Моральное сознание человека: Срок регистрации домена закончился

Содержание

Мораль и моральное сознание. Основы философии

Мораль и моральное сознание

Мораль – самое древнейшее явление духовной жизни общества. Она зародилась вместе с человеком в тот период, когда он «прощался» со стадным существованием и переходил к существованию «человеческому». В той же самой мере она будет постоянно с человеком и впредь, пока на земле живут люди. Мораль – это сумма «внутренних» установок, какими руководствуется человек в своем отношении к другим людям, к коллективу, в котором идет его жизнедеятельность, ко всему обществу. Мораль – это не только норма, но это одновременно и внутренняя оценка индивидом разных сторон социального бытия. Мораль одновременно выступает оценкой самого индивида со стороны его окружающих: искренен человек или скрытен, жаден или добр, прост он или хитер и многое другое.

Появление морали обусловлено тем, что первобытный человек, «прощаясь» со стадными биофизиологическими инстинктами, переходил к осознанному существованию; на место бывшего права сильного, когда «правда» утверждалась когтями и клыками, приходила иная «правда», основанная на понимании «полезного для всех», «вредного для всех». Поскольку первобытный человек был крепко связан родом (о чем речь шла ранее), то полезное для всех было одновременно и полезным для каждого члена рода, и, соответственно, вредное для всех отзывалось эхом и на индивиде.

По мере усложнения общественной жизни усложняется и мораль, начинается осознанное понимание ее нужности и ценности как духовной основы общежития. Все поступки индивида подпадают под характеристику «добро» или «зло», «правда» или «ложь». Верно, уже Сократ в свое время показал относительную ценность этих категорий, когда ложь оказывается ценнее правды, но это исключительный случай.

Но с расслоением общества реальное содержание категорий «добра», «зла», «правды», «лжи» в представлении различных слоев и классов, тем более противоположных, меняется. Правящие верхи, используя свое положение, порой дают субъективное, угодное для «своих», понимание этих ценностей.

Российское общество уже знакомо с так называемыми предвыборными обещаниями. Каждый претендент на выборную должность буквально изощряется в наборе невыполнимых обещаний своим избирателям, хотя сам прекрасно понимает пустоту всего сказанного. После выборов оказывается, что его не поддержало злонамеренное «большинство» определенного органа, через который он стремился продвинуть избирательскую нужду, или в бюджете не оказалось денег и т.п. Обещания, тем более заведомо нереальные, легко забываются, не принимаются всерьез даже слушающими. История знает немало примеров того, как люди, пришедшие к власти, для укрепления своего положения смело налево-направо раздают обещания, клянутся в чистоте своих намерений. Подобная мораль в общественном мнении называется лицемерной, т.е. фальшивой, неискренней. В свое время Талейран, этот великий дипломат начала XIX века, сказал золотые слова: «Язык дан для того, чтобы скрывать свои мысли». Он имел в виду лишь дипломатию того времени. Моральное лицемерие появилось не вчера и даже не позавчера. Уже в древнегреческой мифологии был образ двуликого Януса (мраморный бюст этого бога можно увидеть в Летнем саду Санкт-Петербурга). Следовательно, древние греки с этим уже столкнулись. Платоновская «Апология Сократа» буквально насыщена обличением лицемерия афинских верхов. Не менее беспощадным по отношению к эфесцам был и их гражданин Гераклит; этические проблемы занимают немалое место в дошедших до нас фрагментах Демокрита. Лишь стоики отошли от обличения граждан в моральной деградации – винили само время.

Возможно, стоики были близки к истине. В общественной морали, как ни в какой другой стороне духовной жизни, полнее всего отражается время, сам уклад общественной жизни.

В этой связи нельзя не напомнить еще раз о том, какую деформацию морали произвел социализм, когда она все падала ниже и ниже по мере того, как социализм шел «от победы к победе», а народ постепенно нищал, утрачивалась вера в «светлое будущее» даже у тех, кто это будущее искренне ожидал.

Неверно считать, что страной правила партия: из семнадцати миллионов ее членов только несколько тысяч были у власти, но и то с постоянной оглядкой на «верхи». Секретарь райкома, этот настоящий барон в пределах своего района, если его вызывали на бюро обкома партии, стремился стать меньше маленького, при этом даже не зная, хотят ли его похвалить или снять с выборной должности, а то и вовсе приказать «положить партийный билет». Но в таком же положении оказывался и всесильный в масштабах области «первый», если поступала телефонограмма по спецсвязи «явиться в ЦК». Рядовые коммунисты часто попадали в положение голосующих либо «за», либо «против» – как «порекомендуют». Ослушаться «рекомендаций» было равносильно самоубийству: это означало показать свою «незрелость», показать несогласие «с линией партии».

В итоге во всем обществе сложилась двойная мораль – для себя и «на вынос»; всеобщее лицемерие, фальшь стали нормами общежития. Провозглашенный в последние годы социализма курс «на перестройку» ничего не дал: все захлебнулось в словах и рапортах о развитии ускорения и ходе перестройки. Бегущие «впереди паровоза» обществоведы даже успели издать несколько монографий о новом повороте в строительстве социализма; вот только руки типографским рабочим, выпачканные у линотипов, отмыть было уже нечем: мыло исчезло. Это был предел «победного шествия» по планете всепобеждающей идеи социализма. Сегодня Россия еще переживает последствия этой моральной коррозии, продолжающей сказываться на очень многих сторонах общественной жизни, особенно на идеалах молодежи.

Пусть читатель извинит за небольшое отступление от теории, но оно позволило автору подойти к одной теоретической части морали, а именно, раскрытию сущности нравственного и безнравственного в морали. В межчеловеческих отношениях морально все: если один подаст рубль нищему, а второй, идущий следом, отберет этот рубль, то каждый здесь поступает согласно своей морали. Есть своя мораль у труженика, своя – у бездельника, своя – у творящего добро, своя – у творящего зло. Одна мораль, воплощаясь в жизнь, общество цементирует, вторая – разлагает. Более того, даже если отдельный индивид в своих отношениях с окружающими начинает хитрить, ловчить, юлить, выкручиваться, то это со временем становится привычкой, нормой жизни, характеристикой данной личности. Окружающие, как правило, быстро «раскусывают» данного индивида, награждая его кличками «хорош гусь», «двуликий» и т.п. Характеристика не из лестных; как правило, за этими моральными «зигзагами» всегда кроется корыстный расчет, стремление реализовать свои личные интересы.

