Локальный конфликт примеры из истории: Локальные конфликты и их последствия, причины и примеры локальных военных вооруженных конфликтов

Содержание

Локальные конфликты и их последствия, причины и примеры локальных военных вооруженных конфликтов

{{if wg_link }} {{/if}} {{if notify_title }} {{if notify_message }}

${notify_title}

{{html notify_message}}

{{/if}} {{/if}} {{if validate_url }} {{/if}} {{if date }}

{{html date}}

{{/if}}

{{html announce}}

Локальные конфликты — весьма частое явление в современном мире. В XXI веке их примеры довольно многочисленны и охватывают десятки стран и территорий в различных частях земного шара. Причины локальных войн весьма разнообразны — религиозные противостояния, территориальные споры, региональные экономические проблемы, идеологические и политические противоречия, дипломатические конфликты и многое другое. Локальные конфликты могут затрагивать интересы не только их непосредственных участников, но и тех государств, которые, находясь в стороне от конфликта, имеют экономические, дипломатические, военные, идеологические и иные тактические и стратегические интересы на данной территории. Прогнозирование локальных конфликтов в современном мире сильно затруднено из-за высокой степени неопределённости, которая, в свою очередь, проистекает из постоянно растущего количества факторов, влияющих на действия игроков.

Кроме того, государство уже давно утратило монополию на ведение войны — в локальных конфликтах современности активно участвуют псевдогосударственные и частные акторы.
Несмотря на территориальную ограниченность «малой» войны, она, как правило, несёт серьёзные социально-политические последствия для государств и групп людей, которые принимают в ней участие. Ситуация нередко осложняется тем, что война сопровождается взрывным ростом организованной преступности и развитием теневой экономики, которая подменяет собой легальные экономические отношения на территории, охваченной конфликтом. Кроме того, негативной особенностью современных локальных конфликтов является то, что в среднем около 80% убитых и раненых приходится на гражданское население.

Узнать больше о локальных конфликтах и их участниках, вы сможете, посетив военно-исторический портал Warspot.

10 самых кровопролитных войн в истории человечества

История человечества есть история войн. Швейцарец Жан-Жак Бабель подсчитал, что за всю историю  с 3500 года до н.э. и до  наших дней человечество мирно прожило лишь 292 года.

Но и войны случались разные. Зачастую количество погибших в войне оценить сложно, но если взять минимальные цифры оценок потерь, картина складывается такая.

10. Наполеоновские войны (1799-1815)

Войны, которые Наполеон Бонапарт вел с разными государствами Европы в период с 1799-го и до 1815 года, обычно так и называют: Наполеоновские войны. К переделу политической карты Европы одаренный полководец приступил еще раньше, чем совершил переворот 18 брюмера и стал Первым консулом. Ганноверская кампания, война Третьей коалиции или русско-австро-французская война 1805 года, война Четвертой коалиции, или русско-прусско-французская война 1806-1807 годов, завершившаяся знаменитым Тильзитским миром, война Пятой коалиции, или австро-французская война 1809 года, Отечественная война 1812 года и война Шестой коалиции европейских держав против Наполеона и, наконец, поход эпохи «Ста дней», завершившийся разгромом Наполеона при Ватерлоо, унесли жизни, по меньшей мере,

3,5 миллионов человек. Многие историки увеличивают эту цифру вдвое.

9. Гражданская война в России (1917-1923)

В гражданской войне, последовавшей за революцией 1917 года в России, погибло больше народу, чем во всех Наполеоновских войнах: не менее 5,5 миллионов человек, а по более смелым оценкам и все 9 миллионов. И хотя эти потери составили менее полупроцента населения мира, для нашей страны война между красными и белыми имела самые тяжелые последствия. Недаром Антон Иванович Деникин отменил в своей армии все награды – какие награды в братоубийственной войне? И, кстати, напрасно думают, что Гражданская война закончилась в 1920 году Крымской эвакуацией и падением Белого Крыма. На самом деле последние очаги сопротивления в Приморье большевикам удалось подавить лишь в июне 1923 года, а борьба с басмачами в Средней Азии затянулась до начала сороковых.

8. Дунганское восстание (1862)

В 1862 году на северо-западе Китая началось так называемое Дунганское восстание против Цинской империи. Китайские и некитайские мусульманские национальные меньшинства – дунгане, уйгуры, салары – восстали, как пишет Большая Советская Энциклопедия, против национального гнета китайско-маньчжурских феодалов и династии Цин. Англоязычные историки с этим не вполне согласны и видят истоки восстания в расовом и классовом антагонизме и в экономике, но не в религиозных распрях и бунте против правящей династии. Как бы то ни было, но начавшееся в мае 1862 года в уезде Вэйнань провинции Шэньси, восстание распространилось на провинции Ганьсу и Синьцзян. Единого штаба восстания не было, и в войне всех со всеми пострадало по разным оценкам, от

8 до 12 миллионов человек. Восстание в результате жестоко подавили, а уцелевших повстанцев приютила Российская империя. Их потомки и ныне проживают в Киргизии, Южном Казахстане и Узбекистане.

7.  Восстание Ай Лушаня (8 век нашей эры)

Эпоха династии Тан традиционно считается в Китае периодом наивысшей мощи страны, когда Китай сильно опережал современные ему страны мира. И гражданская война в ту пору была под стать стране – грандиозная. В мировой историографии она называется восстанием Ай Лушаня. Благодаря расположению императора Сюаньцзуна и его любимой наложницы Ян Гуйфэй тюрок (или согдиец) на китайской службе Ай Лушань сосредоточил в своих руках огромную власть в армии – под его началом находились 3 из 10 приграничных провинций империи Тан. В 755 году Ай Лушань поднял мятеж и в следующем году провозгласил себя императором новой династии Янь. И хотя уже в 757 году спящего вождя восстания заколол его доверенный евнух, усмирить мятеж удалось только к февралю 763 года. Количество жертв потрясает воображение: по самому малому счету погибло

13 миллионов человек. А если поверить пессимистам и допустить, что население Китая сократилось в ту пору на 36 миллионов человек, то придется признать, что мятеж Ай Лушаня уменьшил тогдашнее население мира на 15 с лишним процентов. В этом случае, если считать по количеству жертв, это был крупнейший вооруженный конфликт за всю историю человечества вплоть до II Мировой войны.

6. Первая мировая война (1914-1918)

Герой романа  Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби» назвал это «запоздалой миграцией тевтонских племен». Это называли войной против войны, Великой войной, Европейской войной. Имя, с которым она осталась жить в истории, придумал военный обозреватель «Таймс» полковник Чарлз Репингтон: Первая мировая война.      

Стартовым выстрелом мировой мясорубки стал выстрел в Сараево 28 июня 1914 года. С этого дня и до перемирия 11 ноября 1918 года погибло по самой скромной мерке 15 миллионов. Если вам встретится число 65 миллионов – не пугайтесь: в него включили еще и всех умерших от испанки – самой массовой пандемии гриппа за всю историю человечества. Помимо массы жертв, итогом  I Мировой войны стала  ликвидация целых четырех империй: Российской, Османской,  Германской и Австро-Венгрии.

5. Войны Тамерлана (14 век)

Помните картину Василия Верещагина «Апофеоз войны»? Так вот, первоначально она называлась «Торжество Тамерлана», и все потому, что великий восточный полководец и завоеватель любил строить пирамиды из человеческих черепов. Надо сказать, что в материале недостатка не было: за 45 лет завоевательных походов  хромой Тимур – на персидском Тимур-э-Лянг, а по-нашему Тамерлан – положил, ни много ни мало, больше 3,5 процентов населения земного шара второй половины XIV века. Минимум –

15 миллионов, а то и все 20. Куда он только не ходил: Иран, Закавказье, Индия, Золотая Орда, Османская империя  – интересы железного хромца простирались широко. Почему «железного»? А потому, что имя Тимур, а точнее Темур переводится с тюркских языков, как «железо». К концу правления Тамерлана его империя простиралась от Закавказья до Пенджаба. Китай эмир Тимур  завоевать не успел, хотя  пытался – смерть прервала его поход.

4. Восстание тайпинов (1850-1864)

На четвертом месте снова Китай, что неудивительно: страна населенная. И опять времена империи Цин, то есть неспокойные: опиумные войны, дунганское восстание, движение ихэтуаней, синьхайская революция… И кровопролитнейшее восстание тайпинов, унесшее жизни по самым скромным подсчетам

20 миллионов человек. Нескромные увеличивают эту цифру до 100 миллионов,  то есть до 8% населения планеты. Восстание, начавшееся в 1850 году, по сути было крестьянской войной – бесправные крестьяне-китайцы поднялись против  маньчжурской династии Цин. Цели были самые что ни на есть благие: свергнуть маньчжуров, прогнать иностранных колонизаторов и создать царство свободы и равенства – Тайпинское небесное царство, где само слово Тайпин означает «Великое Спокойствие». Восстание возглавил Хун Сюцюань, решивший, что он младший брат Иисуса Христа. Но по-христиански, то есть милосердно, не вышло, хотя Тайпинское царство в Южном Китае создали, а его население доходило до 30 миллионов. «Волосатые бандиты», прозванные так за то, что отвергали косы, навязанные китайцам маньчжурами, заняли крупные города, в войну ввязались иностранные государства, начались восстания в других частях империи… Восстание удалось подавить только в 1864 году, и то лишь при поддержке англичан и французов.

3. Захват Китая маньчжурской династией

Вы будете смеяться, но… Опять династия Цин, на этот раз эпохи завоевания власти в Китае, 1616-1662 год. 25 миллионов жертв, или почти пять процентов жителей планеты – это цена создания империи, основанной в 1616 году маньчжурским кланом Айсин Гёро на территории Маньчжурии, то есть нынешнего северо-восточного Китая. Меньше, чем через три десятка лет под ее властью оказался весь Китай, часть Монголии и большой кусок Средней Азии. Китайская империя Мин ослабла и  пала под ударами Великого Чистого государство – Да Цин-го. Завоеванное кровью держалось долго: империя Цин была разрушена Синьхайской революцией 1911-1912 года, шестилетней император Пу И отрекся от престола. Впрочем, ему еще будет суждено возглавить страну – марионеточное государство Маньчжоу-го, созданное японскими оккупантами на территории Маньчжурии и просуществовавшее до 1945 года.

2. Войны Монгольской империи (13-15 века)

Монгольской империей историки называют государство, сложившееся в XIII веке в результате завоеваний Чингисхана и его преемников. Его территория была самой большой в мировой истории и простиралась от Дуная до Японского моря и от Новгорода до Юго-Восточной Азии. Площадь империи до сих пор поражает воображение – примерно 24 миллиона квадратных километров. Количество людей, павших в период ее становления, существования и распада, тоже не оставит равнодушным: по самым оптимистическим подсчетам оно не меньше 30 миллионов. Пессимисты насчитывают все 60 миллионов. Правда, речь идет о значительном историческом отрезке – с первых годов XIII века, когда Темучин объединил враждующие кочевые племена в единое Монгольское государство и получил титул Чингис-хана и до стояния на Угре в 1480, когда Московское государство при великом князе Иване III полностью освободилось от монголо-татарского ига. За это время погибло от 7,5 до 17 с лишним процентов населения Земли.

1. Вторая мировая война (1939-1945)

Cамые страшные рекорды держит Вторая мировая война. Она и самая кровопролитная – общее число ее жертв осторожно оценивается в 40 миллионов, а неосторожно и во все 72. Она и самая разрушительная: общий ущерб все воюющих стран превзошел материальные потери от всех предыдущих войн, вместе взятых и считается равным полутора, а то и двум триллионам долларов. Эта война и самая, если можно так выразиться, мировая – в ней в той или иной форме участвовали 62 государства из 73 существовавших в тот момент на планете, или 80% населения Земли. Война шла на земле, в небесах и на море – боевые действия велись на трех континентах и в водах четырех океанов. Это был единственный до сей поры конфликт, в котором было применено ядерное оружие.

Предотвращение конфликтов | Операции OOH по поддержанию мира

Миротворцы ООН зачастую несут службу в охваченных конфликтом районах с крайне нестабильной обстановкой. Работа миротворцев заключается в защите гражданского населения, стабилизации конфликтных зон и укреплении верховенства права, но они также ведут работу и по стабилизации социальных условий и условий жизни гражданского населения, необходимых для установления мира. Миротворцы помогают укреплять национальные и субнациональные учреждения в целях устранения коренных причин конфликта, таких как дискриминация, неравенство и маргинализация.

Наши сотрудники по гражданским вопросам являются ключевым гражданским компонентом, который помогает облегчить взаимодействие между миссиями по поддержанию мира, партнерами и местными общинами в целях предотвращения конфликта. Работа, выполняемая сотрудниками по гражданским вопросам, зависит от мандата миссии и развития ситуации на местах. Тремя ключевыми постоянными направлениями работы сотрудников по гражданским вопросам являются взаимодействие с местными заинтересованными сторонами, участие в урегулировании местных конфликтов и оказание поддержки в распространении государственной власти. По состоянию на 2020 год Секция по гражданским вопросам является одним из крупнейших гражданских компонентов операций по поддержанию мира, насчитывающим 565 сотрудника по гражданским вопросам, которые работают в восьми полевых миссиях Организации Объединенных Наций, причем несколько сот из них являлись национальными помощниками по связям с общинами (ПСО), играющими ключевую роль в системе раннего предупреждения и обеспечения ситуационной осведомленности о динамике конфликта на местах.

 

Взаимодействие с местными заинтересованными сторонами

Сотрудники по гражданским вопросам активно взаимодействуют с местными общинами в ходе работы по укреплению социальной сплоченности, распространению государственной власти и смягчению последствий местных конфликтов. Контакты на местном уровне крайне важны для выполнения задач, предусмотренных мандатом миссии, и укрепления ее авторитета. В миссиях, таких как наша миссия в Центральноафриканской Республике (МИНУСКА), при взаимодействии с общинами применяется общий в масштабах всей миссии подход, который помогает миссии оказывать помощь местным общинам согласованным и последовательным образом.

Урегулирование местных конфликтов

Местные конфликты зачастую сложны, в сильной степени зависят от национальных политических процессов и способны повлиять на мирный процесс и подорвать его. Такие кризисные ситуации могут возникать как в силу политических факторов, так и факторов, связанных с природными ресурсами, включая земельные споры, циклы сезонной миграции скота и многое другое. Работа миротворцев направлена на то, что предотвращать и смягчать такие кризисные ситуации путем оказания поддержки общинам и субъектам на субнациональном уровне в рамках усилий по налаживанию общинного диалога и посредничеству, а также посредством поддержки местных мирных соглашений и процессов примирения.

Оказание поддержки в распространении государственной власти

Распространение государственной власти является ключевой миротворческой задачей, суть которой прежде всего состоит в проведении мероприятий, обеспечивающих присутствие на всей территории страны государственной власти, которая способна предоставлять товары и услуги и является легитимной в глазах населения. Это именно та область работы, в которой миротворцы чаще всего занимаются такими мероприятиями, оказывая поддержку учреждениям и внедрению методов благого управления на субнациональном уровне, в частности, в Мали, Демократической Республике Конго и Центральноафриканской Республике.

Халхин-Гол –конфликт, ставший предпосылкой победы над фашизмом

https://ria.ru/20190819/1557646211.html

Халхин-Гол –конфликт, ставший предпосылкой победы над фашизмом

Халхин-Гол –конфликт, ставший предпосылкой победы над фашизмом — РИА Новости, 18.02.2020

Халхин-Гол –конфликт, ставший предпосылкой победы над фашизмом

31 августа 1939 года после 10-дневного ожесточенного сражения у реки Халхин-Гол в Монгольской Народной Республике Советская армия под руководством Георгия Жукова разгромила войска Японии. Влияние этого локального военного конфликта на исход Второй мировой войны обсудили на пресс-конференции, посвященной 80-летию сражения, в МИА «Россия сегодня».

