Межнациональные конфликты примеры: Страница не найдена – МУНИЦИПАЛЬНЫЙ СОВЕТ И МЕСТНАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ ОКРУГ 21

Содержание

Запасные котировки – Газета Коммерсантъ № 45 (6525) от 15.03.2019

В четверг стоимость североморской нефти Brent впервые с ноября поднялась выше уровня $68 за баррель. Игре на повышение способствует снижающаяся буровая активность в США, падение запасов нефти в стране, а также планы Саудовской Аравии сохранить на невысоком уровне поставки нефти. В таких условиях участники рынка не исключают роста цен на нефть до $70 за баррель.

По данным агентства Reuters, в ходе торгов четверга стоимость ближайшего фьючерсного контракта на поставку нефти Brent поднималась до $68,14 за баррель — максимума с 16 ноября 2018 года. Это почти на 1% выше закрытия среды. На спот-рынке стоимость североморской нефти поднималась выше $66 за баррель, а цена российской нефти Urals достигала $66,8 за баррель. С начала недели цены на нефть выросли на 3,5–5,6%.

Активная игра на повышение на нефтяном рынке началась в конце прошлой недели на фоне снижения буровой активности в США. Согласно данным компании Baker Hughes, за неделю, завершившуюся 8 марта, общее число буровых установок в США сократилось на девять единиц и составило 834 шт. Показатель снижается третью неделю подряд и опустился до минимума с мая 2018 года. «На фоне падения цен на нефть в конце четвертого квартала число действующих буровых с начала года снизилось на 51 единицу. Эта статистика, а также данные о росте импорта нефти в Китай поддержали цены на нефть»,— отмечает стратег Сбербанка по операциям на товарно-сырьевых рынках Михаил Шейбе. Важным фактором поддержки для нефтяного рынка стали заявления представителей Саудовской Аравии. В минувшее воскресенье министр нефти страны Халид аль-Фалих заявил агентству Reuters, что не ожидает каких-либо изменений в политике ОПЕК+ в отношении добычи на встрече группы в апреле. Позднее представители королевства отметили, что продлят значительные ограничения на нефтедобычу до конца апреля. «Нефтяные державы подтверждают свою приверженность политике сдерживания производства. К тому же сохраняются риски снижения предложения в связи с эскалацией кризиса в Венесуэле»,— отмечает глава экономических исследований Julius Baer Норберт Рюкер.

На текущей неделе поддержку ценам на нефть оказали данные по запасам нефти и нефтепродуктам в США. Управление энергетической информации Минэнерго (EIA) в среду сообщило, что коммерческие запасы нефти в стране снизились на 2,58 млн баррелей. Эксперты, опрошенные Bloomberg, ожидали роста на 3,3 млн баррелей. Кроме того, добыча нефти в США на минувшей неделе снизилась на 100 тыс. баррелей в сутки, до 12 млн баррелей. «Пока это лишь разовое снижение, но мы ждем, что темпы роста добычи в США в ближайшие два года могут замедлиться. Уже сейчас видно снижение буровой активности, а темпы производства, как правило, реагируют на это с лагом в несколько кварталов»,— отмечает начальник отдела экспертов по фондовому рынку «БКС Брокер» Василий Карпунин.

В таких условиях участники рынка ждут дальнейшего роста цен на нефть. По словам Михаила Шейбе, сильным сдерживающим фактором выступают сообщения о переносе встречи лидеров США и Китая на апрель. «При этом мы продолжаем придерживаться сформированного еще в конце декабря прогноза, где целевым значением на второй квартал является отметка $70 за баррель за нефть Brent»,— отмечает господин Шейбе. Однако превышения уровня $70 за баррель на рынке не ждут, так как это повышает рентабельность сланцевой добычи.

Виталий Гайдаев

Межэтнические конфликты в Центральной Азии: уроки и механизмы миростроительства

Photo by Sergei Grits/AP/REX/Shutterstock, Kara-Suu, Kyrgyzstan

После событий в селах Кордайского района Жамбылской области Казахстана, когда в результате межэтнических столкновений погибло 11 человек, а около 40 получили ранения, внимание общественности и международных экспертов к проблеме конфликтов подобного рода резко усилилось. То, что события, носящие явно характер межнационального конфликта, произошли в Казахстане, показательно – ведь Нур-Султан всегда стремился продвигать имидж Казахстана как самого стабильного и надежного государства. При этом, важно отметить, что роль и значение Казахстана, как страны, задающей тон в политико-экономических процессах всего региона Центральной Азии, трудно переоценить. Поэтому можно задать вопрос, есть ли модель межэтнического согласия, которая может быть применена ко всему региону, или такая модель пока не может быть сформулирована?

Данные комитета по статистике Республики Казахстан демонстрируют, что основными этническими группами, проживающими в стране, являются казахи – 70,23%, русские – 19,96%, узбеки – 3,32% и уйгуры – 1,31%. При этом стабильно растущими этносами являются казахи, узбеки, уйгуры, турки и азербайджанцы[1]. Если говорить о Кыргызстане, то на июль 2019 года по данным Нацстаткома этническая картина КР выглядит следующим образом: 73,5 % – кыргызы, 14,7 % – узбеки, 5,5 % населения – русские, 1,1 % населения – дунгане, 0,9% населения – уйгуры, таджики и другие национальности.

Как справедливо отмечает профессор политической географии университета Ньюкасла (Великобритания) Ник Мегоран, «сосуществование было особенностью жизни в Центральной Азии на протяжении веков. Люди были интегрированы на основе чувства общей культуры, религий и исторической схожести. В Советском Союзе появилось еще одно чувство коллективной идентичности – «дружба народов»». Тем не менее, в новой истории региона Центральной Азии межэтнические конфликты возникают: к примеру, в 2006 году в Алматинской области Казахстана имел место казахско-уйгурский конфликт в селе Шелек, в 2010 году во время Ошских столкновений (Кыргызстан) между кыргызами и узбеками по официальным данным погибли более 400 человек.

Межэтнические конфликты в приграничных зонах

Джон Хизершоу, профессор Эксетерского университета, считает, что «этнические конфликты чаще встречаются в приграничных районах, потому что там государственная политика может быть особенно деспотичной. Официальный национализм и маргинализация этнических меньшинств в этих районах более распространены, и это может создать напряженность в отношениях между общинами. Основной причиной межэтнических конфликтов является не исконный национализм, а конструкция этнического национализма государственными субъектами, будь то центральные или местные субъекты

».

Основной причиной межэтнических конфликтов является не исконный национализм, а конструкция этнического национализма

Ник Мегоран придерживается точки зрения, что «чисто «этнических конфликтов» не существует; есть только политические конфликты, которые принимают этнический аспект. Основной вопрос заключается в понимании государственного национализма – идеи о том, что регион должен быть разделен на несколько национальных государств, каждое из которых продвигает язык, интересы и культуру титульной этнической группы (например, казахи в Казахстане, кыргызы в Кыргызстане). Меньшинства иногда имеют свои собственные школы и культурные права, но им не хватает политических прав, и они легко становятся объектами дискриминации. Узбекский ученый Валерий Хан называет это «титульной этничностью».

Проблемы для меньшинств усугубляются появлением международных границ и режимов гражданства, как ключевых характеристик независимой национальной государственности. Это ограничивает движение меньшинств, не позволяет им получать образование на своем родном языке и может заставить их чувствовать себя неуверенно и незащищено, поскольку у них появляется чувство «оторванности» от своей этнической родины. Это особенно чувствуется меньшинствами, находящимися близко к границам.

Подобная «титульная этническая принадлежность» создает напряженность, которая при определенных условиях может привести к насилию. Например, наихудший этнический конфликт в регионе с 1991 года произошел на юге Кыргызстана в 2010 году. Это произошло на фоне снижения уровня бедности и возникновения вакуума власти».

Алишер Хамидов, эксперт в приграничных вопросах, говоря о схожих и отличительных чертах конфликтов в Казахстане и Кыргызстане, подчеркивает, что «объединяющий момент состоит в том, что, если не останавливать этнический шовинизм, то этот феномен может расти и создавать угрозу стабильности государства, где малые этнические группы уже будут чувствовать себя небезопасно. Основное отличие в межэтнических конфликтах в двух странах состоит в том, что в Казахстане, в отличие от Кыргызстана, может быть меньше местных механизмов миростроительства из-за склонности правительства Казахстана централизовать контроль. Кыргызстан, благодаря десятилетиям местных инициатив по миростроительству при поддержке международных организаций, создал значительный потенциал местного миростроительства, который помогает стране смягчать конфликты до того, как они разрастутся

».

Какие вынесены уроки из межнациональных конфликтов?

Алишер Хамидов отмечает, что «по мнению многих граждан Кыргызстана, этнических конфликтов можно избежать в том случае, если титульная этническая группа твердо и уверенно установит свое превосходство в политической и экономической сферах. Как сказал один видный кыргызский политик, «в доме нужен хозяин; если хозяина нет, все будут ссориться». Власти порой не могут брать на себя такую ответственность, что позволяет шовинистическим группам и средствам массовой информации свободно распространять материалы, содержащие фанатизм. Власти также мало что делают в вопросе примирения после произошедших этнических конфликтов. По словам одного наблюдателя, вместо того, чтобы беспристрастно и решительно справляться с наследием конфликтов, правительственные меры советского стиля заключались в том, чтобы попытаться сгладить неприятные события под ковром и выдвинуть мантру о «дружбе народов». Эту стратегию, которая носит официальное название – деполитизация этнических проблем, эксперты считают ошибочной, и она напоминает ту же самую, которая была принята властями после июньского этнического конфликта 1990 года

».

Правительственные меры советского стиля заключались в том, чтобы попытаться сгладить неприятные события под ковром и выдвинуть мантру о «дружбе народов»

Если рассматривать Кыргызстан, то стоит заметить, что неправительственный сектор и международные организации действительно внесли значительный вклад в улучшение ситуации. К примеру, общественный Фонд за международную толерантность, работая в регионах Кыргызстана, в том числе способствовал смягчению конфликтного потенциала через улучшение объектов инфраструктуры. В Баткенской области организация совместно с населением и местной властью занималась улучшением водной инфраструктуры для обеспечения бесперебойного водоснабжения, отсутствие которого становилось частым источником конфликтов[2]. Алишер Хамидов приводит результаты деятельности неправительственных и международных организаций, которым удалось «расширить местные механизмы миростроительства, а также укрепить способность районных и центральных властей разрешать этнические конфликты».

Хамидов выводит главный урок миростроительства в Центральной Азии: «это децентрализация миростроительства: чиновники центральных и местных органов власти работают в разных условиях и имеют разные мотивы и стимулы. Центральные органы власти часто отстранены от повседневных проблем и реалий местных жителей. При этом центральные органы власти требуют, чтобы местные органы безоговорочно осуществляли политику, спущенную «сверху», даже если такая политика ошибочна и непопулярна среди местных сообществ. Между тем личные связи и родственные обязательства часто побуждают местных чиновников поддаваться на предложения со стороны местных общин. Местные субъекты действительно искусны в разработке способов смягчения конфликтов, но их возможности часто ограничены из-за нехватки ресурсов. Более того, они всегда должны согласовывать свою политику с центральными властями, что занимает много времени».

Центральные органы власти часто отстранены от повседневных проблем и реалий местных жителей

Механизмы миростроительства

Ник Мегоран подчеркивает, что «люди, сообщества и государство играют важную роль в профилактике подобного рода конфликтов. СМИ играют особую роль. Если масс медиа постоянно представляют меньшинства как угрозу, они питают ксенофобию и повышают вероятность насилия на этнической почве.

Общественные механизмы могут быть очень эффективными и часто работают для предотвращения или прекращения насилия. Их могут возглавлять харизматичные или влиятельные люди с местным влиянием и хорошими межгрупповыми контактами, которые могут способствовать миру. Но государство должно быть готово вмешаться и защитить уязвимые меньшинства в моменты, когда эти механизмы не работают. В июне 2010 года кыргызское государство не смогло предотвратить насилие в отношении узбекских меньшинств, в то время как узбекские власти решительно вмешались, чтобы защитить кыргызские меньшинства в Узбекистане от атак на почве мести».

Джон Хизершоу придерживается мнения, заключающегося в том, что «наилучшие меры по миростроительству – это местные и практические, а не масштабные международные стратегии. Исследования таких ученых, как Джолдон Кутманалиев, Аксана Исмаилбекова, Абылабек Аксонов, Ник Мегоран, Мадлен Ривз, Морган Лью и Алишер Хамидов, в южном Кыргызстане, показали, что местные общины, где межэтнические связи крепкие, а напряженность не разжигается «политическими» игроками – это место, где конфликты менее распространены или могут быть снижены. Поэтому нам нужно деловое сотрудничество, а также межэтнические браки между этническими общинами, которые должны быть защищены, и поощряться местными элитами, которые отстаивают права и благополучие меньшинств. Иногда центральное правительство может поощрять эти вещи, но в большинстве случаев оно только ухудшает ситуацию».

Читать по теме: Ник Мегоран – Что происходит, когда появляются новые международные границы? Пример Ферганской долины Центральной Азии

Морган Лью: Об «узбекскости» и социальной справедливости

Таким образом, пока рано говорить о том, какие выводы власти Казахстана сделали из межэтнических столкновений в Кордае. На сегодняшний день самые главные предпринятые меры заключаются в постконфликтном реагировании методом отставок и поиска виновных, возбуждения уголовных дел – около 90, 11 из которых – по фактам убийств[3]. Государственная власть и чиновники слабость своего менеджмента и неэффективность институтов стали оправдывать выгодным тезисом, не требующем доказательной базы, в виде наличия некой «третьей силы», которая стремится раскачать ситуацию и внести в разлад в обществе Казахстана. Очевидно, реакция от государственных властей оказалась запоздалой, а вопрос того, что будет делаться для профилактики и предотвращения подобных конфликтов, по сей день остается открытым.

Возникновение точек напряженности в виде конфликтов в Казахстане уже не является некой новой реальностью, а скорее связано с наследием старых просчетов и ошибок, которые «громко» замалчивались – особенно представителями бюрократии. На фоне создания множества структур в виде организаций и советов – громких, но пустых слоганов – и прочее, государственная власть не сильно заботилась о содержательном наполнении их деятельности и оценке эффективности. В том случае, если власть продолжит заниматься только лишь декорированием фасада своей системы и укреплением вертикали, раздуванием новых структур, разработкой обновленных или новых программ, не задумываясь о реализации мероприятий на местах, то тема межнационального конфликта в Кордае в 2020 году может послужить лишь воротами к открытию сезона с возможностью их эскалации.


[1] https://vlast.kz/obsshestvo/32977-etniceskaa-karta-kazahstana-kazahov-bolse-evropejcev-mense-tretij-mononacionalnyj-region.html

[2] http://fti.kg/wp-content/uploads/2018/09/Godovoj-otchet-2014-2016.pdf

[3] https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/kordayskiy-konflikt-zavedeno-okolo-90-ugolovnyih-del-392021/

РСМД :: Эволюция межнациональных конфликтов: от Средневековья до современности

Политическая система Средневековья, существовавшая вплоть до конца XVI века, характеризовалась, прежде всего, главенством теократической власти над властью политической. В эпоху Средневековья лояльности государству не существовало, в связи с чем светская власть была основана на феодальных отношениях подчинения сюзерену. Соответственно большая часть конфликтов, возникавших между социальными общностями, носила религиозный характер. Тем не менее постепенно усиливающаяся конфронтация между различными представителями христианской веры (католиками и протестантами, православными и католиками) обличала несостоятельность существовавшей системы международных отношений, создавая почву для масштабного общеевропейского конфликта – Тридцатилетней войны.

Источник: Герард Терборх. Вестфальский мир. 1648 / regnum.ru

Вплоть до начала Тридцатилетней войны, ставшей апогеем накопившихся противоречий между представителями различных направлений христианства, религиозные войны и конфликты были основной формой конфронтации между социальными общностями. Примерами могут служить Крестовые походы, Гуситские войны (1419 – 1434 гг.) и даже Ливонский поход на Русь (1240 – 1242 гг.). Основными целями противоборствующих сторон были: распространение католической веры, её догматов и защита национальных верований соответственно. Так, одной из причин Гуситских войн было стремление Яна Гуса защитить собственную нацию от нареканий в ереси[1]. Аугсбургский, а затем и Вестфальский мирный договор закрепили принцип «чья власть, того и вера». Таким образом имперские сословия получали право выбора вероисповедания на территории своего государства. Данная мера стала первым шагом к трансформации характера международных конфликтов.

Тем не менее, несмотря на заключение Вестфальского договора в 1648 г. конфликты на религиозной почве продолжили иметь место в отношениях между европейскими государствами. Так, восстание Богдана Хмельницкого в Украине имело очевидную религиозную подоплёку – православные против католической польской шляхты. И если украинское восстание нельзя с уверенностью отнести к периоду «Вестфаля», то отмена Нантского эдикта во Франции 1685 г. и Тоттенбургская война в Швейцарии 1712 г. являются яркими, но в то же время выбивающимися из общей логики вестфальского периода событиями. Более того, даже Семилетняя война, от части, в существовавшей парадигме воспринималась как война между конфессиями – протестантские Великобритания и Пруссия против католических Франции, Священной Римской империи и Австрии.

Важным этапом в трансформации сути международных конфликтов стало оформление «национальных государств» в конце XVIII века (принцип «одна нация – одно государство» во время Великой Французской революции). Данное событие послужило толчком к этнополитической мобилизации населения, что, в свою очередь, привело к росту национального самосознания и националистических настроений. Так, в середине XIX в. появляется термин «национализм», обозначающий идеологию и политику, базовым принципом которых является тезис о главенстве нации в государствообразующем процессе[2]. Кроме того, национализм может являться политической платформой, способствующей преобразованию этноса в нацию, тем самым выполняя интеграционную функцию. Подобный процесс наблюдался в ряде европейских государств, в частности в Германии и Италии. Согласно американскому историку Т. Снайдеру, «интегрирующий национализм сыграл значительную роль в европейской политической жизни 1815 – 1874 гг., поскольку он содействовал консолидации ранее политически разделенных этносов… итальянцы и немцы были разбросаны на территории нескольких десятков средних, малых и мельчайших государственных образований»[3].

В то же время национализм как явление способствовал накаливанию обстановки в Европе. В совокупности с модернизационными процессами, затрагивавшими все сферы общественной деятельности, в таких государствах как Австро-Венгрия, Российская империя, Османская Империя на повестку дня стали выходить вопросы о том, на каком языке должен функционировать государственный аппарат, развиваться культура, образование и т. п. Более того, в связи с тем, что в таких государствах статус титульного получил тот язык, который был главным для правящей династии, представители иных этносов ощущали себя ущемлёнными и причислялись к национальным меньшинствам. Ярким примером является ущемление социально-культурных прав чехов, хорватов и иных западных славян в Австро-Венгрии.

В результате возросшей внутригосударственной и международной мобильности при взаимодействии друг с другом люди стали обращать внимание на существовавшие не только этнические, но и социальные различия. Граждане одного государства могли идентифицировать себя не только с каким-либо социальным классом или территориальной общностью, но и с конкретным этносом, имеющим уникальный набор характеристик и ограниченный спектр возможностей для экономической активности, культурной самореализации и др.