Однако доминируют в обществе не они, иначе общество полностью деградировало бы. Большинство людей не забывают слов «честь», «совесть», «добро», «зло» и по ним строят свое поведение, межличностные отношения и в целом свое отношение к обществу. Слабому – помоги, заблуждающемуся – подскажи, падающему – подставь плечо, ищущему – покажи дорогу. Эти и подобные моральные ориентиры не только имеют большую общественную ценность, но они приносят радость самому их носителю, дают моральное удовлетворение от жизни, от общения с другими людьми. Китайская пословица гласит: «Возьми себе ношу потяжелее». Берущие такую «ношу» – настоящая соль земли, человеческие подвижники, именно они несут людям добро, одновременно возвышаясь сами в глазах окружающих. Литературным примером такого образа является булгаковский Га-Ноцри, для которого даже его истязатель Крысобой является в душе

хорошим человеком.

Всю бытующую в обществе мораль можно разделить на мораль нравственную и мораль безнравственную. Критерием деления является общественная ценность исповедуемых человеком моральных норм: добро или зло несут моральные нормы людям, обществу; возвышают ли они человеческое в человеке или унижают, оскорбляют человеческое достоинство (разлагая одновременно личность самого обладателя морали). Нравственной является та мораль, которая возвышает человека, делает его добрее, совестливее, гуманнее. Мораль безнравственная – это мораль эгоистическая, которая оскорбительна для окружающих, которая унижает человеческое достоинство; помочь слабому – это нравственно, обидеть слабого – безнравственно; разоблачить мошенника – нравственно, быть соучастником мошенничества или даже просто «не заметить» его – это уже безнравственно.

Крайняя степень безнравственной морали – это мораль гнусная, оскорбительная даже для падшего человека.

Над проблемами морали «бьется» не только философия, разработавшая целую отрасль философии – этику, но и мировая художественная литература всех времен. Поэты и писатели всегда воспевали храбрость, честь, дружбу, преданность, готовность к жертвенности во имя данного слова, искренность, взаимопомощь, человеколюбие и другие личностные черты. Но зло живуче. Не случайно уже в Библии рядом с Богом присутствует его антипод – диавол, а сам человек, богоподобный по своей божественной природе, по своей свободной воле поддался диаволу, в результате чего превратился из богоподобного в человека грешного, из существа духовного – в существо плотское. Долг, честь, совесть – вот основные ориентиры нравственной морали. «Береги платье снову, а честь смолоду»… Спасибо А. С. Пушкину, сохранившему для нас эту народную мудрость.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Моральное сознание                                                                                                                                                                                                                                                                               

Моральное сознание — сложный социально-психологический и культурный феномен, выполняющий функции оценки окружающего мира (других людей, общества в целом), а также самооценки (совесть). Специфика всякой оценки заключается в пространстве свободы, гарантирующем возможность сравнения и сопоставления как необходимой предпосылки всякой оценки. Моральное сознание — это внутренний мир человека во всем его сложном многообразии.

Первичными элементами морального сознания являются нравственные чувства и эмоции.

Нравственные эмоции — это эмоции одобрения, осуждения, удовлетворения, радости, сомнения, гнева, стыда, сочувствия. Чувства — более устойчивые субъективные состояния -любовь, ненависть.

Следует отличать эмоции и чувства. Чувства — более устойчивые, постоянные образования. Эмоции могут быть мимолетными. Эмоции могут помогать или мешать человеку в принятии решений. Излишняя эмоциональность иногда является следствием информационного голода, и наоборот, лишняя информация порождает отсутствие эмоций. Тем не менее, эмоции выполняют важные функции. Они возникают на базе физиологических потребностей и постепенно перерастают в чувства (чувство справедливости, чести, долга, патриотизма, творческого вдохновения).

Важнейшей составляющей морального сознания является совесть, осуществляющая нравственную самооценку личности. Аврелий Августин отмечал, что совесть — это нравственный закон, написанный Богом в сердце человека. Аналогичного мнения придерживался И. Кант, который считал, что нравственный закон — самоочевиден и именно наличие этого закона в душе человека является главным подтверждением его божественного происхождения.

Совесть — механизм подавления желаний, который формируется культурой. Чем добродетельнее человек, тем подозрительнее его совесть.

Моральные принципы имеют всеобщее значение, охватывают всех людей, закрепляют основы культуры их взаимоотношений, создаваемые в длительном процессе исторического развития общества. Всякий поступок, поведение человека может иметь разнообразное значение (правовое, политическое, эстетическое и др.), но его нравственную сторону, моральное содержание оценивают по единой шкале. Моральные нормы повседневно воспроизводятся в обществе силой традиции, властью общепризнанной и поддерживаемой всеми дисциплины, общественным мнением. Их выполнение контролируется всеми.  «Золотым правилом» морали, известным с древнейших времен, является следующее:  «(не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе».
Ответственность в морали имеет духовный, идеальный характер (осуждение или одобрение поступков), выступает в форме моральных оценок, которые человек должен осознать, внутренне принять и сообразно с этим направлять и корректировать свои поступки и поведение. Такая оценка должна соответствовать общим принципам и нормам, принятым всеми понятиям о должном и недолжном, достойном и недостойном и т.д.
Мораль зависит от условий человеческого бытия, сущностных потребностей человека, но определяется уровнем общественного и индивидуального сознания. Наряду с другими формами регулирования поведения людей в обществе мораль служит согласованию деятельности множества индивидов, превращению ее в совокупную массовую деятельность, подчиненную определенным социальным законам.
Моральная оценка — одобрение или осуждение различных явлений социальной действительности и поступков людей в зависимости от того, какое нравственное значение они имеют. В отличие от нормы моральной, предписывающей людям совершение определенных нравственных поступков, О. м. устанавливает соответствие или несоответствие поступков требованиям нравственности. Общая О. м. производится в категориях добра и зла. Она покоится на объективном критерии нравственности, к-рый имеет исторический характер и изменяется в зависимости от общественного строя, классовой борьбы и т. д. в основе О. м. лежит познание социального значения поступков. На этом основании с помощью О. м. можно регулировать поведение людей. При этом марксистская этика требует учитывать как мотивы, так и социальные последствия поступков.

Моральная (нравственная) оценка — это одобрение или осуждение деятельности человека с позиций тех требований, которые содержатся в моральном сознании общества, этнической группы, социальной общности людей, тех или иных личностей.4

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Моральная оценка позволяет определять целостное значение поступка, поведение личности, их соответствие определенным нормам, принципам, идеалом. Моральная оценка опирается на понимание добра и зла.