2019-08-19T17:51

2019-08-19T17:51

2020-02-18T12:49

вторая мировая война (1939-1945)

российское военно-историческое общество (рвио)

музей победы

юрий никифоров

российская академия наук

75 лет великой победы

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/102340/23/1023402379_0:124:3204:1926_1920x0_80_0_0_68782d012c55045ce0922d8c714dbf22.jpg

Угроза войны на два фронтаСражение на реке Халхин-Гол началось 20 августа 1939 года, и к 31 августа советские войска при поддержке монгольских соединений полностью очистили территорию Монгольской Народной Республики (МНР) от японских сил. 15 сентября было подписано соглашение между Советским Союзом, МНР и Японией о прекращении военного конфликта.Данное событие стало не первым военным конфликтом между Красной армией и Японией. Годом ранее Советский Союз нанес поражение японской армии в районе озера Хасан. Тем не менее Япония предприняла попытку реванша, что создало для Советского Союза опасность вовлечения в войну на два фронта – западном и восточном. Сталину, как заметил эксперт, приходилось думать не только о том, как избежать столкновения с Германией, а также о том, как избежать объединения и одновременного выступления против Советского Союза европейских фашистских держав и милитаристской Японии. На этом фоне Япония и начала вторжение на территорию Монгольской Народной Республики, с которой в 1936 году СССР подписал договор, по которому последний оказывал Монголии не просто необходимую помощь, а также гарантировал защиту территории МНР «как своей». Мотивы японского руководстваСпикер отметил, что период, когда произошла битва на Халхин-Голе, ни антигитлеровская коалиция, ни агрессивная коалиция не были связаны между собой какими-то крепкими обязательствами. Япония была готова действовать с Гитлером и Муссолини против СССР только в случае, если конфликт возникнет в Европе – сразу прийти на помощь и ударить по Советскому Союзу с тыла. В то же время японское руководство планировало усилить свое влияние на Дальнем Востоке. Вторжение на территорию Монголии в мае 1939 года было нужно Японии для того, чтобы вынудить Советский Союз отказаться от помощи Китаю против японской агрессии. Японцы много сил тратили на оккупацию Китая, а в соответствии с советско-китайским договором 1937 года в Китай были отправлены советские специалисты – советники и летчики. Поток военных материалов и людей, умеющих воевать и помогающих китайцам наладить оборону, – все это беспокоило Японию, которая хотела как можно быстрее покорить Китай и установить там прочный оккупационный режим. Кроме того, японцы пытались доказать Великобритании и Соединенным Штатам существование некой красной угрозы – то, что СССР готов сам осуществлять экспансию под знаменами коммунизма на Дальнем Востоке, а Япония была вынуждена его сдерживать. На самом деле, как отметил Юрий Никифоров, японцы пытались уйти от экономических санкций со стороны США. Японское руководство в тот момент не могло определиться, какой вариант экспансии избрать – северный (вместе с Гитлером планировать захват советского Дальнего Востока, там начинать большую войну и, соответственно, развивать сухопутные силы) или южный (вкладываться в военно-морской флот, рассчитывая, что экспансия в Юго-Восточной Азии будет нацелена на колонии западных держав на Дальнем Востоке).При этом Япония рассчитывала и на успех в «большой» войне – в случае расширения масштабов конфликта в Монголии, тем более, если в Европе в тот же момент Гитлер решил бы пойти на эскалацию конфликта с СССР. Разгром японских войск на Халхин-Голе и пакт Молотова-РиббентропаВ сложнейшей обстановке монгольских степей Георгию Константиновичу Жукову удалось провести решительную операцию по окружению японской группировки и продемонстрировать Японии силу и мощь Красной армии, эффективно и быстро разгромив вторгшиеся на территорию Монголии войска. Практически в это же время, 23 августа 1939 года, Сталин и Молотов подписали договор о ненападении с гитлеровской Германией, который в сочетании с военным поражением на Халхин-Голе привел к внутриполитическому кризису в Японии. Японское руководство было крайне разочаровано действиями Германии, пакт был воспринят как вероломство Гитлера, и кабинет министров Японии ушел в отставку. Дмитрий Суржик, старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, сотрудник Музея Победы, отметил, что как бы тяжело ни приходилось Красной армии в 1941–42 годах, из-за сражения на Халхин-Голе Япония так и не решилась выступить против Советского Союза и предпочла сохранить верность договору о нейтралитете, подписанному в 1941 году, и просто находилась в ожидании окончательного краха Советского Союза. По мнению Суржика, только помещая битву у Халхин-Гола в глобальный контекст, можно понять реальные причинно-следственные связи между событиями того периода. А также рассмотреть, насколько сложной была ситуация предвоенного кризиса и насколько судьбоносным было решение, принятое в Кремле о подписании договора о ненападении с Германией.

https://ria.ru/20190808/1557293746.html

https://ria.ru/20190814/1557479723.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]u

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/102340/23/1023402379_237:0:2968:2048_1920x0_80_0_0_ae81b7bf2d053064343b6dd9dcf916f6.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

вторая мировая война (1939-1945), российское военно-историческое общество (рвио), музей победы, юрий никифоров, российская академия наук

17:51 19.08.2019 (обновлено: 12:49 18.02.2020)

31 августа 1939 года после 10-дневного ожесточенного сражения у реки Халхин-Гол в Монгольской Народной Республике Советская армия под руководством Георгия Жукова разгромила войска Японии. Влияние этого локального военного конфликта на исход Второй мировой войны обсудили на пресс-конференции, посвященной 80-летию сражения, в МИА «Россия сегодня».

Угроза войны на два фронта

Сражение на реке Халхин-Гол началось 20 августа 1939 года, и к 31 августа советские войска при поддержке монгольских соединений полностью очистили территорию Монгольской Народной Республики (МНР) от японских сил. 15 сентября было подписано соглашение между Советским Союзом, МНР и Японией о прекращении военного конфликта.

Данное событие стало не первым военным конфликтом между Красной армией и Японией. Годом ранее Советский Союз нанес поражение японской армии в районе озера Хасан. Тем не менее Япония предприняла попытку реванша, что создало для Советского Союза опасность вовлечения в войну на два фронта – западном и восточном.

Советское правительство было заинтересовано в нормализации советско-японских отношений, в недопущении вооруженных конфликтов. СССР хотел избежать прямого вовлечения в японско-китайскую войну, но у Японии по отношению к России были другие планы», – отметил Юрий Никифоров, начальник научного отдела Российского военно-исторического общества (РВИО).

Сталину, как заметил эксперт, приходилось думать не только о том, как избежать столкновения с Германией, а также о том, как избежать объединения и одновременного выступления против Советского Союза европейских фашистских держав и милитаристской Японии. На этом фоне Япония и начала вторжение на территорию Монгольской Народной Республики, с которой в 1936 году СССР подписал договор, по которому последний оказывал Монголии не просто необходимую помощь, а также гарантировал защиту территории МНР «как своей».

Мотивы японского руководства

Спикер отметил, что период, когда произошла битва на Халхин-Голе, ни антигитлеровская коалиция, ни агрессивная коалиция не были связаны между собой какими-то крепкими обязательствами. Япония была готова действовать с Гитлером и Муссолини против СССР только в случае, если конфликт возникнет в Европе – сразу прийти на помощь и ударить по Советскому Союзу с тыла.

В то же время японское руководство планировало усилить свое влияние на Дальнем Востоке. Вторжение на территорию Монголии в мае 1939 года было нужно Японии для того, чтобы вынудить Советский Союз отказаться от помощи Китаю против японской агрессии. Японцы много сил тратили на оккупацию Китая, а в соответствии с советско-китайским договором 1937 года в Китай были отправлены советские специалисты – советники и летчики. Поток военных материалов и людей, умеющих воевать и помогающих китайцам наладить оборону, – все это беспокоило Японию, которая хотела как можно быстрее покорить Китай и установить там прочный оккупационный режим.

8 августа 2019, 11:2975 лет Великой ПобедыРоссия не принижает вклад союзников в Победу, заявил Нарышкин

Кроме того, японцы пытались доказать Великобритании и Соединенным Штатам существование некой красной угрозы – то, что СССР готов сам осуществлять экспансию под знаменами коммунизма на Дальнем Востоке, а Япония была вынуждена его сдерживать. На самом деле, как отметил Юрий Никифоров, японцы пытались уйти от экономических санкций со стороны США.

В июле 1939 года администрация Рузвельта приняла решение денонсировать торговый договор с Японией, но одновременно приостановила реализацию этого решения на шесть месяцев. Специалисты по Дальнему Востоку справедливо считают, что эта приостановка была связана с тем, что США считали, что японцы «сражались» с коммунистами, и не могли лишить их возможности закупать военные материалы в этот «отчаянный период», – рассказал Юрий Никифоров.

Японское руководство в тот момент не могло определиться, какой вариант экспансии избрать – северный (вместе с Гитлером планировать захват советского Дальнего Востока, там начинать большую войну и, соответственно, развивать сухопутные силы) или южный (вкладываться в военно-морской флот, рассчитывая, что экспансия в Юго-Восточной Азии будет нацелена на колонии западных держав на Дальнем Востоке).

При этом Япония рассчитывала и на успех в «большой» войне – в случае расширения масштабов конфликта в Монголии, тем более, если в Европе в тот же момент Гитлер решил бы пойти на эскалацию конфликта с СССР.

Разгром японских войск на Халхин-Голе и пакт Молотова-Риббентропа

В сложнейшей обстановке монгольских степей Георгию Константиновичу Жукову удалось провести решительную операцию по окружению японской группировки и продемонстрировать Японии силу и мощь Красной армии, эффективно и быстро разгромив вторгшиеся на территорию Монголии войска.

14 августа 2019, 11:0275 лет Великой ПобедыВ Москве показали документы, связанные с пактом Молотова — Риббентропа

Практически в это же время, 23 августа 1939 года, Сталин и Молотов подписали договор о ненападении с гитлеровской Германией, который в сочетании с военным поражением на Халхин-Голе привел к внутриполитическому кризису в Японии.

Японское руководство было крайне разочаровано действиями Германии, пакт был воспринят как вероломство Гитлера, и кабинет министров Японии ушел в отставку.

Дмитрий Суржик, старший научный сотрудник Центра истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, сотрудник Музея Победы, отметил, что как бы тяжело ни приходилось Красной армии в 1941–42 годах, из-за сражения на Халхин-Голе Япония так и не решилась выступить против Советского Союза и предпочла сохранить верность договору о нейтралитете, подписанному в 1941 году, и просто находилась в ожидании окончательного краха Советского Союза.

По мнению Суржика, только помещая битву у Халхин-Гола в глобальный контекст, можно понять реальные причинно-следственные связи между событиями того периода. А также рассмотреть, насколько сложной была ситуация предвоенного кризиса и насколько судьбоносным было решение, принятое в Кремле о подписании договора о ненападении с Германией.

Исход халхингольских событий неразрывно связан с тем, что происходило с переговорными процессами в Европе. Он в значительной мере предопределил дальнейший ход Второй мировой войны и расстановку сил и закономерно рассматривается нами как важнейшая предпосылка, «кирпичик», к 9 мая 1945 года», – сказал Суржик.

Грузино‑абхазский конфликт: краткая история. Справка

15-16 июля 1989 года в Сухуми произошли столкновения между грузинами и абхазами. В ходе беспорядков, по имеющимся сообщениям, погибло 16 человек и около 140 было ранено. Для прекращения беспорядков были применены войска. Руководство республики тогда сумело урегулировать конфликт и произошедшее осталось без серьезных последствий. Позднее стабилизировали ситуацию и значительные уступки требованиям абхазского руководства, сделанные в период пребывания у власти в Тбилиси Звиада Гамсахурдия.

21 февраля 1992 года правящий Военный совет Грузии объявил об отмене Конституции Грузинской ССР 1978 года и восстановлении конституции Грузинской демократической республики 1921 года.

Абхазское руководство восприняло отмену советской конституции Грузии как фактическую отмену автономного статуса Абхазии, и 23 июля 1992 года Верховный Совет республики (при бойкоте сессии со стороны депутатов‑грузин) восстановил действие Конституции Абхазской Советской республики 1925 года, согласно которой Абхазия является суверенным государством (это решение Верховного Совета Абхазии не было признано на международном уровне).

14 августа 1992 года  между Грузией и Абхазией начались военные действия, переросшие в настоящую войну с применением авиации, артиллерии и других видов оружия. Начало военной фазе грузино абхазского конфликта положил ввод в Абхазию грузинских войск под предлогом освобождения захваченного звиадистами и удерживавшегося на территории Абхазии вице-премьера Грузии Александра Кавсадзе, охраны коммуникаций, в т.ч. железной дороги, и других важных объектов. Этот шаг вызвал ожесточенное сопротивление абхазов, а также других этнических общин Абхазии.

Целью грузинского правительства было установление контроля над частью своей территории и сохранение ее целостности. Целью абхазских властей ‑ расширение прав автономии и, в конечном счете, получение независимости.

Со стороны центрального правительства выступали Национальная Гвардия, парамилитарные формирования и отдельные добровольцы, со стороны абхазского руководства — вооруженные формирования негрузинского населения автономии и добровольцы (прибывшие с Северного Кавказа, а так же российские казаки).

3 сентября 1992 года в Москве в ходе встречи Бориса Ельцина и Эдуарда Шеварднадзе (занимавших в то время посты президента РФ и председателя Госсовета Грузии) был подписан документ, предусматривающий прекращение огня, вывод грузинских войск из Абхазии, возвращение беженцев. Поскольку конфликтующие стороны не выполнили ни одного пункта соглашения, военные действия продолжились.

К концу 1992 года война приобрела позиционный характер, где ни одна из сторон не могла одержать победу. 15 декабря 1992 года Грузия и Абхазия подписали несколько документов о прекращении военных действий и выводе всех тяжелых вооружений и войск из региона военных действий. Наступил период относительного затишья, но в начале 1993 года военные действия возобновились после абхазского наступления на Сухуми, занятого грузинскими войсками.

27 июля 1993 года, после длительных боев, в Сочи было подписано Соглашение о временном прекращении огня, в котором Россия выступала в роли гаранта.

В конце сентября 1993 года Сухуми перешел под контроль абхазских войск. Грузинские войска были вынуждены полностью покинуть Абхазию.

Вооруженный конфликт 1992‑1993 годов, по обнародованным данным сторон, унес жизни 4 тыс. грузин (еще 1 тыс. пропала без вести) и 4 тыс. абхазов. Потери экономики автономии составили 10,7 млрд долларов. Около 250 тысяч грузин (почти половина населения) были вынуждены бежать из Абхазии.

14 мая 1994 года в Москве между грузинской и абхазской сторонами при посредничестве России было подписано Соглашение о прекращении огня и разъединении сил. На основе этого документа и последующего решения Совета глав государств СНГ в зоне конфликта с июня 1994 года размещены Коллективные силы по поддержанию мира СНГ, в задачу которых входит поддержание режима невозобновления огня.

Коллективные миротворческие силы, полностью укомплектованные российскими военнослужащими, контролируют 30 километровую зону безопасности в зоне грузино-абхазского конфликта. В зоне конфликта постоянно находятся около трех тысяч миротворцев. Мандат срока действия российских миротворцев определен в шесть месяцев. По истечении этого срока Совет глав государств СНГ принимает решение о продлении срока их мандата.

2 апреля 2002 года был подписан грузино-абхазский протокол, согласно которому патрулирование верхней части Кодорского ущелья (территория Абхазии, контролируемая Грузией) было поручено российским миротворцам и военным наблюдателям ООН.

25 июля 2006 подразделения грузинских вооруженных сил и МВД (до 1,5 тыс. человек) были введены в Кодорское ущелье для проведения спецоперации против местных вооруженных сванских формирований («ополчения», или батальона «Монадире») Эмзара Квициани, отказавшегося подчиниться требованию министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили сложить оружие. Квициани был обвинен в «измене родине».

Официальные переговоры между Сухуми  и  Тбилиси после этого были прерваны. Как подчеркивали власти Абхазии, переговоры между сторонами могут возобновиться только в том случае, если Грузия начнет выполнять Резолюцию Совета Безопасности ООН, которая предусматривает вывод войск из Кодори.

27 сентября 2006 года, в День памяти и скорби, указом президента Грузии Михаила Саакашвили Кодори был переименован в Верхнюю Абхазию. В селе Чхалта на территории ущелья размещено так называемое «законное правительство Абхазии» в изгнании. В нескольких километрах от этого села дислоцированы абхазские военные формирования, подконтрольные Сухуми. Абхазские власти не признают «правительство в изгнании» и категорически против его присутствия в Кодорском ущелье.

