группируются по крайней мере в три категории, отражающие моральное, саморегулирующееся и интеллектуальное функционирование. Это не предназначено для представления полной таксономии, но при любой попытке сделать исчерпывающие выводы о добродетели, вероятно, было бы лучше оценить, применимы ли эти выводы по крайней мере к этим трем созвездиям добродетелей. В-третьих, имеются существенные эволюционные данные, свидетельствующие о том, что способность человека действовать в соответствии с этими добродетелями является продуктом множественных адаптаций, каждая из которых способствовала жизнеспособности видов, с уделением особого внимания репродуктивной жизнеспособности.Эта особенность добродетелей предполагает, что суждения о нашей добродетели и добродетели других должны учитывать все три области, а не сосредотачиваться исключительно на таких вопросах, как продуктивность или моральные намерения. Наконец, мы предлагаем образец практической мудрости как комбинированного использования трех сильных сторон характера (благоразумие, суждение и перспектива) таким образом, чтобы потенциально максимально повысить нашу эффективность в решении проблем и принятии решений. Есть данные, позволяющие предположить, что способность к практической мудрости существенно коррелирует с интеллектом, но также и со стабильностью в личном прошлом.Этот последний вывод подтверждает потенциал для раскрытия других экологических детерминант практической мудрости.

Интерес к науке о добродетели только зарождается, и мы стоим в исходной точке. Мы с нетерпением ждем дальнейших проверок гипотез, представленных в этой статье, и надеемся, что это вдохновит других на проведение этих проверок. В частности, как отмечалось ранее, первоначальные усилия в этом направлении в значительной степени обязаны западной философии в целом и аристотелевскому мышлению в частности.Пытаясь расширить науку о добродетели в более широком смысле, следует уделять больше внимания незападным взглядам на концепции, соответствующие теме добродетели. Тем не менее, возможно, что другие концепции будут настолько сильно отличаться от западных взглядов на человека в обществе, что их следует рассматривать как отдельные темы для изучения.

Примечание автора

RM — старший научный сотрудник Института VIA, правообладателя на инструменты, обсуждаемые в этой рукописи.Исследование, обобщенное в этой статье, частично финансировалось Институтом персонажей VIA. Эта работа является частью более крупного проекта, выполненного в сотрудничестве с Центром по вопросам характера и гражданства Университета Миссури, Сент-Луис, и стала возможной благодаря поддержке гранта Фонда Джона Темплтона. Мнения, выраженные в этой публикации, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Фонда Джона Темплтона или Института VIA по вопросам характера.

Авторские взносы

RM обеспечил контроль и авторство большинства разделов. МБ предоставил основное авторство для раздела, посвященного эволюции, и проверил все разделы. Оба автора внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Исследование, рассматриваемое в этой статье, было частично профинансировано VIA Institute on Character, который также оплатит сборы за публикацию.

Конфликт интересов

RM — старший научный сотрудник Института персонажей VIA, который является владельцем авторских прав на Классификацию VIA.

Оставшийся автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Барклай, П. (2010). Альтруизм как демонстрация ухаживания: некоторые эффекты сторонней щедрости на восприятие аудитории. Br. J. Psychol. 101 (Pt 1), 123–135. DOI: 10.1348 / 000712609X435733

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бартлетт Р.К. и Коллинз С. Д. (2011). Никомахова этика Аристотеля. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф., и Лири, М. Р. (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Psychol. Бык. 117, 497–529. DOI: 10.1037 / 0033-2909.117.3.497

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Беннет, У. Дж. (Редактор) (1995). Детская книга добродетелей. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Google Scholar

Бергер, Д. М., и МакГрат, Р. Э. (2018). Есть ли добродетельные типы? Моделирование методом конечной смеси сильных сторон VIA. J. Posit. Psychol. 14, 77–85. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1510021

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блеске-Речек А., Ремикер М. В., Суонсон М. Р. и Цеуг Н. М. (2006). Женщины больше, чем мужчины, обращают внимание на показатели хорошего характера: две экспериментальные демонстрации. Evol. Psychol. 4, 248–261. DOI: 10.1177 / 1474704

400121

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bostyn, D. H., and Roets, A. (2017a). Эффект асимметричного морального соответствия: субъекты подчиняются деонтологическому, но не консеквенциалистскому большинству. Soc. Psychol. Чел. Sci. 8, 323–330. DOI: 10.1177 / 1948550616671999

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бойд Р. и Ричерсон П. Дж. (2005). Происхождение и эволюция культур. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Браун, М., и Сакко, Д. Ф. (2019). Сексуально ли тянуть за рычаг? Деонтология как ключ к долгосрочному качеству партнера. J. Soc. Чел. Relat. 36, 957–976. DOI: 10.1177 / 0265407517749331

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун М., Вестрих Б., Бейтс Ф., Твибелл А. и МакГрат Р. Э. (2020). Предварительные доказательства добродетели как признак долгосрочной ценности партнера. чел.Индивидуальный. Отличаются. 167: 110249. DOI: 10.1016 / j.paid.2020.110249

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брумбах, Б. Х., Фигередо, А. Дж., И Эллис, Б. Дж. (2009). Влияние суровых и непредсказуемых условий в подростковом возрасте на развитие стратегии жизненного цикла. Гум. Nat. 20, 25–51. DOI: 10.1007 / s12110-009-9059-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бусс, Д. М. (2009). Как эволюционная психология может успешно объяснить личностные и индивидуальные различия? Перспектива.Psychol. Sci. 4, 359–366. DOI: 10.1111 / j.1745-6924.2009.01138.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коули, М. Дж. III, Мартин, Дж. Э. и Джонсон, Дж. А. (2000). Добродетельный подход к личности. чел. Индивидуальный. Отличаются. 28, 997–1013. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (99) 00207-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коклет Б. и Фауэрс Б. Дж. (2019). Реалистичные достоинства и способы их изучения: знакомство с моделью STRIVE-4. J. Моральное образование. 48, 7–26. DOI: 10.1080 / 03057240.2018.1528971

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Конт-Спонвиль, А. (2001). Небольшой трактат о великих добродетелях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Метрополитен Букс.

Google Scholar

Кули, С. Дж., Куинтон, М. Л., Холланд, М. Дж. Г., Парри, Б. Дж., И Камминг, Дж. (2019). Опыт бездомной молодежи при использовании профилей сильных сторон для выявления сильных сторон их характера. Фронт.Psychol. 10: 2036. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.02036

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Космидес, Л., и Туби, Дж. (1992). «Когнитивные адаптации для социального обмена», в . Адаптированный разум: эволюционная психология и создание культуры, , ред. Дж. Х. Баркоу, Л. Космидес и Дж. Туби (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 163–228.

Google Scholar

Космидес, Л., и Туби, Дж. (2006). «Эволюционная психология, моральная эвристика и закон», в Эвристика и закон , ред.Гигеренцер и К. Энгель (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 175–205.

Google Scholar

Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1995). Домены и аспекты: иерархическая оценка личности с использованием обновленного инвентаря личности NEO. J. Pers. Оценивать. 64, 21–50. DOI: 10.1207 / s15327752jpa6401_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дальсгаард К., Петерсон К. и Селигман М. Э. П. (2005). Общая добродетель: объединение ценных человеческих сильных сторон в культуре и истории. Rev. Gen. Psychol. 9, 203–213. DOI: 10.1037 / 1089-2680.9.3.203

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарнелл, К., Гуллифорд, Л., Кристьянссон, К., и Пэрис, П. (2019). Фронезис и разрыв между знанием и действием в моральной психологии и нравственном воспитании: новый синтез? Гум. Dev. 62, 101–129. DOI: 10.1159 / 000496136

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Докинз Р. (1976). Эгоистичный ген. Лондон: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Де Раад, Б., и ван Ауденховен, Дж. П. (2011). Психолексическое исследование добродетелей на голландском языке и отношений между добродетелями и личностью. Eur. J. Pers. 25, 43–52. DOI: 10.1002 / per.777

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дин, Ф. (2000). Разнообразие приматов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Google Scholar

Эриксон, Э. Х. (1964). Проницательность и ответственность. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Google Scholar

Эверетт, Дж. А. К., Писарро, Д. А., и Крокетт, М. Дж. (2016). Вывод о надежности на основе интуитивных моральных суждений. J. Exp. Psychol. Gen. 145, 772–787. DOI: 10.1037 / xge0000165

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фаррелли Д. (2013). Альтруизм как индикатор хорошего качества воспитания в долгосрочных отношениях: дальнейшие исследования с использованием шкалы предпочтений партнера по шкале альтруистических черт. J. Soc. Psychol. 153, 395–398. DOI: 10.1080 / 00224545.2013.768595

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фелитти, В. Дж., Анда, Р. Ф., Норденберг, Д., Уильямсон, Д. Ф., Шпиц, А. М., Эдвардс, В., и др. (1998). Связь жестокого обращения в детстве и домашних дисфункций со многими из основных причин смерти взрослых: исследование неблагоприятного детского опыта (ACE). Am. J. Prev. Med. 14, 245–258. DOI: 10.1016 / s0749-3797 (98) 00017-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фауэрс, Б.J. (2015). Эволюция этики: человеческая социальность и появление этического мышления. Лондон: Пэлгрейв Макмиллан.