Проблема добра и зла является исходной этико-философской проблемой.

Добро — одно из наиболее общих императивно-оценочных понятий морали и категории этики; выражает положительное нравственное значение явлений общественной жизни в их соотношении с идеалом.

Зло — одно из основных понятий морального сознания и этическая категория; обозначает негативные стороны действительности деятельности людей и отношений между ними. Зло препятствует удовлетворению интересов человека и человечества. Преодоление нравственно негативных явлений требует не только совершенствования общественных отношений в их объективном содержании, но и деловой последовательной борьбы с конкретными носителями зла.

 

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Развитие морального сознания обучающихся на основе дилемм Л. Кольберга

Библиографическое описание:

Руднева, М. С. Развитие морального сознания обучающихся на основе дилемм Л. Кольберга / М. С. Руднева. — Текст : непосредственный // Теория и практика образования в современном мире : материалы IX Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2016 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2016. — С. 70-72. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/192/10824/ (дата обращения: 23.03.2021).



В последние годы возросло внимание к проблемам теории и практики этического воспитания как важнейшего средства формирования отношения к действительности, то есть как средства формирования всесторонне развитой, духовно богатой личности.

В связи с этим была разработана концепция духовно-нравственного развития и воспитания гражданина России, которая стала методологической основой для разработки и реализации Федерального государственного образовательного стандарта. В данной концепции сформулирован национальный воспитательный идеал — это высоконравственный, творческий компетентный гражданин России.

В условиях экономического кризиса все острее встает проблема нравственного воспитания молодежи. От того, насколько высокоморальным и высоконравственным будет подрастающее поколение, зависит будущее нашей страны и нашего народа. В связи с этим возрастает роль диагностики и формирования нравственного сознания обучающихся.

На протяжении многих веков проблема морали и нравственности волновала умы, как ученых, так и простых людей. Изначально данные понятия имели сходные определения, однако со временем было выяснено, что нравственность формируется в соответствии с внутренними убеждениями человека, тогда как мораль является продуктом внешнего воздействия со стороны общества. Исходя из этого утверждения, можно сделать вывод, что развитие морального сознания происходит только во взаимодействии личности с другими членами общества.

Моральное сознание — это человеческое сознание с его внутренними механизмами, смысловым и ценностным содержанием, в форме этических понятий и определений.

Моральное сознание рассматривает явления и поступки людей не в плане их причинной обусловленности (почему человек сделал что-либо), а со стороны их достоинства, ценности. Моральное сознание оценивает действия и общественные явления, мораль дает возможность выбора между добром и злом, который человек делает в силу своего понятия о должном (о том, как должно быть). Совокупность определенных норм, запретов и требований, которые регулируют человеческую деятельность и поведение, и составляют содержание морального сознания.

Моральноесознаниеформируется в процессе воспитания и самовоспитания человека и проявляется в его поступках и поведении. С точки зрения И. И. Дереча, поступок — это действие, осознаваемое самой действующей личностью как акт, выражающий ее определенное отношение к другим людям, к самому себе или к труду. Поведение состоит из действий и поступков, отражающих нравственную позицию школьников. Опыт принятия поведенческих решений формируется на основе нравственной позиции школьника. Нравственный выбор есть форма реализации этой позиции.

Нравственный выбор — результат нравственных исканий личности, выражающийся в сознательном предпочтении определенной системы нравственных ценностей, становлении нравственной позиции и готовности к нравственному поступку. Главным аспектом выбора является предпочтение нравственных ценностей [1, с.43]. Методы воспитания нравственного сознания предполагают совместную деятельность воспитателя и обучающихся [3, с.710].

При оценке нравственной воспитанности обучающихся можно использовать аутентичные средства [2]. В отечественной системе воспитания накоплен достаточный опыт формирования нравственного сознания, с использованием ситуаций нравственного выбора [4]. Нам представляется интересной точка зрения Л. Кольберга, в соответствии с которой формирование и диагностика морального сознания обучающихся происходит с помощью моральных дилемм. Моральная дилемма предполагает необходимость выбора между несколькими альтернативами. В основе модели морального развития Л. Кольберга лежит такое утверждение: «люди, относящиеся к разным культурам и обществам, не отличаются по степени принятия основных ценностей» [5]. Ученый выделил одиннадцать таких ценностей. Среди них законы и нормы, совесть, способность выразить свои чувства, авторитет, гражданские права, договор, доверие и справедливость в обмене, справедливость наказания, жизнь, право собственности, правда или истина, любовь. В результате, стадия морального развития определяется не характером, а отношением к этим ценностям. С точки зрения, Л.Кольберга культуры имеют общие основы социального взаимодействия, следовательно, процесс морального развития во всех обществах подчиняется общим закономерностям [5]. Исследователь выделяет следующие уровни развития морального сознания: доконвенциональный, конвенциональный, и постконвециональный. Переход от одной нравственной стадии к другой происходит за счет развития когнитивных навыков и способности к эмпатии. Ученый не относит данные стадии к какому-либо определенному возрасту. Однако большинство людей в результате нравственного развития достигают хотя бы третьей стадии, в то время, как некоторые остаются морально незрелыми до конца жизни. Этапы не могут быть пропущены, за каждым этапом обязательно следует новый, более комплексный и дифференцированный, чем его предшественник, при этом объединяясь с ним.

Для первого уровня — доконвенционального, характерна ориентация на наказание и послушание (как я могу избежать наказания?), наивная гедонистическая ориентация (какая здесь польза для меня?). Для конвенционального уровня свойственна ориентация на соответствие ближнему окружению — малой группе (социальные нормы, модель «хорошего ребенка»), установка на поддержание установленного порядка социальной справедливости и фиксированных правил (мораль соответствует правилам и законам). Третий уровень морального сознания — пост конвенциональный предполагает утилитаризм и представление о морали, как продукте общественного договора (социальный контракт), универсальные этические принципы (собственные нравственные принципы и совесть как регулятор [5].

Понимание, полученное на каждой стадии, сохраняется на более поздних этапах, однако, оно может рассматриваться как упрощенное, с недостаточным вниманием к деталям.

Для изучения нравственного развития Л. Кольберг предлагает дилеммы, при решении которых возможно было отнесение испытуемого к тому или иному уровню нравственного развития.

Ранее уже проводились исследования российских школьников по данной методике. Мы решили продолжить данную работу и провели опрос среди студентов вторых и третьих курсов Ишимского педагогического института.

