Механизмы социальной перцепции в психологии: Механизмы социальной перцепции

Содержание

Психология социальной перцепции.

Человек не может жить обособленно. На протяжении всей своей жизни мы вступаем в контакт с окружающими нас людьми, формируем межличностные взаимоотношения, целые группы людей образовывают связи между собой и таким образом каждый из нас оказывается субъектом бесчисленных и многообразных отношений. То, как мы относимся к собеседнику, какие отношения с ним формируем, чаще всего зависит от того, как мы воспринимаем и оцениваем партнера по общению. Человек, вступая в контакт, оценивает каждого собеседника, как по внешнему виду, так и по поведению. В результате сделанной оценки формируется определенное отношение к собеседнику, и делаются отдельные выводы о его внутренних психологических свойствах. Данный механизм восприятия одним человеком другого является непременной составной частью общения и относится к социальной перцепции. Понятие социальная перцепция было впервые введено Дж. Брунером в 1947 году, когда был разработан новый взгляд на восприятие человека человеком.

Социальная перцепция – процесс, который возникает при взаимоотношении людей друг с другом и включает восприятие, изучение, понимание и оценку людьми социальных объектов: других людей, самих себя, групп или социальных общностей. Процесс социальной перцепции является сложной и разветвленной системой формирования в сознании человека образов общественных объектов в результате таких методов постижения людьми друг друга как восприятие, познание, понимание и изучение. Термин «восприятие» не является наиболее точным при определении формирования представления наблюдателя о своем собеседнике, так как это более специфический процесс. В социальной психологии иногда применяется такая формулировка как «познание другого человека» (А.А. Бодалев) в качестве более точного понятия для характеристики процесса восприятия человека человеком. Специфика познания человеком другого человека заключается в том, что субъект и объект восприятия воспринимают не только физические характеристики друг друга, но и поведенческие, а также в процессе взаимодействия происходит формирование суждений о намерениях, способностях, эмоциях и мыслях собеседника. Кроме того создается представление о тех отношениях, которые связывают субъекта и объекта восприятия. Это придает еще более значительный смысл последовательности дополнительных факторов, которые не играют столь важной роли при восприятии физических объектов. Если субъект восприятия активно участвует в общении, то это означает намерение лица установить согласованные действия с партнером с учетом его желаний намерений, ожиданий и прошлого опыта. Таким образом, социальная перцепция зависит от эмоций, намерений, мнений, установок, пристрастий и предубеждений.

Социальную перцепцию определяют как восприятие внешних признаков человека, сопоставление их с его личностными характеристиками, толкование и прогнозирование на этом основании его действий и поступков. Таким образом, в социальной перцепции непременно присутствует оценка другого человека, и вырабатывание в зависимости от этой оценки и произведенного объектом впечатления определенного отношения в эмоциональном и поведенческом аспекте. Этот процесс познания одним человеком другого, оценивание его и формирование определенного отношения является неотъемлемой частью человеческого общения и может быть условно назван перцептивной стороной общения.

Существуют основные функции социальной перцепции, а именно: познание себя, познание партнера по общению, организация совместной деятельности на основе взаимопонимания и установление определенных эмоциональных взаимоотношений. Взаимопонимание это социально-психическое явление, центром которого является эмпатия. Эмпатия — способность к сопереживанию, желание поставить себя на место другого человека и точно определить его эмоциональное состояние на основе поступков, мимических реакций, жестов.

Процесс социальной перцепции включает в себя взаимоотношения между субъектом восприятия и объектом восприятия. Субъектом восприятия называется индивид или группа, осуществляющие познание и преобразование действительности. Когда субъектом восприятия выступает индивид, он может воспринимать и познавать свою собственную группу, постороннюю группу, другого индивида, который является членом или своей или иной группы. Когда субъектом восприятия выступает группа, то тогда процесс социальной перцепции становится еще более запутанным и сложным, так как группа осуществляет познание, как самой себя, так и своих членов, а также может оценивать членов другой группы и саму иную группу в целом.

Существуют следующие социально — перцептивные механизмы, то есть способы, с помощью которых люди понимают, интерпретируют и оценивают других людей:

  1. Восприятие внешнего облика и поведенческих реакций объекта

  2. Восприятие внутреннего облика объекта, то есть набора его социально-психологических характеристик. Это осуществляется через механизмы эмпатии, рефлексии, атрибуции, идентификации и стереотипизации.

Познание других людей зависит также и от уровня развития представления человека о самом себе (Я — концепция), о партнере по общению (Ты – концепция) и о группе, к которой принадлежит или думает, что принадлежит индивид (Мы – концепция). Познание себя через другого возможно через сравнение себя с другим индивидом или через рефлексию. Рефлексия это процесс осознания того, как собеседник понимает его самого. В результате между участниками общения достигается определенный уровень взаимопонимания.

Социальная перцепция занимается изучением содержательного и процессуального компонентов процесса общения. В первом случае изучаются атрибуции (приписывания) различных характеристик субъекту и объекту восприятия. Во втором осуществляется анализ механизмов и эффектов восприятия (Эффект ореола, первичности, проекции и другие).

В целом процесс социальной перцепции представляет собой сложный механизм взаимодействия социальных объектов в межличностном контексте и находится под влиянием множества факторов и особенностей, таких как возрастные особенности, эффекты восприятия, прошлый опыт и личностные свойства.

Структура и механизмы социальной перцепции.

«Идентификация» (от позднелатинского identifico – отождествлять), является процессом интуитивного отождествления, сравнения субъектом самого себя с другим человеком (группой людей), в процессе межличностной перцепции. Термин “идентификация” является способом распознания объекта восприятия, в процессе уподобление ему. Это, конечно, не единственный способ восприятия, но в реальных ситуациях общения и взаимодействия, люди часто используют данный прием, когда в процессе общения, предположение о внутреннем психологическом состоянии партнера строится на основе попытки поставить себя на его место. Существует множество результатов экспериментальных исследований идентификации — как механизма социальной перцепции, исходя из которых, выявлена взаимосвязь между идентификацией и другим, близким по содержанию явлением, – эмпатией.

«Эмпатия» — это понимание другого человека путем эмоционального чувствования его переживания. Это способ понимания другого человека, основанный не на реальном восприятии проблем другого человека, а на стремлении эмоциональной поддержки объекта восприятия. Эмпатия – это аффективное “понимание”, основанное на чувствах и эмоциях субъекта перцепции. Процесс эмпатии в общих чертах сходен с механизмом идентификации, в обоих случаях присутствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на проблемы с его точки зрения. Известно, что эмпатия тем выше, чем больше человек способен представить себе одну и ту же ситуацию, с точки зрения разных людей, а следовательно и понять поведение каждого из этих людей.

«Аттракция» (от лат. attrahere – привлекать, притягивать), рассматривается как особая форма восприятия одного человека другим, основанная на устойчивом положительном отношении к человеку. В процессе аттракции люди не просто понимают друг друга, но формируют между собой определенные эмоциональные взаимоотношения. На основе различных эмоциональных оценок, образуется разнообразная гамма чувств: начиная от неприятия, чувства отвращения, к тому или иному человеку, до симпатии, и даже любви к нему. Аттракция также представляется механизмом формирования симпатии между людьми в процессе общения. Присутствие аттракции в процессе межличностной перцепции, указывает тот факт, что общение всегда есть реализация определенных отношений (как общественных, так и межличностных), и в основном аттракция более проявляется в межличностных отношениях. Психологи выделили различные уровни аттракции: симпатия, дружба, любовь. Дружба, представляется как вид устойчивых, межличностных отношений, характеризующийся устойчивой взаимной привязанностью их участников, в процессе дружбы усиливается аффилиация (стремление быть в обществе, вместе с другом, друзьями) и ожидание взаимной симпатии.

Симпатия (от греч. Sympatheia – влечение, внутреннее расположение) это устойчивое, положительное, эмоциональное отношение человека к другим людям или к группам людей, проявляющееся в доброжелательности, приветливости, оказанию внимания, восхищении. Симпатия побуждает людей к упрощенному взаимопониманию, к стремлению познавать собеседника в процессе общения. Любовь, наивысшая степень эмоционально-положительного отношения, воздействуя на субъект восприятия, любовь вытесняет все другие интересы субъекта, а на первый план выводятся отношение к объекту восприятия, объект становится центром внимания субъекта.

Социальная рефлексия — это понимание другого человека путем размышления за него. Это внутреннее представительство другого во внутреннем мире человека. Представление о том, что думают обо мне другие, — важный момент социального познания. Это и познание другого через то, что он (как я думаю) думает обо мне, и познание себя гипотетическими глазами другого. Чем шире круг общения, чем больше разнообразных представлений о том, как он воспринимается другими, тем больше в конечном счете человек знает о себе и других. Включение партнера в свой внутренний мир — самый эффективный источник самопознания в процессе общения.

Каузальная атрибуция — это интерпретация поведения партнера по взаимодействию через выдвижения гипотез о его эмоциях мотивах, намерениях, качествах личности, причинах поведения с дальнейшим их приписыванием этому партнеру. Каузальная атрибуция тем больше обусловливает социальную перцепцию, чем больше недостаток информации о партнере по взаимодействию. Наиболее смелую и интересную теорию построения процесса каузальной атрибуции выдвинул психолог Г. Келли, он выявил, каким образом человек осуществляет поиск причин для объяснения поведения другого человека. Результаты приписывание могут стать основой для создания социальных стереотипов.

«Стереотипизация». Стереотип – это устойчивый образ или психологическое восприятие, какого либо явления или человека, свойственное членам той или иной социальной группы. Стереотипизация — это восприятие и оценка другого человека путем распространения на него характеристик какой-либо социальной группы. Это процесс формирования впечатления о воспринимаемом человеке на основе выработанных группой стереотипов. Наиболее распространены этнические стереотипы, иначе говоря, образы типичных представителей определенной нации, наделенных национальными чертами внешности и особенностями характера. Например, существуют стереотипные представления о педантичности англичан, пунктуальности немцев, эксцентричности итальянцев, трудолюбие японцев. Стереотипы являются инструментами предварительного восприятия, позволяющие человеку облегчить процесс перцепции, и каждый стереотип имеет свою социальную сферу применения. Стереотипы активно используются для оценки человека по социальным, национальным, или профессиональным характеристикам.

Стереотипное восприятие возникает на основе не достаточного опыта в распознавании человека, в результате чего выводы строятся на базе ограниченной информации. Стереотип возникает относительно групповой принадлежности человека, например, по его принадлежности к профессии, тогда ярко выраженные профессиональные черты у встреченных в прошлом представителей этой профессии рассматриваются как черты, присущие всякому представителю этой профессии ( все бухгалтеры педантичны, все политики харизматичны). В этих случаях проявляется предрасположенность извлекать информацию из предшествующего опыта, строить заключения по сходству с этим опытом, не обращая внимания на его ограниченность. Стереотипизация в процессе социальной перцепции может привести к двум различным следствиям: к упрощению процесса познания одним человеком другого и к возникновению предубеждения.

Перцепция в психологии

Понятие перцепции в психологии

Определение 1

Перцепция – это когнитивный процесс прямого активного отображения человеком разных явлений, объектов, событий, ситуаций. Если данное познание направлено на социальные объекты, то явление называется социальной перцепцией.

Механизмы социальной перцепции можно ежедневно наблюдать в нашей повседневной жизни. Упоминание о перцепции встречались уже в античном мире. Огромный вклад в развитие данного понятия внесли философы, физиологи, деятели искусства, физики. Но самое большое значение этому понятию придаёт психология.

Перцепция — это важная психическая функция познания, которая проявляется в качестве сложного процесса преобразования и получения чувственной информации. Посредством перцепции индивид формирует цельный образ объекта, воздействующий на анализаторы.

Таким образом, перцепция — это своеобразная форма сенсорного отображения.

Характеристики и свойства перцепции

Данный процесс имеет такие основные показатели:

  • определение отдельных параметров;
  • тактичная абсорбция данных;
  • образование точного чувственного образа восприятия.

Перцепция находится в тесном сотрудничестве с логикой, мышлением, вниманием и памятью. Она определяется стимулированием индивида и имеет эмоциональной окрас конкретного типа.

Замечание 1

Основными характеристиками перцепции выступают: структурность, апперцептивность, вещественность, контекстность, рациональность, осознанность.

Факторы перцепции

Факторы перцепции делятся на два типа:

  • внутренние;
  • внешние.

К внешним факторам относятся: насыщенность, размер, новизна, противоположность, цикличность, движение, различимость, определяемость

К внутренним факторам перцепции относятся:

  1. стимулирование, состоящее в визуальном рассмотрении индивидом всего важного и значимого для нее, того, в чём она нуждается;
  2. установки личностного восприятия, когда ожидания человека сводятся к тому, чтобы увидеть то, что было рассмотрено раньше в идентичной ситуации;
  3. опыт, открывающий возможности восприятия того, что уже знакомо, изучено в течение жизнедеятельности, как самой личностью, так и другими людьми;
  4. специфика характера личности, отражающая индивидуальную специфику восприятия. Каждый человек обладает различным характером, имеет разный темперамент, что приводит к разному взгляду на одни и те же вещи, их разному восприятию;
  5. восприятие собственной личности. У каждого человека имеется своя призма восприятия, отражающая свой воспринимающий механизм.

Готовые работы на аналогичную тему

Взаимодействие с социумом при помощи восприятия

Широко применяется в психологии понятие разновидности нашего восприятия — социальная перцепция.

Определение 2

Социальная перцепция – это осознанное восприятие, принятие и адекватное оценивание собственной личности, других людей, иных объектов общества.

Этот термин был введен в научную практику в 1947 году психологом Д. Брунером. Внедрение в психологию данного термина открыло ученым возможности иного взгляда на проблемы и задачи людского восприятия. Являясь социальным существом, человек выступает субъектом реализации разнообразных социальных отношений, разного качества и количества.

Социальные свойства присущи каждой личности. Именно в социальной среде человек становится личностью. Прохождение процесса социализации является важным этапом развития и формирования основных духовно-нравственных свойств.

В процессе своей жизнедеятельности происходит постоянное построение коммуникативных связей различных типов. Характер этих взаимоотношений зависит личностного восприятия личности объектов социального мира.

Положительное или отрицательное отношение индивида к людям, находящимся в его окружении определяется его восприятием и проведением оценки партнёров по коммуникации. Выделяют три основных формы проявления социальной перцепции:

  • восприятие человеком. Реализуется, посредством создания образа восприятия окружающих людей на основе их внутренних и внешних свойств;
  • восприятие членами группы. Происходит оценка того социального коллектива, в котором состоит индивид;
  • групповое восприятие. Оно связано с оценкой качеств членов группы и восприятием других групп и их членов.

Восприятие начинается с оценки личности внешнего облика объекта. Как говорится, «встречают по одежке». Только потом происходит восприятие объекта по его внутренним параметрам т.е. проводится оценка модели его поведения. На основании проведенной внутренней и внешней оценки, личность воспринимает объект определенным образом и строит с ним соответствующую восприятию коммуникативную связь.

Важное значение имеет первое впечатление, произведенное человеком. Очень часто оно оказывает решающее влияние на развитие дальнейших отношений. Люди обращают внимание на приветливость личности, ее эмоциональный настрой, мимику, жесты. Если человек улыбается, то он уже располагает к себе и обеспечивает переход на следующий этап построения коммуникативной связи.

Выделяют три основных критерия, определяющих восприятие человека и формирование первого впечатления о нем:

  1. Показатель превосходства. Если человек имеет превосходящий уровень развития в каком-то направлении, оценивающей личности, то он может восприняться ею, в качестве превалирующего и в иных областях. Оценка своих свойств претерпевает, в этом случае, изменение. Такое восприятие свойственно для людей, имеющий заниженную самооценку. Это приводит к тому, что они через чур доверяют мнению окружающих и, даже полагаются на него в критических ситуациях, независимо от своего негативного отношения к данному субъекту.
  2. Показатель привлекательности — это специфический фактор социальной перцепции, посредством которого проводится анализ достоинств членов социальной группы. В этом процессе происходит акцентирование внимания на оценке внешних свойств, а психологическим и иным внутренним качествам не уделяется должное внимание.
  3. Показатель отношения – базируется на ответном восприятии личностью социального субъекта, отражающим отношение субъекта к нему. Такой процесс восприятия может иметь, как положительные, так и отрицательные последствия. Отрицательные последствия проявляются в том, что при положительном отношении и дифференциации жизненной позиции, личность начинает переоценивать свойства окружающих людей, придавая им положительные качества, которые на самом деле такими не являются.

Механизмы социальной перцепции

Перцепция характеризуется специфическими особенностями практической реализации её механизмов.

Рисунок 1. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Основными механизмами социальной перцепции выступают:

  • стандартизация, опирающаяся на развитие устойчивой модели или четкого представления об определенных людях, процессах, ситуациях и явлениях, характерных для каждого члена социального коллектива, представителем которого является данная личность;
  • отождествление, проявляющееся в интуитивном распознавании и познании личности или социальной группы в коммуникативной ситуации, при которой происходит проведение сравнения или проведение параллели внутреннего состояния сотоварищей;
  • эмпатия, заключающаяся в эмоциональном сочувствии окружающим, умении понимать и принимать других личностей, посредством оказания им эмоционального содействия и внедрения в их личностные чувства и переживания;
  • рефлексия, то есть организация процесса самопознания с помощью системы взаимоотношений с другими людьми;
  • отклонение – ориентация процесса познания другой личности за счет наличия позитивного устойчивого чувства;
  • установление причинно-следственных связей, проявляющийся в построении прогнозов чувственной стороны и действий людей, находящихся в зоне ближайшего окружения.

Рисунок 2. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Особенностью реализации процесса межличностного познания является проведение оценки, имеющихся свойств физиологического характера и специфики поведенческих реакций.

В этой связи социальная перцепция находится в зависимости от эмоций, мотивов, мнений, установок, недоверчивости, предвзятости обоих участников коммуникативной связи.

В социальной перцепции встречается также субъективный мониторинг другой личности. Перцепция — является непростым устройством психологического взаимодействия личности и объекта ее восприятия. Такое взаимодействие осуществляется на основе большого количества факторов, воздействующих на реализацию данного процесса.

Технология развития перцептивного восприятия

В психологии выделяют разнообразные методы развития социальной перцепции. Одним из популярных методик выступает концепция психолога Экмана. Им было предложено начинать восприятия личности, путем сосредоточение внимания на трех приоритетных областях человеческого лица. Это: лоб, нос и подбородок. Концентрировать внимание именно на них, необходимо потому, что они отражают такие эмоциональные состояния, как гнев, грусть, страх и отвращение.

Если научиться правильно воспринимать мимику, то можно получить более полное представление о личности, поняв какие чувства и эмоции она испытывает в различных ситуациях.

Психология активно применяет эту технологию, поскольку она позволяет упростить построение системы коммуникации с лицами, имеющими психические отклонения, проблемы в развитии.

Применение данной технологии перцепции требует учета внешних и внутренних факторов: возрастных особенностей, эмпирические навыки, специфические свойства личности.

Механизмы социальной перцепции — презентация онлайн

1. «Механизмы социальной перцепции»

Выполнила: Махмудова Аминат
216 группа

2. Существует такое понятие, как социальная перцепция, что в переводе с латинского (perceptio), означает «восприятие». Применительно к психологии

Существует такое понятие, как социальная перцепция, что в переводе с
латинского (perceptio), означает «восприятие». Применительно к
психологии общества рассматривается то, как человек видит ситуацию,
какие делает выводы. И самое главное, отмечают психологи, каких
поступков следует ожидать от того или иного индивидуума,
принадлежавшего к определенной группе единомышленников.

3. Для социальной перцепции характерны следующие функции: -Самопознание; -Познание собеседника, партнера; — Налаживание контактов в коллектив

Для социальной перцепции характерны следующие функции:
-Самопознание;
-Познание собеседника, партнера;
— Налаживание контактов в коллективе в процессе совместной
деятельности;
— Установление позитивного микроклимата.
Социальная перцепция изучает манеры поведения между
личностями с разными уровнями развития, но принадлежавшими
к одному обществу, коллективу. Поведенческие реакции
формируются на основе социальных стереотипов, знание которых
объясняет модели коммуникации.

4. Существует два аспекта социальной перцепции в изучении процессов психологической совместимости. Это следующие вопросы: -Исследование соц

Существует два аспекта социальной перцепции в изучении процессов
психологической совместимости.
Это следующие вопросы:
-Исследование социальных и психологических особенностей отдельного
субъекта и объекта восприятия;
-Анализ механизма межличностного общения.
С целью обеспечения познания и понимания другого человека, а также самого
себя в процессе общения, существуют специальные механизмы социальной
перцепции, позволяющие делать прогнозы в отношении поступков партнеров по
общению.

5. Механизмы социальной перцепции Инструменты, которыми пользуется социальная перцепция, обеспечивают налаживание коммуникации между личн

Механизмы социальной перцепции
Инструменты, которыми пользуется социальная
перцепция, обеспечивают налаживание коммуникации
между личностями и заключаются в следующих понятиях:
Идентификация;
— Эмпатия;
-Аттракция;
— Рефлексия;
-Стереотипизация;
— Каузальная атрибуция.

6. Метод идентификации заключается в том, что психолог пытается поставить себя на место собеседника. Чтобы познать человека, необходимо усво

Метод идентификации заключается в том, что психолог пытается
поставить себя на место собеседника. Чтобы познать человека,
необходимо усвоить его шкалу ценностей, нормы поведения, привычки и
вкусовые пристрастия. Согласно этому методу социальной перцепции,
человек ведёт себя таким образом, каким, по его мнению, мог бы
повести себя собеседник.
Эмпатия – сопереживание другому лицу. Копирование эмоционального
настроя собеседника. Только отыскав эмоциональный отклик, можно
составить правильное представление о том, что творится на душе у
собеседника.

7. Аттракция (привлечение) в понятии социальной перцепции рассматривается как специальная форма познания партнера при сформированном устой

Аттракция (привлечение) в понятии социальной перцепции
рассматривается как специальная форма познания партнера при
сформированном устойчивом чувстве к нему. Такое понимание может
иметь форму дружбы или любви. Рефлексия – осознание себя в глазах
собеседника. При проведении беседы человек как бы видит себя со
стороны партнера. Что о нем думает другой человек и какими
качествами наделяет его. Познание себя в понятии социальной
перцепции невозможно без открытости к другим людям.

8. Каузальная атрибуция от слов «кауза» – причина и «атрибут» – ярлык. Человека наделяют качествами, сообразно его поступкам. Социальная пер

Каузальная атрибуция от слов «кауза» – причина и «атрибут» –
ярлык. Человека наделяют качествами, сообразно его поступкам.
Социальная перцепция определяет следующие типы каузальной
атрибуции: Личностная – когда причина исходит от самого
человека, совершившего тот или иной поступок; Объектная – если
причиной поступка послужил объект (субъект), на которого было
направлено то или иное действие; Обстоятельственная – условия,
при которых был совершен тот или иной акт.

9. Социальный стереотип – это восприятие какого-либо собеседника, основанное на базе личного жизненного опыта. Если человек принадлежит к ка

Социальный стереотип – это восприятие какого-либо собеседника, основанное
на базе личного жизненного опыта. Если человек принадлежит к какой-либо
социальной группе, его воспринимают как часть некоего сообщества, со всеми
его качествами. Клерка воспринимают иначе, чем сантехника.
Социальная перцепция разделяет следующие виды стереотипов:
-Этнические;
-Профессиональные;
— Гендерные;
-Возрастные.
При общении людей из разных социальных групп могут возникнуть
противоречия, которые сглаживаются при решении общих задач.

СОЦИАЛЬНАЯ ПЕРЦЕПЦИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 30. Москва, 2015, стр. 755-756

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Т. Г. Стефаненко

СОЦИА́ЛЬНАЯ ПЕРЦЕ́ПЦИЯ, вос­при­ятие, по­ни­ма­ние и оцен­ка людь­ми др. лю­дей и со­ци­аль­ных групп. Тер­мин «С. п.» (со­ци­аль­ное вос­при­ятие) был пред­ло­жен в 1947 Дж. Бру­не­ром для обо­зна­че­ния со­ци­аль­ной де­тер­ми­на­ции пер­цеп­тив­ных про­цес­сов. Пер­во­на­чаль­но пси­хо­ло­гич. ис­сле­до­ва­ние С. п. ог­ра­ни­чи­ва­лось меж­лич­но­ст­ным вос­при­яти­ем, в ча­ст­но­сти ана­ли­зи­ро­ва­лись при­чи­ны ис­ка­же­ния об­раза др. лю­дей: эф­фект ус­та­нов­ки при фор­ми­ро­ва­нии пер­во­го впе­чат­ле­ния о че­ло­ве­ке, эф­фект оре­о­ла (пе­ре­нос об­ще­го впе­чат­ле­ния о че­ло­ве­ке на его лич­но­ст­ные ка­че­ст­ва и по­ступ­ки в кон­крет­ной си­туа­ции) и эф­фект пер­вич­но­сти и но­виз­ны (зна­чи­мость по­ряд­ка по­сту­п­ле­ния ин­фор­ма­ции – ра­нее предъ­яв­лен­ной для не­зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка и бо­лее но­вой для зна­ко­мо­го).

С 1970-х гг. с раз­ви­ти­ем ког­ни­ти­ви­ст­ско­го под­хо­да в пси­хо­ло­гии ис­сле­до­ва­лись ле­жа­щие в ос­но­ве меж­лич­но­ст­но­го вос­при­ятия ме­ха­низ­мы иден­ти­фи­ка­ции (ото­жде­ст­в­ле­ния се­бя с дру­гим), реф­лек­сии – пред­став­ле­ния субъ­ек­та о том, как его по­ни­ма­ет дру­гой, а так­же ат­ри­бу­тив­ные ме­ха­низ­мы – при­пи­сы­ва­ние др. лю­дям, при не­дос­тат­ке ин­фор­ма­ции о них, при­чин их по­ве­де­ния и ре­зуль­та­тов дея­тель­но­сти (тео­рия кау­заль­ной ат­ри­бу­ции Ф. Хай­де­ра и Г. Кел­ли, США), а так­же лич­но­ст­ных ка­честв, от­вет­ст­вен­но­сти и др. Рос. пси­хо­лог Г. М. Ан­д­рее­ва вы­де­ли­ла 8 ва­ри­ан­тов С. п.: вос­при­ятие ин­ди­ви­дом чле­на сво­ей груп­пы и чле­на чу­жой груп­пы, вос­при­ятие в це­лом сво­ей груп­пы и чу­жой груп­пы, вос­при­ятие груп­пой сво­его пред­ста­ви­те­ля, пред­ста­ви­те­ля чу­жой груп­пы, са­мой се­бя и др. груп­пы в це­лом.

В от­ли­чие от меж­лич­но­ст­но­го вос­при­ятия, меж­груп­по­вое вос­при­ятие (вза­им­ное вос­при­ятие групп и их отд. чле­нов) ха­рак­те­ри­зу­ет­ся со­гла­со­ван­но­стью (вы­со­кой сте­пе­нью сов­па­де­ния пред­став­ле­ний чле­нов к.-л. груп­пы о ней са­мой или о чу­жой груп­пе), уни­фи­ци­ро­ван­но­стью (вы­со­кой сте­пе­нью пе­ре­но­са пред­став­ле­ний о груп­пе на её отд. чле­нов), боль­шей ус­той­чи­во­стью и да­же ри­гид­но­стью. Для под­дер­жа­ния по­зи­тив­ной груп­по­вой иден­тич­но­сти ис­поль­зу­ют­ся та­кие ме­ха­низ­мы, как ин­груп­по­вой фа­во­ри­тизм (бла­го­при­ят­ст­во­ва­ние соб­ст­вен­ной груп­пе), сте­рео­ти­пи­за­ция (при­пи­сы­ва­ние ин­ди­ви­ду ха­рак­те­ри­сти­ки ис­хо­дя из его груп­по­во­го член­ст­ва) и т. п. Ис­сле­до­ва­ния С. п. за­ло­жи­ли ос­но­ву пси­хо­ло­гии со­ци­аль­но­го по­зна­ния.

Особенности социальной перцепции Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 378

Фомиченко А.С.

Оренбургский государственный университет E-mail: [email protected]

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕРЦЕПЦИИ

В психолого-педагогическом аспекте межличностное восприятие рассматривалось многими российскими и зарубежными психологами и педагогами. Согласно полученным данным, сформировавшиеся у человека образы других людей, перерабатываясь и обобщаясь, превращаются в информацию, которая регулирует выработку у данного человека определенных форм поведения по отношению к этим людям. Иными словами в процессе межличностного восприятия и понимания человека человеком, формируется определенный набор установок, обобщений, а также эталонов, позволяющий в процессе взаимодействия с другими людьми относить их к определенной категории. Среди социально-перцептивных механизмов, то есть способов, с помощью которых люди понимают, интерпретируют и оценивают других людей, выделяют механизмы эмпатии (понимание другого человека путем эмоционального вчувствования в его переживания), проецирования (неосознанное наделение другого человека собственными мотивами, приписывание ему переживаний и качеств, которые присущи самому оценивающему и которые у оцениваемой личности могут отсутствовать), идентификации (понимание и интерпретация другого человека путем отождествления себя с ним), рефлексии (процесс понимания другого путем размышления за него), стереотипизации (восприятие и оценка другого путем распространения на него характеристик какой-либо социальной группы) и атрибуции. В атрибутивных теориях процесс межличностного познания сводится к стремлению людей построить определенную систему интерпретации поведения друг друга, в частности его причин. Результатом межличностного восприятия, согласно им, является субъективное суждение о причинности поведения другого человека или целая система таких суждений — «каузальных атрибуций».

Ключевые слова: социальная перцепция, межличностное восприятие, механизмы восприятия, каузальная атрибуция.

Значительное количество исследований посвящено изучению восприятия и понимания человека человеком. Еще, А.А. Бодалев (1982) писал, что восприятие — это непосредственное наглядно-образное отражение одним человеком другого. Понятие, складывающееся у индивида о конкретной личности, — это форма его мышления о ней, в которой обобщенно фиксируются признаки данного человека, характеризующие его как субъекта труда, познания и общения [3:193].

Социальная перцепция — восприятие, понимание и оценка людьми социальных объектов: других людей, самих себя, групп, социальных общностей и др. Термин «социальная перцепция» был введен Дж. Брунером в 1947 г. в ходе разработки нового взгляда на восприятие. Вначале под социальной перцепцией понималась социальная детерминация перцептивных процессов. Позже исследователи стали данным термином называть процесс восприятия социальных объектов, под которыми подразумевались другие люди, социальные группы, большие социальные общности [10].

Кроме того, существенное влияние на становление исследований социальной перцепции

также оказали работы Э. Блейера, У. Джемса, Г. Келли, Ч. Кули, Дж. Мида, Р. Нисберта, Л. Росс и др.

Так, исходным пунктом социально-психологического анализа Ч. Кули является идея о так называемом «зеркальном Я», где личность понимается как сумма психических реакций человека на мнения окружающих [6].

Дж. Мид, используя идею Ч. Кули, развивает ее дальше, говоря о том, что становление «Я» происходит в ситуациях взаимодействия, но не потому, что люди есть простые реакции на мнения других, а потому, что в этих ситуациях формируется личность человека, в них она осознает себя, не просто смотрясь в других, но действуя совместно с ними [1].

Интересный подход развивают Л. Росс и Р. Нисберт, утверждая, что в определенных условиях «власть ситуации» проявляется гораздо сильнее, чем личностные особенности людей. Вследствие этого имеет место фундаментальная ошибка атрибуции, заключающаяся в переоценке личностных черт и недооценке значения ситуации [9].

В отечественной психологии проблема социальной перцепции была разработана следую-

щими авторами: Г.М. Андреевой, В.С. Агеевым, А.А. Бодалевым, Я.Л. Коломинским, Н.Н. Обо-зовым, Л.А. Петровской и т. д. Результаты исследований позволили выявить различные психологические особенности восприятия и понимания людьми друг друга, в том числе возрастные и индивидуальные.

Важно отметить, что социальное восприятие включает в себя восприятие межличностное, самовосприятие и восприятие межгрупповое.

Межличностное восприятие — это восприятие, понимание и оценка человека человеком. Важная особенность межличностного восприятия заключается в восприятии не только качества человека, но и восприятие его во взаимоотношениях с другими людьми [10].

Структура межличностного восприятия обычно описывается как трехкомпонентная. Она включает в себя: субъект межличностного восприятия, объект межличностного восприятия и сам процесс межличностного восприятия. Для субъекта восприятия все характеристики разделяются на два класса: физические и социальные. В свою очередь социальные характеристики включают в себя внешние (формальные ролевые характеристики и межличностные ролевые характеристики) и внутренние (система диспозиций личности, структура мотивов и т. д.). Соответственно такие же характеристики фиксируются и у объекта межличностного восприятия [2], [3].

Среди социально — перцептивных механизмов, то есть способов, с помощью которых люди понимают, интерпретируют и оценивают других людей, выделяют:

1. Восприятие внешнего облика и поведенческих реакций объекта.