18 октября 2006 года Народное собрание Абхазии обратилось к российскому руководству с просьбой признать независимость республики и установить между двумя государствами ассоциированные отношения. Со своей стороны российское руководство неоднократно заявляло о безусловном признании территориальной целостности Грузии, неотъемлемой частью которой является Абхазия.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Все справки>>

Мир накануне Первой мировой войны

На иллюстрации: Конференция послов в Лондоне // Иллюстрированное всемирное обозрение. №2 1913.

Первая мировая война вошла в историю как величайшая катастрофа, не имевшая аналогов по своим масштабам и последствиям. «Все ищут и не находят причину, по которой началась война», — писал Вудро Вильсон. — «Их поиски тщетны, причину эту они не найдут. Война началась не по какой-то одной причине, война началась по всем причинам сразу». Развитие экономического империализма, появление торговых барьеров, гонка вооружений, милитаризм и автократия, борьба вокруг баланса сил, важного для поддержания колониального господства держав, острые локальные конфликты (Балканские войны, Итало-турецкая война) и кризисы (Боснийский кризис, развал Османской империи), приказы о всеобщей мобилизации в России и Германии, территориальные притязания и союзнические обязательства европейских держав — все эти явления разные источники относят к причинам первой мировой войны. Главным поводом к ней послужили неразрешимые противоречия между двумя коалициями: Антантой (Россия, Франция, Великобритания) и Тройственным союзом (Германия, Австро-Венгрия, Италия). При этом Италия выступила в войне на стороне Антанты, зато к Германии присоединились Турция и Болгария, образовав Четверной союз или блок Центральных держав. К Антанте впоследствии примкнули Сербия, Япония, Румыния, США и др., всего 34 государства.

Канун великой войны — последние картины мирной жизни, отраженные в кадрах черно-белого кино, литературных заметках, газетных и журнальных статьях и карикатурах, балансирование между милитаризмом и пацифизмом, — все это интереснейший материал для исторических исследований, т. к. представляет собой пролог к величайшим общественным потрясениям и переменам в сознании миллионов людей.

Период 1910-1914 гг. был отмечен, с одной стороны, нагнетанием напряженности в отношениях между основными соперничавшими государствами — Германией, Австро-Венгрией, Францией, Великобританией и Россией, что стимулировало невиданный размах промышленного и военного шпионажа, а с другой — беспрецедентным скачком в развитии литературы, кинематографа, спорта, балета и театра. Если судить о жизни среднего человека в Европе и России того времени только по средствам массовой информации, то следовало бы заключить, что его интересы, ожидания и надежды ограничивались гонками, состязаниями, футболом, русским балетом, «тангоманией», воздухоплавателями, актерами, парадами,  выставками, публичными просмотрами и чтениями, а также текстами рекламных объявлений, которые, наверно, как никакой другой жанр того времени способствовали развитию массового искусства. На самом деле в поведении людей — одинаково в Европе и России —  проявились некоторые особенности, которых не было прежде и которые, скорее всего, служили отголоском нарастающей напряженности.

Любые массовые мероприятия — спортивные состязания, маневры, полеты авиаторов, плавания к полюсу — вызывали горячий отклик у тысяч людей, объявлявших главных участников этих мероприятий героями и устраивавших в их честь массовые митинги и манифестации. Другой особенностью являлась театральность самой жизни, выражавшаяся не только в повышенном интересе к разным видам искусства, театру, балету, кинематографу и пр., но и в зрелищности крупных общественных мероприятий. С невиданным блеском в России отметили юбилей Романовых, кульминацией которого стало «шествие бояр» в Москве; в Лондоне, в соборе св. Павла, при невиданном стечении народа отслужили мессу по погибшим участникам южной полярной экспедиции, а великолепные уличные декорации в честь 25-ой годовщины правления германского императора Вильгельма II превосходили все ожидания.

Еще одной особенностью стало стечение народа по разным поводам. В России огромные толпы людей собирались для празднования юбилеев исторических событий (столетие Отечественной войны 1812 г., столетие битвы народов под Лейпцигом, 1913 г. и т.д.), земских и газетных юбилеев, храмовых праздников, календарных парадов (новогодний, крещенский), на открытие автомобильных пробегов (Москва-Петербург-Берлин-Париж, 1913 г.; Москва-Сан-Себастьян, 1912 г.). А европейцев занимали обсуждения выборов в парламент, визиты политиков и глав иностранных держав, экзотические праздники, в том числе за пределами Европы: бурский праздник в Южной Африке, праздник мидинеток в Париже (досл. «обедающих в полдень», т.е. портних, модисток, перчаточниц и др. работниц), торжества в честь 115-летия существования шляпы-цилиндра в Лондоне.

С другой стороны, мир потрясали невиданные катастрофы (гибель «Титаника»,  парохода «Волтурно», сгоревшего в океане по пути в Америку, гигант-парохода «Императрица Ирландии», разрушительный ураган в Приазовье, полностью уничтоживший завод Рудика, извержение вулкана в Крыму, частые крушения поездов), террористические акты против политических деятелей и глав государств (убийство греческого короля Георга I, убийство великого визиря Махмуда Шефкета паши в Турции) и акции протеста (восстание на Ленских приисках, всеобщая забастовка в Бельгии, борьба против гомруля в Ирландии, выступления младотурок, беспорядки в Пекине). В Санкт-Петербурге из-за студенческих протестов была закрыта военно-медицинская академия, а в Лондоне обсуждался вопрос о применении к суфражисткам телесных наказаний, допустимых согласно английскому кодексу.

На опубликованных фотографиях кануна первой мировой войны привлекают групповые снимки, где присутствуют массы людей: романовские дни в Москве и Санкт-Петербурге, заседание нижней английской палаты, прибытие европейских поселенцев в Квебек, юбилей Императорского человеколюбивого общества, погребение микадо Мутсухито, юбилей собственной е.и.в. канцелярии, выезд на позицию новейшей турецкой артиллерии, возвращение в столицу победителя автомобильного пробега, переправа черногорской армии через Скутарийское озеро, отъезд сестер милосердия на Балканский театр военных действий, выборы в Государственную Думу, бой между турками и болгарами на реке Ергене, торжественный обед георгиевских кавалеров в с.-петербургском Народном доме, панихида на девятый день кончины с.-петербургского митрополита Антония, поклонение праху вселенского патриарха Иоакима III и пр. Огромные скопления народа, участвовавшего в бурных предвоенных событиях, влиявшего на их исход и горячо выражавшего свои требования и эмоции на улицах городов Европы и России, могли служить прекрасной иллюстрацией идеи о решающей роли народных масс в истории, принятой и пропагандируемой в ряде исторических школ ХХ века.

  • 01

  • 02

  • 03

  • 04

  • 05

  • 06

  • 07

  • 08

  • 09

  • 10

  • 11

  • 12

  • 13

  • 14

  • 15

  • 16

  • 17

  • 18

  • 19

  • 20

  • 22

  • 23

  • 24

  • 25

  • 26

  • 27

  • 28

  • 29

  • 30

  • 31

  • 32

  • 33

  • 34

  • 35

Локальный конфликт или предвестник второй мировой войны

В текущем году исполняется 80 лет Победы советско-монгольских войск на Халхин-Голе. Это событие привлекает к себе особое внимание историков и политиков.

Редакция нашего журнала попросила важнейшее для наших стран событие действительного члена Академии военных наук России, профессора Александра Суходолова.

– Александр Петрович, некоторые историки представляют бои на Халхин-Голе как локальный военный конфликт, не заслуживающий внимания мировой истории. А как считаете Вы?

– События на Халхин-Голе – далеко не локальный конфликт. Это крупномасштабные военные действия с применением новейшей для того времени бронетанковой техники, авиации, артиллерии. В вооруженном противостоянии участвовали четыре государства: с одной стороны Япония и Маньчжо-Го, с другой– Монголии и СССР. Более того, интенсивные военные действия велись здесь более 4-х месяцев, с 11 мая по 15 сентября 1939 г.

Для сравнения напомню, что бои по захвату и оккупации Польши, в соответствии с «Планом Вайс»,продолжались менее двух месяцев, с 1 сентября (этот день принято считать началом Второй мировой) по 27 октября 1939 г. (когда оккупированную территорию взяла в управление гражданская германская администрация). Людских потерь здесь было меньше, чем на Халхинг-Голе. При этом в боях участвовали вооруженные силы только двух государств – Польши и Третьего Рейха.

Немаловажен и тот факт, что на Халхин-Голе, кроме почти непрерывных оперативно-тактических боевых действий, происходили стратегически значимые крупные сраженья, сопоставимые с последующими битвами Второй мировой войны.

И еще. Особо подчеркну это. Именно на Халхин-Голе вся предшествующая геополитическая ситуация в мире трансформировалась в конкретные агрессивные военные действия Японии, направленные против других суверенных государств. Именно здесь передел мира продолжился уже не политическими, а военными средствами. И это произошло чуть раньше, чем Германия (военно-политический союзник Японии) совершила вооруженное нападение на Польшу. Поэтому события на Халхин-Голе дают основания ряду исследователей рассматривать как начальный и неотъемлемый элемент общей цепи военных действий мирового масштаба, получивших название Вторая мировая война.

– Вы говорите о масштабности военных действиях на Халхин-Голе. Чем это подтверждается?

– Достаточно сказать, что в крупных сражениях на Халхин-Голе участвовали сотни самолетов, танков, артиллеристских орудий. Например, во время ожесточённых боев вокруг горы Баян-Цаган противоборствующие стороны задействовали до 400 танков и бронемашин, более 800 артиллерийских орудий.В небе в отдельные моменты находилось до 300 самолётов. Во время другого, уже воздушного боя 15 сентября, участвовало 120 японских и 207 советских и монгольских самолетов.

Немаловажен и тот факт, что врядебоевв качестве основной ударной силы для решения оперативных задач использовались танковые и механизированные части. Это было впервые в мировой военной практике. Высокая интенсивность и моторизованность боевых действий, проявившаяся на Халхин-Голе, станет характерной чертой всей Второй мировой войны.

Еще факты. За боевые заслуги на Халхин-Голе более 70 чел. удостоены звания Героя Советского Союза.Кроме того, орденом Ленина награждены 83 чел., орденом Красного Знамени – 595, орденом Красной Звезды— 134 и т.д.Многие участники боёв были удостоены государственных наград МНР. Всё это свидетельствует о масштабности и ожесточенности военных действий на Халхин-Голе, также характерных для последующих событий Второй мировой войны.

– Почему военный успех СССР и МНР на Халхин-Голе не был использован для переноса боевых действий с территории Монголии в Маньчжурию?

– Подобный сценарий рассматривался военным командованием штаба армейской группы и даже Генеральным штабом РККА. Но был отвергнут политическим руководством СССР. Позиция И. Сталина была категорична. Он выступал против расширения и эскалации военных действий в регионе, втягивающих СССР и МНР, еще не завершивших модернизацию вооруженных сил, в продолжительную войну.

Вместе с тем, успех на Халхин-Голе был использован высшим политическим руководством СССР как весомый военно-политический аргумент при подготовке и подписании В. Молотовым и И. Риббентропом Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Что касается Японии, то победа на Халхин-Голе и подписание выгодного для СССР Договора с Германией вызвали правительственный кризис и отставку кабинета. Новое японское правительство в сентябре 1939 г. заявило о невмешательстве в начавшийся военный конфликт в Европе. Вскоре СССР и Япония подписали Соглашение о перемирии, на основе которого в апреле 1941 г. был заключен советско-японский пакт о нейтралитете. Япония отказалась от нападения на СССР во время Второй мировой войны, даже несмотря на требования Гитлера выполнить свои союзнические обязательства и ударить по СССР с востока.

Более того, после Халхин-Гола высшее японское командование скорректировало свою стратегию, и дальнейшие военные действия Страны Восходящего Солнца были связаны уже с экспансией Юго-Восточной Азии и островов Тихого океана. Перл-Харбор и вступление США во Вторую мировую войну – тоже последствия Халхин-Гола.

Как видите, Халхин-Гол существенно повлиял на дальнейший ход мировой истории. Поэтому происходившие здесь события нельзя отделять от общемировых процессов, предшествующих всей Второй мировой войне.

В заключение нашей беседы, на вопрос, почему ученые Байкальского государственного университета занимаются данной темой, проф. А. Суходолов сказал, что данные исследования ведутся в рамках общей международной научно-исследовательской работы, проводимой совместно с Академией наук Монголии, связанной с изучением истории взаимодействия Монголии и России в ХIХ и ХХ вв.

Кроме того, Вторая мировая война была самой жестокой и разрушительной в истории цивилизации. Поэтому вопросы, связанные с предпосылками её возникновением и социально-экономическими последствиями весьма актуальны. Ответы на них важны для правильной оценки современной геополитической ситуации. Данная проблематика активно изучается во всех странах мира. Россия и Монголия – не исключение.

Беседовал Владимир БЕРЕЖНЫХ

Локальный конфликт, Локальное миротворчество • Центр Стимсона

Хотя миссии Организации Объединенных Наций (ООН) по поддержанию мира предназначены для реагирования на крупные конфликты национального или международного уровня, после развертывания миссии часто сталкиваются с различными конфликтами, вызванными местными действиями. В отчете Независимой группы высокого уровня по миротворческим операциям за 2015 год подчеркиваются две основные цели миротворческих миссий: поддержка политических процессов, ведущих к устойчивому миру, и защита гражданского населения от насилия.Урегулирование локального конфликта может иметь решающее значение для достижения обеих целей. Локальные конфликты могут дестабилизировать национальные политические процессы разными способами, например, подрывая доверие сторон к процессу, создавая местные стимулы, чтобы сорвать процесс, или создавая такую ​​нестабильность, что соглашения не могут быть выполнены. Во многих нынешних миротворческих условиях местные повестки дня являются основными движущими силами насилия в отношении гражданского населения.

Несмотря на то, что урегулирование локальных конфликтов часто необходимо для достижения этих двух основных миротворческих целей, оно редко рассматривается как стратегический приоритет.Совет Безопасности ООН поручает миссиям управлять локальным конфликтом непоследовательно и без четких целей. На местах управление локальным конфликтом часто проводится спонтанно, а не как часть стратегии. Для отделов по гражданским вопросам это часто рассматривается как второстепенный вопрос, а не как центральный приоритет. К тому же у миссий часто отсутствуют возможности и полномочия, необходимые для эффективного урегулирования местных конфликтов.

В этом отчете исследуется каждая из этих проблем и предлагаются способы для миротворческих миссий более стратегического и эффективного управления локальным конфликтом.Он рекомендует:

1. Миссии по поддержанию мира должны уделять первоочередное внимание урегулированию местных конфликтов, которые связаны с высокими уровнями насилия в отношении гражданского населения, риском зверств или риском дестабилизации национального политического процесса .

2. Миссии по поддержанию мира должны использовать комплексный подход к урегулированию высокоприоритетных местных конфликтов путем координации действий между различными секциями, а также между полями и штабом. Это потребует от политиков и других отделов, руководителей полевых отделений и старших руководителей гражданских, военных и полицейских миссий более активного участия в управлении локальным конфликтом.

3. Секретариат ООН должен обеспечить, чтобы анализ конфликтов, используемый при планировании миссий, а также вводный инструктаж для старших руководителей миссий, включал анализ высокоприоритетных местных конфликтов.

4. Персонал Объединенного аналитического центра миссий в миротворческих миссиях должен проводить регулярные аналитические мероприятия для определения приоритетности местных конфликтов на основе трех факторов, указанных выше.

5. Миссии по поддержанию мира должны проводить посредничество в зонах активного конфликта, а не просто поддерживать посреднические усилия других.Секретариат ООН и государства-члены ООН должны выделять больше ресурсов на местные возможности управления конфликтами, включая развертывание большего числа гражданского персонала и обучение по вопросам посредничества с нейтральной третьей стороной.

6. Миссии по поддержанию мира должны направлять больше сотрудников в полевые отделения для повышения эффективности анализа и реагирования на местные конфликты. Это должно включать создание или укрепление объединенных оперативных центров и объединенных аналитических центров миссий в полевых отделениях вблизи наиболее приоритетных зон местного конфликта.

7. Совет Безопасности ООН должен постоянно уполномочивать миссии по управлению локальным конфликтом и должен четко определять защиту гражданского населения и поддержку национальных политических процессов в качестве двух основных целей управления локальным конфликтом. В некоторых случаях мандаты должны поручать миссиям или другим структурам ООН устранять причины широко распространенных локальных конфликтов (например, споров по поводу собственности на землю или организованной преступной деятельности).