Результатом перехода национализма в политическую форму, посредством возрастания его идей в самосознании отдельных народов, а также во внешней политики государств, стали две мировые войны. Национализм занял прочное место в идеологии и политике крайне правых партий (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, как пример), что привело к созданию массовых националистических движений, а также популярности идей нацизма и фашизма в Европе.

Во второй половине XX в., во многом по причине распада колониальной системы, рост националистических настроений значительно увеличился в странах Африки и Азии, что привело как к увеличению числа конфликтов на национальной почве, так и их влияния на формирование международной повестки. В частности, с образованием еврейского государства Израиль в 1948 г. начался арабо-израильский конфликт, который не раз имел возможность сменить статус регионального на международный, за счёт вовлечения крупнейших мировых держав, в частности Франции, Великобритании и СССР в 1956 г. (Суэцкий кризис) и США в 1978 г. Помимо всего прочего, данное событие, как и большинство других конфликтов, обладающих статусом этнополитического, имело ряд подтекстов. Помимо геополитического, то есть территориальных притязаний сторон на определённые области, межнациональная рознь усиливалась религиозным и культурным факторами (на территории Израиля, иудейского государства, проживало примерно 20 % мусульман, что являлось катализатором ирредентистских настроений).

Ещё одним примером, иллюстрирующим повышение значимости этнополитических конфликтов стала Гражданская война в Боснии и Герцеговине 1992 – 1995 гг. Как и в ситуации с арабо-израильским конфликтом, кризис в Боснии и Герцеговине имел в своей основе ряд причин. Помимо геополитического фактора, вызванного территориальными разногласиями народов, ранее проживавших в рамках одного государства, Югославской федерации, важное место в данном конфликте имели религиозный и культурный фактор соответственно. Таким образом, хорватский, сербский и боснийский этносы стремились не только к созданию собственного национально-государственного образования, но и установлению в нём главенства элементов собственной культуры: веры, языка и т. д.

Таким образом, по сравнению с конфликтами, имевшими место в эпоху Средневековья, современные этнополитические конфликты являются более самоценным и комплексным явлением. Как показывает исторический опыт, их возникновение может быть обусловлено несколькими факторами одновременно: культурным, языковым, религиозным и др. Данное явление напрямую связано с глобализацией и сопутствующими ей процессами: транснационализацией, региональной интеграцией, унификацией ценностей (например, европейских, что способно оказывать негативное влияние на национальные ценности европейских государств). Следовательно, катализаторами этнополитического конфликта могут выступать как внутригосударственные, так и макрорегиональные, межправительственные факторы. Всё это делает межнациональные конфликты важной частью современной международной политики, акцентируя деятельность её субъектов на укреплении безопасности и создании условий стабильности в мировом сообществе.

Список литературы

1. Дени Эрнест. Гус и гуситские войны / Пер. с франц. А. Б. Ванькова. — М.: Клио, 2016. — 424 с.

2. Кон Х. Идея национализма // Ab Imperio: Теория и история национальностей и национализма в постсоветском пространстве. 2001. № 3. 450 с.

3. Снайдер Т. Реконструкция наций. — М., Вроцлав: Летний сад; Коллегия Восточной Европы им. Яна Новака-Езераньского во Вроцлаве, 2013. — 412 с.

4. Norbert Ropers. Peaceful intervention. Structures, processes, and strategies for the constructive regulation of Ethnopolitical conflicts. Berghof Report Nr. 1 Oktober 1995. – 97 p.


Тенденции в развитии современных межнациональных отношений: примеры

На сегодня в мире существует свыше 2000 этносов и 200 наций. Между ними постоянно возникает некоторое взаимодействие. Межнациональные отношения — это специфическая форма взаимных связей между группами в различных сферах общества. Они существуют ещё с древних времен, однако, само определение зародилось не так давно. Его придумал Джереми Бентам, философ из Англии, тем самым дав характеристику политическим взаимодействиям между странами.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Понятие этноса и нации

Одна из социальных структур – этническая общность. Термин используется для обозначения людей, объединенных между собой происхождением, языком, территорией проживания и этнической ориентацией.

Высшая форма этнической общности – нация. Это объединение людей, которое образовалось и начало развиваться вместе со становлением конкретного государства.

У нации есть одна особенность – она может быть моноэтнической или же включать в себя несколько этносов связанных:

  • историей происхождения;
  • экономикой;
  • языком;
  • культурными ценностями;
  • мировосприятием;
  • самосознанием;
  • территорией, на которой проживает основная масса людей.

От отношений между народами в мире зависит общественная стабильность.

Многонациональное государство

Ярким примером межнациональных отношений является Россия. Одно из самых крупных государств, в котором проживает много разных наций. Русских более семидесяти процентов. Только при грамотно продуманной политике можно всем народностям мирно существовать и не ущемлять права друг друга.

В урегулирование межнациональных отношений входят:

  • разрешение конфликтов посредством мира;
  • борьба с национализмом;
  • национальное строительство;
  • развитие этнических культур.

В Конституции Российской Федерации и «Концепции национальной политики РФ» определены все способы решения международных взаимодействий. Продолжают выходить документы, уточняющие деятельность государства для усилений взаимоотношений народов.

Межнациональные отношения – особенности взаимодействия

Классификация по уровню взаимодействия:

  • Между странами. В данном случае нация является единственным участником международных отношений.
  • Между нациями, но не выходя за границы определенной страны. Этносы взаимодействуют во всех сферах.
  • Межличностные. В данном случае взаимодействие происходит между представителями разных этносов.

Межнациональные отношения развиваются в двух направлениях:

  • интеграция. Подразумевает сотрудничество и взаимодействие. Если нации придерживаются этого пути, то в результате формируются транснациональные корпорации, союзы, что выгодно для всех участников международных отношений;
  • дезинтеграция. Характеризуется разделением наций, нежелании взаимодействовать с остальными народами, превознесение себя над другими.

Формы межнационального взаимодействия

Нации во всем мире могут взаимодействовать между собой двумя способами:

  • мирно. В данном случае между странами устанавливаются дружеские отношения, взаимовыгодное сотрудничество, что положительно сказывается на всех сферах жизни. Этот вариант более предпочтителен;
  • конфликт. Государства могут выдвигать друг другу различные претензии, противостоять как скрыто, так и открыто. В сложных ситуациях дело доходит даже до военного конфликта, что чревато неблагоприятными последствиями для всех.

Мирные формы:

  • этническая консолидация. Подразумевается объединение небольших этнических групп в один большой этнос;
  • этническая миксация. Смешение различных этнических групп с целью формирования новой нации. Это длительный процесс, который занимает не одно столетие. Чаще всего миксация достигается путем межнациональных браков;
  • ассимиляция. В этом случае один, более сильный народ, поглощает другой. Этот процесс может проходить как мирно, так и с применением насилия;
  • аккультурация. Форма схожа с предыдущей, но в данном случае вследствие межнационального общения культура одного народа перенимает культуру другого;
  • культурный плюрализм. Идеальное общество без конфликтов.

Межнациональное сотрудничество в мирной форме подразумевает уважение друг к другу, неприемлемость любых насильственных действий.

Но не всегда в мире есть возможность решить все вопросы мирным путем. Назревает конфликт.

Формы конфликтного противостояния:

  • расизм. Дискриминация людей по расовому признаку. Если говорить более просто – одна нация считает себя лучше другой и превозносит себя над ней во всех отношениях;
  • национализм. Характеризуется национальным превосходством – интересы одной этнической общности ставятся превыше других. Поддерживается такая политика даже в ущерб другим государствам;
  • шовинизм. Сочетает в себе признаки двух вышеприведенных форм. Характеризуется повышенной агрессией, угнетением одного народа другим, разжигание ненависти;
  • геноцид. Самая тяжелая и сложная форма конфликта. В данном случае преднамеренно уничтожается группа людей (в зависимости от расы, религиозных взглядов и прочего). В случае успеха нация уничтожается.

Межнациональные конфликты – сложная форма противостояния. Они масштабны, трудно поддается урегулированию. Требуются усилия со стороны многих стран, чтобы стабилизировать ситуацию. Обычно они возникают из-за исторических, идеологических, экономических причин.

Главная задача участников мирового сообщества – разрешить международных конфликт мирным путем, не начиная военное противостояние.

Из-за чего происходят конфликты между нациями

Как правило, они возникают из-за конфликтов субъективных точек зрения. Лидеры класса или культуры, в основном, сами провоцируют эти начинания. После этого происходит постепенное их распространение в народ.

Для влияния на людей применяется распространение фальсификации. И сегодня есть такое, что большие или маленькие группы влиятельных людей заинтересованы в разногласиях между народами.

Причины, из-за которых обостряются конфронтации:

  • борьба за природные ресурсы;
  • споры за территории;
  • конфликты на религиозной почве;
  • дискриминация по разным признакам;
  • конкуренция в торговой, политической, образовательной и спортивной сферах.

Чувство национальной гордости — одна из причин конфронтации. Осознание крепкой связи с народом, восхищение им. Проблема заключается в самомнении народов — каждый считает себя лучшим. Они пытаются возвысить себя над другими. Ярчайший пример — Вторая мировая война, где Германия пыталась превознести себя над остальным миром, показать свое величие.

Большинство государств сегодня состоит не из этой этнической группы. Взаимодействие между ними на международном уровне порой сопровождается противоречиями и конфликтами. Только взаимное уважение и понимание способно решить все существующие проблемы и стать основой для зарождения гармоничного сотрудничества.

Также можете прослушать лекцию на тему межнациональных отношений:

Новости: Самые громкие межэтнические конфликты последних лет — Эксперт

Яндыки, Астраханская область.

Август 2005 года

Конфликт

Чеченцы из числа переселенцев сломали памятник на могиле Эдуарда Кокмаджиева, срочника-калмыка, погибшего в ходе чеченской кампании. Вандалы получили условные сроки. Недовольная приговором калмыцкая община потребовала выселения всех чеченцев, что привело к серии потасовок. Во время одной из них был застрелен 24-летний калмык Николай Болдарев.

Реакция

После похорон Болдарева состоялось стихийное шествие, в котором участвовали до тысячи человек. В село стали приезжать калмыки из соседних населенных пунктов. Шесть домов, в которых жили чеченские семьи, было сожжено. Для предотвращения беспорядков в Яндыки ввели спецназ ФСИН, роту внутренних войск и роту морской пехоты.

Последствия

С одной стороны за участие в погромах и призывы к неподчинению властям на семь лет был осужден калмык Анатолий Багиев. С другой стороны за хулиганство с применением оружия осудили 12 чеченских переселенцев.

Кондопога, Республика Карелия.

Сентябрь 2006 года

Конфликт

В ресторане «Чайка» местные жители Сергей Мозгалев и Юрий Плиев повздорили с официантом Мамедовым, а после избили его. Официант, азербайджанец по национальности, вызвал на подмогу знакомых чеченцев, «крышевавших» ресторан. Те, не застав обидчиков Мамедова, устроили драку с другими посетителями. Два человека погибли от ножевых ранений.

Реакция

Драка привела сначала к митингу, в котором участвовали около двух тысяч человек, а после к погромам. Местные требовали выселить кавказцев, якобы регулярно терроризировавших коренных горожан. В город прибыл глава ДПНИ Александр Поткин. «Чайку» забросали камнями и подожгли.

Последствия

Отправлены в отставку руководители республиканской прокуратуры, МВД и ФСБ. Мозгалев приговорен к 3,5 года лишения свободы, Плиев — к 8 месяцам. Осуждены также шестеро чеченцев, один из которых, Ислам Магомадов, получил 22 года за двойное убийство.

Сагра, Свердловская область.

Июль 2011 года

Конфликт

После того как дом одного из жителей поселка Сагра был обворован, подозрение сельчан пало на шабашников, работавших на местного цыгана Сергея Красноперова. От него потребовали вернуть краденое и уехать из села. Тот пригрозил, что обратится к знакомым азербайджанцам.

Реакция

Через пару дней в село въехали вооруженные подельники Красноперова, которых, однако, остановила выставленная загодя засада. Один из нападавших был убит.

Последствия

Первоначально местные правоохранительные органы пытались квалифицировать случившееся как «пьяную драку», однако вскоре стараниями фонда «Город без наркотиков» события в Сагре приобрели всероссийский резонанс. Суд приговорил шестерых из 23 участников нападения к реальным срокам — от полутора до шести лет тюрьмы.

Демьяново, Кировская область.

Июнь 2012 года

Конфликт

Глава дагестанской диаспоры поселка Демьяново Нух Куратмагомедов не дал местной молодежи отдохнуть в принадлежавшем ему кафе: рабочий день закончился. Оскорбившиеся сельчане избили двух дагестанцев, в том числе племянника Куратмагомедова. Тогда коммерсант собрал земляков. В ходе состоявшейся массовой драки дагестанцы применили травматическое оружие.

Реакция

Для предотвращения дальнейшей эскалации событий в Дьмьяново были переброшены усиленные отряды полиции. В поселок на вертолете прибыл губернатор области Никита Белых, которому, однако, задавали вопросы не только о национальных отношениях, но и о печальном состоянии местной больницы.

Последствия

В отставку ушли глава поселка и глава района. Единственный обвиняемый в деле о массовом конфликте в Демьянове Владимир Бураков получил год условно за «удар по щиту полицейского».

Невинномысск, Ставропольский край

Декабрь 2012 года

Конфликт

В клубе «Зодиак» уроженец станицы Барсуковской Николай Науменко поругался с двумя девушками-славянками. Им на помощь приехал выходец из Урус-Мартана чеченец Висхан Акаев. В ходе «спора» Акаев нанес своему оппоненту удар ножом. Науменко умер от потери крови.

Реакция

После случившегося в Невинномысске и других городах края прошло несколько акций протеста под общим лозунгом: «Ставрополье не Кавказ». В акциях отметились местные националистические лидеры и столичные националисты.

Последствия

Акаев был обнаружен у дальних родственников в Грозном, арестован и доставлен на Ставрополье.

Сочинение — рассуждение на тему «межнациональные конфликты»

Межэтнические конфликты(межнациональные конфликты) — конфликты между представителями этнических общин, обычно проживающих в непосредственной близости в каком-либо государстве.

О человеческой жестокости друг к другу, о межнациональной розни рассказывает в своей повести «Ночевала тучка золотая» Анатолий Приставкин. Подросток Колька не может понять, что взрослые люди могут охотиться на детей только потому, что они русские. Страшно читать строки, где автор рассказывает, что чеченцы Сашке вспороли живот, натолкали туда вместо требухи кукурузы и травы и повесили ребёнка под мышки на остриё забора. Дети чувствуют, что взрослые несправедливы. Колька и мальчик-чеченец Алхузур сдружились, считают себя братьями, вместе ищут безопасное место. Это вызов тем, кто разжигает межнациональную вражду.

Я не могу не согласиться с мнением автора.

Пролетают века. Люди всё чаще говорят о гуманизме, а межнациональные войны не прекращаются. Можно привести множество примеров. Во-первых, военный конфликт между Грузией и Абхазией. Постоянная вражда в Дагестане. Сегодня мы являемся свидетелями национального конфликта в Украине, где убивают мирных граждан только за то, что они имеют свою точку зрения на дальнейшее развитие государства. А ведь вопрос можно было решить мирным путём! К несчастью, люди не учатся на ошибках предыдущих поколений.

Вот что пишет культуролог и литературовед Юрий Лотман:

Я – старый человек. Пережил солдатом большую войну, исходил пешком и Россию, и Европу. Среди моих близких людей были и есть и армяне, и азербайджанцы, и грузины, и эстонцы, и немцы, и многие другие. И теперь, на пороге смерти, я вынужден наблюдать то клиническое безумие ненависти, которое охватывает целые пространства нашей земли. Я жалею тех из них, кто ослеплён ненавистью. Неужели же они не видят, что ими играют, и что те, что сейчас из-за кулис разжигают кровавый туман, завтра направят удар против них? То, что делают их руками, очень скоро сделают с ними чьими-нибудь третьими. А те, кто стоит за кулисами, выступят как миротворцы, когда сочтут, что обе стороны пролили достаточно крови. Эпоха мелких конфликтов и частных столкновений кончилась. Мир един, и то, что происходит на одном конце, неизбежно отзывается на другом. Спрятаться не удастся никому. Колокол звонит по каждому из нас.

Каждый из нас должен задуматься над тем, к чему призывает в тексте Юрий Лотман. Необходимо остановить бессмысленное истребление народами друг друга, восстать против тех, кто греет руки на убийстве людей. Все народы должны сплотиться ради жизни будущих поколений, ради сохранения жизни на земле. Разные языки, разный цвет кожи – к несчастью, этого более чем достаточно, чтобы разжечь кровавый пожар, подогреваемый слепой, беспричинной ненавистью людей. Именно проблему межнациональных конфликтов поднимает в своём тексте Юрий Лотман.

Ю. Лотман приходит к следующему выводу: необходимо остановить безумие ненависти, проблема межнациональных войн касается каждого из нас. Автор не случайно обращается к этой проблеме. К сожалению, национальный вопрос никогда не терял своей актуальности. Тревожные сообщения о межнациональных конфликтах в различных уголках нашей планеты мы слышим постоянно. Размышляя над проблемой, Лотман особо подчёркивает, что среди его близких людей были представители самых разных национальностей.

Все люди имеют равные права, и сущность человека определяется не цветом его кожи или языком, на котором он говорит. Именно эту мысль стремится донести до читателей автор.

Межнациональные конфликты примеры из истории

6 июля в городе Пугачев Саратовской области между 20-летним местным жителем Русланом Маржановым и 16-летним уроженцем Чечни Али Назировым произошла ссора, которая переросла в драку. В потасовке Назиров смертельно ранил Маржанова ударом скальпеля. Гибель местного жителя вызвала волнения в городе. После похорон собравшиеся на стихийный митинг жители потребовали выселить из Пугачева выходцев из северокавказских регионов.

решил заглянуть в прошлое, чтобы найти примеры других межэтнических конфликтов в России XXI века.

1. Москва: атака скинхедов в день рождения Гитлера

Регион: Москва
Место: Ясенево
Дата: 22 апреля 2001 года

В этот день группа из 200 молодых людей разгромила рынок в Ясенево. В результате пострадали 10 человек, преимущественно, выходцы из Азербайджана. Милиция задержала 53 человека в возрасте от 13 до 17 лет, среди которых были активисты радикальных националистических организаций.

Гособвинитель просил назначить участникам беспорядков по 5 лет лишения свободы. Всего по делу о погроме в Ясеневе проходили 6 человек. В итоге обвиняемые получили условные сроки.

2. Москва: погром в Царицыно

Регион: Москва
Место: Царицыно
Дата: 30 октября 2001 года

На рынке около станции метро «Царицыно» произошли столкновения с участием 300 человек. Молодые люди, вооруженные металлическими прутьями, избивали торговцев из Азербайджана. По данным правоохранительных органов, побоище было организовано движением «Русское национальное единство» Александра Баркашова. В результате погрома погибли три человека — граждане Азербайджана, Таджикистана и Индии. Более 30 человек получили ранения.

Осенью 2002 года Мосгорсуд приговорил пятерых обвиняемых по уголовному делу о погроме в Царицыне к срокам от 4 до 9 лет тюрьмы.