Google Scholar

Фауэрс, Б. Дж., Кэрролл, Дж. С., Леонхард, Н. Д. и Коклет, Б. (в печати). Возникающая наука о добродетели. Перспектива. Psychol. Sci. DOI: 10.1177 / 1745691620924473

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гайо, М. Т., и Баумейстер, Р. Ф. (2007). Саморегуляция и сексуальное сдерживание: диспозиционно и временно слабые способности к саморегулированию способствуют неудачам в сдерживании сексуального поведения. чел. Soc. Psychol. Бык. 33, 173–186. DOI: 10.1177 / 0146167206293472

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичус В., Чалдини Р. Б. и Кенрик Д. Т. (2006). Павлины, Пикассо и родительские вложения: влияние романтических мотивов на творчество. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 63–76. DOI: 10.1037 / 0022-3514.91.1.63

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичюс, В., Делтон, А.У., Робертсон Т. Э. и Тайбур Дж. М. (2011a). Экологические непредвиденные обстоятельства в стратегиях жизненного цикла: влияние смертности и социально-экономического статуса на сроки репродукции. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 241–254. DOI: 10.1037 / a0021082

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичюс В., Тайбур Дж. М., Делтон А. В. и Робертсон Т. Е. (2011b). Влияние смертности и социально-экономического статуса на риск и отложенное вознаграждение: подход теории истории жизни. J. Pers. Soc. Psychol. 100, 1015–1026. DOI: 10.1037 / a0022403

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грискявичюс В., Тайбур Дж. М., Санди Дж. М., Чалдини Р. Б., Миллер Г. Ф. и Кенрик Д. Т. (2007). Откровенная доброжелательность и демонстративное потребление: когда романтические мотивы вызывают дорогостоящие стратегические сигналы. J. Pers. Soc. Psychol. 93, 85–102. DOI: 10.1037 / 0022-3514.93.1.85

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гуллифорд, Л., Морган Б. и Джордан К. (в печати). Анализ прототипа добродетели. J. Posit. Psychol. DOI: 10.1080 / 17439760.2020.1765004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гурвен, М., фон Рюден, К., Массенкофф, М., Каплан, Х., и Леро Ви, М. (2013). Насколько универсальна «большая пятерка»? Тестирование пятифакторной модели личностных различий среди фуражиров-фуражиров в боливийской Амазонии. J. Pers. Soc. Psychol. 104, 354–370. DOI: 10.1037 / a0030841

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гамильтон, W.Д. (1964). Генетическая эволюция социального поведения. II. J. Theor. Биол. 7, 17–52. DOI: 10.1016 / 0022-5193 (64)

-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Haselton, M. G., and Miller, G. F. (2006). Фертильность женщин на протяжении всего цикла увеличивает краткосрочную привлекательность творческого интеллекта. Гум. Nat. 17, 50–73. DOI: 10.1007 / s12110-006-1020-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хилл, С.Э., Родехеффер, К. Д., ДелПриоре, Д. Дж., И Баттерфилд, М. Э. (2013). Экологические непредвиденные обстоятельства в психологии регуляции калорий у женщин: подход, основанный на истории жизни. J. Exp. Soc. Psychol. 49, 888–897. DOI: 10.1016 / j.jesp.2013.03.016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jayawickreme, E., and Fleeson, W. (2017). «Теория общих черт может объяснить добродетели», in Moral Psychology: Virtue and Character , Vol. 5, ред. В. Синнотт-Армстронг и К. Б. Миллер (Кембридж, Массачусетс, Массачусетс, США), 121–129.DOI: 10.2307 / j.ctt1n2tvzm.12

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джордан, Дж. Дж., Хоффман, М., Новак, М. А., и Рэнд, Д. Г. (2016). Неучтенное сотрудничество используется для обозначения надежности. Proc. Natl. Акад. Sci. США 113, 8658–8663. DOI: 10.1073 / pnas.1601280113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джордан, Дж. Дж., И Рэнд, Д. Г. (2020). Сигнализация, когда никто не наблюдает: репутационный эвристический отчет о возмущении и наказании в одноразовых анонимных взаимодействиях. J. Pers. Soc. Psychol. 118, 57–88. DOI: 10.1037 / pspi0000186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кауфман, С. Б., Козбельт, А., Бромли, М. Л., и Миллер, Г. Р. (2008). «Роль творчества и юмора в выборе партнера», в Интеллект при спаривании: секс, отношения и репродуктивная система разума, , ред. Г. Гехер и Г. Миллер (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 227–262.

Google Scholar

Кенрик, Д. Т., Грот, Г. Э., Трост, М. Р., и Садалла, Э. К. (1993). Интеграция эволюционного и социального взглядов на отношения: влияние пола, самооценки и уровня вовлеченности на критерии выбора партнера. J. Pers. Soc. Psychol. 64, 951–969. DOI: 10.1037 / 0022-3514.64.6.951

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Н. П., Йонг, Дж. К., Тов, В., Санг, О., Флетчер, Г. Дж. О., Валентин, К. А. и др. (2013). Предпочтения партнера действительно предсказывают привлекательность и выбор на ранних этапах выбора партнера. J. Pers. Soc. Psychol. 105, 757–776. DOI: 10.1037 / a0033777

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Литтлфилд, А. К., Лейн, С. П., Гетте, Дж. А., Уоттс, А. Л. и Шер, К. Дж. (В печати). «Все большое»: интеграция и исследование размерных моделей психопатологии, личности, патологии личности и когнитивного функционирования. чел. Disord. DOI: 10.1037 / per0000457

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лукашевский, А.W. (2013). Проверка адаптационистской теории ковариации черт: относительная переговорная сила как общий калибратор межличностного синдрома. Eur. J. Pers. 27, 328–345. DOI: 10.1002 / per.1908

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКрэй, Р. Р. (1987). Креативность, дивергентное мышление и открытость опыту. J. Pers. Soc. Psychol. 52, 1258–1265. DOI: 10.1037 / 0022-3514.52.6.1258

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат, Р.Э. (в печати). Дарвин встречается с Аристотелем: фундаментальные добродетели как способ устранения нынешних культурных противоречий. J. Posit. Psychol. DOI: 10.1080 / 17439760.2020.1752781

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат Р. Э. (2015). Интеграция психологических и культурных взглядов на добродетель: иерархическая структура сильных сторон характера. J. Posit. Psychol. 10, 407–424. DOI: 10.1080 / 17439760.2014.994222

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат, Р.Е. (2018). Уточнение нашего понимания классификации VIA: размышления о работах Хана, Миллера и Сноу. J. Posit. Psychol. 14, 41–50. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1528382

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат Р. Э. (2019). Технический отчет: Набор для оценки VIA для взрослых: разработка и первоначальная оценка (ред. Ред.). Цинциннати, Огайо: Институт характера VIA.

Google Scholar

МакГрат, Р. Э., Гринберг, М. Дж., И Холл-Симмондс, А. (2018). Пугало, Железный Дровосек и Трусливый Лев: трехфакторная модель добродетели. J. Posit. Psychol. 13, 373–392. DOI: 10.1080 / 17439760.2017.1326518

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакГрат Р. Э., Рашид Т., Парк Н. и Петерсон К. (2010). Оптимальное функционирование — это отдельное состояние? Гуманист. Psychol. 38, 159–169. DOI: 10.1080 / 08873261003635781

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, К.Б. (2017). Разрыв в характере: насколько мы хороши? Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Одом Р. Д. (1967). Стратегии решения проблем в зависимости от возраста и социально-экономического уровня. Child Dev. 38, 747–752. DOI: 10.2307 / 1127252

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон К. и Селигман М. Э. П. (2004). Сильные стороны и добродетели характера: классификация и справочник. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Google Scholar

Платек, С. М., и Шакелфорд, Т. К. (ред.) (2006). Женская неверность и отцовская неопределенность: эволюционные взгляды на мужскую тактику борьбы с куколдом. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Рэнд, А. (1984). «Письмо без названия», в Философия: Кому это нужно, (Калькутта: Signet Books), 102–119.

Google Scholar

Реаль Д., Ридер, С. М., Сол, Д., Макдугалл, П.Т. и Дингемансе Н. Дж. (2007). Включение темперамента животных в экологию и эволюцию. Biol. Rev.Camb. Филос. Soc. 82, 291–318. DOI: 10.1111 / j.1469-185X.2007.00010.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Rom, S.C., Weiss, A., and Conway, P. (2017). Судить тех, кто судит: воспринимающие делают вывод о роли аффекта и познания, лежащих в основе ответов других на моральную дилемму. J. Exp. Soc. Psychol. 69, 44–58. DOI: 10.1016 / j.jesp.2016.09.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рассел, Д. К. (2012). Практический интеллект и добродетели. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Сакко, Д. Ф., Браун, М., Люстграф, К. Дж., И Хугенберг, К. (2017). Адаптивная полезность деонтологии: деонтологическое принятие моральных решений способствует восприятию доверия и симпатии. Evol. Psychol. Sci. 3, 125–132. DOI: 10.1007 / s40806-016-0080-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмитт, Д.П., и Шакелфорд, Т. К. (2008). Черты Большой пятерки, связанные с краткосрочным браком: от личности до распущенности в 46 странах. Evol. Psychol. 6, 246–282. DOI: 10.1177 / 1474704

600204

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сингх С., Льюис Р. Л., Барто А. Г. и Сорг Дж. (2010). Внутренне мотивированное обучение с подкреплением: эволюционная перспектива. IEEE Trans. Auton. Ment. Dev. 2, 70–82. DOI: 10.1109 / tamd.2010.2051031

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сноу, Н.Е. (2019). Позитивная психология, классификация сильных и добродетельных сил характера и вопросы измерения. J. Posit. Psychol. 14, 20–31. DOI: 10.1080 / 17439760.2018.1528376

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стадлер М., Беккер Н., Гёдкер М., Лейтнер Д. и Грейфф С. (2015). Комплексное решение проблем и интеллект: метаанализ. Интеллект 53, 92–101. DOI: 10.1016 / j.intell.2015.09.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Саймонс, Д.(1979). Эволюция человеческой сексуальности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Туби Дж. И Космидес Л. (1990). Об универсальности человеческой натуры и уникальности личности: роль генетики и адаптации. J. Pers. 58, 17–67. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.1990.tb00907.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Триверс, Р. Л. (1972). «Родительские инвестиции и половой отбор», в Сексуальный отбор и происхождение человека , изд.Б. Кэмпбелл (Piscataway, NJ: Transaction Publishers), 136–179. DOI: 10.4324 / 9781315129266-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вальтер К. В., Конрой-Бим Д., Басс Д. М., Асао К., Сороковска А., Сороковски П. и др. (2020). Половые различия в предпочтениях партнера в 45 странах: крупномасштабное повторение. Psychol. Sci. 31, 408–423. DOI: 10.1177 / 0956797620

4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжан, Л., Ли, А.Дж., ДеБруин, Л.М., и Джонс, Б.С. (2019). Являются ли половые различия в предпочтениях в отношении физической привлекательности и хорошей заработной платы у потенциальных партнеров меньшими в странах с более высоким гендерным равенством? Evol. Psychol. 17: 1474704919852921. DOI: 10.1177 / 1474704919852921

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Классификация

по Леонхарду и Личко. Классификация акцентуаций характера по а. Личко Е.