2. Восприятие внутреннего облика объекта, т. е. набора его социально-психологических характеристик, что осуществляется через механизмы эмпатии, рефлексии, атрибуции, идентификации и стереотипизации [1].

Остановимся на некоторых механизмах восприятия подробнее.

Стереотипизация представляет собой один из важнейших механизмов межличностного познания. Под влиянием окружающих и в силу взаимодействия с ними у каждого человека образуются конкретные эталоны, пользуясь которыми он дает оценку другим людям.

Так, А.А. Реан (1999) выделяет шесть групп социально-перцептивных стереотипов: антропологические, этнонациональные, социально-статусные, социально-ролевые, экспрессивно-эстетические, вербально-поведенческие. В результате стереотипизации формируется социальная установка — предрасположенность, готовность человека воспринимать что-то определенным образом и действовать тем или иным способом. Особенности формирования социальных установок связаны с тем, что они обладают некоторой устойчивостью и несут в себе функции алгоритмизации и познания [11].

Другим механизмом межличностного восприятия является проецирование. Механизм проецирования заключается в неосознанном наделении другого человека собственными мотивами, приписывании ему переживаний и качеств, которые присущи самому оценивающему и которые у оцениваемой личности могут отсутствовать. Человек склонен приписывать другому не только собственные свойства характера, но и некоторые поведенческие и мотива-ционные особенности. Так, было установлено, что человек, оценивая другого человека, может увидеть и на самом деле видит черты, которые могут быть отрицательными и характеризуют как личность его самого [3].

Все исследователи, наблюдавшие явление «проецирования» при формировании мнения о другом человеке, отмечают, что тенденция приписывать собственные качества или собственные состояния другим людям особенно выражена у лиц, отличающихся недостаточной самокритичностью и слабым проникновением в собственную личность. Важно отметить, что исследователи вопроса познания людьми друг друга выяснили также, что полнота и характер оценки другого человека зависят от таких качеств оценивающего, как степень уверенности в себе [13].

Идентификация в отличие от проецирования связана с сознательной постановкой себя на место другого [8]. Термин «идентификация», обозначающий отождествление себя с другим свидетельствует о том, что одним из самых простых способов понимания другого человека является уподобление себя ему. Зачастую в реальных ситуациях взаимодействия люди часто строят предположение о внутреннем состоянии партнера на основе попытки поставить себя на

Фомиченко А.С.

Особенности социальной перцепции

его место. В этом плане идентификация выступает в качестве одного из механизмов познания и понимания другого человека [1:82].

К числу значимых механизмов социального восприятия также принадлежит причинная интерпретация социальных объектов — каузальная атрибуция. Родоначальником исследований по каузальной атрибуции является Ф. Хайдер (Fritz Heider, 1958), который считал, что люди стремятся приписать поведение внутренним или внешним причинам [7:102].

Кроме того, можно отметить и ряд других авторов, которые проводили значительные исследования в этой области: Э. Джоунз и К. Дэ-вис (Edward Jones & Keith Davis, 1965), Г. Келли (Harold Kelley, 1973).

Так, Э. Джоунз и К. Дэвис заметили, что люди часто приходят к заключению, что намерения и диспозиции других людей соответствуют их действиям. Исследования Г. Келли базируются на положении о том, что каждый человек обладает системой схем причинности и при объяснении причин чужого поведения, так или иначе он опирается на одну из таких существующих схем. Иными словами в обыденных интерпретациях люди часто не принимают в расчет возможную причину поведения, если уже известны другие правдоподобные причины [7: 102-103]. При выяснении причин актуализации той или иной схемы в каждом конкретном случае, Г. Келли установил, что выбор каузальной схемы связан с целым рядом внешних и внутренних факторов. Процесс атрибуции зависит от степени значимости события, от того, выступает ли субъект познания участником события или его наблюдателем, от того, что попадает в поле зрения субъекта в качестве «фигуры», от мотивации субъекта, от его предшествующей оценки объектов познания и т. д. [14].

Известно, что по мере развития идей каузальной атрибуции изменялось первоначальное содержание теории. Если ранее речь шла о способах приписывания причин поведения, то теперь исследуют способы приписывания более широкого класса характеристик: интенций, чувств, качеств личности. Однако основной тезис остается неизменным: люди, познавая друг друга, стремятся к познанию причин поведения [1].

Особый интерес представляет та часть теорий атрибуции, которая анализирует вопрос о

приписывании ответственности за какие-либо события другому человеку.

Так, в ряде работ было показано, что характер атрибуций зависит и от того, выступает ли субъект восприятия сам участником какого-либо события или его наблюдателем. В этих двух различных случаях выбирается разный тип атрибуции. Г. Келли (1984) выделил три таких типа: личностную атрибуцию (когда причина приписывается лично совершающему поступок), объектную атрибуцию (когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие) и обстоятельственную атрибуцию (когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам) [5:129]. Так, например, наблюдатель чаще использует личностную атрибуцию, а участник склонен в большей мере объяснить совершающееся обстоятельствами [2:35-42].

Итак, на основании многочисленных экспериментальных исследований атрибутивных процессов был сделан вывод о том, что они составляют основное содержание межличностного восприятия. Следует обратить внимание, что этот вывод не разделяется всеми исследователями, некоторые ученые считают, что нельзя полностью отождествлять атрибутивный процесс и процесс межличностного познания. Однако важность открытия явления атрибуции признается как западными так и российскими исследователями [1], [2].

Еще А.А. Бодалев (1982) подчеркивал, что, если человек систематически неправильно судит о внутреннем мире других людей и приписывает им мотивы поведения, которых у них в действительности нет, то это очень часто является следствием узости связей этого человека с людьми и укоренения в нем предрасположенности к восприятию всех людей с какой-то одной предвзятой точки зрения [3].

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что восприятие конкретной личности является результатом огромной обобщающей работы познающего эту личность индивида. Формирование восприятия это не только результат анализа поведения и деятельности познаваемой личности, но и весь его прошлый опыт взаимодействия с людьми, накопленный и систематизированный познающим эту личность индивидом.

08.02.2017

Список литературы:

1. Андреева, Г.М. Социальная психология: учебник для высших учебных заведений / Г.М. Андреева. — М.: Аспект Пресс, 2003. — 364 с.

2. Андреева, Г.М. Принципы исследования межличностного восприятия в условиях совместной деятельности / Г.М. Андреева, А.И. Донцов, А.У Хараш // Межличностное восприятие в группе. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. — С. 68-85.

3. Бодалев, А.А. Восприятие и понимание человека человеком / А.А. Бодалев. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. — 200 с.

4. Жарновецкая, Н.Ю. Возрастно-половые особенности восприятия агрессивности: дис. … канд. псих. наук: 19.00.13 / Н.Ю. Жар-новецкая — СПб, 2006. — 148 с.

5. Келли, Г. Процесс каузальной атрибуции / Г. Келли // Современная зарубежная социальная психология: тексты; под общ. ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. — М.: Изд. Московского университета, 1984. — С. 127-137.

6. Кули, Ч. Социальная самость / Ч. Кули. — Москва: Директ-Медиа, 2007. — 16 с.

7. Майерс, Д. Социальная психология: пер. с англ. / Д. Майерс. — СПб.: Питер, 2000. — 688 с.

8. Реан, А.А. Социальная педагогическая психология / А.А. Реан, Я.Л. Коломенский. — СПб.: Изд. «Питер», 1999. — 416 с.

9. Росс, Л. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии / Л. Росс, Р. Нисберт. — М.: Аспект Пресс, 2000. — 429 с.

10. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головина. — Минск: Харвест, 1998. — 800 с.

11. Сластенин, В.А. Педагогика: Учебное пособие для студентов педагогических учебных заведений / В.А. Сластенин, И.Ф. Исаев, А.И. Мищенко, Е.Н. Шиянов. — 3-е изд. — М.: Школа-Пресс, 2000. — 512 с.

12. Товбаз, Е.Г. Восприятие человеческих отношений в подростковом и юношеском возрасте: дисс. … канд. психол. наук / Е.Г. Товбаз. — Комсомольск-на-Амуре, 1997. — 176 с.

13. Bossom, J. Security of Judges as a Factor in Impressions of Warmth in Others / J. Bossom, A.H. Maslow. — Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1957. — №55. — Р. 147-148.

14. Kelly, H.H. The process of causial attribution / H.H. Kelly. // Amer. Psychol. — 1973. — №2 28. — P. 107-129.

15. Newkomb, Т. Social Psychology / Т. Newkomb, R. Turner, P. Converse. — N.Y., 1965.

Сведения об авторе:

Фомиченко Анна Сергеевна, старший преподаватель кафедры иностранных языков факультета филологии и журналистики Оренбургского государственного университета,

кандидат психологических наук 460018, г Оренбург, пр-т Победы, 13, тел.: (3532) 372433, е-шаП: [email protected]

Психологические механизмы социальной перцепции. Перцепция – механизмы и эффекты

Существует такое понятие, как социальная перцепция, что в переводе с латинского (perceptio), означает «восприятие». Применительно к психологии общества рассматривается то, как человек видит ситуацию, какие делает выводы. И самое главное, отмечают психологи, каких поступков следует ожидать от того или иного индивидуума, принадлежавшего к определенной группе единомышленников.

Для социальной перцепции характерны следующие функции:

  • Самопознание;
  • Познание собеседника, партнера;
  • Налаживание контактов в коллективе в процессе совместной деятельности;
  • Установление позитивного микроклимата.

Социальная перцепция изучает манеры поведения между личностями с разными уровнями развития, но принадлежавшими к одному обществу, коллективу. Поведенческие реакции формируются на основе социальных стереотипов, знание которых объясняет модели коммуникации.

Существует два аспекта социальной перцепции в изучении процессов психологической совместимости. Это следующие вопросы:

  • Исследование социальных и психологических особенностей отдельного субъекта и объекта восприятия;
  • Анализ механизма межличностного общения.

С целью обеспечения познания и понимания другого человека, а также самого себя в процессе общения, существуют специальные механизмы социальной перцепции, позволяющие делать прогнозы в отношении поступков партнеров по общению.

Механизмы социальной перцепции

Инструменты, которыми пользуется социальная перцепция, обеспечивают налаживание коммуникации между личностями и заключаются в следующих понятиях:

  • Идентификация;
  • Эмпатия;
  • Аттракция;
  • Рефлексия;
  • Стереотипизация;
  • Каузальная атрибуция.

Метод идентификации заключается в том, что психолог пытается поставить себя на место собеседника. Чтобы познать человека, необходимо усвоить его шкалу ценностей, нормы поведения, привычки и вкусовые пристрастия. Согласно этому методу социальной перцепции, человек ведёт себя таким образом, каким, по его мнению, мог бы повести себя собеседник.

Эмпатия – сопереживание другому лицу. Копирование эмоционального настроя собеседника. Только отыскав эмоциональный отклик, можно составить правильное представление о том, что творится на душе у собеседника.

Аттракция (привлечение) в понятии социальной перцепции рассматривается как специальная форма познания партнера при сформированном устойчивом чувстве к нему. Такое понимание может иметь форму дружбы или любви.

Рефлексия – осознание себя в глазах собеседника. При проведении беседы человек как бы видит себя со стороны партнера. Что о нем думает другой человек и какими качествами наделяет его. Познание себя в понятии социальной перцепции невозможно без открытости к другим людям.

Каузальная атрибуция от слов «кауза» – причина и «атрибут» – ярлык. Человека наделяют качествами, сообразно его поступкам. Социальная перцепция определяет следующие типы каузальной атрибуции:

  • Личностная – когда причина исходит от самого человека, совершившего тот или иной поступок;
  • Объектная – если причиной поступка послужил объект (субъект), на которого было направлено то или иное действие;
  • Обстоятельственная – условия, при которых был совершен тот или иной акт.

В процессе исследований, согласно социальной перцепции, было выявлены закономерности, которые влияют на формирование каузальной атрибуции. Как правило, человек приписывает успех только себе, а неудачу – окружающим, либо обстоятельствам, которые сложились, увы, не в его пользу. При определении тяжести действия, направленного против человека, потерпевший игнорирует объектную и обстоятельную каузальную атрибуцию, принимая во внимание только личностную составляющую. Немаловажную роль при восприятии играет установка человека, либо сведения, относительно воспринимаемого субъекта. Это было доказано экспериментом Бодалева, который показывал фотографию одного и того же человека двум разным социальным группам. Одни сказали, что перед ними отъявленный преступник, другие определили его как величайшего ученого.

Социальный стереотип – это восприятие какого-либо собеседника, основанное на базе личного жизненного опыта. Если человек принадлежит к какой-либо социальной группе, его воспринимают как часть некоего сообщества, со всеми его качествами. Клерка воспринимают иначе, чем сантехника. Социальная перцепция разделяет следующие виды стереотипов:

  • Этнические;
  • Профессиональные;
  • Гендерные;
  • Возрастные.

При общении людей из разных социальных групп могут возникнуть противоречия, которые сглаживаются при решении общих задач.

Эффекты социальной перцепции

На основе стереотипов формируется межличностное восприятие, в котором определяют следующие эффекты:

  • Первичности;
  • Новизны;
  • Ореола.

Эффект первичности в социальной перцепции проявляется при первом знакомстве. Оценка человека основывается на информации, полученной ранее.

Эффект новизны начинает действовать в том случае, когда появляется совершенно новая информация, которая считается самой важной.

Эффект ореола проявляется в преувеличении положительных или, наоборот, отрицательных качеств партнера. При этом не учитываются никакие иные аргументы и способности. Одним словом, «мастер, он во всём мастер».

Педагогическая социальная перцепция

Восприятие учителя воспитанниками определяется взаимоотношениями в рамках образовательного процесса. Каждому педагогу важно то мнение, которое формирует его личность в глазах учащихся. Так педагогическая социальная перцепция определяет статус учителя, образ его жизни. Все это влияет на создание авторитета, либо отсутствие его, что неизбежно сказывается на качестве образования.

Способность найти общий язык с изначально социально неравными людьми, не теряя при этом чувства разумной дистанции, свидетельствует о педагогическом таланте учителя.

— (лат. perceptio). 1) прием, собирание, возвышение пошлин. 2) бессознательное восприятие, ощущение, отнесенное к причине, его произведшей (псих. т.). Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПЕРЦЕПЦИЯ [лат.… … Словарь иностранных слов русского языка

— (лат. perceptio представление, восприятие, от percipio ощущаю, воспринимаю), в совр. психологии то же, что восприятие. Лейбниц употреблял термин «П.» для обозначения смутного и бессознат. восприятия («впечатления») в противоположность… … Философская энциклопедия

ПЕРЦЕПЦИЯ — (от лат. percipio воспринимаю), восприятие (см.). Окружающая среда воздействует на нас в процессе нашей деятельности, и мы ее воспринимаем, перцепируем. Органом П., так же как и психики вообще, является наш мозг. П. не изолированный процесс, а… … Большая медицинская энциклопедия

Восприятие, воспринятие Словарь русских синонимов. перцепция сущ., кол во синонимов: 2 воспринятие (5) … Словарь синонимов

перцепция — (от лат. perceptio восприятие) процесс непосредственного активного отражения когнитивной сферой человека внешних и внутренних предметов (объектов), ситуаций, событий, явлений и т. п. (см. восприятие). Краткий психологический словарь. Р … Большая психологическая энциклопедия

— (от латинского perceptio представление, восприятие), то же, что восприятие … Современная энциклопедия

— (от лат. perceptio представление восприятие), то же, что восприятие. У Г. В. Лейбница смутное и бессознательное восприятие в противоположность ясному осознанию апперцепции … Большой Энциклопедический словарь

См. ВОСПРИЯТИЕ. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 … Энциклопедия социологии

ПЕРЦЕПЦИЯ — (от лат perceptio – восприятие). Чувственное восприятие, отражение вещей в сознании через органы чувств … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

Перцепция — (от латинского perceptio представление, восприятие), то же, что восприятие. … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Книги

  • Антология разговорной речи. Некоторые аспекты теории. Литота — перцепция. Том 2 , Харченко В.К.. Каждый том пятитомника содержит теоретические сведения общего характера, а в качестве основного массива — лично собранные автором записи разговорных реплик, систематизированные по аспектам…
  • Антология разговорной речи. Некоторые аспекты теории. В 5 томах. Том 2. Литота — Перцепция , В. К. Харченко. Каждый том пятитомника содержит теоретические сведения общего характера, а в качестве основного массива — лично собранные автором записи разговорных реплик, систематизированные по аспектам…

Перцепция — это своеобразное отражение вещей и ситуаций действительности. Здесь важную роль играет возраст воспринимающего индивида. Восприятие помогает сформировать целостный образ предмета. В психологии такое явление позволяет узнать, как человек видит ситуацию и какие делает выводы из общения с окружающим миром.

Что такое перцепция?

Восприятие является познавательной функцией, которая помогает в формировании индивидуального восприятия мира. Перцепция — это отражение явления или объекта, это стержневой биологический процесс . Такая функция приобретается через органы чувств, участвующих в формировании персонализированного целостного образа предмета. Она влияет на анализаторы с помощью целого ряда ощущений, вызываемых перцепцией.

Восприятие = это популярный предмет психологического исследования. Простыми словами такое отражение действительности означает понимание, познание, формирование в сознании целостного образа какого-нибудь явления. Восприятие не может существовать без отдельных ощущений, но оно является существенно другим процессом. Например, вы можете просто слышать звуки, либо внимательно слушать, вы можете просто видеть или целенаправленно смотреть, наблюдать.

Виды перцепции

В зависимости от органов восприятия перцепция бывает:

  1. Зрительной . Движение глаз человека скачкообразно, так человек обрабатывает полученную информацию. Но когда оно останавливается, начинается процесс зрительного восприятия. Такой вид восприятия поддается влиянию ранее выработанного стереотипа. Например, если человек привык все время бегло пробегать текст глазами, ему сложно будет в дальнейшем научиться глубинно прорабатывать материал. Он может не заметить большие абзацы текста, а потом при опросе ответить, что их и вовсе не было в книге.
  2. Осязательной . Такая функция отвечает за регулировку, контроль и коррекцию рабочих движений рук. Такой вид восприятия основан на тактильных, температурных и кинетических ощущениях. Но орган восприятия в таком случае – рука, которая с помощью ощупывания помогает узнать отдельные признаки предмета.
  3. Слуховой . В слуховом восприятии у человека важное место занимают фонематическая и ритмико-мелодическая системы. Человеческое ухо в отличие от животного гораздо сложнее, богаче и подвижнее. Такое понимание активно задействует моторный компонент, но такой компонент выделен в особую отдельную систему. Например, пропевание голосом для музыкального слуха и проговаривание для речевого слуха.

Помимо вышеперечисленных видов перцепции существуют еще два, в которых информация отражается не через органы чувств, а через понимание:

  1. Пространства, расстояния, отдаления, направления предметов, расположенных от нас и друг от друга.
  2. Времени – это длительность, скорость и последовательность событий. У каждого человека есть свои внутренние часы, которые редко совпадают с суточным ритмом. И чтобы человек мог воспринимать этот ритм, он использует дополнительные внешние признаки и анализаторы.

Закон перцепции

Восприятие = это чувственное отображение предмета или явления. Общение как перцепция — это механизм для его начала, так как любой процесс общения начинается с восприятия людей друг другом. А процесс восприятия, согласно закономерности социальной перцепции, строится в форме суждения об объекте. Известный психолог Н.Н Ланге разработал специальный закон перцепции, согласно которому восприятие – это быстрая смена определенного обобщенного восприятия предмета более конкретным.

Перцепция в философии

Перцепция в философии — это чувственное понимание, отражение вещей в сознании посредством органов чувств. Такое понятие имеет несколько категорий:

  1. Внутреннее восприятие, с помощью которого человек осознает, где находятся его конечности, сидит он или стоит, подавлен ли он, голоден или устал.
  2. Внешнее восприятие, для которого используется зрение, слух, прикосновение, запах, вкус.
  3. Смешанное восприятие, которое проявляется посредством эмоции или каприза.

Что такое перцепция в психологии?

Перцепция в психологии — это познания. С помощью такого восприятия человек может мысленно сформировать цельный образ объекта. Другими словами, такое отражение действительности представляет собой уникальное сенсорное отображение, которое формируется посредством:

  • мотивации;
  • установки;
  • опыта;
  • личностных особенностей воспринимающего;
  • познания мира через призму понимания собственного «Я».

Социальная перцепция

Социальная перцепция — это целостное понимание социальных объектов. Она изучает манеры поведения между людьми с различным уровнем развития. Для того чтобы можно было познать и понять другого человека, существуют определенные механизмы социальной перцепции, они представлены:

  • идентификацией, когда человек начинает вести себя, таким образом, каким, согласно его мнению, мог бы повести себя его собеседник;
  • , когда человек копирует эмоциональный настрой собеседника;
  • аттракцией, которое проявляется в виде любви или дружбы;
  • рефлексией, когда человек начинает видеть себя глазами собеседника;
  • стереотипизацией, когда человек воспринимает своего собеседника как часть какой-либо социальной группы, сообщества;
  • каузальной атрибуцией, когда человека наделяют определенными качествами сообразно его поступкам.

В 1947 году американский психолог Брунер вводит в обиход термин социальной перцепции в психологии для обозначения факта восприятия человека или коллектива, которое зависит от характеристик объекта, его опыта прошлых лет, желаний, ситуативной значимости. Первоначально понятие перцепции относилось к объектам материальной сферы, постепенно значение восприятия и оценки расширилось до социальных групп людей, классов, отдельных личностей и целых народов.

Понятие социальной перцепции

Восприятие объектов социальной среды имеет множество специфических отличий от оценки неодушевленных вещей:

  • социальная личность, группа, индивидуум не проявляет пассивности по отношению к оценивающему субъекту, ему небезразлично мнение другой стороны, он стремится изменить мнение о себе в положительном направлении;
  • внимание воспринимающего объекта социальной перцепции направлено не на целостную оценку образа для отражения реальности, а на проявление смысловой нагрузки, вариантов, причин появления конкретной интерпретации;
  • перцепция одушевленных объектов показывает сочетание информационных показателей и эмоциональных компонентов, зависит от смысла и мотива поступков.

Перцептивные действия

Понятие восприятия и оценки одушевленных объектов носит в психологии социальной перцепции объективное толкование. Перцептивными действиями называют составляющие простые процессы для получения общей концепции образа отдельной личности, группы или целой народности. Действия осознанно выделяют ту или иную черту, в заранее чувственно определенной ситуации, обрабатывают полученную информацию, посредством указанных приемов строят целостную картину исследуемого образа. Одновременно разрабатывают систему адекватного соответствия существованию в социуме и выполнению поставленных перед объектом задач.

Социальное восприятие заключается в оценке личности одного человека другим индивидуумом и включает в себя:

  • внешний вид человека;
  • соответствие образа личности его индивидуальным качествам;
  • распознавание и прогноз дальнейшей деятельности;
  • оценка поведения;
  • узнавание намерений и желаний;
  • получение информации о способностях и установках на существование в окружающей среде.

Социальная перцепция – это взаимодействие в процессе познавания и понимания партнерских качеств, наиболее важных для участников восприятия в конкретное время. Взаимная перцепция определяется субъективным восприятием принимающего информацию человека и объективным отношением оцениваемой личности. Воспринимать информацию может отдельный человек или коллектив. Индивидуум оценивает различные социальные объекты:

  • человека из своей группы;
  • члена чужой группы;
  • свой коллектив;
  • чужое формирование.

При условии, что выясняется восприятие объектов группой лиц, то в качестве субъекта могут быть:

  • члены собственного общественного формирования;
  • представители другой группы;
  • собственный коллектив;
  • другая группа в целом составе.

Взаимодействие и понимание в общении индивидуумов

Для способов непосредственной оценки, определения и понимания другого человека разработаны стандартные механизмы:

Социальная рефлексия

Это понятие обозначает степень понимания человеком своих индивидуальных черт характера, внешности, их действия на образное восприятие других личностей, проявление особенностей в поведении. Люди очень часто воспринимают себя несколько искаженно, что отличается от внешнего восприятия соседними социальными объектами. Речь идет о вызывающем поведении , которое кажется отважным или кричащей внешности, воспринимаемой индивидуумом яркой и оригинальной.

Эмпатия в психологии

Это понятие обозначает проникновение эмоциональным настроением другого человека, понимание причин его радостного, грустного или другого поведения, возникновения переживаний.

Каузальная атрибуция

Так называется понятие поиска и последовательного приписывания другой личности причин поступков, при этом настоящие мотивы его поведения неизвестны. Человек приписывает причины, определяя их по аналогичным случаям в прошлом, то ли ссылаясь на схожее поведение знакомого, родственника или руководствуясь собственной мотивацией . Несмотря на то что обозначение причин подобным образом в психологии часто не соответствует действительности, люди все равно продолжают так поступать.

Если при этом воспринимаемой личности сообщаются отрицательные черты, это значит, что оценивающий человек ставит собственному характеру положительную оценку. Обозначение атрибуции зависит от выступления субъекта в качестве наблюдателя или личного участия в событии. Выделено три вида атрибуции:

  • обстоятельственный тип с определением общих окружающих причин;
  • стимульный, если мотив исходит от объекта, на который воздействуют;
  • личностный, когда причина приписана тому, кто совершил поступок.

Аттракция

Относится к особому познанию и оценке другой личности в психологии, происходящему из продуцирования положительного настроя и позитивного настроения по отношению к нему. Аттракция проявляется на фоне индивидуальных отношений и рассматривается в аспекте привязанности людей друг к другу, аналогично в деловой сфере выражает взаимную симпатию к заказчику или клиенту. В процессе формирования выделяется три этапа:

  • возникновение привлекательного образа желаемого человека;
  • определение результата;
  • качество полученных отношений.

Идентификация

Идентификация в перцепции — это процесс отождествления собственной личности с другим человеком, примерка на себя его образа, уподобление ему. Понятие немного сходно с эмпатией, но отличается большей степенью интеллектуального растворения в личности воспринимаемого индивидуума. Успех социальной перцепции в психологии во многом зависит от точности рассмотрения интеллектуального развития отождествляемого человека.

Эффективность межличностной перцепции

Восприятие личности зависит от ее характера и черт того, кто воспринимает. Для одних важна внешность и физическое состояние, другие интересуются психологическими аспектами. Субъективная оценка может быть проведена неправильно из-за определенных психологических и социальных причин:

  • эффект от первого взгляда на человека;
  • впечатление ореола;
  • восприятие новизны и первичности;
  • аспект стереотипа.

Для того чтобы социальная перцепция имела правдивый характер, индивидууму следует сосредоточиться и приложить усилия для преодоления вышеуказанных осложнений. При первом впечатлении, которое впоследствии принимает характер устойчивого, люди смотрят на внешний вид, манеру разговора , поведения.

Впечатлением ореола называют влияние ранее полученных сведений о человеке на впечатление при первой встрече без знакомства с ним. Информация бывает положительной и отрицательной, для некоторых участников перцепции преодоление такого барьера дается нелегко.

Восприятие новизны и первичности происходит в зависимости от порядка поступления сведений. В случае социальной перцепции незнакомца проявляется первичная информация, а оценка старого знакомого проходит под эгидой новых сведений.

Подчинение стереотипам срабатывает при устойчивом восприятии людей или явлений, связанных с определенными обстоятельствами. Например, принадлежность человека к какой-либо профессии оставляет стереотип определенного поведения , мужества или отваги, доброты и других качеств, которые могут на самом деле отсутствовать в рассматриваемом индивидууме. При пользовании стереотипами возникают следствия:

  • упрощенное восприятие искомого индивидуума;
  • возникновение стойкого предубеждения или неприязненного отношения к личности.

Точность оценки при межличностной перцепции

При оценке человека другим индивидуумом очень опасно проявить субъективное восприятие. Чтобы избежать такого эффекта, разработан специальный текст личности, но он действует не всегда, использование происходит с некоторыми оговорками:

  • нет такого теста, который бы стал определяющим для всех человеческих характеристик;
  • нельзя применять тест в качестве единственного надежного способа исследовать характер человека, результаты подлежат сравнению третьим лицом, поэтому здесь также может присутствовать субъективное мнение.

Существующий способ экспертных оценок также грешит ошибками. Метод заключается в использовании мнений тех, кто хорошо знаком с исследуемым объектом перцепции. В таком случае происходит сравнивание нескольких суждений, но выбор параметров жестко не лимитируется.

В качестве инструмента, повышающего точность социальной межличностной перцепции, выступает рассуждение и осмысление факторов , мешающих объективной оценке. К ним относят:

  • плохое умение рассматривать и осмысливать дальнейшие действия человека, распознать его намерения в будущий период, определить состояние и самочувствие человека;
  • имеющиеся в анамнезе заранее проведенные оценки и убеждения;
  • цепляющие стереотипы для похожих условий;
  • стремление дать ускоренную оценку без учета всех обстоятельств;
  • нежелание учитывать мнение компетентных сторон;
  • несмотря на новые обстоятельства, нежелание пересматривать старый результат перцепции.

Эффект асимметричной отрицательной самооценки

Во временном промежутке существует тяготение к внутригрупповому противоположному фаворитизму:

Значение социальных установок для перцепции

Социальная роль каждого человека выступает в качестве кирпичика общественной структуры, заданной в виде нормативной системы. Определения социальной роли в психологии звучат так:

Роль индивидуума в социальной среде определяет его обязанности и права , сочетание которых служит эффективному выполнению своей роли. Перцепция в психологии служит цели восприятием человека определить нарушение функций другим и рассмотреть вопрос усвоения роли, относительно обязанностей и прав.

Почему мы воспринимаем человека именно так? Как формируется наше отношение к людям?

Контактируя с людьми, мы, сами того не замечая, оцениваем каждого из них и делаем выводы о самом человеке и его качествах. При этом с кем бы мы ни общались и какова бы ни была продолжительность этого контакта, всегда запускается процесс восприятия одного индивида другим. Как понять другого и на основе знания выстроить именно те отношения, которые необходимы с данным человеком – один из главных вопросов психологии.

Определение

Понятие социальной перцепции можно охарактеризовать так: это восприятие одной социальной единицы другой. Психология показывает нам те механизмы, используя которые мы контактируем, выстраиваем отношения, даем характеристику и понимаем, чего ожидать от человека, не только исходя из его личных качеств, но и оценивая его социальную принадлежность. Для этого за основу нашим подсознанием берется система социальных стереотипов – устойчивых представлений, которые возникают внутри одной из социальных общностей – группы.

Поскольку социальная перцепция чаще всего рассматривается как коммуникация между индивидуумами, психологи выделили как частный случай межличностную перцепцию. Межличностная перцепция обусловлена эмоциональными проявлениями и представлениями взаимодействующих людей.

Психологические особенности межличностного взаимодействия основаны на эмоциональном базисе. Он включает различные виды явлений, в том числе и эмоциональные реакции личности, такие как аффекты, чувства, эмоции.

Поскольку человек постоянно находится во взаимодействии с иными людьми как в своей социальной группе, так и за ее пределами, возникают феномены социальной перцепции. По мнению психологов, люди из одной социальной группы будут иметь схожие реакции на одну и ту же ситуацию, будут давать одинаковую оценку и руководствоваться схожими критериями, поскольку шкала восприятия и оценочные системы у них общие.

Именно поэтому часто возникают сложности у детей, которые переходят из одной школы в другую. Первое время класс, в который попал новичок, воспринимает его как субъекта из чужой социальной группы, при этом практически все дети одинаково реагируют на него: присматриваются, изучают. При этом, чтобы влиться в коллектив, новому ученику придется не только научиться быть похожим на всех остальных, но и, в первую очередь, включить механизм познания через интерес к группе, в которой он выстраивает общение.

Куда приводит восприятие

Общение как социальная перцепция может быть реализовано в виде:

1. Обмена информацией.

2. Эмоционального обмена.

3. Выработки единого информационного контекста. На основе стереотипов формируется межличностное восприятие. При этом особенности, препятствующие объективно воспринимать личностям друг друга, образуют следующие эффекты социальной перцепции.

  • Эффект первичности. Только познакомившись с человеком, мы составляем свое мнение на основании уже доступной информации: как он выглядит, как говорит и пр.
  • Эффект новизны – появилась новая информация, и вдруг «открылись глаза». Новая информация как бы вычеркнула старую либо ее основательно подкорректировала. В этом случае может произойти резкое изменение отношения к человеку. Воспринимающий его внезапно увидит в нем что-то хорошее или снимет «розовые очки».
  • Эффект ореола – это тот самый случай, когда что бы вам ни говорили о человеке, вы никому не поверите и не измените своего мнения о нем.
  • Эффект проекции – мы приписываем человеку свои собственные качества, искусственно «улучшая» или «ухудшая» его за счет них.
  • Эффект средней ошибки – возможен тогда, когда вы еще не приняли окончательного решения о том, каково ваше отношение к человеку, – в этом случае вы временно максимально нейтрализуете черты и качества этого человека.