3. Частоозерье: битва в Курганской области

Регион: Курганская область
Место: Частоозерье
Дата: май 2002 года

В райцентре Частоозерье произошла драка между русскими и чеченцами, в которой участвовали около 400 человек. Поводом для выяснения отношений стало изнасилование представителем кавказской диаспоры местной девушки. В результате столкновения два чеченца были тяжело ранены.

4. Красноармейск: избиение в Подмосковье

Регион: Подмосковье
Место: Красноармейск
Дата: 7 июля 2002 года

Волнения в подмосковном городе начались после того, как в баре представитель армянской диаспоры ударил ножом 26-летнего местного жителя. После этого случилось несколько нападений на армянские семьи. Жители Красноармейска на стихийных выступлениях потребовали очистить город от выходцев с Кавказа.

В итоге были задержаны всего 2 человека, в отношении которых было возбуждено дело по статье «хулиганство».

5. Нальчик: месть студентам

Регион: Кабардино-Балкария
Место: Нальчик
Дата: сентябрь 2003 года

После того, как в маршрутном такси уроженцы Чечни избили местного жителя, в столице Кабардино-Балкарии произошла целая серия нападений на чеченских студентов. В массовых драках участвовали около 200 человек, более 50 были ранены.

6. Искитим: «борьба» с наркотрафиком

Регион: Новосибирская область
Место: город Искитим
Дата: 14 февраля 2005 года

20 жителей Искитима подожгли более десятка домов в цыганском поселке. Так они решили победить «цыганский наркотрафик». После погрома город покинули около 400 цыган.

За решеткой по итогам расследования оказался костяк бердской преступной группировки во главе с криминальными авторитетами Александром Григорьевым и Олегом Бахаревым. Всего по делу о погромах были арестованы 7 человек. Они получили от 9 до 14,5 лет лишения свободы.

7.Новороссийск: казаки атакуют

Регион: Краснодарский край
Место: Новороссийск
Дата: 23 марта 2005 года

Драка местного казака с армянином привела к массовым погромам: около 200 казаков избили несколько десятков армян и разгромили несколько принадлежавших кавказцам магазинов и кафе.

8. Мосхоб-Новосельская: «добрососедская» драка

Регион: Чечня, Дагестан
Место: села Мосхоб и Новосельская
Дата: 6 августа 2005 года

Массовая драка случилась между жителями приграничных селений Мосхоб (Дагестан) и Новосельская (Чечня). В потасовке пострадали 20 дагестанцев и 5 чеченцев.

9. Яндыки: последствия убийства

Регион: Астраханская область
Место: село Яндыки
Дата: 18 августа 2005 года

В астраханском селе, где компактно проживают выходцы из соседних северокавказских республик, произошла драка между калмыками и чеченцами. Причиной волнений стало убийство калмыка. После похорон толпа жителей двинулась по селу, избивая чеченцев и поджигая их дома. По факту убийства 12 чеченцев получили реальные тюремные сроки от 2,5 до 5 лет, а один из погромщиков-калмыков был приговорен к 7 годам колонии.

10. Нальчик: студенческая драка

Регион: Кабардино-Балкария
Место: Нальчик
Дата: 23 сентября 2005 года

Осенью 2005 года в столице Кабардино-Балкарии случилась массовая драка между местными студентами и уроженцами соседней Чечни. В потасовке участвовали около 200 человек. Было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство».

11. Сальск: драка с последствиями

Регион: Ростовская область
Место: Сальск
Дата: 22 августа 2006 года

В ростовском городе случился конфликт между местными жителями и представителями дагестанской диаспоры. В массовой драке один человек погиб, 8 были ранены. Шестерым уроженцам Дагестана было предъявлено обвинение по ст. 213 УК РФ (хулиганство). Еще одному участнику конфликта по фамилии Дагиров были предъявлены обвинения в убийстве, умышленном уничтожении имущества и незаконном хранении оружия.

12. Кондопога: око за око

Регион: Карелия
Место: Кондопога
Дата: 3 сентября 2006 года

Поводом для межэтнического конфликта в карельском городе лесозаготовителей стал спор администрации кафе «Чайка» с посетителями. После столкновения к ресторану «на подмогу» прибыла группа чеченцев.

Приведите примеры межнациональных конфликтов из истории

В потасовке кавказцы убили двух местных жителей. Это спровоцировало беспорядки: погибли еще 2 человека, а «Чайка» и другие заведения, принадлежащие местной чеченской диаспоре, были сожжены.

По итогам разбирательства были осуждены 15 участников погромов: зачинщики драки Юрий Плиев и Сергей Мозгалев получили 8 месяцев и 3,5 года колонии строгого режима, 12 участников беспорядков — по три года условно. За двойное убийство был осужден к 22 годам лишения свободы чеченец Ислам Магомадов. Четыре его подельника получили от 3 до 10 лет колонии.

В октябре 2006 года кондопожский конфликт спровоцировал кадровые перестановки в силовых структурах Карелии. Владимир Путин отправил в отставку руководителя МВД республики Дмитрия Михайлова и начальника УФСБ Алексея Дорофеева, а генпрокурор Юрий Чайка отстранил прокурора региона Владимира Панасенко. Слово «Кондопога» на время стало именем нарицательным — для обозначения межэтнического конфликта.

13. Краснодарский край: конфликт на отдыхе

Регион: Краснодарский край
Место: Туапсинский район
Дата: 25 июля 2010 года

Конфликт в оздоровительном лагере «Дон» на Кубани привел к массовой драке чеченцев и местных жителей. Поводом послужил слух об оскорблении кавказцами одной из отдыхающих. В результате конфликта 9 человек получили легкие травмы. Туапсинский районный суд Краснодарского края позднее приговорил к условным срокам шестерых участников драки.

14. «Манежка»: бунт фанатов

Регион: Москва
Место: Манежная площадь и Ленинградский проспект
Дата: 11 декабря 2010 года

Непосредственным поводом для беспорядков стало убийство 6 декабря 2010 года болельщика «Спартака» Егора Свиридова уроженцом Кабардино-Балкарии Асланом Черкесовым. 11 декабря футбольные фанататы и ультраправые националисты устроили шествие в память о Свиридове и с требованием к правоохранительным органам провести беспристрастное расследование дела.

После шествия, которое прошло на севере столицы, до 5000 человек собрались в центре города на Манежной площади на несанкционированным митинг. Во время акции начались беспорядки: толпа прорвала кордон полиции, были избиты несколько кавказцев и граждан среднеазиатских республик. Всего в ходе столкновений пострадали около 30 человек. Успокаивать националистов на площадь приезжал лично глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев, позднее ставший министром внутренних дел России.

Обвинения в участии в массовых беспорядках были предъявлены 4 активистам. Они получили от года до 3 лет колонии. Также по следам событий на Манежной в тюрьме оказались трое членов незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуарда Лимонова. «Нацболам» обвинение инкриминировало насилие в отношении стражей правопорядка. Они были приговорены к реальным срокам лишения свободы от 3 до 5 лет.

15. Кобралово: массовая драка

Регион: Ленинградская область
Место: Кобралово (Гатчинский район)
Дата: 12 июня 2011 года

В День России в Кобралове случилась массовая драка между местными жителями и представителями дагестанской диаспоры. В результате пострадали несколько человек. По официальной версии, поводом для потасовки послужил бытовой конфликт. Было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство».

16. Сагра: маленькая война

Регион: Свердловская область
Место: поселок Сагра
Дата: 2 июля 2011 года

Конфликт в уральском поселке произошел между местными жителями и представителями закавказских народов и цыганами, по версии основателя фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана, причастными к наркоторговле. Причиной конфликта стала ссора недавно поселившегося в поселке цыгана Валентина Лебедева с местными жителями. Лебедев собрал и возглавил группу из вооруженных огнестрельным оружием людей (около 20 человек), которая отправилась в поселок автоколонной. На въезде в Сагру путь им преградили местные жители. Завязалась перестрелка, в ходе которой один из приезжих был убит.

В суде нападение на Сагру было квалифицировано как массовые беспорядки. 23 человека были признаны виновными, но лишь шестеро получили реальные сроки. Организаторы атаки на поселок Кахабер Чичуа и Шоте Катамадзе были приговорены к четырем годам колонии.

17. Осинский район: рабочие против жителей

Регион: Иркутская область
Место: поселок Бильчур
Дата: 20 июня 2012 года

Конфликт в Приангарье случился между местными жителями и работающими на пилораме гражданами Китая. Причиной стал провал в переговорах о закупочной стоимости леса. После того, как жители начали штурмовать пилораму, китайские рабочие попытались раздавить тракторами несколько машин, в которых находились погромщики. Завязалась потасовка. Конфликт удалось погасить благодаря посредничеству поселковой администрации. В драке пострадали десятки человек, трое оказались в больнице. Полиция задержала 18 участников потасовки. Дело было возбуждено по статье «умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества».

По данным ФМС, всего в Иркутской области проживает около 11000 китайцев.

18. Демьяново: предотвращенная битва

Регион: Кировская область
Место: поселок Демьяново
Дата: 22 июня 2012 года

Конфликт в поселке Демьяново произошел между местными жителями и уроженцами Дагестана. Причиной напряженности послужила потасовка в кафе между хозяином пилорамы, выходцем из Северного Кавказа, и двумя жителями поселка. Через два дня из Коми на легковых автомобилях прибыли около 40 земляков предпринимателя. Еще через день около полусотни местных жителей собрались у пилорамы, чтобы выяснить отношения с семьей и гостями бизнесмена. Драку предотвратила прибывшая к месту событий полиция. Инициаторам конфликта суд назначил штраф. Один из участников потасовки был приговорен к году условно.

19. Восстание Пугачева: бунт в маленьком городе

Регион: Саратовская область
Место: город Пугачев
Дата: июль 2013 года

6 июля в Пугачеве случился конфликт между 20-летним местным жителем Русланом Маржановым, недавно демобилизовавшимся после службы в ВДВ, и 16-летним уроженцем Чечни Али Назировым. Ссора (то ли на бытовой почве, то ли из-за девушки) быстро переросла в драку. В потасовке Назиров смертельно ранил Маржанова ударом скальпеля. Гибель местного жителя вызвала волнения в городе. После похорон собравшиеся на стихийный митинг пугачевцы потребовали выселить выходцев из северокавказских регионов. За несколько дней были предотвращены разгром кафе «Халяль» и перекрытие участка федеральной трассы. В город были стянуты дополнительные силы полиции и военных, объясняться с жителями пришлось саратовскому губернатору Валерию Радаеву.

http://www.forbes.ru
10.07.2013г.
 

Введение 3

1. Понятие «межэтническая напряженность» 4

2. Причины этнорелигиозных конфликтов 7

3. Современные этнорелигиозные конфликты 15

Заключение 28

Список литературы 30

Введение

Современное человечество представляет собой довольно сложную этническую систему, включающую в себя несколько тысяч различного рода этнических общностей (наций, народностей, племен, этнических групп и т.п.). При этом все они отличаются друг от друга, как своей численностью, так и уровнем развития. Неравномерность социально-экономических, этнических и демографических процессов в развитии народов мира по-своему отразилась в политической карте мира. Все населяющие планету этнические общности входят в состав немногим более 200 государств. Поэтому большинство современных государств полиэтнично.

Вся эта пестрота этнической структуры закономерно порождает различного рода проблемы, противоречия, напряженность, конфликты в отношениях между народами. Одни из них носят затяжной характер и продолжаются уже несколько десятилетий, другие резко обострились в последние 10-15 лет. Практически все они являются межэтническими. Поэтому проблема этнических конфликтов актуальнейшей темой.

1. Понятие «межэтническая напряженность»

Природа любого социального конфликта, в том числе и этнического, всегда сложна и противоречива, поскольку имеет целый комплекс причин и конфликтогенных факторов, явные и латентные (скрытые) интересы сторон определенные этапы развития и формы противоборства. Однако всякий этнический конфликт начинается с состояния этнической напряженности, т.е. особого психического состояния этнической общности, которое формируется в процессе отражения групповым этническим сознанием совокупности неблагоприятных внешних условий, ущемляющих интересы этноса, дестабилизирующих его состояние и затрудняющих его развитие.

Как и всякий живой организм, а этнос является биосоциокультурным образованием, этническая общность либо противится деструктивным действиям, либо ищет формы адаптации, чтобы их ослабить. Поэтому состояние межэтнической напряженности — не только психологический фон конфликта, по и способ мобилизации внутренних психологических ресурсов этноса для защиты своих интересов.

Степень этнической напряженности зависит от структуры и содержания межэтнических коммуникаций, особенностей этнической культуры взаимодействующих общностей и исторического характера отношений между ними. Эти компоненты обретают свое существование в виде представлений, мнений, убеждений по поводу существующей практики межэтнических отношений в государстве; в виде этнокультурных установок, поведенческих моделей, а также в виде отдельных фрагментов исторической памяти этноса, включающей оценочное знание исторических событий в сфере межэтнических отношений.

Очень важна для формирования межэтнической напряженности история межэтнических отношений. Историческая память особенно хорошо помнит национальные обиды и признательности. А митинги на исторические темы очень способствуют переводу социальной напряженности в межэтническую. Всегда удобнее указать на исторического врага, чем разобраться в том, кто виноват в сегодняшнем положении народа и, самое главное, что нужно сделать, чтобы выбраться из него. Прошлое в таком случае начинает восприниматься через призму настоящего.

Этническая напряженность как массовое психическое состояние основана на эмоциональном заражении, психическом внушении и подражании. Социально-психологические процессы в митингующей толпе близки к массовой психологии толпы, где индивид снижает уровень критического отношения к себе и ответственности за с вое поведение, идет сдвиг от рационального к эмоциональному, осознание общей силы и личной анонимности.

Психологи наблюдают в группе кумулятивный эффект — усиление эмоциональной волны, как правило тревожного или агрессивного содержания. В толпе легко перейти от эмоций к действию — для этого нужен лидер или лидирующая группа. Очень велика вероятность перехода к насилию, что еще более усиливает межэтническую напряженность.

Значительно стимулируют процесс нагнетания межэтнической напряженности слухи, стремительно распространяющиеся в системе неформальных коммуникаций. Слух — это неточное описание реального или вымышленного события, отражающее общие настроения в обществе, этнические установки и стереотипы. Не обращать внимания на слухи опасно, ибо информационный вакуум или искаженная информация в СМИ вызывают новый круг слухов.

Кроме того, межэтническая напряженность, как и социальная, характеризуется таким пограничным психическим состоянием, как массовая невротизация, а на этой основе развивается страх культурной ассимиляции и ощущение необходимости этнической консолидации. Эти состояния отличаются повышенным эмоциональным возбуждением, сопровождаемым различными негативными переживаниями: тревогой, массовой национальной напряженностью, беспокойством, раздражительностью, растерянностью, отчаянием.

Такие состояния расширяют круг раздражителей, вызывающих отрицательные реакции. Так, самые обычные, нейтральные слова становятся агрессивными, люди кажутся менее симпатичными и т.д. Еще резче поляризуются отношения «свои — чужие». Своя этническая группа оценивается более позитивно, а чужие — более негативно; все успехи — это наши внутренние заслуги, все неудачи вызваны внешними обстоятельствами, а главное — кознями внешних врагов, под которыми автоматически понимаются иноэтнические группы.

Напряженность конфликтной ситуации, затрудненность информационного общения и убежденность партнеров во взаимной несовместимости создают условия для формирования у них состояния агрессивности. Хорошо известно, что такое психическое состояние делает человека невосприимчивым к рациональному поведению. Любое действие вызывает резкую ответную реакцию другой стороны и в итоге завершается общим противоборством ее участников. Поэтому под этническим конфликтом понимается социальная ситуация обусловленная несовпадением интересов и целей отдельных этнических групп в рамках единого этнического пространства или этнической группы с одной стороны, и государства — с другой, выражающаяся в стремлении этнической группы изменить свое положение в отношениях с другими этническими группами и государством.

Межэтническая напряженность и конфликты порождаются не самим фактом существования этносов, а политическими, социально-экономическими и историческими условиями и обстоятельствами, в которых они живут и развиваются. Именно в этих условиях кроются основные причины возникновения межэтнических конфликтов. Соответственно, в зависимости от причин и целей этнические конфликты можно типологизировать и систематизировать.

2. Причины этнорелигиозных конфликтов

В основе любого этнического конфликта, как правило, лежит целая группа причин, среди которых можно выделить главные и второстепенные. Наиболее часто в качестве главных причин выступают территориальные споры, миграции и перемещения, историческая память, стремление к самоопределению, борьба за материальные ресурсы или их перераспределение, претензии на власть национальных элит, конкуренция между этносами в сфере разделения труда и др.

Территориальные споры. Большинство современных государств являются полиэтничными. Их создание чаще всего сопровождалось затяжными конфликтами и борьбой за территории проживания.

В чем состоят причины и опасность межнациональных конфликтов?

В наше время процесс обретения государственности отдельными этносами активно развивается, что неизбежно влечет за собой претензии на территории других этносов или отторжение части территорий других государств. А поскольку все большие этносы давно представляют собой территориально организованные общности людей, то любое посягательство на территорию другого этноса воспринимается как покушение на само его существование.

Этнотерриториальные конфликты предполагают «перекройку» существующего этнополитического пространства. Для ее обоснования привлекаются, как правило, исторические факты, подтверждающие принадлежность той или иной территории определенному этносу в прошлом. При этом каждая из сторон обладает, по их мнению, бесспорными историческими доказательствами, закрепляющими именно их право на владение спорной территорией. Суть проблемы обычно состоит в том, что в результате многочисленных миграций населения, завоеваний и других геополитических процессов территория расселения этноса неоднократно менялась, как менялись границы государств. Эпоха, от которой производится отсчет этнической принадлежности спорной территории, выбирается достаточно произвольно, в зависимости от целей спорящих сторон. Обоюдное углубление в историю не только не приводит к разрешению споров, но, наоборот, делает их более запутанными и субъективными. В силу своей сложности территориальные споры практически неразрешимы, а постановка этих проблем в программах политических движений и отдельных лидеров чаще всего служит главным признаком назревающего этнического конфликта.

Вторая группа экстерриториальных проблем связана с вопросом создания независимых территориально-государственных образований. Основная часть этносов на земном шаре не имеет собственных независимых национально-государственных образований. По мере демократизации общества и повышения вследствие этого фактического статуса этносов, не имеющих собственных суверенных государств, а также развития их экономики и культуры в их среде нередко возникают движения за создание независимого национального государства. Особенно влиятельным такое движение может быть в том случае, если этнос уже имел па определенном этапе своей истории государственность и впоследствии утратил ее. Стремления к изменению своего государственного статуса служат одной из наиболее частых причин этнических конфликтов. К такого рода конфликтам можно отнести грузино-абхазский и армяно-азербайджанский.

6 июля в городе Пугачев Саратовской области между 20-летним местным жителем Русланом Маржановым и 16-летним уроженцем Чечни Али Назировым произошла ссора, которая переросла в драку. В потасовке Назиров смертельно ранил Маржанова ударом скальпеля. Гибель местного жителя вызвала волнения в городе. После похорон собравшиеся на стихийный митинг жители потребовали выселить из Пугачева выходцев из северокавказских регионов.

решил заглянуть в прошлое, чтобы найти примеры других межэтнических конфликтов в России XXI века.