Историческое примирение и затяжные конфликты

Одним из основных препятствий на пути превращения евроатлантических стран в более сплоченное и работоспособное сообщество безопасности, как стало очевидно в начале обсуждения Евроатлантической инициативы по безопасности, является сохраняющееся недоверие к тому, что отравляет слишком многие ключевые взаимоотношения в регионе.

По этой причине мы организовали рабочую группу для изучения более глубоких решений проблем достижения исторического примирения между странами, разделенными глубоко укоренившимися историческими обидами, и выхода из давнего тупика в разрешении ряда затяжных конфликтов в регионе. В основе этих двух проблем лежит пагубное влияние недоверия к другой стороне. В этом отчете Рабочая группа по историческому примирению и затяжным конфликтам Инициативы евроатлантической безопасности предлагает подход, выходящий за рамки традиционной дипломатии, чтобы найти коренные причины проблемы, и призывает к более широкой стратегии взаимодействия с обществом в целом, на уровне, на котором решения должны быть найдены.

Игорь Иванов

Вольфганг Ишингер

Сэм Нанн

Введение

Спустя двадцать лет после окончания холодной войны реализация надежд на евроатлантический мир, неразделенный, процветающий и мирный, остается недостижимой. Пока еще нет ощущения общих целей между расширенным атлантическим сообществом Запада и многими странами, вышедшими из Советского Союза. Не существует единого мнения о том, как регион должен развиваться, каким может быть его экономическое будущее или как большие и малые страны могут воспользоваться преимуществами важных мировых тенденций.

Столь же обескураживает неослабевающее продолжение ряда серьезных конфликтов между нациями и этническими группами в различных частях региона — от Грузии до Молдовы, от Армении и Азербайджана до Кипра. Наследие глубоко укоренившихся исторических обид загрязняет слишком многие отношения, в том числе между Россией и рядом ее соседей, Турцией и Арменией, а также Турцией и Грецией.

Если позволить этим разногласиям усугубиться, они нанесут серьезный ущерб перспективам сотрудничества в области безопасности во всем евроатлантическом регионе и будут препятствовать социальному, политическому и экономическому развитию региона.Эти различия могут также привести к расширению конфликтов, которые могут перекинуться на другие части региона. Более того, если эти условия не будут приняты во внимание, они поставят под угрозу инвестиции в развитие сетей, информационных технологий и современного образования, которые уже не успевают за остальным миром.

Страны региона, будь то из-за неэффективности управления или из-за того, что они оказались в центре более масштабных стратегических маневров, рискуют отстать в экономическом и технологическом плане, что приведет к их изоляции.Короче говоря, цена бездействия и допущения дальнейшего дрейфа — это неприемлемый риск.

В ходе своей работы Рабочая группа по историческому примирению и затяжным конфликтам Инициативы евроатлантической безопасности (EASI) изучила как существующие препятствия на пути сотрудничества, так и методы, использовавшиеся в течение последних двух десятилетий для разрешения кризисов и укрепления безопасности. сообщество в евроатлантическом регионе. Мы пришли к выводу, что эти стратегии не сработали. Предыдущие усилия исходили из предположения, что политические и дипломатические методы могут быть перенесены на существующие системы и отношения без предварительной разработки новых социальных и экономических основ для изменений.В результате «дипломатия» региона ограничилась, прежде всего, обменом уже давно устаревшими позициями и закреплением существующих позиций.

Преодоление этой опасной ситуации потребует совершенно новой стратегии как внутри региона, так и в отношении его отношений с остальным евроатлантическим миром.

Вызов

Рабочая группа исходила из понимания, что стремление к сотрудничеству в области безопасности и чувство общей ответственности в евроатлантическом регионе — предпосылки для общерегионального сообщества безопасности — являются важными компонентами построения мира, свободы и процветания в этом уголке мира. Мир.Это фундаментально для того, чтобы евроатлантическое сообщество могло работать сообща над решением многих новых проблем, с которыми оно сталкивается. Тем не менее, эта задача еще не завершена. Усилия по продвижению к более продуктивному и эффективному сообществу безопасности по-прежнему обременены сочетанием расходящихся национальных интересов, вызывающих разногласия исторических воспоминаний, глубоких очагов недоверия, продолжающихся конфликтов и отсутствия видения. Достижение этих целей осложнялось беспрецедентными темпами изменений — в технологическом, экономическом, политическом и социальном плане — которые изменили глобальный контекст, в котором происходит трансформация евроатлантического пространства.

  • Эти силы изменили отношения не только между государствами региона, но и между теми, кто правит, и теми, кем они управляют. Они также повлияли на то, как мы понимаем роль традиционных политических структур. Эти бесчисленные изменения привели к тому, что в прошлом методы решения многих трудных задач и многообещающих возможностей стали неадекватными.
  • В то же время изменения высвободили новую энергию и возможности граждан вне правительства.Эти ресурсы гражданского общества могут, на наш взгляд, стать основой для нового и динамичного подхода к региону.

Как это часто бывает в постимперских условиях, одним из первых признаков этих многочисленных изменений стало возникновение конфликтов по всему региону. Неразрешенные конфликты на востоке Европы — это, конечно, не единственные столкновения в евроатлантическом регионе. Однако они требуют особого внимания, поскольку порождают напряженность, сдерживающую развитие, чреваты опасностью открытой войны и риском вовлечения основных международных игроков в опасную и разрушительную конфронтацию.Продолжающиеся конфликты в Грузии — лишь последний пример.

Более того, неспособность решить эти проблемы активно упускает важные возможности продемонстрировать, как возможности действующего сообщества безопасности могут принести пользу сторонам в конфликте, а также сообществу в целом.

Конечно, существуют сложные причины для кажущихся неразрешимыми проблем в этом районе. В этой части мира, как и во многих частях бывшей Югославии, ведутся переговоры о конкурирующих «видениях» Евразии.С другой стороны, эти ситуации осложняются повсеместным недоверием между Россией и США и их союзниками, а также неразрешенным историческим багажом, который разделяют Россия и ряд ее соседей в Европе.

Эти споры, дефицит доверия и расходящиеся приоритеты отягощали национальное и международное развитие, разрушали жизнь жителей этого района и временами угрожали нанести ущерб более широким региональным интересам. Взятые вместе, конкурирующие взгляды и сохраняющееся недоверие являются основными коренными причинами сохраняющейся фоновой небезопасности в Европе.Более того, они представляют собой серьезное препятствие для создания сообщества безопасности в более крупном евроатлантическом регионе.

Выводы

Мы внимательно и широко рассмотрели, почему сотрудничество в неделимой Европе остается недостижимым и почему сотрудничество в области безопасности в евроатлантическом регионе еще не стало стандартным образцом действий и мышления. Из множества причин этого сбоя рабочая группа пришла к выводу, что в особенности заслуживают внимания три проблемы. Если они будут решены, они будут способствовать достижению цели создания импульса к евроатлантическому сообществу безопасности, к которому мы стремимся.Эти три области:

  1. Предположение среди всех основных игроков, в том числе на Западе, о том, что существующие модели поведения можно легко объединить в общую идентичность. Неспособность понять силу укоренившихся позиций и соперничества в регионе привело к чрезмерной зависимости от инструментов и институтов традиционной дипломатии. Хотя работа как правительства, так и неправительственных организаций была целенаправленной и зачастую дальновидной, общий подход как на Востоке, так и на Западе заключался в игнорировании необходимости участия гражданского общества.Попытки понять страхи и гнев народов, переживших имперское прошлое, носили слишком ограниченный и краткосрочный характер. Вместо того, чтобы исходить из необходимости перестроить структуры общества, основные участники предполагали, что умелое управление и хорошая работа преодолеют тяготы истории. Но этого не произошло. В ряде случаев «дипломатия» часто делала проблемы более неразрешимыми.
  2. Неспособность адекватно разрешить региональные споры (в настоящее время, в основном на территории бывшего Советского Союза), где конфронтация продолжает представлять опасность открытого конфликта или угрожает подорвать усилия по построению евроатлантического сотрудничества и консенсуса.
  3. Отсутствие на Востоке достаточного исторического примирения, чтобы залечить раны прошлого и преодолеть бремя исторической вражды и недоверия.

После двух десятилетий настойчивых, хотя зачастую непоследовательных усилий, мы должны сделать вывод, что для реализации видений начала 1990-х годов требуется новая инициатива. Сейчас нам необходимо устранить первопричины опасностей в регионе и добиться продуктивного движения в отношении неурегулированных конфликтов на Востоке Европы.

Страны евроатлантического региона не могут позволить себе упустить возможность, созданную позитивными событиями последних лет. Общества не стояли на месте. Путь вперед может быть достигнут с помощью практических действий и силы творческого мышления. Короче говоря, мы рекомендуем активные и позитивные действия ключевых сторон в евроатлантическом регионе для мобилизации поддержки инициативы, которая приведет к ощутимому движению к евроатлантическому сообществу безопасности.

Новая дипломатия — подход

После окончания холодной войны и распада Советского Союза в 1991 году евроатлантическое сотрудничество в области безопасности продвинулось по изношенной дорожке договоров, организаций и консультаций, направленных на решение старых проблем и установление новых связей.Наиболее новаторские из этих усилий были разработаны в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, переименованного в 1994 году в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Как Организация Североатлантического договора (НАТО), так и Европейский Союз (ЕС) также предприняли крупные программы расширения и разъяснительной работы, направленные на решение как вопросов безопасности, так и социальных вопросов в государствах Центральной Европы, которые традиционно считались членами «Запада». ”

Созданная институциональная структура достигла заметных успехов.Это сделало возможным, например, практическое и постоянное сотрудничество между НАТО, ЕС и Россией, которое привело к подписанию Дейтонских соглашений о прекращении войн на Балканах. И эти события также стимулировали заметные усилия по примирению как между странами бывшего Советского Союза, так и между этими странами и Западом.

В целом можно с уверенностью сказать, что безопасность и процветание в Центральной Европе значительно улучшились, и важные шаги вперед были сделаны и в бывшем Советском Союзе.Но остается дело, что чувство отчуждения существует на нескольких уровнях. Задача построения сообщества все еще далека от завершения, а в некоторых случаях потеряла свою актуальность.

К сожалению, ключевые страны и организации в евроатлантическом сообществе, включая НАТО, ЕС, ОБСЕ, а также Содружество Независимых Государств и Организацию Договора о коллективной безопасности, пошли в целом несогласованными путями, часто конкурируя друг с другом. , но редко преследуют взаимоподдерживающие стратегии.

В результате их вклад был значительно меньше, чем это могло бы казаться возможным с ресурсами, которые они могут предложить. Этот недостаток особенно остро ощущается в восточных частях евроатлантического мира и в попытках устранить старые разногласия между Востоком и Западом.

Дипломатические усилия пока слишком строго придерживаются установленных каналов и методов. Неправительственные и международные организации, наряду с другими элементами гражданского общества, стремились наладить больше местных связей и диалога, но этим усилиям препятствовала конкуренция между игроками (например, ЕС и ОБСЕ), и они мало повлияли на официальные переговоры.Более того, глубокая взаимосвязь между политическими и культурными вопросами не принимается во внимание в недостаточной степени, и некоторые наблюдатели полагают, что роль России часто является трудным препятствием для преодоления.

После двух десятилетий замороженного статус-кво или даже движения вспять, одно кажется ясным. Попытки сторон в продолжающихся конфликтах в регионе — а также Соединенных Штатов, Европы и России — наладить плодотворное сотрудничество с помощью инструментов традиционной дипломатии, а также опираясь только на политику безопасности и ее инструменты, потерпели неудачу.

Наша самая важная рекомендация состоит в том, что для успеха усилий по созданию безопасности на основе сотрудничества характер и цели взаимоотношений в евроатлантическом сообществе должны существенно измениться. Конкуренция между организациями, а также между правительственными организациями и организациями гражданского общества должна прекратиться.

В частности, радикально изменившийся социальный, экономический и политический ландшафт, вызванный появлением новых и быстро расширяющихся форм гражданского участия, должен занять центральное место в определении наших усилий.

Вначале, используя новые инструменты, доступные для гражданского участия, мы предлагаем решить две важнейшие задачи:

  • Поиск выхода из конфликтов, оставшихся после двух десятилетий традиционной дипломатии; и
  • Определение средств восстановления импульса к историческому примирению между нациями и обществами, в которых этот процесс застопорился.

Наши рекомендации сосредоточены на этих двух основных проблемах.

В основе наших предложений лежит инициатива, которую должны предпринять основные игроки региона — Европейский Союз, Россия и Соединенные Штаты — по установлению принципа сотрудничества в решении проблем XXI века. Это похоже на структуру, которая использовалась для преодоления небольшого, но столь же опасного балканского кризиса 1990-х годов. Он включал сотрудничество с НАТО, ОБСЕ и ООН. Он носил междисциплинарный характер и в конечном итоге положил конец войнам в этом регионе.

Мы считаем, что те же принципы могут быть применены к этой гораздо более масштабной и долгосрочной задаче: задействовать критическую энергию и возможности граждан за пределами правительства для формирования нового осознания сотрудничества в регионе и во всем евроатлантическом мире.

Эта инициатива предполагает создание фундамента взаимопонимания в евроатлантическом регионе, а также в зонах локальных конфликтов. Это будет способствовать развитию полного партнерства между правительством и институтами гражданского общества и побудит правительства использовать и задействовать все свои инструменты, а не полагаться только на военные инструменты и инструменты политики безопасности.Недавнее обсуждение «плана Маршалла для гражданского общества» на встрече немецко-российского диалога в Санкт-Петербурге — хороший тому пример.

Наша инициатива предусматривает обязательство, аналогичное тому, которое было взято двадцать лет назад в Боснии. Он предназначен для активной разработки новых инструментов и процессов, способствующих как примирению в регионе в целом, так и между отдельными государствами и народами, где длительная враждебность и недоверие препятствуют продвижению вперед к сотрудничеству.

Одновременно мы настоятельно рекомендуем приложить больше усилий для рассмотрения возможных новых подходов к существующим затяжным конфликтам.Эти подходы подробно описаны в следующем разделе этой статьи.

Наконец, эта инициатива не будет связана с формой правления, религиозной или культурной ориентацией или членством в конкретной организации. Он будет использовать таланты всех элементов гражданского общества, таких как неправительственные организации (НПО), бизнес, религиозные и общественные организации, и в полной мере использовать существующие инициативы, такие как Восточное партнерство ЕС, чтобы заложить основу для неуклонной эволюции. на принципах Хельсинкского Заключительного акта.

Реализация

Чтобы инициировать и оживить движение к примирению, мы предлагаем, чтобы ЕС, Россия и Соединенные Штаты официально заявили на совете ОБСЕ, что они принимают на себя ответственность за разработку совместного Плана управления на XXI век, предназначенного для обеспечения функционирования Евроатлантическое сотрудничество в области безопасности.

С престижем лидерства появится сопутствующая ответственность за формирование большего чувства общей безопасности как во всем евроатлантическом сообществе, так и в его частях, которые остаются неурегулированными и подверженными конфликтам, в частности, в новой Восточной Европе (Украина, Беларусь , и Молдова) и на Кавказе.

Поступая таким образом, США и ЕС признают политическую роль и роль России в сфере безопасности как полноправного евроатлантического партнера в решении проблем этого пространства. Россия, со своей стороны, примет на себя ответственность за конструктивную политику соседства, которая способствует росту суверенитета, взаимного уважения между странами и гражданского общества в регионе.

Исходя из этого, все трое посвятят себя реализации скоординированных инициатив по разрешению существующих конфликтов.Они возьмут на себя обязательство взаимодействовать со всеми уровнями гражданского общества, чтобы привлечь новые и пока еще в значительной степени неиспользованные силы в качестве поддержки для построения прочного сотрудничества в области безопасности во всем регионе.

Инициатива позволит в полной мере использовать сильные стороны и возможности ОБСЕ, которая является единственной организацией, в состав которой входят все страны региона. Принципы Хельсинкского Заключительного акта и последующих соглашений также обеспечивают широкую общепринятую основу для политических усилий по построению гражданского общества.Эти усилия будут отходить от прошлых инициатив, поскольку не предусматривают формальных договоров или новых организаций. Вместо этого он будет междисциплинарным и многомерным. Цель заключалась бы в том, чтобы дать импульс широким усилиям. Роль ОБСЕ будет заключаться в координации и содержании по мере необходимости.