Виды социальной перцепции:

  • Самопознание – индивид воспринимает и познает сам себя.
  • Индивидуальная – восприятие между двумя личностями – в этом случае они находятся в процессе познания друг друга.
  • Восприятие человеком группы, при этом процесс восприятия и познания происходит между личностью и социальной группой и всеми ее членами.
  • Межличностное групповое– познание как внутри каждой группы, так и между ее членами.

Наука выделяет следующие наиболее важные функции социальной перцепции:

1. Самопознание – самовосприятие и самооценка человеком самого себя.

2. Познание другого индивидуума.

3. Установление контактов в коллективе при осуществлении совместной деятельности.

Как работают механизмы перцепции

В основе взаимоотношений лежат механизмы социальной перцепции. Они основаны на интересе и необходимости взаимодействовать постоянно или время от времени. Это следующие инструменты коммуникации.

Идентификация – мы познаем объект, уподобляясь ему. Когда вам говорят: «Встань на мое место», – это призыв к идентификации. Конечно, это не единственный способ восприятия, но им чаще всего пользуются в процессе общения. Идентификация очень близка к эмпатии.

Наиболее интересно рассмотреть работу этих механизмов в рамках взаимоотношений «учитель – ученик». Как работает педагогическая социальная перцепция? Для любого педагога необходимо не только подчеркнуть свой статус, но и не оттолкнуть ученика.

Включить механизмы перцепции в рамки образовательного процесса – вот главная задача учителя. Показать детям, как они работают, можно и не используя сложную терминологию. Отличными являются понятия перцепция и апперцепция.

Если перцепция представляет собой более примитивное проявление бессознательного, неосознанное восприятие внутренних процессов и окружающих объектов, то апперцепция – это четкая, осмысленная категория восприятия, она связана с прошлым духовным опытом, в ее основе лежат знания и способности человека. То есть это осознанный акт познания человека, и его восприятие основывается на мировоззрении и опыте.

И если сущность социальной перцепции раскрывается через непосредственное и каждодневное общение, то апперцепция – это скорее инструмент в руках профессионалов, не только изучающих восприятие и механизмы, но и управляющих этими процессами. Автор: Руслана Капланова

Психология общения Тема: Механизмы взаимопонимания (механизмы социальной перцепции).

Предмет. ОГСЭ.02. Психология общения

Тема: Механизмы взаимопонимания (механизмы социальной перцепции).

Цели урока:

1. Раскрыть механизмы взаимопонимания

2. Развитие коммуникативных навыков, перцептивных способностей

3. Воспитание желания и умения правильно общаться.

Оборудование: фотографии детей с различными эмоциональными состояниями, таблица механизмов взаимопонимания, высказывания о роли общения, баннер, раздаточный материал для упражнений, тестовый материал.

Умейте встать на позицию другого человека и понять, что нужно ему, а не вам. С тем, кто сумеет это сделать, будет весь мир.

Дейл Карнеги.

План урока

  1. Организационный момент.

2. Постановка целей.

3. Актуализация знаний.

— Какую роль играет общение в жизни людей?

— Дайте определение общения.

— Дайте определение педагогическому общению.

— Какие стороны общения вам известны?

— Какие высказывания об общении вы знаете?

4.Выполнение теста.

Тест

  1. В каком аспекте общения раскрываются процессы понимания, переживания чувств …………………………………………………………………………………………………………

  2. В какой функции классного руководителя заложена его деятельность по изучению коллектива……………………………………………………………………………………………

  3. В каком аспекте общения раскрывается влияние друг на друга участников общения………………………………………………………………………………………………

  4. Назовите    не   менее    трех   факторов  или    особенностей,    влияющих   на восприятие и оценку людьми друг друга…………………………………………………………………………. ……….………..………………….……………………………………………………………………

  5. Объяснение нового материала.

Механизмы взаимопонимания (механизмы социальной перцепции) — способы, посредством которых люди интерпретируют, понимают и оценивают другого человека. Наиболее распространенными являются: эмпатия, аттаракция, каузальная атрибуция, идентификация, социальная рефлексия.

Эмпатия

Показ фото

— Благодаря чему мы догадались о эмоциональном состоянии людей?

— Какие качества нужны педагогу чтоб понять состояние ребенка?

— Кого из людей нам легче понять и почему?

Эмпатия — постижение эмоционального состояния другого человека, понимание его эмоций, чувств и переживаний.

Преимущества эмпатии.

  • Эмпатия объединяет людей. Когда к человеку относятся с эмпатией, он склонен отвечать взаимностью. Если вы эмпатичны, люди тянутся к вам: вы можете стать отличным лидером.

  • Эмпатия исцеляет. Негативные эмоции разрушают психику и физическое здоровье человека, в то время как проявление эмпатии помогает заживить раны.

  • Эмпатия создает доверие. Любой, даже самый недоверчивый человек, начинает доверять вам со временем, если вы проявляете к нему живой интерес и понимаете, что он чувствует.

  • Эмпатия несовместима с критикой. Большинство людей постоянно критикует близких, не задумываясь о том, как это ранит их самолюбие. Если вы развиваете эмпатию, то начинаете понимать, что нужно и чего не нужно говорить.

Показ и интерпритация эмоций студентами.

Идентификация

Притча « Все в твоих рукух» (Рассказывает студентка)

Беседа по притче.

— Почему мудрец так ответил?

— Постарайтесь рассудить как он.

Такой механизм называют идентификацией.

Идентификация – способность человека поставить себя на место другого, интеллектуальное отождествление с ним.

Обратимся к понятию «идентификация», берущий название от средневекового латинского identifico (отождествляю), термин в социальной психологии традиционно обозначает процесс эмоционального и иного самоотождествления, установления связи личности с другим человеком, группой.– эмоциональный феномен:

— уподобление (нередко неосознанное) значимому другому как образцу на основании эмоциональной связи с ним.

– феномен межличностных отношений в группе: сопоставление одного объекта с другим на основании какого-либо признака, в результате чего происходит установление сходства или различия;

– один из механизмов познания и понимания людьми друг друга ;

Игры на развитие идентификации.

Пойми меня ( Студентки показывают невербально какую то информацию. Остальные должны расшифровать)

Закончи фразу.

  • Когда меня не понимают, ……

  • Я не могу молчать, если……

  • Верю, что я ещё……

  • Чего мне хочется по- настоящему, это…

  • Очень часто до боли мне хочется…

  • Если было бы возможно…

  • Если бы я могла изменить, то…

  • Мне очень трудно забыть…

  • Я очень хочу думать, что я…

  • Для меня очень трудно…

  • Когда я ходил (а) в школу…

  • В праздники я…

  • Мне не нравится, когда…

Каузальная атрибуция.

— Как поступал А.С.Макаренко с личными делами вновь поступивших колонистов?

— Почему?

Каузальная атрибуция (лат. attributio — приписывание)– приписывание человеку тех или иных причин поведения на основании сходства его поведения с каким либо знакомым ему лицом или образом человека, либо на основе анализа собственных мотивов.

Результаты приписывания могут стать материалом для формирования социальных стереотипов.

Стереотип — это устойчивый образ или устойчивое представление о каких-либо явлениях, людях, событиях, свойственное представителям той или иной социальной группы. Стереотипизация — процесс формирования впечатления о воспринимаемом человеке на основе выработанных группой стереотипов.

Стереотипизация восприятия приводит к двум различным следствиям. Во-первых, к упрощению познания другого человека (людей). Во-вторых, к формированию предубеждений по отношению к представителям различных социальных групп(профессиональных, социо-экономических, этнических и т. д.)

Этапы:

  1. Наблюдение за поведением человека

  2. Логический вывод о намерениях человека

  3. Приписывание человеку мотивов поведения

Аттракция

Аттракция особая форма восприятия и познания другого человека, основанная на формировании по отношению к нему устойчивого позитивного чувства.

— Когда у нас растет теплое чувство к человеку?

Игра Подарок

( студенты дарят и интерпритируют невербальные подарки).

  Социальная рефлексия — понимание субъектом своих собственных индивидуальных особенностей и того, как они проявляются во внешнем поведении; осознание того, как он воспринимается другими людьми. Часто люди имеют искаженный образ самого себя. Это касается не только социальных проявлений внутреннего состояния, но и даже внешнего облика.

Это уже не просто знание или понимание другого, но знание того, как другой понимает меня, своеобразный процесс зеркальных отражений друг друга, «глубокое, последовательное взаимоотражение, содержанием которого является воспроизведение внутреннего мира партнера по взаимодействию, причем в этом внутреннем мире в свою очередь отражается внутренний мир первого исследователя»

Упражнение Листья дерева.

Студенты записывают на листьях те качества механизмов, которые у них уже сформированы и закрепляют на дереве.

6.Закрепление изученного материала

Заполнение схемы механизмов и качеств

Закончите предложение, используя слова для справок: 

ЕСЛИ: 
1. Ребёнка постоянно критикуют, он учится…
2. ребёнок живёт во вражде, он учится…
3. ребёнок растёт в упрёках, он учится…
4. ребёнок растёт в терпимости, он учится…
5. ребёнка хвалят, он учится…
6. ребёнок растёт в честности, он учится…
7. ребёнок растёт в безопасности, он учится…
8. ребёнка поддерживают, он учится…
9. ребёнка высмеивают, он учится…
10. ребёнок живёт в понимании и дружелюбии…. 

Слова для справок: находить любовь в этом мире, быть благодарным, ценить себя, быть справедливым, жить с чувством вины, быть замкнутым, быть агрессивным, верить в людей, ненавидеть, быть справедливым, понимать других.

  1. Подведение итогов.

Какие механизмы взаимопонимания (механизмы социальной перцепции) мы рассмотрели?

Украшение дерева цветами на которых записаны те качества, которые мы стремимся у себя воспитать.

  1. Домашнее задание.

Составьте правила продуктивного общения с детьми.

Литература:1.Макеев, В.А. Психология делового общения. Имидж и нормы этикета / В.А. Макеев. — М.: КД Либроком, 2015. — 272 c.

2. Леонов, Н.И. Психология делового общения: Учебное пособие МОДЭК, 2010. — 256 c.

УРОКОВ АУТИЗМА И ТИПИЧНОГО РАЗВИТИЯ

Ann N Y Acad Sci. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010, 10 января.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2804066

NIHMSID: NIHMS77822

Лаборатория когнитивной нейробиологии развития, Департамент психологии, Университет Карнеги-Меллонг3, Университет Карнеги-Меллон, 152 Автор: Кевин А. Пелфри, доктор философии, [email protected], Телефон: 412-268-9718, 5000 Forbes Avenue, Университет Карнеги-Меллона, Питтсбург, П.A., 15213. Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна в Ann N Y Acad Sci. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В этом обзоре мы резюмируем нашу исследовательскую программу, целью которой является определение типичного и атипичного развития социального мозга у детей, подростков и взрослых с аутизмом и без него. Мы выделяем недавние работы с использованием стимулов виртуальной реальности, отслеживания взгляда и функциональной магнитно-резонансной томографии, в которых задействована область верхней височной борозды (STS) как важный компонент сети областей мозга, которая поддерживает различные аспекты социального познания и социального восприятия.Наша работа с типично развивающимися взрослыми людьми привела к выводу, что область STS участвует в социальном восприятии через свою роль в визуальном анализе действий и намерений других людей по сигналам биологического движения. В нашей работе с подростками и взрослыми с высокофункциональным аутизмом область STS рассматривается как механизм, лежащий в основе дисфункции социального восприятия при этом расстройстве психического развития. Мы также сообщаем о новых результатах исследования восприятия биологического движения у маленьких детей с аутизмом и без него.

Ключевые слова: аутизм, фМРТ, верхняя височная борозда

ВВЕДЕНИЕ

Люди — глубоко социальные существа. Они существовали тысячелетия в очень коллективной среде, в которой каждый человек зависит от других людей, включая большие семьи и общественные образования. Социальное познание в широком смысле слова — это термин, который мы используем для обозначения фундаментальных способностей воспринимать, классифицировать, запоминать, анализировать, рассуждать и вести себя по отношению к другим сородичам.Степень, в которой такие процессы успешно работают, помогает определять судьбу отдельных людей. Потенциальный путь изучения нейронной основы социального познания состоит в том, чтобы понять, что отличает тех людей, которые эффективно «занимаются» социальным познанием, от тех, кто этого не делает. В нашей исследовательской программе этот подход используется двояко. Сначала мы изучаем типично развивающихся детей, подростков и взрослых на разных этапах пути развития к зрелым социальным познавательным способностям. Подобно тому, как биология неизмеримо выигрывает от изучения организмов в процессе развития, так же и с психическими явлениями.Чтобы понять нейронную основу типичного и атипичного социального познания, важно понять нормативное развитие социального познания у детей, потому что такой фокус может дать крайне необходимое раннее представление о сложных психических процессах во время их формирования. Достижения в методах визуализации развивающегося мозга предоставили захватывающие возможности для изучения механизмов, участвующих в развитии социальных когнитивных способностей. Мы также сравниваем функции мозга и развитие мозга у людей с аутизмом и без него, расстройством, ограничивающим социальное познание.Использование функциональной нейровизуализации для изучения аномальной функции мозга обеспечивает подход, при котором различия в мозге могут информировать нас о процессах болезни, а также помочь нам лучше понять нормальное функционирование и развитие мозга.

На протяжении большей части двадцатого века психологи создавали теории и множество эмпирических данных, касающихся основных строительных блоков социального познания. Это понимание начинает извлекать выгоду из использования неинвазивных методов визуализации мозга, включая функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ), для выявления сети областей мозга, которые поддерживают различные аспекты социального познания людей.За последнее десятилетие исследования того, как мы думаем о себе и других людях, как мы имитируем и изменяемся, а также как мы регулируем свои эмоции и воспринимаем эмоции других людей, позволили нам узнать о различных компонентах социального познания. Однако эта работа была сосредоточена почти исключительно на зрелых умах взрослых людей. Для изучения моделей развития мозга, связанных с возникновением и совершенствованием социальных когнитивных способностей, было проведено мало работы, что оставило эту область широко открытой для исследования.

Через призму недавних исследований социальной нейробиологии становится все более очевидным, что способности к социальному познанию зависят от специализированных систем мозга для процессов, которые включают быстрое распознавание лиц других людей, интерпретацию действий других посредством анализа сигналов биологического движения и определение эмоционального состояния других посредством изучения выражения лица. Были выдвинуты различные предложения по описанию областей мозга, участвующих в социальном познании. Одна ранняя и влиятельная модель была изложена братьями (1990), которые рассматривали социальное познание как обработку информации, которая завершается точным анализом предрасположенностей и намерений других людей, и предлагали участие миндалевидного тела, орбитофронтальной коры головного мозга (OFC). и область верхней височной борозды (STS) как ключевые узлы «социального мозга» приматов.В этой и других моделях социального мозга компоненты нейронных цепей, поддерживающих социальное познание, состоят из механизмов, которые относительно стары с точки зрения эволюции. Однако социальный мир, в котором человеческий мозг выполняет свои функции, кардинально изменился за относительно короткий период. Например, ребенок, родившийся 50 000 лет назад, имел бы те же умственные способности, что и ребенок сегодня, но с совершенно другим набором требований, стремлений и возможностей, не говоря уже о правах, обязанностях, шансах на выживание и определениях успеха.

Работа в нашей лаборатории сосредоточена на выявлении и характеристике развития психологических и мозговых механизмов, поддерживающих относительно простой аспект социального познания, социального восприятия, который относится к начальным этапам оценки эмоций, действий и намерений других людей с использованием их направление взгляда, движения тела, жесты рук, мимика и другие сигналы биологического движения (Allison, Puce, & McCarthy, 2000). Мы использовали методы анимации персонажей виртуальной реальности, поведения, отслеживания взгляда и фМРТ, чтобы исследовать нормальное и ненормальное развитие механизмов мозга для социального восприятия.В частности, мы сосредоточились на использовании сигналов биологического движения для интерпретации действий других. Мы опишем некоторые из ключевых недавних результатов этой исследовательской программы, касающиеся роли области STS у неврологически нормальных взрослых и у типично развивающихся детей. Затем мы рассмотрим, как эти достижения повлияли на наше понимание механизмов мозга, лежащих в основе дисфункции социального восприятия при аутизме.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО МОЗГА

Как показано в, нейробиологи описали несколько областей мозга, которые составляют нейронные цепи, поддерживающие различные аспекты социального познания и социального восприятия.К ним относятся: (1) боковая веретенообразная извилина или «веретенообразная область лица», которая важна для структурного кодирования лиц в окружающей среде и для быстрого распознавания лиц (Kanwisher, McDermott, & Chun, 1997; Puce, Allison, Asgari, Gore , & Маккарти, 1996). (2) Задняя область STS, которая участвует в обработке динамических выражений эмоций и в интерпретации действий и намерений других посредством визуального анализа сигналов биологического движения (Bonda, Petrides, Ostry, & Evans, 1996; LaBar , Crupain, Voyvodic, & McCarthy, 2003; Pelphrey et al., 2003a; Пелфри, Моррис и Маккарти, 2004а; Пелфри, Сингерман, Эллисон и Маккарти, 2003b; Пелфри, Виола и Маккарти, 2004b). У людей область STS — это термин, используемый для описания собственно STS, частей верхней и средней височных извилин и областей угловой извилины возле восходящей конечности STS (Allison et al., 2000). (3) Миндалевидное тело и взаимосвязанные лобно-лимбические области были вовлечены в определение эмоционального состояния других посредством анализа мимики (Adolphs, Tranel, Damasio, & Damasio, 1995; Morris et al., 1996) и играет центральную и сложную роль во многих аспектах эмоций (Davis & Whalen, 2001; Kluver & Bucy, 1997; LeDoux, 1992). (4) Экстрастриальная область тела (EBA), которая участвует в визуальном восприятии человеческих тел (Downing, Jiang, Shuman, & Kanwisher, 2001). (5) Набор областей, включающих части теменной коры, включая нижнюю и верхнюю теменные доли, переднюю интрапериетальную борозду и лобные области коры, включая нижнюю лобную извилину (IFG), получил название «зеркальной системы». люди, потому что они в равной степени активируются как при выполнении двигательного действия, так и при наблюдении за двигательным действием другим человеком (Buccino et al., 2001; Iacoboni et al., 2001; Iacoboni et al., 1999; Риццолатти, Фадига, Галлезе и Фогасси, 1996). (6) Орбитофронтальная кора головного мозга (OFC) участвует в обработке вознаграждения и социального подкрепления (Bechara, Damasio, Damasio, & Anderson, 1994; Rolls, 2000). Хотя OFC чаще всего участвует в «низкоуровневом» представлении ценностей вознаграждения или наказания (O’Doherty, Kringelbach, Rolls, Hornak, & Andrews, 2001), более латеральные (т. Е. Вентральные и дорсальные) префронтальные области коры головного мозга (VLPFC) ) были вовлечены в облегчение относительно более сложных адаптивных поведенческих реакций на изменения в ценности вознаграждения или наказания (Cools, Clark, Owen, & Robbins, 2002).(7) Наконец, медиальная префронтальная кора головного мозга (MPFC) участвует в выводах о намерениях и психических состояниях других людей (Castelli, Frith, Happe, & Frith, 2002; Frith & Frith, 1999; Gregory et al., 2002). а также приписывание эмоций себе и другим (Ochsner et al., 2004). На сегодняшний день когнитивные нейробиологи подчеркнули важность идентификации уникального вклада каждого региона в социальное познание и социальное восприятие. Эта аналитическая перспектива помогла предоставить основу для организации нашего нового понимания социального мозга, но этот подход не полностью отражает сложность взаимодействий между этими нейроанатомическими структурами.Вероятно, что по мере развития нашей области эти структуры будут лучше пониматься как компоненты в сети регионов, подчиняющих социальное познание и социальное восприятие.

Некоторые области мозга, участвующие в различных аспектах социального познания и социального восприятия. VLPFC = вентральная латеральная префронтальная кора, IPL = нижняя теменная долька, STS = верхняя височная борозда, OFC = орбитальная лобная кора, MPFC = медиальная префронтальная кора, EBA = экстрастриатная область тела, AMY = миндалина, FFA = веретенообразная область лица.

ИЗУЧЕНИЕ МОЗГА СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ У ВЗРОСЛЫХ

Мы разработали программу исследований, основной целью которой является идентификация и определение нейронных систем, участвующих в социальном восприятии, и изучение этих систем у типично и нетипично развивающихся детей и подростков. , и взрослые. Мы начали наше исследование нейробиологии социального восприятия людей с целью дальнейшего уточнения роли области STS. Эта работа была инициирована для проверки гипотезы о том, что область STS играет важную роль в социальном восприятии через ее участие в интерпретации действий и социальных намерений других людей на основе анализа сигналов биологического движения (Allison et al., 2000). Это предположение было основано на доступных доказательствах нейровизуализации человека, а также на элегантной работе на нечеловеческих приматах, демонстрирующей чувствительность нейронов в STS к различным социально значимым сигналам, включая направление головы и взгляда (Perrett et al., 1985). Здесь мы описываем избранные эксперименты, в которых решался этот вопрос с использованием методов фМРТ и виртуальной реальности с типично развивающимися взрослыми участниками.

Существуют ли специализированные области мозга для восприятия биологического движения?

Область STS была идентифицирована на раннем этапе как играющая роль в биологическом восприятии движения (обзор см. В Allison et al., 2000). Мы определяем биологическое движение как визуальное восприятие живого существа, выполняющего узнаваемое действие или движение. Примеры этого включают людей, танцующих, машущих руками и говорящих. Наша визуальная система может идентифицировать других, участвующих в такой деятельности, даже при отсутствии деталей визуальной формы. Например, многие исследователи создавали стимулы, прикрепляя несколько маленьких огней к суставам актеров и снимая этих людей, когда они совершают различные движения. Участники эксперимента, наблюдающие эти стимулы, могут правильно описать актеров, их эмоции и их действия (Johannson, 1973).В большинстве этих предыдущих исследований в качестве стимулов использовались точечные световые индикаторы. Например, Бонда и его коллеги (1996) продемонстрировали, что восприятие точечных световых дисплеев, передающих узнаваемые движения рук, активировало область STS больше, чем случайное движение света. Это оставляло открытой возможность того, что ответ из области STS был вызван тем фактом, что биологическое движение было более знакомым, узнаваемым и именуемым, чем случайное движение. Возможно, что скоординированное и значимое небиологическое движение может также активировать область STS, и это ставит под сомнение специфику этой области для обработки биологического движения.

Чтобы решить эту проблему, мы провели исследование фМРТ, связанное с событием, чтобы сравнить ответы из области STS на четыре различных типа движения, передаваемых с помощью анимированных персонажей виртуальной реальности. Как показано на верхней панели, участники рассматривали ходьбу, биологическое движение, передаваемое роботом (Робот) или человеком (Человек). Они также рассматривали бессмысленное, но сложное небиологическое движение в форме разрозненной механической фигуры (Механическое) и сложное, значимое и имеющее название небиологическое движение, включающее в себя движения напольных часов (Часы) (Pelphrey et al., 2003а). Наш дизайн обращался к критическому вопросу о том, является ли область STS специализированной для восприятия биологического движения. Как показано на нижней панели, мы наблюдали сильную и эквивалентную активность в области STS правого полушария в условиях человека и робота. Этот результат исключил возможность того, что область STS просто реагировала на присутствие человеческой формы. В целом реакция на биологическое движение была намного сильнее, чем на движущиеся часы и механическую фигуру.Крайне важно, что не каждая область мозга показывала такую ​​картину эффектов. Например, MT или V5 (MT / V5), который, как известно, реагирует на различные виды движений (Puce et al., 1995; Watson et al., 1993; Zeki et al., 1991), сильно реагировал на все четыре типы движения. Из этих результатов мы пришли к выводу, что биологическое движение избирательно активирует область STS. Таким образом, мы начали рассматривать область STS как узел нейронной системы, поддерживающей социальное восприятие через его роль в обнаружении и восприятии действий человека.

Стимулы (верхняя панель) и результаты (нижняя панель) исследования восприятия биологического движения у типично развивающихся взрослых. Область STS сильнее реагировала на биологическое движение, чем на небиологическое (нижняя панель).

Участвует ли регион СС в представлении намерений других людей?

Наше предыдущее исследование продемонстрировало, что область STS избирательно участвует в восприятии биологического движения. Учитывая это открытие, мы затем попытались определить, отражает ли область СС намерения других людей.То есть мы оценили, чувствительна ли область СС к целям и намерениям наблюдаемых действий — в данном случае движение глаз персонажа должно быть согласованным или несовместимым с ожиданиями субъекта относительно того, что виртуальный персонаж «должен» делать в конкретный контекст.

Внутри сканера МРТ наши испытуемые наблюдали за анимированным персонажем, когда маленькая шахматная доска появлялась и мигала в ее поле зрения (см. Левые панели). На совпадающих испытаниях персонаж смотрел в сторону шахматной доски (вверху слева), действуя в соответствии с предполагаемыми ожиданиями испытуемого.В неконгруэнтных испытаниях персонаж отвел взгляд от шахматной доски на другую часть своего поля зрения (внизу слева), тем самым нарушив ожидания. Мы подозревали, что область STS будет чувствительна к этим различиям в интенциональности и, следовательно, эта область будет различать конгруэнтные и неконгруэнтные условия. Это предполагает, что эта область участвует в мониторинге ожиданий в отношении целей других. Активность в области STS была больше для неконгруэнтного, чем для конгруэнтного сдвига взгляда, демонстрируя необходимость различных уровней обработки наблюдаемых целенаправленных и нецеленаправленных наблюдаемых действий.

Эксперимент по определению активации мозга в ответ на ожидаемые и неожиданные сдвиги взгляда со стороны другого человека (левая панель) и соответствующей активации мозга в связи с биологическим движением (наблюдаемые движения человека; правая панель). Неконгруэнтные испытания вызвали большую активность STS в правом полушарии, чем конгруэнтные испытания, продемонстрировав чувствительность области STS к намерениям, передаваемым смещением взгляда. Перепечатано с разрешения Pelphrey and Morris (2006).

Это исследование расширило наше понимание социального мозга, продемонстрировав, что активность в области STS модулируется предполагаемыми намерениями действий.Таким образом, мы пришли к выводу, что область STS участвует в социальном восприятии помимо своей роли в восприятии биологического движения: она также участвует в визуальном анализе действий и намерений других людей. Мы отмечаем, что паттерн эффектов (неконгруэнтный> конгруэнтный) не специфичен для движений глаз, потому что он также наблюдается, когда субъекты видят конгруэнтные и неконгруэнтные движения руки и руки, требующие схватывания (Pelphrey et al., 2004a).

Служит ли регион ССН механизмом выявления социально значимых изменений взгляда?

Наше предыдущее исследование обработки взгляда с помощью фМРТ установило, что область STS чувствительна по крайней мере к одному аспекту контекста, в котором наблюдается действие (т.е., целенаправленность vs. нецеленаправленность). Здесь мы провели исследование с помощью фМРТ, чтобы оценить, чувствительна ли область STS к откровенно социальным сообщениям, касающимся подхода и избегания, передаваемых через взаимный и отведенный взгляд. Направление взгляда может служить мощным социальным сигналом, при этом взаимный взгляд часто сигнализирует об угрозе или приближении, а отведенный взгляд — о подчинении или избегании (Argyle & Cook, 1976). Из всех видов приматов у людей самые выдающиеся глаза (самая большая и яркая склера), которые облегчают определение направления взгляда (Kobayashi & Kohshima, 1997).Этот и другие результаты подтверждают гипотезу «кооперативного взгляда», выдвинутую Томаселло и его коллегами (Tomasello, Hare, Lehmann, & Call, 2007). Они предполагают, что особенно видимые глаза на протяжении всей эволюции значительно упрощали координацию совместной деятельности на близком расстоянии, способствуя пониманию фокуса внимания и планов других. Одно из предсказаний этой гипотезы состоит в том, что социальный мозг приматов должен включать механизмы для обнаружения социально значимых сдвигов взгляда.

Для дальнейшего изучения ролей, которые играет взгляд в социальных взаимодействиях, мы создали сценарий виртуальной реальности, в котором персонажи подходят к участнику и либо встречаются, либо избегают его или ее взгляда (верхняя панель). Участники наблюдали эти стимулы через очки виртуальной реальности в сканере МРТ. Мы предсказали большую активность для взаимного взгляда по сравнению с отведенным взглядом, что отражает потребность в большей социальной обработке в случае взаимного взгляда. Как показано на нижней панели, мы видели этот образец реакции на приближение и связанный с ним сдвиг взгляда в области STS.Однако имелась функциональная диссоциация между STS и правой веретенообразной извилиной, при этом веретенообразная извилина не позволяла различать взаимный и отведенный взгляд. Это предполагает более прямую роль правой веретенообразной извилины в обнаружении лица, но более специфическую функцию для области STS в понимании взгляда.

Стимулы (верхняя панель) и результаты (нижняя панель) эксперимента по измерению активации мозга в ответ на незнакомец, инициирующий или избегающий социального взаимодействия.Участники наблюдали за приближающимся по виртуальному коридору анимированным персонажем, который переводил взгляд либо на предмет, либо от него. В обеих ситуациях анимированная последовательность вызвала активацию в правой области STS. График внизу показывает динамику активации (обозначенную как средний контраст, зависящий от уровня оксигенации крови, или ЖЕЛТЫЙ, изменения сигнала) из правой области STS в ответ на движения взгляда прохожего. Условия взаимного и отведенного взгляда нанесены вместе с графиком их разницы (взаимный минус отведенный взгляд).Обратите внимание, что изменение активности начинается с появления персонажа в коридоре и снова увеличивается в тот момент, когда происходит смещение взгляда. Перепечатано с разрешения Pelphrey and Morris (2006).

Эти два исследования восприятия взгляда иллюстрируют роль области STS в обнаружении и обработке движений глаз, чтобы интерпретировать фокусы внимания и цели других во время социальных взаимодействий. Они также поддерживают гипотезу о том, что на социальный компонент мозга может влиять контекст действия, даже во время пассивного наблюдения за другими.Кроме того, это исследование предполагает, что такая обработка происходит до таких исполнительных функций более высокого уровня, как принятие решений, выбор ответа и восприятие новизны, которые в основном имеют место в префронтальных областях. В более широком смысле, наши выводы о влиянии контекста на активность мозга хорошо согласуются с выводами социальной психологии, касающимися поведенческих эффектов, возникающих в результате ситуационных и контекстных факторов. Таким образом, принципы ситуационного и контекстного влияния действуют на нескольких уровнях организма, включая поведение человека в социальных ситуациях и локализованную активность мозга.

Сводка характеристик области STS

Таким образом, рассмотренные выше исследования вместе с другими, не обсуждаемыми здесь, позволили нам охарактеризовать область STS как узел в социальном мозге. На сегодняшний день мы знаем, что: область STS демонстрирует предпочтительный ответ на биологическое движение по сравнению с небиологическим движением (Pelphrey et al., 2003a). Область STS является мультимодальной, реагирует на слуховые и зрительные стимулы и демонстрирует полисенсорные взаимодействия (Wright, Pelphrey, Allison, McKeown, & McCarthy, 2003).Кроме того, эта область чувствительна к целям или намерениям (социальным и несоциальным), передаваемым сигналами биологического движения (Mosconi, Mack, McCarthy, & Pelphrey, 2005; Pelphrey et al., 2004a; Pelphrey, Morris, Michelich, Allison, & McCarthy, 2005b; Pelphrey et al., 2003b; Pelphrey et al., 2004b). Область STS обнаруживает примерно соматотопную организацию (Pelphrey et al., 2005b). Учитывая формирующийся портрет роли STS-региона в социальном восприятии, неудивительно, что эта нейроанатомическая структура стала предметом исследования нескольких групп, стремящихся понять механизмы мозга при аутизме, расстройстве, которое характеризуется глубокими недостатками в нескольких аспектах: социальное восприятие и социальное познание.Теперь перейдем к обсуждению работы нашей лаборатории в этой области.