Теория акцентуированных личностей Леонарда быстро доказала свою обоснованность и полезность.Однако его использование было ограничено возрастом испытуемых — опросник акцентуации был разработан для взрослых испытуемых. Дети и подростки, не имевшие соответствующего жизненного опыта, не могли ответить на ряд вопросов теста, поэтому их акцентуацию было трудно определить.

Решением этой проблемы занялся отечественный психиатр Андрей Евгеньевич Личко. Он модифицировал его с целью использования в детском и подростковом возрасте, пересмотрел описания типов акцентуации, изменил названия некоторых из них и ввел новые типы.А.Е.Личко считал более целесообразным изучение акцентуаций у подростков, так как большинство из них формируется до подросткового возраста и наиболее ярко проявляется именно в этот период. Он расширил описания акцентуированных персонажей за счет информации о проявлениях акцентуаций у детей и подростков, изменении этих проявлений по мере взросления. Перу А. Э. Личко владеет фундаментальными монографиями «Подростковая психиатрия», «Психопатии и акцентуации характера у подростков», «Подростковая наркология».

Акцентирование характера с точки зрения А.Е. Личко

А.Е. Личко первым предложил заменить термин «акцентуация личности» на «акцентуация характера», аргументируя это тем, что невозможно объединить все черты личности человека, определив только акцентуацию. Личность — понятие гораздо более широкое, включающее мировоззрение, особенности воспитания, воспитания, реакцию на внешние события … Характер, являясь внешним отражением типа нервной системы, служит узкой характеристикой характеристик человеческого поведения.

Акцентуации характера Личко — это временные изменения характера, которые меняются или исчезают в процессе роста и развития ребенка. При этом многие из них могут переходить в психопатии или сохраняться на всю жизнь. Путь развития акцентуации определяется ее выраженностью, социальным окружением и типом (скрытым или явным) акцентуации.

Подобно Карлу Леонхарду, А.Е.Личко рассматривал акцентуации как вариант деформации характера, при котором некоторые его черты приобретают излишнюю резкость.Это увеличивает чувствительность человека к определенным типам влияний и в некоторых случаях затрудняет адаптацию. При этом в целом способность к адаптации остается на высоком уровне, и с некоторыми типами воздействий (не касаясь «места наименьшего сопротивления») акцентуированные личности справляются легче, чем обычные.

А.Е. Личко считал акцентуации пограничными состояниями между нормой и психопатией. Соответственно, их классификация основана на типологии психопатий.

А. Е. Личко выделил следующие типы акцентуаций: гипертимический, циклоидный, чувствительный, шизоидный, истероидный, конморфный, психастенический, параноидный, неустойчивый, эмоционально лабильный, эпилептоидный.

Гипертимический тип

Люди с таким акцентом — отличные тактики и плохие стратеги. Находчивые, предприимчивые, активные, легко ориентируются в быстро меняющихся ситуациях. Благодаря этому они могут быстро улучшить свое служебное и общественное положение. Однако в далекие времена они часто теряют свои позиции из-за неумения продумать последствия своих действий, участия в приключениях и неправильного выбора товарищей.

Активны, общительны, предприимчивы, настроение всегда хорошее. Дети этого типа подвижны, беспокойны, часто озорны. Невнимательный и плохо дисциплинированный, этот тип подростков учится нестабильно. Часто возникают конфликты со взрослыми. У них много поверхностных увлечений. Часто переоценивают себя, стремятся выделиться, заслужить похвалу.

Циклоидное выделение характера по Личко характеризуется повышенной раздражительностью и апатией. Дети предпочитают оставаться дома одни, а не играть со сверстниками.Трудно испытывать какие-либо неприятности, раздражаться в ответ на комментарии. Настроение меняется с хорошего, приподнятого на депрессивное с интервалом в несколько недель.

По мере взросления проявления этой акцентуации обычно сглаживаются, но у ряда лиц они могут сохраняться или надолго застревать в одной стадии, чаще депрессивно-меланхолической. Изменения настроения иногда связаны с временами года.

Чувствительный тип

Отличается высокой чувствительностью как к радостным, так и пугающим или печальным событиям.Подростки не любят активных, подвижных игр, не шутят, избегают больших компаний. С незнакомцами они пугливы и застенчивы, производят впечатление замкнутых. Они могут быть хорошими товарищами с близкими друзьями. Они предпочитают общаться с людьми младше или старше их. Послушны, любят своих родителей.

Возможно развитие комплекса неполноценности или трудности с адаптацией в коллективе. Они предъявляют высокие моральные требования к себе и команде. Обладают развитым чувством ответственности.Настойчивы, предпочитают сложные виды деятельности. Очень осторожны в выборе друзей, предпочитают старших.

Шизоидный тип

Подростки этого типа замкнуты, они предпочитают уединение или компанию старших общению со сверстниками. Демонстративно равнодушен и не заинтересован в общении с другими людьми. Не понимают чувств, переживаний, состояния окружающих, не проявляют сочувствия. Собственные чувства тоже предпочитают не показывать. Сверстники часто их не понимают и поэтому враждебно относятся к шизоидам.

Истероиды характеризуются высокой потребностью во внимании к себе, эгоцентризмом. Показательно, артистично. Им не нравится, когда в их присутствии они обращают внимание на кого-то или хвалят других. Есть высокая потребность в восхищении со стороны окружающих. Истеричные подростки стремятся занять исключительное положение среди сверстников, привлечь к себе внимание, влиять на других. Часто они становятся инициаторами различных мероприятий. В то же время истерики не могут организовать окружающих, они не могут стать неформальным лидером, они не могут заслужить доверие у сверстников.

Конморфный тип

Дети и подростки конморфного типа отличаются отсутствием собственного мнения, инициативы и критичности. Они охотно подчиняются группе или властям. Их отношение к жизни можно охарактеризовать словами «будь как все». Более того, такие подростки склонны к морализаторству и очень консервативны. Ради защиты своих интересов представители этого типа готовы к самым неблаговидным поступкам, и все эти действия находят объяснение и оправдание в глазах конморфного человека.

Психастенический тип

Подростки этого типа характеризуются склонностью к рефлексии, самоанализу и оценке поведения других. Их интеллектуальное развитие опережает их сверстников. Их нерешительность сочетается с самоуверенностью, суждения и взгляды категоричны. В тех случаях, когда требуется особая осмотрительность и внимательность, они склонны к импульсивным действиям. Этот тип мало меняется с возрастом. У них часто есть навязчивые идеи как средство преодоления беспокойства.Также возможно употребление алкоголя или наркотиков. В отношениях они мелочны и произвольны, что мешает нормальному общению.

Параноидальный тип

Типы акцентуации характера Личко не всегда включают этот тип акцентуации из-за его позднего развития. Основные проявления параноидального типа появляются к 30-40 годам. В детстве и подростковом возрасте для таких людей характерны эпилептоидные или шизоидные акцентуации. Их главная особенность — переоценка своей личности и, соответственно, наличие переоцененных представлений об их исключительности.Эти идеи отличаются от бредовых тем, что другие воспринимают их как реальные, хотя и преувеличенные.

У подростков проявляется повышенная тяга к развлечениям, безделью. Нет интересов, жизненных целей, им нет дела до будущего. Их часто называют «плывущими по течению».

Эмоционально лабильный тип

Дети непредсказуемы, с частыми и резкими перепадами настроения. Причины этих отличий — мелкие мелочи (косой взгляд или недоброжелательная фраза).В период плохого настроения им требуется поддержка близких. Им нравится отношение окружающих.

Эпилептоидный тип

В раннем возрасте такие дети часто плаксивы. В старших оскорбляют младших, истязают животных, издеваются над теми, кто не может отдать. Им свойственны властность, жестокость, гордость. В компании других детей они стремятся быть не просто главными, а правителями. В группах, которые они контролируют, они устанавливают жестокий автократический порядок.Однако их сила во многом зависит от добровольного подчинения других детей. Они предпочитают условия строгой дисциплины, умеют угодить руководству, занимать престижные должности, позволяющие осуществлять власть, устанавливать свои правила.

Типы акцентуации характера — это несколько типов знаков, у которых отдельные черты характера перешли в патологическое состояние. Некоторые акцентные черты характера часто достаточно компенсируются, но в проблемных или критических ситуациях у акцентированного человека могут проявляться нарушения адекватного поведения.Акцентуации характера (этот термин происходит от латинского (accentus), что означает — подчеркивание) — выражаются в виде «слабых мест» в психике индивида и характеризуются избирательной уязвимостью по отношению к некоторым воздействиям с повышенной устойчивостью к ним. другие влияния.

Понятие «акцентуация» за весь период своего существования было представлено в разработке нескольких типологий. Первый был разработан Карлом Леонхардом в 1968 году.Следующая классификация, получившая широкую популярность в 1977 году, была разработана Андреем Евгеньевичем Личко на основе классификации П. Б. Ганнушкина, выполненной еще в 1933 году.