Важным шагом могло бы стать преобразование Совета ОБСЕ из чисто совещательного органа в организацию с исполнительными обязанностями. Штат секретариата будет расширен и реорганизован.Совет будет назначать рабочие группы, в которых реализация будет поручена конкретным должностным лицам, а не будет контролироваться консенсусом. Чтобы повысить гибкость, ЕС отказался бы от своего требования говорить единым голосом в этих рабочих группах.

Другими словами, это будет политическая инициатива, основанная на полном авторитете ЕС, России и США, которые пообещали использовать все доступные методы, чтобы вернуть процессы совместной безопасности в нужное русло.

Региональные конфликты

Центральная идея сообщества безопасности, которую стремится создать EASI, заключается в том, что стороны в евроатлантическом регионе соглашаются никогда не применять силу и не угрожать силой друг против друга.Недавние отклонения от этого принципа привели к обострению напряженности вокруг затяжных конфликтов между государствами и внутри них. Поэтому создание сообщества безопасности требует урегулирования этих затяжных конфликтов в сочетании с примирением между сторонами. Зоны постсоветского конфликта, в частности, являются зонами неопределенного суверенитета, образованными в результате неспособности советской системы урегулировать споры между автономными областями и столицами союзных республик. Необходимо провести работу, опираясь на примеры из более широкой Европы, для изучения творческих моделей, которые могут создать будущие конструкции суверенитета, приемлемые для обеих сторон.

Затяжные конфликты на постсоветском пространстве — в Южной Осетии, Абхазии, Нагорном Карабахе и Приднестровье — не единственные, которые представляют опасность для мира и стабильности в евроатлантическом регионе. Тем не менее, каждый из этих конфликтов отражает, прежде всего, фундаментальную неспособность евроатлантических стран должным образом справиться с существующими центробежными силами и потребностями безопасности государств и подсобных групп после распада Советского Союза. По этой причине усилия EASI по построению всеобъемлющего, инклюзивного сообщества безопасности предлагают подходящую основу, на которой можно использовать новую энергию для разрешения конфликтов.Точно так же достижение прогресса в любом из этих конфликтов помогло бы евроатлантическим государствам поддержать новый объединяющий нарратив, подчеркивающий их общую судьбу в глобализированном мире.

В настоящее время конфликт вокруг Нагорного Карабаха очень нестабилен, с реальной перспективой возобновления боевых действий между Азербайджаном и Арменией. Обе стороны сосредоточены на создании военного преимущества. В случае возобновления столкновений нетрудно представить, что Россия, Турция, Иран и другие государства могут быть легко втянуты в более широкий региональный конфликт.Перед лицом такой серьезной опасности международное сообщество продемонстрировало замечательную степень единства, задействовав все стороны на самом высоком уровне, сформулировав принципы разрешения конфликта и подтолкнув стороны к компромиссу. Проблема заключалась в отсутствии серьезной заинтересованности конфликтующих сторон в реализации широко признанных условий реалистичного будущего урегулирования.

Конфликты в Абхазии и Южной Осетии — это не просто поле боя более широкой российско-грузинской напряженности, они оба тесно связаны.Непосредственным требованием является предотвращение насилия вдоль границ, разделяющих стороны. Российская Федерация и Грузия, а также Соединенные Штаты и Европейский союз несут основную ответственность за выполнение этой функции. Помимо этой ограниченной цели, возможно, стоит сосредоточиться на двухстороннем подходе: Тбилиси-Сухуми / Цхинвали и Грузия-Россия. Одной из областей обсуждения и потенциального сотрудничества может стать безопасность перед Зимними Олимпийскими играми 2014 года в Сочи. Во всех случаях практическое сотрудничество, направленное на обеспечение большей безопасности и терпимости для людей, наиболее непосредственно затронутых конфликтами, должно быть высшим приоритетом.

Приднестровье менее подвержено возобновлению боевых действий, хотя и не совсем без риска. В то время как внешние стороны формального процесса урегулирования конфликта в формате 5 + 2 согласовывают почти все основные составляющие решения, позиции самих молдаван и приднестровцев еще больше разошлись в течение двух десятилетий относительной стабильности и фактического разделения. Это чувство застоя и дрейфа подтолкнуло людей к безответственным провокационным заявлениям, которые отравляют атмосферу для разрешения конфликтов.Что сейчас срочно необходимо, так это постоянное внимание со стороны посредников и наблюдателей к процессу «5 + 2», а также более эффективное применение уже существующих инструментов для содействия примирению и доверию между сторонами. Демонстрация Приднестровья, что разрешение конфликта действительно возможно, вполне может стать ступенькой для Евроатлантического сообщества безопасности.

Наконец, дальнейшее рассмотрение конфликтов изолированно друг от друга вряд ли приведет к желаемым результатам. Еще более разрушительным является тот факт, что применение методов вовлечения гражданского общества — например, для развития связей между коммерческими, религиозными и гражданскими организациями, пересекающими линии конфликта, — затрудняется конфронтациями, возникающими в результате конфликтов.Таким образом, евроатлантический мир проигрывает по двум причинам: конфликты продолжаются и важная работа по формированию чувства общности в регионе откладывается. Следовательно, традиционная дипломатия непременно должна продолжаться и останется важной. Однако мы считаем, что невозможно добиться достаточной общности ни внутри региона, ни между различными частями евроатлантического сообщества без согласованных усилий, включающих различные элементы гражданского общества. Только благодаря такому расширенному участию можно будет развить общие взгляды, которые должны лежать в основе продуктивного и эффективного евроатлантического сообщества безопасности.

Реализация

После тщательного рассмотрения и обсуждения этих конфликтов мы рекомендуем применять следующие принципы и шаги для разрешения конфликтов в евроатлантическом регионе:

  • Существует очевидная необходимость выйти за рамки правительств (где формальные процессы разрешения конфликтов фактически прекращаются) и найти средства для создания поддержки мира среди элит и широкой общественности конфликтующих сторон. Отправной точкой было бы призывать лидеров обеих сторон сделать отказ населения в целом от войны своим главным приоритетом.Более того, расширение традиционной дипломатии, чтобы включить диалог Трека II в стиле Дартмута, встречи «следующего поколения» и использование социальных сетей для подготовки вовлеченных людей к приспособлению и развитию повествования с ненулевой суммой, которое должно быть использовано для изменения настоящего динамический.
  • Бывшие главы государств и правительств, такие как собрание старейшин, созданное Нельсоном Манделой, могли бы стать мощным ресурсом для выхода из критических тупиков.
  • Евроатлантическое сообщество безопасности должно поддерживать и защищать основной принцип уважения прав национальных меньшинств и отдельных лиц, закрепленный в Хельсинкской декларации.Народы должны пользоваться правом на самоопределение на индивидуальном и групповом уровнях, не требуя права выхода из национальных государств.
  • Социальные отношения должны строиться на искренних ценностях и интересах; индивидуумам следует приступить к достижению согласия по основным принципам поведения при устранении различий. Содействие здоровому гражданскому обществу является ключом к укреплению межобщественных связей. Придавая больше открытости и продвигая культуру диалога и компромиссов в обществах, можно уменьшить взаимное противостояние и укрепить доверие между обществами, что позволяет двигаться к разрешению конфликтов.
  • Демократические институты с большей вероятностью позволят успешно разрешить конфликт, но процесс демократизации может вызывать беспокойство. Урегулировав каждый конфликт, евроатлантические государства должны сотрудничать, чтобы способствовать переходу от автократии советского типа к более плюралистическим системам правления. Это позволит более прагматично высказаться бизнес-сообществу и населению в целом, чтобы заставить их руководство отвечать за продуктивное участие в официальных процессах разрешения конфликтов.
  • Необходимо представить доводы в пользу материального вклада для разрешения конфликта. Решение проблем во всех четырех перечисленных выше случаях потребует финансирования, хотя и не такого большого, как в некоторых других регионах мира. Некоторых из тех, кто может извлечь выгоду из разрешенных конфликтов, следует призвать внести свой вклад, а тех, кто проиграет, может потребоваться компенсация. Учитывая ее географическое положение и историческую роль, России необходимо играть активную и позитивную роль в этих усилиях в сотрудничестве с другими странами, включая ЕС и Соединенные Штаты.
  • Важно институционализировать урегулирование конфликтов. ОБСЕ могла бы стать полезной основой для действий и предпочтительным инструментом для некоторых видов деятельности в сфере разрешения конфликтов. (Например, ОБСЕ могла бы служить связующим звеном между диалогами Трека II и официальными контактами.) Однако она не может быть эксклюзивным инструментом Евроатлантического сообщества безопасности. Евроатлантическое сообщество безопасности не воплощено в единой организации, но должно находить выражение в работе всех институтов региона.В случае с ОБСЕ, говоря реалистично, можно сделать очень многое для того, чтобы научить 35-летнюю структуру выполнять новые трюки. Цель состоит в том, чтобы помочь организации адаптировать свой потенциал для достижения целей, которые мы поставили перед собой с самого начала.
  • Наконец, лидеры евроатлантического региона должны призвать к ответу тех членов сообщества, которые продолжают злоупотреблять его более значительными интересами безопасности посредством негативной политики, заявлений и действий, которые углубляют, а не уменьшают конфликты и разногласия.

Историческое примирение

Решение исторических проблем — не новая проблема в построении европейской безопасности. Старая вражда и глубоко укоренившиеся подозрения преследовали континент до конца Второй мировой войны, когда Западная Европа начала решать их в рамках атлантических и европейских проектов. Эти усилия разрешили не только проблемы, связанные с Германией, но и те, которые касались многих других, включая отношения между Францией и Германией, Португалией и Испанией, Италией и Австрией.

Однако в целом на Востоке Европы исторические вопросы не были решены после окончания Второй мировой войны, а были заморожены. Усилия по примирению были предприняты в Центральной Европе только после окончания холодной войны, когда несколько бывших коммунистических стран двинулись к примирению, проходя через процесс внутренней демократизации и европейской и атлантической интеграции. В частности, метод «медленной дипломатии» в Европейском Союзе в значительной степени способствовал внутриевропейскому примирению и позитивному движению в других местах, включая Украину-Польшу и Украину-Венгрию, а также некоторые районы Балкан.

Следует, однако, подчеркнуть, что «истории успеха» примирения как после Второй мировой войны, так и после «холодной войны» происходили в общем контексте или определялись динамикой атлантической и европейской интеграции. Этот контекст по-прежнему присутствует в ряде текущих ситуаций, в том числе на Балканах, а также между Грецией и Турцией, но отсутствует в случае России и многих из ее ближайших соседей. Несмотря на это, собственные отношения России с рядом бывших противников Второй мировой войны улучшились — например, с Германией — до такой степени, что уже существует чувство сообщества безопасности, а в некоторых случаях до точки полного примирения, как с Финляндией. .В отношениях между Россией и Польшей, а также ее балтийскими соседями наблюдается позитивный сдвиг, хотя этот прогресс остается условным и хрупким.

Главный вопрос сейчас состоит в том, чтобы развить эти успехи в Западной и Центральной Европе, а также в отношениях между Россией и ключевыми соседями, чтобы достичь консенсуса по евроатлантическому сообществу безопасности и приверженности проекту со стороны множества вовлеченных партнеров.

Прилагая эти усилия, национальные лидеры должны извлечь уроки из процесса примирения, который имел место в Европейском Союзе.«Медленная дипломатия» во многом помогла государствам преодолеть историческую вражду, сосредоточив внимание на практическом сотрудничестве и консенсусе по основным вопросам. Процесс начался на основе признанных демократических прав, таких как права, закрепленные в Хельсинкском Заключительном акте, но не требовал конкретных предварительных обязательств. То же самое можно сказать и о предлагаемой нами инициативе.

План будет представлен в ОБСЕ для одобрения и поддержки. ЕС, в частности, откажется от своих усилий по ограничению ответственности ОБСЕ в конфликтных регионах.Соединенные Штаты согласны увеличить ресурсы НПО и сосредоточить свои усилия на сотрудничестве с Россией в регионе. ОБСЕ создаст целевую группу из стран, вовлеченных в каждую зону конфликта, для разработки планов действий и координации их выполнения. Курсы действий должны разрабатываться в диалоге с привлечением всех сторон конфликта, а также посторонних лиц, которые будут играть роль в его разрешении. Каждый член ОБСЕ согласится реализовать это предложение. Страны региона начали бы отдельные консультации между собой при поддержке ОБСЕ, чтобы определить свои собственные специальные программы, особенно в области культурного и исторического примирения.

Для достижения успеха соседним странам, разлученным историческими воспоминаниями, придется решать проблемы и конфликты, оставшиеся после окончания Советского Союза и холодной войны: это потребует новой приверженности примирению между Российской Федерацией и странами, которые раньше входили в состав Советского блока или даже самого Советского Союза. Недавний польско-российский процесс, начатый в 2008–2009 годах, предполагает, что это сложно, но не невозможно. Стоит взглянуть на уроки этого процесса:

  • Недостаточно искать справедливости ради справедливости.Необходимой предпосылкой для исторического примирения является осознанная необходимость работать для этого в национальных интересах. Новый диалог между Москвой и Варшавой был полностью связан с необходимостью устранения препятствий в отношениях России с Европейским Союзом в целом.
  • Уважение к ранее потерпевшей стороне имеет решающее значение. Например, чтобы иметь возможность эффективно вести дела с Варшавой, Москва должна была проявить искреннее уважение к своему бывшему сателлиту.Поляки ожидают не меньшего, чем равного отношения. В конце концов русские признали их равноправными участниками диалога.
  • Примирение — это, прежде всего, двусторонний межгосударственный процесс, обусловленный конкретными потребностями сторон и открывающимися перед ними возможностями. Роль глобальных / региональных институтов и международных процедур в основном функциональная.
  • Помириться могут только сильные и уверенные в себе партнеры. Включение Польши в НАТО и ЕС помогло ей почувствовать себя достаточно уверенно, чтобы открыться Востоку.Человек с безупречной националистической репутацией, такой как премьер-министр Владимир Путин, возглавил этот процесс с российской стороны, по сути, сделал его безопасным и заслуживающим доверия внутри страны. С польской стороны премьер-министр Дональд Туск поддержал избрание единомышленника Бронислава Коморовского президентом страны.
  • Примирение может быть достигнуто только путем прямого и внимательного рассмотрения наиболее серьезных исторических претензий и тем, которые могут вызвать разногласия.Архивы, относящиеся к периоду серьезных недовольств, должны быть полностью доступны для историков. В польско-российском случае это была Катынская резня польских офицеров и мирных жителей в 1940 году по приказу Сталина. Однако примирение не ограничивается признанием вины и извинениями. Речь идет о преобразовании самой природы отношений.
  • Количество символических жестов. Заявление Путина перед мемориалом польским офицерам, убитым в Катыни, было особенно оценено поляками.(Как и Книфолл 1970 года канцлера Западной Германии Вилли Брандта перед мемориалом героям Варшавского гетто.) Ранее Путин заслужил похвалу финнов, возложив венок к могиле фельдмаршала Карла Густава Маннергейма.
  • Обязательны официальные заявления, излагающие новый официальный взгляд на историю. В польско-российском случае это было «Заявление российской Думы по Катыни», в котором вина за Катынское преступление возложена на Сталина и его приспешников.
  • Совместная работа позволяет достичь большего, чем традиционный метод переговоров. Совместным комиссиям историков необходимо поручить проанализировать новые доступные материалы и придумать совместимые исторические повествования. Не менее важно, что учебники истории нуждаются в доработке в соответствии с выводами совместной комиссии. В этом отношении особенно поучителен опыт польско-российской группы по сложным вопросам, подготовившей свой доклад «Белые пятна — черные пятна: сложные вопросы в польско-российских отношениях, 1918–2008 годы».
  • Участие обществ жизненно важно. Гражданские форумы могут играть ведущую роль в восстановлении связей между влиятельными элементами гражданского общества. Церкви также могут играть важную роль, особенно если они обладают сильным моральным авторитетом. Телетрансляции, фестивали искусств, переводы книг и спортивные мероприятия, подчеркивая человеческую сущность «вечеринок в поисках примирения», могут сломать лед и установить новую близость.