НЕЙРОННАЯ ОСНОВА ДИСФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ ПРИ АУТИЗМЕ

Определение фенотипа: дисфункция социального восприятия при аутизме

Аутизм — это сложное поведенческое расстройство психического развития, характеризующееся серьезными и повсеместными нарушениями социального функционирования и общения, а также ограниченными повторяющимися действиями. поведение и особый курс развития (APA, 2000). Затронутые люди различаются по степени проявления каждого из этих нарушений, но основная инвалидность, по-видимому, связана с социальным функционированием (Kanner, 1943; Waterhouse et al., 1996). Как подчеркивал Каннер (1943), «неспособность взаимодействовать обычным образом» является кардинальной особенностью аутизма и патогномонична для этого расстройства психического развития. В первом описании Каннером (1943) 11 детей с «младенческим аутизмом» он описал детей как детей, лишенных необходимых навыков для нормального социального функционирования, с особыми нарушениями социальных взаимодействий. Таким образом, «мы должны предположить, что эти дети пришли в мир с врожденной неспособностью устанавливать обычный, биологически обусловленный аффективный контакт с другими людьми, точно так же, как другие дети приходят в мир с врожденными физическими или интеллектуальными недостатками.»(Стр.250). По его мнению, наиболее заметными социальными трудностями были отсутствие разнообразия в эмоциональном выражении, отказ от интереса к другим людям, отстраненность и недоступность в социальных взаимодействиях, а также предпочтение объектов перед людьми. Хотя каждый человек отличался по спектру, все они разделяли присущее им непонимание социальных ситуаций и неспособность предложить эмоциональную связь при взаимодействии с другими. Уникальность социального поведения при аутизме побудила Каннера (1943) охарактеризовать это расстройство как «нарушение аффективного контакта».В ходе 30-летнего наблюдения за теми же детьми Каннер (1973) обнаружил небольшое улучшение аффективного контакта с людьми и пришел к выводу, что у них отсутствуют соответствующие биологические механизмы. Эти краткие выводы из первоначальных наблюдений Каннера над аутизмом подтверждают тот же спектр аутизма, наблюдаемый сегодня, и множественные аспекты социальной дисфункции при аутизме.

Взгляд на мир глазами аутизма

Первый набег нашей лаборатории на изучение аутизма предоставил яркую иллюстрацию дефицита социального восприятия, характеризующего это расстройство психического развития.Как показано на рисунке, мы использовали отслеживание глаз, чтобы оценить пути визуального сканирования высокофункциональных взрослых с аутизмом, когда они рассматривали лица, отображающие различные выражения эмоций. Неврологически нормальные взрослые (правая панель) большую часть времени рассматривали основные социально информативные черты лиц (например, глаза, нос и рот). Напротив, люди с аутизмом (см. Левую панель) не смотрели в глаза или на другие основные черты лица. Вместо этого они сканировали лица, казалось бы, случайным образом, что свидетельствует о неспособности понять значение этих черт для социального понимания.

Примеры путей сканирования из исследования отслеживания взгляда высокофункциональных взрослых с аутизмом (левый столбец) и IQ, пола и возраста, как правило, развивающихся субъектов сравнения (правый столбец). Перепечатано с разрешения Pelphrey et al. (2002).

Область STS и социальная дисфункция при аутизме

Наряду с описанными нами различиями в путях сканирования, люди с аутизмом характеризуются дефицитом в использовании информации взгляда для понимания намерений и психического состояния других, а также для координации совместного внимания ( Саймон Барон-Коэн, 1995; Доусон, Мельцов, Остерлинг, Ринальди и Браун, 1998; Ликам, Ханнисетт и Мур, 1998; Ликам, Лопес и Мур, 2000; Лавленд и Лэндри, 1986; Манди, Сигман, Унгерер, И Шерман, 1986; Барон-Коэн и др., 1999; Фрит и Фрит, 1999). Такой дефицит наблюдается на очень ранней стадии разработки. В некоторых случаях совместному вниманию можно научиться, используя информацию взгляда для вывода о психических состояниях и намерениях, и оно постоянно нарушается даже у высокофункциональных взрослых с аутизмом (Baron-Cohen, Wheelwright, Hill, Raste, & Plumb, 2001). Обратите внимание на то, что эти люди не могут определять направление взгляда, а скорее они не могут использовать такую ​​информацию, чтобы делать выводы о психических состояниях и поведении других. Основываясь на наших предыдущих открытиях и знаниях об этих недостатках, мы решили изучить роль STS в дисфункции обработки взгляда при аутизме.Для этого мы использовали нашу парадигму шахматной доски. Мы знали, что типично развивающиеся люди должны демонстрировать повышенную реакцию на несоответствующие и согласованные смещения взгляда в ССН и других социальных областях мозга, демонстрируя ожидания преднамеренности. Однако, хотя мы обнаружили активность в одних и тех же областях мозга у людей с аутизмом, мы не увидели такой дифференциации мозговой активности в зависимости от состояния. Это говорит об отсутствии контекстного влияния на область STS, что является возможным механизмом, лежащим в основе дефицита обработки взгляда, о котором поведенчески сообщается при аутизме.Гипоактивация STS и снижение функциональной связи между STS и частями нижней затылочной извилины (зрительная область V3) также наблюдались у людей с аутизмом во время задач, связанных с приписыванием намерений движущимся геометрическим фигурам (Castelli, Frith, Happe, & Frith , 2002).

Одним из наиболее интересных аспектов наших результатов было наблюдение, что дисфункция в области STS сильно и конкретно коррелировала с уровнем социальных нарушений, проявляемым отдельными субъектами.Напомним, что в группе активность в области STS у субъектов с аутизмом существенно не различалась при несовпадении и конгруэнтном сдвиге взгляда. Однако так же, как аутизм неоднороден по степени тяжести, имелись четкие индивидуальные различия в степени дисфункции STS. Чтобы выяснить, были ли эти индивидуальные различия связаны с тяжестью аутизма, мы вычислили корреляции между оценками по нескольким алгоритмическим областям опроса Autism Diagnostic Interview — Revised (ADI-R; Lord, Rutter, & Le Couteur, 1994), который используется для подтверждения диагноза аутизма и величины несовпадающей и конгруэнтной дифференциации в правой области STS.Мы предположили, что более низкие уровни неконгруэнтной дифференциации по сравнению с конгруэнтной дифференциацией (то есть баллы несовпадающих минус конгруэнтные различия) в области STS будут указывать на большую корковую дисфункцию. Более высокие баллы по аспектам ADI-R могут указывать на большую тяжесть аутизма. Поразительно, но величина несовпадающей и конгруэнтной разницы была сильно, отрицательно коррелирована с оценками в области взаимного социального взаимодействия ( r = -0,78, p = 0,004). Коммуникационная область или ограниченные, повторяющиеся и стереотипные модели области поведения.Эти данные свидетельствуют о том, что степень нейрофункционального нарушения в правой области STS связана с серьезностью определенных основных черт фенотипа аутизма.

Другой недостаток, о котором сообщается в поведении людей с аутизмом, связан с проблемами речи и языковой обработки, включая восприятие речи. Также было показано, что STS играет роль в этих процессах. В отчетах по нейровизуализационным исследованиям предполагалась аномальная латеральность во время восприятия речи (Boddaert et al., 2002), а также аномальные реакции в области STS на человеческие голоса (Gervais et al., 2004) и отсутствие реакции на голосовые звуки (Belin, Zatorre, Lafaille, Ahad, & Pike, 2000) у людей с аутизмом. Обратите внимание, однако, что эти люди показали типичные реакции слуховой коры на неголосовые звуки. Мы решили продолжить изучение нарушений восприятия речи с помощью аудиовизуальных речевых дисплеев у людей с аутизмом и неврологически нормальным контролем (Коллинз и Пелфри, неопубликованные данные диссертации).При восприятии одновременного слухового и визуального речевого отображения в области STS проявлялась двусторонняя активация. У типично развивающихся людей уровень активности в этой области был выше, когда слуховые и визуальные дисплеи совпадали, чем когда они не совпадали или когда слуховая или визуальная информация представлялась изолированно. Тем не менее, у людей с аутизмом наблюдалась гипоактивация в области STS при всех условиях и не было различий между совпадающими и несоответствующими речевыми представлениями.Эти результаты предполагают неудачную интеграцию слуховой и визуальной речи.

НЕЙРОБИОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ У ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ И БЕЗ АУТИЗМА

Хотя когнитивные нейробиологи собрали огромное количество информации о регионах мозга, участвующих в социальном восприятии и социальном познании, было проведено очень мало работы по оценке развития социального мозга у типично или атипично развивающихся детей. Несколько ранних исследований были сосредоточены на миндалине и ее реакции на испуганные лица.Во-первых, Бэрд и его коллеги (1999) продемонстрировали активацию миндалины на испуганных лицах у детей в возрасте от 12 до 17 лет. Томас и его коллеги (2001) сообщили, что взрослые демонстрировали большую активацию миндалевидного тела при выражении страха на лице, тогда как 11-летние дети демонстрировали большую активацию миндалевидного тела при обращении к нейтральным лицам. Возможно, нейтральные лица воспринимались как более двусмысленные, чем выражение страха, что приводило к усилению активации миндалины. Сообщалось о половых различиях в развитии миндалины у детей и подростков (Killgore, Oki, & Yurgelun-Todd, 2001).В то время как левая миндалина реагировала на пугающие выражения лица у всех детей, ее активность снижалась в подростковом периоде у женщин, но не у мужчин. В последующем исследовании Киллгор и Юргелун-Тодд (2004) сравнили детей, подростков и взрослых во время восприятия испуганных лиц. Они сообщили, что мужчины и женщины различались по асимметрии активации миндалины и префронтальной коры (ПФК) в трех возрастных группах. Для мужчин активация в дорсолатеральном ПФК была двусторонней в детстве, правосторонней в подростковом возрасте и двусторонней во взрослом возрасте, тогда как у женщин наблюдалась монотонная связь с возрастом, причем у более старших женщин двусторонняя активация была выше, чем у молодых.Напротив, активация миндалины была сходной для обоих полов: двусторонняя активация в детстве, правосторонняя активация в подростковом возрасте и двусторонняя активация во взрослом возрасте. Наконец, Lobaugh, Gibson и Taylor, 2006 сообщили, что страх, отвращение и грусть задействуют разные нейронные системы у 10-летних детей, как и у взрослых (Phan, Wager, Taylor, & Liberzon, 2002). В других исследованиях изучалась роль боковой веретенообразной извилины (FFG) в обработке лица у детей, а исследования с использованием фМРТ и ERP начали предоставлять важную информацию.На данный момент известно, что некоторая степень специализации FFG для лиц очевидна на ранних этапах развития (например, Tzourio-Mazoyer et al., 2002), и эта специализация продолжает развиваться в младенчестве и в позднем детстве и подростковом возрасте (Aylward et al. ., 2005; Москони и др., 2005; Тейлор, Эдмондс, Маккарти и Эллисон, 2001). Исследования показали, что у детей в возрасте от 10 до 12 лет активность зеркальных нейронов аналогична той, что была выявлена ​​ранее у взрослых, но модели активности в этих областях еще не изучены у детей младшего возраста (Dapretto et al., 2006; Ohnishi et al., 2004).

Получение данных нейровизуализации у детей связано с рядом методологических проблем. Возможно, наиболее примечательным из них является соблюдение ребенком требования оставаться неподвижным во время сеанса сканирования. Ключевым методологическим достижением в усилиях нашей лаборатории по созданию программы исследования функциональной нейровизуализации детей стала разработка оборудования для имитации сканирования. Мы завершили создание симулятора МРТ для использования в адаптации детей к среде сканера и для тренировки этих субъектов, чтобы минимизировать движение головы.В частности, дети обучаются с использованием оперантных процедур кондиционирования, реализуемых с помощью специально написанного программного обеспечения, которое получает входные данные от датчика движения головы и использует эти входные данные для управления работой видеоплеера. Ребенок смотрит фильм, и фильм останавливается, когда ребенок демонстрирует движение головы, превышающее все более строгий порог. Мы успешно использовали эту систему для подготовки детей в возрасте от 4 до 12 лет к сеансам фМРТ (Cantlon, Brannon, Carter, & Pelphrey, 2006; Carter & Pelphrey, 2006; Mosconi et al., 2005).

Нейронная основа восприятия взгляда у типично развивающихся детей

Опираясь на нашу работу о роли области STS у взрослых с аутизмом и без него, мы начали серию исследований для изучения нейрофункционального развития этой области у детей с аутизмом. и без аутизма. Сначала мы исследовали нейронные цепи, задействованные у детей школьного возраста (Mosconi et al., 2005). Используя нашу парадигму несовместимого и конгруэнтного взгляда (левая панель), мы исследовали чувствительность областей мозга, участвующих в обработке взгляда, и намерения, передаваемые смещением взгляда у типично развивающихся детей в возрасте от 7 до 10 лет.Основываясь на наших предыдущих выводах с использованием этой и аналогичных парадигм фМРТ у взрослых (Pelphrey et al., 2003b, 2004b, 2005b), мы предположили, что активность STS будет различать конгруэнтные и несовместимые испытания, отражая способность типично развивающихся 7-летних детей. связать восприятие сдвига взгляда с его менталистическим значением. Наши результаты подтвердили наш прогноз и показали, что область STS была чувствительна к намерениям, лежащим в основе движений глаз стимула.Эти данные свидетельствуют о том, что нейронная схема, лежащая в основе обработки взгляда и определения намерений взгляда у детей в этом возрастном диапазоне, очень похожа на таковую у взрослых.

Функциональная нейровизуализация восприятия биологического движения у детей с аутизмом и без него. и без аутизма. В элегантном поведенческом исследовании Blake, Turner, Smoski, Pozdol и Stone (2003) продемонстрировали, что дети (в возрасте 8–10 лет) с аутизмом значительно хуже распознают биологическое движение с точечных световых дисплеев по сравнению с неврологически нормальными IQ. дети.Мы стремились идентифицировать мозговые корреляты этих биологических дефицитов восприятия движения у детей с аутизмом. Мы использовали нашу предыдущую конструкцию с четырьмя различными условиями движения: идущий человек, шагающий робот, разрозненная механическая фигура с теми же компонентами, что и робот, и напольные часы (Pelphrey et al., 2003a). Таким образом, мы могли контролировать, была ли фигура биологической, было ли движение биологическим и было ли движение организованным. Как рассмотрено выше, мы ранее показали, что область STS у неврологически нормальных взрослых активировалась в большей степени биологическими условиями движения (человек и робот), чем небиологическими условиями движения (часы и механическая фигура).Как показано на левой панели, мы определили сеть областей мозга в нашей выборке от 7-10-летних обычно развивающихся детей, у которых были более сильные реакции, вызванные биологическим, чем небиологическим движением, включая область STS и ее части. предполагаемой системы зеркальных нейронов человека, включая нижние лобные извилины, прецентральные извилины, а также среднюю и верхнюю лобные извилины (Carter & Pelphrey, 2006). Кроме того, мы обнаружили изменение в развитии, которое предполагает увеличение специфичности биологического движения с возрастом в области STS.В частности, величина биологической оценки большей, чем небиологической разницы была положительно коррелирована с возрастом в правой области STS (

r = 0,64, p <0,03, двусторонний), с возрастом примерно 41 год. % отклонения в оценках биологической разницы больше, чем небиологических.

Сводная информация об активациях участников с аутизмом и без него, наблюдающих за биологическим и небиологическим движением (верхняя панель). График на нижней панели показывает реакцию региона STS в зависимости от состояния и группы участников.

Как показано на правой панели, когда мы использовали ту же парадигму с 7-10-летними высокофункциональными детьми с аутизмом ( N = 5), мы обнаружили, что у них не было различной активности STS для биологических и небиологическое движение. Важно отметить, что не каждая область мозга проявляла эти эффекты: чувствительная к движению зрительная область MT / V5 одинаково активировалась обоими типами движения у детей с аутизмом и без него. Эта функциональная диссоциация предполагает, что STS и другие социальные области мозга специфичны для биологического движения у типично развивающихся детей, но не у детей с аутизмом.Мы не наблюдали снижения активности во всех исследованных областях мозга, что указывает на то, что наблюдаемый нами эффект не был вызван общим снижением сигнала фМРТ.

Эти открытия особенно интересны в свете теоретических перспектив, которые подчеркивают важность биологического движения в развитии теории умственных способностей. Например, Фрит и Фрит (1999) предположили, что способность различать биологические и небиологические фигуры и их действия является одним из вероятных эволюционных предшественников теории разума.Таким образом, способности раннего биологического обнаружения движения могут позволить детям развить способность использовать знания о действиях и намерениях других, чтобы делать выводы о психических состояниях и, таким образом, развивать полноценную теорию умственных способностей. Результаты нашего исследования восприятия биологического движения у детей с аутизмом и без него с помощью фМРТ предполагают, что дети с аутизмом не обладают одним из основных строительных блоков, которые, как считается, лежат в основе теории разума. Примечательно, что эти люди также демонстрируют явные недостатки в теории задач разума (Baron-Cohen, Leslie, & Frith, 1985; Perner, Frith, Leslie, & Leekam, 1989).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предыдущие функциональные нейровизуализационные исследования аутизма были сосредоточены на возрастных диапазонах подростков и взрослых, при этом средний возраст выборок в исследованиях фМРТ взрослых с аутизмом составлял 21 год, а самая молодая возрастная группа — 12 лет. Есть несколько причин, по которым важно принять перспективу развития для изучения механизмов мозга, лежащих в основе дефицита обработки эмоций при аутизме. Во-первых, многие результаты нейровизуализации взрослых с аутизмом могут отражать реальные причины аутизма и / или компенсаторные изменения в мозге людей с аутизмом.Групповые различия в данных визуализации взрослых могут представлять собой причинный фактор или влияние аутизма на мозг. Распознавание проявлений компенсаторных эффектов у людей с аутизмом будет иметь решающее значение для понимания результатов нейровизуализации и может привести к новым методам лечения. Во-вторых, аутизм возникает в раннем детстве, и его симптомы меняются в течение онтогенеза. Нейровизуализационные исследования аутизма, которые принимают во внимание эти психологические и поведенческие преемственности и прерывания, лучше проинформируют нас о нейробиологических механизмах аутизма, чем исследования, которые дают только статическую картину у взрослых.В-третьих, функциональные мозговые корреляты аутизма у детей могут оказаться полезными для ранней диагностики, а выяснение траекторий развития нейронных цепей, поддерживающих обработку эмоций, может помочь в разработке более эффективных методов лечения. В-четвертых, перспектива развития может быть полезным инструментом для раскрытия взаимодействия между, казалось бы, несопоставимыми уровнями организации, например, между молекулярной биологией экспрессии генов, структурой и функцией мозга и развитием когнитивных способностей.В конечном итоге только проспективные лонгитюдные исследования детей с риском развития аутизма смогут прояснить связь между аномалиями мозга и течением расстройства.

Благодарности

Исследования, рассмотренные здесь, были частично поддержаны грантами Национального института психического здоровья, Фонда стипендий Джона Мерка, Национального института здоровья детей и развития человека, Управления по делам ветеранов, Национального альянса исследований аутизма / Аутизм говорит и Национальный институт неврологических расстройств и инсульта.Кевин Пелфри получил награду за развитие карьеры от Национального института здоровья, грант NIMH MH071284. Элизабет Картер поддерживается докторской стипендией Национального альянса исследований аутизма / Autism Speaks. Мы благодарны нашим сотрудникам, особенно Грегори Маккарти, Джеймсу Моррису и Труетту Эллисону. Мы благодарны Джейми Дойлу за помощь в подготовке рукописи.

Ссылки

  • Adolphs R, Tranel D, Damasio H, Damasio AR.Страх и миндалевидное тело человека. Журнал неврологии. 1995. 15 (9): 5879–5891. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эллисон Т., Пьюс А., Маккарти Г. Социальное восприятие на основе визуальных сигналов: роль региона СС. Тенденции когнитивной науки. 2000. 4 (7): 267–278. [PubMed] [Google Scholar]
  • APA. DSM-IV-TR. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2000. [Google Scholar]
  • Аргайл М., Кук М. Взгляд и взаимный взгляд. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1976 г.[Google Scholar]
  • Барон-Коэн С. Слепота разума: эссе об аутизме и «теории разума». Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1995. [Google Scholar]
  • Baron-Cohen S, Ring HA, Wheelwright S, Bullmore ET, Brammer MJ, Simmons A, et al. Социальный интеллект в нормальном и аутичном мозге: исследование фМРТ. Европейский журнал нейробиологии. 1999; 11 (6): 1891–1898. [PubMed] [Google Scholar]
  • Baron-Cohen S, Wheelwright S, Hill J, Raste Y, Plumb I. Пересмотренная версия теста «Читая мысли по глазам»: исследование с участием нормальных взрослых и взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональный аутизм.Журнал детской психологии и психиатрии. 2001. 42 (2): 241–251. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bechara A, Damasio AR, Damasio H, Anderson SW. Нечувствительность к будущим последствиям повреждения префронтальной коры головного мозга человека. Познание. 1994. 50 (1–3): 7–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белин П., Заторре Р. Дж., Лафай П., Ахад П., Пайк Б. Голосовые избирательные области в слуховой коре человека. Природа. 2000. 403 (6767): 309–312. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boddaert N, Chabane N, Barthelemy C, Bourgeois M, Poline JB, Brunelle F, et al.Дисфункция битемпоральной доли при детском аутизме: исследование позитронно-эмиссионной томографии. Журнал deRadiologie. 2002; 83 (12 Pt 1): 1829–1833. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бонда Э., Петридес М., Остри Д., Эванс А. Специфическое участие теменных систем человека и миндалины в восприятии биологического движения. Журнал неврологии. 1996. 16 (11): 3737–3744. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Brothers L. Социальный мозг: проект по интеграции поведения приматов и нейрофизиологии в новую область.Концепции в неврологии. 1990; 1: 27–51. [Google Scholar]
  • Buccino G, Binkofski F, Fink GR, Fadiga L, Fogassi L, Gallese V, et al. Наблюдение за действием активирует премоторную и теменную области соматотопическим образом: исследование фМРТ. Европейский журнал нейробиологии. 2001. 13 (2): 400–404. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кэмпбелл Р., Максуини М., Сургуладзе С., Калверт Г., Макгуайр П., Саклинг Дж. И др. Корковые субстраты для восприятия действий лица: исследование с помощью фМРТ специфичности активации видимой речи и бессмысленных действий нижней части лица (гурнинг). Исследование мозга.Когнитивные исследования мозга. 2001. 12 (2): 233–243. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cantlon JF, Brannon EM, Carter EJ, Pelphrey KA. Функциональная визуализация числовой обработки у взрослых и детей 4 лет. PLoS Biol. 2006; 4 (5): e125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кастелли Ф., Фрит К., Хаппе Ф., Фрит У. Аутизм, синдром Аспергера и механизмы мозга для приписывания психических состояний анимированным формам. Головной мозг. 2002; 125 (Pt 8): 1839–1849. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cools R, Clark L, Owen AM, Robbins TW.Определение нейронных механизмов вероятностного реверсивного обучения с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии, связанной с событиями. Журнал неврологии. 2002. 22 (11): 4563–4567. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дэвис М., Уэлен П.Дж. Миндалевидное тело: бдительность и эмоции. Молекулярная психиатрия. 2001. 6 (1): 13–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Доусон Дж., Мельцов А.Н., Остерлинг Дж., Ринальди Дж., Браун Э. Дети с аутизмом не могут ориентироваться на естественные социальные стимулы. Журнал аутизма и нарушений развития.1998. 28 (6): 479–485. [PubMed] [Google Scholar]
  • Даунинг П.Е., Цзян Ю., Шуман М., Канвишер Н. Область коры, избирательная для визуальной обработки человеческого тела. Наука. 2001. 293 (5539): 2470–2473. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фрит К.Д., Фрит У. Взаимодействующие умы — биологическая основа. Наука. 1999. 286 (5445): 1692–1695. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gervais H, Belin P, Boddaert N, Leboyer M, Coez A., Sfaello I., et al. Аномальная обработка голоса коркой головного мозга при аутизме. Природа Неврологии.2004. 7 (8): 801–802. [PubMed] [Google Scholar]
  • Грегори К., Лох С., Стоун В., Эрзинклиоглу С., Мартин Л., Барон-Коэн С. и др. Теория психики у пациентов с лобным вариантом лобно-височной деменции и болезнью Альцгеймера: теоретические и практические выводы. Головной мозг. 2002. 125 (Pt 4): 752–764. [PubMed] [Google Scholar]
  • Якобони М., Коски Л.М., Брасс М., Беккеринг Х., Вудс Р.П., Дубо М.С. и др. Реафферентные копии имитируемых действий в правой верхней височной коре. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки.2001. 98 (24): 13995–13999. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Якобони М., Вудс Р.П., Брасс М., Беккеринг Х., Мацциотта Дж. К., Риццолатти Г. Корковые механизмы имитации человека. Наука. 1999. 286 (5449): 2526–2528. [PubMed] [Google Scholar]
  • Йохансон Г. Визуальное восприятие биологического движения и модель для его анализа. 1973; 14 [Google Scholar]
  • Каннер Л. Аутичные нарушения аффективного контакта. Нервный ребенок. 1943; 2 (2): 217–230. [Google Scholar]
  • Каннер Л.Исторический взгляд на отклонения в развитии. Журнал аутизма и детской шизофрении. 1973; 3 (3): 187–198. [PubMed] [Google Scholar]
  • Канвишер Н., Макдермотт Дж., Чун М.М. Веретенообразная область лица: модуль в экстрастриальной коре головного мозга человека, специализирующийся на восприятии лица. Журнал неврологии. 1997. 17 (11): 4302–4311. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kluver H, Bucy PC. Предварительный анализ функций височных долей обезьян. 1939. Журнал нейропсихиатрии и клинической неврологии.1997. 9 (4): 606–620. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кобаяши Х., Кохшима С. Уникальная морфология человеческого глаза. Природа. 1997. 387 (6635): 767–768. [PubMed] [Google Scholar]
  • ЛаБар К.С., Крапейн М.Дж., Войводич Дж. Т., Маккарти Г. Динамическое восприятие аффекта лица и личности в человеческом мозге. Кора головного мозга. 2003. 13 (10): 1023–1033. [PubMed] [Google Scholar]
  • LeDoux JE. Мозговые механизмы эмоций и эмоционального обучения. Текущее мнение в нейробиологии. 1992. 2 (2): 191–197. [PubMed] [Google Scholar]
  • LeDoux JE.Эмоциональные контуры в мозгу. Ежегодный обзор неврологии. 2000. 23: 155–184. [PubMed] [Google Scholar]
  • Leekam SR, Hunnisett E, Moore C. Цели и подсказки: следование взгляду у детей с аутизмом. Журнал детской психологии и психиатрии. 1998. 39 (7): 951–962. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ликам С.Р., Лопес Б., Мур С. Внимание и совместное внимание у детей дошкольного возраста с аутизмом. Психология развития. 2000. 36 (2): 261–273. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lord C, Rutter M, Le Couteur A.Пересмотренное диагностическое интервью аутизма: исправленная версия диагностического интервью для лиц, осуществляющих уход за людьми с возможными распространенными нарушениями развития. Журнал аутизма и нарушений развития. 1994. 24 (5): 659–685. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лавленд К.А., Ландри Ш. Совместное внимание и язык при аутизме и задержке речевого развития. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986. 16 (3): 335–349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моррис Дж. С., Фрит С. Д., Перретт Д. И., Роуленд Д., Янг А. В., Колдер А. Дж. И др.Дифференциальная нейронная реакция миндалины человека на испуганные и счастливые выражения лица. Природа. 1996. 383 (6603): 812–815. [PubMed] [Google Scholar]
  • Москони MW, Mack PB, McCarthy G, Pelphrey KA. Принятие «намеренной позиции» в отношении смещения взгляда: функциональное нейровизуализационное исследование социального восприятия у детей. Нейроизображение. 2005. 27 (1): 247–252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Манди П., Сигман М., Унгерер Дж., Шерман Т. Определение социального дефицита аутизма: вклад мер невербальной коммуникации.Журнал детской психологии и психиатрии. 1986. 27 (5): 657–669. [PubMed] [Google Scholar]
  • О’Догерти Дж., Крингельбах М.Л., Роллс Э.Т., Хорнак Дж., Эндрюс С. Абстрактные представления вознаграждения и наказания в орбитофронтальной коре головного мозга человека. Природа Неврологии. 2001. 4 (1): 95–102. [PubMed] [Google Scholar]
  • Охснер К.Н., Книрим К., Ладлоу Д.Х., Ханелин Дж., Рамачандран Т., Гловер Г. и др. Размышления о чувствах: исследование нейронных систем с помощью фМРТ, поддерживающих приписывание эмоций себе и другим.Журнал когнитивной неврологии. 2004. 16 (10): 1746–1772. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Митчелл ТВ, МакКаун М.Дж., Голдштейн Дж., Эллисон Т., Маккарти Г. Активность мозга, вызванная восприятием ходьбы человека: контроль осмысленного связного движения. Журнал неврологии. 2003a; 23 (17): 6819–6825. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Моррис Дж. П., Маккарти Г. Понимание намерений других: воспринимаемая преднамеренность действия влияет на активность в верхней височной борозде во время социального восприятия.Журнал когнитивной неврологии. 2004а; 16 (10): 1706–1716. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Моррис Дж. П., Маккарти Г. Нейронные основы дефицита обработки взгляда при аутизме. Головной мозг. 2005a; (128): 1038–1048. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pelphrey KA, Morris JP, Michelich CR, Allison T, McCarthy G. Функциональная анатомия биологического восприятия движения в задней височной коре: исследование движений глаз, рта и рук с помощью FMRI. Кора головного мозга. 2005b; 15 (12): 1866–1876. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pelphrey KA, Singerman JD, Allison T, McCarthy G.Активация мозга, вызванная восприятием сдвига взгляда: влияние контекста. Нейропсихология. 2003b; 41 (2): 156–170. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Виола Р.Дж., Маккарти Г. Когда незнакомцы проходят: обработка взаимного и отведенного социального взгляда в верхней височной борозде. Психологическая наука. 2004b; 15 (9): 598–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перретт Д.И., Смит П.А., Поттер Д.Д., Мистлин А.Дж., Хед А.С., Милнер А.Д. и др. Зрительные клетки височной коры чувствительны к взгляду лица и направлению взгляда.Труды Лондонского королевского общества. Серия B, Содержит документы биологического характера. Королевское общество (Великобритания) 1985; 223 (1232): 293–317. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пьюс А., Эллисон Т., Асгари М., Гор Дж. К., Маккарти Г. Дифференциальная чувствительность зрительной коры головного мозга человека к лицам, буквенным строкам и текстурам: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Журнал неврологии. 1996. 16 (16): 5205–5215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Puce A, Constable RT, Luby ML, McCarthy G, Nobre AC, Spencer DD, et al.Функциональная магнитно-резонансная томография сенсорной и моторной коры: сравнение с электрофизиологической локализацией. Журнал нейрохирургии. 1995. 83 (2): 262–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Риццолатти Г., Фадига Л., Галлезе В., Фогасси Л. Премоторная кора головного мозга и распознавание двигательных действий. Исследование мозга. Когнитивные исследования мозга. 1996. 3 (2): 131–141. [PubMed] [Google Scholar]
  • Риццолатти Г., Фадига Л., Мателли М., Беттинарди В., Паулесу Е., Перани Д. и др. Локализация хватательных представлений у человека методом ПЭТ: 1.Наблюдение против исполнения. Экспериментальное исследование мозга. 1996. 111 (2): 246–252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rolls ET. Орбитофронтальная кора и награда. Кора головного мозга. 2000. 10 (3): 284–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томаселло М., Заяц Б., Леманн Х., Калл Дж. Опора на голову и глаза при взгляде, наблюдаемом у человекообразных обезьян и человеческих младенцев: гипотеза кооперативного глаза. Журнал эволюции человека. 2007. 52 (3): 314–320. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотерхаус Л., Моррис Р., Аллен Д., Данн М., Фейн Д., Файнштейн С. и др.Диагностика и классификация аутизма. Журнал аутизма и нарушений развития. 1996. 26 (1): 59–86. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Дж. Д., Майерс Р., Фраковяк Р. С., Хайнал Дж. В., Вудс Р. П., Мацциотта Дж. К. и др. Область V5 человеческого мозга: данные комбинированного исследования с использованием позитронно-эмиссионной томографии и магнитно-резонансной томографии. Кора головного мозга. 1993. 3 (2): 79–94. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wright TM, Pelphrey KA, Allison T., McKeown MJ, McCarthy G. Полисенсорные взаимодействия вдоль боковых височных областей, вызываемые аудиовизуальной речью.Кора головного мозга. 2003. 13 (10): 1034–1043. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зеки С., Уотсон Дж. Д., Люк С. Дж., Фристон К. Дж., Кеннард С., Фраковяк Р. С.. Прямая демонстрация функциональной специализации зрительной коры головного мозга человека. Журнал неврологии. 1991. 11 (3): 641–649. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

УРОКОВ АУТИЗМА И ТИПИЧНОГО РАЗВИТИЯ

Ann N Y Acad Sci. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010, 10 января.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2804066

NIHMSID: NIHMS77822

Лаборатория когнитивной нейробиологии развития, Департамент психологии, Университет Карнеги-Меллонг3, Университет Карнеги-Меллон, 152 Автор: Кевин А.Пелфри, доктор философии, [email protected], Телефон: 412-268-9718, 5000 Forbes Avenue, Университет Карнеги-Меллона, Питтсбург, Пенсильвания, 15213 Окончательная отредактированная версия этой статьи доступна в Ann NY Acad Sci. См. Другие статьи. в ЧВК, цитирующих опубликованную статью.