Типы акцентуации характера могут проявляться напрямую и могут быть скрыты и раскрыты только в экстренных ситуациях, когда поведение становится максимально естественным.

Лица с любым типом акцентуации характера более чувствительны и восприимчивы к воздействиям окружающей среды и, следовательно, имеют большую склонность к психическим расстройствам, чем другие люди.Если какая-либо проблемная тревожная ситуация становится слишком сложной для того, чтобы акцентированный человек мог ее пережить, то поведение такого человека сразу же резко меняется, и преобладают акцентированные черты.

Теория акцентуации характера Леонарда получила заслуженное внимание, потому что доказала свою полезность. Только специфика этой теории и прилагаемой к ней анкеты для установления типа акцентуации характера заключалась в том, что они были ограничены возрастом испытуемых.Анкета рассчитывалась только на характер взрослых. То есть дети или даже подростки не могут ответить на ряд вопросов, так как не имеют необходимого жизненного опыта и еще не были в таких ситуациях, чтобы ответить на поставленные вопросы. Следовательно, этот опросник не сможет достоверно определить акцентуации характера личности.

Осознавая необходимость определения типа акцентуации характера у подростков, этим занялся психиатр Андрей Личко.Личко модифицировал анкету Леонарда. Он переписал описания типов акцентуации персонажей, изменил названия некоторых типов и ввел новые.

Личко расширил описание типов акцентуации характера, руководствуясь информацией о выражении акцентуации у детей и подростков и изменениях проявлений по мере формирования и взросления личности. Таким образом, он создал анкету по типам акцентуаций характера подростков.

А.Личко утверждал, что целесообразнее было бы изучить типы акцентуаций характера подростков, исходя из того, что большинство акцентуаций формируется и проявляется именно в этом возрастном периоде.

Чтобы лучше понять типы акцентуации характера, следует привести примеры из знакомых эпизодов и персонажей. Большинство людей знают самых популярных героев мультфильмов или сказок, их специально изображают слишком эмоциональными, активными или наоборот пассивными.Но суть в том, что именно это выражение крайних версий норм характера привлекает к себе, такой человек заинтересован, кто-то проникнут к ней симпатией, а кто-то просто ожидает, что с ней будет дальше. В жизни можно встретить абсолютно одинаковых «героев», только в разных обстоятельствах.

Типы подчеркивания характера являются примерами. Алиса из сказки «Алиса в стране чудес» — представитель циклоидного типа акцентуации характера, у нее было чередование высокой и низкой активности, перепады настроения; Карлсон — яркий пример демонстративного типа акцентуации характера, любит хвастаться, обладает, ему свойственны претенциозное поведение и стремление быть в центре внимания.

Застывший тип акцентуации характера характерен для супергероев, находящихся в состоянии постоянной борьбы.

У Маши (мультфильм «Маша и Медведь») наблюдается гипертонический тип акцентуации характера, она спонтанная, активная, недисциплинированная, шумная.

Типы акцентуации характера по Леонхарду

Карл Леонхард был основателем термина «акцентуация» ок. Его теория акцентуированных личностей основывалась на идее о наличии основных, выразительных и дополнительных качеств личности.Основных черт, как обычно, намного меньше, но они очень выразительны и представляют собой целостную личность. Они составляют основу личности и играют решающую роль в ее развитии, адаптации и психическом здоровье. Очень сильное проявление основных черт личности отбивается на всей личности, и при проблемных или неблагоприятных обстоятельствах они могут стать деструктивным фактором для личности.

К. Леонхард считал, что подчеркнутые черты личности, прежде всего, можно наблюдать с помощью.

Акцентуация личности определяется стилем общения. Леонард создал концепцию, в которой описал основные типы акцентуаций характера. Важно помнить, что характеристика акцентуации характера по Леонхарду описывает только типы поведения взрослых. Карл Леонхард описал двенадцать типов акцентуации. Все они по своему происхождению имеют разную локализацию.

Лабильный тип акцентуации характера проявляется в быстрой изменчивости настроения и всего эмоционального состояния… Даже когда нет явных причин для большой радости или сильной печали, человек переключается между этими сильными эмоциями, меняя все свое состояние. Такие переживания очень глубокие, человек может потерять трудоспособность.

Астеноневротический тип акцентуации характера выражается в склонности личности к. Такой человек часто бывает раздражительным, постоянно жалуется на свое состояние, быстро устает. Раздражение может быть настолько сильным, что они могут кричать на кого-то без причины, а затем сожалеть об этом.Их зависит от настроения и притока ипохондрий. Если самочувствие хорошее, значит, человек чувствует себя увереннее в себе.

Чувствительный тип акцентуации характера выражается в высокомерии, пугливости, замкнутости. Чувствительным людям сложно устанавливать новые контакты, но с теми людьми, которых они хорошо знают, они ведут себя весело и легко. Часто из-за чувства неполноценности они получают чрезмерную компенсацию. Например, если человек раньше был слишком застенчивым, то повзрослев, он начинает вести себя слишком раскованно.

Психастенический тип акцентуации характера проявляется в склонности человека к навязчивым состояниям, в детстве он подвержен различным фобиям. Для них характерно беспокойство, возникающее на фоне неуверенности и неуверенности в своем будущем. Склонны к самоанализу. Их всегда сопровождают какие-то ритуалы, однотипные навязчивые движения, благодаря этому они чувствуют себя намного спокойнее.

Шизоидный тип акцентуации характера проявляется в несостоятельности чувств, мыслей и эмоций.В шизоиде сочетаются замкнутость и разговорчивость, холодность и чувствительность, бездеятельность и решительность, антипатия и привязанность и так далее. Самые яркие черты этого типа — низкая потребность в общении и избегание других. Не умение сопереживать и проявлять внимание воспринимается человеком как холодность. Такие люди быстрее поделятся чем-то интимным с незнакомым человеком, чем с любимым человеком.

Эпилептоидный тип акцентуации характера проявляется в состоянии гнева-гнева.В этом состоянии у человека накапливаются раздражительность и гнев, а через некоторое время выплескиваются длительными вспышками гнева. Эпилептоидный тип акцентуации характеризуется инертностью в различных аспектах жизни — эмоциональной сфере, движениях, жизненных ценностях и правилах. Часто такие люди очень ревнивы, в большей степени беспочвенны. Они пытаются жить сегодняшним днем, и с тем, что у них есть, они не любят строить планы, фантазировать или мечтать. дать эпилептоидному типу личности очень сложно.

Истероидный тип акцентуации характера характеризуется повышенным эгоцентризмом, тягой к любви, всеобщим признанием и вниманием. Их поведение демонстративно и претенциозно, чтобы привлечь внимание. Для них будет лучше, если к ним будут относиться ненавистно или негативно, чем если бы к ним относились равнодушно или нейтрально. Они одобряют любую деятельность в их направлении. Для истеричных личностей самое страшное — это возможность остаться незамеченными. Еще одна важная черта этого типа акцентуации — внушаемость, направленная на подчеркивание достоинств или восхищения.

Неустойчивый тип акцентуации характера проявляется в неумении соблюдать социально приемлемые формы поведения. У них с детства неохота учиться, им сложно сосредоточиться на учебе, выполнять задания или подчиняться старшим. По мере взросления нестабильные личности начинают испытывать трудности в установлении отношений, особенно отмечаются трудности в романтических отношениях. Им сложно установить глубокие эмоциональные связи.Они живут настоящим, одним днем ​​без планов на будущее, каких-либо желаний и стремлений.

Конформный тип акцентирования характера выражается в желании смешиваться с другими, а не отличаться. Они легко, не задумываясь, принимают чужую точку зрения, руководствуются общими целями, подстраивают свои желания под желания других, не задумываясь о личных потребностях. Они очень быстро привязываются к своему близкому окружению и стараются не отличаться от других, если есть общие увлечения, интересы или идеи, они тоже сразу их подхватывают.В своей профессиональной жизни они неактивны, стараются выполнять свою работу, не проявляя активности.

Помимо описанных видов акцентуации характера, Личко дополнительно выделяет смешанные акценты, поскольку чистое акцентуирование наблюдается не так часто. Отдельные акцентуации, которые являются наиболее выразительными, связаны между собой, а другие не могут быть одновременно характерными для одного человека.

К основным типам акцентуации относятся:
— Циклотимия, характеризующаяся чередованием (цикличностью) периодов хорошего и плохого настроения.Часто эти переходы связаны с изменением обстановки, иногда даже с погодой, что сближает циклотимический тип с лабильным, нестабильным типом.

Гипертонический тип, для которого характерно постоянно повышенное настроение, стремление к активности, повышенная возбудимость. Люди этого типа, как правило, берут на себя большое количество дел, которые они часто не завершают, берутся за новые.

Связано с преобладанием пониженного тонуса, плохого настроения.Людям этого типа свойственна склонность к депрессиям, они видят, как правило, все в темном свете и их прогнозы самые пессимистические. Раздражительность и ипохондрия делают этот тип относящимся к астеническому, для которого также характерна быстрая утомляемость.

Шизоидный тип, для которого характерна эмоциональная холодность, изоляция от окружающих. Часто люди этого типа замкнуты, эгоцентричны, не склонны к расширению контактов; обычен и высокий уровень интеллекта, прежде всего в области абстрактного, логического мышления.

Эпилептоидный тип, напротив, отличается конкретностью, вязкостью мышления, часто низким общим интеллектуальным уровнем, а также скрупулезной педантичностью. Склонность к злому, меланхолическому настроению часто проявляется в приступах агрессивного поведения, конфликтов, иногда даже в ярости и жестокости, что делает этот тип похожим на застрявшего человека.

Застрявший (параноидальный) тип отличается повышенной подозрительностью и болезненной обидой, мнительностью, особенно в отношениях с окружающими.Недоверие к ним и стремление к доминированию приводят к частым конфликтам, а злоба, стойкость негативных эмоциональных переживаний — к жестокости и мстительности.