Надо быть реалистом.Преодоление давних исторических обид не произойдет в одночасье, потому что во многих случаях примирение — это больше проблема внутри стран, чем между ними, и потому что этот процесс касается не столько прошлого, сколько настоящего и будущего, когда дело доходит до на карту поставлены основные ценности и принципы. Хотя этот процесс требует руководства на самом высоком уровне, как показывает пример Польши и России, переход от тщательно продуманной политической инициативы к изменению отношения широкой общественности требует времени.И поэтому следует признать, что многого можно добиться, если все партии не будут открытыми, демократическими обществами. Тем не менее, даже если на этот счет существуют разногласия, это не должно служить оправданием бездействия.

Реализация
  • Углубить польско-российский процесс, проявляя большую открытость в вопросах открытости архивов и поощряя более трансграничные общественные контакты. Привлечь внимание молодежи, например, путем строительства польско-российских центров молодежного обмена в Калининграде и соседних регионах Польши (Гданьск и т. Д.).
  • Расширить усилия по примирению, включив в него страны Балтии: Эстонию, Латвию и Литву. Участвуйте в российско-балтийских экономических интересах, которые, вероятно, выиграют от улучшения отношений.
  • Определите сложные вопросы в российско-балтийских отношениях, которые необходимо решить в первую очередь:

    • Насильственная аннексия Эстонии, Латвии и Литвы Советским Союзом; их последующая советизация; страдания, причиненные сталинским режимом многим гражданам этих стран; и массовые депортации
    • Добровольное участие эстонцев и латышей в формированиях Ваффен СС и в боевых действиях против Советской армии во время Второй мировой войны; присоединение Эстонии, Латвии и Литвы к Советскому Союзу в конце Второй мировой войны; новые массовые депортации; и значение победы над нацизмом в 1945 г.
    • Темпы и масштабы интеграции русскоязычных меньшинств в эстонское и латвийское общества
  • Открыть российские архивы, относящиеся к периоду 1939–1949 гг. В отношении стран Балтии, и создать между Россией и каждым из трех балтийских государств совместные двусторонние комиссии по сложным вопросам и совместные комиссии историков.
  • Вернуть государственные символы, которые до сих пор хранятся в руках, перенесенные в Москву в 1940 году, такие как Золотые цепи президента Эстонии.
  • В качестве меры укрепления доверия воздержитесь от военных учений в приграничных районах, которые воспринимаются всеми сторонами как угрожающие.
  • Расширять трансграничные деловые и культурные связи в приграничных районах Ленинграда, Пскова и Калининграда на российской стороне и в соответствующих округах Эстонии, Латвии и Литвы путем заключения соглашения о местном приграничном движении, как это предусмотрено Шенгенским соглашением.
  • Приготовьтесь к визитам президента России на высшем уровне в каждую из трех балтийских стран, которые символически «нормализуют» двусторонние отношения. Такая подготовка повлечет за собой официальные заявления российского парламента по вопросу о насильственной аннексии, сопровождаемые официальным отказом прибалтийских стран от требований о возмещении ущерба / компенсации против Российской Федерации.
  • Завершить процесс ратификации договора о границе между Эстонией и Россией.
  • Хотя примирение — это, по сути, двусторонний процесс, более полно используйте существующие институты, такие как Совет Европы, ОБСЕ и другие, к которым принадлежат все стороны. Они могут быть ценными помощниками в процессе примирения.

Заключение

После двух десятилетий усилий невозможно сделать вывод о том, что в евроатлантическом регионе сформировалось чувство общей судьбы. Нации продолжают преследовать традиционные цели традиционными способами, а государственные деятели и политики по-прежнему думают категориями далекого прошлого.Обычно наблюдается большое нежелание, если не прямое противодействие, использованию средств для вовлечения своих граждан или гражданских институтов в процессы разрешения конфликтов, исторического примирения или создания более безопасной среды. Историческая вражда остается сильной, и, что, возможно, наиболее важно, продолжающиеся конфликты рассматриваются как дипломатические переговоры, а не как усилия по примирению между обществами. Преодоление исторических обид, питающих эти конфликты, требует широкомасштабного, всеобъемлющего, многоуровневого процесса, который выходит за рамки официальных дипломатических усилий и вовлекает множество различных слоев общества в активный, позитивный диалог с партнерами с другой стороны.

Шаги и подходы, изложенные нашей рабочей группой, сами по себе не приведут к полностью сформированному и функциональному евроатлантическому сообществу безопасности. Эта цель будет иметь охват на десятилетия. Однако мы считаем, что движение в направлении, предлагаемом в этой статье, может стать первым шагом на пути к рассмотрению фундаментальных элементов, которые делают дипломатию более эффективной и соответствующей потребностям двадцать первого века. Затем стороны могут приступить к урегулированию региональных конфликтов, которые стали серьезным препятствием для эффективного и продуктивного сотрудничества в евроатлантическом регионе, а в ключевых областях продвигать и развивать процессы исторического примирения, которые начали устранять коренные причины историческая вражда и неприязнь.

РАБОЧАЯ ГРУППА EASI ПО ИСТОРИЧЕСКОМУ УРЕГУЛИРОВАНИЮ И ПРОТЯЖЕННЫМ КОНФЛИКТАМ

Джон К. Корнблюм (сопредседатель, США). Старший юрисконсульт, Nörr Stiefenhofer Lutz, Берлин. Бывший председатель Lazard and Company, Германия. Бывший посол в Германии и специальный посланник Дейтонского мирного соглашения.

Владимир Лукин (сопредседатель, Россия). Уполномоченный по правам человека при президенте России. Бывший посол в Вашингтоне.

Адам Даниэль Ротфельд (сопредседатель, Польша). Бывший министр иностранных дел Польши. Сопредседатель Польско-Российской группы по сложным вопросам.

Джеймс Коллинз (исполнительный директор, США). Директор программы по России и Евразии, Фонд Карнеги за международный мир. Бывший посол США в РФ.

Мэтью Рожански (исполнительный директор, США). Заместитель директора программы «Россия и Евразия» Фонда Карнеги за международный мир.

ЧЛЕНСТВО

Оксана Антоненко (Великобритания). Старший научный сотрудник по России и Евразии, Международный институт стратегических исследований.

Владимир Барановский (Россия). Заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений.

Александр Чалый (Украина). Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины. Бывший первый заместитель министра иностранных дел Украины.

Иштван Дьярмати (Венгрия). Президент и главный исполнительный директор Международного центра демократических преобразований и Института Тома Лантоса.Бывший дипломат.

Тедо Джапаридзе (Грузия). Директор Центра энергетической и экологической безопасности Азербайджанской дипломатической академии. Бывший министр иностранных дел Грузии.

Ирина Кобринская (Россия). Ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений.

Роберт Х. Легволд (США). Маршалл Д. Шульман Почетный профессор Колумбийского университета. Директор Инициативы евроатлантической безопасности.

Рене Нюберг (Финляндия). Главный исполнительный директор Восточного офиса финской промышленности. Бывший посол.

Гарольд Сондерс (США). Директор по международным делам Фонда Кеттеринга. Председатель и президент Международного института устойчивого диалога.

Ян Техау (Германия). Директор, Карнеги-Европа, Фонд Карнеги за международный мир.

Дмитрий Тренин (Россия). Директор Московского центра Карнеги, Фонд Карнеги за международный мир.

Игорь Юргенс (Россия). Председатель Правления Института современного развития.

Десять конфликтов, о которых стоит беспокоиться в 2020 году

Под угрозой срыва планов Моди с неконтролируемыми последствиями

Правительство Индии, возглавляемое партией Бхаратия Джаната (БДП), преодолевает сложный ландшафт политических разногласий, связанных с давними международными и внутренними конфликтами. На международном уровне напряженность между Индией и Пакистаном из-за спорного региона Кашмир обострилась в 2019 году, поскольку нестабильные политические отношения между двумя странами были проверены нападениями боевиков и частым трансграничным насилием вдоль Линии контроля (ЛК).Введение строгих ограничений на безопасность и связь в Джамму и Кашмире (J&K) еще больше обострило отношения с Пакистаном и способствовало значительным беспорядкам в Индии. Внутри страны растущая агитация против спорной законодательной меры вызвала насилие, поскольку закон был в конечном итоге ратифицирован как Закон о гражданстве (поправка) 2019 года (CAA). Некоторые критикуют CAA за исключение мусульман. Другие жители этнически разнородного северо-востока Индии выступают против демографических разветвлений Закона, что усугубляет угрозу этнического насилия в регионе.В центральной, восточной и южной Индии продолжающееся восстание наксальцев-маоистов постоянно угрожает подрывом государственной власти и демократических процессов в регионе. Кроме того, ожесточенное межпартийное соперничество усиливает раскол между многочисленными совпадающими политическими идеологиями, существующими в крупнейшей в мире демократии.

В феврале 2019 года боевик Джаиш-и-Мохаммад (JeM) совершил нападение террориста-смертника на Центральные резервные полицейские силы Индии (CRPF) в районе Пулвама штата J&K, в результате чего, как сообщается, погибло не менее 37 солдат CRPF.После атаки на Пулваму индийские истребители нанесли удары по боевым целям в Пакистане. В ответ пакистанские силы совершили вылет в воздушное пространство Индии и, как сообщается, сбросили бомбы в районах Пунч и Раджури компании J&K. Кульминацией этих инцидентов стало воздушное сражение между индийскими и пакистанскими силами, в результате которого на пакистанской территории были сбиты два самолета, а пакистанскими войсками был арестован индийский пилот. Возвращение Пакистаном задержанного индийского пилота мало способствовало деэскалации конфликта.

Напряженность в Кашмирском регионе снова обострилась в августе 2019 года, перед выборами в Совет по развитию блоков J&K (BDC), когда правительство Индии издало президентский указ об отмене статей 370 и 35 A конституции, тем самым лишив автономии J&K, индийского правительства. только государство с мусульманским большинством. Штат J&K, имевший собственную конституцию и свободу формулировать собственные законы, был уменьшен до уровня союзной территории под управлением Нью-Дели. Десятки тысяч военнослужащих были переброшены в регион (India Today, 2 августа 2019 г.), политические лидеры были помещены под домашний арест («Аль-Джазира», 17 августа 2019 г.), и были наложены строгие ограничения на общение.

События в J&K еще больше испортили отношения между Индией и Пакистаном: в своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН 28 сентября 2019 года премьер-министр Пакистана Имран Хан подверг критике предполагаемую антимусульманскую повестку дня индийского правительства и предполагаемые нарушения прав человека в Кашмире. Он также заявил, что Пакистан не откажется от конфликта с Индией (Business Recorder, 27 сентября 2019 г.). ACLED фиксирует значительный рост числа насильственных событий на территории LoC между индийскими и пакистанскими силами безопасности в 2019 году по сравнению с предыдущими годами: в 2019 году было зарегистрировано 582 трансграничных обстрела и стрельбы по сравнению с 349 в 2018 году.Трансграничное насилие в Кашмире привело к гибели почти 180 человек в течение года. Кроме того, по призыву правительства Пакистана в конце 2019 года в Пакистане прошли общенациональные антииндийские демонстрации и митинги солидарности Кашмира.

В октябре 2019 года выборы BDC прошли в J&K на фоне продолжающихся противоречий, вызывающих вопросы о легитимности политического процесса (Hindustan Times, 30 сентября 2019 года). Основные оппозиционные партии бойкотировали выборы, ссылаясь на задержание руководства партии и ограничения безопасности, препятствующие их участию в политической деятельности, ведущей к выборам.Несмотря на то, что правящая в Индии BJP имеет право проводить кампанию в J&K и участвовать в выборах, не встречая сопротивления со стороны основного политического истеблишмента штата, независимые кандидаты неожиданно заняли 19 из 22 округов J&K при опросах (The Wire, 26 октября 2019 г.). Результаты выборов BDC свидетельствовали о растущем разногласии между гражданами Кашмира и BJP. Кроме того, по всей стране поступали сообщения о решительном противодействии действиям правительства Индии в J&K в форме протестов, жестоких демонстраций и столкновений с полицией.

Помимо оппозиции в Индии ситуации в J&K, в последнем квартале 2019 года резко возросло несогласие с CAA. Противники закона утверждают, что он дискриминирует мусульман (The Guardian, 13 декабря 2019 г.), поскольку он предоставляет права гражданства иммигранты-немусульмане, не имеющие документов, что явно лишает мусульманских мигрантов прав на гражданство. Другие критики на северо-востоке Индии утверждают, что легитимация иммигрантов без документов угрожает коренным общинам региона.Северо-восточный регион, где проживает разнообразное в культурном и этническом отношении население, остается в некоторой степени исключенным из национального мейнстрима и имеет историю повстанческой и сепаратистской активности. Поскольку этот регион является центром иммиграции из Бангладеш, вопросы, касающиеся иммиграционной политики, были постоянным источником конфликтов между коренным населением и иммигрантами. Сообщается, что в конце 2018 года пять бенгальских индуистов были убиты боевиками в Ассаме. В тот же период лидер фракции Объединенного фронта освобождения Асома (ULFA), боевой сепаратистской группировки в штате Ассам, пригрозил «расправой» над бенгальскими индусами (Северо-Восток сейчас, 26 октября 2018 г.) в результате прохождение CAA.

Окончательное принятие CAA 19 декабря спровоцировало жестокие демонстрации и столкновения с полицией по всей стране, по крайней мере, 18 человек, по сообщениям, убиты по состоянию на 4 января 2020 года. Вызывает тревогу то, что правящие лидеры BJP признали, что правительство не ожидало огромной негативной реакции на выход CAA за рамки ограниченных волнений среди мусульманского сообщества (US News, 25 декабря 2019 г.). Такие откровения от высшего партийного руководства, кажется, указывают на близорукий характер популярной индуистской националистической / антимусульманской позиции БДП.

На что смотреть в 2020 году:

Усиление напряженности между Индией и Пакистаном вокруг вопроса Кашмира в сочетании с несогласием с предполагаемым антимусульманским характером политики индийского правительства в отношении Кашмира и САА увековечит атмосферу недоверия между Исламабадом и Нью-Дели. Пакистан в последнее время придерживается политики открытого противодействия Индии. В Пакистане регулярно организуются массовые демонстрации по поводу Кашмира и против CAA, и пакистанские лидеры критиковали тактику премьер-министра Индии Нарендры Моди на международных форумах, таких как Генеральная Ассамблея ООН.Учитывая постоянную угрозу нового нападения боевиков на J&K и позицию правительства Индии по Пакистану как убежищу для боевиков (BBC, 1 мая 2019 г.), 2020 год, как ожидается, станет опасным для будущего индийско-пакистанских отношений. .

Граждане J&K завершили 2019 год с ограниченным правом на самоопределение, подавленными гражданскими свободами и препятствиями на пути к демократии после конституционных мер и мер безопасности, введенных до выборов BDC. Хотя правительство Индии предприняло шаги по уменьшению ограничений связи и безопасности в J&K, где большинство населения составляют мусульмане, его политика в отношении граждан Кашмира Индии вызвала еще большие трения в и без того напряженных отношениях.Кроме того, такая политика усилила существующую враждебность между гражданами Кашмира и индийскими силами безопасности в связи с продолжающимися нарушениями прав человека в регионе (Human Rights Watch, 10 июля 2019 г.). В следующем году насилие между силами безопасности Индии и местными жителями Кашмира может усилиться, если правительство не предпримет решительных действий по пресечению нарушений прав человека со стороны сил безопасности. Кроме того, продолжающееся отчуждение индийских кашмирских мусульман от основной массы потенциально может способствовать усилению поддержки воинственности, а также насилию между мусульманскими и индуистскими общинами в регионе.

Недавнее принятие закона CAA угрожает продолжающимся насилием между демонстрантами и полицией, а также насилием между левыми оппонентами и правыми сторонниками закона по всей Индии. Общины иммигрантов сталкиваются с потенциальной негативной реакцией со стороны коренных народов северо-восточного региона, а также с угрозой массового насилия со стороны боевиков ULFA. Признания того, что лидеры BJP были ослеплены возмущением против CAA, вызывают опасения по поводу их способности предвидеть сценарии насилия и предотвращать их реализацию.