Abstract

В этом обзоре мы резюмируем нашу исследовательскую программу, целью которой является определение типичного и атипичного развития социального мозга у детей, подростков и взрослых с аутизмом и без него.Мы выделяем недавние работы с использованием стимулов виртуальной реальности, отслеживания взгляда и функциональной магнитно-резонансной томографии, в которых задействована область верхней височной борозды (STS) как важный компонент сети областей мозга, которая поддерживает различные аспекты социального познания и социального восприятия. Наша работа с типично развивающимися взрослыми людьми привела к выводу, что область STS участвует в социальном восприятии через свою роль в визуальном анализе действий и намерений других людей по сигналам биологического движения.В нашей работе с подростками и взрослыми с высокофункциональным аутизмом область STS рассматривается как механизм, лежащий в основе дисфункции социального восприятия при этом расстройстве психического развития. Мы также сообщаем о новых результатах исследования восприятия биологического движения у маленьких детей с аутизмом и без него.

Ключевые слова: аутизм, фМРТ, верхняя височная борозда

ВВЕДЕНИЕ

Люди — глубоко социальные существа. Они существовали тысячелетия в очень коллективной среде, в которой каждый человек зависит от других людей, включая большие семьи и общественные образования.Социальное познание в широком смысле слова — это термин, который мы используем для обозначения фундаментальных способностей воспринимать, классифицировать, запоминать, анализировать, рассуждать и вести себя по отношению к другим сородичам. Степень, в которой такие процессы успешно работают, помогает определять судьбу отдельных людей. Потенциальный путь изучения нейронной основы социального познания состоит в том, чтобы понять, что отличает тех людей, которые эффективно «занимаются» социальным познанием, от тех, кто этого не делает. В нашей исследовательской программе этот подход используется двояко.Сначала мы изучаем типично развивающихся детей, подростков и взрослых на разных этапах пути развития к зрелым социальным познавательным способностям. Подобно тому, как биология неизмеримо выигрывает от изучения организмов в процессе развития, так же и с психическими явлениями. Чтобы понять нейронную основу типичного и атипичного социального познания, важно понять нормативное развитие социального познания у детей, потому что такой фокус может дать крайне необходимое раннее представление о сложных психических процессах во время их формирования.Достижения в методах визуализации развивающегося мозга предоставили захватывающие возможности для изучения механизмов, участвующих в развитии социальных когнитивных способностей. Мы также сравниваем функции мозга и развитие мозга у людей с аутизмом и без него, расстройством, ограничивающим социальное познание. Использование функциональной нейровизуализации для изучения аномальной функции мозга обеспечивает подход, при котором различия в мозге могут информировать нас о процессах болезни, а также помочь нам лучше понять нормальное функционирование и развитие мозга.

На протяжении большей части двадцатого века психологи создавали теории и множество эмпирических данных, касающихся основных строительных блоков социального познания. Это понимание начинает извлекать выгоду из использования неинвазивных методов визуализации мозга, включая функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ), для выявления сети областей мозга, которые поддерживают различные аспекты социального познания людей. За последнее десятилетие исследования того, как мы думаем о себе и других людях, как мы имитируем и изменяемся, а также как мы регулируем свои эмоции и воспринимаем эмоции других людей, позволили нам узнать о различных компонентах социального познания.Однако эта работа была сосредоточена почти исключительно на зрелых умах взрослых людей. Для изучения моделей развития мозга, связанных с возникновением и совершенствованием социальных когнитивных способностей, было проведено мало работы, что оставило эту область широко открытой для исследования.

Через призму недавних исследований социальной нейробиологии становится все более очевидным, что способности к социальному познанию зависят от специализированных систем мозга для процессов, которые включают быстрое распознавание лиц других людей, интерпретацию действий других посредством анализа сигналов биологического движения и определение эмоционального состояния других посредством изучения выражения лица.Были выдвинуты различные предложения по описанию областей мозга, участвующих в социальном познании. Одна ранняя и влиятельная модель была изложена братьями (1990), которые рассматривали социальное познание как обработку информации, которая завершается точным анализом предрасположенностей и намерений других людей, и предлагали участие миндалевидного тела, орбитофронтальной коры головного мозга (OFC). и область верхней височной борозды (STS) как ключевые узлы «социального мозга» приматов. В этой и других моделях социального мозга компоненты нейронных цепей, поддерживающих социальное познание, состоят из механизмов, которые относительно стары с точки зрения эволюции.Однако социальный мир, в котором человеческий мозг выполняет свои функции, кардинально изменился за относительно короткий период. Например, ребенок, родившийся 50 000 лет назад, имел бы те же умственные способности, что и ребенок сегодня, но с совершенно другим набором требований, стремлений и возможностей, не говоря уже о правах, обязанностях, шансах на выживание и определениях успеха.

Работа в нашей лаборатории сосредоточена на выявлении и характеристике развития психологических и мозговых механизмов, поддерживающих относительно простой аспект социального познания, социального восприятия, который относится к начальным этапам оценки эмоций, действий и намерений других людей с использованием их направление взгляда, движения тела, жесты рук, мимика и другие сигналы биологического движения (Allison, Puce, & McCarthy, 2000).Мы использовали методы анимации персонажей виртуальной реальности, поведения, отслеживания взгляда и фМРТ, чтобы исследовать нормальное и ненормальное развитие механизмов мозга для социального восприятия. В частности, мы сосредоточились на использовании сигналов биологического движения для интерпретации действий других. Мы опишем некоторые из ключевых недавних результатов этой исследовательской программы, касающиеся роли области STS у неврологически нормальных взрослых и у типично развивающихся детей. Затем мы рассмотрим, как эти достижения повлияли на наше понимание механизмов мозга, лежащих в основе дисфункции социального восприятия при аутизме.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО МОЗГА

Как показано в, нейробиологи описали несколько областей мозга, которые составляют нейронные цепи, поддерживающие различные аспекты социального познания и социального восприятия. К ним относятся: (1) боковая веретенообразная извилина или «веретенообразная область лица», которая важна для структурного кодирования лиц в окружающей среде и для быстрого распознавания лиц (Kanwisher, McDermott, & Chun, 1997; Puce, Allison, Asgari, Gore , & Маккарти, 1996). (2) Задняя область STS, которая участвует в обработке динамических выражений эмоций и в интерпретации действий и намерений других посредством визуального анализа сигналов биологического движения (Bonda, Petrides, Ostry, & Evans, 1996; LaBar , Crupain, Voyvodic, & McCarthy, 2003; Pelphrey et al., 2003a; Пелфри, Моррис и Маккарти, 2004а; Пелфри, Сингерман, Эллисон и Маккарти, 2003b; Пелфри, Виола и Маккарти, 2004b). У людей область STS — это термин, используемый для описания собственно STS, частей верхней и средней височных извилин и областей угловой извилины возле восходящей конечности STS (Allison et al., 2000). (3) Миндалевидное тело и взаимосвязанные лобно-лимбические области были вовлечены в определение эмоционального состояния других посредством анализа мимики (Adolphs, Tranel, Damasio, & Damasio, 1995; Morris et al., 1996) и играет центральную и сложную роль во многих аспектах эмоций (Davis & Whalen, 2001; Kluver & Bucy, 1997; LeDoux, 1992). (4) Экстрастриальная область тела (EBA), которая участвует в визуальном восприятии человеческих тел (Downing, Jiang, Shuman, & Kanwisher, 2001). (5) Набор областей, включающих части теменной коры, включая нижнюю и верхнюю теменные доли, переднюю интрапериетальную борозду и лобные области коры, включая нижнюю лобную извилину (IFG), получил название «зеркальной системы». люди, потому что они в равной степени активируются как при выполнении двигательного действия, так и при наблюдении за двигательным действием другим человеком (Buccino et al., 2001; Iacoboni et al., 2001; Iacoboni et al., 1999; Риццолатти, Фадига, Галлезе и Фогасси, 1996). (6) Орбитофронтальная кора головного мозга (OFC) участвует в обработке вознаграждения и социального подкрепления (Bechara, Damasio, Damasio, & Anderson, 1994; Rolls, 2000). Хотя OFC чаще всего участвует в «низкоуровневом» представлении ценностей вознаграждения или наказания (O’Doherty, Kringelbach, Rolls, Hornak, & Andrews, 2001), более латеральные (т. Е. Вентральные и дорсальные) префронтальные области коры головного мозга (VLPFC) ) были вовлечены в облегчение относительно более сложных адаптивных поведенческих реакций на изменения в ценности вознаграждения или наказания (Cools, Clark, Owen, & Robbins, 2002).(7) Наконец, медиальная префронтальная кора головного мозга (MPFC) участвует в выводах о намерениях и психических состояниях других людей (Castelli, Frith, Happe, & Frith, 2002; Frith & Frith, 1999; Gregory et al., 2002). а также приписывание эмоций себе и другим (Ochsner et al., 2004). На сегодняшний день когнитивные нейробиологи подчеркнули важность идентификации уникального вклада каждого региона в социальное познание и социальное восприятие. Эта аналитическая перспектива помогла предоставить основу для организации нашего нового понимания социального мозга, но этот подход не полностью отражает сложность взаимодействий между этими нейроанатомическими структурами.Вероятно, что по мере развития нашей области эти структуры будут лучше пониматься как компоненты в сети регионов, подчиняющих социальное познание и социальное восприятие.

Некоторые области мозга, участвующие в различных аспектах социального познания и социального восприятия. VLPFC = вентральная латеральная префронтальная кора, IPL = нижняя теменная долька, STS = верхняя височная борозда, OFC = орбитальная лобная кора, MPFC = медиальная префронтальная кора, EBA = экстрастриатная область тела, AMY = миндалина, FFA = веретенообразная область лица.

ИЗУЧЕНИЕ МОЗГА СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ У ВЗРОСЛЫХ

Мы разработали программу исследований, основной целью которой является идентификация и определение нейронных систем, участвующих в социальном восприятии, и изучение этих систем у типично и нетипично развивающихся детей и подростков. , и взрослые. Мы начали наше исследование нейробиологии социального восприятия людей с целью дальнейшего уточнения роли области STS. Эта работа была инициирована для проверки гипотезы о том, что область STS играет важную роль в социальном восприятии через ее участие в интерпретации действий и социальных намерений других людей на основе анализа сигналов биологического движения (Allison et al., 2000). Это предположение было основано на доступных доказательствах нейровизуализации человека, а также на элегантной работе на нечеловеческих приматах, демонстрирующей чувствительность нейронов в STS к различным социально значимым сигналам, включая направление головы и взгляда (Perrett et al., 1985). Здесь мы описываем избранные эксперименты, в которых решался этот вопрос с использованием методов фМРТ и виртуальной реальности с типично развивающимися взрослыми участниками.

Существуют ли специализированные области мозга для восприятия биологического движения?

Область STS была идентифицирована на раннем этапе как играющая роль в биологическом восприятии движения (обзор см. В Allison et al., 2000). Мы определяем биологическое движение как визуальное восприятие живого существа, выполняющего узнаваемое действие или движение. Примеры этого включают людей, танцующих, машущих руками и говорящих. Наша визуальная система может идентифицировать других, участвующих в такой деятельности, даже при отсутствии деталей визуальной формы. Например, многие исследователи создавали стимулы, прикрепляя несколько маленьких огней к суставам актеров и снимая этих людей, когда они совершают различные движения. Участники эксперимента, наблюдающие эти стимулы, могут правильно описать актеров, их эмоции и их действия (Johannson, 1973).В большинстве этих предыдущих исследований в качестве стимулов использовались точечные световые индикаторы. Например, Бонда и его коллеги (1996) продемонстрировали, что восприятие точечных световых дисплеев, передающих узнаваемые движения рук, активировало область STS больше, чем случайное движение света. Это оставляло открытой возможность того, что ответ из области STS был вызван тем фактом, что биологическое движение было более знакомым, узнаваемым и именуемым, чем случайное движение. Возможно, что скоординированное и значимое небиологическое движение может также активировать область STS, и это ставит под сомнение специфику этой области для обработки биологического движения.

Чтобы решить эту проблему, мы провели исследование фМРТ, связанное с событием, чтобы сравнить ответы из области STS на четыре различных типа движения, передаваемых с помощью анимированных персонажей виртуальной реальности. Как показано на верхней панели, участники рассматривали ходьбу, биологическое движение, передаваемое роботом (Робот) или человеком (Человек). Они также рассматривали бессмысленное, но сложное небиологическое движение в форме разрозненной механической фигуры (Механическое) и сложное, значимое и имеющее название небиологическое движение, включающее в себя движения напольных часов (Часы) (Pelphrey et al., 2003а). Наш дизайн обращался к критическому вопросу о том, является ли область STS специализированной для восприятия биологического движения. Как показано на нижней панели, мы наблюдали сильную и эквивалентную активность в области STS правого полушария в условиях человека и робота. Этот результат исключил возможность того, что область STS просто реагировала на присутствие человеческой формы. В целом реакция на биологическое движение была намного сильнее, чем на движущиеся часы и механическую фигуру.Крайне важно, что не каждая область мозга показывала такую ​​картину эффектов. Например, MT или V5 (MT / V5), который, как известно, реагирует на различные виды движений (Puce et al., 1995; Watson et al., 1993; Zeki et al., 1991), сильно реагировал на все четыре типы движения. Из этих результатов мы пришли к выводу, что биологическое движение избирательно активирует область STS. Таким образом, мы начали рассматривать область STS как узел нейронной системы, поддерживающей социальное восприятие через его роль в обнаружении и восприятии действий человека.

Стимулы (верхняя панель) и результаты (нижняя панель) исследования восприятия биологического движения у типично развивающихся взрослых. Область STS сильнее реагировала на биологическое движение, чем на небиологическое (нижняя панель).

Участвует ли регион СС в представлении намерений других людей?

Наше предыдущее исследование продемонстрировало, что область STS избирательно участвует в восприятии биологического движения. Учитывая это открытие, мы затем попытались определить, отражает ли область СС намерения других людей.То есть мы оценили, чувствительна ли область СС к целям и намерениям наблюдаемых действий — в данном случае движение глаз персонажа должно быть согласованным или несовместимым с ожиданиями субъекта относительно того, что виртуальный персонаж «должен» делать в конкретный контекст.

Внутри сканера МРТ наши испытуемые наблюдали за анимированным персонажем, когда маленькая шахматная доска появлялась и мигала в ее поле зрения (см. Левые панели). На совпадающих испытаниях персонаж смотрел в сторону шахматной доски (вверху слева), действуя в соответствии с предполагаемыми ожиданиями испытуемого.В неконгруэнтных испытаниях персонаж отвел взгляд от шахматной доски на другую часть своего поля зрения (внизу слева), тем самым нарушив ожидания. Мы подозревали, что область STS будет чувствительна к этим различиям в интенциональности и, следовательно, эта область будет различать конгруэнтные и неконгруэнтные условия. Это предполагает, что эта область участвует в мониторинге ожиданий в отношении целей других. Активность в области STS была больше для неконгруэнтного, чем для конгруэнтного сдвига взгляда, демонстрируя необходимость различных уровней обработки наблюдаемых целенаправленных и нецеленаправленных наблюдаемых действий.

Эксперимент по определению активации мозга в ответ на ожидаемые и неожиданные сдвиги взгляда со стороны другого человека (левая панель) и соответствующей активации мозга в связи с биологическим движением (наблюдаемые движения человека; правая панель). Неконгруэнтные испытания вызвали большую активность STS в правом полушарии, чем конгруэнтные испытания, продемонстрировав чувствительность области STS к намерениям, передаваемым смещением взгляда. Перепечатано с разрешения Pelphrey and Morris (2006).

Это исследование расширило наше понимание социального мозга, продемонстрировав, что активность в области STS модулируется предполагаемыми намерениями действий.Таким образом, мы пришли к выводу, что область STS участвует в социальном восприятии помимо своей роли в восприятии биологического движения: она также участвует в визуальном анализе действий и намерений других людей. Мы отмечаем, что паттерн эффектов (неконгруэнтный> конгруэнтный) не специфичен для движений глаз, потому что он также наблюдается, когда субъекты видят конгруэнтные и неконгруэнтные движения руки и руки, требующие схватывания (Pelphrey et al., 2004a).

Служит ли регион ССН механизмом выявления социально значимых изменений взгляда?

Наше предыдущее исследование обработки взгляда с помощью фМРТ установило, что область STS чувствительна по крайней мере к одному аспекту контекста, в котором наблюдается действие (т.е., целенаправленность vs. нецеленаправленность). Здесь мы провели исследование с помощью фМРТ, чтобы оценить, чувствительна ли область STS к откровенно социальным сообщениям, касающимся подхода и избегания, передаваемых через взаимный и отведенный взгляд. Направление взгляда может служить мощным социальным сигналом, при этом взаимный взгляд часто сигнализирует об угрозе или приближении, а отведенный взгляд — о подчинении или избегании (Argyle & Cook, 1976). Из всех видов приматов у людей самые выдающиеся глаза (самая большая и яркая склера), которые облегчают определение направления взгляда (Kobayashi & Kohshima, 1997).Этот и другие результаты подтверждают гипотезу «кооперативного взгляда», выдвинутую Томаселло и его коллегами (Tomasello, Hare, Lehmann, & Call, 2007). Они предполагают, что особенно видимые глаза на протяжении всей эволюции значительно упрощали координацию совместной деятельности на близком расстоянии, способствуя пониманию фокуса внимания и планов других. Одно из предсказаний этой гипотезы состоит в том, что социальный мозг приматов должен включать механизмы для обнаружения социально значимых сдвигов взгляда.

Для дальнейшего изучения ролей, которые играет взгляд в социальных взаимодействиях, мы создали сценарий виртуальной реальности, в котором персонажи подходят к участнику и либо встречаются, либо избегают его или ее взгляда (верхняя панель). Участники наблюдали эти стимулы через очки виртуальной реальности в сканере МРТ. Мы предсказали большую активность для взаимного взгляда по сравнению с отведенным взглядом, что отражает потребность в большей социальной обработке в случае взаимного взгляда. Как показано на нижней панели, мы видели этот образец реакции на приближение и связанный с ним сдвиг взгляда в области STS.Однако имелась функциональная диссоциация между STS и правой веретенообразной извилиной, при этом веретенообразная извилина не позволяла различать взаимный и отведенный взгляд. Это предполагает более прямую роль правой веретенообразной извилины в обнаружении лица, но более специфическую функцию для области STS в понимании взгляда.

Стимулы (верхняя панель) и результаты (нижняя панель) эксперимента по измерению активации мозга в ответ на незнакомец, инициирующий или избегающий социального взаимодействия.Участники наблюдали за приближающимся по виртуальному коридору анимированным персонажем, который переводил взгляд либо на предмет, либо от него. В обеих ситуациях анимированная последовательность вызвала активацию в правой области STS. График внизу показывает динамику активации (обозначенную как средний контраст, зависящий от уровня оксигенации крови, или ЖЕЛТЫЙ, изменения сигнала) из правой области STS в ответ на движения взгляда прохожего. Условия взаимного и отведенного взгляда нанесены вместе с графиком их разницы (взаимный минус отведенный взгляд).Обратите внимание, что изменение активности начинается с появления персонажа в коридоре и снова увеличивается в тот момент, когда происходит смещение взгляда. Перепечатано с разрешения Pelphrey and Morris (2006).

Эти два исследования восприятия взгляда иллюстрируют роль области STS в обнаружении и обработке движений глаз, чтобы интерпретировать фокусы внимания и цели других во время социальных взаимодействий. Они также поддерживают гипотезу о том, что на социальный компонент мозга может влиять контекст действия, даже во время пассивного наблюдения за другими.Кроме того, это исследование предполагает, что такая обработка происходит до таких исполнительных функций более высокого уровня, как принятие решений, выбор ответа и восприятие новизны, которые в основном имеют место в префронтальных областях. В более широком смысле, наши выводы о влиянии контекста на активность мозга хорошо согласуются с выводами социальной психологии, касающимися поведенческих эффектов, возникающих в результате ситуационных и контекстных факторов. Таким образом, принципы ситуационного и контекстного влияния действуют на нескольких уровнях организма, включая поведение человека в социальных ситуациях и локализованную активность мозга.

Сводка характеристик области STS

Таким образом, рассмотренные выше исследования вместе с другими, не обсуждаемыми здесь, позволили нам охарактеризовать область STS как узел в социальном мозге. На сегодняшний день мы знаем, что: область STS демонстрирует предпочтительный ответ на биологическое движение по сравнению с небиологическим движением (Pelphrey et al., 2003a). Область STS является мультимодальной, реагирует на слуховые и зрительные стимулы и демонстрирует полисенсорные взаимодействия (Wright, Pelphrey, Allison, McKeown, & McCarthy, 2003).Кроме того, эта область чувствительна к целям или намерениям (социальным и несоциальным), передаваемым сигналами биологического движения (Mosconi, Mack, McCarthy, & Pelphrey, 2005; Pelphrey et al., 2004a; Pelphrey, Morris, Michelich, Allison, & McCarthy, 2005b; Pelphrey et al., 2003b; Pelphrey et al., 2004b). Область STS обнаруживает примерно соматотопную организацию (Pelphrey et al., 2005b). Учитывая формирующийся портрет роли STS-региона в социальном восприятии, неудивительно, что эта нейроанатомическая структура стала предметом исследования нескольких групп, стремящихся понять механизмы мозга при аутизме, расстройстве, которое характеризуется глубокими недостатками в нескольких аспектах: социальное восприятие и социальное познание.Теперь перейдем к обсуждению работы нашей лаборатории в этой области.

НЕЙРОННАЯ ОСНОВА ДИСФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ ПРИ АУТИЗМЕ

Определение фенотипа: дисфункция социального восприятия при аутизме

Аутизм — это сложное поведенческое расстройство психического развития, характеризующееся серьезными и повсеместными нарушениями социального функционирования и общения, а также ограниченными повторяющимися действиями. поведение и особый курс развития (APA, 2000). Затронутые люди различаются по степени проявления каждого из этих нарушений, но основная инвалидность, по-видимому, связана с социальным функционированием (Kanner, 1943; Waterhouse et al., 1996). Как подчеркивал Каннер (1943), «неспособность взаимодействовать обычным образом» является кардинальной особенностью аутизма и патогномонична для этого расстройства психического развития. В первом описании Каннером (1943) 11 детей с «младенческим аутизмом» он описал детей как детей, лишенных необходимых навыков для нормального социального функционирования, с особыми нарушениями социальных взаимодействий. Таким образом, «мы должны предположить, что эти дети пришли в мир с врожденной неспособностью устанавливать обычный, биологически обусловленный аффективный контакт с другими людьми, точно так же, как другие дети приходят в мир с врожденными физическими или интеллектуальными недостатками.»(Стр.250). По его мнению, наиболее заметными социальными трудностями были отсутствие разнообразия в эмоциональном выражении, отказ от интереса к другим людям, отстраненность и недоступность в социальных взаимодействиях, а также предпочтение объектов перед людьми. Хотя каждый человек отличался по спектру, все они разделяли присущее им непонимание социальных ситуаций и неспособность предложить эмоциональную связь при взаимодействии с другими. Уникальность социального поведения при аутизме побудила Каннера (1943) охарактеризовать это расстройство как «нарушение аффективного контакта».В ходе 30-летнего наблюдения за теми же детьми Каннер (1973) обнаружил небольшое улучшение аффективного контакта с людьми и пришел к выводу, что у них отсутствуют соответствующие биологические механизмы. Эти краткие выводы из первоначальных наблюдений Каннера над аутизмом подтверждают тот же спектр аутизма, наблюдаемый сегодня, и множественные аспекты социальной дисфункции при аутизме.

Взгляд на мир глазами аутизма

Первый набег нашей лаборатории на изучение аутизма предоставил яркую иллюстрацию дефицита социального восприятия, характеризующего это расстройство психического развития.Как показано на рисунке, мы использовали отслеживание глаз, чтобы оценить пути визуального сканирования высокофункциональных взрослых с аутизмом, когда они рассматривали лица, отображающие различные выражения эмоций. Неврологически нормальные взрослые (правая панель) большую часть времени рассматривали основные социально информативные черты лиц (например, глаза, нос и рот). Напротив, люди с аутизмом (см. Левую панель) не смотрели в глаза или на другие основные черты лица. Вместо этого они сканировали лица, казалось бы, случайным образом, что свидетельствует о неспособности понять значение этих черт для социального понимания.

Примеры путей сканирования из исследования отслеживания взгляда высокофункциональных взрослых с аутизмом (левый столбец) и IQ, пола и возраста, как правило, развивающихся субъектов сравнения (правый столбец). Перепечатано с разрешения Pelphrey et al. (2002).

Область STS и социальная дисфункция при аутизме

Наряду с описанными нами различиями в путях сканирования, люди с аутизмом характеризуются дефицитом в использовании информации взгляда для понимания намерений и психического состояния других, а также для координации совместного внимания ( Саймон Барон-Коэн, 1995; Доусон, Мельцов, Остерлинг, Ринальди и Браун, 1998; Ликам, Ханнисетт и Мур, 1998; Ликам, Лопес и Мур, 2000; Лавленд и Лэндри, 1986; Манди, Сигман, Унгерер, И Шерман, 1986; Барон-Коэн и др., 1999; Фрит и Фрит, 1999). Такой дефицит наблюдается на очень ранней стадии разработки. В некоторых случаях совместному вниманию можно научиться, используя информацию взгляда для вывода о психических состояниях и намерениях, и оно постоянно нарушается даже у высокофункциональных взрослых с аутизмом (Baron-Cohen, Wheelwright, Hill, Raste, & Plumb, 2001). Обратите внимание на то, что эти люди не могут определять направление взгляда, а скорее они не могут использовать такую ​​информацию, чтобы делать выводы о психических состояниях и поведении других. Основываясь на наших предыдущих открытиях и знаниях об этих недостатках, мы решили изучить роль STS в дисфункции обработки взгляда при аутизме.Для этого мы использовали нашу парадигму шахматной доски. Мы знали, что типично развивающиеся люди должны демонстрировать повышенную реакцию на несоответствующие и согласованные смещения взгляда в ССН и других социальных областях мозга, демонстрируя ожидания преднамеренности. Однако, хотя мы обнаружили активность в одних и тех же областях мозга у людей с аутизмом, мы не увидели такой дифференциации мозговой активности в зависимости от состояния. Это говорит об отсутствии контекстного влияния на область STS, что является возможным механизмом, лежащим в основе дефицита обработки взгляда, о котором поведенчески сообщается при аутизме.Гипоактивация STS и снижение функциональной связи между STS и частями нижней затылочной извилины (зрительная область V3) также наблюдались у людей с аутизмом во время задач, связанных с приписыванием намерений движущимся геометрическим фигурам (Castelli, Frith, Happe, & Frith , 2002).

Одним из наиболее интересных аспектов наших результатов было наблюдение, что дисфункция в области STS сильно и конкретно коррелировала с уровнем социальных нарушений, проявляемым отдельными субъектами.Напомним, что в группе активность в области STS у субъектов с аутизмом существенно не различалась при несовпадении и конгруэнтном сдвиге взгляда. Однако так же, как аутизм неоднороден по степени тяжести, имелись четкие индивидуальные различия в степени дисфункции STS. Чтобы выяснить, были ли эти индивидуальные различия связаны с тяжестью аутизма, мы вычислили корреляции между оценками по нескольким алгоритмическим областям опроса Autism Diagnostic Interview — Revised (ADI-R; Lord, Rutter, & Le Couteur, 1994), который используется для подтверждения диагноза аутизма и величины несовпадающей и конгруэнтной дифференциации в правой области STS.Мы предположили, что более низкие уровни неконгруэнтной дифференциации по сравнению с конгруэнтной дифференциацией (то есть баллы несовпадающих минус конгруэнтные различия) в области STS будут указывать на большую корковую дисфункцию. Более высокие баллы по аспектам ADI-R могут указывать на большую тяжесть аутизма. Поразительно, но величина несовпадающей и конгруэнтной разницы была сильно, отрицательно коррелирована с оценками в области взаимного социального взаимодействия ( r = -0,78, p = 0,004). Коммуникационная область или ограниченные, повторяющиеся и стереотипные модели области поведения.Эти данные свидетельствуют о том, что степень нейрофункционального нарушения в правой области STS связана с серьезностью определенных основных черт фенотипа аутизма.

Другой недостаток, о котором сообщается в поведении людей с аутизмом, связан с проблемами речи и языковой обработки, включая восприятие речи. Также было показано, что STS играет роль в этих процессах. В отчетах по нейровизуализационным исследованиям предполагалась аномальная латеральность во время восприятия речи (Boddaert et al., 2002), а также аномальные реакции в области STS на человеческие голоса (Gervais et al., 2004) и отсутствие реакции на голосовые звуки (Belin, Zatorre, Lafaille, Ahad, & Pike, 2000) у людей с аутизмом. Обратите внимание, однако, что эти люди показали типичные реакции слуховой коры на неголосовые звуки. Мы решили продолжить изучение нарушений восприятия речи с помощью аудиовизуальных речевых дисплеев у людей с аутизмом и неврологически нормальным контролем (Коллинз и Пелфри, неопубликованные данные диссертации).При восприятии одновременного слухового и визуального речевого отображения в области STS проявлялась двусторонняя активация. У типично развивающихся людей уровень активности в этой области был выше, когда слуховые и визуальные дисплеи совпадали, чем когда они не совпадали или когда слуховая или визуальная информация представлялась изолированно. Тем не менее, у людей с аутизмом наблюдалась гипоактивация в области STS при всех условиях и не было различий между совпадающими и несоответствующими речевыми представлениями.Эти результаты предполагают неудачную интеграцию слуховой и визуальной речи.

НЕЙРОБИОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ У ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ И БЕЗ АУТИЗМА

Хотя когнитивные нейробиологи собрали огромное количество информации о регионах мозга, участвующих в социальном восприятии и социальном познании, было проведено очень мало работы по оценке развития социального мозга у типично или атипично развивающихся детей. Несколько ранних исследований были сосредоточены на миндалине и ее реакции на испуганные лица.Во-первых, Бэрд и его коллеги (1999) продемонстрировали активацию миндалины на испуганных лицах у детей в возрасте от 12 до 17 лет. Томас и его коллеги (2001) сообщили, что взрослые демонстрировали большую активацию миндалевидного тела при выражении страха на лице, тогда как 11-летние дети демонстрировали большую активацию миндалевидного тела при обращении к нейтральным лицам. Возможно, нейтральные лица воспринимались как более двусмысленные, чем выражение страха, что приводило к усилению активации миндалины. Сообщалось о половых различиях в развитии миндалины у детей и подростков (Killgore, Oki, & Yurgelun-Todd, 2001).В то время как левая миндалина реагировала на пугающие выражения лица у всех детей, ее активность снижалась в подростковом периоде у женщин, но не у мужчин. В последующем исследовании Киллгор и Юргелун-Тодд (2004) сравнили детей, подростков и взрослых во время восприятия испуганных лиц. Они сообщили, что мужчины и женщины различались по асимметрии активации миндалины и префронтальной коры (ПФК) в трех возрастных группах. Для мужчин активация в дорсолатеральном ПФК была двусторонней в детстве, правосторонней в подростковом возрасте и двусторонней во взрослом возрасте, тогда как у женщин наблюдалась монотонная связь с возрастом, причем у более старших женщин двусторонняя активация была выше, чем у молодых.Напротив, активация миндалины была сходной для обоих полов: двусторонняя активация в детстве, правосторонняя активация в подростковом возрасте и двусторонняя активация во взрослом возрасте. Наконец, Lobaugh, Gibson и Taylor, 2006 сообщили, что страх, отвращение и грусть задействуют разные нейронные системы у 10-летних детей, как и у взрослых (Phan, Wager, Taylor, & Liberzon, 2002). В других исследованиях изучалась роль боковой веретенообразной извилины (FFG) в обработке лица у детей, а исследования с использованием фМРТ и ERP начали предоставлять важную информацию.На данный момент известно, что некоторая степень специализации FFG для лиц очевидна на ранних этапах развития (например, Tzourio-Mazoyer et al., 2002), и эта специализация продолжает развиваться в младенчестве и в позднем детстве и подростковом возрасте (Aylward et al. ., 2005; Москони и др., 2005; Тейлор, Эдмондс, Маккарти и Эллисон, 2001). Исследования показали, что у детей в возрасте от 10 до 12 лет активность зеркальных нейронов аналогична той, что была выявлена ​​ранее у взрослых, но модели активности в этих областях еще не изучены у детей младшего возраста (Dapretto et al., 2006; Ohnishi et al., 2004).

Получение данных нейровизуализации у детей связано с рядом методологических проблем. Возможно, наиболее примечательным из них является соблюдение ребенком требования оставаться неподвижным во время сеанса сканирования. Ключевым методологическим достижением в усилиях нашей лаборатории по созданию программы исследования функциональной нейровизуализации детей стала разработка оборудования для имитации сканирования. Мы завершили создание симулятора МРТ для использования в адаптации детей к среде сканера и для тренировки этих субъектов, чтобы минимизировать движение головы.В частности, дети обучаются с использованием оперантных процедур кондиционирования, реализуемых с помощью специально написанного программного обеспечения, которое получает входные данные от датчика движения головы и использует эти входные данные для управления работой видеоплеера. Ребенок смотрит фильм, и фильм останавливается, когда ребенок демонстрирует движение головы, превышающее все более строгий порог. Мы успешно использовали эту систему для подготовки детей в возрасте от 4 до 12 лет к сеансам фМРТ (Cantlon, Brannon, Carter, & Pelphrey, 2006; Carter & Pelphrey, 2006; Mosconi et al., 2005).