1. Москва: атака скинхедов в день рождения Гитлера

Регион: Москва
Место: Ясенево
Дата: 22 апреля 2001 года

В этот день группа из 200 молодых людей разгромила рынок в Ясенево. В результате пострадали 10 человек, преимущественно, выходцы из Азербайджана. Милиция задержала 53 человека в возрасте от 13 до 17 лет, среди которых были активисты радикальных националистических организаций.

Гособвинитель просил назначить участникам беспорядков по 5 лет лишения свободы. Всего по делу о погроме в Ясеневе проходили 6 человек. В итоге обвиняемые получили условные сроки.

2. Москва: погром в Царицыно

Регион: Москва
Место: Царицыно
Дата: 30 октября 2001 года

На рынке около станции метро «Царицыно» произошли столкновения с участием 300 человек. Молодые люди, вооруженные металлическими прутьями, избивали торговцев из Азербайджана. По данным правоохранительных органов, побоище было организовано движением «Русское национальное единство» Александра Баркашова. В результате погрома погибли три человека — граждане Азербайджана, Таджикистана и Индии. Более 30 человек получили ранения.

Осенью 2002 года Мосгорсуд приговорил пятерых обвиняемых по уголовному делу о погроме в Царицыне к срокам от 4 до 9 лет тюрьмы.

3. Частоозерье: битва в Курганской области

Регион: Курганская область
Место: Частоозерье
Дата: май 2002 года

В райцентре Частоозерье произошла драка между русскими и чеченцами, в которой участвовали около 400 человек. Поводом для выяснения отношений стало изнасилование представителем кавказской диаспоры местной девушки. В результате столкновения два чеченца были тяжело ранены.

4. Красноармейск: избиение в Подмосковье

Регион: Подмосковье
Место: Красноармейск
Дата: 7 июля 2002 года

Волнения в подмосковном городе начались после того, как в баре представитель армянской диаспоры ударил ножом 26-летнего местного жителя. После этого случилось несколько нападений на армянские семьи. Жители Красноармейска на стихийных выступлениях потребовали очистить город от выходцев с Кавказа.

В итоге были задержаны всего 2 человека, в отношении которых было возбуждено дело по статье «хулиганство».

5. Нальчик: месть студентам

Регион: Кабардино-Балкария
Место: Нальчик
Дата: сентябрь 2003 года

После того, как в маршрутном такси уроженцы Чечни избили местного жителя, в столице Кабардино-Балкарии произошла целая серия нападений на чеченских студентов. В массовых драках участвовали около 200 человек, более 50 были ранены.

6. Искитим: «борьба» с наркотрафиком

Регион: Новосибирская область
Место: город Искитим
Дата: 14 февраля 2005 года

20 жителей Искитима подожгли более десятка домов в цыганском поселке. Так они решили победить «цыганский наркотрафик». После погрома город покинули около 400 цыган.

За решеткой по итогам расследования оказался костяк бердской преступной группировки во главе с криминальными авторитетами Александром Григорьевым и Олегом Бахаревым. Всего по делу о погромах были арестованы 7 человек. Они получили от 9 до 14,5 лет лишения свободы.

7.Новороссийск: казаки атакуют

Регион: Краснодарский край
Место: Новороссийск
Дата: 23 марта 2005 года

Драка местного казака с армянином привела к массовым погромам: около 200 казаков избили несколько десятков армян и разгромили несколько принадлежавших кавказцам магазинов и кафе.

8. Мосхоб-Новосельская: «добрососедская» драка

Регион: Чечня, Дагестан
Место: села Мосхоб и Новосельская
Дата: 6 августа 2005 года

Массовая драка случилась между жителями приграничных селений Мосхоб (Дагестан) и Новосельская (Чечня). В потасовке пострадали 20 дагестанцев и 5 чеченцев.

9. Яндыки: последствия убийства

Регион: Астраханская область
Место: село Яндыки
Дата: 18 августа 2005 года

В астраханском селе, где компактно проживают выходцы из соседних северокавказских республик, произошла драка между калмыками и чеченцами. Причиной волнений стало убийство калмыка. После похорон толпа жителей двинулась по селу, избивая чеченцев и поджигая их дома. По факту убийства 12 чеченцев получили реальные тюремные сроки от 2,5 до 5 лет, а один из погромщиков-калмыков был приговорен к 7 годам колонии.

10. Нальчик: студенческая драка

Регион: Кабардино-Балкария
Место: Нальчик
Дата: 23 сентября 2005 года

Осенью 2005 года в столице Кабардино-Балкарии случилась массовая драка между местными студентами и уроженцами соседней Чечни.

Ответ на задание: примеры конфликтов в истории России и их разрешения

В потасовке участвовали около 200 человек. Было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство».

11. Сальск: драка с последствиями

Регион: Ростовская область
Место: Сальск
Дата: 22 августа 2006 года

В ростовском городе случился конфликт между местными жителями и представителями дагестанской диаспоры. В массовой драке один человек погиб, 8 были ранены. Шестерым уроженцам Дагестана было предъявлено обвинение по ст. 213 УК РФ (хулиганство). Еще одному участнику конфликта по фамилии Дагиров были предъявлены обвинения в убийстве, умышленном уничтожении имущества и незаконном хранении оружия.

12. Кондопога: око за око

Регион: Карелия
Место: Кондопога
Дата: 3 сентября 2006 года

Поводом для межэтнического конфликта в карельском городе лесозаготовителей стал спор администрации кафе «Чайка» с посетителями. После столкновения к ресторану «на подмогу» прибыла группа чеченцев. В потасовке кавказцы убили двух местных жителей. Это спровоцировало беспорядки: погибли еще 2 человека, а «Чайка» и другие заведения, принадлежащие местной чеченской диаспоре, были сожжены.

По итогам разбирательства были осуждены 15 участников погромов: зачинщики драки Юрий Плиев и Сергей Мозгалев получили 8 месяцев и 3,5 года колонии строгого режима, 12 участников беспорядков — по три года условно. За двойное убийство был осужден к 22 годам лишения свободы чеченец Ислам Магомадов. Четыре его подельника получили от 3 до 10 лет колонии.

В октябре 2006 года кондопожский конфликт спровоцировал кадровые перестановки в силовых структурах Карелии. Владимир Путин отправил в отставку руководителя МВД республики Дмитрия Михайлова и начальника УФСБ Алексея Дорофеева, а генпрокурор Юрий Чайка отстранил прокурора региона Владимира Панасенко. Слово «Кондопога» на время стало именем нарицательным — для обозначения межэтнического конфликта.

13. Краснодарский край: конфликт на отдыхе

Регион: Краснодарский край
Место: Туапсинский район
Дата: 25 июля 2010 года

Конфликт в оздоровительном лагере «Дон» на Кубани привел к массовой драке чеченцев и местных жителей. Поводом послужил слух об оскорблении кавказцами одной из отдыхающих. В результате конфликта 9 человек получили легкие травмы. Туапсинский районный суд Краснодарского края позднее приговорил к условным срокам шестерых участников драки.

14. «Манежка»: бунт фанатов

Регион: Москва
Место: Манежная площадь и Ленинградский проспект
Дата: 11 декабря 2010 года

Непосредственным поводом для беспорядков стало убийство 6 декабря 2010 года болельщика «Спартака» Егора Свиридова уроженцом Кабардино-Балкарии Асланом Черкесовым. 11 декабря футбольные фанататы и ультраправые националисты устроили шествие в память о Свиридове и с требованием к правоохранительным органам провести беспристрастное расследование дела.

После шествия, которое прошло на севере столицы, до 5000 человек собрались в центре города на Манежной площади на несанкционированным митинг. Во время акции начались беспорядки: толпа прорвала кордон полиции, были избиты несколько кавказцев и граждан среднеазиатских республик. Всего в ходе столкновений пострадали около 30 человек. Успокаивать националистов на площадь приезжал лично глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев, позднее ставший министром внутренних дел России.

Обвинения в участии в массовых беспорядках были предъявлены 4 активистам. Они получили от года до 3 лет колонии. Также по следам событий на Манежной в тюрьме оказались трое членов незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуарда Лимонова. «Нацболам» обвинение инкриминировало насилие в отношении стражей правопорядка. Они были приговорены к реальным срокам лишения свободы от 3 до 5 лет.

15. Кобралово: массовая драка

Регион: Ленинградская область
Место: Кобралово (Гатчинский район)
Дата: 12 июня 2011 года

В День России в Кобралове случилась массовая драка между местными жителями и представителями дагестанской диаспоры. В результате пострадали несколько человек. По официальной версии, поводом для потасовки послужил бытовой конфликт. Было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство».

16. Сагра: маленькая война

Регион: Свердловская область
Место: поселок Сагра
Дата: 2 июля 2011 года

Конфликт в уральском поселке произошел между местными жителями и представителями закавказских народов и цыганами, по версии основателя фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана, причастными к наркоторговле. Причиной конфликта стала ссора недавно поселившегося в поселке цыгана Валентина Лебедева с местными жителями. Лебедев собрал и возглавил группу из вооруженных огнестрельным оружием людей (около 20 человек), которая отправилась в поселок автоколонной. На въезде в Сагру путь им преградили местные жители. Завязалась перестрелка, в ходе которой один из приезжих был убит.

В суде нападение на Сагру было квалифицировано как массовые беспорядки. 23 человека были признаны виновными, но лишь шестеро получили реальные сроки. Организаторы атаки на поселок Кахабер Чичуа и Шоте Катамадзе были приговорены к четырем годам колонии.

17. Осинский район: рабочие против жителей

Регион: Иркутская область
Место: поселок Бильчур
Дата: 20 июня 2012 года

Конфликт в Приангарье случился между местными жителями и работающими на пилораме гражданами Китая. Причиной стал провал в переговорах о закупочной стоимости леса. После того, как жители начали штурмовать пилораму, китайские рабочие попытались раздавить тракторами несколько машин, в которых находились погромщики. Завязалась потасовка. Конфликт удалось погасить благодаря посредничеству поселковой администрации. В драке пострадали десятки человек, трое оказались в больнице. Полиция задержала 18 участников потасовки. Дело было возбуждено по статье «умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества».

По данным ФМС, всего в Иркутской области проживает около 11000 китайцев.

18. Демьяново: предотвращенная битва

Регион: Кировская область
Место: поселок Демьяново
Дата: 22 июня 2012 года

Конфликт в поселке Демьяново произошел между местными жителями и уроженцами Дагестана. Причиной напряженности послужила потасовка в кафе между хозяином пилорамы, выходцем из Северного Кавказа, и двумя жителями поселка. Через два дня из Коми на легковых автомобилях прибыли около 40 земляков предпринимателя. Еще через день около полусотни местных жителей собрались у пилорамы, чтобы выяснить отношения с семьей и гостями бизнесмена. Драку предотвратила прибывшая к месту событий полиция. Инициаторам конфликта суд назначил штраф. Один из участников потасовки был приговорен к году условно.

19. Восстание Пугачева: бунт в маленьком городе

Регион: Саратовская область
Место: город Пугачев
Дата: июль 2013 года

6 июля в Пугачеве случился конфликт между 20-летним местным жителем Русланом Маржановым, недавно демобилизовавшимся после службы в ВДВ, и 16-летним уроженцем Чечни Али Назировым. Ссора (то ли на бытовой почве, то ли из-за девушки) быстро переросла в драку. В потасовке Назиров смертельно ранил Маржанова ударом скальпеля. Гибель местного жителя вызвала волнения в городе. После похорон собравшиеся на стихийный митинг пугачевцы потребовали выселить выходцев из северокавказских регионов. За несколько дней были предотвращены разгром кафе «Халяль» и перекрытие участка федеральной трассы. В город были стянуты дополнительные силы полиции и военных, объясняться с жителями пришлось саратовскому губернатору Валерию Радаеву.

http://www.forbes.ru
10.07.2013г.
 

Приведите примеры рещения межнациональных конфликтов

Характер национальных отношений определяют две взаимосвязанные тенденции: к дифференциации и к интеграции.

Тенденция к дифференциации.Каждая нация стремится к саморазвитию, к сохранению национального своеобразия, языка, культуры. Эти стремления реализуются в процессе их дифференциации, которая может принимать форму борьбы за национальное самоопределение и создание самостоятельного национального государства.

Тенденция к интеграции.С другой стороны, саморазвитие наций в условиях современного мира невозможно без их тесного взаимодействия, сотрудничества, обмена культурными ценностями, преодоления отчуждения, поддержания взаимовыгодных контактов. Тенденция к интеграции усиливается в связи с необходимостью решения глобальных проблем, стоящих перед человечеством, с успехами научно-технической революции. Необходимо иметь в виду, что эти тенденции взаимосвязаны: многообразие национальных культур не ведет к их изоляции, а сближение наций не означает исчезновения различий между ними.

Заполните таблицу «Тенденции в национальных отношениях»:

Тенденции Содержание Форма Примеры
Тенденция к дифференциации Стремление каждой нации к саморазвитию, к сохранению национального своеобразия, языка, культуры.

 

Борьба за национальное самоопределение и создание самостоятельного национального государства.  
Тенденция к интеграции Стремление наций к взаимодействию, сотрудничеству. Обмен культурными ценностями, преодоление отчуждения, поддержание взаимовыгодных контактов,решение глобальных проблем.  

В современном мире, в том числе и в России, существуют межнациональные конфликты, вызванные различными причинами:

· территориальными спорами;

· исторически возникшей напряженностью в отношениях между народами;

· политикой дискриминации, проводимой господствующей нацией в отношении малых наций и народов;

· попытками национальных политических элит использовать национальные чувства в целях собственной популярности;

· стремлением народов к выходу из многонационального государства и к созданию собственной государственности.

Приведите примеры межнациональных конфликтов:

Причины Примеры
1. территориальные споры A. Испания — баски
2. исторически возникшая напряженность в отношениях между народами B. Нагорный Карабах
3. политика дискриминации, проводимая господствующей нацией в отношении малых наций и народов C. Польша-Россия
4. попытки национальных политических элит использовать национальные чувства в целях собственной популярности D. Украина
5. стремление народов к выходу из многонационального государства и к созданию собственной государственности E. Шотландия

Ответ: 1-2-3-4-5-

Следует иметь в виду, что международное сообщество при решении межнациональных конфликтов исходит из приоритета государственной целостности, нерушимости сложившихся границ, недопустимости сепаратизма и связанного с ним насилия.

При решении межнациональных конфликтов необходимо соблюдение гуманистических принципов политики в области национальных отношений:

· отказа от насилия и принуждения;

· поиска согласия на основе консенсуса всех участников;

· признания прав и свобод человека важнейшей ценностью;

· готовности к мирному урегулированию спорных проблем.

Заполните таблицу «Урегулирование конфликтов»

Принципы политики Украина Сирия
отказ от насилия и принуждения    
поиск согласия на основе консенсуса всех участников    
признание прав и свобод человека важнейшей ценностью    
готовность к мирному урегулированию спорных проблем    

Date: 2015-12-13; view: 486; Нарушение авторских прав

Понравилась страница? Лайкни для друзей:

Почему возникают конфликты на национальном уровне?

На наш взгляд, конфликты на национальной почве возникают по причине того, что люди перестали уважать друг друга. В школах не воспитывают в детях толлерантность. Приехав в другой регион своей страны или выехав заграницу, человек, в первую очередь, должен уважать традиции и культуру того места, куда он прибыл. А когда это не происходит, то и возникают межнациональные конфликты.

Выяснить как можно предотвратить эти конфликты. Что можно сделать, чтобы они не возникали. Посмотреть как это происходило в истории.

Национальный конфликт — конфликт между представителями разных наций, возникший в результате социально-политического неравенства, ущемления их прав, связанных с государственным устройством.

Пример национальных конфликтов:

1)Грузия с Южной Осетией

причины: территория,экстремизм.

2)Албанцы с Сербами в Косово

причины: территория,экстремизм.

Из этих двух конфликтов видно, что разногласия на межнациональном уровне могут привезти только к многочисленным жертвам, к удару по экономике страны и многим другим неблагоприятным причинам.

В истории встречаются следующие описания причин межнациональных конфликтов:

Историки выделяют следующие причины:

При всей сложности вычленения главных мотивов межнационального конфликта — коренным является экстремизм — национальное превосходство, также неприятие культуры, традиций, религии, обычаев другого народа. Трудности экономического, социального, экологического, духовного характера, несовершенство национально-государственного устройства, правовой защиты чести и достоинства граждан. Всему этому придается «национальная» окраска, центр тяжести переносится на противопоставление народов, проповедь исключительности «своей» нации и возложения на инонационального соседа вины.

Решение межнационального конфликта: В определенный момент межнационального конфликта национал-экстремизм будет приобретать характер «национального» единства, временного межнационального союза для борьбы с общественной системой, блокирования властных, правительственных решений.

Какие же причины влекут межнациональные конфликты:

1)экстремизм

2)неприятие к культуре

3)территория

4)экономические, социальные, экологические трудности

Наша гипотеза совпала частично с исторически сложившимися проблемами. Мы сделали вывод, что основной причиной конфликтов является экстремизм.

Стало ясно, что лучший способ предотвращения конфликтов, это то действие, которое обычно сближает людей. Какая-то общая проблема или радость.

Конфликты, связанные с обострением межнациональных взаимоотношений. Сепаратизм — высшая стадия проявления дезинтеграционных процессов, его виды. Факторы развития межнациональных конфликтов. Пути и способы выхода из межнациональных конфликтных ситуаций.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

HTML-версии работы пока нет.
Cкачать архив работы можно перейдя по ссылке, которая находятся ниже.

  • Межнациональные конфликты: историко-географический обзор

    Причины межнациональных конфликтов. Типология межнациональных конфликтов. Пути решений межнациональных конфликтов.

    реферат , добавлен 08.07.2007

  • Факторы, влияющие на развитие межнациональных отношений среди молодёжи

    История развития межнациональных отношений в Российской Федерации. Формы межнационального воздействия. Межнациональные конфликты. Правовое регулирование межнациональных отношений. Анализ динамики развития межнациональных отношений в школьных коллективах.

    курсовая работа , добавлен 04.01.2016

  • Межнациональные конфликты

    Причины межнациональных конфликтов.

    Теория «межэтнического реконструирования жизненного мира». Специфическая особенность конфликтов между «мирами». Действия по нейтрализации конфронтационных устремлений участников, структурирование конкурирующих групп.

    реферат , добавлен 14.01.2014

  • Образ врага и стереотипы в межнациональных отношениях

    Особенности развития этнополитических проблем и конфликтов в сфере межэтнических отношений. Усиление антимигрантских настроений в современной России и их причины. Сущность стереотипов в межнациональных отношениях, их характер, понятие «образ врага».

    статья , добавлен 18.02.2011

  • Виды межэтнических конфликтов. Способы предупреждения и разрешения межэтнических конфликтов

    Рассмотрение дефиниции и сущности современных межэтнических конфликтов. Описание сторон и участников конфликта. Изучение особенностей межнациональных отношений, этносоциальных конфликтов, их основных видов, динамики, путей разрешения и предотвращения.

    реферат , добавлен 16.02.2015

  • Социологическое исследование межрасовых конфликтов

    Проблема межнациональных конфликтов в России. Методы сбора первичной социологической информации. Определение исследуемой совокупности. Выявление отношения населения к межрасовым конфликтам. Пути урегулирования межэтнических конфликтов в правовом поле.

    реферат , добавлен 20.01.2013

  • Социологический анализ этнорелигиозных конфликтов

    Формы и особенности этнорелигиозных противоречий, их основные причины, география и история.