Для исследования мы использовали самую знаменитую дилемму Хайнца. Звучит она так: в стране Х женщина умирала от рака. Для ее спасения существовало лишь одно лекарство, изготовление которого стоило 500 д. ед. Однако, фармацевт, производящий лекарство установил цену равную 5000 д. ед. Муж больной женщины, Хайнц, за месяц смог собрать лишь 2500 д. ед. Он сообщил фармацевту, что его жена умирает и попросил продать лекарство дешевле или принять плату позднее. Но фармацевт отказал ему, сославшись на то, что он тоже нуждается в деньгах. Тогда Хайнц решил проникнуть в аптеку и украсть лекарство. Вопросы к дилемме Хайнца: должен ли Хайнц украсть лекарство? Почему да или нет? Хорошо или дурно для него украсть лекарство? Осмысливая снова дилемму, что бы вы сказали, какая самая ответственная вещь, которую нужно сделать в этой ситуации Хайнцу? Почему? Воровать — противозаконно. Дурно ли это в моральном отношении? Почему да или нет? Предположим, что умирает не его жена, а чужой человек. Должен ли Хайнц стащить лекарство для чужого? Почему да или нет?

Решая данную дилемму студенты 2 курса (98 % от числа испытуемых) решили украсть лекарство, объясняя это чувством любви и долга Хайнца по отношению к жене. Лишь 2 % испытуемых приняла сторону закона, объяснив надеждой на счастливый случай. Так, в соответствии с ответами, данными на эти вопросы, студенты были разделены на следующие уровни: 11 % респондентов от 18 до 19 лет отнеслись к конвенциональному уровню и 89 % к постконвенциональному, доконвенциональный уровень представлен не был. Результаты диагностики студентов 3 следующие: 20 % студентов относятся к конвенциональному уровеню и 80 % к постконвенциональному уровню. Доконвенциональный также представлен не был. Полученные данные позволяют заметить, что студенты в большинстве своем находятся на достаточном уровне нравственного развития.

Во время педагогической практики мы предложили подросткам 13–14 лет решить данную дилемму. Результаты исследования нравственного развития ишимских школьников по методике Л. Кольберга мы получили следующие результаты: на предконвенциональном уровне находится 20 % подростков 13 лет и 10 % подростков 14 лет, у 35 % процентов подростков 13 лет и у 38 % подростков 14 лет сформирована установка на поддержание установленного порядка социальной справедливости и фиксированных правил (конвенциальный уровень), на пост конвенциональном уровне находится 42 % подростков 13 лет и 53 % подростков 14 лет. У подростков, находящихся на постконвенциональном уровне мы выявили когнитивные знания о морали и нравственности, способность к эмпатии.

Следует отметить, что именно благодаря применению нравственных дилемм в образовательном процессе, можно на ранних стадиях выявить недостаточный моральный уровень обучающегося и принять меры для его повышения. Моральные дилеммы учат обучающихся принимать собственные осознанные решения, следовать своим принципам и устоям. Применение этических дилемм в образовательном процессе педагогического института способствует формированию высокой нравственности у будущих педагогов, создавая прочную основу для их дальнейшей профессиональной деятельности.

Литература:

1. Дереча И. И. Духовно-нравственное воспитание старшеклассников в образовательном процессе // II Рождественские образовательные чтения «Традиции и новации: культура, общество личность»: межвузовский сб. накч.-метод.ст./под ред. Е. В. Ракитиной.- Ишим: Изд-во ИПИ им. П. П. Ершова (филиал) ТюмГУ, 2016.С. 42–51.

2. Дереча И. И., Линник Н. Н. Аутентичный способ оценивания ключевых компетенций школьников в условиях перехода на ФГОС. В сборнике XXIII Ершовские чтения. Межвузовский сборник научных статей. Отв. ред. Л. В.Ведерникова. Ишим, 2013. С. 189–191.

3. Дереча И. И. Становление нравственной позиции младших подростков во взаимодействии школы и семьи \\ В мире научных открытий, 2015, № 5.2(65). С.707–718.

4. Ощепкова А. А., Дереча И. И. Нравственное воспитание подростков во внеучебной деятельности с использованием ситуаций нравственного выбора // Проблемы и перспективы развития образования. Материалы VII Международной научной конференции. Краснодар: Новация, 2015.С.82–84.

5. Kohlberg, Lawrence; CharlesLevine; AlexandraHewerMoralstages: a currentformulationanda responsetocritics./ LawrenceKohlberg. — Basel, NY: Karger, 1983.

6. Kohlberg, Lawrence. From Is to Ought: How to Commit the Naturalistic Fallacy and Get Away with It in the Study ofMoral Development./ Lawrence Kohlberg. — New York:Academic Press, 1971.

Основные термины (генерируются автоматически): моральное сознание, нравственное развитие, дилемма, конвенциональный уровень, лекарство, моральное развитие, нравственный выбор, уровень, нравственное сознание, образовательный процесс.

Похожие статьи

Нравственное воспитание: понятие, сущность, задачи

нравственное воспитание, нравственная воспитанность, мораль, качество, зло, добро, учебная деятельность, нравственное развитие, нравственное

Нравственное воспитание — процесс, направленный на формирование и развитие целостной личности ребенка, и…

Методы

формирования нравственности у детей. ..

– методы формирования нравственного сознания

«Формирование нравственного сознания очень сложный и длительный процесс, который

Границы воспитательных воздействий определяет уровень развития ребенка и его психофизиологические особенности.

Формирование нравственных качеств учащихся…

Формирование нравственности, или нравственной воспитанности, есть не что иное, как

В процессе развития личности ребенка, огромную роль играет нравственное воспитание.

Огромный вклад в данный процесс вносит образовательное учреждение, семья и педагоги.

Применение

конвенционально-деятельностной технологии…

Развитие нравственного сознания школьников основана на интегративной системе критериев нравственной устойчивости, определяемых нравственными качествами

Нравственное формирование будущего учителя в педагогическом вузе — многогранный и сложный процесс.

Взгляды Амира Темура на

нравственное и интеллектуальное…

Библиографическое описание: Султонов С. Взгляды Амира Темура на нравственное и интеллектуальное воспитание

Моральноэтические аспекты теории искусственного интеллекта.

Свободный выбор в жизни человека. Сущность человека в суфизме.