Нейронная основа восприятия взгляда у типично развивающихся детей

Опираясь на нашу работу о роли области STS у взрослых с аутизмом и без него, мы начали серию исследований для изучения нейрофункционального развития этой области у детей с аутизмом. и без аутизма. Сначала мы исследовали нейронные цепи, задействованные у детей школьного возраста (Mosconi et al., 2005). Используя нашу парадигму несовместимого и конгруэнтного взгляда (левая панель), мы исследовали чувствительность областей мозга, участвующих в обработке взгляда, и намерения, передаваемые смещением взгляда у типично развивающихся детей в возрасте от 7 до 10 лет.Основываясь на наших предыдущих выводах с использованием этой и аналогичных парадигм фМРТ у взрослых (Pelphrey et al., 2003b, 2004b, 2005b), мы предположили, что активность STS будет различать конгруэнтные и несовместимые испытания, отражая способность типично развивающихся 7-летних детей. связать восприятие сдвига взгляда с его менталистическим значением. Наши результаты подтвердили наш прогноз и показали, что область STS была чувствительна к намерениям, лежащим в основе движений глаз стимула.Эти данные свидетельствуют о том, что нейронная схема, лежащая в основе обработки взгляда и определения намерений взгляда у детей в этом возрастном диапазоне, очень похожа на таковую у взрослых.

Функциональная нейровизуализация восприятия биологического движения у детей с аутизмом и без него. и без аутизма. В элегантном поведенческом исследовании Blake, Turner, Smoski, Pozdol и Stone (2003) продемонстрировали, что дети (в возрасте 8–10 лет) с аутизмом значительно хуже распознают биологическое движение с точечных световых дисплеев по сравнению с неврологически нормальными IQ. дети.Мы стремились идентифицировать мозговые корреляты этих биологических дефицитов восприятия движения у детей с аутизмом. Мы использовали нашу предыдущую конструкцию с четырьмя различными условиями движения: идущий человек, шагающий робот, разрозненная механическая фигура с теми же компонентами, что и робот, и напольные часы (Pelphrey et al., 2003a). Таким образом, мы могли контролировать, была ли фигура биологической, было ли движение биологическим и было ли движение организованным. Как рассмотрено выше, мы ранее показали, что область STS у неврологически нормальных взрослых активировалась в большей степени биологическими условиями движения (человек и робот), чем небиологическими условиями движения (часы и механическая фигура).Как показано на левой панели, мы определили сеть областей мозга в нашей выборке от 7-10-летних обычно развивающихся детей, у которых были более сильные реакции, вызванные биологическим, чем небиологическим движением, включая область STS и ее части. предполагаемой системы зеркальных нейронов человека, включая нижние лобные извилины, прецентральные извилины, а также среднюю и верхнюю лобные извилины (Carter & Pelphrey, 2006). Кроме того, мы обнаружили изменение в развитии, которое предполагает увеличение специфичности биологического движения с возрастом в области STS.В частности, величина биологической оценки большей, чем небиологической разницы была положительно коррелирована с возрастом в правой области STS (

r = 0,64, p <0,03, двусторонний), с возрастом примерно 41 год. % отклонения в оценках биологической разницы больше, чем небиологических.

Сводная информация об активациях участников с аутизмом и без него, наблюдающих за биологическим и небиологическим движением (верхняя панель). График на нижней панели показывает реакцию региона STS в зависимости от состояния и группы участников.

Как показано на правой панели, когда мы использовали ту же парадигму с 7-10-летними высокофункциональными детьми с аутизмом ( N = 5), мы обнаружили, что у них не было различной активности STS для биологических и небиологическое движение. Важно отметить, что не каждая область мозга проявляла эти эффекты: чувствительная к движению зрительная область MT / V5 одинаково активировалась обоими типами движения у детей с аутизмом и без него. Эта функциональная диссоциация предполагает, что STS и другие социальные области мозга специфичны для биологического движения у типично развивающихся детей, но не у детей с аутизмом.Мы не наблюдали снижения активности во всех исследованных областях мозга, что указывает на то, что наблюдаемый нами эффект не был вызван общим снижением сигнала фМРТ.

Эти открытия особенно интересны в свете теоретических перспектив, которые подчеркивают важность биологического движения в развитии теории умственных способностей. Например, Фрит и Фрит (1999) предположили, что способность различать биологические и небиологические фигуры и их действия является одним из вероятных эволюционных предшественников теории разума.Таким образом, способности раннего биологического обнаружения движения могут позволить детям развить способность использовать знания о действиях и намерениях других, чтобы делать выводы о психических состояниях и, таким образом, развивать полноценную теорию умственных способностей. Результаты нашего исследования восприятия биологического движения у детей с аутизмом и без него с помощью фМРТ предполагают, что дети с аутизмом не обладают одним из основных строительных блоков, которые, как считается, лежат в основе теории разума. Примечательно, что эти люди также демонстрируют явные недостатки в теории задач разума (Baron-Cohen, Leslie, & Frith, 1985; Perner, Frith, Leslie, & Leekam, 1989).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предыдущие функциональные нейровизуализационные исследования аутизма были сосредоточены на возрастных диапазонах подростков и взрослых, при этом средний возраст выборок в исследованиях фМРТ взрослых с аутизмом составлял 21 год, а самая молодая возрастная группа — 12 лет. Есть несколько причин, по которым важно принять перспективу развития для изучения механизмов мозга, лежащих в основе дефицита обработки эмоций при аутизме. Во-первых, многие результаты нейровизуализации взрослых с аутизмом могут отражать реальные причины аутизма и / или компенсаторные изменения в мозге людей с аутизмом.Групповые различия в данных визуализации взрослых могут представлять собой причинный фактор или влияние аутизма на мозг. Распознавание проявлений компенсаторных эффектов у людей с аутизмом будет иметь решающее значение для понимания результатов нейровизуализации и может привести к новым методам лечения. Во-вторых, аутизм возникает в раннем детстве, и его симптомы меняются в течение онтогенеза. Нейровизуализационные исследования аутизма, которые принимают во внимание эти психологические и поведенческие преемственности и прерывания, лучше проинформируют нас о нейробиологических механизмах аутизма, чем исследования, которые дают только статическую картину у взрослых.В-третьих, функциональные мозговые корреляты аутизма у детей могут оказаться полезными для ранней диагностики, а выяснение траекторий развития нейронных цепей, поддерживающих обработку эмоций, может помочь в разработке более эффективных методов лечения. В-четвертых, перспектива развития может быть полезным инструментом для раскрытия взаимодействия между, казалось бы, несопоставимыми уровнями организации, например, между молекулярной биологией экспрессии генов, структурой и функцией мозга и развитием когнитивных способностей.В конечном итоге только проспективные лонгитюдные исследования детей с риском развития аутизма смогут прояснить связь между аномалиями мозга и течением расстройства.

Благодарности

Исследования, рассмотренные здесь, были частично поддержаны грантами Национального института психического здоровья, Фонда стипендий Джона Мерка, Национального института здоровья детей и развития человека, Управления по делам ветеранов, Национального альянса исследований аутизма / Аутизм говорит и Национальный институт неврологических расстройств и инсульта.Кевин Пелфри получил награду за развитие карьеры от Национального института здоровья, грант NIMH MH071284. Элизабет Картер поддерживается докторской стипендией Национального альянса исследований аутизма / Autism Speaks. Мы благодарны нашим сотрудникам, особенно Грегори Маккарти, Джеймсу Моррису и Труетту Эллисону. Мы благодарны Джейми Дойлу за помощь в подготовке рукописи.

Ссылки

  • Adolphs R, Tranel D, Damasio H, Damasio AR.Страх и миндалевидное тело человека. Журнал неврологии. 1995. 15 (9): 5879–5891. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эллисон Т., Пьюс А., Маккарти Г. Социальное восприятие на основе визуальных сигналов: роль региона СС. Тенденции когнитивной науки. 2000. 4 (7): 267–278. [PubMed] [Google Scholar]
  • APA. DSM-IV-TR. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2000. [Google Scholar]
  • Аргайл М., Кук М. Взгляд и взаимный взгляд. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1976 г.[Google Scholar]
  • Барон-Коэн С. Слепота разума: эссе об аутизме и «теории разума». Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1995. [Google Scholar]
  • Baron-Cohen S, Ring HA, Wheelwright S, Bullmore ET, Brammer MJ, Simmons A, et al. Социальный интеллект в нормальном и аутичном мозге: исследование фМРТ. Европейский журнал нейробиологии. 1999; 11 (6): 1891–1898. [PubMed] [Google Scholar]
  • Baron-Cohen S, Wheelwright S, Hill J, Raste Y, Plumb I. Пересмотренная версия теста «Читая мысли по глазам»: исследование с участием нормальных взрослых и взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональный аутизм.Журнал детской психологии и психиатрии. 2001. 42 (2): 241–251. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bechara A, Damasio AR, Damasio H, Anderson SW. Нечувствительность к будущим последствиям повреждения префронтальной коры головного мозга человека. Познание. 1994. 50 (1–3): 7–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белин П., Заторре Р. Дж., Лафай П., Ахад П., Пайк Б. Голосовые избирательные области в слуховой коре человека. Природа. 2000. 403 (6767): 309–312. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boddaert N, Chabane N, Barthelemy C, Bourgeois M, Poline JB, Brunelle F, et al.Дисфункция битемпоральной доли при детском аутизме: исследование позитронно-эмиссионной томографии. Журнал deRadiologie. 2002; 83 (12 Pt 1): 1829–1833. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бонда Э., Петридес М., Остри Д., Эванс А. Специфическое участие теменных систем человека и миндалины в восприятии биологического движения. Журнал неврологии. 1996. 16 (11): 3737–3744. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Brothers L. Социальный мозг: проект по интеграции поведения приматов и нейрофизиологии в новую область.Концепции в неврологии. 1990; 1: 27–51. [Google Scholar]
  • Buccino G, Binkofski F, Fink GR, Fadiga L, Fogassi L, Gallese V, et al. Наблюдение за действием активирует премоторную и теменную области соматотопическим образом: исследование фМРТ. Европейский журнал нейробиологии. 2001. 13 (2): 400–404. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кэмпбелл Р., Максуини М., Сургуладзе С., Калверт Г., Макгуайр П., Саклинг Дж. И др. Корковые субстраты для восприятия действий лица: исследование с помощью фМРТ специфичности активации видимой речи и бессмысленных действий нижней части лица (гурнинг). Исследование мозга.Когнитивные исследования мозга. 2001. 12 (2): 233–243. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cantlon JF, Brannon EM, Carter EJ, Pelphrey KA. Функциональная визуализация числовой обработки у взрослых и детей 4 лет. PLoS Biol. 2006; 4 (5): e125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кастелли Ф., Фрит К., Хаппе Ф., Фрит У. Аутизм, синдром Аспергера и механизмы мозга для приписывания психических состояний анимированным формам. Головной мозг. 2002; 125 (Pt 8): 1839–1849. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cools R, Clark L, Owen AM, Robbins TW.Определение нейронных механизмов вероятностного реверсивного обучения с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии, связанной с событиями. Журнал неврологии. 2002. 22 (11): 4563–4567. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дэвис М., Уэлен П.Дж. Миндалевидное тело: бдительность и эмоции. Молекулярная психиатрия. 2001. 6 (1): 13–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Доусон Дж., Мельцов А.Н., Остерлинг Дж., Ринальди Дж., Браун Э. Дети с аутизмом не могут ориентироваться на естественные социальные стимулы. Журнал аутизма и нарушений развития.1998. 28 (6): 479–485. [PubMed] [Google Scholar]
  • Даунинг П.Е., Цзян Ю., Шуман М., Канвишер Н. Область коры, избирательная для визуальной обработки человеческого тела. Наука. 2001. 293 (5539): 2470–2473. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фрит К.Д., Фрит У. Взаимодействующие умы — биологическая основа. Наука. 1999. 286 (5445): 1692–1695. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gervais H, Belin P, Boddaert N, Leboyer M, Coez A., Sfaello I., et al. Аномальная обработка голоса коркой головного мозга при аутизме. Природа Неврологии.2004. 7 (8): 801–802. [PubMed] [Google Scholar]
  • Грегори К., Лох С., Стоун В., Эрзинклиоглу С., Мартин Л., Барон-Коэн С. и др. Теория психики у пациентов с лобным вариантом лобно-височной деменции и болезнью Альцгеймера: теоретические и практические выводы. Головной мозг. 2002. 125 (Pt 4): 752–764. [PubMed] [Google Scholar]
  • Якобони М., Коски Л.М., Брасс М., Беккеринг Х., Вудс Р.П., Дубо М.С. и др. Реафферентные копии имитируемых действий в правой верхней височной коре. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки.2001. 98 (24): 13995–13999. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Якобони М., Вудс Р.П., Брасс М., Беккеринг Х., Мацциотта Дж. К., Риццолатти Г. Корковые механизмы имитации человека. Наука. 1999. 286 (5449): 2526–2528. [PubMed] [Google Scholar]
  • Йохансон Г. Визуальное восприятие биологического движения и модель для его анализа. 1973; 14 [Google Scholar]
  • Каннер Л. Аутичные нарушения аффективного контакта. Нервный ребенок. 1943; 2 (2): 217–230. [Google Scholar]
  • Каннер Л.Исторический взгляд на отклонения в развитии. Журнал аутизма и детской шизофрении. 1973; 3 (3): 187–198. [PubMed] [Google Scholar]
  • Канвишер Н., Макдермотт Дж., Чун М.М. Веретенообразная область лица: модуль в экстрастриальной коре головного мозга человека, специализирующийся на восприятии лица. Журнал неврологии. 1997. 17 (11): 4302–4311. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kluver H, Bucy PC. Предварительный анализ функций височных долей обезьян. 1939. Журнал нейропсихиатрии и клинической неврологии.1997. 9 (4): 606–620. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кобаяши Х., Кохшима С. Уникальная морфология человеческого глаза. Природа. 1997. 387 (6635): 767–768. [PubMed] [Google Scholar]
  • ЛаБар К.С., Крапейн М.Дж., Войводич Дж. Т., Маккарти Г. Динамическое восприятие аффекта лица и личности в человеческом мозге. Кора головного мозга. 2003. 13 (10): 1023–1033. [PubMed] [Google Scholar]
  • LeDoux JE. Мозговые механизмы эмоций и эмоционального обучения. Текущее мнение в нейробиологии. 1992. 2 (2): 191–197. [PubMed] [Google Scholar]
  • LeDoux JE.Эмоциональные контуры в мозгу. Ежегодный обзор неврологии. 2000. 23: 155–184. [PubMed] [Google Scholar]
  • Leekam SR, Hunnisett E, Moore C. Цели и подсказки: следование взгляду у детей с аутизмом. Журнал детской психологии и психиатрии. 1998. 39 (7): 951–962. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ликам С.Р., Лопес Б., Мур С. Внимание и совместное внимание у детей дошкольного возраста с аутизмом. Психология развития. 2000. 36 (2): 261–273. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lord C, Rutter M, Le Couteur A.Пересмотренное диагностическое интервью аутизма: исправленная версия диагностического интервью для лиц, осуществляющих уход за людьми с возможными распространенными нарушениями развития. Журнал аутизма и нарушений развития. 1994. 24 (5): 659–685. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лавленд К.А., Ландри Ш. Совместное внимание и язык при аутизме и задержке речевого развития. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986. 16 (3): 335–349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моррис Дж. С., Фрит С. Д., Перретт Д. И., Роуленд Д., Янг А. В., Колдер А. Дж. И др.Дифференциальная нейронная реакция миндалины человека на испуганные и счастливые выражения лица. Природа. 1996. 383 (6603): 812–815. [PubMed] [Google Scholar]
  • Москони MW, Mack PB, McCarthy G, Pelphrey KA. Принятие «намеренной позиции» в отношении смещения взгляда: функциональное нейровизуализационное исследование социального восприятия у детей. Нейроизображение. 2005. 27 (1): 247–252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Манди П., Сигман М., Унгерер Дж., Шерман Т. Определение социального дефицита аутизма: вклад мер невербальной коммуникации.Журнал детской психологии и психиатрии. 1986. 27 (5): 657–669. [PubMed] [Google Scholar]
  • О’Догерти Дж., Крингельбах М.Л., Роллс Э.Т., Хорнак Дж., Эндрюс С. Абстрактные представления вознаграждения и наказания в орбитофронтальной коре головного мозга человека. Природа Неврологии. 2001. 4 (1): 95–102. [PubMed] [Google Scholar]
  • Охснер К.Н., Книрим К., Ладлоу Д.Х., Ханелин Дж., Рамачандран Т., Гловер Г. и др. Размышления о чувствах: исследование нейронных систем с помощью фМРТ, поддерживающих приписывание эмоций себе и другим.Журнал когнитивной неврологии. 2004. 16 (10): 1746–1772. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Митчелл ТВ, МакКаун М.Дж., Голдштейн Дж., Эллисон Т., Маккарти Г. Активность мозга, вызванная восприятием ходьбы человека: контроль осмысленного связного движения. Журнал неврологии. 2003a; 23 (17): 6819–6825. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Моррис Дж. П., Маккарти Г. Понимание намерений других: воспринимаемая преднамеренность действия влияет на активность в верхней височной борозде во время социального восприятия.Журнал когнитивной неврологии. 2004а; 16 (10): 1706–1716. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Моррис Дж. П., Маккарти Г. Нейронные основы дефицита обработки взгляда при аутизме. Головной мозг. 2005a; (128): 1038–1048. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pelphrey KA, Morris JP, Michelich CR, Allison T, McCarthy G. Функциональная анатомия биологического восприятия движения в задней височной коре: исследование движений глаз, рта и рук с помощью FMRI. Кора головного мозга. 2005b; 15 (12): 1866–1876. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pelphrey KA, Singerman JD, Allison T, McCarthy G.Активация мозга, вызванная восприятием сдвига взгляда: влияние контекста. Нейропсихология. 2003b; 41 (2): 156–170. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Виола Р.Дж., Маккарти Г. Когда незнакомцы проходят: обработка взаимного и отведенного социального взгляда в верхней височной борозде. Психологическая наука. 2004b; 15 (9): 598–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перретт Д.И., Смит П.А., Поттер Д.Д., Мистлин А.Дж., Хед А.С., Милнер А.Д. и др. Зрительные клетки височной коры чувствительны к взгляду лица и направлению взгляда.Труды Лондонского королевского общества. Серия B, Содержит документы биологического характера. Королевское общество (Великобритания) 1985; 223 (1232): 293–317. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пьюс А., Эллисон Т., Асгари М., Гор Дж. К., Маккарти Г. Дифференциальная чувствительность зрительной коры головного мозга человека к лицам, буквенным строкам и текстурам: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Журнал неврологии. 1996. 16 (16): 5205–5215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Puce A, Constable RT, Luby ML, McCarthy G, Nobre AC, Spencer DD, et al.Функциональная магнитно-резонансная томография сенсорной и моторной коры: сравнение с электрофизиологической локализацией. Журнал нейрохирургии. 1995. 83 (2): 262–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Риццолатти Г., Фадига Л., Галлезе В., Фогасси Л. Премоторная кора головного мозга и распознавание двигательных действий. Исследование мозга. Когнитивные исследования мозга. 1996. 3 (2): 131–141. [PubMed] [Google Scholar]
  • Риццолатти Г., Фадига Л., Мателли М., Беттинарди В., Паулесу Е., Перани Д. и др. Локализация хватательных представлений у человека методом ПЭТ: 1.Наблюдение против исполнения. Экспериментальное исследование мозга. 1996. 111 (2): 246–252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rolls ET. Орбитофронтальная кора и награда. Кора головного мозга. 2000. 10 (3): 284–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томаселло М., Заяц Б., Леманн Х., Калл Дж. Опора на голову и глаза при взгляде, наблюдаемом у человекообразных обезьян и человеческих младенцев: гипотеза кооперативного глаза. Журнал эволюции человека. 2007. 52 (3): 314–320. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотерхаус Л., Моррис Р., Аллен Д., Данн М., Фейн Д., Файнштейн С. и др.Диагностика и классификация аутизма. Журнал аутизма и нарушений развития. 1996. 26 (1): 59–86. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Дж. Д., Майерс Р., Фраковяк Р. С., Хайнал Дж. В., Вудс Р. П., Мацциотта Дж. К. и др. Область V5 человеческого мозга: данные комбинированного исследования с использованием позитронно-эмиссионной томографии и магнитно-резонансной томографии. Кора головного мозга. 1993. 3 (2): 79–94. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wright TM, Pelphrey KA, Allison T., McKeown MJ, McCarthy G. Полисенсорные взаимодействия вдоль боковых височных областей, вызываемые аудиовизуальной речью.Кора головного мозга. 2003. 13 (10): 1034–1043. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зеки С., Уотсон Дж. Д., Люк С. Дж., Фристон К. Дж., Кеннард С., Фраковяк Р. С.. Прямая демонстрация функциональной специализации зрительной коры головного мозга человека. Журнал неврологии. 1991. 11 (3): 641–649. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

УРОКОВ АУТИЗМА И ТИПИЧНОГО РАЗВИТИЯ

Ann N Y Acad Sci. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010, 10 января.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2804066

NIHMSID: NIHMS77822

Лаборатория когнитивной нейробиологии развития, Департамент психологии, Университет Карнеги-Меллонг3, Университет Карнеги-Меллон, 152 Автор: Кевин А.Пелфри, доктор философии, [email protected], Телефон: 412-268-9718, 5000 Forbes Avenue, Университет Карнеги-Меллона, Питтсбург, Пенсильвания, 15213 Окончательная отредактированная версия этой статьи доступна в Ann NY Acad Sci. См. Другие статьи. в ЧВК, цитирующих опубликованную статью.

Abstract

В этом обзоре мы резюмируем нашу исследовательскую программу, целью которой является определение типичного и атипичного развития социального мозга у детей, подростков и взрослых с аутизмом и без него.Мы выделяем недавние работы с использованием стимулов виртуальной реальности, отслеживания взгляда и функциональной магнитно-резонансной томографии, в которых задействована область верхней височной борозды (STS) как важный компонент сети областей мозга, которая поддерживает различные аспекты социального познания и социального восприятия. Наша работа с типично развивающимися взрослыми людьми привела к выводу, что область STS участвует в социальном восприятии через свою роль в визуальном анализе действий и намерений других людей по сигналам биологического движения.В нашей работе с подростками и взрослыми с высокофункциональным аутизмом область STS рассматривается как механизм, лежащий в основе дисфункции социального восприятия при этом расстройстве психического развития. Мы также сообщаем о новых результатах исследования восприятия биологического движения у маленьких детей с аутизмом и без него.

Ключевые слова: аутизм, фМРТ, верхняя височная борозда

ВВЕДЕНИЕ

Люди — глубоко социальные существа. Они существовали тысячелетия в очень коллективной среде, в которой каждый человек зависит от других людей, включая большие семьи и общественные образования.Социальное познание в широком смысле слова — это термин, который мы используем для обозначения фундаментальных способностей воспринимать, классифицировать, запоминать, анализировать, рассуждать и вести себя по отношению к другим сородичам. Степень, в которой такие процессы успешно работают, помогает определять судьбу отдельных людей. Потенциальный путь изучения нейронной основы социального познания состоит в том, чтобы понять, что отличает тех людей, которые эффективно «занимаются» социальным познанием, от тех, кто этого не делает. В нашей исследовательской программе этот подход используется двояко.Сначала мы изучаем типично развивающихся детей, подростков и взрослых на разных этапах пути развития к зрелым социальным познавательным способностям. Подобно тому, как биология неизмеримо выигрывает от изучения организмов в процессе развития, так же и с психическими явлениями. Чтобы понять нейронную основу типичного и атипичного социального познания, важно понять нормативное развитие социального познания у детей, потому что такой фокус может дать крайне необходимое раннее представление о сложных психических процессах во время их формирования.Достижения в методах визуализации развивающегося мозга предоставили захватывающие возможности для изучения механизмов, участвующих в развитии социальных когнитивных способностей. Мы также сравниваем функции мозга и развитие мозга у людей с аутизмом и без него, расстройством, ограничивающим социальное познание. Использование функциональной нейровизуализации для изучения аномальной функции мозга обеспечивает подход, при котором различия в мозге могут информировать нас о процессах болезни, а также помочь нам лучше понять нормальное функционирование и развитие мозга.

На протяжении большей части двадцатого века психологи создавали теории и множество эмпирических данных, касающихся основных строительных блоков социального познания. Это понимание начинает извлекать выгоду из использования неинвазивных методов визуализации мозга, включая функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ), для выявления сети областей мозга, которые поддерживают различные аспекты социального познания людей. За последнее десятилетие исследования того, как мы думаем о себе и других людях, как мы имитируем и изменяемся, а также как мы регулируем свои эмоции и воспринимаем эмоции других людей, позволили нам узнать о различных компонентах социального познания.Однако эта работа была сосредоточена почти исключительно на зрелых умах взрослых людей. Для изучения моделей развития мозга, связанных с возникновением и совершенствованием социальных когнитивных способностей, было проведено мало работы, что оставило эту область широко открытой для исследования.

Через призму недавних исследований социальной нейробиологии становится все более очевидным, что способности к социальному познанию зависят от специализированных систем мозга для процессов, которые включают быстрое распознавание лиц других людей, интерпретацию действий других посредством анализа сигналов биологического движения и определение эмоционального состояния других посредством изучения выражения лица.Были выдвинуты различные предложения по описанию областей мозга, участвующих в социальном познании. Одна ранняя и влиятельная модель была изложена братьями (1990), которые рассматривали социальное познание как обработку информации, которая завершается точным анализом предрасположенностей и намерений других людей, и предлагали участие миндалевидного тела, орбитофронтальной коры головного мозга (OFC). и область верхней височной борозды (STS) как ключевые узлы «социального мозга» приматов. В этой и других моделях социального мозга компоненты нейронных цепей, поддерживающих социальное познание, состоят из механизмов, которые относительно стары с точки зрения эволюции.Однако социальный мир, в котором человеческий мозг выполняет свои функции, кардинально изменился за относительно короткий период. Например, ребенок, родившийся 50 000 лет назад, имел бы те же умственные способности, что и ребенок сегодня, но с совершенно другим набором требований, стремлений и возможностей, не говоря уже о правах, обязанностях, шансах на выживание и определениях успеха.

Работа в нашей лаборатории сосредоточена на выявлении и характеристике развития психологических и мозговых механизмов, поддерживающих относительно простой аспект социального познания, социального восприятия, который относится к начальным этапам оценки эмоций, действий и намерений других людей с использованием их направление взгляда, движения тела, жесты рук, мимика и другие сигналы биологического движения (Allison, Puce, & McCarthy, 2000).Мы использовали методы анимации персонажей виртуальной реальности, поведения, отслеживания взгляда и фМРТ, чтобы исследовать нормальное и ненормальное развитие механизмов мозга для социального восприятия. В частности, мы сосредоточились на использовании сигналов биологического движения для интерпретации действий других. Мы опишем некоторые из ключевых недавних результатов этой исследовательской программы, касающиеся роли области STS у неврологически нормальных взрослых и у типично развивающихся детей. Затем мы рассмотрим, как эти достижения повлияли на наше понимание механизмов мозга, лежащих в основе дисфункции социального восприятия при аутизме.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО МОЗГА

Как показано в, нейробиологи описали несколько областей мозга, которые составляют нейронные цепи, поддерживающие различные аспекты социального познания и социального восприятия. К ним относятся: (1) боковая веретенообразная извилина или «веретенообразная область лица», которая важна для структурного кодирования лиц в окружающей среде и для быстрого распознавания лиц (Kanwisher, McDermott, & Chun, 1997; Puce, Allison, Asgari, Gore , & Маккарти, 1996). (2) Задняя область STS, которая участвует в обработке динамических выражений эмоций и в интерпретации действий и намерений других посредством визуального анализа сигналов биологического движения (Bonda, Petrides, Ostry, & Evans, 1996; LaBar , Crupain, Voyvodic, & McCarthy, 2003; Pelphrey et al., 2003a; Пелфри, Моррис и Маккарти, 2004а; Пелфри, Сингерман, Эллисон и Маккарти, 2003b; Пелфри, Виола и Маккарти, 2004b). У людей область STS — это термин, используемый для описания собственно STS, частей верхней и средней височных извилин и областей угловой извилины возле восходящей конечности STS (Allison et al., 2000). (3) Миндалевидное тело и взаимосвязанные лобно-лимбические области были вовлечены в определение эмоционального состояния других посредством анализа мимики (Adolphs, Tranel, Damasio, & Damasio, 1995; Morris et al., 1996) и играет центральную и сложную роль во многих аспектах эмоций (Davis & Whalen, 2001; Kluver & Bucy, 1997; LeDoux, 1992). (4) Экстрастриальная область тела (EBA), которая участвует в визуальном восприятии человеческих тел (Downing, Jiang, Shuman, & Kanwisher, 2001). (5) Набор областей, включающих части теменной коры, включая нижнюю и верхнюю теменные доли, переднюю интрапериетальную борозду и лобные области коры, включая нижнюю лобную извилину (IFG), получил название «зеркальной системы». люди, потому что они в равной степени активируются как при выполнении двигательного действия, так и при наблюдении за двигательным действием другим человеком (Buccino et al., 2001; Iacoboni et al., 2001; Iacoboni et al., 1999; Риццолатти, Фадига, Галлезе и Фогасси, 1996). (6) Орбитофронтальная кора головного мозга (OFC) участвует в обработке вознаграждения и социального подкрепления (Bechara, Damasio, Damasio, & Anderson, 1994; Rolls, 2000). Хотя OFC чаще всего участвует в «низкоуровневом» представлении ценностей вознаграждения или наказания (O’Doherty, Kringelbach, Rolls, Hornak, & Andrews, 2001), более латеральные (т. Е. Вентральные и дорсальные) префронтальные области коры головного мозга (VLPFC) ) были вовлечены в облегчение относительно более сложных адаптивных поведенческих реакций на изменения в ценности вознаграждения или наказания (Cools, Clark, Owen, & Robbins, 2002).(7) Наконец, медиальная префронтальная кора головного мозга (MPFC) участвует в выводах о намерениях и психических состояниях других людей (Castelli, Frith, Happe, & Frith, 2002; Frith & Frith, 1999; Gregory et al., 2002). а также приписывание эмоций себе и другим (Ochsner et al., 2004). На сегодняшний день когнитивные нейробиологи подчеркнули важность идентификации уникального вклада каждого региона в социальное познание и социальное восприятие. Эта аналитическая перспектива помогла предоставить основу для организации нашего нового понимания социального мозга, но этот подход не полностью отражает сложность взаимодействий между этими нейроанатомическими структурами.Вероятно, что по мере развития нашей области эти структуры будут лучше пониматься как компоненты в сети регионов, подчиняющих социальное познание и социальное восприятие.

Некоторые области мозга, участвующие в различных аспектах социального познания и социального восприятия. VLPFC = вентральная латеральная префронтальная кора, IPL = нижняя теменная долька, STS = верхняя височная борозда, OFC = орбитальная лобная кора, MPFC = медиальная префронтальная кора, EBA = экстрастриатная область тела, AMY = миндалина, FFA = веретенообразная область лица.

ИЗУЧЕНИЕ МОЗГА СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ У ВЗРОСЛЫХ

Мы разработали программу исследований, основной целью которой является идентификация и определение нейронных систем, участвующих в социальном восприятии, и изучение этих систем у типично и нетипично развивающихся детей и подростков. , и взрослые. Мы начали наше исследование нейробиологии социального восприятия людей с целью дальнейшего уточнения роли области STS. Эта работа была инициирована для проверки гипотезы о том, что область STS играет важную роль в социальном восприятии через ее участие в интерпретации действий и социальных намерений других людей на основе анализа сигналов биологического движения (Allison et al., 2000). Это предположение было основано на доступных доказательствах нейровизуализации человека, а также на элегантной работе на нечеловеческих приматах, демонстрирующей чувствительность нейронов в STS к различным социально значимым сигналам, включая направление головы и взгляда (Perrett et al., 1985). Здесь мы описываем избранные эксперименты, в которых решался этот вопрос с использованием методов фМРТ и виртуальной реальности с типично развивающимися взрослыми участниками.

Существуют ли специализированные области мозга для восприятия биологического движения?