    Особенности конфликтов на международной арене. Суть и пути решения межэтнических и межнациональных проблем в России. Урегулирование этнорелигиозных конфликтов.

    курсовая работа , добавлен 28.04.2011

  • Проблемы межнациональных отношений в общественном мнении жителей города Краснодара

    Национальная политика и ее реализация в городе Краснодаре. Проведение прикладного социологического исследования и выявление проблем, существующих в сфере межнациональных отношений города Краснодара и их отражение в общественном мнении местных жителей.

    дипломная работа , добавлен 25.05.2015

  • Этническая социология

    Исторические типы этнических общностей. Субъекты и специфическое содержание межнациональных отношений. Причины возникновения и способы разрешения межэтнических конфликтов. Понятия этнической консолидации народов, межэтнической интеграции и ассимиляции.

    контрольная работа , добавлен 03.11.2011

  • Социальные конфликты

    Основные виды социальных конфликтов как неотъемлемого момента социального бытия, их причины и стадии. Стратегия поведения в конфликте, пути выхода их него. Роль посредников в разрешении конфликтов, их виды. Отличия урегулирования конфликта от разрешения.

    презентация , добавлен 07.06.2016

  • Этнический конфликт | Britannica

    Термины этническая и этническая имеют свои корни в греческом слове ethnos , которое описывает общность общего происхождения. В исследовании этнических конфликтов термины этническая группа , общинная группа , этническая общность , человек и меньшинство в основном используются как синонимы. Два элемента обеспечивают основу для идентификации этнических групп: во-первых, акцент на культурных чертах и, во-вторых, ощущение того, что эти черты отличают группу от членов общества, которые не разделяют отличительные характеристики.Энтони Д. Смит, исследователь этничности и национализма, определил этнические критерии, лежащие в основе общинной идентичности. К ним относятся общий исторический опыт и воспоминания, мифы об общем происхождении, общей культуре и этнической принадлежности, а также связь с исторической территорией или родиной, которые группа может в настоящее время населять, а может и не проживать. Элементы общей культуры включают язык, религию, законы, обычаи, институты, одежду, музыку, ремесла, архитектуру и даже еду. Этнические сообщества демонстрируют признаки солидарности и самосознания, которые часто выражаются в названии, которое группа дает себе.

    Этническая идентичность формируется как материальными, так и нематериальными характеристиками. Материальные характеристики, такие как общая культура или общие видимые физические черты, важны, потому что они способствуют чувству идентичности, солидарности и уникальности в группе. В результате группа рассматривает предполагаемые и реальные угрозы своим материальным характеристикам как риски для своей идентичности. Если группа предпринимает шаги для противодействия угрозам, ее этническая принадлежность становится политизированной, и группа становится политическим актором в силу своей общей идентичности.С другой стороны, этническая принадлежность в такой же степени основана на нематериальных факторах, а именно на том, во что люди верят или заставляют верить, чтобы создать чувство солидарности среди членов определенной этнической группы и исключить тех, кто не является ее членами.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Теории этнической идентичности

    Хотя общинная идентичность обеспечивает основу для определения этнических групп, существуют разногласия по поводу того, как формируется этническая идентичность и как она изменяется с течением времени.Первая школа мысли, известная как примордиалистский подход, объясняет этническую принадлежность как фиксированную характеристику индивидов и сообществ. Согласно примордиалистам, этническая принадлежность встроена в унаследованные биологические атрибуты, долгую историю практикования культурных различий или и то, и другое. Этническая идентичность рассматривается как уникальная по интенсивности и стойкости и как экзистенциальный фактор, определяющий индивидуальную самоидентификацию и коллективную самобытность. Мобилизация этнической идентичности и этнического национализма — мощный инструмент вовлечения группы в политическую борьбу.Этническое разделение и этнические конфликты считаются присущими многонациональным обществам и обычным явлением.

    Примордиалистский фокус на фиксированных идентичностях, однако, не в состоянии признать различия в формировании этнических групп, начиная от относительно краткосрочных ассоциаций до давних, сильных и сплоченных групп с биологическими и историческими корнями. Чтобы учесть эти различия, был разработан второй подход, называемый инструменталистским, который понимает этническую принадлежность как средство, используемое отдельными лицами и группами для объединения, организации и мобилизации населения для достижения более крупных целей.Эти цели носят в основном политический характер и включают, среди прочего, требования самоуправления, автономии, доступа к ресурсам и власти, уважения самобытности и культуры группы, а также прав меньшинств. Инструменталисты считают, что этническая принадлежность очень мало или совсем не имеет независимого ранжирования вне политического процесса и по своему характеру сопоставима с другими политическими взглядами, такими как идеологические убеждения или членство в партии. По мнению инструменталистов, этническая принадлежность является результатом личного выбора и в основном не зависит от ситуативного контекста или наличия культурных и биологических черт.Этнический конфликт возникает, если этнические группы соревнуются за одну и ту же цель — особенно за власть, доступ к ресурсам или территории. Интересы элитного класса общества играют важную роль в мобилизации этнических групп на участие в этнических конфликтах. Таким образом, этнический конфликт похож на другие конфликты политических интересов.

    Инструментализм подвергается критике со стороны тех, кто утверждает, что этническая принадлежность, в отличие от политической принадлежности, не может приниматься добровольно отдельными лицами, а вместо этого укоренена и регулируется обществом в целом.Сторонники другой школы мысли, известной как социальный конструктивизм, сосредотачиваются на социальной природе этнической идентичности. По их мнению, этническая принадлежность не является ни фиксированной, ни полностью открытой. Этническая идентичность создается социальным взаимодействием между отдельными людьми и группами и поэтому остается вне зависимости от выбора человека, но может измениться при изменении социальных условий. Отдельные лица и группы не могут избежать того факта, что этнические различия существуют, но они сами определяют, что делать с этими различиями.Таким образом, этнические конфликты в значительной степени зависят от возможностей, предоставляемых группе для достижения своих целей. Насильственные конфликты вызваны в основном социальными и политическими системами, которые приводят к неравенству и недовольству и не предлагают вариантов мирного выражения разногласий. Изменения в социальных взаимодействиях, такие как усиление напряженности или насильственные конфликты, влияют на социально сконструированный характер этничности. Социальные конструктивисты объясняют чудовищные злодеяния, совершаемые во время этнических конфликтов, таких как геноцид, массовые изнасилования и этнические чистки, тем фактом, что в силу этнической принадлежности в конечном итоге каждый становится вовлеченным в борьбу, независимо от своего намерения.

    Четвертая точка зрения, психокультурная интерпретация, приписывает этнической принадлежности глубокие культурные и психологические корни, которые делают этническую идентичность чрезвычайно устойчивой. Ученый Марк Ховард Росс, опираясь на теорию психокультурной интерпретации, определяет этническую идентичность как происходящую из «общих, глубоко укоренившихся мировоззрений», которые формируют отношения членов группы с другими, их действия и мотивы. Этническую идентичность нельзя изменить, ее можно только сделать более терпимой и непредубежденной. Этнический конфликт затрагивает центральные элементы идентичности каждой группы и вызывает опасения и подозрения в отношении реальных и потенциальных противников.Таким образом, этнический конфликт — это не просто политическое событие, а драма, которая бросает вызов самому существованию группы, оспаривая ее идентичность. Это объясняет, почему этнические конфликты очень трудно разрешить.

    В действительности, некоторые этнические группы имеют идентичность с глубокими историческими корнями, тогда как другие — нет, и некоторые группы имеют статическую идентичность, тогда как другие имеют динамическую идентичность. Конкретное выражение этнической принадлежности и ее склонность к насилию и войне зависят от контекста.Этническая идентичность адаптируется к неожиданным угрозам и новым возможностям и активируется ими. Этническая принадлежность не может быть политизирована, если основная часть воспоминаний, опыта или смысла не побуждает людей к коллективным действиям. В свете этого Милтон Дж. Эсман в своей книге Ethnic Politics (1994) отметил, что этническая идентичность обычно «может быть расположена в диапазоне между изначальной исторической преемственностью и (инструментальной) оппортунистической адаптацией».

    Несколько факторов способствуют выраженности и интенсивности этнической идентичности.Бесспорно, сильнейший фактор — это война и насилие. Во-первых, история общих усилий, истории жертв ради общей цели и воспоминания о человеческих страданиях создают прочные связи между членами затронутых этнических групп. Точно так же, если группа сталкивается с экономической, политической и культурной дискриминацией, сплоченность группы имеет тенденцию к увеличению. Во-вторых, этническая идентичность группы сильнее, если достигается массовая грамотность. Грамотность позволяет сохранять элементы идентичности в письменной форме, что означает, что исторические и культурные повествования могут доходить до массовой аудитории и оставаться неизменными с течением времени.Даже если этническая идентичность какое-то время бездействует, ее можно возродить. Наконец, идентичность неиммигрантских групп, как правило, более выражена, чем идентичность иммигрантских этнических групп. В то время как иммигранты часто ассимилируются, неиммигрантские меньшинства обычно придерживаются своих традиций, особенно если их легко отличить от остального общества по осязаемым чертам, таким как физические признаки.

    Этнические конфликты — обзор

    Объяснение

    Почему возникают межнациональные конфликты? Этот простой, но практически не имеющий ответа вопрос разбивается как минимум на три второстепенных вопроса.Во-первых, как группы населения считают себя этнически связанными — другими словами, чем объясняется переход от социальной категории, разделяющей определенные языковые, религиозные, культурные или фенотипические особенности, к самосознательной этнической группе? Во-вторых, при каких обстоятельствах этническая группа становится политически мобилизованной, предъявляя требования к государству, что приводит к конфликту с другими группами? В-третьих, что заставляет политически мобилизованную этническую группу отказаться от традиционных политических процессов и перейти к применению физической силы для достижения своих целей?

    Существует существенное согласие по широким параметрам ответа на первый вопрос о том, как возникают самосознательные этнические группы.Появление таких групп может быть частично объяснено влиянием дифференцированной социальной и экономической дислокации на группы, определяемые отличительными культурными или другими особенностями, а также процессами перемещения населения или геополитическими изменениями (такими как военное завоевание), которые сближают культурно дифференцированные группы. контактировать друг с другом. Внезапное существенное перемещение из сельской местности в культурно чуждые города или миграция между странами может при определенных обстоятельствах способствовать возникновению коллективной идентичности, которая отличает « новую » группу от ранее оседлого населения — населения, которое, в свою очередь, может само по себе обрести новое чувство коллективной идентичности перед лицом «чужих» пришельцев.Имперская экспансия и изменение территориальных границ могут иметь аналогичные последствия. В то время как ученые расходятся во мнениях относительно процесса, посредством которого происходит эта трансформация идентичности, и факторов, которые ею управляют, немногие, если таковые имеются, теперь разделяют мнение о том, что это « изначальный » процесс, движимый врожденными характеристиками внутри сосуществующих групп. (Coakley, 2013).

    Второй вопрос вызывает меньше единодушия: как ранее бездействующая этническая группа становится политически мобилизованной, выдвигая конкретные и определенные политические требования к государству? Структурные особенности (такие как растущее социально-экономическое неравенство) могут играть роль, но их восприятие имеет решающее значение.Обычно проблемы такого рода освещают социальные, культурные или политические лидеры; действительно, элиты играют центральную роль на этой стадии процесса мобилизации, либо подчеркивая «несправедливость», в условиях которой действуют подчиненные группы, либо указывая на «угрозу» положению доминирующих групп, которую представляют другие этнические группы. Для новых иммигрантских меньшинств, для которых характерен разный уровень интеграции в принимающем обществе от поколения к поколению, от страны к стране и от города к городу, непосредственные препятствия на пути социального продвижения могут влиять на отношение к государству, а в определенных конфигурациях приводить к насильственным действиям. инакомыслие, будь то в форме беспорядков или более структурированными способами.Этническая мобилизация может принимать форму нового, городского среднего класса, переходящего к руководящей роли, но в других обстоятельствах решающими действующими лицами являются религиозные элиты, а доминирующие группы могут полагаться на вооруженные силы, бюрократию и аристократию (группы, представленные неравномерно от случая к случаю). case) как важные ресурсы.

    Наконец, при каких обстоятельствах происходит переход от электорального инакомыслия или мирного протеста к насильственному восстанию или межгрупповой войне? Начнем с того, что могут быть обстоятельства, при которых мирных или « конституционных » путей просто не существует: подчиненные группы не имеют доступа к законным каналам для продвижения своих требований либо потому, что государство является авторитарным, либо потому, что им отказывают в этих правах. либо явно, либо с использованием суррогатных критериев исключения.В качестве альтернативы, даже если доступны традиционные избирательные или разрешающие конфликты механизмы либеральной демократии, одна группа может почувствовать, что она обречена на постоянный статус меньшинства, так что вооруженное восстание является единственной альтернативой постоянному переводу голосов в государстве, чье легитимность — это вопрос руководителей. И наоборот, лидеры доминирующих групп могут рассматривать насильственное подавление диссидентских меньшинств как единственно подходящую реакцию в защите своих интересов (которые они обычно представляют как интересы государства).Наряду с объяснениями возникновения этнического конфликта в виде рационального выбора, социально-психологические теории (фокусирующиеся на вопросах коллективной идентичности и безопасности) могут внести большой вклад; необходимо также помнить о роли внешнего вмешательства (Cordell and Wolff, 2010: 25–43).

    (PDF) Типы этнических конфликтов

    Саджид Али

    14041587-044

    BS (I.R) 8-й

    Религиозный:

    Некоторые этнические конфликты возникают на основе религии.Люди имеют твердые убеждения в отношении религии

    и никогда не проявляют гибкости в своих убеждениях. И если они осознают какую-либо угрозу своей религии

    , они готовы убить или умереть. И если одна религия воспринимает какую-либо угрозу своему выживанию

    , чем люди выступают за безопасность религии, то на основе религии

    начинается этнический конфликт. Этот конфликт может быть насильственным и ненасильственным.

    Пример: этнический и религиозный кризис в Нигерии (2013 г.), тридцатилетняя война 1618–1648 годов между

    католиками и протестантскими христианами, крестовый поход 11 и 25 века, ИГИЛ — еще один пример

    религиозно-этнических конфликтов.

    Бюрократический:

    Некоторые ученые говорят, что этнический конфликт является продуктом бюрократии из-за занятия бюрократических кабинетов

    . Каждый хочет доминировать в своем регионе, поэтому образованные люди начинают попытки

    занять офис под прикрытием этнической принадлежности, поэтому этнический конфликт начинается из-за занятия офисов

    . Менее образованные люди начинают конфликт с образованными людьми, основная причина

    этого конфликта в том, что образованных людей меньше по количеству, но они управляют всей этнической принадлежностью, поэтому менее образованные

    люди хотят доминировать, а из-за доминирования они начинают конфликт.

    Пример: тамилы и сингали являются примером бюрократического этнического конфликта. Этнический конфликт в

    Франция (2005),

    Культурный этнический конфликт:

    Некоторая этническая группа считает, что культура, принявшая ее, превосходит другие культуры.

    И другие культуры воспринимают угрозу, потому что эти люди чувствуют неполноценность, тогда эти люди

    пытались уменьшить свою неполноценность с помощью конфликтов. Эти конфликты в основном носят насильственный характер, потому что ни одна культура не проявляет гибкости в культурных убеждениях.Это еще одна причина культурного развития. Каждый человек

    хочет распространять свою культуру, а когда культура распространяется, происходит столкновение культур, потому что

    каждый хочет продвигать свою культуру. Затем начинается этнический конфликт на почве культуры. Этническая чистка

    — результат Этнического конфликта на культурной основе.

    Пример: конфликт культурных норм. Барма — пример культурного конфликта.

    Культурный ненасильственный этнический конфликт:

    Этот конфликт возникает из-за свободы культурной практики, а также из-за борьбы

    культурных ценностей.В этом конфликте этнические разные этнические группы начинают конфликт за выживание

    и практики культурных верований. Это также жестокий и ненасильственный конфликт.

    Пример: этнический конфликт в Грузии.

    Этноэкономический конфликт:

    Можно ли избежать этнического конфликта?

    От геноцида в Руанде в 1994 году до нынешнего насилия в Бирме этнические конфликты неоднократно преследовали мир, разрушая общины. Следующее исследование в рамках этого эссе фокусируется на том, почему насильственные этнические конфликты неизбежны, путем оценки нынешних подходов к их предотвращению.Прежде чем обсуждать превентивные методы, важно понять, что в этом эссе будет определять «этническая принадлежность» и «этнический конфликт». Поверхностное определение этнической принадлежности можно понимать как группу, к которой индивид определяет себя. Однако Бэнкс и Фентон оспаривают это упрощенное восприятие, предлагая исчерпывающие объяснения. Исследование Бэнкса предполагает, что для того, чтобы по-настоящему понять это явление, этническую принадлежность следует рассматривать как совокупность множества социальных и наследственных факторов.Он учитывает широкий спектр факторов, включая биологические отношения, достижения, идентичность и происхождение, которые влияют на социальную конструкцию человека (Banks 1996, p.190). Говоря более упрощенно, Бэнкс предполагает, что этническая принадлежность — это интеллектуальная конструкция, на которую влияют социальные факторы. Проведенное Фентоном сравнительное исследование поддерживает идею социальной конструирования этничности, утверждая, что «социальная конструкция происхождения и культуры, мобилизация происхождения и культуры, а также значения и последствия построенных вокруг них систем классификации» оказывают влияние на то, что создает этническую принадлежность (Фентон 2010, стр.3).

    Анализ этой концепции Фентоном также предполагает, что этническая принадлежность социально сконструирована, при этом особое внимание уделяется влиянию происхождения и культуры. В целом его аргументы указывают на то, что конструкции привели к формированию сообществ, в которых базируются отдельные этносы. Принимая во внимание исследования Бэнкса и Фентона, этническую принадлежность можно понимать как общие идентичности, в рамках которых определяют себя отдельные социально сконструированные сообщества. Принимая во внимание это определение этнической принадлежности, этнический конфликт можно интерпретировать как рост напряженности между двумя отдельными сообществами из-за их разных этнических идентичностей.Насильственный этнический конфликт можно рассматривать как перерастание этой напряженности в физическое насилие.

    Следуя этим определениям, это эссе продемонстрирует, почему в некоторых случаях невозможно избежать жестоких этнических конфликтов. В первом разделе я кратко изложу причины этнических конфликтов, чтобы выявить, что увеличивает напряженность. После установления источников конфликта, второй раздел будет содержать оценку превентивных методов, позволяющих избежать указанных причин. Возможные методы предотвращения, которые будут рассмотрены, — это экономическое развитие, эффективное управление, вмешательство и дипломатия.В третьем разделе будет рассмотрено влияние обсуждаемых подходов на предотвращение конфликта в Дарфуре, Судан, чтобы дополнительно продемонстрировать, почему этнический конфликт неизбежен.