Демонстративный (истерический) тип отличается прежде всего ярко выраженным тщеславием, стремлением к признанию, любой ценой привлечь внимание. Для этого иногда используются обман, фантазии, притворство и воображаемые болезни. Склонность к приключениям и способность вытеснять неприятные факты и воспоминания в бессознательное также очень распространены у людей этого типа.

Психастеническому типу свойственны повышенная тревожность, нерешительность, мнительность, связанная с постоянным поиском болезней. Частые проявления самоанализа, склонность к «самокритике» и мысленный возврат к неприятным событиям, что приводит к неуверенности, снижению притязаний. Это обостренное чувство собственной неполноценности делает этот тип родственным чувствительным, для которого также характерны повышенная впечатлительность и пугливость.

Следует отметить, что в чистом виде эти типы акцентуации встречаются довольно редко, обычно у человека есть «смешанные» акцентуации, с более или менее выраженными формами нескольких типов.

Сочетание индивидуальных качеств, совершенно уникальных для каждого человека, во многом его поведения, общения с другими людьми и отношения к себе. Он представляет собой второй уровень в структуре индивидуальности, ту «целостную индивидуальность» (термин В. Мерлина), которая лежит в основе индивидуального стиля жизни, опосредуя связь между психодинамическими чертами личности и структурой личности. Задачи психотерапии во многом связаны именно с тем, чтобы помочь человеку в создании личности, исходя из его целостной диспозиции психодинамических черт, стиля деятельности и общения, который использует положительные стороны его личности, максимально компенсируя отрицательные. .

Акцентуация характера по А.Е. Личко
Концепция акцентуации характера.

Акцентирование характера (по А.Е. Личко) — это чрезмерное усиление индивидуальных черт характера, при котором наблюдаются отклонения в психологии и поведении человека, не выходящие за пределы нормы, граничащие с патологией.
Такие акцентуации как временные состояния психики чаще всего наблюдаются в подростковом и раннем подростковом возрасте.У подростков многое зависит от типа акцентуации характера — особенностей преходящих поведенческих расстройств («пубертатных кризисов»), острых аффективных реакций и неврозов (как по отношению к картине, так и по отношению к причинам, их вызывающим). Тип акцентуации также во многом определяет отношение подростка к соматическим заболеваниям, особенно длительным. Акцентуация характера действует как важный фоновый фактор при эндогенных психических заболеваниях и как предрасполагающий фактор к реактивным нервно-психическим расстройствам.Тип акцентуации характера необходимо учитывать при разработке программ реабилитации подростков. Этот тип служит одним из основных руководящих указаний для медицинских и психологических рекомендаций, для совета по будущей профессии и трудоустройству, а последнее очень важно для устойчивой социальной адаптации … Знание типа акцентуации характера важно при составлении психотерапевтических программ. для наиболее эффективного использования различных видов психотерапии (индивидуальной или групповой, дискуссионной, директивной и т. д.)). Тип акцентуации указывает на слабые стороны характера и тем самым позволяет предсказать факторы, которые могут вызвать психогенные реакции, ведущие к дезадаптации, тем самым открывая перспективы психопрофилактики. Обычно акцентуации развиваются при формировании характера и сглаживаются по мере взросления человека. Черты характера с акцентами могут проявляться не постоянно, а только в некоторых ситуациях, в определенной обстановке и почти не обнаруживаться в обычных условиях.Социальная дезадаптация с акцентуациями либо полностью отсутствует, либо кратковременна.

Типы акцентов характера.

Несмотря на редкость чистых типов и преобладание смешанных форм, выделяют следующие основные типы акцентуаций характера:

1. Гипертонический тип.

Подростки этого типа отличаются подвижностью, общительностью, склонностью к проказам. Они много шумят в происходящих вокруг них событиях, им нравятся беспокойные компании своих сверстников.Обладая хорошими общими способностями, они проявляют неугомонность, недисциплинированность, неравномерно учатся. У них всегда хорошее настроение, приподнятое. Со взрослыми — родителями и учителями — у них часто возникают конфликты. У этих подростков много увлечений, обычно поверхностных и скоротечных. Гипертимные подростки часто переоценивают свои способности. Они слишком самоуверенны, стремятся показать себя, похвастаться, произвести впечатление на окружающих.

2. Циклоидный тип.

Характеризуется повышенной раздражительностью и склонностью к апатии.Подростки этого типа предпочитают оставаться дома одни, а не где-то со своими сверстниками. Они тяжело переносят даже мелкие неприятности, крайне раздраженно реагируют на комментарии. Их настроение периодически меняется от повышенного до депрессивного (отсюда и название этого типа) с периодами примерно от двух до трех недель.
3. Лабильный тип.

Этот тип чрезвычайно изменчив по настроению, а зачастую и непредсказуем. Причины неожиданной смены настроения могут быть самыми незначительными, например, кто-то случайно уронил слово, чей-то недружелюбный взгляд.Все они «способны погрузиться в уныние и мрачное настроение при отсутствии серьезных неприятностей и неудач». Поведение этих подростков во многом зависит от настроения момента. Настоящее и будущее по настроению можно раскрасить как радужными, так и мрачными цветами.
4. Астеноневротический тип.

Для этого типа характерны повышенная мнительность и капризность, утомляемость и раздражительность. Особенно часто переутомление проявляется при выполнении сложной умственной работы.
5. Чувствительный тип.

Для него характерна повышенная чуткость ко всему: к тому, что нравится, и к тому, что огорчает или пугает. Эти подростки не любят большие компании, слишком азартные игры, озорные мобильные игры … Обычно они застенчивы и робки перед посторонними людьми и поэтому часто производят впечатление замкнутых. Они открыты и общительны только с теми, кто им знаком. Они предпочитают общаться с детьми и взрослыми. В подростковом возрасте такие подростки могут испытывать трудности адаптации в кругу сверстников, а также «комплекс неполноценности»
6.Психастенический тип.

Для таких подростков характерно ускоренное и раннее интеллектуальное развитие, склонность к рефлексии, рассуждению, самоанализу и оценкам поведения других людей. Однако такие подростки часто более ценны на словах, чем на деле.
7. Шизоидный тип.

Самая важная особенность этого типа — изоляция. Этих подростков не очень тянет к сверстникам, они предпочитают одиночество, в компании взрослых.Они часто демонстрируют внешнее безразличие к окружающим людям, незаинтересованность в них, плохо понимают состояния других людей, их переживания, не умеют сочувствовать. Их внутренний мир часто наполнен различными фантазиями, какими-то особенными увлечениями. Во внешних проявлениях своих чувств они довольно сдержанны, не всегда понятны окружающим, в первую очередь сверстникам, которые, как правило, очень их не любят.
8. Эпилептоидный тип.

Эти подростки часто плачут, издеваются над другими, особенно в раннем детстве … Такие дети, как пишет А.Е.Личко, любят мучить животных, дразнить младших, издеваться над беспомощными. В детских компаниях ведут себя как диктаторы. Их типичные черты — жестокость, доминирование, себялюбие. В группе детей, которые они контролируют, такие подростки устанавливают свои собственные жесткие, почти террористические приказы, и их личная власть в таких группах зиждется в основном на добровольном подчинении других детей или на страхе.В условиях жесткого дисциплинарного режима они часто чувствуют себя на высоте, стараются угодить начальству, добиваются определенных преимуществ перед сверстниками, набирают власть и устанавливают свой диктат над другими.

9. Истероидный тип.

Основная черта этого типа — эгоцентризм, тяга к постоянному вниманию к собственной персоне. У подростков этого типа часто выражается склонность к театральности, позерству, рисованию. Такие дети с большим трудом переносят, когда в их присутствии кто-то хвалит их друга, когда другим уделяется больше внимания, чем им самим.Для них острой необходимостью является желание привлечь внимание окружающих, выслушать энтузиазм и похвалу. Для этих подростков характерны претензии на исключительное положение среди сверстников, и для того, чтобы влиять на других, привлечь их внимание, они часто выступают в качестве подстрекателей и подбадривают в группах. В то же время, будучи не в состоянии стать настоящими руководителями и организаторами своего дела, получить неформальный авторитет. Они часто и быстро выходят из строя.
10. Нестабильный тип.

Его иногда неверно характеризуют как безвольного, плывущего по течению.Подростки этого типа проявляют повышенную склонность и тягу к развлечениям, причем без разбора, а также к праздности и праздности. У них нет серьезных, в том числе профессиональных интересов, они почти не думают о своем будущем.

11. Конформного типа.

Этот тип демонстрирует бездумное и зачастую просто конъюнктурное подчинение любым властям, большинству в группе. Такие подростки обычно склонны к морализаторству и консерватизму, и их жизненное кредо — «быть как все».«Это тип оппортуниста, который ради собственных интересов готов предать товарища, бросить его в трудную минуту, но что бы он ни делал, он всегда найдет« моральное »оправдание своему поступку. , а часто и более единицы

Литература

Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л .: Медицина, 1977; изд. 2 доп. и перераб., Л .: Медицина, 1983.

Ульяновский социально-педагогический колледж № 1

Отчет
по дисциплине

«Возрастная психология»
по теме:
«Акцентирование характера по А.Е. Личко »
Выполнила:

Студенческая группа 42

Мельникова Алена

Проверила.

А.Е. Личко разработал типологию акцентуаций на обследовании подростков. Но для большинства людей акцентуации сохраняются и в зрелом возрасте. Акцентуация — это основная черта личности, определяющая все человеческое поведение. Всего Личко выделил 11 чисто личностных акцентуаций.

1. Астеноневротический тип.

Людям этого типа свойственны быстрая утомляемость, раздражительность, ипохондрия (беспочвенное беспокойство о здоровье).Они больше устают от умственных нагрузок, чем от физических. Они легко дают выход своему раздражению на других, но сразу раскаиваются в сказанном.