Область STS была идентифицирована на раннем этапе как играющая роль в биологическом восприятии движения (обзор см. В Allison et al., 2000). Мы определяем биологическое движение как визуальное восприятие живого существа, выполняющего узнаваемое действие или движение. Примеры этого включают людей, танцующих, машущих руками и говорящих. Наша визуальная система может идентифицировать других, участвующих в такой деятельности, даже при отсутствии деталей визуальной формы. Например, многие исследователи создавали стимулы, прикрепляя несколько маленьких огней к суставам актеров и снимая этих людей, когда они совершают различные движения. Участники эксперимента, наблюдающие эти стимулы, могут правильно описать актеров, их эмоции и их действия (Johannson, 1973).В большинстве этих предыдущих исследований в качестве стимулов использовались точечные световые индикаторы. Например, Бонда и его коллеги (1996) продемонстрировали, что восприятие точечных световых дисплеев, передающих узнаваемые движения рук, активировало область STS больше, чем случайное движение света. Это оставляло открытой возможность того, что ответ из области STS был вызван тем фактом, что биологическое движение было более знакомым, узнаваемым и именуемым, чем случайное движение. Возможно, что скоординированное и значимое небиологическое движение может также активировать область STS, и это ставит под сомнение специфику этой области для обработки биологического движения.

Чтобы решить эту проблему, мы провели исследование фМРТ, связанное с событием, чтобы сравнить ответы из области STS на четыре различных типа движения, передаваемых с помощью анимированных персонажей виртуальной реальности. Как показано на верхней панели, участники рассматривали ходьбу, биологическое движение, передаваемое роботом (Робот) или человеком (Человек). Они также рассматривали бессмысленное, но сложное небиологическое движение в форме разрозненной механической фигуры (Механическое) и сложное, значимое и имеющее название небиологическое движение, включающее в себя движения напольных часов (Часы) (Pelphrey et al., 2003а). Наш дизайн обращался к критическому вопросу о том, является ли область STS специализированной для восприятия биологического движения. Как показано на нижней панели, мы наблюдали сильную и эквивалентную активность в области STS правого полушария в условиях человека и робота. Этот результат исключил возможность того, что область STS просто реагировала на присутствие человеческой формы. В целом реакция на биологическое движение была намного сильнее, чем на движущиеся часы и механическую фигуру.Крайне важно, что не каждая область мозга показывала такую ​​картину эффектов. Например, MT или V5 (MT / V5), который, как известно, реагирует на различные виды движений (Puce et al., 1995; Watson et al., 1993; Zeki et al., 1991), сильно реагировал на все четыре типы движения. Из этих результатов мы пришли к выводу, что биологическое движение избирательно активирует область STS. Таким образом, мы начали рассматривать область STS как узел нейронной системы, поддерживающей социальное восприятие через его роль в обнаружении и восприятии действий человека.

Стимулы (верхняя панель) и результаты (нижняя панель) исследования восприятия биологического движения у типично развивающихся взрослых. Область STS сильнее реагировала на биологическое движение, чем на небиологическое (нижняя панель).

Участвует ли регион СС в представлении намерений других людей?

Наше предыдущее исследование продемонстрировало, что область STS избирательно участвует в восприятии биологического движения. Учитывая это открытие, мы затем попытались определить, отражает ли область СС намерения других людей.То есть мы оценили, чувствительна ли область СС к целям и намерениям наблюдаемых действий — в данном случае движение глаз персонажа должно быть согласованным или несовместимым с ожиданиями субъекта относительно того, что виртуальный персонаж «должен» делать в конкретный контекст.

Внутри сканера МРТ наши испытуемые наблюдали за анимированным персонажем, когда маленькая шахматная доска появлялась и мигала в ее поле зрения (см. Левые панели). На совпадающих испытаниях персонаж смотрел в сторону шахматной доски (вверху слева), действуя в соответствии с предполагаемыми ожиданиями испытуемого.В неконгруэнтных испытаниях персонаж отвел взгляд от шахматной доски на другую часть своего поля зрения (внизу слева), тем самым нарушив ожидания. Мы подозревали, что область STS будет чувствительна к этим различиям в интенциональности и, следовательно, эта область будет различать конгруэнтные и неконгруэнтные условия. Это предполагает, что эта область участвует в мониторинге ожиданий в отношении целей других. Активность в области STS была больше для неконгруэнтного, чем для конгруэнтного сдвига взгляда, демонстрируя необходимость различных уровней обработки наблюдаемых целенаправленных и нецеленаправленных наблюдаемых действий.

Эксперимент по определению активации мозга в ответ на ожидаемые и неожиданные сдвиги взгляда со стороны другого человека (левая панель) и соответствующей активации мозга в связи с биологическим движением (наблюдаемые движения человека; правая панель). Неконгруэнтные испытания вызвали большую активность STS в правом полушарии, чем конгруэнтные испытания, продемонстрировав чувствительность области STS к намерениям, передаваемым смещением взгляда. Перепечатано с разрешения Pelphrey and Morris (2006).

Это исследование расширило наше понимание социального мозга, продемонстрировав, что активность в области STS модулируется предполагаемыми намерениями действий.Таким образом, мы пришли к выводу, что область STS участвует в социальном восприятии помимо своей роли в восприятии биологического движения: она также участвует в визуальном анализе действий и намерений других людей. Мы отмечаем, что паттерн эффектов (неконгруэнтный> конгруэнтный) не специфичен для движений глаз, потому что он также наблюдается, когда субъекты видят конгруэнтные и неконгруэнтные движения руки и руки, требующие схватывания (Pelphrey et al., 2004a).

Служит ли регион ССН механизмом выявления социально значимых изменений взгляда?

Наше предыдущее исследование обработки взгляда с помощью фМРТ установило, что область STS чувствительна по крайней мере к одному аспекту контекста, в котором наблюдается действие (т.е., целенаправленность vs. нецеленаправленность). Здесь мы провели исследование с помощью фМРТ, чтобы оценить, чувствительна ли область STS к откровенно социальным сообщениям, касающимся подхода и избегания, передаваемых через взаимный и отведенный взгляд. Направление взгляда может служить мощным социальным сигналом, при этом взаимный взгляд часто сигнализирует об угрозе или приближении, а отведенный взгляд — о подчинении или избегании (Argyle & Cook, 1976). Из всех видов приматов у людей самые выдающиеся глаза (самая большая и яркая склера), которые облегчают определение направления взгляда (Kobayashi & Kohshima, 1997).Этот и другие результаты подтверждают гипотезу «кооперативного взгляда», выдвинутую Томаселло и его коллегами (Tomasello, Hare, Lehmann, & Call, 2007). Они предполагают, что особенно видимые глаза на протяжении всей эволюции значительно упрощали координацию совместной деятельности на близком расстоянии, способствуя пониманию фокуса внимания и планов других. Одно из предсказаний этой гипотезы состоит в том, что социальный мозг приматов должен включать механизмы для обнаружения социально значимых сдвигов взгляда.

Для дальнейшего изучения ролей, которые играет взгляд в социальных взаимодействиях, мы создали сценарий виртуальной реальности, в котором персонажи подходят к участнику и либо встречаются, либо избегают его или ее взгляда (верхняя панель). Участники наблюдали эти стимулы через очки виртуальной реальности в сканере МРТ. Мы предсказали большую активность для взаимного взгляда по сравнению с отведенным взглядом, что отражает потребность в большей социальной обработке в случае взаимного взгляда. Как показано на нижней панели, мы видели этот образец реакции на приближение и связанный с ним сдвиг взгляда в области STS.Однако имелась функциональная диссоциация между STS и правой веретенообразной извилиной, при этом веретенообразная извилина не позволяла различать взаимный и отведенный взгляд. Это предполагает более прямую роль правой веретенообразной извилины в обнаружении лица, но более специфическую функцию для области STS в понимании взгляда.

Стимулы (верхняя панель) и результаты (нижняя панель) эксперимента по измерению активации мозга в ответ на незнакомец, инициирующий или избегающий социального взаимодействия.Участники наблюдали за приближающимся по виртуальному коридору анимированным персонажем, который переводил взгляд либо на предмет, либо от него. В обеих ситуациях анимированная последовательность вызвала активацию в правой области STS. График внизу показывает динамику активации (обозначенную как средний контраст, зависящий от уровня оксигенации крови, или ЖЕЛТЫЙ, изменения сигнала) из правой области STS в ответ на движения взгляда прохожего. Условия взаимного и отведенного взгляда нанесены вместе с графиком их разницы (взаимный минус отведенный взгляд).Обратите внимание, что изменение активности начинается с появления персонажа в коридоре и снова увеличивается в тот момент, когда происходит смещение взгляда. Перепечатано с разрешения Pelphrey and Morris (2006).

Эти два исследования восприятия взгляда иллюстрируют роль области STS в обнаружении и обработке движений глаз, чтобы интерпретировать фокусы внимания и цели других во время социальных взаимодействий. Они также поддерживают гипотезу о том, что на социальный компонент мозга может влиять контекст действия, даже во время пассивного наблюдения за другими.Кроме того, это исследование предполагает, что такая обработка происходит до таких исполнительных функций более высокого уровня, как принятие решений, выбор ответа и восприятие новизны, которые в основном имеют место в префронтальных областях. В более широком смысле, наши выводы о влиянии контекста на активность мозга хорошо согласуются с выводами социальной психологии, касающимися поведенческих эффектов, возникающих в результате ситуационных и контекстных факторов. Таким образом, принципы ситуационного и контекстного влияния действуют на нескольких уровнях организма, включая поведение человека в социальных ситуациях и локализованную активность мозга.

Сводка характеристик области STS

Таким образом, рассмотренные выше исследования вместе с другими, не обсуждаемыми здесь, позволили нам охарактеризовать область STS как узел в социальном мозге. На сегодняшний день мы знаем, что: область STS демонстрирует предпочтительный ответ на биологическое движение по сравнению с небиологическим движением (Pelphrey et al., 2003a). Область STS является мультимодальной, реагирует на слуховые и зрительные стимулы и демонстрирует полисенсорные взаимодействия (Wright, Pelphrey, Allison, McKeown, & McCarthy, 2003).Кроме того, эта область чувствительна к целям или намерениям (социальным и несоциальным), передаваемым сигналами биологического движения (Mosconi, Mack, McCarthy, & Pelphrey, 2005; Pelphrey et al., 2004a; Pelphrey, Morris, Michelich, Allison, & McCarthy, 2005b; Pelphrey et al., 2003b; Pelphrey et al., 2004b). Область STS обнаруживает примерно соматотопную организацию (Pelphrey et al., 2005b). Учитывая формирующийся портрет роли STS-региона в социальном восприятии, неудивительно, что эта нейроанатомическая структура стала предметом исследования нескольких групп, стремящихся понять механизмы мозга при аутизме, расстройстве, которое характеризуется глубокими недостатками в нескольких аспектах: социальное восприятие и социальное познание.Теперь перейдем к обсуждению работы нашей лаборатории в этой области.

НЕЙРОННАЯ ОСНОВА ДИСФУНКЦИИ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ ПРИ АУТИЗМЕ

Определение фенотипа: дисфункция социального восприятия при аутизме

Аутизм — это сложное поведенческое расстройство психического развития, характеризующееся серьезными и повсеместными нарушениями социального функционирования и общения, а также ограниченными повторяющимися действиями. поведение и особый курс развития (APA, 2000). Затронутые люди различаются по степени проявления каждого из этих нарушений, но основная инвалидность, по-видимому, связана с социальным функционированием (Kanner, 1943; Waterhouse et al., 1996). Как подчеркивал Каннер (1943), «неспособность взаимодействовать обычным образом» является кардинальной особенностью аутизма и патогномонична для этого расстройства психического развития. В первом описании Каннером (1943) 11 детей с «младенческим аутизмом» он описал детей как детей, лишенных необходимых навыков для нормального социального функционирования, с особыми нарушениями социальных взаимодействий. Таким образом, «мы должны предположить, что эти дети пришли в мир с врожденной неспособностью устанавливать обычный, биологически обусловленный аффективный контакт с другими людьми, точно так же, как другие дети приходят в мир с врожденными физическими или интеллектуальными недостатками.»(Стр.250). По его мнению, наиболее заметными социальными трудностями были отсутствие разнообразия в эмоциональном выражении, отказ от интереса к другим людям, отстраненность и недоступность в социальных взаимодействиях, а также предпочтение объектов перед людьми. Хотя каждый человек отличался по спектру, все они разделяли присущее им непонимание социальных ситуаций и неспособность предложить эмоциональную связь при взаимодействии с другими. Уникальность социального поведения при аутизме побудила Каннера (1943) охарактеризовать это расстройство как «нарушение аффективного контакта».В ходе 30-летнего наблюдения за теми же детьми Каннер (1973) обнаружил небольшое улучшение аффективного контакта с людьми и пришел к выводу, что у них отсутствуют соответствующие биологические механизмы. Эти краткие выводы из первоначальных наблюдений Каннера над аутизмом подтверждают тот же спектр аутизма, наблюдаемый сегодня, и множественные аспекты социальной дисфункции при аутизме.

Взгляд на мир глазами аутизма

Первый набег нашей лаборатории на изучение аутизма предоставил яркую иллюстрацию дефицита социального восприятия, характеризующего это расстройство психического развития.Как показано на рисунке, мы использовали отслеживание глаз, чтобы оценить пути визуального сканирования высокофункциональных взрослых с аутизмом, когда они рассматривали лица, отображающие различные выражения эмоций. Неврологически нормальные взрослые (правая панель) большую часть времени рассматривали основные социально информативные черты лиц (например, глаза, нос и рот). Напротив, люди с аутизмом (см. Левую панель) не смотрели в глаза или на другие основные черты лица. Вместо этого они сканировали лица, казалось бы, случайным образом, что свидетельствует о неспособности понять значение этих черт для социального понимания.

Примеры путей сканирования из исследования отслеживания взгляда высокофункциональных взрослых с аутизмом (левый столбец) и IQ, пола и возраста, как правило, развивающихся субъектов сравнения (правый столбец). Перепечатано с разрешения Pelphrey et al. (2002).

Область STS и социальная дисфункция при аутизме

Наряду с описанными нами различиями в путях сканирования, люди с аутизмом характеризуются дефицитом в использовании информации взгляда для понимания намерений и психического состояния других, а также для координации совместного внимания ( Саймон Барон-Коэн, 1995; Доусон, Мельцов, Остерлинг, Ринальди и Браун, 1998; Ликам, Ханнисетт и Мур, 1998; Ликам, Лопес и Мур, 2000; Лавленд и Лэндри, 1986; Манди, Сигман, Унгерер, И Шерман, 1986; Барон-Коэн и др., 1999; Фрит и Фрит, 1999). Такой дефицит наблюдается на очень ранней стадии разработки. В некоторых случаях совместному вниманию можно научиться, используя информацию взгляда для вывода о психических состояниях и намерениях, и оно постоянно нарушается даже у высокофункциональных взрослых с аутизмом (Baron-Cohen, Wheelwright, Hill, Raste, & Plumb, 2001). Обратите внимание на то, что эти люди не могут определять направление взгляда, а скорее они не могут использовать такую ​​информацию, чтобы делать выводы о психических состояниях и поведении других. Основываясь на наших предыдущих открытиях и знаниях об этих недостатках, мы решили изучить роль STS в дисфункции обработки взгляда при аутизме.Для этого мы использовали нашу парадигму шахматной доски. Мы знали, что типично развивающиеся люди должны демонстрировать повышенную реакцию на несоответствующие и согласованные смещения взгляда в ССН и других социальных областях мозга, демонстрируя ожидания преднамеренности. Однако, хотя мы обнаружили активность в одних и тех же областях мозга у людей с аутизмом, мы не увидели такой дифференциации мозговой активности в зависимости от состояния. Это говорит об отсутствии контекстного влияния на область STS, что является возможным механизмом, лежащим в основе дефицита обработки взгляда, о котором поведенчески сообщается при аутизме.Гипоактивация STS и снижение функциональной связи между STS и частями нижней затылочной извилины (зрительная область V3) также наблюдались у людей с аутизмом во время задач, связанных с приписыванием намерений движущимся геометрическим фигурам (Castelli, Frith, Happe, & Frith , 2002).

Одним из наиболее интересных аспектов наших результатов было наблюдение, что дисфункция в области STS сильно и конкретно коррелировала с уровнем социальных нарушений, проявляемым отдельными субъектами.Напомним, что в группе активность в области STS у субъектов с аутизмом существенно не различалась при несовпадении и конгруэнтном сдвиге взгляда. Однако так же, как аутизм неоднороден по степени тяжести, имелись четкие индивидуальные различия в степени дисфункции STS. Чтобы выяснить, были ли эти индивидуальные различия связаны с тяжестью аутизма, мы вычислили корреляции между оценками по нескольким алгоритмическим областям опроса Autism Diagnostic Interview — Revised (ADI-R; Lord, Rutter, & Le Couteur, 1994), который используется для подтверждения диагноза аутизма и величины несовпадающей и конгруэнтной дифференциации в правой области STS.Мы предположили, что более низкие уровни неконгруэнтной дифференциации по сравнению с конгруэнтной дифференциацией (то есть баллы несовпадающих минус конгруэнтные различия) в области STS будут указывать на большую корковую дисфункцию. Более высокие баллы по аспектам ADI-R могут указывать на большую тяжесть аутизма. Поразительно, но величина несовпадающей и конгруэнтной разницы была сильно, отрицательно коррелирована с оценками в области взаимного социального взаимодействия ( r = -0,78, p = 0,004). Коммуникационная область или ограниченные, повторяющиеся и стереотипные модели области поведения.Эти данные свидетельствуют о том, что степень нейрофункционального нарушения в правой области STS связана с серьезностью определенных основных черт фенотипа аутизма.

Другой недостаток, о котором сообщается в поведении людей с аутизмом, связан с проблемами речи и языковой обработки, включая восприятие речи. Также было показано, что STS играет роль в этих процессах. В отчетах по нейровизуализационным исследованиям предполагалась аномальная латеральность во время восприятия речи (Boddaert et al., 2002), а также аномальные реакции в области STS на человеческие голоса (Gervais et al., 2004) и отсутствие реакции на голосовые звуки (Belin, Zatorre, Lafaille, Ahad, & Pike, 2000) у людей с аутизмом. Обратите внимание, однако, что эти люди показали типичные реакции слуховой коры на неголосовые звуки. Мы решили продолжить изучение нарушений восприятия речи с помощью аудиовизуальных речевых дисплеев у людей с аутизмом и неврологически нормальным контролем (Коллинз и Пелфри, неопубликованные данные диссертации).При восприятии одновременного слухового и визуального речевого отображения в области STS проявлялась двусторонняя активация. У типично развивающихся людей уровень активности в этой области был выше, когда слуховые и визуальные дисплеи совпадали, чем когда они не совпадали или когда слуховая или визуальная информация представлялась изолированно. Тем не менее, у людей с аутизмом наблюдалась гипоактивация в области STS при всех условиях и не было различий между совпадающими и несоответствующими речевыми представлениями.Эти результаты предполагают неудачную интеграцию слуховой и визуальной речи.

НЕЙРОБИОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ У ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ И БЕЗ АУТИЗМА

Хотя когнитивные нейробиологи собрали огромное количество информации о регионах мозга, участвующих в социальном восприятии и социальном познании, было проведено очень мало работы по оценке развития социального мозга у типично или атипично развивающихся детей. Несколько ранних исследований были сосредоточены на миндалине и ее реакции на испуганные лица.Во-первых, Бэрд и его коллеги (1999) продемонстрировали активацию миндалины на испуганных лицах у детей в возрасте от 12 до 17 лет. Томас и его коллеги (2001) сообщили, что взрослые демонстрировали большую активацию миндалевидного тела при выражении страха на лице, тогда как 11-летние дети демонстрировали большую активацию миндалевидного тела при обращении к нейтральным лицам. Возможно, нейтральные лица воспринимались как более двусмысленные, чем выражение страха, что приводило к усилению активации миндалины. Сообщалось о половых различиях в развитии миндалины у детей и подростков (Killgore, Oki, & Yurgelun-Todd, 2001).В то время как левая миндалина реагировала на пугающие выражения лица у всех детей, ее активность снижалась в подростковом периоде у женщин, но не у мужчин. В последующем исследовании Киллгор и Юргелун-Тодд (2004) сравнили детей, подростков и взрослых во время восприятия испуганных лиц. Они сообщили, что мужчины и женщины различались по асимметрии активации миндалины и префронтальной коры (ПФК) в трех возрастных группах. Для мужчин активация в дорсолатеральном ПФК была двусторонней в детстве, правосторонней в подростковом возрасте и двусторонней во взрослом возрасте, тогда как у женщин наблюдалась монотонная связь с возрастом, причем у более старших женщин двусторонняя активация была выше, чем у молодых.Напротив, активация миндалины была сходной для обоих полов: двусторонняя активация в детстве, правосторонняя активация в подростковом возрасте и двусторонняя активация во взрослом возрасте. Наконец, Lobaugh, Gibson и Taylor, 2006 сообщили, что страх, отвращение и грусть задействуют разные нейронные системы у 10-летних детей, как и у взрослых (Phan, Wager, Taylor, & Liberzon, 2002). В других исследованиях изучалась роль боковой веретенообразной извилины (FFG) в обработке лица у детей, а исследования с использованием фМРТ и ERP начали предоставлять важную информацию.На данный момент известно, что некоторая степень специализации FFG для лиц очевидна на ранних этапах развития (например, Tzourio-Mazoyer et al., 2002), и эта специализация продолжает развиваться в младенчестве и в позднем детстве и подростковом возрасте (Aylward et al. ., 2005; Москони и др., 2005; Тейлор, Эдмондс, Маккарти и Эллисон, 2001). Исследования показали, что у детей в возрасте от 10 до 12 лет активность зеркальных нейронов аналогична той, что была выявлена ​​ранее у взрослых, но модели активности в этих областях еще не изучены у детей младшего возраста (Dapretto et al., 2006; Ohnishi et al., 2004).

Получение данных нейровизуализации у детей связано с рядом методологических проблем. Возможно, наиболее примечательным из них является соблюдение ребенком требования оставаться неподвижным во время сеанса сканирования. Ключевым методологическим достижением в усилиях нашей лаборатории по созданию программы исследования функциональной нейровизуализации детей стала разработка оборудования для имитации сканирования. Мы завершили создание симулятора МРТ для использования в адаптации детей к среде сканера и для тренировки этих субъектов, чтобы минимизировать движение головы.В частности, дети обучаются с использованием оперантных процедур кондиционирования, реализуемых с помощью специально написанного программного обеспечения, которое получает входные данные от датчика движения головы и использует эти входные данные для управления работой видеоплеера. Ребенок смотрит фильм, и фильм останавливается, когда ребенок демонстрирует движение головы, превышающее все более строгий порог. Мы успешно использовали эту систему для подготовки детей в возрасте от 4 до 12 лет к сеансам фМРТ (Cantlon, Brannon, Carter, & Pelphrey, 2006; Carter & Pelphrey, 2006; Mosconi et al., 2005).

Нейронная основа восприятия взгляда у типично развивающихся детей

Опираясь на нашу работу о роли области STS у взрослых с аутизмом и без него, мы начали серию исследований для изучения нейрофункционального развития этой области у детей с аутизмом. и без аутизма. Сначала мы исследовали нейронные цепи, задействованные у детей школьного возраста (Mosconi et al., 2005). Используя нашу парадигму несовместимого и конгруэнтного взгляда (левая панель), мы исследовали чувствительность областей мозга, участвующих в обработке взгляда, и намерения, передаваемые смещением взгляда у типично развивающихся детей в возрасте от 7 до 10 лет.Основываясь на наших предыдущих выводах с использованием этой и аналогичных парадигм фМРТ у взрослых (Pelphrey et al., 2003b, 2004b, 2005b), мы предположили, что активность STS будет различать конгруэнтные и несовместимые испытания, отражая способность типично развивающихся 7-летних детей. связать восприятие сдвига взгляда с его менталистическим значением. Наши результаты подтвердили наш прогноз и показали, что область STS была чувствительна к намерениям, лежащим в основе движений глаз стимула.Эти данные свидетельствуют о том, что нейронная схема, лежащая в основе обработки взгляда и определения намерений взгляда у детей в этом возрастном диапазоне, очень похожа на таковую у взрослых.

Функциональная нейровизуализация восприятия биологического движения у детей с аутизмом и без него. и без аутизма. В элегантном поведенческом исследовании Blake, Turner, Smoski, Pozdol и Stone (2003) продемонстрировали, что дети (в возрасте 8–10 лет) с аутизмом значительно хуже распознают биологическое движение с точечных световых дисплеев по сравнению с неврологически нормальными IQ. дети.Мы стремились идентифицировать мозговые корреляты этих биологических дефицитов восприятия движения у детей с аутизмом. Мы использовали нашу предыдущую конструкцию с четырьмя различными условиями движения: идущий человек, шагающий робот, разрозненная механическая фигура с теми же компонентами, что и робот, и напольные часы (Pelphrey et al., 2003a). Таким образом, мы могли контролировать, была ли фигура биологической, было ли движение биологическим и было ли движение организованным. Как рассмотрено выше, мы ранее показали, что область STS у неврологически нормальных взрослых активировалась в большей степени биологическими условиями движения (человек и робот), чем небиологическими условиями движения (часы и механическая фигура).Как показано на левой панели, мы определили сеть областей мозга в нашей выборке от 7-10-летних обычно развивающихся детей, у которых были более сильные реакции, вызванные биологическим, чем небиологическим движением, включая область STS и ее части. предполагаемой системы зеркальных нейронов человека, включая нижние лобные извилины, прецентральные извилины, а также среднюю и верхнюю лобные извилины (Carter & Pelphrey, 2006). Кроме того, мы обнаружили изменение в развитии, которое предполагает увеличение специфичности биологического движения с возрастом в области STS.В частности, величина биологической оценки большей, чем небиологической разницы была положительно коррелирована с возрастом в правой области STS (

r = 0,64, p <0,03, двусторонний), с возрастом примерно 41 год. % отклонения в оценках биологической разницы больше, чем небиологических.

Сводная информация об активациях участников с аутизмом и без него, наблюдающих за биологическим и небиологическим движением (верхняя панель). График на нижней панели показывает реакцию региона STS в зависимости от состояния и группы участников.

Как показано на правой панели, когда мы использовали ту же парадигму с 7-10-летними высокофункциональными детьми с аутизмом ( N = 5), мы обнаружили, что у них не было различной активности STS для биологических и небиологическое движение. Важно отметить, что не каждая область мозга проявляла эти эффекты: чувствительная к движению зрительная область MT / V5 одинаково активировалась обоими типами движения у детей с аутизмом и без него. Эта функциональная диссоциация предполагает, что STS и другие социальные области мозга специфичны для биологического движения у типично развивающихся детей, но не у детей с аутизмом.Мы не наблюдали снижения активности во всех исследованных областях мозга, что указывает на то, что наблюдаемый нами эффект не был вызван общим снижением сигнала фМРТ.

Эти открытия особенно интересны в свете теоретических перспектив, которые подчеркивают важность биологического движения в развитии теории умственных способностей. Например, Фрит и Фрит (1999) предположили, что способность различать биологические и небиологические фигуры и их действия является одним из вероятных эволюционных предшественников теории разума.Таким образом, способности раннего биологического обнаружения движения могут позволить детям развить способность использовать знания о действиях и намерениях других, чтобы делать выводы о психических состояниях и, таким образом, развивать полноценную теорию умственных способностей. Результаты нашего исследования восприятия биологического движения у детей с аутизмом и без него с помощью фМРТ предполагают, что дети с аутизмом не обладают одним из основных строительных блоков, которые, как считается, лежат в основе теории разума. Примечательно, что эти люди также демонстрируют явные недостатки в теории задач разума (Baron-Cohen, Leslie, & Frith, 1985; Perner, Frith, Leslie, & Leekam, 1989).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предыдущие функциональные нейровизуализационные исследования аутизма были сосредоточены на возрастных диапазонах подростков и взрослых, при этом средний возраст выборок в исследованиях фМРТ взрослых с аутизмом составлял 21 год, а самая молодая возрастная группа — 12 лет. Есть несколько причин, по которым важно принять перспективу развития для изучения механизмов мозга, лежащих в основе дефицита обработки эмоций при аутизме. Во-первых, многие результаты нейровизуализации взрослых с аутизмом могут отражать реальные причины аутизма и / или компенсаторные изменения в мозге людей с аутизмом.Групповые различия в данных визуализации взрослых могут представлять собой причинный фактор или влияние аутизма на мозг. Распознавание проявлений компенсаторных эффектов у людей с аутизмом будет иметь решающее значение для понимания результатов нейровизуализации и может привести к новым методам лечения. Во-вторых, аутизм возникает в раннем детстве, и его симптомы меняются в течение онтогенеза. Нейровизуализационные исследования аутизма, которые принимают во внимание эти психологические и поведенческие преемственности и прерывания, лучше проинформируют нас о нейробиологических механизмах аутизма, чем исследования, которые дают только статическую картину у взрослых.В-третьих, функциональные мозговые корреляты аутизма у детей могут оказаться полезными для ранней диагностики, а выяснение траекторий развития нейронных цепей, поддерживающих обработку эмоций, может помочь в разработке более эффективных методов лечения. В-четвертых, перспектива развития может быть полезным инструментом для раскрытия взаимодействия между, казалось бы, несопоставимыми уровнями организации, например, между молекулярной биологией экспрессии генов, структурой и функцией мозга и развитием когнитивных способностей.В конечном итоге только проспективные лонгитюдные исследования детей с риском развития аутизма смогут прояснить связь между аномалиями мозга и течением расстройства.

Благодарности

Исследования, рассмотренные здесь, были частично поддержаны грантами Национального института психического здоровья, Фонда стипендий Джона Мерка, Национального института здоровья детей и развития человека, Управления по делам ветеранов, Национального альянса исследований аутизма / Аутизм говорит и Национальный институт неврологических расстройств и инсульта.Кевин Пелфри получил награду за развитие карьеры от Национального института здоровья, грант NIMH MH071284. Элизабет Картер поддерживается докторской стипендией Национального альянса исследований аутизма / Autism Speaks. Мы благодарны нашим сотрудникам, особенно Грегори Маккарти, Джеймсу Моррису и Труетту Эллисону. Мы благодарны Джейми Дойлу за помощь в подготовке рукописи.