    Раздел 1: Ученые о причинах этнических конфликтов

    Ресурсы

    Исследования Вегенаста и Базедо показывают, что разделение сообществ, слитых с природными ресурсами, является рецептом эскалации конфликта (Wegenast and Basedau 2013, p. 433). Их аргументы, во-первых, основаны на представлении о том, что существование нескольких этнических групп ведет к разделению.Однако насильственные конфликты становятся более вероятными, когда доступны большие объемы природных ресурсов. Этнически разделенные сообщества будут бороться за право собственности на ресурсы, демонстрируя, как конфликтная напряженность может возрасти из-за ресурсов. Исследование Вегенаста и Базэдау полезно, поскольку они предоставляют доказательства, демонстрирующие сильную корреляцию между ресурсами, этническим разделением и насилием (Wegenast and Baseau, p.443). Тем не менее их результаты ограничены из-за отсутствия учета последствий нехватки ресурсов.

    Хэмпсон и Мэлоун, напротив, рассматривают этот аспект, утверждая, что нехватка достаточных ресурсов в бедных сообществах может привести к этническому конфликту (Hampson and Malone 2002, p.79). Они рассматривают ряд альтернативных факторов, включая высокий рост населения, неравномерное распределение земли и другие экономические факторы, как триггеры конфликта (Hampson and Malone 2002, p.79). Наряду с исследованиями Вегенаста и Базэдау предыдущие аргументы свидетельствуют о том, что конкуренция за ресурсы и существование дефицита ресурсов способствуют возникновению конфликта.

    Дилемма безопасности

    Исследование Барри Позена предлагает анализ того, почему мы должны рассматривать дилемму безопасности как еще один фактор, вызывающий этнический конфликт. Под сильным влиянием реалистических объяснений он предполагает, что условия анархии вызывают незащищенность, которая может привести к конфликту (Posen 1993, p.27). Эта возможность конфликта увеличивается в государствах с несостоявшимися режимами из-за дилеммы безопасности. Дилемма безопасности возникает, когда одна группа пытается повысить свою собственную безопасность, что приводит к большей незащищенности для другой, создавая давление, которое может привести к конфликту (Posen 1993, p.28). Используя свидетельства постсоветских режимов, этническое насилие вспыхивает, когда группы в несостоявшихся государствах пытаются обезопасить себя. Позен предполагает, что это может происходить непреднамеренно, когда такие действия, как получение оружия для защиты, могут быть интерпретированы как жесты насилия по отношению к другим (Posen 1993, p.28). Этот анализ полезен тем, что позволяет нам рассматривать дилемму безопасности как причину этнических конфликтов в слабых государствах. Подходы к избеганию должны включать способы заставить группы внутри слабых государств чувствовать себя менее опасными (Posen 1993, p.43).

    Элитная теория

    Хотя исследование Позена полезно для установления причин, Де Фигейредо и Вайнгаст утверждают, что его объяснения ограничены (Walter and Snyder 1999 p. 262). Их утверждение подтверждается тем, что Позен сосредоточил внимание на конфликте в несостоявшихся режимах. Напротив, Де Фигейредо и Вайнгаст более тщательно продумывают причины, предполагая, что еще одной причиной конфликта являются политические элиты. Теория элиты предполагает, что политические элиты инициируют конфликт ради политической выгоды (Walter and Snyder, 1999, p.261). Де Фигейредо и Вайнгаст утверждают, что слабые лидеры используют конфликт как инструмент для восстановления утраченной власти. На примере конфликта в Югославии полезна их модель для установления причин. На практике они демонстрируют, насколько утверждения Слободана Милошевича были важны для индукции страха, который привел к агрессивному поведению в Югославии (Walter and Snyder 1999 p.265). Таким образом, исследование Де Фигейредо и Вайнгаста демонстрирует, почему подходы к избеганию должны также учитывать способы обращения с политическими элитами.

    Раздел 2: Методы предотвращения

    Экономическое развитие

    Исследование в рамках первого раздела показало, что обилие ресурсов и их нехватка являются влиятельными факторами, которые могут вызвать конфликт. Как следствие, многие ученые в этой области предложили экономическое развитие, чтобы предотвратить эффекты конкуренции, которые ресурсы могут вызывать среди населения. Таким образом, можно проанализировать экономическое развитие как превентивную меру, чтобы продемонстрировать, можно ли избежать этнического конфликта.

    Участие Организации Объединенных Наций и ее более широких агентств может быть использовано для противодействия негативным последствиям, которые могут вызвать ресурсы (Hampson and Malone 2002, p.77). Следует использовать такие агентства, как Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) и Международные финансовые институты (МФИ), благодаря их установленным программам помощи, развития и наращивания потенциала. Программа ПРООН по наращиванию потенциала преследует широкий круг целей, таких как укрепление институтов и улучшение прав человека в слаборазвитых сообществах (United Nations 2009, p.5). Более того, Хэмпсон и Мэлоун утверждают, что ООН как институт является успешным механизмом мониторинга. Возможность конфликта может быть уменьшена благодаря способности Совета Безопасности вводить санкции против правительств, а также вмешиваться в форме миротворческих сил для снижения напряженности (Hampson and Malone 2002, p.85). Их аргументы полезны, поскольку они демонстрируют потенциально успешные методы избегания. Однако обстоятельный анализ предложений Хэмпсона и Мэлоуна демонстрирует трудности в предотвращении конфликта.

    Взаимодействие ООН, как описано выше, является успешным с точки зрения ее способности направлять миротворческие силы туда, где обычно возникают конфликты. Тем не менее такие действия, как ввод миротворческих сил, являются реакционными и используются после того, как конфликт уже начался. Поддержание мира можно рассматривать как превентивный метод только в том случае, если оно используется до эскалации насилия. Как метод, он также имеет политические последствия, которые отпугивают некоторые государства. На практике государства-члены избегают действий, несмотря на свидетельства роста межэтнической напряженности, например, в Руанде в 1994 г., когда отсутствие стратегических достижений помешало реакции международного сообщества (Hampson and Malone 2002, p.81). Исследование Reuveney et al. О ресурсах и конфликте предоставляет дополнительные доказательства, которые демонстрируют, что внешняя помощь бесполезна для прекращения конфликта (Reuveney et al 2011, p.709). Их данные свидетельствуют о том, что помощь третьих сторон имеет тенденцию к эскалации конфликтов из-за того, что помощь используется для приобретения оружия и призыва новобранцев (Reuveney et al 2011, p.709). Подобные исследования подтверждают, почему предложение Хэмпсона и Мэлоуна об экономическом развитии не дает существенных доказательств того, как программы развития могут предотвратить конфликт из-за ресурсов.

    Бьюкенен также рассматривает возможность избежания конфликта посредством устранения экономической нестабильности в государстве (Бьюкенен 20, с.199). Этот метод предотвращения позволяет бороться с конфликтами, связанными с ресурсами, за счет уменьшения экономического разрыва между отдельными этническими группами. Как следствие, возросшее богатство не может использоваться политическими элитами как повод для вступления в насильственные конфликты (Buchanan 20, p.199). Теоретически устранение всей экономической нестабильности в государстве, несомненно, снизит напряженность между группами по поводу ресурсов.Однако на практике сама Бьюкенен признает невозможность создания экономической программы, которая позволила бы устранить все недовольства между группами (Buchanan 20, p. 199). Исследования Reuveney et al еще больше противоречат этим предположениям, поскольку их доказательства заключаются в том, что усиление развития только продлевает существование конфликтов (Reuveney et al 2011, p.708). Их исследования чрезвычайно полезны в рамках этого анализа, поскольку их теоретико-игровая модель конфликта демонстрирует, что дальнейшее извлечение ресурсов усиливает конфликты внутри государства (Reuveney et al 2011, p.698). Их эмпирические данные показывают, что программы развития, которые приводят к производству большего количества ресурсов, в конечном итоге приводят к будущим конфликтам из-за тех же самых ресурсов. Поэтому, рассматривая экономическое развитие как превентивный метод, трудно предположить, что оно позволяет избежать конфликтов из-за долгосрочных негативных последствий, которые может вызвать увеличение ресурсов.

    Эффективное управление и вмешательство

    Приписывая дилемму безопасности основной причине этнического конфликта, предполагает, что сам этнический страх является причиной конфликта.Принимая во внимание борьбу с этническим страхом, Лейк и Ротшильд предлагают эффективное управление и вмешательство третьей стороны. Эффективное управление описывается как метод, который включает «демонстрации уважения, разделение власти, выборы, спроектированные для создания взаимозависимости групп, а также установление региональной автономии и федерализма» (Lake and Rothschild 1996, p.42). Все эти усилия можно использовать для улучшения чувства незащищенности. Однако анализ недостатков этих мер дает дополнительные доказательства того, почему этнический конфликт неизбежен.

    Демонстрация уважения к группам меньшинств, а также разделение власти являются примерами эффективного управления, которое следует использовать для уменьшения незащищенности (Lake and Rothschild 1996, p.42). Оба метода оказались успешными в рамках правительства ЮАР 1993–1999 годов, когда конституционные меры улучшили представительство меньшинств на региональном и правительственном уровнях (De Villiers, 2013, стр. 662). Формальное разделение власти было эффективным в поддержании мира в Южной Африке между отдельными группами, демонстрируя, насколько эффективное управление может предотвратить конфликт (De Villiers, 2013, стр.662). Несмотря на это свидетельство, Лейк и Ротшильд сами признают возможные трудности, которые может вызвать разделение власти. Они рассматривают ситуации, когда элиты большинства не желают отвечать на требования меньшинства, что потенциально может вызвать новые конфликты (Lake and Rothschild 1996, p.59). Эта проблема с эффективным управлением проявилась в Южном Судане в 2016 году, когда были нарушены соглашения о разделении власти между Риек-Мачаром и Сальвой Кииром, что привело к эскалации насилия между правительством и силами повстанцев.

    Понятно, что уменьшение исторической незащищенности соперничающих этнических групп — трудная задача для стран с долгой историей насилия.Принимая во внимание анализ причин конфликта, сделанный Позеном, уменьшение этой незащищенности необходимо для того, чтобы этнический конфликт можно было избежать (Posen 1993, p.27). Лейк и Ротшильд также предлагают вмешательство третьей стороны в качестве способа противодействия обсуждаемой небезопасности. Международное вмешательство считается эффективным средством уменьшения конфликтов, поскольку сторонние органы, такие как коалиции ООН, могут объединять лидеров для посредничества (Lake and Rothschild 1996, p.65). Этот аргумент полезен для посредничества, поскольку процесс может привести к формированию группами политических соглашений, которые могут уменьшить конфликт.Несмотря на эту возможность, вмешательство, о котором говорилось ранее, сопряжено с множеством проблем.

    Во-первых, власть может негативно рассматривать интервенцию как нарушение государственного суверенитета. Это подрывает процессы посредничества, если лидеры не хотят сотрудничать. Кроме того, исследование Реувени и др. Дало эмпирические данные, демонстрирующие, что вмешательство третьей стороны является успешным только в том случае, если оно направлено только на прекращение боевых действий (Reuveney et all 2011, p.709). Политическое вмешательство и выбор стороны могут привести к долгосрочным неудачам.Эта проблема была продемонстрирована в Сомали 1993 года, где предпочтение лидера Али Махди Мохамеда над Мохамедом Фарахом Айдидом международным сообществом не смогло снизить долгосрочную нестабильность в стране (Lake and Rothschild 1996, p.67). Подобные примеры демонстрируют трудности с уменьшением этнической незащищенности. Без устранения незащищенности предотвращение дилеммы безопасности проблематично, что демонстрирует, почему эффективное управление и вмешательство не позволяют избежать конфликта.

    Превентивная дипломатия и институционализм

    Де Фигейредо и Вайнгаст считают элиты с эгоистичными взглядами главными зачинщиками конфликтов.В случаях, когда отдельные элиты контролируют действия крупных фракций, предложение Джентлесона о превентивной дипломатии полезно. Превентивная дипломатия считает, что внешние субъекты важны для осуществления раннего вмешательства в ситуациях, когда межэтническая напряженность усиливается. Как метод, он стремится как к мирному вмешательству, так и к дискуссии с элитой групп, чтобы продвигать диалог для переговоров (Jentleson 1996, p.11). Джентлесон пытается усилить аргументы в пользу превентивной дипломатии, утверждая, что ей удалось избежать распространения конфликта между Хорватией и Боснией на Македонию в начале 1990-х годов (Jentleson 1996, p.11). Он утверждает, что предупреждение США Милошевичу из Сербии о недопустимости обращения с албанцами в Косово, наряду с международным присутствием в Македонии, предотвратило распространение этнического конфликта на Косово и Македонию (Jentleson 1996, p.11). Исследования Джентлесона, к сожалению, опровергаются событиями, разворачивающимися после его политического доклада 1996 года. Эскалация насильственного конфликта в Косово 1998 года продемонстрировала серьезные провалы превентивной политики. Насилие в Македонии впоследствии обострилось в 2001 году, когда этнические разногласия стали основным источником обоих конфликтов (Lyon 2002, p.285). Устранение влияния элит путем переговоров не привело к снижению напряженности в регионе. Отчет Джентлесона о политике является полезным примером ограниченного и краткосрочного характера большинства подходов к предотвращению конфликтов. Это демонстрирует оптимистический характер подходов, но в конечном итоге дает свидетельства того, что конфликт неизбежен в долгосрочной перспективе.

    Вольф также рассматривает дипломатию в сочетании с лидерством и институционализмом как метод избегания (Wolff 2010).Рассматривая элиты как главную причину конфликта, предложение Вольфа направлено на то, чтобы вовлечь элиты в поиск компромиссов, чтобы снизить напряженность. Мирное соглашение Северной Ирландии 1998 года может быть использовано в качестве примера, подтверждающего утверждения Вольфа. Местные лидеры смогли вместе вести переговоры и идти на компромисс для установления мира. Эти компромиссы были реализованы через институты, что продемонстрировало важность институтов в мирных процессах (Wolff 2010). Подход Вольфа к избеганию наиболее полезен в рамках этого анализа, поскольку он подчеркивает важность привлечения лидеров конфликта.Однако, учитывая объяснения Де Фигейредо и Вайнагаста, компромисс может быть затруднен, если переговоры не будут соответствовать интересам некоторых лидеров. Более того, аргумент Вольфа опирается на установленные институты для выполнения соглашений. Как следствие, государствам без сильных институтов будет трудно выполнять соглашения. Несмотря на свою полезность, Вольф не учитывает ситуации, когда институты слабы, а элиты не подчиняются переговорам, таким как мирное соглашение по Дарфуру от 2006 года.Он не может предложить гибкий подход, который можно было бы применить к менее развитым странам с межэтнической напряженностью. Подобные противоречия и их результаты в применении будут проанализированы в рамках следующего тематического исследования Судана.

    Раздел 3: Пример — Дарфур 2003

    Принимая во внимание соответствующие исследования в разделе 2, в следующем тематическом исследовании делается попытка проанализировать применение обсуждаемых превентивных методов к конфликту в Дарфуре, Судан. Рассмотрев влияние превентивных методов на современный этнический конфликт, эта статья сможет предоставить качественные доказательства возможности предотвращения.

    Контекст

    Постколониализм. Большая часть земель в южном регионе Дарфура была заселена этнически черными племенами фур, масалит и загава (Рейна 2004, с. 1299). После военного переворота 1989 года в Хартуме, столице Судана, к власти пришел араб Омар аль-Башир. До режима Башира земельные споры приводили к нападениям арабов-кочевников на чернокожих африканских фермеров на протяжении 1980-х годов (Totten 2011, p.12). Башир усилил напряженность в начале 1990-х годов, разделив Дарфур на три штата, в результате чего племена стали меньшинствами в каждом штате (Reyna 2004, p.1299).

    В тот же период усиление опустынивания в виде засух из-за отсутствия дождя привело к массовой миграции арабов-кочевников в южный Дарфур (Reyna 2004, p. 1299). В 1989–1999 годах продолжалась эскалация небольших конфликтов между арабами и чернокожими, при этом местные лидеры в регионе встали на сторону арабов. Арабское большинство в правительстве усилило убеждения в превосходстве арабов, которые использовались для оправдания жестокого обращения с чернокожими (Totten 2011, p.14). Отсутствие защиты со стороны местных властей привело к созданию повстанческих групп защиты в форме Освободительной армии Судана (SLA) и Движения за справедливость и равенство (JEM) (Totten 2011, p.14). Наконец, в 2003 году серия организованных повстанческих атак ОАС и ДСР на правительственные базы была отражена правительственными нападениями на деревни Дарфура. Вооруженные арабские группы, такие как «Джанджавид», начали совершать многочисленные зверства по отношению к племенам, включая убийства, изнасилования, пытки и геноцид (Reyna 2004, p.1300). Текущие сообщения о гуманитарных злоупотреблениях в 2017 году по-прежнему связаны с убийствами, изнасилованиями, применением химического оружия, разрушениями и перемещением (HRW 2017). Эти утверждения демонстрируют неспособность международного сообщества предотвратить продолжение конфликта в Дарфуре.

    Применение обсуждаемых методов

    Рекомендации Бьюкенена по уменьшению конфликтов за счет уменьшения экономического неравенства в применении к Дарфуру не привели к снижению уровня насилия. Этот превентивный метод был опробован и внедрен в Дохинском документе о мире в Дарфуре 2011 года. Соглашение, подписанное правительством Судана и Движением за освобождение и справедливость (LJM), было направлено на более равномерное распределение богатства (среди других целей) между отдельными группами как единое целое. способ снизить напряженность (Дуллаган, 2016).Отсутствие поддержки со стороны значительного большинства других повстанческих группировок сказалось на его способности успешно снижать напряженность в регионе. Дуллаган отмечает, что другие группы отклонили подпись и сформировали Суданский революционный фронт, который продолжал бороться с правительством (Dullaghan, 2016). Это прискорбное свидетельство демонстрирует, что экономическое развитие может предотвратить конфликты только в том случае, если все стороны согласны с целями развития. Эти результаты отвергают предложения Бьюкенена, демонстрирующие, почему экономическое развитие не может предотвратить конфликты.

    Миграция арабов в южный Дарфур привела к росту населения, что, как правильно предположили Хэмпсон и Мэлоун, привело к раздору. Их предложения по борьбе с конфликтом за счет ресурсов предполагали участие ООН и ее более широких агентств. Применительно к Дарфуру их предложения, к сожалению, также закончились неудачей. Использование агентств ООН и полномочий Совета Безопасности оказало ограниченное влияние на предотвращение насилия в Дарфуре в будущем. Тоттен отмечает, что в период с 2004 по 2011 год ООН ввела различные санкции, «требуя, чтобы Судан разоружил ополченцев, действующих в Дарфуре; и передача дела Дарфурского конфликта в Международный уголовный суд »(Totten 2011, p.19). После отчета HRW за 2017 год становится очевидным, что разоружения ополченцев в Дарфуре не произошло из-за продолжающихся нападений противоборствующих группировок. Кроме того, появление потенциального применения химического оружия вызывает большую озабоченность, указывая на рост нарушений прав человека (HRW 2017). Аргументы Хэмпсона и Мэлоуна об успехах ООН как механизма предотвращения насилия в будущем в Дарфуре опровергаются. Как следствие, их неудачи представляют собой веские доказательства того, что этнических конфликтов можно избежать.