Сущность и содержание

нравственного воспитания

Развитие морального сознания ребенка происходит через восприятие и осознание содержания воздействий, которые поступают и от родителей и педагогов, окружающих людей через переработку этих воздействий в связи с нравственным опытом индивида…

Педагогическое моделирование процесса формирования

Этическая зрелость — это тот уровень этической культуры, который отличается привычными и устойчивыми осознанностью, ответственностью и. Это поэтапные и взаимообогащающие друг друга элементы, формирующие моральное сознание будущих юристов (теория) и создающие…

Вклад отечественных ученых в

развитие проблемы…

Нравственный мир человека (его моральное сознание) включает.

Духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения является первостепенной задачей современной образовательной системы и представляет собой важный компонент социального заказа для…

Воспитание

нравственности на уроках математики

Нравственное воспитание определяется как целенаправленный процесс формирования моральных качеств, которые образуются в результате усвоения норм общественного поведения[6, с. 112].

12. Моральное сознание и моральная практика

Моральное сознание – человеческое сознание с его внутренними механизмами, смысловым и ценностным содержанием, в форме этических понятий и определений.

Моральное сознание рассматривает явления и поступки людей не в плане их причинной обусловленности (почему человек сделал что-либо), а со стороны их достоинства, ценности. Моральное сознание оценивает действия и общественные явления, мораль дает возможность выбора между добром и злом, который человек делает в силу своего понятия о должном (о том, как должно быть). Совокупность определенных норм, запретов и требований, которые регулируют человеческую деятельность и поведение и составляют содержание морального сознания.

Моральное сознание формируется в процессе воспитания и самовоспитания человека и проявляется в его поведении и нравственной культуре.

Моральная практика состоит из моральных поступков (действие или отсутствия действия) и совокупности поступков (линии поведения).

13. Понятие и виды профессиональной этики

Термин «профессиональная этика» обычно употребляется для обозначения не столько отрасли этической теории, сколько своеобразного нравственного кодекса людей определенной профессии. Таковы, к примеру, «клятва Гиппократа», «Кодекс профессиональной этики адвоката». Профессиональная этика обусловлена особенностями некоторых профессий, корпоративными интересами, профессиональной культурой. Люди, выполняющие одинаковые или близкие профессиональные функции, вырабатывают специфические традиции, объединяются на основе профессиональной солидарности, поддерживают репутацию своей социальной группы. В каждой профессии есть свои нравственные проблемы. Но среди всех профессий можно выделить группу таких, в которых они возникают особенно часто, которые требуют повышенного внимания к нравственной стороне выполняемых функций. Профессиональная этика имеет значение прежде всего для профессий, объектом которых является человек. Там, где представители определенной профессии в силу ее специфики находятся в постоянном или даже непрерывном общении с другими людьми, связанном с воздействием на их внутренний мир, судьбу, с нравственными взаимоотношениями, существуют специфические «нравственные кодексы» людей этих профессий, специальностей. Таковы этика учителя, этика врача, этика судьи. Существование нравственных кодексов определенных профессий — свидетельство общественного прогресса, постепенной гуманизации общества. Врачебная этика требует делать все ради здоровья больного, вопреки трудностям и даже собственной безопасности, хранить врачебную тайну, ни при каких обстоятельствах не способствовать смерти пациента. Педагогическая этика обязывает уважать личность ученика и проявлять к нему должную требовательность, поддерживать собственную репутацию и репутацию своих коллег, заботиться о моральном доверии общества к учителю. Этика ученого включает требование бескорыстного служения истине, терпимости к другим теориям и мнениям, недопустимости плагиата в любой форме или преднамеренного искажения результатов научных исследований. Этика офицера обязывает беззаветно служить Отечеству, проявлять стойкость и мужество, заботиться о подчиненных, всемерно беречь офицерскую честь. Свои требования содержит этика профессий журналиста, писателя, художника, этика работников телевидения, сферы обслуживания и т. д. Таким образом, профессиональная этика — это прежде всего специфический нравственный кодекс людей определенной профессии.

Профессиональная этика — это совокупность правил поведения определенной социальной группы, обеспечивающая нравственный характер взаимоотношений, обусловленных или сопряженных с профессиональной деятельностью, а также отрасль науки, изучающая специфику проявлений морали в различных видах деятельности. Профессиональная этика распространяется на те социальные группы, к которым предъявляются обычно наиболее высокие нравственные требования.

Мораль и сознание в философии И. Канта

В статье анализируется связь этической и теоретической философии И. Канта. Автор ставит одну задачу: продемонстрировать невозможность морального поступка вне единства сознания. Под последним следует понимать способность, реализующую наши представления о предмете, себе и их единстве. Мы покажем, что эту способность Кант именует тремя терминами: рассудком, апперцепцией, сознанием. Именно она делает возможными свободу, разум и, соответственно, саму мораль.

Ключевые слова: И. Кант, мораль, сознание, единство сознания, практический разум, нравственный закон.

The article analyzes the connection between Kant’s ethical and theoretical philosophy. The author sets the following task: to demonstrate the impossibility of a moral act without unity of consciousness. The latter should be understood as the ability to realize our representations about the object, oneself and their integrity. We will show that Kant denotes this ability via three terms: understanding, apperception, and consciousness. It is just this ability that makes possible freedom, reason and, accordingly, morality.

Keywords: Kant, morality, consciousness, the unity of consciousness, practical reason, moral law.

Реализация категорического императива, как известно, возможна лишь свободным и рациональным существом. Тем не менее помимо этих двух фундаментальных условий (свобода и разумность), по нашему мнению, необходимо выделить третье – сознание и его единство. Рассмотрению этого предположения и посвящена данная статья. Следует заметить, что проблема морали в творчестве И. Канта является сложной и многогранной, поэтому мы сосредоточим наше внимание лишь на одной задаче – демонстрации невозможности морального поступка вне единства сознания. С этой целью представляется важным прояснить характеристики морального поступка, его источники и связь с сознанием.

Что есть моральный поступок? Каковы его характерис-тики? Данные вопросы не вызывают сложностей, так как И. Кант на страницах «Основоположений метафизики нравов» дает нам достаточное понимание, которое, однако, следует прояснить и структурировать*.

1) Природа морального поступка такова, что он не определяется внешними (эмпирическими) условиями: желаниями, склонностями, интересами, результатами, целями – и не зависит от них; следовательно, моральный поступок ценен сам по себе.

2) Данное обстоятельство Кант проясняет через понятия доброй воли и долга. Первое является источником поступка, второе – его принципом. Можно выделить следующие определения воли и, соответственно, долга:

— «способность поступать согласно представлению о законах, т. е. согласно принципам» [Кант 1994б: 185];

— «воля есть не что иное, как практический разум, так как для выведения поступков из законов требуется разум» [Там же];

— «воля есть способность выбирать только то, что разум независимо от склонности признает практически необходимым, т. е. добрым» [Там же];

— «способность определять самое себя к совершению поступков сообразно с представлением о тех или иных законах» [Там же: 203];

— «способность или создавать предметы, соответствующие представлениям, или определять самое себя для произведения их»;

— «долг есть необходимость [совершения] поступка из уважения к закону» [Там же: 169].