Ссылки

  • Adolphs R, Tranel D, Damasio H, Damasio AR.Страх и миндалевидное тело человека. Журнал неврологии. 1995. 15 (9): 5879–5891. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Эллисон Т., Пьюс А., Маккарти Г. Социальное восприятие на основе визуальных сигналов: роль региона СС. Тенденции когнитивной науки. 2000. 4 (7): 267–278. [PubMed] [Google Scholar]
  • APA. DSM-IV-TR. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2000. [Google Scholar]
  • Аргайл М., Кук М. Взгляд и взаимный взгляд. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1976 г.[Google Scholar]
  • Барон-Коэн С. Слепота разума: эссе об аутизме и «теории разума». Кембридж, Массачусетс: MIT Press; 1995. [Google Scholar]
  • Baron-Cohen S, Ring HA, Wheelwright S, Bullmore ET, Brammer MJ, Simmons A, et al. Социальный интеллект в нормальном и аутичном мозге: исследование фМРТ. Европейский журнал нейробиологии. 1999; 11 (6): 1891–1898. [PubMed] [Google Scholar]
  • Baron-Cohen S, Wheelwright S, Hill J, Raste Y, Plumb I. Пересмотренная версия теста «Читая мысли по глазам»: исследование с участием нормальных взрослых и взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональный аутизм.Журнал детской психологии и психиатрии. 2001. 42 (2): 241–251. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bechara A, Damasio AR, Damasio H, Anderson SW. Нечувствительность к будущим последствиям повреждения префронтальной коры головного мозга человека. Познание. 1994. 50 (1–3): 7–15. [PubMed] [Google Scholar]
  • Белин П., Заторре Р. Дж., Лафай П., Ахад П., Пайк Б. Голосовые избирательные области в слуховой коре человека. Природа. 2000. 403 (6767): 309–312. [PubMed] [Google Scholar]
  • Boddaert N, Chabane N, Barthelemy C, Bourgeois M, Poline JB, Brunelle F, et al.Дисфункция битемпоральной доли при детском аутизме: исследование позитронно-эмиссионной томографии. Журнал deRadiologie. 2002; 83 (12 Pt 1): 1829–1833. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бонда Э., Петридес М., Остри Д., Эванс А. Специфическое участие теменных систем человека и миндалины в восприятии биологического движения. Журнал неврологии. 1996. 16 (11): 3737–3744. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Brothers L. Социальный мозг: проект по интеграции поведения приматов и нейрофизиологии в новую область.Концепции в неврологии. 1990; 1: 27–51. [Google Scholar]
  • Buccino G, Binkofski F, Fink GR, Fadiga L, Fogassi L, Gallese V, et al. Наблюдение за действием активирует премоторную и теменную области соматотопическим образом: исследование фМРТ. Европейский журнал нейробиологии. 2001. 13 (2): 400–404. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кэмпбелл Р., Максуини М., Сургуладзе С., Калверт Г., Макгуайр П., Саклинг Дж. И др. Корковые субстраты для восприятия действий лица: исследование с помощью фМРТ специфичности активации видимой речи и бессмысленных действий нижней части лица (гурнинг). Исследование мозга.Когнитивные исследования мозга. 2001. 12 (2): 233–243. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cantlon JF, Brannon EM, Carter EJ, Pelphrey KA. Функциональная визуализация числовой обработки у взрослых и детей 4 лет. PLoS Biol. 2006; 4 (5): e125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Кастелли Ф., Фрит К., Хаппе Ф., Фрит У. Аутизм, синдром Аспергера и механизмы мозга для приписывания психических состояний анимированным формам. Головной мозг. 2002; 125 (Pt 8): 1839–1849. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cools R, Clark L, Owen AM, Robbins TW.Определение нейронных механизмов вероятностного реверсивного обучения с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии, связанной с событиями. Журнал неврологии. 2002. 22 (11): 4563–4567. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дэвис М., Уэлен П.Дж. Миндалевидное тело: бдительность и эмоции. Молекулярная психиатрия. 2001. 6 (1): 13–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Доусон Дж., Мельцов А.Н., Остерлинг Дж., Ринальди Дж., Браун Э. Дети с аутизмом не могут ориентироваться на естественные социальные стимулы. Журнал аутизма и нарушений развития.1998. 28 (6): 479–485. [PubMed] [Google Scholar]
  • Даунинг П.Е., Цзян Ю., Шуман М., Канвишер Н. Область коры, избирательная для визуальной обработки человеческого тела. Наука. 2001. 293 (5539): 2470–2473. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фрит К.Д., Фрит У. Взаимодействующие умы — биологическая основа. Наука. 1999. 286 (5445): 1692–1695. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gervais H, Belin P, Boddaert N, Leboyer M, Coez A., Sfaello I., et al. Аномальная обработка голоса коркой головного мозга при аутизме. Природа Неврологии.2004. 7 (8): 801–802. [PubMed] [Google Scholar]
  • Грегори К., Лох С., Стоун В., Эрзинклиоглу С., Мартин Л., Барон-Коэн С. и др. Теория психики у пациентов с лобным вариантом лобно-височной деменции и болезнью Альцгеймера: теоретические и практические выводы. Головной мозг. 2002. 125 (Pt 4): 752–764. [PubMed] [Google Scholar]
  • Якобони М., Коски Л.М., Брасс М., Беккеринг Х., Вудс Р.П., Дубо М.С. и др. Реафферентные копии имитируемых действий в правой верхней височной коре. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки.2001. 98 (24): 13995–13999. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Якобони М., Вудс Р.П., Брасс М., Беккеринг Х., Мацциотта Дж. К., Риццолатти Г. Корковые механизмы имитации человека. Наука. 1999. 286 (5449): 2526–2528. [PubMed] [Google Scholar]
  • Йохансон Г. Визуальное восприятие биологического движения и модель для его анализа. 1973; 14 [Google Scholar]
  • Каннер Л. Аутичные нарушения аффективного контакта. Нервный ребенок. 1943; 2 (2): 217–230. [Google Scholar]
  • Каннер Л.Исторический взгляд на отклонения в развитии. Журнал аутизма и детской шизофрении. 1973; 3 (3): 187–198. [PubMed] [Google Scholar]
  • Канвишер Н., Макдермотт Дж., Чун М.М. Веретенообразная область лица: модуль в экстрастриальной коре головного мозга человека, специализирующийся на восприятии лица. Журнал неврологии. 1997. 17 (11): 4302–4311. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Kluver H, Bucy PC. Предварительный анализ функций височных долей обезьян. 1939. Журнал нейропсихиатрии и клинической неврологии.1997. 9 (4): 606–620. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кобаяши Х., Кохшима С. Уникальная морфология человеческого глаза. Природа. 1997. 387 (6635): 767–768. [PubMed] [Google Scholar]
  • ЛаБар К.С., Крапейн М.Дж., Войводич Дж. Т., Маккарти Г. Динамическое восприятие аффекта лица и личности в человеческом мозге. Кора головного мозга. 2003. 13 (10): 1023–1033. [PubMed] [Google Scholar]
  • LeDoux JE. Мозговые механизмы эмоций и эмоционального обучения. Текущее мнение в нейробиологии. 1992. 2 (2): 191–197. [PubMed] [Google Scholar]
  • LeDoux JE.Эмоциональные контуры в мозгу. Ежегодный обзор неврологии. 2000. 23: 155–184. [PubMed] [Google Scholar]
  • Leekam SR, Hunnisett E, Moore C. Цели и подсказки: следование взгляду у детей с аутизмом. Журнал детской психологии и психиатрии. 1998. 39 (7): 951–962. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ликам С.Р., Лопес Б., Мур С. Внимание и совместное внимание у детей дошкольного возраста с аутизмом. Психология развития. 2000. 36 (2): 261–273. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lord C, Rutter M, Le Couteur A.Пересмотренное диагностическое интервью аутизма: исправленная версия диагностического интервью для лиц, осуществляющих уход за людьми с возможными распространенными нарушениями развития. Журнал аутизма и нарушений развития. 1994. 24 (5): 659–685. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лавленд К.А., Ландри Ш. Совместное внимание и язык при аутизме и задержке речевого развития. Журнал аутизма и нарушений развития. 1986. 16 (3): 335–349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моррис Дж. С., Фрит С. Д., Перретт Д. И., Роуленд Д., Янг А. В., Колдер А. Дж. И др.Дифференциальная нейронная реакция миндалины человека на испуганные и счастливые выражения лица. Природа. 1996. 383 (6603): 812–815. [PubMed] [Google Scholar]
  • Москони MW, Mack PB, McCarthy G, Pelphrey KA. Принятие «намеренной позиции» в отношении смещения взгляда: функциональное нейровизуализационное исследование социального восприятия у детей. Нейроизображение. 2005. 27 (1): 247–252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Манди П., Сигман М., Унгерер Дж., Шерман Т. Определение социального дефицита аутизма: вклад мер невербальной коммуникации.Журнал детской психологии и психиатрии. 1986. 27 (5): 657–669. [PubMed] [Google Scholar]
  • О’Догерти Дж., Крингельбах М.Л., Роллс Э.Т., Хорнак Дж., Эндрюс С. Абстрактные представления вознаграждения и наказания в орбитофронтальной коре головного мозга человека. Природа Неврологии. 2001. 4 (1): 95–102. [PubMed] [Google Scholar]
  • Охснер К.Н., Книрим К., Ладлоу Д.Х., Ханелин Дж., Рамачандран Т., Гловер Г. и др. Размышления о чувствах: исследование нейронных систем с помощью фМРТ, поддерживающих приписывание эмоций себе и другим.Журнал когнитивной неврологии. 2004. 16 (10): 1746–1772. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Митчелл ТВ, МакКаун М.Дж., Голдштейн Дж., Эллисон Т., Маккарти Г. Активность мозга, вызванная восприятием ходьбы человека: контроль осмысленного связного движения. Журнал неврологии. 2003a; 23 (17): 6819–6825. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Моррис Дж. П., Маккарти Г. Понимание намерений других: воспринимаемая преднамеренность действия влияет на активность в верхней височной борозде во время социального восприятия.Журнал когнитивной неврологии. 2004а; 16 (10): 1706–1716. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Моррис Дж. П., Маккарти Г. Нейронные основы дефицита обработки взгляда при аутизме. Головной мозг. 2005a; (128): 1038–1048. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pelphrey KA, Morris JP, Michelich CR, Allison T, McCarthy G. Функциональная анатомия биологического восприятия движения в задней височной коре: исследование движений глаз, рта и рук с помощью FMRI. Кора головного мозга. 2005b; 15 (12): 1866–1876. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pelphrey KA, Singerman JD, Allison T, McCarthy G.Активация мозга, вызванная восприятием сдвига взгляда: влияние контекста. Нейропсихология. 2003b; 41 (2): 156–170. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пелфри К.А., Виола Р.Дж., Маккарти Г. Когда незнакомцы проходят: обработка взаимного и отведенного социального взгляда в верхней височной борозде. Психологическая наука. 2004b; 15 (9): 598–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Перретт Д.И., Смит П.А., Поттер Д.Д., Мистлин А.Дж., Хед А.С., Милнер А.Д. и др. Зрительные клетки височной коры чувствительны к взгляду лица и направлению взгляда.Труды Лондонского королевского общества. Серия B, Содержит документы биологического характера. Королевское общество (Великобритания) 1985; 223 (1232): 293–317. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пьюс А., Эллисон Т., Асгари М., Гор Дж. К., Маккарти Г. Дифференциальная чувствительность зрительной коры головного мозга человека к лицам, буквенным строкам и текстурам: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. Журнал неврологии. 1996. 16 (16): 5205–5215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Puce A, Constable RT, Luby ML, McCarthy G, Nobre AC, Spencer DD, et al.Функциональная магнитно-резонансная томография сенсорной и моторной коры: сравнение с электрофизиологической локализацией. Журнал нейрохирургии. 1995. 83 (2): 262–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Риццолатти Г., Фадига Л., Галлезе В., Фогасси Л. Премоторная кора головного мозга и распознавание двигательных действий. Исследование мозга. Когнитивные исследования мозга. 1996. 3 (2): 131–141. [PubMed] [Google Scholar]
  • Риццолатти Г., Фадига Л., Мателли М., Беттинарди В., Паулесу Е., Перани Д. и др. Локализация хватательных представлений у человека методом ПЭТ: 1.Наблюдение против исполнения. Экспериментальное исследование мозга. 1996. 111 (2): 246–252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rolls ET. Орбитофронтальная кора и награда. Кора головного мозга. 2000. 10 (3): 284–294. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томаселло М., Заяц Б., Леманн Х., Калл Дж. Опора на голову и глаза при взгляде, наблюдаемом у человекообразных обезьян и человеческих младенцев: гипотеза кооперативного глаза. Журнал эволюции человека. 2007. 52 (3): 314–320. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотерхаус Л., Моррис Р., Аллен Д., Данн М., Фейн Д., Файнштейн С. и др.Диагностика и классификация аутизма. Журнал аутизма и нарушений развития. 1996. 26 (1): 59–86. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уотсон Дж. Д., Майерс Р., Фраковяк Р. С., Хайнал Дж. В., Вудс Р. П., Мацциотта Дж. К. и др. Область V5 человеческого мозга: данные комбинированного исследования с использованием позитронно-эмиссионной томографии и магнитно-резонансной томографии. Кора головного мозга. 1993. 3 (2): 79–94. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wright TM, Pelphrey KA, Allison T., McKeown MJ, McCarthy G. Полисенсорные взаимодействия вдоль боковых височных областей, вызываемые аудиовизуальной речью.Кора головного мозга. 2003. 13 (10): 1034–1043. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зеки С., Уотсон Дж. Д., Люк С. Дж., Фристон К. Дж., Кеннард С., Фраковяк Р. С.. Прямая демонстрация функциональной специализации зрительной коры головного мозга человека. Журнал неврологии. 1991. 11 (3): 641–649. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Социальное восприятие — обзор

Восприятие надежности по лицам

Традиционно нейровизуализационные исследования социального восприятия связывали оценку надежности лица с миндалевидным телом (Тодоров, Менде- Siedlecki, & Dotsch, 2013).Некоторые из самых ранних доказательств этой связи получены из нейропсихологического исследования, проведенного Адольфом, Транелом и Дамасио (1998), которое продемонстрировало четкую диссоциацию между пациентами с двусторонним повреждением миндалины и нормальным контролем в отношении оценки надежности лица. В частности, пациенты с двусторонним миндалевидным телом оценили ненадежные лица как более заслуживающие доверия и доступные, чем контрольная группа, контрольная группа с повреждением мозга или пациенты с односторонним поражением миндалины.Эти авторы предполагают, что это различие может быть связано с недостатком извлечения релевантной социальной информации из лица, в отличие от более общего снижения обработки лица (Adolphs et al., 1998). Действительно, эти результаты можно сопоставить с более поздней работой, предполагающей, что как приобретенная, так и развивающаяся прозопагнозия обеспечивает стандартные оценки надежности (Quadflieg, Todorov, Laguese, & Rossion, 2012; Todorov & Duchaine, 2008).

За прошедшие годы многочисленные исследования фМРТ подтвердили эти первоначальные результаты, как и последующие метаанализы (Bzdok et al., 2011; Mende-Siedlecki, Said, & Todorov, 2013), которые подтверждают вклад миндалины в социальную оценку лиц при выполнении многочисленных поведенческих задач и наборов стимулов. При этом эта дополнительная работа добавила новые морщинки к повествованию. Например, в то время как самые ранние из этих исследований нейровизуализации наблюдали отрицательную взаимосвязь между достоверностью лица и активностью миндалины (Engell, Haxby, & Todorov, 2007; Winston, Strange, O’Doherty, & Dolan, 2002), так что миндалевидное тело реагировало больше всего. По сравнению с лицами, не заслуживающими доверия, более свежие данные указывают на нелинейную связь между активностью миндалины и надежностью лица.В растущем числе исследований исследователи наблюдали повышенную активность миндалины как у ненадежных, так и у заслуживающих доверия лиц по сравнению с более нейтральными лицами ближе к середине измерения надежности (Mattavelli, Andrews, Asghar, Towler, & Young, 2012 ; Саид, Барон и Тодоров, 2009; Саид, Дотч, Тодоров, 2010; Тодоров, Барон, & Остерхоф, 2008; Тодоров, Саид, Остерхоф и Энгелл, 2011).

Параллельное направление исследований было направлено на изучение временной динамики оценки надежности лица путем измерения потенциалов, связанных с событием (ERPs; Dzhelyova, Perrett, & Jentzsch, 2012; Kovács-Bálint, Stefanics, Trunk, & Hernádi, 2014; Marzi , Righi, Ottonello, Cincotta, & Viggiano, 2014; Rudoy & Paller, 2009; Yang, Qi, Ding, & Song, 2011).Хотя первоначальные результаты этих исследований несколько неоднозначны, вместе взятые, они предполагают, что надежность лица оказывает раннее влияние на визуальную обработку (Джелева и др., 2012; Марзи и др., 2014), согласуясь с поведенческой работой, предполагающей, что оценки Надежность лица достигается только после 100 миллисекунд воздействия на лица (Уиллис и Тодоров, 2006). Более того, эти исследования демонстрируют улучшенную обработку, связанную с ненадежными лицами, которая сохраняется в течение более поздних латентных периодов, потенциально отражая последующие мотивационные последствия, вызванные оценкой надежности (Marzi et al., 2014; Ян и др., 2011). Наконец, эти авторы постулируют сходство между ответами ERP на надежность лица и ранее наблюдаемыми ответами, связанными с обработкой мимики (Джелева и др., 2012; Марзи и др., 2014; Янг и др., 2011). Этот результат был интерпретирован как дополнительное доказательство гипотезы сверхобобщения эмоций (Marzi et al., 2014; Yang et al., 2011), которая предполагает, что социальная оценка лиц возникла как продолжение процессов, поддерживающих распознавание и понимание. эмоциональных выражений лица (Montepare & Dobish, 2003; Oosterhof & Todorov, 2008; Said, Sebe, & Todorov, 2009; Todorov, 2008; Zebrowitz & Montepare, 2008).Фактически, компьютерное моделирование достоверности лиц показывает, что, в то время как ненадежные лица напоминают сердитые лица, заслуживающие доверия лица напоминают счастливые лица (Oosterhof & Todorov, 2008).

Наконец, отметим, что случайные сигналы, связанные с лицами, также могут влиять на оценку достоверности лиц. Например, лица периферийных отвлекающих факторов в парадигме визуального поиска (Frischen, Ferrey, Burt, Pistchik, & Fenske, 2012; Raymond, Fenske, & Westoby, 2005), лица, связанные с ненадежным взглядом в задаче по поиску взгляда (Bayliss & Типпер, 2006), а также лица, связанные с торможением реакции на выполнение / невыполнение задачи (Фенске, Раймонд, Кесслер, Вестоби и Типпер, 2005), оцениваются как менее заслуживающие доверия, чем соответствующие контрольные лица.Нейронные основы последнего эффекта были недавно обнаружены Doallo et al. (2012), которые отметили, что не только лица, которым нельзя было пройти, воспринимались как менее заслуживающие доверия, но также они вызывали повышенную активность миндалевидного тела во время последующей задачи распознавания. Более того, как поведенческие, так и нейронные индексы этой девальвации были предсказаны по активности боковой орбитофронтальной коры (OFC), так что большее задействование этого механизма тормозящего контроля во время выполнения задания «годен / не годен» было связано как с менее надежными оценками, так и с большей активностью миндалины. в ответ на непроходимые лица.

Восприятие и впечатления окружающих

В социальной психологии термин «восприятие человека» относится к различным психическим процессам, которые мы используем для формирования впечатлений от других людей. Это включает не только то, как мы формируем эти впечатления, но и различные выводы, которые мы делаем о других людях на основе наших впечатлений.

Подумайте, как часто вы делаете подобные суждения каждый день. Когда вы встречаетесь с новым коллегой, у вас сразу же складывается первое впечатление об этом человеке.Когда вы посещаете продуктовый магазин после работы, вы можете сделать выводы о кассире, который вас проверяет, даже если вы очень мало о нем знаете.

Это позволяет нам делать поспешные суждения и решения, но также может привести к предвзятому или стереотипному восприятию других людей. Давайте подробнее рассмотрим, как работает человеческое восприятие и какое влияние оно оказывает на наше повседневное взаимодействие с другими людьми.

Как мы формируем впечатление

Очевидно, что восприятие человека — это очень субъективный процесс, на который может влиять ряд переменных.Факторы, которые могут влиять на впечатления, которые вы формируете о других людях, включают характеристики человека, за которым вы наблюдаете, контекст ситуации, ваши личные качества и ваш прошлый опыт.

Люди часто формируют впечатление о других очень быстро, имея лишь минимальную информацию. Наши впечатления часто основываются на ролях и социальных нормах, которые мы ожидаем от людей. Например, вы можете сформировать впечатление водителя городского автобуса на основе того, как вы ожидаете, что человек в этой роли будет вести себя, учитывая индивидуальные характеристики личности только после того, как вы сформировали это первоначальное впечатление.

Физические сигналы также могут играть важную роль. Если вы видите женщину, одетую в профессиональный костюм, вы можете сразу предположить, что она работает в официальной обстановке, например, в юридической фирме или банке. Важность информации, которую мы воспринимаем, также важна. Как правило, мы склонны сосредотачиваться на наиболее очевидных моментах, а не обращать внимание на справочную информацию.

Чем новее или очевиднее фактор, тем больше вероятность, что мы сосредоточимся на нем. Если вы видите женщину, одетую в сшитый на заказ костюм, с волосами, уложенными в ярко-розовый ирокез, вы, вероятно, уделите больше внимания ее необычной прическе, чем ее разумной деловой одежде.

Социальная категоризация

Один из умственных путей, которые мы используем в восприятии человека, — это социальная категоризация. В этом процессе мы мысленно разделяем людей на разные группы на основе общих характеристик. Иногда этот процесс происходит осознанно, но по большей части социальная категоризация происходит автоматически и бессознательно. Некоторые из наиболее распространенных социальных категорий — это возраст, пол, род занятий и раса.

Как и многие другие «ярлыки», социальная категоризация имеет как положительные, так и отрицательные стороны.Социальная категоризация позволяет быстро принимать решения. На самом деле у вас просто нет времени познакомиться с каждым человеком, с которым вы вступаете в контакт. Использование социальной категоризации позволяет вам принимать решения и устанавливать ожидания относительно того, как люди будут вести себя быстро, позволяя вам сосредоточиться на других вещах.

Проблемы с этим методом включают тот факт, что он может привести к ошибкам, а также к стереотипам или даже предубеждениям. Представьте, что вы садитесь в автобус. Доступно только два места.Один рядом с миниатюрной пожилой женщиной; другой — рядом с крупным мужчиной с мрачным лицом. Судя по вашему непосредственному впечатлению, вы сидите рядом с пожилой женщиной, которая, к сожалению, довольно искусно ковыряет в карманах.

Из-за социальной категоризации вы сразу же сочли женщину безобидной, а мужчину опасным, что привело к потере вашего кошелька. Хотя социальная категоризация иногда бывает полезной, она также может приводить к ошибочным суждениям подобного рода.

Неявные теории личности

Неявная теория личности — это совокупность наших убеждений и предположений о том, как определенные черты связаны с другими характеристиками и поведением.Узнав что-то о кардинальной характеристике, мы предполагаем, что у человека есть и другие черты, которые обычно связаны с этой ключевой характеристикой.

Например, если вы заметили, что новый коллега очень счастлив, вы можете сразу предположить, что он также дружелюбен, добр и великодушен. Как и в случае с социальной категоризацией, неявные теории личности помогают людям быстро делать суждения, но они также могут способствовать формированию стереотипов и ошибок.

Мозговых механизмов социального восприятия :: На пути к пониманию аутизма

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 29 августа 2021 г.

На пути к пониманию аутизма

Глава:
(стр.335) Глава 19 Механизмы мозга для социального восприятия:
Источник:
Наблюдающие люди
Автор (ы):

Кевин Пелфри

Сара Шульц

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780195393705.003.0019

Уровни социальных нарушений, испытываемые разными людьми с расстройством аутистического спектра, сильно коррелируют со степенью дисфункции в пределах верхней височной борозды (STS) каждого человека, ключевой области социального восприятия в целом. и, в частности, в восприятии биологического движения. С точки зрения развития, в то время как реакция ССН становится все более избирательной по отношению к человеческим движениям у обычных детей, наблюдатели с аутизмом демонстрируют менее избирательную настройку.Рассмотрены исследования в области визуализации мозга, подтверждающие интерактивную модель развития социального мозга и социального восприятия.

Ключевые слова: аутизм, расстройство аутистического спектра, генетическая этиология, фенотипическое выражение, верхняя височная борозда (sts), функциональная магнитно-резонансная томография (fmri), социальное восприятие, социальная сеть мозга

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Нейронные и поведенческие сигнатуры человеческого социального восприятия

  • 1.

    Akechi, H. et al. . Внимание к зрительному контакту на Западе и Востоке: вегетативные реакции и оценочные рейтинги. PloS one 8 , e59312, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0059312 (2013).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Уошберн, Д.А., Смит, Дж. Д. и Тальятела, Л. А. Индивидуальные различия в метакогнитивной отзывчивости: когнитивные и личностные корреляты. J Gen Psychol 132 , 446–461, https://doi.org/10.3200/GENP.132.4.446-461 (2005).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3.

    Эллисон Т., Пьюс А. и Маккарти Г. Социальное восприятие на основе визуальных сигналов: роль области СС. Тенденции в когнитивных науках 4 , 267–278 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Фрит К. Д. Социальный мозг? Философские труды Лондонского королевского общества. Серия B, Биологические науки 362 , 671–678, https://doi.org/10.1098/rstb.2006.2003 (2007).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Дин, Б., Колдевин, К., Канвишер, Н.& Сакс, Р. Функциональная организация социального восприятия и познания в верхней височной борозде. Кора головного мозга 25 , 4596–4609, https://doi.org/10.1093/cercor/bhv111 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 6.

    Канаи, Р. и Рис, Г. Структурная основа межличностных различий в человеческом поведении и познании. Природные обзоры. Неврология 12 , 231–242, https: // doi.org / 10.1038 / nrn3000 (2011 г.).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 7.

    Моришима, Ю., Шунк, Д., Брюхин, А., Рафф, К. К. и Фер, Э. Связывание структуры мозга и активации в височно-теменном соединении для объяснения нейробиологии альтруизма человека. Neuron 75 , 73–79, https://doi.org/10.1016/j.neuron.2012.05.021 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 8.

    Эрес, Р., Десети, Дж., Луис, В. Р. и Моленберг, П. Индивидуальные различия в локальной плотности серого вещества связаны с различиями в аффективной и когнитивной эмпатии. NeuroImage 117 , 305–310, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2015.05.038 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 9.

    Холмс, А. Дж. и др. . Индивидуальные различия в анатомии миндалевидного тела и медиальной префронтальной области связывают отрицательный аффект, нарушение социального функционирования и риск полигенной депрессии. Журнал нейробиологии: официальный журнал Общества нейробиологии 32 , 18087–18100, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.2531-12.2012 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Канаи, Р., Бахрами, Б., Ройланс, Р. и Рис, Г. Размер социальной сети в Интернете отражается в структуре человеческого мозга. Известия. Биологические науки / Королевское общество 279 , 1327–1334, https: // doi.org / 10.1098 / rspb.2011.1959 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    ван дер Мейлен, М., ван, И. М. Х. и Кроун, Э. А. Нейронные корреляты просоциального поведения: компенсация социальной изоляции в игре в кибербол с четырьмя игроками. PloS one 11 , e0159045, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0159045 (2016).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Йодер, К. Дж. И Десети, Дж. Хороший, плохой и справедливый: чувствительность к правосудию предсказывает нейронную реакцию во время моральной оценки действий, совершаемых другими. Журнал нейробиологии: официальный журнал Общества нейробиологии 34 , 4161–4166, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.4648-13.2014 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Nummenmaa, L., Engell, A. D., von dem Hagen, E., Хенсон, Р. Н. и Колдер, А. Дж. Признаки аутистического спектра предсказывают нейронную реакцию на взор у типичных людей. NeuroImage 59 , 3356–3363, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2011.10.075 (2012).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Ван Д. и Лю Х. Функциональная архитектура взаимодействия человеческого мозга: не все одинаковы. Нейробиолог: обзорный журнал по нейробиологии, неврологии и психиатрии 20 , 432–438, https: // doi.org / 10.1177 / 1073858414543290 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Kong, R. et al. . Пространственная топография индивидуальных корковых сетей предсказывает человеческое познание, личность и эмоции. Кора головного мозга , https://doi.org/10.1093/cercor/bhy123 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Adelstein, J. S. et al. .Личность отражается во внутренней функциональной архитектуре мозга. PloS one 6 , e27633, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0027633 (2011).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Ангелидес, Н. Х., Гупта, Дж. И Викери, Т. Дж. Связь связи в состоянии покоя с характерной импульсивностью. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология 12 , 1001–1008, https: // doi.org / 10.1093 / scan / nsx031 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Пфайффер, У. Дж., Фогли, К. и Шильбах, Л. От сигнала взгляда к двойному отслеживанию взгляда: новые подходы к исследованию нейронных коррелятов взгляда в социальном взаимодействии. Обзоры неврологии и биоповеденческих исследований 37 , 2516–2528, https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2013.07.017 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 19.

    Саитович, А. и др. . В Open Journal of Psychiatry 32–38 (2013).

  • 20.

    Шевалье, К. и др. . Измерение социального внимания и мотивации при расстройстве аутистического спектра с помощью отслеживания взгляда: тип стимула имеет значение. Исследование аутизма: официальный журнал Международного общества аутизма Research , https://doi.org/10.1002/aur.1479 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Клин А., Джонс В., Шульц Р., Фолькмар Ф. и Коэн Д. Паттерны визуальной фиксации при рассмотрении натуралистических социальных ситуаций как предикторов социальной компетентности у людей с аутизмом. Архив общей психиатрии 59 , 809–816 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Саитович А. и др. . Настройка восприятия взгляда посредством временного ингибирования ССВ. Кора головного мозга 26 , 2823–2831, https: // doi.org / 10.1093 / cercor / bhw045 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 23.

    Уильямс, Д. С., Детре, Дж. А., Ли, Дж. С. и Корецкий, А. П. Магнитно-резонансная томография перфузии с использованием спиновой инверсии артериальной воды. Proc Natl Acad Sci USA 89 , 212–216 (1992).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Детре, Дж.A., Wang, J., Wang, Z. & Rao, H. Артериальная спин-меченная перфузионная МРТ в фундаментальной и клинической неврологии. Текущее мнение в неврологии 22 , 348–355, https://doi.org/10.1097/WCO.0b013e32832d9505 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Харезлак, К. и Каспровски, П. Применение айтрекинга в медицине: обзор, проблемы исследования и проблемы. Comput Med Imaging Graph 65 , 176–190, https: // doi.org / 10.1016 / j.compmedimag.2017.04.006 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 26.

    Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Скиннер, Р., Мартин, Дж. И Клабли, Э. Коэффициент аутистического спектра (AQ): данные по синдрому Аспергера / высокофункциональному аутизму , мужчины и женщины, ученые и математики. Журнал аутизма и нарушений развития 31 , 5–17 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Канаи, Р. и др. . Структура мозга связывает одиночество с социальным восприятием. Текущая биология: CB 22 , 1975–1979, https://doi.org/10.1016/j.cub.2012.08.045 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 28.

    Исаакович Д. М. Взгляд оптимиста. Pers Soc Psychol Bull 31 , 407–415, https://doi.org/10.1177/0146167204271599 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Rosler, A. и др. . Влияние эмоциональных сцен возбуждения на распределение зрительно-пространственного внимания: изменения с возрастом и ранней подкорковой сосудистой деменцией. Журнал неврологических наук 229–230 , 109–116, https://doi.org/10.1016/j.jns.2004.11.007 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 30.

    Кляйн, Дж. Т., Шеперд, С. В. и Платт, М. Л. Социальное внимание и мозг. Текущая биология: CB 19 , R958–962, https://doi.org/10.1016/j.cub.2009.08.010 (2009).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Фрит К. Д. и Фрит У. Механизмы социального познания. Ежегодный обзор психологии 63 , 287–313, https://doi.org/10.1146/annurev-psych-120710-100449 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 32.

    Roux, P., Passerieux, C. & Ramus, F. Исследование намеренного восприятия движений у пациентов с шизофренией с отслеживанием взгляда. Журнал психиатрии и нейробиологии: JPN 40 , 118–125 (2015).

    Google ученый

  • 33.

    Хорли, К., Уильямс, Л. М., Гонсалвез, К. и Гордон, Э. Лицом к лицу: свидетельства визуального сканирования аномальной обработки мимики при социальной фобии. Психиатрические исследования 127 , 43–53, https: // doi.org / 10.1016 / j.psychres.2004.02.016 (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 34.

    Шофилд, К. А., Джонсон, А. Л., Инхофф, А. В. и Коулз, М. Е. Социальная тревожность и трудности с выделением угрозы: данные слежения за глазами. Cogn Emot 26 , 300–311, https://doi.org/10.1080/02699931.2011.602050 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35.

    Константино, Дж. Н. и др. . Просмотр младенцами социальных сцен находится под генетическим контролем и нетипичен для аутизма. Nature 547 , 340–344, https://doi.org/10.1038/nature22999 (2017).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 36.

    Исик, Л., Колдевин, К., Билер, Д. и Канвишер, Н. Восприятие социальных взаимодействий в задней верхней височной борозде. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 114 , E9145 – E9152, https://doi.org/10.1073/pnas.1714471114 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 37.

    Пелфри, К. А., Моррис, Дж. П. и Маккарти, Г. Улавливание намерений других: воспринимаемая интенциональность действия влияет на активность в верхней височной борозде во время социального восприятия. Журнал когнитивной нейробиологии 16 , 1706–1716, https://doi.org/10.1162/089892

  • 47900 (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    Херрингтон, Дж. Д., Нимберг, К. и Шульц, Р. Т. Выполнение биологической двигательной задачи позволяет прогнозировать активность верхней височной борозды. Мозг и познание 77 , 372–381, https://doi.org/10.1016/j.bandc.2011.09.001 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Сато В., Кочияма Т., Уоно С. и Йошикава С. Динамика активности верхней височной борозды в ответ на взгляд: комбинированное исследование фМРТ и МЭГ. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология 3 , 224–232, https://doi.org/10.1093/scan/nsn016 (2008).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Пелфри, К. А. и Картер, Э. Дж. Мозговые механизмы для социального восприятия: уроки аутизма и типичного развития. Анналы Нью-Йоркской академии наук 1145 , 283–299, https://doi.org/10.1196/annals.1416.007 (2008).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Zilbovicius, M. et al . Аутизм, социальное познание и верхняя височная борозда. Открытый журнал психиатрии , 46–55 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Саитович, А. и др. . Социальное познание и верхняя височная борозда: последствия аутизма. Revue nerologique 168 , 762–770, https://doi.org/10.1016/j.neurol.2012.07.017 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 43.

    Kaiser, M. D. et al. . Нейронные сигнатуры аутизма. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 107 , 21223–21228, https: // doi.org / 10.1073 / pnas.1010412107 (2010).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 44.

    Янг, С. Н. Нейробиология человеческого социального поведения: важная, но игнорируемая тема. Журнал психиатрии и нейробиологии: JPN 33 , 391–392 (2008).

    ADS Google ученый

  • 45.

    Чен, Дж. Дж., Янн, К. и Ван, Д.J. Характеристика функции мозга в состоянии покоя с помощью маркировки спина артерий. Brain Connect 5 , 527–542, https://doi.org/10.1089/brain.2015.0344 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Адольфс Р. Когнитивная нейробиология социального поведения человека. Природные обзоры. Неврология 4 , 165–178, https://doi.org/10.1038/nrn1056 (2003).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • .

    Добавить комментарий