    Предложения Лейка и Ротшильда о влиянии эффективного управления и вмешательства третьих сторон на снижение уровня насилия также опровергаются событиями в Дарфуре. Как указано во втором разделе, они предполагают, что вмешательство международных коалиций в конфликт может ускорить процессы установления мира и посредничества (Lake and Rothschild 1996, p.65). Пример такого типа процесса был предпринят в Дарфуре, когда в 2004 году действовали коалиции, состоящие из войск Африканского союза, Организации Объединенных Наций, Европейского союза и США.Первая коалиция во главе с АС не смогла инициировать мир, равно как и какой-либо процесс посредничества, поскольку насилие усилилось (Totten 2011: 20). Усиление международного давления привело к мирному соглашению по Дарфуру от 2006 года между правительством и повстанцами. Примеры эффективного управления, обсуждаемые Лейком и Ротшильдом, были установлены в рамках соглашения, например, статья 2, которая устанавливает руководящие принципы разделения власти между группами (Дарфурское мирное соглашение 2006 г.). Обе стороны подписали соглашения, в конечном итоге стремясь положить конец затяжному конфликту.Несмотря на подписание и его засвидетельствование, обе стороны быстро перестали соблюдать договоренности (Totten 2011: 24). К сожалению, насилие продолжалось в Дарфуре в 2006 году, демонстрируя неудачи вмешательства третьей стороны и эффективного управления как методов предотвращения этнического конфликта.

    Заключение

    Обсуждение

    В целом результаты в третьем разделе свидетельствуют о том, что применение превентивных методов раздела два не помогло избежать конфликта.Аргументы Тоттена особенно поддерживали позицию этой статьи, поскольку его исследование показало, что международная реакция была неудачной. Эта позиция была поддержана в третьем разделе применения обсуждаемых методов, где экономическое развитие, участие ООН, эффективное управление и вмешательство третьей стороны — все это не помогло избежать конфликта.

    Несмотря на эти неудачи, важно признать, что эффективные процессы управления так и не были полностью реализованы в 2006 году. Хотя такие методы, как разделение полномочий, были согласованы между сторонами, правительство Омара аль-Башира не реализовало их в то время, демонстрируя проблемы с обозначением эффективного управления как полный провал.Кроме того, важно признать, что существует множество других типов превентивных методов, которые игнорируются в этой статье, например, военное вмешательство и социальное развитие, которые дали разные результаты в предотвращении этнических конфликтов. Если взглянуть под другим углом, исследование в рамках этой статьи могло бы предоставить более сбалансированные аргументы, демонстрирующие возможные способы предотвращения этнического конфликта.

    Тем не менее, я целенаправленно проанализировал неудачи превентивных методов, чтобы продемонстрировать слабые стороны нынешних подходов к избеганию.Сравниваемое тематическое исследование Дарфура высветило трудности, связанные с предотвращением конфликта. Страны с историей этнического насилия, смешанные с фракционированными сообществами, оказались более склонными к конфликтам (Wegenast and Basedau 2013, p. 433). В результате реакция международного сообщества на Дарфур не позволила снизить межэтническую напряженность, а также увеличить число смертей. Текущие подходы к конфликту, как указал Джентлесон, часто включают мирные переговоры и дискуссии с политическими лидерами.Тем не менее в тематическом исследовании особо подчеркивается, что дипломатические дискуссии, несмотря на договоренности, все же могут не предотвратить эскалацию конфликта, если резолюции не будут быстро реализованы.

    Рекомендации

    Комбинация предложений Вольфа, Хэмпсона и Мэлоуна была бы полезна в борьбе с эскалацией напряженности. Заключение мирных соглашений путем переговоров является важным компонентом предотвращения перерастания конфликта в конфликт с применением насилия. Предложения Вольфа являются наиболее эффективными по сравнению с другими, поскольку он рассматривает способы поддержания мира через руководство и институты.Поддержание мирных соглашений в местах со слабыми институтами, таких как Дарфур, можно поддерживать только благодаря усилиям международного сообщества. Как следствие, постоянное участие органов ООН, предложенное Хэмпсоном и Мэлоуном, является необходимой мерой для поддержания мира в условиях высокой этнической напряженности.

    Несмотря на возможные успехи в применении этих методов, исследование в данной статье показывает, что политические препятствия препятствуют возможности избежать конфликта. Как показано во втором разделе в Руанде в 1994 г., где не было индивидуальной выгоды, государства-члены ООН не вмешивались и не предотвращали геноцид.До тех пор, пока международное сообщество не поставит во главу угла безопасность человека над безопасностью государства, лидеры намеренно будут продолжать избегать вмешательства в конфликты без личной выгоды. Этот основной фактор является причиной того, почему я считаю, что этнических конфликтов в нынешней системе, в которой мы живем, во многих случаях невозможно избежать. Это открытие, подтвержденное доказательствами в этой статье, указывает на важность государственного суверенитета и его влияние на решения, которые необходимо уменьшить, чтобы избежать конфликта. Подобные статьи следует использовать для предоставления в будущем доказательств того, почему необходимо международное вмешательство в государства с растущей этнической напряженностью.Это наряду с оптимизмом и многосторонними усилиями необходимы, если мы надеемся избежать жестоких этнических конфликтов.

    Библиография

    Банки, M.B. (1996) Этническая принадлежность: антропологические конструкции. Лондон: Routledge

    Бьюкенен, С. (2008) Преобразование конфликта в северной Ирландии и приграничных странах: некоторые уроки мирных программ по оценке долевой демократии. Ирландские политические исследования [онлайн]. 23 (3), стр. 387-409. [Доступ 18 декабря 2017 г.].

    Кармент, Д.К. и Джеймс, П.Дж. (1998) Организация Объединенных Наций 50: управление этническими круизами — прошлое и настоящее. Журнал исследований мира [онлайн]. 35 (1), стр. 61-82. [Доступ 27 ноября 2017 г.].

    Cordell, K.C. и Вольф, С. (2009) Этнический конфликт: причины, последствия и меры реагирования . Кембридж: Polity Press.

    Де Вильерс, Б.В. (2013) Федерализм в Южном Судане — варианты разделения власти в постоянной конституции. Журнал азиатских и африканских исследований [онлайн].49 (6), стр. 654-671. [Доступ 19 декабря 2017 г.].

    Дуллаган, Северная Дакота (2016) Кризисы в Дарфуре. Доступно по адресу: http://www.responsibilitytoprotect.org/index.php/crises/crisis-in-darfur#DDPD [Доступно 28 декабря 2017 г.]

    Фентон, С.Ф. (2010) Этническая принадлежность. Кембридж: Политика.

    Хэмпсон, Ф.Х. и Мэлоун, Д.М. (2002) Повышение потенциала ООН по предотвращению конфликтов. Международные операции по поддержанию мира [онлайн]. 9 (1), стр. 77-98. [Доступ 12 ноября 2017 г.].

    HRW.(2017) World Report 2017: Sudan. Доступно по адресу: https://www.hrw.org/world-report/2017/country-chapters/sudan [доступ 20 декабря 2017 г.]

    Джентлесон, Б.Дж. (1996) Превентивная дипломатия и этнические конфликты: возможно, сложно, необходимо. Программный документ 27: Калифорния, США [доступ 12 ноября 2017 г.].

    Lake, D.L. и Ротшильд, Д. (1996) сдерживание страха: истоки и управление этническим конфликтом. Международная безопасность [онлайн].21 (2), стр. 41-75. [Доступ 12 ноября 2017 г.].

    Лион, А.Л. (2002) Международное влияние на мобилизацию насилия в Косово и Македонии. Журнал международных отношений и развития. [онлайн]. 5 (3), pp. 275–294 [доступ 20 декабря 2017 г.]

    Петерсен, Р.П. (2012) Понимание этнического насилия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Позен, Б. (1993) Дилемма безопасности и этнический конфликт. Глобальная политика и стратегия [онлайн].35 (1), стр. 27-47. [Доступ 12 декабря 2017 г.].

    Реувени, Р.Р., Максвелл, Дж. М., Дэвис, Дж. Д. (2011) Анализ: О конфликте из-за природных ресурсов. Экологическая экономика [онлайн]. 70, стр. 698-712. [Доступ 18 декабря 2017 г.].

    Рейна, С. (2010) Бедствия войны в Дарфуре, 1950–2004 гг. Ежеквартальный журнал «Третий мир» [онлайн]. 31 (8), стр. 1297-1320. [Доступ 19 декабря 2017 г.].

    Субхасиш, Р. (2016) Рано или поздно: время возникновения этнических конфликтов после обретения независимости. Журнал исследований мира [онлайн]. 53 (6), стр. 800-814. [Доступ осуществлен 14 ноября 2017 г.].

    Totten, S.T. (2006) Геноцид в Дарфуре: расследование злодеяний в Судане. Абингдон: Рутледж.

    Организация Объединенных Наций. (2009) Отчет о развитии потенциала. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций

    Уолтер, Б.В. и Снайдер, Дж. (1999) Гражданские войны, небезопасность и вмешательство. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

    Wegenast, T.W. и Базедо, М. (2013) Этническая фракционность, природные ресурсы и вооруженный конфликт.Управление конфликтами и наука о мире [онлайн]. 31 (4), стр. 432-457. [Проверено 5 декабря 2017 г.].

    Вольф (2010). Стефан Вольф: Путь к прекращению межнациональных конфликтов. Доступно по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=UfM7t_oqNDw [доступ 20 декабря 2017 г.]


    Написано: Aiyetoro Hinds
    Написано: Бристольский университет
    Написано для: Eric Herring
    Дата написания: январь 2018

    Дополнительная литература по электронным международным отношениям

    Этнические конфликты в Азии после Covid-19

    Одно маленькое яркое пятно среди мрака глобальной пандемии можно найти на крайнем юге Таиланда, регионе, пострадавшем от более пятнадцати лет кровавого и, казалось бы, неразрешимого конфликта.В апреле 2020 года основная вооруженная группа повстанцев, Barisan Revolusi Nasional или Национальный революционный фронт, объявила о прекращении огня до тех пор, пока кризис COVID-19 не утихнет, и предложила свою поддержку ответных мер общественного здравоохранения. Хотя на этот жест не в полной мере ответили вооруженные силы правительства Таиланда, он на снизил уровень насилия и создал многообещающий прецедент для дальнейшего продвижения к миру.

    Трудно найти другие хорошие новости из зон конфликта в Азии после COVID-19.В Мьянме налаживается определенное сотрудничество через линии конфликта, поскольку правительство обращается к организациям по охране здоровья этнических меньшинств, связанным с некоторыми из многочисленных вооруженных движений страны. Но сотрудничество частично , в первую очередь вовлекающее те движения, которые уже являются частью шатающегося мирного процесса. В штате Ракхайн продолжаются ожесточенные столкновения, в результате которых гибнут мирные жители и затрудняются ответные меры на пандемию.

    В зонах конфликтов по всему континенту конкурирующие стороны цинично рассчитывали, что смогут получить стратегическое преимущество в результате кризиса в области здравоохранения .Прекращение огня неоднократно срывалось, и даже в тех районах, где утихли насильственные конфликты, вооруженные силы стремились расширить территориальный контроль или оказать медицинскую помощь исключительно как способ укрепить свою репутацию на местном уровне. ИГИЛ и другие экстремистские группы также стремились распространять пропаганду и поощрять вербовку новых сотрудников на фоне ответных мер на пандемию.

    Некоторые из наиболее уязвимых групп уже страдают. Беженцы пострадали от закрытия границ и ужесточения отношения к мигрантам, особенно к тем, кто путешествует без регистрации.Лодки рохинджа были отвергнуты из Бангладеш и Малайзии, двух стран, которые ранее проявляли большую терпимость. Десятки, а может и сотни, рохинджа погибли в море.

    Эффект крупных потрясений — стихийных бедствий, революций, экономических катастроф или пандемий — подобен включению газа в кастрюле с кипящим молоком. Что касается COVID-19, существующие тенденции и давняя напряженность обострились, а в некоторых случаях и перешли за границу, от гражданской войны в Афганистане до эндемичного гендерного насилия.Та же логика применима при рассмотрении воздействия пандемии на этнические конфликты.

    Здесь рассматриваются два типа этнических конфликтов, начиная с субнационального конфликта . Это постоянные, но невысокие жестокие споры, которые по-прежнему беспокоят многие отдаленные уголки и приграничные районы. В одном отчете насчитывается 26 субнациональных конфликтов в Южной и Юго-Восточной Азии, затронувших половину стран этого региона. Эта форма насилия обычно возникает, когда члены группы меньшинства сопротивляются их продолжающейся ассимиляции и предполагаемому господству со стороны национального государства.Быстрые темпы развития часто только усугубляют ситуацию, поскольку неравенство увеличивается, а центральное правительство предоставляет больше полномочий , вызывая обострение недовольства местных жителей.

    Хотя пандемия вряд ли принесет внезапный мир укоренившимся конфликтам на субнациональном уровне, ее влияние ощущалось сложным, а иногда и незаметным образом. Закрытие границ особенно сложно для групп, чьи средства к существованию зависят от торговли или регулярной миграции, а приостановка денежных переводов от родственников, работающих в городах или за границей, особенно тяжело сказывается на экономике этих районов.Плохое медицинское обслуживание во многих зонах конфликтов часто усугубляется недоверием к государству , что снижает влияние кампаний по укреплению здоровья. На крайнем юге Таиланда сети гражданского общества сыграли жизненно важную роль, убеждая местных религиозных лидеров и даже повстанцев побуждать людей обращать внимание на сообщения общественного здравоохранения и следовать процедурам тестирования и карантина, которые в противном случае могли бы быть проигнорированы.

    Силовые балки тоже переключаются на .Некоторые вооруженные группы, в том числе «Талибан» в Афганистане, пытались доказать свою легитимность, обращаясь за медицинской информацией и оказывая базовую медицинскую помощь. Вокруг границ Мьянмы этнические вооруженные группы играют важную роль в поддержании пограничного контроля и карантинных режимов. Эти группы будут стремиться укрепить свой охват и базу народной поддержки, которая поддерживает их по мере развития пандемии.

    Второй тип этнического конфликта — насилие на основе идентичности .Страхи, вызванные вызванными пандемией волнами этнических предрассудков, когда люди выступили против групп меньшинств или мигрантов, обвиняемых в распространении инфекции. В некоторых случаях конкретные события « super-spreader » спровоцировали разжигание ненависти в Интернете и привели к физическим нападениям. Инфекции, вызванные массовыми собраниями религиозных групп, в частности, различные мероприятия, проводимые консервативным и аполитичным мусульманским движением Таблиг, вызвали особенно сильную реакцию в Индии, где недавняя модель межобщинного насилия уже была спровоцирована политическими лидерами индуистских шовинистов в начале 1990-х гг. год.

    Напряженность на почве идентичности не вышла из-под контроля даже в странах с историей беспорядков. Причины довольно просты. Межобщинная напряженность , постоянно присутствующая во многих странах, обычно перерастает в кампании насилия , когда лидеры поощряют это в политических целях. Поляризуя сообщества и подвергая критике группу меньшинств, амбициозные политики могут укрепить групповую солидарность и представить себя естественными лидерами.Поскольку в данном случае насилие было спровоцировано страхом и слухами , а не политическими мобилизаторами и их сетями, оно в основном оставалось под контролем, а общественный порядок поддерживался или быстро восстанавливался. Более того, по мере того, как пандемия становится все более распространенной, ее связь с какой-либо конкретной группой ослабевает, и поиск козла отпущения становится все менее вероятным.

    Долгосрочное влияние пандемии на эти типы конфликтов остается неизвестным.Сильные потрясения, как правило, увеличивают вероятность дальнейших изменений, поскольку выход из тупика и укоренившаяся зависимость между путями подрываются , приводя к непредсказуемым результатам. Пока не ясно, как на относительную силу вооруженных субъектов повлияет глубокая рецессия, вновь открытая способность правительств массово вмешиваться в экономику и вводить новый пограничный контроль, а также усиление наблюдения через мобильные сети. Легитимность тех правительств, гражданских движений или вооруженных групп, которым удается эффективно разыгрывать ответные меры на пандемию, также может нарушить равновесие на местах и ​​нарушить устоявшиеся модели территориального контроля или влияния.

    По мере развития пандемии могут возникнуть насильственные протесты в районах, где недавно наделенные полномочиями правительства сталкиваются с движениями этнического сопротивления или активистами демократических кампаний. В Азии ожидания прогресса в отношении либерально-демократических норм в последние годы пошатнулись, и пандемия может еще больше усилить эту тенденцию. Нынешний рост популистского лидерства , вероятно, приведет к этническому национализму , который, в свою очередь, может способствовать дальнейшему конфликту и разжиганию беспорядков, поскольку его последствиям будут оказываться решительные и в некоторых случаях решительные противодействия.

    Эти сдвиги будут происходить по-разному от места к месту в зависимости от конкретных интересов и меняющихся стимулов. В условиях перемен значительно возрастают риски новых столкновений с применением насилия, но также увеличиваются возможности для прекращения огня, диалога и согласованных решений.

    Этническая принадлежность: африканское затруднение

    История лишила африканцев права строить свои нации на основе собственных коренных ценностей, институтов и наследия.Современное африканское государство — продукт Европы, а не Африки. Попытка в столь поздний срок вернуться к исконной идентичности и ресурсам в качестве основы для построения современной африканской нации может привести к краху многих стран. В то же время игнорировать этнические реалии означало бы строить на рыхлом песке, что также сопряжено с высоким риском. Возможно ли консолидировать структуру современного африканского государства, при этом признавая и обеспечивая максимальную пользу составным элементам этносов, культур и стремлений к самоопределению?

    Вызов этнической принадлежности в Африке

    Этническая принадлежность — это больше, чем цвет кожи или физические характеристики, больше, чем язык, песни и танцы.Это воплощение ценностей, институтов и моделей поведения, составное целое, представляющее исторический опыт, чаяния и мировоззрение народа. Лишите людей их этнической принадлежности, их культуры, и вы лишите их чувства направления или цели.

    Традиционно африканские общества и даже государства функционировали через сложную систему, основанную на семье, происхождении, клане, племени и, в конечном счете, на конфедерации групп с общими этническими, культурными и языковыми характеристиками.Это были единицы социальных, экономических и политических организаций и межобщинных отношений.

    В процессе формирования колониального государства группы были разделены или собраны вместе, практически не обращая внимания на их общие характеристики или отличительные признаки. Они были помещены в новую административную структуру, управляемую новыми ценностями, новыми институтами и новыми принципами и методами работы. На смену автономному местному мировоззрению старого порядка пришли контрольные механизмы государства, в котором высшей властью был аутсайдер, иностранец.Этот механизм функционировал за счет централизации власти, которая в конечном итоге опиралась на полицию и военную силу, инструменты авторитарного правления. Однако эта грубая сила была смягчена использованием традиционных лидеров в качестве расширенных рычагов государственного контроля над племенами или местными общинами, придавая этой навязанной извне системе видимость легитимности для масс. Эта видимость легитимности усугублялась введением системы социального обеспечения, при которой государство предоставляло скудные социальные услуги и ограниченные возможности развития для привилегированных секторов.В противном случае национальные ресурсы добывались и экспортировались в качестве сырья для питания столичной промышленности колониальных хозяев.

    Эта новая система подорвала систему коренных народов, которая давала им средства для достижения своих скромных, но устойчивых жизненных целей, и заменила ее централизованно контролируемыми ресурсами, которых не хватало и которые требовали жесткой конкуренции. Развитие задумывалось как средство получения основных услуг от государства, а не как процесс роста и коллективного накопления богатства, которое, в свою очередь, можно было инвестировать в дальнейший рост.Локализованная, широкомасштабная, малоорисковая и самодостаточная деятельность по обеспечению существования уступила место высокорисковой, стратифицирующей конкуренции за государственную власть и скудные ресурсы, конфликту идентичностей с нулевой суммой, основанному на трайбализме или этнической принадлежности. Независимость устранила общего врага, колониального угнетателя, но фактически обострила конфликт по поводу централизованной власти и контроля над национальными ресурсами.