Выходит, моральный поступок, как и моральные ценности, определяются только разумом и на основании представления о практическом законе (который и делает волю доброй). Следующий шаг ведет нас, таким образом, к необходимости прояснения двух вещей: формирования категорическим императивом морального представления, а также условия, при котором это возможно.

3) Практический (или нравственный) закон, или категорический императив, есть априорная формула определения поступка разумом. Она, как отмечает Кант, имеет только формальный характер [Кант 1994б: 403] и может быть выражена лишь в «общей законосообразности поступков вообще» [Там же: 172]. Категорический императив, как известно, имеет множество формулировок, однако его смысл лучше прояснить через понятие «царство целей». Под ним Кант понимает «систематическую связь между различными разумными существами через общие им законы. А так как законы определяют цели согласно своей общезначимости, то, если отвлечься от индивидуальных различий между разумными существами, равно как и от всего содержания их частных целей, можно мыслить целое всех целей (и разумных существ как целей самих по себе, и собственных целей, которые каждое из них может ставить самому себе) в систематической связи, т. е. царство целей, которое возможно согласно вышеуказанным принципам» [Там же: 210]. Иными словами, любой моральный поступок ведет к представлению цели, которая определяется разумом и имеет абсолютный, универсальный и общезначимый характер. Ее формальная реализация, а значит, преодоление относительности, односторонности и эгоистичности наших поступков, возможна лишь в одной ситуации (одной форме представления): когда мы поступаем так, как хотели бы, чтобы люди поступали друг с другом [Васильев 2003: 170]. То есть любой моральный поступок преследует единство целей всех людей.

4) Фундаментальным условием, при котором возможно моральное представление, является также свобода, понимаемая Кантом в практическом, а не трансцендентальном смысле. Так как задачей практического разума является создание представлений о том, что должно происходить, а не о том, что происходит, то их возможность должна определяться разумом на основании свободы. Неслучайно Кант определяет ее как «каузальность разума в определении воли» [Кант 2006: 1009; В 831]. Следовательно, практическая свобода есть лишь способность и возможность направлять человеческое произволение согласно представлениям разума [Кант 2006: 1009; В 830].

5) Таким образом, исходя из всего вышесказанного (из 1, 2 и 4 положений), можно заключить, что моральный поступок есть поступок, совершенный, во-первых, на основании представления о практическом законе, во-вторых, свободно. Данный вывод полностью совпадает со следующим кантовским пассажем: «Только представление о законе самом по себе, которое имеется, конечно, только у разумного существа, поскольку это представление, а не ожидаемый результат, есть определяющее основание воли, может составлять то столь предпочтительное благо, которое мы называем нравственным и которое имеется уже в самой личности, поступающей согласно этому представлению, а не ожидается еще только в результате [поступка]» [Его же 1994б: 170]. Что же касается самого представления о практическом законе, то помимо его разъяснения (см. 3-й пункт) наша центральная задача требует также и анализа его источников. Нас будет интересовать не только разум и его практический аспект, но и сознание как способность.

Источники морального представления

Важно заметить, что на страницах «Критики практического разума» Кант сам проблематизирует рассматриваемую нами тему: «…я спрашиваю, откуда начинается наше познание безусловно-практического – со свободы или с практического закона» [Его же 1994а: 407]. Для немецкого мыслителя изначальным условием любого морального поступка является в первую очередь непосредственное сознание морального закона [Там же]. Более того, именно через это осознание разум ведет нас к понятию свободы [Там же]. Данные мысли Кант поясняет на примере умышленного лжесвидетельства, которое некто должен совершить под угрозой немедленной казни через повешение. «Сделал ли бы он это или нет, – этого он, быть может, сам не осмелился бы утверждать; но он должен согласиться, не раздумывая, что это для него возможно. Следовательно, он судит о том, что он может сделать нечто, именно потому, что он сознает (выделено мной. – И. А.), что он должен это сделать; и он признает в себе свободу, которая иначе, без морального закона, осталась бы для него неизвестной» [Там же: 408].

Выходит, изначальным источником любого морального поступка должна быть способность (или способности), реализующая сознание на основании тотальности и единства. Нам ничего не остается, как найти ее и показать связь с моральным представлением. Экспликация сознания в философии И. Канта, следует отметить, имеет немало сложностей. Во-первых, Кант почти нигде не дает четких дефиниций относительно понятий, связанных с сознанием (апперцепция, сознание, самосознание). Во-вторых, у него отсутствуют эксплицитные разработки и пояснения по поводу данной проблемы. В-третьих, Кант формально выступает против рациональной и эмпирической психологии, что потенциально ведет к запрету на исследование сознания. В-четвертых, ядро концепции сознания, судя по содержанию и объему, находится в дедукции категорий, самом сложном разделе всего критического исследования И. Канта. В-пятых, важна историческая особенность, ведь Кант одним из первых в новоевропейской философии решает проблему единства сознания не в субстанциальном ключе. Вместе с тем именно через единство сознания Кант осуществляет стоившую ему десятилетнего молчания дедукцию категорий, которая является самым темным и важным разделом в творчестве немецкого мыслителя. Именно с сознания, как мы выяснили, начинается моральный поступок. Можно говорить и о других корреляциях, однако парадоксальность налицо: сознание, или способность, продуцирующая ее, обладает колоссальной нагрузкой и не имеет при этом в критических исследованиях соответствующей разработки.

Несмотря на сложность, решение текущей (и соответственно, центральной) задачи все же возможно. Для этого следует обратиться к исследованию Ф. Вундерлиха. Немецкий исследователь, отмечая рассматриваемую нами проблему, предлагает использовать короткую зарисовку, обнаруженную им в кантовских лекциях по логике: «Сознание есть, собственно, представление о том, что во мне находится другое представление (выделено мной. – И. А.)» [Elektronische…]. Кант понимает здесь сознание в рефлексивном смысле, ведь оно показывает не просто наличие других представлений, но и их соотношение в то же время с представлениями самого субъекта [Wunderlich… 2005: 135].