2. Гипертонический тип.

Эти люди почти все время в приподнятом настроении. О таком говорят — «душа компании». Бывают и вспышки гнева, но только если кто-то пытается их ограничить, подчинить своим целям, подавить намерения этого человека. Для таких людей невыносима строгая дисциплина и регламентация распорядка дня.Они не терпят одиночества.

3. Истероидный тип.

Такие люди все время требуют внимания к себе. Им жизненно важно, чтобы ими восхищались, уважали. Худшее, что с ними может случиться, — это остаться незамеченными. Они склонны лгать и фантазировать, чтобы создать себе яркую репутацию. Они прекрасно себя чувствуют на сцене.

4. Конформного типа.

Соответствие — это некритическое принятие норм группы: действовать как все.Они не стремятся выделиться: лучше быть посередине, не хуже и не лучше. Хорошо себя чувствуют в своей группе, подозрительно относятся к незнакомцам. Возникновение чего-то нового, например, нового стиля одежды, встречают в штыки. Но как только это становится популярным, они сами охотно так одеваются.

5. Лабильный тип.

Отличительной чертой их поведения является постоянная смена настроения, происходящая по второстепенным причинам. Утром почувствовал себя прекрасно, по дороге на работу кто-то косо посмотрел и настроение пропало.На работе сделали комплимент — и снова все нормально. Перепады настроения присущи одновременно и быстротечности, и глубине: от слез до восторга. Они по-настоящему привязаны только к самым близким людям, особенно если находят от них необходимую поддержку.

6. Нестабильный тип.

Это название было дано в связи с непоследовательностью поведения этих людей. Ими движет только желание повеселиться. Они не могут быть настойчивыми в работе и учебе, стремятся уйти от трудностей, склонны проводить время в праздности.Все эти качества могут подтолкнуть вас на преступный путь, подтолкнув к хулиганству, воровству и употреблению наркотиков. Преступления совершаются не столько ради наживы, сколько ради азарта.

7. Психастенический тип.

Отличительные качества этих людей — нерешительность, самоанализ, мнительность. Они любят рассуждать. На основе всех этих черт могут возникать навязчивые идеи (страхи, ритуалы). Они очень переживают за своих близких (за маму). Беспокоитесь о том, что в будущем произойдет что-то плохое.Чтобы обезопасить себя от волнений, они придумывают «ритуалы» — объезжают трещины на дороге, считают встречные машины своего любимого цвета. Они склонны больше рассуждать, чем действовать.

8. Чувствительный тип.

Такие люди очень чувствительны к чужим словам, их легко обидеть и обидеть неосторожным словом. Не любят шума и чрезмерной активности, предпочитают тихие, спокойные занятия. Они могут казаться замкнутыми, но с самыми близкими людьми очень общительны и непринужденны.Очень робкие в присутствии посторонних … Боятся быть в центре внимания — докладывать, отвечать у доски. В целом это очень впечатлительные и неуверенные в себе люди.

9. Циклоидный тип.

Эти люди регулярно меняют настроение. От роста силы, энергии и благополучия до апатии, раздражительности, пессимизма. Продолжительность цикла у разных людей разная, но в отличие от лабильного типа, это не сиюминутная смена настроения. Продолжительность периодов спада или подъема от дней до недель.Для эмоциональных изменений нет объективных причин — это внутренние колебания психического состояния.

10. Шизоидный тип.

Самая главная черта этих людей — изоляция. Не умеют налаживать отношения с людьми, не испытывают большой потребности в общении. Но часто они сами сильно страдают от своего одиночества. В их поведении присущи противоречивые черты: либо они застенчивы, либо отпускают непристойные шутки; внешне холодно — но в душе ураган эмоций.Они склонны проявлять интерес к вещам, необычным для их сверстников. Они живут в своем собственном мире. Они быстро устают от общения. Интуиция и социальная компетентность полностью отсутствуют (не понимают других).

11. Эпилептоидный тип.

Это люди с взрывным характером, инертным и вялым мышлением. Часто они находятся в состоянии дисфории — злого, меланхоличного настроения, они ищут кого-то, от кого можно избавиться от зла. Иногда наблюдается необычное влечение (садо-мазо).Они любят власть. Они склонны к педантичности и требуют от других такого же отношения к порядку. В ярости не контролируют себя — могут обидеть любимого человека, ударить пожилого человека.

Изучите типологию акцентуаций характера подробнее! Прочтите «Типы акцентуаций характера и психопатии у подростков» (Данная публикация является дополненной и переработанной версией монографии А.Е. Личко «Психопатии и акцентуации характера у подростков», первое издание которой (1977 г.) награждено Президиумом Российской Федерации Академия медицинских наук СССР Почетная грамота I.В.М. Бехтерева)

Обнаружение главных героев и антагонистов в качестве голоса американских героев мультфильмов: количественный анализ на основе LTAS

Голоса героев и злодеев в мультфильмах способствуют их уникальности и помогают формировать то, как мы их воспринимаем. Тем не менее, не так много исследований посвящено изучению акустических свойств голосов персонажей и их возможного вклада в архетипы персонажей мультфильмов. Мы представляем количественное исследование того, как качество голоса различает персонажей на основе их соответствия как главных героев, так и антагонистов, выполняя анализ главных компонентов (PCA) на долгосрочном среднем спектре (LTAS) конкатенированных отрывков речи различных символов, полученных из четыре разных мультика.Затем мы оценили, можно ли с помощью алгоритма классификации разделить категории «протагонистов» и «антагонистов» (определенные с помощью априорной классификации), и если да, то какие акустические характеристики могут помочь различить эти две категории. Общие результаты подтверждают идею о том, что главных героев и антагонистов можно отличить по голосу. Анализ машины опорных векторов (SVM) показал, что средняя точность классификации всех мультфильмов составляет 96%. Визуализация спектральных характеристик, составляющих разницу, не дала последовательных результатов, но выявила паттерн доминирования энергии низких и высоких частот, разделяющий антагонистов и протагонистов.В будущих исследованиях можно будет выяснить, как другие переменные могут быть связаны с качеством голоса при различении этих категорий.

Ссылки

Абди, Эрве и Линн Дж. Уильямс. 2010. Анализ главных компонентов. Междисциплинарные обзоры Wiley: вычислительная статистика 2 (4). 433–459. https://doi.org/10.1002/wics.101. Искать в Google Scholar

Abercrombie, David. 1967. Элементы общей фонетики . Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета.Искать в Google Scholar

Alim, H. Samy. 2004. Вы знаете мой Стиз: этнографическое и социолингвистическое исследование смены стиля в речевом сообществе чернокожих американцев . Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press. Искать в Google Scholar

Beck, Janet M. 1988. Органические вариации и качество голоса . Эдинбург: неопубликованная докторская диссертация Эдинбургского университета. Ищите в Google Scholar

Boersma, Paul & David Weenink. 2020. Praat: Выполнение фонетики на компьютере (Версия 6.1.09). Доступно на: http://www.praat.org/. Искать в Google Scholar

Britt, Erica. 2011. «Может ли церковь сказать аминь»: Стратегическое использование стиля проповеди черных в Государстве Черный Союз. Язык в обществе 40 (2). 211–233. https://doi.org/10.1017/s0047404511000042. Искать в Google Scholar

Bucholtz, Andrew. 2018. По оценкам Nielsen, покрытие на сентябрь показывает рост в сетях ESPN, падение в MLBN и NFLN. Ужасное объявление. Доступно по адресу: https: // awfulannouncing.com / espn / nielsen-охват-оценки-сентябрь-espn-nbcsn-nbatv-mlbn-nfln.html. Искать в Google Scholar

Callier, Patrick. 2010. Качество голоса, ритм и ценная женственность [Сессия конференции] Симпозиум по социолингвистике, 18. Поиск в Google Scholar

Каллиер, Патрик. 2012. Вариация типа фонации. Распространения и значения в массовом контексте [Конференция]. В Новые способы анализа вариаций , 41. Блумингтон, Индиана: Университет Индианы. Искать в Google Scholar

Cameron, Deborah.2001. Язык: Дизайнерские голоса. Critical Quarterly 43 (4). 81–85. https://doi.org/10.1111/1467-8705.00392. Ищите в Google Scholar

Catford, John C. 1964. Типы фонации: классификация некоторых гортанных компонентов речевого образования. В книге Дэвида Аберкромби, Денниса Батлера Фрая, Питера А.Д. Маккарти, Нормана Карсона Скотта и Джона Лесли Мелвилла Трима (ред.), В честь Дэниела Джонса: статьи, представленные по случаю его восьмидесятилетия, 12 сентября 1961 г. , 26–37 .Лондон, Великобритания: Лонгманс, Грин. Ищите в Google Scholar

Чавес-Пеон, Марио Э. 2010. Взаимодействие метрической структуры, тона и типов звучания в Quiaviní Zapotec . Ванкувер, Британская Колумбия: неопубликованная докторская диссертация Университета Британской Колумбии. Искать в Google Scholar

Кортес, Коринна и Владимир Вапник. 1995. Опорно-векторные сети. Машинное обучение 20 (3). 273–297. https://doi.org/10.1007/bf00994018. Ищите в Google Scholar

Delplancq, Véronique, Bernard Harmegnies & John Esling.1989. Количественное исследование влияния изменений настроек на LTAS. Жан-Пьер, Тубах и Жозеф Жан Мариани (ред.), Proceedings of eurospeech ’89 (Париж): Европейская конференция по речевой коммуникации и технологиям. Архив ISCA .. Поиск в Google Scholar

DiCanio, Christian T. 2009. Фонетика регистра в Takhian Thong Chong. Журнал Международной фонетической ассоциации 39 (2). 162–188. https://doi.org/10.1017/s002510030

79. Искать в Google Scholar

Dolar, Mladen.2006. Голос и ничего лишнего . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Ищите в Google Scholar