    Сегодня практически каждый африканский конфликт имеет этно-региональное измерение. Даже те конфликты, которые могут показаться свободными от этнических проблем, включают фракции и союзы, построенные на этнической лояльности.Аналитики склонны придерживаться одного из двух взглядов на роль этнической принадлежности в этих конфликтах. Некоторые видят этническую принадлежность как источник конфликта; другие видят в этом инструмент, используемый политическими предпринимателями для продвижения своих амбиций. На самом деле и то, и другое. Этническая принадлежность, особенно в сочетании с территориальной идентичностью, — это реальность, существующая независимо от политических маневров. Утверждать, что этнические группы являются невольными инструментами политического манипулирования, — значит недооценивать фундаментальную социальную реальность. С другой стороны, этническая принадлежность явно является ресурсом для политических манипуляций и предпринимательства.

    Ответ Африки на вызов

    После обретения независимости африканцы стремились отречься от трайбализма как вызывающего разногласия. Постулирование единства предполагало мифическую однородность среди разнообразия. Кваме Нкрума из Ганы объявил вне закона партии, организованные на племенной или этнической основе. Уфуэ-Буаньи из Кот-д’Ивуара сотрудничал с этническими группами посредством грамотного распределения министерских постов, должностей на государственной службе, социальных услуг и проектов развития. Джулиус Ньерере, потомок племенного вождя, искоренил трайбализм, взращивая националистическую гордость в Танганьике, а затем и в Танзании, рожденном в результате союза с Занзибаром.Джоммо Кеньятта из Кении создал хрупкий союз этнических групп за доминированием своей партии Кенийский Африканский национальный союз. В Южной Африке апартеид признал и расслоил расы и этнические группы до неприемлемой степени. Южная Африка после апартеида, однако, остается балансирующей между расово, этнически и племенной слепой демократической системой и гордой этнической самоуверенностью, которую представляют и используют зулусские националисты во главе с эмоциональным руководством вождя Бутелези.

    По всей Африке цель сохранения единства внутри колониального государства позволила сохранить стабильность колониальных границ, одновременно порождая межэтническую напряженность и насилие внутри этих границ. Судан представляет собой крайний пример. Доминирующий Север, гибрид арабских и африканских расовых, культурных и религиозных элементов, пытается разрешить кризис своей идентичности, будучи более арабским и исламским, чем его прототипы. Хуже того, это искаженное самовосприятие, усиленное политическими элитами, проецируется как основа для объединения и интеграции страны, порождая разрушительный конфликт с нулевой суммой между арабско-мусульманским Севером и исконно африканским Югом, чье современное руководство преимущественно христианин.

    Решение отцов-основателей Организации африканского единства уважать колониальные границы установило нормативный принцип, которому удалось с большим успехом следовать. Движения за отделение встретили сильное сопротивление со стороны ОАЕ. Катанга пыталась оторваться от Конго (которое стало Заиром, а теперь вернулась в Демократическую Республику Конго), но безуспешно. Сецессионистская биафранская война в Нигерии также потерпела неудачу. Попытка Сомали отобрать Огаден у Эфиопии была решительно пресечена.Южный Судан в течение 17 лет боролся за отделение от Севера и в конце концов согласился на автономию в 1972 году. Когда боевые действия возобновились в 1983 году, заявленной целью было и остается создание нового Судана, который был бы свободен от какой-либо дискриминации на основе раса, этническая принадлежность, культура или религия.

    Отрыв Эритреи от Эфиопии рассматривается не как нарушение колониальных границ, а как их отстаивание, поскольку Эритрея была колонией под властью Италии. Точно так же фактический откол Северного Сомали рассматривается как восстановление колониальных границ, поскольку Север отдельно управлялся британцами.Даже в Судане, который часто называют хорошим кандидатом на раздел, в случае раздела страны, разделение можно было бы рационализировать как продолжение британской колониальной политики, которая управляла Суданом как двумя отдельными образованиями, одно арабско-исламское, а другое коренной африканец с зачатками христианского западного влияния.

    В большинстве африканских стран решимость сохранить национальное единство после обретения независимости послужила мотивацией для однопартийного правления, чрезмерной централизации власти, репрессивных авторитарных режимов и систематического нарушения прав человека и основных свобод.Это, в свою очередь, вызвало реакцию, выражающуюся в повышенном напряжении и требовании второго освобождения. Управление этническим разнообразием в пределах единства колониальных границ — это вызов, с которым африканские государства неохотно сталкиваются, но не могут отказаться от него.

    Эфиопия, после отделения Эритреи, может претендовать на звание единственной африканской страны, которая пытается лицом к лицу противостоять трайбализму или этнической принадлежности, признавая территориально расположенные этнические группы, предоставляя им не только значительную автономию, но и конституционные права. самоопределения, вплоть до отделения.Лидеры Эфиопии решительно заявляют, что они привержены праву на самоопределение, куда бы оно ни привело. Менее идеалистично можно утверждать, что предоставление людям права определять свою судьбу приводит их к вере в то, что их интересы будут соблюдены, хотя бы для того, чтобы дать им повод сделать выбор в пользу единства.

    Единственное прочное единство основано на взаимопонимании и согласии. К сожалению, нормативные рамки национального единства в современной Африке не являются результатом консенсуса.За исключением Южной Африки после апартеида, африканцы завоевали свою независимость, не заключив внутреннего общественного договора, который обеспечил бы и поддержал национальный консенсус. Конституции независимости были наполнены идеалистическими принципами, разработанными за пределами континента. Режимам, построенным на них, не хватало легитимности, и в большинстве случаев они были вскоре свергнуты без угрызений совести и сожалений со стороны общественности. Но эти потрясения включали только смену элит-единомышленников или, что еще хуже, военных диктаторов, намеревающихся занять место власти, освобожденное колониальными хозяевами.Такие лидеры вскоре стали имиджами их колониальных хозяев.

    В настоящее время для подавляющего большинства африканских стран стремление к единству подчеркивает интенсивность разобщенности. До тех пор, пока африканцы избегают столкнуться с проблемой этнической принадлежности и не смогут разработать нормы и средства управления разнообразием в рамках единства, мир и стабильность будут и дальше ускользать от плюралистического государства.

    Модели этнической конфигурации

    Правительства африканских стран отреагировали на этот вызов по-разному, от прагматичного управления до слепого пренебрежения и катастрофического бесхозяйственности.Конкретная форма, которую принимает этническая политика страны, может в значительной степени определяться характеристиками конфигурации ее идентичности.

    Несколько государств в Африке обладают высокой степенью однородности или, по крайней мере, относительно несущественным разнообразием. Ботсвана, например, является образцом сплоченности, демократии, стабильности и устойчивого роста.

    Большинство африканских стран, особенно в Западной Африке (возможно, за исключением Нигерии), Кении и странах юга Африки (за исключением Южной Африки), попадают во вторую категорию.Эти страны сталкиваются со значительным этническим плюрализмом, который, тем не менее, сдерживается эффективной системой распределения, которая поддерживает целостность и легитимность государства. То, как нации в этой группе воспринимают себя, созвучно самовосприятию составляющих их групп.

    Третья группа стран, включая Зимбабве, Намибию и современную Южную Африку, страдает от расовых, этнических, религиозных или культурных разделений, достаточно серьезных, чтобы требовать особых договоренностей для взаимного согласования в амбивалентной форме единства в разнообразии.Бурунди и Руанда, а также Судан являются кандидатами в эту категорию, хотя все они также имеют аспекты четвертой и последней категории.

    Четвертая категория, конфликтная ситуация с нулевой суммой, состоит из государств, охваченных острым кризисом, без коллективного чувства идентичности, без общих ценностей и общего видения нации. Структура национального государства воспринимается как навязанная колониальными захватчиками, теперь закрепленная доминирующей группой, идентичность которой определяет национальный характер.Такое определение может быть четким, как в Южной Африке, где апартеид, где раса и этническая принадлежность были факторами при распределении или отказе в правах гражданства, или в Судане, где идентификация страны как арабской и исламской влечет за собой неотъемлемое расслоение и дискриминацию по расовому признаку, по национальному и религиозному признаку. С этими конфликтами труднее всего справиться в рамках единства; в зависимости от конкретных обстоятельств дела они могут потребовать фундаментальной реструктуризации и, возможно, раздела.

    Последствия политики для национального строительства

    В настоящее время большинство африканских стран решают проблемы расовой и этнической идентичности с помощью умиротворяющей системы распределения и распределения — формы специального прагматического управления, а не стратегического подхода. Что делает проблему идентичности особенно острой для континента, так это то, что она затрагивает не только политику, но также экономику и организационную способность к самогенерирующему и устойчивому развитию изнутри.

    Существует четыре варианта политики для управления плюралистической идентичностью. Один из них — создать национальную структуру, в которой все могут идентифицировать себя без каких-либо различий по признаку расы, этнической принадлежности, племени или религии. Этот вариант, конечно, лучше всего подходит тем странам, которые очень однородны. Второй вариант — создать плюралистическую структуру для учета наций, которые разнообразны в расовом, этническом, культурном или религиозном отношении. Согласно этому варианту, вероятно, федеральному соглашению, группы будут приспосабливаться друг к другу на основе принципа «живи и давай жить другим», но с более объединяющей приверженностью общей цели национальной идентификации.В третьем случае для более серьезно разделенных стран ответом может быть некоторая форма разделения власти в сочетании с децентрализацией, при этом идентичности определяются географически. В конфликтных ситуациях с нулевой суммой федерализм перерастет в конфедерализм, парадоксальным образом пытаясь совместить единство с разделением. Если даже такая степень приспособления неосуществима и если позволяет территориальная конфигурация, следует принять разделение.

    Роль международного сообщества

    Как реализовать эти возможности? Решение о том, какой вариант выбрать, — это, конечно, в первую очередь часть суверенного права народа страны.Но региональные и международные субъекты также несут ответственность, от которой нельзя отказаться во имя национального суверенитета. По самой своей природе суверенитет подразумевает противоречие между требованием внутренних решений и потребностью в корректирующих средствах извне. Другими словами, ответственность за суверенитет требует как внутренней, так и внешней подотчетности, которые по своей сути противоречат друг другу, особенно с учетом того, что потребность во внешнем участии соизмерима с провалом внутренних систем.Учитывая двойственное отношение международной системы к вмешательству, эта ответственность должна в первую очередь принадлежать субрегиональным и региональным субъектам, а международное сообщество через Организацию Объединенных Наций в качестве последнего средства.

    Взаимосвязанность конфликтов в соседних странах означает, что предотвращение, регулирование или разрешение конфликтов становится предметом интереса и заботы не только для непосредственно вовлеченных стран, но и для региона в целом.Региональное пробуждение к общей угрозе внутреннего конфликта все еще зарождается, но важность общей угрозы все больше осознается, особенно с учетом тенденции к изоляционизму в Европе и Соединенных Штатах, единственных державах, которые все еще способны эффективно вмешиваться в гуманитарных целях. причин или ради мира, безопасности и стабильности в других частях мира.

    Согласование двух конфликтующих путей

    Окончательная ответственность за суверенитет в конечном итоге должна лежать на международном сообществе, а точнее на Организации Объединенных Наций.Вмешательство международных финансовых институтов в дела суверенных стран для обеспечения более эффективного управления их экономикой теперь стало трюизмом. Международный интерес к вопросам управления, таким как демократия и уважение основных прав человека, также получил широкое признание, несмотря на сохраняющееся сопротивление уязвимых режимов. Помимо проблемы защиты меньшинств, давно признанной законной проблемой для международного сообщества, политика и конфликты идентичности и их влияние на перспективы мира, стабильности, развития и национального строительства также должны быть признаны в качестве важнейших вопросов в повестка ответственного и подотчетного суверенитета.

    Поскольку современное африканское государство является созданием европейского завоевания, реструктуризация континента, подключение его к международной системе, а также переосмысление и реконструкция государства потребуют сотрудничества глобальных партнеров Африки. Сторонние субъекты могут предложить объективную и беспристрастную точку зрения, которая может иметь решающее значение для уравновешивания опасений внутренних субъектов. Кроме того, международная легитимность любых новых договоренностей, которая необходима для получения поддержки из внешних источников, лучше всего может быть обеспечена путем привлечения международных партнеров к поиску эффективных решений этих внутренних кризисов.

    Постколониальная Африка стоит между открытием заново своих корней — своих коренных ценностей, институтов и опыта — и следствием логики колониального государства в контексте универсализации современности, в первую очередь основанной на западном опыте. Возникающую в результате напряженность нелегко разрешить. Но эклектичный процесс создания системы, в которой этнические группы могут играть конструктивную роль в современном африканском государстве, мог бы значительно снизить напряженность, способствовать сотрудничеству и облегчить процесс построения нации.

    этнических конфликтов — Новости, исследования и анализ — Разговор — стр. 1

    Католики в Лагосе протестуют против непрекращающихся убийств в штате Бенуэ. Адекунле Аджайи / Нур Фото через Getty Images

    Олуволе Охевале, Университет Обафеми Аволово

    В центре непрекращающегося насилия в центрально-северном регионе Нигерии стоит плохое управление.

    Празднование независимости Черногории 21 мая 2006 года. Диминар Дилкофф / AFP через Getty Images

    Марк Л. Гринберг, Канзасский университет

    Западные лидеры 25 лет назад на собственном горьком опыте убедились, что конфликт на Балканах может перерасти в этническую чистку. Добавьте сюда Россию, и новые проблемы Черногории станут также проблемами США и Европы.

    Внутренне перемещенные лица собираются на брифинг для правительства в Южном Киву на востоке Демократической Республики Конго, где с 2019 года происходят жестокие столкновения между соперничающими общинами. Фото АЛЕКСИС ХАГЕТ / AFP через Getty Images

    Каспер Хоффманн, Копенгагенский университет

    Поскольку этнические территории являются основным источником политических трений и преследований в мире, важно выяснить, как они создаются и используются в конфликтах.

    Тысячи эфиопских беженцев спаслись бегством в соседний Судан. EPA-EFE / Лени Кинзли

    Лаура Хаммонд, SOAS, Лондонский университет

    Как всегда, мирные жители оказались в центре враждующих этнических групп в этом раздираемом конфликтами регионе Эфиопии.

    Shutterstock

    Эндрю Доусон, Мельбурнский университет и Дженнифер Дэй, Мельбурнский университет

    Водители и велосипедисты развивают отличную идентичность себя и других, отражая формирование этнической идентичности.А сегрегация на дорогах может усилить этот процесс.

    Вид на Амбон, столицу Малуку, где конфликты подорвали экономический рост провинции. Shutterstock

    Йоги Видьяттама, Университет Канберры

    Сравнение настоящего Малуку и синтетического Малуку (малуку без длительных конфликтов) показывает, что у Малуку могло быть 60.Если бы не было конфликтов, экономический рост увеличился на 3%.

    Иранцы смотрят футбольный матч между Ираном и Узбекистаном в тегеранском кафе в прошлом месяце. По сравнению со своими соседями иранцы не страдают от межэтнической напряженности. AP Photo / Эбрагим Норузи

    Нима Захеди Намеги, Université Laval

    В отличие от своих соседей, различные этнические группы Ирана живут в относительном мире и согласии.Учитывая, что терроризм часто разжигается этническими конфликтами, избавятся ли иранцы от дальнейших террористических атак?

    Люди ходят на пляж в большом количестве и по разным причинам, и иногда это является рецептом конфликта. tazzymoto с сайта www.shutterstock.com

    Мишель Войер, Университет Вуллонгонга и Натали Голлан, Технологический университет Сиднея

    Во многих отношениях конфликт, который мы наблюдаем на наших пляжах, может быть небольшой платой за бесплатный и открытый доступ к нашим пляжам, за сохранение которого австралийцы долгое время боролись.

    Привлекая широкий круг людей на популярном уровне, фильм оказывает гораздо более непосредственное и внутреннее воздействие, чем формальные процедуры люстрации. Перед дождем (1994)

    Даника Дженкинс, Сиднейский университет

    Кино может способствовать открытию диалога о коллективной ответственности за прошлое.«Перед дождем» Манчевского и «Взгляд Ангелопулоса» — прекрасные тому примеры.

    Офицер полиции фотографирует королевскую гвардию Чарльза Уэсли Мамбера, короля королевства Рвензуруру, во время ноябрьских репрессий. Reuters / Джеймс Акена

    Джимми Спайр Ссентонго, Университет мучеников Уганды

    Неудивительно, что государственность в Уганде все еще остается неуловимой идеей.Многие люди больше связаны со своими этническими группами, чем со своей страной.

    Военнослужащий в Дуэнце в регионе Мопти в центре Мали в марте 2013 года, до того, как правительство потеряло контроль. Farafi net.com/flickr

    Иван Гишауа, Кентский университет и Дугуколо Альфа Умар Ба-Конаре, Национальный институт языков и восточных цивилизаций (Иналко)

    Поскольку север Мали охвачен конфликтом, наблюдателей беспокоит растущая нестабильность в центре страны.Позиция малийских властей является ключом к разрядке этой напряженности.

    В Нигерии проживает более 250 этнических групп и более 500 языков. Reuter / Akintunde Akinleye

    Эниола Ануолувапо Соеми, Бостонский университет

    Этническое разделение сохраняется в таких странах, как Нигерия, не потому, что «культуры» этих стран предрасположены к этнической розни, а в результате слабого государства.

    Древние сражения. Shutterstock

    Дэвид Хоррелл, Эксетерский университет

    Нам необходимо изменить наше мировоззрение, если мы хотим улучшить международные отношения.

    Напряженность между скотоводами и земледельцами в Нигерии за последние несколько месяцев обострилась.Reuters / Akintunde Akinleye

    Чиди Огуаманам, L’Université d’Ottawa / University of Ottawa

    Эскалация столкновений между пастухами и фермерами в Нигерии угрожает национальной и продовольственной безопасности страны. Срочно необходимы ответные меры, основанные на инновациях, устойчивости и политической воле.

    Shutterstock

    Машупье Герберт Масерумуле, Технологический университет Тшване

    Роберт Собукве развил философию африканского национализма до еще более высоких интеллектуальных высот.Уроком для человечества стала его идеологическая позиция, согласно которой существует только одна раса — человечество.

    Дональд Трамп выступает на съезде Коалиции чаепития Южной Каролины в Миртл-Бич. РЕЙТЕР / Рэндалл Хилл. REUTERS / Randall Hill

    Ричард Эшби Уилсон, Университет Коннектикута

    В год выборов часто слышны оскорбления, но слово «демагог» имеет особую остроту.Но что такое демагог и чем кандидаты 2016 года соотносятся с историческими демагогами?

    Этническая напряженность в университетах Кении не новость. Но интенсивность растет, а этническая принадлежность мешает управлению университетами. Рейтер

    Измаил Мунене, Университет Северной Аризоны

    Кенийские университеты превратились в очаг межэтнической напряженности и конфликтов.Это повлияло на все, от назначения персонала до более широкого институционального управления.

    .

    Добавить комментарий