Далее, отталкиваясь от рефлексивной трактовки сознания, следует обратить внимание на два пассажа из «Критики чистого разума». Первый: «Суждение есть опосредованное познание предмета, стало быть, представление об [имеющемся у нас] представлении о предмете (выделено мной. – И. А.). В каждом суждении есть понятие, имеющее силу для многих [представлений], среди которых находится также данное представление, которое в свою очередь относится непосредственно к предмету» [Кант 2006: 159; В 93]. Из данной зарисовки с очевидностью следует, что способность составлять суждения (создающая представление о представлении) и, соответственно, сознание, проясненное ранее, суть одно и то же. А так как рассудок и определяется, собственно, как «способность составлять суждения» [Там же: В 94], то именно он через категории и должен продуцировать сознание (рассудок = сознание).

Данный вывод дополняется вторым пассажем: «Синтетическое единство апперцепции (выделено мной. – И. А.) есть высший пункт, с которым следует связывать все употребление рассудка, даже всю логику и вслед за ней трансцендентальную философию; более того, эта способность и есть сам рассудок (выделено мной. – И. А.)». Из него следует (с учетом предыдущего) уже тройное тождество: сознание = рассудок = апперцепция. Несмотря на то, что Кант опять же не дает четкой дефиниции апперцепции, ее реконструкция (из начала § 16 дедукции категорий [Там же: 203; В 132]) подтверждает общую тенденцию: она рассматривается как представление, сопровождающее другие представления. Апперцепция есть то спонтанное представление, которое содержит необходимое отношение многообразного в созерцании к «я мыслю», ведь оно есть то самосознание, которое, порождая «я мыслю», сопровождает все остальные представления и сохраняет свое собственное тождество.

Почему Кант именует одну способность разными терминами – тема отдельной статьи. Тем не менее именно через тождество апперцепции (или, точнее, тождество нашего «Я») он приходит к обоснованию единства наших представлений. Таким образом, в решении нашей задачи мы подходим к пунктам 6 и 7.

6) Исходя из многочисленных определений рассудка и контекстов, связанных с апперцепций, сознание, на наш взгляд, можно квалифицировать следующим образом: сознание есть спонтанная опосредованная способность познания предметов через понятия [Кант 2006: 159; В 93] (или категории), характеризующаяся абсолютным единством [Там же: 157; В 92], полнотой, системностью [Там же: 155; В 90] и тождественным самосознанием [Там же: 203; В 132].

7) Функции сознания сводятся к априорной реализации наших представлений о предмете, себе и их единстве. Именно оно создает всеобщие, необходимые и единые представления.

Остается прояснить способность разума. Его определения многочисленны и непосредственно связаны с рассудком, то есть сознанием.

— «Пусть рассудок есть способность создавать единство явлений посредством правил; тогда разум есть способность создавать единство правил рассудка согласно принципам» [Там же: 465; В 359]. Последнее есть «синтетические познания из понятий» [Там же: В 358].

— «Следовательно, разум никогда не направлен прежде всего на опыт или на какой-нибудь предмет, а направлен на рассудок, чтобы с помощью понятий a priori придать многообразным его познаниям единство, которое можно назвать единством разума…» [Там же: В 359].

— Разум есть также абсолютная тотальность в употреблении понятий рассудка, стремление довести синтетическое единство, которое мыслится в категориях, до абсолютного безусловного [Там же: 493; В 383].

Из представленных определений разума следует два важных вывода. Первое: разум всецело опирается на рассудок и зависит от него. Второе: разум есть тот же самый рассудок, но доведенный до тотального и безусловного единства. Следующая мысль Канта опять же подтверждает нашу логику: «Кроме того отношения, в котором рассудок находится с предметами (в теоретическом познании), он имеет еще отношение и к способности желания, которая поэтому называется волей и, поскольку чистый рассудок (который в этом случае называется разумом) благодаря одному лишь представлению о законе есть практический разум (выделено мной. – И. А.), чистой волей» [Его же 1994а: 439].

8) Таким образом, под разумом можно понимать абсолютную тотальность сознания или стремление довести синтетическое единство до абсолютного безусловного.

Итак, мы подтвердили наше предположение о важной роли сознания в совершении морального поступка. Это проявляется в двух следующих моментах. Первое: любой моральный поступок начинается с представления о нем. Второе: практический разум, создающий априорный и общезначимый нравственный закон, и, соответственно, воля опираются на единство сознания и невозможны без него. Выходит, источником морального поступка являются свобода, разум и сознание. Осталось несколько шагов, которые продемонстрируют непосредственную связь морали и сознания.

Моральное сознание

9) Если разум есть абсолютная тотальность единства сознания (из пункта 8), а его практическое употребление связано со сферой реализации должного (из пункта 4), то практический разум можно понимать как моральное сознание, нацеленное на формирование представления «об объекте как возможном действии через свободу» [Кант 1994а: 442] в рамках практического закона.

10) Так как практический закон (из пункта 3) есть представление об абсолютной, универсальной и общезначимой цели, то моральное сознание (или практический разум) должно быть нацелено на формирование такого представления, где цель нашего поступка будет соответствовать целям всего общества. Возникает вопрос: каким образом практический разум может априори создать представление, где цели всех разумных существ достигнут единства?

11) В «Критике практического разума» Кант дает однозначный ответ на него: если «многообразное [содержание] желаний а priori подчинить единству сознания практического разума, повелевающего в моральном законе (выделено мной. – И. А.), или единству сознания чистой воли» [Его же 1994а: 451], выходит, роль сознания в реализации нравственности, как мы можем заметить, непосредственно связана с необходимостью разумным существом формировать единство представлений. Причина проста, любой моральный поступок должен вести к единству целей всех членов общества.

Таким образом, решение задачи, поставленной в начале статьи, привело нас к трем следующим выводам. Первый. Совершение морального поступка, как и понимание самой нравственности, невозможно без наличия: 1) сознания и его единства; 2) разума; 3) свободы. Первое в рамках единого и тождественного представления, создающего «я мыслю», позволяет осознавать другие представления, второе – раскручивать их до тотального и абсолютного безусловного (то есть выявлять единство всех целей), третье – выбирать соответствующее представление. Второй. Свобода, понимаемая Кантом в практическом ключе, то есть как способность и возможность выбора нужного представления, нереализуема вне единства сознания. Если индивид для своего соизволения не осознает допустимость выбора (скажем, не может выявить и преодолеть чувственную склонность полезным представлением [Кант 2006: 1009; В 830]), он не обладает свободой и, соответственно, не может совершить моральный поступок. Третий. Разум есть то же самое сознание, но стремящееся к безусловному и тотальному единству, следовательно, данная способность опять же невозможна без сознания и его единства.