Эдмондсон, Джерольд А. и Джон Х. Эслинг. 2006. Клапаны гортани и их функционирование в тональности, голосовом регистре и стрессе: примеры ларингоскопии. Фонология 23 (02). 157–191. https://doi.org/10.1017/s095267570600087x. Искать в Google Scholar

Eidsheim, Nina. 2012. Голос как действие: к модели для анализа динамического построения расового голоса. Современное музыковедение (93). 9–32. https://doi.org/10.7916/cm.v0i93.5218. Искать в Google Scholar

Эслинг, Джон Х., Скотт Р. Мойсик, Элисон Беннер и Лиз Кревье-Бухман. 2019. Качество голоса: Модель гортанного артикулятора . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Fant, Gunnar. 1960. Акустическая теория производства речи . Гаага: Моултон. Ищите в Google Scholar

Furui, Sadaoki, Fumitada Itakura & Shuzo Saito.1971. Проверка динамика по долговременному среднему спектру . В Конвенция звукозаписывающего общества Японии , vol. 2–1–2, 129–130. Искать в Google Scholar

Garellek, Marc & Patricia Keating. 2011. Акустические последствия взаимодействия звуков и звуков в Jalapa Mazatec. Журнал Международной фонетической ассоциации 41 (2). 185–205. https://doi.org/10.1017/S0025100311000193. Ищите в Google Scholar

Гик, Брайан, Ян Уилсон, Карстен Кох и Клэр Кук.2004. Специфические для языка параметры артикуляции: данные из положения покоя между высказываниями. Phonetica 61 (4). 220–233. https://doi.org/10.1159/000084159. Искать в Google Scholar

Gordon, Matthew. 2001. Лингвистические аспекты качества голоса с особым акцентом на атабаскском языке. В Сири Таттл и Гэри Холтон (ред.), Труды конференции по атабаскским языкам 2001 г. , 163–178. Фэрбенкс: Центр коренных языков Аляски. Искать в Google Scholar

Hall, Kira.1995. Разговор о фантазиях. В Мэри Бухольц и Кира Холл (ред.), Гендер сформулирован: язык и социально сконструированное Я , 183–216. Нью-Йорк: Рутледж. Искать в Google Scholar

Harmegnies, Bernard & Albert Landercy. 1988. Внутри говорящая изменчивость долговременного речевого спектра. Речевое общение 7 (1). 81–86. https://doi.org/10.1016/0167-6393(88)-4. Искать в Google Scholar

Хентон, Кэролайн Г. и Энтони Бладон.1988. Скрип как социофонетический маркер. В Ларри Хайман, Виктория Фромкин и Чарльз Н. Ли (ред.), Язык, речь и разум: Исследования в честь Виктории А. Фромкин , 3–29. Лондон: Рутледж. Искать в Google Scholar

Hollien, Harry & Wojciech Majewski. 1977 г. Идентификация говорящего по долгосрочным спектрам в условиях нормальной и искаженной речи. Журнал акустического общества Америки 62 (4). 975–980. https://doi.org/10.1121/1.381592. Искать в Google Scholar

Honikman, Beatrice.1964. Артикуляционные настройки. В книге Дэвида Аберкромби, Денниса Батлера Фрая, Питера А. Д. Маккарти, Нормана Карсона Скотта и Джона Лесли Мелвилла Трима (ред.), В честь Дэниела Джонса , 73–84. Лондон: Лонгман. Искать в Google Scholar

Хосода, Мэгуми и Юджин Стоун-Ромеро. 2010. Влияние иностранного акцента на решения, связанные с трудоустройством. Журнал управленческой психологии 25 (2). 113–132. https://doi.org/10.1108/02683941011019339. Искать в Google Scholar

Irwin, Ruth B.1977 г. Суждения о качестве голоса, беглости речи и уверенности южных черных и белых спикеров. Язык и речь 20 (3). 261–266. https://doi.org/10.1177/002383097702000307. Искать в Google Scholar

Jolliffe, Ian T. 2002. Анализ главных компонентов , 2-е изд. Нью-Йорк: Спрингер. Ищите в Google Scholar

Kajino, Sakiko & Kyuwon Moon. 2011. Вариация качества голоса японских порноактрис: стилистическое построение сексуальной сладости [Конференция].В Новые способы анализа вариации , т. 40. Вашингтон, округ Колумбия: Джорджтаунский университет. Искать в Google Scholar

Карацоглу, Александрос, Алекс Смола, Курт Хорник, National ICT Australia (NICTA), Майкл А. Манискалько и Чун Хуэй Тео. 2019. Kernlab: Лаборатория машинного обучения на основе ядра (версия 0.9-29). КРАН. Доступно по адресу: https://CRAN.R-project.org/package=kernlab. Ищите в Google Scholar

Kassambara, Alboukadel & Fabian Mundt. 2017. Factoextra: извлечение и визуализация результатов многомерного анализа данных (версия 1.0,7). КРАН. Доступно по адресу: https://cloud.r-project.org/web/packages/factoextra/. Ищите в Google Scholar

Кавахара, Сигето, Ацуши Ното и Гакудзи Кумагаи. 2018. Звуковые символические узоры в именах покемонов. Phonetica 75 (3). 219–244. https://doi.org/10.1159/000484938. Искать в Google Scholar

Крейман, Джуди, Диана Ванланкер-Сидтис и Брюс Р. Герратт. 2005. Восприятие качества голоса. В Дэвид Б. Писони и Роберт Э. Ремез (ред.), Справочник по восприятию речи , 338–362.Малдон, Массачусетс: Блэквелл. Искать в Google Scholar

Ladefoged, Peter. 1988. Обсуждение фонетики: Заметка о некоторых терминах для типов фонации. В Осаму Фуджимура (редактор), Физиология голоса: производство голоса, механизмы и функции , 297–317. Нью-Йорк: Raven Press. Ищите в Google Scholar

Лаукканен, Анне-Мария, Тийна Сирья, Марья Лайтала и Тимо Лейно. 2004. Влияние двухмесячных вокальных упражнений со спектральной биологической обратной связью и без нее на голос студентов-актеров. Логопедия Фониатрия Вокология 29 (2). 66–76. https://doi.org/10.1080/14015430410034479. Искать в Google Scholar

Laver, John. 1968. Качество голоса и индексная информация. Международный журнал расстройств речи и общения 3 (1). 43–54. https://doi.org/10.3109/1368282680

40. Искать в Google Scholar

Laver, John. 1980. Фонетическое описание качества голоса . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

Ли, Сан-Хёк, Хи-Чжун Квон, Хён-Джин Чой, Нам-Хун Ли, Сунг-Джин Ли и Сон-Мин Джин.2008. Форманта певца и кольцевой резонанс динамика: долгосрочный анализ среднего спектра. Клиническая и экспериментальная оториноларингология 1 (2). 92. https://doi.org/10.3342/ceo.2008.1.2.92. Искать в Google Scholar

Leino, Timo. 1993. Долгосрочное исследование среднего спектра качества голоса мужчин-актеров. Андерс Фриберг, Дженни Иварссон, Эрик Янссон и Йохан Сундберг (ред.), Труды Стокгольмской конференции по музыкальной акустике , vol. 28, 206–210.Стокгольм: Шведская королевская музыкальная академия. Искать в Google Scholar

Leino, Timo. 2009. Долгосрочный средний спектр при проверке качества голоса в речи: неподготовленные студенты мужского пола университетов. Журнал голоса 23 (6). 671–676. https://doi.org/10.1016/j.jvoice.2008.03.008. Искать в Google Scholar

Лейно, Тимо, Анне-Мария Лаукканен и Войтех Радольф. 2011. Формирование форманта актера / спикера: исследование с применением спектрального анализа и компьютерного моделирования. Журнал голоса 25 (2). 150–158. https://doi.org/10.1016/j.jvoice.2009.10.002. Искать в Google Scholar

Li, K.‐P., George W. Hughes & Arthur S. House. 1969. Корреляционные характеристики и размерность речевых спектров. Журнал акустического общества Америки 46 (4B). 1019–1025. https://doi.org/10.1121/1.14. Ищите в Google Scholar

Maidment, J. 1981. Обзор фонетического описания качества голоса Джона Лейвера. Журнал Международной фонетической ассоциации 11 (2).78–84. https://doi.org/10.1017/s0025100300002292. Ищите в Google Scholar

Мик, Барбра А. 2006. И индеец отвечает «Как!»: Представления американского индейского английского языка в белом публичном пространстве. Язык в обществе 35 (1). 93–128. https://doi.org/10.1017/s0047404506060040. Искать в Google Scholar

Mendoza-Denton, Norma. 2011. Путеводитель Semiotic автостопом по скрипучему голосу: циркуляция и гендерный хардкор в образе банды Чикана / о. Журнал лингвистической антропологии 21 (2).261–280. https://doi.org/10.1111/j.1548-1395.2011.01110.x. Ищите в Google Scholar

Мендоса, Эльвира, Ньевес Валенсия, Хуана Муньос и Умберто Трухильо. 1996. Различия в качестве голоса между мужчинами и женщинами: использование долгосрочного среднего спектра (LTAS). Голосовой журнал 10 (1). 59–66. https://doi.org/10.1016/s0892-1997(96)80019-1. Искать в Google Scholar

Мейер, Давид, Евгения Димитриаду, Курт Хорник, Андреас Вайнгессель, Фридрих Лейш, Чих-Чунг Чанг и Чих-Чен Линь.2019. e1071: Различные функции Департамента статистики, Группа теории вероятностей (ранее: E1071), TU Wien (Версия 1.7-7). КРАН. Доступно по адресу: https://cran.r-project.org/web/packages/e1071/index.html. Поиск в Google Scholar

Мойсик, Скотт Р. 2012. Резкое качество голоса и его связь с чернотой в популярных американских СМИ. Phonetica 69 (4). 193–215. https://doi.org/10.1159/000351059. Искать в Google Scholar