Выборы в законодательные собрания штатов и Раджья Сабха, верхнюю палату парламента, назначенные на 2020 год, будут важными инструментами для оценки последствий, с которыми столкнется БДП после разногласий между Кашмиром и САА. Выборы в законодательные собрания штатов пройдут в Дели и Бихаре. Национальный демократический альянс (NDA), возглавляемый BJP, надеется вторгнуться в Дели, где они столкнутся с жесткой оппозицией со стороны действующей Партии Aam Admi (AAP) и Индийского национального конгресса (INC), а также возглавляемой Rashtriya Janata Dal (RJD). Объединенный прогрессивный альянс (УПА).Точно так же в Бихаре NDA придется бороться против УПА, а также против действующего президента Джанаты Дал (Юнайтед). Между тем исход выборов Раджья Сабха будет иметь важное значение для определения степени влияния БДП в парламенте. Несмотря на увеличение числа БДП в Раджья Сабха после 2014 г., оппозиционное большинство препятствовало возможности БДП принимать спорные законопроекты (Money Control, 1 января 2020 г.). Кроме того, предвыборная кампания в Бихаре, а также в таких штатах, как Западная Бенгалия и Ассам, где выборы в законодательные собрания намечены на 2021 год, может привести к еще большему политическому насилию.Наксальско-маоистский конфликт в Бихаре, историческое жестокое политическое соперничество между BJP и Партией Конгресса Тринамула (TMC) в Западной Бенгалии и ответные меры против непопулярного CAA в Ассаме представляют собой серьезные проблемы для правопорядка.

Растущая нестабильность в 2020 году требует переоценки политики индийского правительства, чтобы противостоять распространению недовольства и конфликтов по всей стране. Еще неизвестно, захочет или сможет ли правящая БДП принять более плюралистический подход для решения накапливающихся проблем управления.Кажется вероятным, что нынешняя тактика премьер-министра Моди расплывется на обширном политическом ландшафте Индии.

Дополнительная литература:

Переосмысление конфликта: его роль в построении мира

Итак, мы спрашиваем их следующий: Когда конфликт может быть положительным?

Постепенно учащиеся начинают понимать это понятие и предлагать ответы. Они могут найти примеры из мировой истории, когда борьба за гражданские права и политические права приводила к положительным изменениям.Они могут приводить примеры из собственной жизни, когда разногласия с другом привели к решению, которое на самом деле укрепило отношения.

Наша организация, Институт мира США (USIP), определяет конфликт как «неизбежный аспект человеческого взаимодействия… когда два или более человека или группы преследуют несовместимые друг с другом цели». Важно отметить, что определение поясняет: «конфликты могут вестись с применением насилия, как во время войны, или ненасильственным путем, как в ходе выборов или состязательного судебного процесса.Если конфликт конструктивно направлен на процесс разрешения, он может принести пользу ».

Проще говоря, конфликт сам по себе нейтрален. Это факт жизни. Люди не соглашаются, спорят, даже ссорятся. Так было на протяжении всей истории человечества. Так обстоит дело в нашей повседневной жизни. Все мы знаем конфликты с нашими друзьями, нашими семьями, нашими коллегами. Это часть человеческой натуры.

Но куда это приведет, не определено заранее. Конфликт не является ни отрицательным, ни положительным по своей сути.Фактически, то, как это разыграется, полностью определяется тем, как с этим справляются — отношениями и навыками участников. Отрицательные предположения могут побудить нас попытаться избежать конфликта, или они могут привести к немедленному агрессивному поведению, нежеланию или неспособности увидеть какую-либо возможность конструктивного результата. Именно поэтому важно переосмыслить конфликт в том, как мы преподаем историю и как мы готовим студентов к взаимодействию с окружающим миром.

Конфликт не только неизбежен, но и необходим.На протяжении всей истории и по сей день конфликт является выражением крупных разломов и источником больших изменений в нашем мире. Если мы поймем, что конфликтом можно управлять без насилия и что, по сути, он может быть преобразован в двигатель позитивных изменений, мы начнем понимать, как конфликт на самом деле может быть важной частью построения мира.

Приводя примеры, которые показывают это на протяжении всей истории, и давая учащимся инструменты и перспективы, необходимые им для понимания и конструктивного подхода к конфликту, мы можем открыть их глаза и их умы многим мужчинам, женщинам и молодежи, создающим разница, и мы можем открыть им возможности найти свою собственную роль миротворцев.

Движения

Некоторые из наиболее ярких примеров иного подхода к конфликту в истории происходят из массовых движений, которые организовывались из представителей политических, религиозных, этнических или возрастных групп для достижения положительных изменений в своих общинах и странах. Многие из этих групп сталкивались с угнетением, дискриминацией и угрозами (или фактического) насилия, но они оставались приверженными ненасильственному противодействию конфликту и использованию инструментов миростроительства для достижения своих целей. Рассмотрим следующие примеры.

Протест и шествие за право голоса

Одно из самых успешных социальных движений в истории Соединенных Штатов, избирательное право женщин является примером того, как ненасильственное сопротивление и мирная активность перед лицом дискриминации могут привести к эффективным социальным изменениям.

/ узел / 42911

Первоначально набирая обороты в 1850-х годах, движение утратило силу во время Гражданской войны. Основываясь на искоренении рабства и принятии 14-й и 15-й поправок вскоре после войны, женщины — которые были одними из важнейших активистов борьбы с рабством — воспользовались моментом, чтобы включить права женщин в дебаты о равенстве.Активисты начали объединяться в конце 1800-х годов, образовав Национальную ассоциацию избирательного права женщин Америки, которая защищала свободу слова, право на несогласие и свободу собраний, используя новаторские ненасильственные средства для пропаганды своего дела. Под влиянием британских процессий избирательного права и традиций парадов в Соединенных Штатах суфражистки начали демонстрации на улицах. 1 Успешные лоббистские усилия и политическое давление на политиков от штата до национального уровня в конечном итоге привели к ратификации 19-й поправки в 1920 году, предоставив женщинам право голоса

Солидарность в Польше

То, что началось как одиночная забастовка на верфи в Гданьске, Польша, в 1980 году быстро распространилось на другие предприятия и чуть более двух недель спустя вынудило коммунистическое правительство дать разрешение на то, что вскоре стало Самоуправляемой профсоюзной солидарностью. 2 Оно превратилось в «подлинно народное движение», которое проводило мирные, ненасильственные действия для защиты прав трудящихся. 3 Когда профсоюз превратился в движение, правительство обеспокоилось и объявило военное положение. Тем не менее, даже несмотря на то, что она была объявлена ​​вне закона, «Солидарность» продолжала действовать через независимую подпольную прессу на языке и манере, которые общались со всеми польскими гражданами. СМИ предоставили обновленную информацию о заключенных в тюрьмах лидерах, делились сообщениями движения и призывами к дальнейшим действиям и, по сути, придали движению коллективную идентичность.Поддержка международного сообщества помогла «Солидарности» повлиять на политический дискурс страны и сделала прессу важной движущей силой революции. Этот метод повлиял на современные социальные движения, где все формы СМИ используются как средства для информирования, объединения и мобилизации в мирной революции. 4

Примирение после конфликта

Между 1948 и 1990 годами белое меньшинство в Южной Африке использовало правовые меры для установления политики расовой сегрегации, которая получила название апартеида.Когда начало формироваться ненасильственное сопротивление, состоящее из политических действий, массовых демонстраций и забастовок, правительство Южной Африки отреагировало бурно. 5 Международное сообщество начало отвечать экономическими санкциями, в конечном итоге вынудив правительство начать отмену некоторых законов апартеида и участвовать в серии переговоров с противостоящими сторонами. Новая конституция 1994 года привела к выборам правительства с небелым большинством, положившим конец апартеиду путем мирной передачи власти.В центре процесса миростроительства после окончания апартеида была Комиссия по установлению истины и примирению (TRC), возглавляемая Десмондом Туту и ​​поддерживаемая Нельсоном Манделой, обоими лидерами сопротивления апартеиду. TRC был средством решения проблем нарушений прав человека, совершенных во время апартеида, обеспечивая путь к исцелению жертв. 6

Люди

Хотя конфликты часто решаются группами, чаще всего это происходит на индивидуальном уровне, где изначально делается выбор о том, как подходить к конфликту.Что побуждает кого-то выбирать ненасильственные средства? Как это повлияло на их взгляды и последующий выбор для тех, кто пережил жестокий конфликт? Какая разница в истории?

Лидеры на войне, защитники мира

Президенты Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн оба служили в неспокойные периоды и вели страну через жестокие конфликты на территории США, но они оставались приверженными принципам и стремлению к миру. Фактически, Джордж Вашингтон часто упоминал о своем предпочтении мира в своей личной переписке и заказал флюгер в форме голубя, символа мира, для своего дома в Маунт-Вернон. 7 Он стоит и по сей день. Авраам Линкольн закончил свою вторую инаугурационную речь призывом к разрешению конфликта и примирению, сказав: «… давайте будем стремиться завершить ту работу, в которой мы сейчас участвуем, залечить раны нации… прочный мир между нами и со всеми народами ». 8

Солдат, Законодатель, Строитель мира

Спарк М. Мацунага был младшим лейтенантом армии США во время Второй мировой войны, когда он содержался в японском лагере для интернированных.После прошения президента Рузвельта об освобождении он и другие американцы японского происхождения сформировали украшенный 100-й пехотный батальон. 9 Мацунага, который позже представлял Гавайи как в Палате представителей США, так и в Сенате, с юности верил, что миротворчество — это такое же искусство, как и война, и что этому можно научиться. Он был назначен председателем Комиссии по предложениям Национальной академии мира и разрешения конфликтов. Закон 1984 года об Институте мира США был основан на выводах и рекомендациях этой комиссии. 10

Лидеры гражданского неповиновения

Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг-младший помнят как знаковые фигуры из-за их приверженности и вклада в ненасильственное гражданское неповиновение. Хотя они жили по всему миру друг от друга, оба возглавляли движения, которые использовали ненасильственные методы для достижения своих целей. Махатма Ганди был главным лидером движения за независимость Индии против британского правления, которое началось в 1919 году с его призыва к мирным забастовкам, демонстрациям и бойкоту контролируемых британцами секторов в Индии. 11 Начиная с середины 1950-х годов в Соединенных Штатах, Мартин Лютер Кинг-младший возглавил Движение за гражданские права, которое добивалось равных прав и прекращения сегрегации среди черных и белых посредством мирных демонстраций, на которые сильно повлияло учение Ганди. и подход. 12

Посредничество в конфликте с применением насилия в Северной Ирландии

В середине 1900-х годов правительства Великобритании и Ирландии пригласили бывшего сенатора США Джорджа Митчелла возглавить мирные переговоры, чтобы положить конец кровавому конфликту в Северной Ирландии, который длился десятилетия и основывался на сложных религиозных и политических факторах.В течение двух лет он служил посредником, разрабатывая Принципы Митчелла, устанавливающие требование о том, чтобы военизированные организации использовали только демократические и ненасильственные методы для достижения политических целей. Эти усилия в конечном итоге привели к подписанию Соглашения Страстной пятницы, которое считается краеугольным камнем приверженности миру и стабильности в Северной Ирландии. 13 В рамках серии лекций лидеров Сената США Митчелл утверждал, что «независимо от того, насколько давным был конфликт, независимо от того, сколько вреда было нанесено, мир может восторжествовать.” 14

Инструменты для учителей

Предыдущие примеры иллюстрируют разнообразие конфликтов в истории и набор инструментов, которые движения и отдельные лица использовали для разрешения этих конфликтов ненасильственными средствами. Этот набор инструментов для миростроительства включает навыки общения, сотрудничества, критического мышления и творческого решения проблем. Эти инструменты, по сути, применимы на многих уровнях и в самых разных контекстах — от разрешения конфликтов внутри класса до заключения соглашений в международных условиях.Объяснение этого инструментария и обеспечение его доступности для учащихся может дать им возможность увидеть и использовать потенциал конструктивного разрешения конфликта.

Существуют также инструменты и структуры, которые могут помочь тем из нас, кто преподает этот аспект истории, переосмыслить конфликт и то, как мы распаковываем его вместе с нашими учениками.

Анализ конфликтов — важный навык в управлении конфликтами. Это позволяет нам разрешать конфликты способами, которые помогают нам понять участников, проблемы, динамику и более широкий контекст.Вся эта информация помогает объяснить, что происходит, предлагает новые точки зрения и понимания, а также может привести к новым идеям и возможностям для решения проблем. В преподавании истории анализ конфликтов помогает всем нам более глубоко взглянуть на то, как возникали конфликты, как они разрешались и почему. В более широком смысле, это позволяет нам извлекать уроки из этой истории, видеть возможности, которые могли быть упущены, искать фрагменты истории, которые могут действительно иметь значение, даже если они обычно не получают должного внимания, и в конечном итоге использовать это новый взгляд на конфликты в современном мире.

Кривая конфликта — еще один полезный инструмент, который помогает нам визуализировать эволюцию конфликта — как он имеет тенденцию к эскалации и спаду с течением времени — и видеть возможности предотвратить его перерастание в насилие. Деконструируя динамику конфликта, мы можем попытаться понять его и справиться с ним более эффективно. Это особенно верно, потому что по кривой мы можем определить отдельные этапы, на которых можно предпринять действия для предотвращения, управления или разрешения конфликта. При преподавании истории кривая конфликта позволяет нам брать элементы конфликта, выявленные с помощью анализа конфликта, видеть, как конкретная ситуация проходит через этапы, и обнаруживать, что было (или не было) сделано для решения этой проблемы по мере ее развития.Опять же, помощь учащимся осознать, что эволюцию конфликта можно понять и что с ней можно бороться, чтобы избежать насилия, — это важный урок в видении новых перспектив и новых возможностей решения проблем.

Итог

Иногда самые простые идеи оказываются наиболее радикальными. Тот факт, что конфликт не обязательно должен быть насильственным — и этот конфликт может даже быть движущей силой для позитивных изменений — открывает глаза многим молодым людям. Он предлагает другой взгляд не только на историю, но и на жизнь.Понимание того, что конфликты можно регулировать способами, не связанными с насилием, и что есть навыки и отношения, которые делают это возможным, является принципиально расширяющим возможности предложением.

Для педагогов это одна из областей, в которых история может быть наиболее эффективно воплощена в жизнь. Взяв новый взгляд на то, что по определению является старым контентом, можно найти и преподать новые взгляды на историю, расширить взгляды и понимание учащихся и, в конечном итоге, настроить их, чтобы они стали лучше информированными, критически мыслящими и настоящими агентами. позитивных изменений в современном мире.

Банкноты

  1. «Борьба за избирательное право женщин», HISTORY®, последнее изменение 2017 г., по состоянию на 26 января 2017 г., http://www.history.com/topics/womenshistory/the-fight-for-womens-suffrage.
  2. Джеффри Донован, «Польша: солидарность — профсоюз, изменивший мир», Радио «Свободная Европа», 24 августа 2005 г., по состоянию на 26 января 2017 г., http://www.rferl.org/a/1060898.html.
  3. Марк Крамер, «Взлет и падение солидарности», New York Times, 12 декабря 2011 г., http: // www.nytimes.com/2011/12/13/opinion/the-rise-and-fall-of-solidarity.html.
  4. Арч Паддингтон, «Как солидарность говорила с нацией: уроки для современных демократических повстанцев», Freedom House, 17 июля 2012 г., по состоянию на 26 января 2017 г.
  5. «Апартеид», HISTORY®, последнее изменение 2017 г., по состоянию на 26 января 2017 г., http://www.history.com/topics/apartheid.
  6. «Комиссия правды: Южная Африка», Институт мира США, 1995–2000 гг., По состоянию на 26 января 2017 г., http://www.usip.org/publications/truth-commission-south-africa.
  7. «Письмо Джорджа Вашингтона Джонатану Баучеру, 15 августа 1798 г.», Founders Online, Национальное управление архивов и документации, по состоянию на 26 января 2017 г., http://founders.archives.gov/documents/Washington/06-02-02 -0422.
  8. Авраам Линкольн, Проект президентства США «Вторая инаугурационная речь», Калифорнийский университет в Санта-Барбаре, 4 марта 1865 г., по состоянию на 26 января 2017 г., http://www.presidency.ucsb.edu/ws/index.php?pid = 25819.
  9. Питер Б. Флинт, «Спарк М.Мацунага умер в возрасте 73 лет; Сенатор руководил борьбой за репарации », New York Times, 16 апреля 1990 г., https://www.nytimes.com/1990/04/16/obituaries/spark-m-matsunaga-dies-at-73-senator-led- fight-for-reparations.html.
  10. «Важные фигуры в нашей истории», Институт мира США, http://www.usip.org/about/origins-usip.
  11. «Биография Махатмы Ганди», A&E Television Networks, последнее обновление 1 октября 2015 г., по состоянию на 26 января 2017 г., http://www.biography.com/people/mahatma-gandhi-9305898.
  12. «Биография Мартина Лютера Кинга-младшего», A&E Television Networks, последнее обновление 5 января 2017 г., по состоянию на 26 января 2017 г., http://www.biography.com/people/martin-luther-king-jr-9365086.
  13. «Стенограмма Джорджа Митчелла: Построение мира в Северной Ирландии», Институт мира США, по состоянию на 26 января 2017 г., https://www.usip.org/public-education/george-mitchell-transcript.
  14. «Обращение сенатора Джорджа Дж. Митчелла», Сенат США, 16 июня 1999 г., http: //www.senate.gov / artandhistory / history / common / generic / Leaders_Lecture_Series_Mitchell.htm

Земля и конфликт | LandLinks

Устраните ненадежность владения. Правительство и сообщества создают права собственности на землю и природные ресурсы, чтобы избежать разрушительной всеобщей свободы. Меры, укрепляющие и / или расширяющие имущественные системы, могут сыграть важную роль в уменьшении незащищенности владения недвижимостью. Примеры включают правовые реформы, которые создают более надежные права собственности (например, реформы, которые признают ранее непризнанные традиционные права на землю, или программы, которые упорядочивают неформальные поселения, а также демаркацию и регистрацию общинных земель).Существуют новые модели формализации прав на землю и планирования землепользования на уровне сообществ с участием местных сообществ для согласования конкурирующих видов землепользования, которые могут быть реализованы гораздо быстрее, чем классические модели систематической регистрации. Внимание привлекли те, кто в Мозамбике и Эфиопии.

Рассмотрение земельных претензий. Жалобы часто основываются на прошлой потере земли или перемещениях, и их трудно решить. Однако иногда можно повернуть время вспять. В южной части Малави финансируемая государством программа «готовый покупатель-продавец» поддерживает группы безземельных из общин, перемещенных из-за колониального присвоения земли, чтобы выкупить землю, отобранную у них.В Руанде, столкнувшись с последовательными волнами возвращающихся беженцев, правительство успешно осуществило «разделение земли» между домохозяйствами из групп, которые совершили и пострадали от геноцида несколькими годами ранее (Брюс, 2007).

Война и перемещение населения наиболее негативно сказываются на правах женщин и уязвимых групп на землю и собственности. Это связано с их и без того слабым статусом в обществе и более ограниченным набором прав на собственность. Женщины часто получают доступ к земле и собственности в результате родов и супружеских связей.Когда это прекращается в связи с отъездом или смертью главы семьи-мужчины, женщины оказываются более уязвимыми к тому, что их землю отнимают наследники мужского пола или другие более влиятельные члены сообщества (Giovarelli and Wamalwa, 2011). Эпидемия ВИЧ / СПИДа. подпитывается конфликтом и порождает новые земельные проблемы для уязвимых (Giovarelli and Wamalwa, 2011).

В постконфликтном контексте вполне вероятно, что способность правительства эффективно решать земельные вопросы будет серьезно ограничена, особенно там, где борьба за власть затянулась.Земельные записи и геодезическое оборудование — даже здания — могли быть уничтожены, а техническая компетентность персонала снизилась из-за полета за границу и отсутствия подготовки. Реконструкция и возрождение системы управления земельными ресурсами и управления земельными ресурсами является серьезной проблемой (UN Habitat, 2007). Некоторые постконфликтные правительства приходят к власти и быстро запускают земельные программы, но чаще они озабочены политическими задачами выживания, такими как кормление и размещение комбатантов и развитие потоков доходов. Эти потребности подталкивают к дальнейшим действиям по земельным вопросам в многолюдной повестке дня.

В первые дни после прекращения насилия помощь гуманитарных агентств, как правило, направлена ​​на удовлетворение неотложных потребностей в еде и жилье. Понятно, что эти агентства имели тенденцию уделять первоочередное внимание вопросам жилья, а в отношении земли уделять внимание реституции земли. Поскольку они борются с более широким кругом земельных вопросов, их программы защиты репатриантов, как правило, побуждают их поддерживать краткосрочные меры по снижению напряженности, такие как альтернативное разрешение земельных споров. Часто допускаются ошибки, и некоторые усилия терпят неудачу.Вернувшиеся беженцы были переселены на участки, право собственности которых неясно, или на неясных условиях. Усилия по восстановлению потенциала земельных агентств сильно отстают, часто на несколько лет, отчасти потому, что «фонды миростроительства» могут быть доступны только для деятельности, которая дает немедленные результаты. Это недальновидно. Гуманитарные агентства недавно приложили серьезные усилия для улучшения своего понимания земельных вопросов и того, как эти вопросы должны быть интегрированы в постконфликтное программирование, но у них нет сильного потенциала для поддержки правительств в этой области (UN Habitat, 2010).

Что могут сделать те, кто стремится эффективно минимизировать будущие земельные конфликты в постконфликтном контексте? Прежде чем приступить к реализации амбициозных программ, необходимо на раннем этапе сделать значительные инвестиции для восстановления потенциала органов управления земельными ресурсами и управления земельными ресурсами. В ближайший постконфликтный период гуманитарные агентства, доноры и правительства могут:

  • Проведение быстрой оценки владения и пользования. Работа с международными и национальными группами специалистов по земле для проведения быстрой оценки землевладения, чтобы лучше понять лежащий в основе и остающийся потенциал земельного конфликта и оценить, как лучше всего правительство может решить эти проблемы.
  • Взаимодействуйте с правительствами и инвесторами. Стремиться вовлечь правительства и инвесторов в способы предотвращения и смягчения конфликтов вокруг концессий на землю и аренды; в частности, принимать во внимание обычные права в отношении минимизации перемещения, предоставления компенсации и оказания помощи в случае неизбежного переселения.
  • Поощрять стратегии реституции земель. Разработать стратегии реституции земель (особенно в отношении переселения), которые «не причиняют вреда» и минимизируют будущие земельные конфликты.
  • Создание реестров имущественных исков. Как и в случае новаторского проекта USAID в Восточном Тиморе, изучить возможности создания реестра земельных претензий, связанных с разрешением споров, как способ устранения коренных причин гражданских конфликтов (USAID, 2010).
  • Разрешение земельных споров. Увеличить возможности для разрешения земельных споров, полагаясь не только на суды, которые могут быть недееспособными, но и на традиционные органы власти и НПО посредством использования посредничества и / или арбитража.
  • Поощрять прозрачное управление ресурсами. Внедрение систематического планирования для подотчетного и прозрачного управления ценными природными ресурсами с тщательным учетом прав местного населения.
  • Усиление потенциала институтов гражданского общества. Поощрять развитие национальных и местных НПО и гражданского общества с упором на землю.
  • Включение земельных вопросов в гуманитарную деятельность. Обеспечить активное участие земельных агентств и сотрудников земельных НПО во всей деятельности гуманитарных организаций.

% PDF-1.4 % 1494 0 объект > эндобдж xref 1494 67 0000000016 00000 н. 0000001714 00000 н. 0000001835 00000 н. 0000001988 00000 н. 0000002054 00000 н. 0000007535 00000 н. 0000007697 00000 н. 0000007845 00000 н. 0000008106 00000 п. 0000008294 00000 н. 0000008478 00000 п. 0000008710 00000 н. 0000008934 00000 н. 0000009138 00000 н. 0000009355 00000 н. 0000009653 00000 п. 0000009804 00000 п. 0000010034 00000 п. 0000010257 00000 п. 0000010499 00000 п. 0000010683 00000 п. 0000010861 00000 п. 0000011020 00000 н. 0000011073 00000 п. 0000011554 00000 п. 0000012166 00000 п. 0000012352 00000 п. 0000012514 00000 п. 0000012771 00000 п. 0000012950 00000 п. 0000013181 00000 п. 0000013326 00000 п. 0000013588 00000 п. 0000013928 00000 п. 0000014785 00000 п. 0000014985 00000 п. 0000015152 00000 п. 0000015371 00000 п. 0000015600 00000 п. 0000015779 00000 п. 0000015964 00000 п. 0000016333 00000 п. 0000016638 00000 п. 0000016884 00000 п. 0000017160 00000 п. 0000017381 00000 п. 0000017604 00000 п. 0000017759 00000 п. 0000017999 00000 н. 0000018214 00000 п. 0000018409 00000 п. 0000018462 00000 п. 0000018649 00000 п. 0000018890 00000 н. 0000019035 00000 п. 0000019258 00000 п. 0000019439 00000 п. 0000019600 00000 п. 0000019819 00000 п. 0000020039 00000 н. 0000020208 00000 п. 0000020468 00000 п. 0000020655 00000 п. 0000026566 00000 п. 0000026646 00000 п. 0000002209 00000 н. 0000007511 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 1495 0 объект > эндобдж 1496 0 объект ; z # OcP ח Bs | 0-) / U (2ߖ> yy; ѽB :.;Эм-м-м `N} B: io5 \ 8k 䏦 ~ H58 W

Прекращение конфликта: как положить конец — и не положить конец — мятежам

Обеспокоенность по поводу траектории продолжающихся американских военных действий в Ираке и Афганистане сочетается с воспоминаниями о Вьетнаме и его последствия для разжигания интереса к прекращению конфликта, процесса, которым заканчиваются войны. Хотя мы уделили много внимания тому, как начинаются войны, и еще больше внимания тому, как вести войны, мы, как правило, не очень много говорим о том, чем война должна закончиться.Конечно, будет преуменьшением утверждать, что количество книг и статей о прекращении конфликтов превышает количество работ, посвященных тому, как ведутся и побеждают войны. Что будет после ухода военных? Как должен быть построен мир и что означает «мир» после войны? Как лучше всего добиться успеха? Для нас? За страну уезжаем? Учитывая проблемы, которые сейчас очевидны в войнах в Ираке и Афганистане, то, как и когда мы выйдем из этих войн, может быть самым важным решением, которое мы принимаем в этих длительных и важных конфликтах.

Здесь я намерен двигаться к исправлению дисбаланса. В истории нет недостатка в примерах как успешных, так и неудачных стратегий прекращения войн. Хотя я не буду подробно рассматривать наши варианты выхода из наших военных обязательств в Ираке и Афганистане, беспокойство по поводу того, какими они могут быть и их последствиями, лежит в основе этого эссе. Как следствие, я буду уделять особое внимание войнам в относительно недавнем прошлом, включающим попытки внешних держав преодолеть мятежи, восстания и революционные движения в других государствах.

Что такое война? Мир? Мятеж?
Необходимая отправная точка — это наше понимание природы войны, того, что это такое и как она ведется. Это понимание является продуктом Века разума — просвещения 18 века — и неявно предполагает, что войны в основном ведутся между национальными государствами и связаны с столкновением вооруженных сил. Это понимание отражено в двух словарных определениях, приведенных ниже.

война \ n , a (1): состояние обычно открытого и объявленного вооруженного враждебного конфликта между политическими единицами (такими как государства или нации).
Третий новый международный словарь Вебстера , полный текст (Спрингфилд, Массачусетс, 1981)

война , n , 1. Соревнование между нациями или государствами (международная война) или между сторонами в одном и том же государстве (гражданская война), проводимая силой оружия для различных целей, для разрешения споров о территориальных владениях, для защиты прав, в которые было нарушено вмешательство, для противодействия угнетению, для мщения за нанесенные травмы, для завоевания территории, для расширения владычества и т. д.; конфликт вооружений между враждебными сторонами или странами; объявлена ​​и вовлечена открытая враждебность.
Словарь монархов Вебстера , несокращенный (Чикаго, 1916)

Обратите внимание, что второе и более старое из двух определений включает не только гражданскую войну, но и конфликт с участием «сторон», а также наций. Тем не менее, акцент на «объявленной и вовлеченной в открытую враждебность» имеет оттенок Эры Разума. Если эти определения являются репрезентативными для понимания войны нашим обществом — а я верю, что так оно и есть, — то нам нужно провести некоторое интеллектуальное переоснащение.В качестве отправной точки я предлагаю собственное рабочее определение.

война , n , организованное, санкционируемое обществом вооруженное насилие, применяемое противоборствующими группами друг против друга, как правило, в политических, социальных или экономических целях.

При охвате конфликта между негосударственными образованиями до тех пор, пока они пользуются социальной санкцией в принимающих обществах, это определение более близко соответствует реалиям как недавнего, так и далекого прошлого.Утверждение, что войны ведутся в политических, социальных или экономических целях, не исключает целей, которые мы можем считать иррациональными или преступными. Если мы определяем политические цели как способность осуществлять власть над другими, этнические чистки и даже геноцид становятся политическими целями. Важно признать, что войны — даже гражданские войны и мятежи — ведутся по реальным причинам и с рациональными целями, по крайней мере, для участников.

Основываясь на предположении, что мир является желаемым результатом прекращения конфликта, и имея в виду, что для некоторых сущностей единственный желаемый мир — это мир в могиле, мы должны учитывать неотъемлемую природу мира.Это не является, как мы склонны предполагать, простым отсутствием войны, как это определено в традиционном евроцентрическом смысле, как обсуждалось выше. Предлагаю следующее:

мир \ n , — состояние социальной гармонии, при котором внутренняя напряженность между нациями и / или их составляющими социально-политическими группами разрешается достаточно эффективно, чтобы не переходить порог войны <может поддерживаться через удовлетворение потребностей и стремлений и / или насильно>.
Рабочее определение г.Том Думо.
Государственный университет Огайо, выпуск 1992 г.

Как положить конец войнам: уроки истории
Согласно общепринятому мнению, необоснованная трата крови и сокровищ необходима для подавления восстаний, развязанных при широкой народной поддержке против внешней оккупирующей державы и ее местных союзников. Но даже с этим широким определением мира это явно не так. Британцам, например, удалось подавить возглавляемое коммунистами повстанческое движение в Малайе в 1950-х годах.Мы и наши филиппинские союзники успешно подавили возглавляемое коммунистами послевоенное повстанческое движение Хукбалахап на Филиппинах. Итак, давайте обратимся к нескольким тематическим исследованиям, чтобы изучить эти вопросы более внимательно.

Вьетнам
История вьетнамского мятежа начинается, что вполне уместно, со стратегии прекращения конфликта союзников в Азии во время Второй мировой войны. В отличие от европейского театра военных действий, где в конечном итоге война была завершена наступлением союзных войск, прекращение конфликта в Азии на местном уровне находилось в руках японцев.Это было связано как с тем, что японцы все еще оккупировали большую часть своей империи, когда они согласились капитулировать, так и потому, что генералиссимус союзников Дуглас Макартур запретил вход союзных войск на территорию, оккупированную Японией, до официального подписания мирного договора, на период чуть более двух недель. . Единственным исключением были небольшие отряды OSS (Office of Strategic Services) и AGAS (Air-Ground Aid Service), посланные для помощи военнопленным, удерживаемым японцами. Воспользовавшись этим периодом оперативной свободы, японцы в Индокитае смогли оказать значительную помощь Вьетмину, возглавляемому коммунистами, что фактически дало толчок антифранцузскому мятежу.

Результаты слишком хорошо известны, чтобы их повторять, и мы можем обратиться непосредственно к прекращению французского конфликта, согласованному в Женевских соглашениях 1955 года и реализованному на местах в Индокитае. В дипломатическом урегулировании, которое больше говорит о двойственном отношении Советского и Китая к независимому, возглавляемом коммунистами Северном Вьетнаме, чем о французских навыках ведения переговоров или американском влиянии, французы полностью сдались только Северному Вьетнаму, обеспечив независимые, некоммунистические правительства в Лаосе и Камбодже. и — самое главное — Южный Вьетнам, где они продолжали осуществлять значительный политический контроль.Соглашение предусматривало упорядоченный вывод французских войск из Северного Вьетнама и параллельный вывод значительной части Вьетмина из Южного Вьетнама. Период, отведенный для обмена, был достаточно длинным, с июня 1954 года по май 1955 года, чтобы французы смогли организовать эвакуацию из Северного Вьетнама значительного числа вьетнамцев, которые поддерживали французских и других антикоммунистов, в частности Католики.

.

Добавить комментарий