Morton, Eugene S. 1977 г. О возникновении и значении правил структуры мотивации в некоторых звуках птиц и млекопитающих. Американский натуралист 111 (981). 855–869. https://doi.org/10.1086/283219. Ищите в Google Scholar

Netflix. 2019. Заключительное письмо акционерам за 4 квартал 2019 года. Доступно по адресу: https://s22.q4cdn.com/959853165/files/doc_financials/2019/q4/FINAL-Q4-19-Shareholder-Letter.pdf. Искать в Google Scholar

Нолан, Фрэнсис Дж. 1983. Фонетические основы распознавания говорящего . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

О’Коннор, Джиллиан Дж.М. и Пэт Баркли. 2017. Влияние высоты голоса на восприятие надежности в разных социальных контекстах. Эволюция и поведение человека 38 (4). 506–512. https://doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2017.03.001. Искать в Google Scholar

Ogden, Richard. 2001. Переход поворота, скрип и остановка голосовой щели в финском разговоре во взаимодействии. Журнал Международной фонетической ассоциации 31 (1). 139–152. https://doi.org/10.1017/s0025100301001116. Искать в Google Scholar

Ohala, John J.1983. Межъязыковое использование высоты звука: этологический взгляд. Phonetica 40 (1). 1–18. https://doi.org/10.1159/0002616786189135. Искать в Google Scholar

Paddock, Harold. 1977 г. О тараканах по-английски. Phonetica 34 (4). 318. https://doi.org/10.1159/000259894. Искать в Google Scholar

Pittam, Jeffery. 1987. Долгосрочное спектральное измерение качества голоса как социального и личностного маркера: обзор. Язык и речь 30 (1). 1–12. https: // doi.org / 10.1177 / 002383098703000101. Искать в Google Scholar

Подесва, Роберт Дж. 2007. Тип фона как стилистическая переменная: использование фальцета в построении персонажа. Социолингвистический журнал 11 (4). 478–504. https://doi.org/10.1111/j.1467-9841.2007.00334.x. Ищите в Google Scholar

Podesva, Robert J. & Patrick Callier. 2015. Качество голоса и идентичность. Ежегодный обзор прикладной лингвистики 35. 173–194. https://doi.org/10.1017/s02671000270.Ищите в Google Scholar

Пурнелл, Томас, Уильям Идсарди и Джон Боуг. 1999. Перцептивные и фонетические эксперименты по идентификации диалекта американского английского. Журнал языковой и социальной психологии 18 (1). 10–30. https://doi.org/10.1177/0261927×9

01002. Искать в Google Scholar

Путс, Дэвид А., Кэролайн Р. Ходжес, Родриго А. Карденас и Стивен Дж. К. Гаулин. 2007. Мужские голоса как сигналы доминирования: основные и формантные частоты голоса влияют на приписывание доминирования среди мужчин. Эволюция и поведение человека 28 (5). 340–344. https://doi.org/10.1016/j.evolhumbehav.2007.05.002. Ищите в Google Scholar

R Core Team. 2014. R: язык и среда для статистических вычислений (версия 4.0.2) . Вена, Австрия: Фонд R для статистических вычислений. Доступно на: http://www.R-project.org/. Выполните поиск в Google Scholar

RStudio Team. 2015. RStudio: Комплексная разработка для R (версия 1.3.1093) . Бостон, Массачусетс: RStudio, Inc.Доступно на: http://www.rstudio.com/. Поиск в Google Scholar

Сиколи, Марк А. 2010. Изменение голоса с ролями участников: качество голоса и речевые регистры в Мезоамерике. Язык в обществе 39 (4). 521–553. https://doi.org/10.1017/S0047404510000436. Ищите в Google Scholar

Starr, Rebecca & Rebecca Greene. 2006. За гранью привлекательности: роль качества голоса в исполнении стилизованных женских образов на японском [Конференция]. В Новые способы анализа вариаций , т.36. Колумбус, Огайо: Пенсильванский университет. Искать в Google Scholar

Sundberg, Johan. 1974. Артикуляционная интерпретация «певческой форманты». Журнал акустического общества Америки 55 (4). 838–844. https://doi.org/10.1121/1.19. Искать в Google Scholar

Tan, Ying Ying. 2012. Возраст как фактор определения этнического акцента в Сингапуре. Журнал многоязычного и многокультурного развития 33 (6). 569–587. https://doi.org/10.1080 / 01434632.2012.682730. Искать в Google Scholar

Teshigawara, Mihoko. 2003. Голоса в японской анимации: фонетическое исследование вокальных стереотипов героев и злодеев в японской культуре . Виктория, Британская Колумбия: неопубликованная докторская диссертация Университета Виктории. Искать в Google Scholar

Thomas, Erik R. & Jeffery Reaser. 2004. Разграничение перцептивных сигналов, используемых для этнической маркировки голосов афроамериканцев и европейцев американцев. Социолингвистический журнал 8 (1).54–87. https://doi.org/10.1111/j.1467-9841.2004.00251.x. Ищите в Google Scholar

Уикхэм, Хэдли, Уинстон Чанг, Лайонел Генри, Томас Л. Педерсен, Коске Такахаши, Клаус Уилке, Кара Ву, Хироаки Ютани и Дьюи Даннингтон. 2009. ggplot2: Создавайте элегантные визуализации данных с помощью Грамматики графики (версия 3.3.5) . Нью-Йорк: Springer-Verlag. Доступно по адресу: https://cran.r-project.org/web/packages/ggplot2/index.html. Искать в Google Scholar

Zimman, Lal.2012. Голоса в переходном периоде: тестостерон, трансмаскулинность и гендерный голос среди трансгендерных людей от женщины к мужчине . Боулдер, Колорадо: Неопубликованная докторская диссертация Университета Колорадо. Искать в Google Scholar

Возвратных местоимений // Purdue Writing Lab

Возвратные местоимения

Резюме:

В этом разделе содержится информация о том, как правильно использовать местоимения.

Возвратное местоимение — это особый тип местоимения, который используется для объекта глагола, когда он относится к тому же существительному, что и подлежащее этого глагола.В английском языке это местоимения, оканчивающиеся на «я» или «я»: например, «сам», «я», «себя» и т. Д.

Следующее можно считать правилом в отношении возвратных местоимений:

Если объект и подлежащее глагола совпадают, используйте для объекта возвратное местоимение. В противном случае не используйте его.

Правильное использование

Пример правильного использования:

Джейн встряхнула себя проснулась.

Смысл предложения довольно ясен. Джейн засыпала в то время, когда ей не следовало спать, возможно, во время урока, поэтому она сделала резкое движение, чтобы не заснуть. Однако, если мы заменим возвратное местоимение стандартным винительным падежом «она», значение изменится:

Джейн встряхнула , ее разбудили.

Большинство носителей английского языка прочитали бы это предложение как означающее, что Джейн трясла кого-то еще, что предполагает совершенно иную ситуацию.

Неправильное использование

Грамматическая ошибка, которая в некоторой степени распространена среди развивающихся писателей, — это использование возвратных местоимений, когда они не нужны, обычно в попытке казаться более формальными. Хотя это не обязательно ухудшает смысл, это считается неправильным. Пример ниже:

Если у вас есть вопросы, напишите Бобу по электронной почте или мне .

Здесь нет необходимости в возвратном местоимении, поскольку человек, отправляющий электронное письмо («вы»), не то же самое, что человек, которому отправляется электронное письмо.Правильная версия:

Если у вас есть вопросы, напишите Бобу или мне .

Обратите внимание, что возвратное местоимение было заменено винительным местоимением первого лица. Значение в любом случае одно и то же, но первый вариант признан неверным, и его следует избегать. Хороший способ определить, нужно ли вам использовать возвратное местоимение, — это применить тот же прием, который обычно используется для проверки того, должны ли ваши местоимения быть именительными или винительными, разбивая предложение.Например:

Если у вас есть вопросы, напишите мне по электронной почте .

Освобождение местоимения от остатков остальной части объекта глагола делает проблему более ясной. Фразу «написать мне по электронной почте» нельзя использовать в этом контексте, потому что единственный человек, который может «написать мне по электронной почте , », — это « I ». Помните, что рефлексив нужен только в том случае, если подлежащее и объект глагола одинаковы. В этом случае субъект — это второе лицо («вы»), а объект — от первого лица (« мое, я»), поэтому они не могут относиться к одному и тому же человеку.

Исключение

Следование правилу, изложенному в верхней части этой статьи, в большинстве случаев будет направлять вас вправо. Однако есть один способ использования возвратного местоимения, который не вписывается в эту структуру: он может использоваться для выделения любого существительного или местоимения, непосредственно предшествующего ему. Хорошо известный пример:

И он — он сам — Гринч вырезал жареного зверя!

Это предложение из популярной детской книги Как Гринч украл Рождество доктораСьюз, показывает возвратное местоимение в его использовании как ударение. Мы можем сказать, как он используется, потому что, как вы можете видеть, объект и подлежащее глагола определенно не одно и то же. Таким образом, рефлексивный используется только для акцента; Понятно, что это предложение:

Гринч вырезал жареного зверя!

менее выразительно, чем это предложение:

Гринч сам вырезал жареного зверя!

Вышеупомянутое употребление с включенным возвратным местоимением подразумевает, что есть что-то необычное или примечательное в этом конкретном вовлеченном человеке.Короче говоря, возвратное местоимение, когда оно используется таким образом вместо «правильного употребления», как объяснено выше, направляет акцент предложения и, следовательно, фокус читателя на существительное, к которому относится местоимение, указывая на то, что оно в некотором роде достойно дополнительное внимание. (Исходный текст выше является примером того, как тот же принцип применяется к избытку.)

цитированных работ

Доктор Сьюз.

Добавить комментарий