Литература

Васильев В. В. Неуловимая свобода: проблема оснований этической системы Канта // Философская этика и нравственное богословие: сб. М., 2003. С. 166–187.

Кант И. Критика практического разума / И. Кант // Соч.: в 8 т. Т. 4. М., 1994а.

Кант И. Основоположения метафизики нравов / И. Кант // Соч.: в 8 т. Т. 4. М., 1994б.

Кант И. Критика чистого разума / И. Кант // Соч. на немецком и русском языках: в 4 т. Т. 2. Ч. 1. М., 2006.

Elektronische Edition der Gesammelten Werke Immanuel Kants [Электронный ресурс]. URL: http://korpora.zim.uni-due.de/Kant (дата обращения: 29.05.2017).

Wunderlich F. Kant und die Bewusstseinstheorien des 18. Jahrhunderts. Berlin; New York : Walter de Gryter, 2005.



* Здесь и далее мы будем оформлять нашу мысль структурно и последовательно, выделенные шаги позволят проследить логику аргументации.

Развитие морального сознания

Многие психологи и философы выделяют в развитии нравственного сознания три главных этапа: доморальный уровень, когда ребенок выполняет установленные правила, исходя из эгоистических соображений, конвенциональную мораль, ориентирующуюся на внешние нормы поведения, и, наконец, автономную мораль, т.е. ориентацию на внутреннюю, автономную систему принципов.

Однако переход из одной стадии в другую весьма сложен и противоречив. Сила морального сознания — в категоричности и универсальности основных его постулатов. Чтобы овладеть азами нравственности, ребенок должен мыслить альтернативно, дихотомически: добро или зло, хорошо или плохо — третьего не дано. Ребенок, не усвоивший элементарных норм нравственности как безусловных, категорических императивов — этого нельзя делать никогда, ни за что, ни при каких условиях! — едва ли станет нравственным человеком. Но нравственность не сводится к системе запретов и предписаний. Каковы бы ни были источники моральных норм и правил, нравственное решение и связанные с ним риск и ответственность могут быть только индивидуальными. Нравственно зрелый человек порой не может однозначно ответить на невинный вопрос ребенка — хорошо это или плохо? — потому что одно и то же действие по-разному оценивается в зависимости от его контекста, последствий, мотивов и многого другого. Отсюда проистекает сложность морального выбора, оценки и самооценки. При отсутствии развитой нравственной рефлексии жесткая система моральных принципов легко вырождается в примитивное морализирование, обращение с моралью к другим, но не к себе.

Истинно нравственный человек беспощадно требователен к себе и в то же время снисходителен, терпим к другим. Осуждая дурные поступки других, он избегает переносить отрицательную оценку поступка на личность совершившего его человека, старается войти в его положение, понять его, найти смягчающие обстоятельства. Записные моралисты, наоборот, беспощадны к другим и снисходительны к себе. Это вытекает из самого стиля их мышления.

Формирование нравственной личности и соответствующего стиля морального поведения опирается на ряд автономных предпосылок.

Оно предполагает, во-первых, определенный уровень умственного развития, способность воспринимать, применять и оценивать соответствующие нормы и поступки; во-вторых, эмоциональное развитие, включая способность к сопереживанию; в-третьих, накопление личного опыта более или менее самостоятельных моральных поступков и последующей их самооценки; в-четвертых, влияние социальной среды, дающей ребенку конкретные примеры нравственного и безнравственного поведения, поощряющей его поступать так или иначе. Однако взаимосвязь этих факторов проблематична. Наиболее общая, охватывающая весь жизненный путь и подвергавшаяся экспериментальной проверке во многих странах когнитивно-генетическая теория морального развития личности принадлежит американскому психологу Лоренсу Колбергу. Развивая выдвинутую Жаном Пиаже и поддержанную Львом Выготским идею, что развитие морального сознания ребенка идет параллельно его умственному развитию, Колберг выделяет в нем несколько фаз.

Отношение между стадиями умственного развития по Пиаже и стадиями иморального развития по Колбергу

«Доморальному уровню» соответствуют стадии 1, когда ребенок слушается, чтобы избежать наказания, и 2, когда ребенок руководствуется эгоистическими соображениями взаимной выгоды (послушание в обмен на какие-то конкретные блага и поощрения).

«Конвенциональной морали» соответствуют стадии 3 — модель хорошего ребенка», движимого желанием одобрения со стороны значимых других и стыдом перед их осуждением, и 4 — установка на поддержание установленного порядка и фиксированных правил (хорошо то, что соответствует правилам).

«Автономная мораль» переносит моральное решение внутрь личности. Она открывается стадией 5А, когда подросток осознает относительность и условность нравственных правил и требует их логического обоснования, усматривая таковое в принципе полезности. На стадии 5В релятивизм сменяется признанием существования некоторого высшего закона, выражающего интересы большинства. Лишь после этого (стадия 6) формируются устойчивые моральные принципы, соблюдение которых обеспечивается собственной совестью, безотносительно к внешним обстоятельствам и рассудочным соображениям,

Определенный уровень интеллектуального развития, измеряемого по Пиаже, Колберг считает необходимой, но недостаточной предпосылкой соответствующего уровня морального сознания, а последовательность всех фаз развития — универсальной, инвариантной. Связь стадий морального развития Колберга и стадий умственного развития Пиаже наглядно представлена в следующей таблице.

Эмпирическая проверка теории Колберга, проводившаяся в США, Англии, Канаде, Мексике, Турции и на Тайване, состояла в том, что испытуемым резного возраста предлагалась серия гипотетических моральных ситуаций размой степени сложности. Ответы оценивались не столько по тому, как испытуемый разрешает предложенную дилемму, сколько по характеру его аргументов, многосторонности рассуждений и т. д. Способы решения сопоставлялись с хронологическим возрастом и интеллектом испытуемых.

Эти исследования в общем подтверждают наличие устойчивой закономерной связи между уровнем морального сознания индивида, е одной стороны, и его возрастом и интеллектом — с другой. Количество детей, стоящих на «доморальном» уровне, с возрастом резко уменьшается. Для подросткового возраста более типичны ориентация на мнение конкретных значимых других или на соблюдение формальных правил («конвенциональная мораль»). Постепенный переход к автономной морали начинается в юности, но сильно отстает от развития абстрактного мышления: хотя почти две трети обследованных Кодбертом американских юношей старше 16 лет уже достигли логической стадий формальных операций, понимание морали как системы взаимообусловленных правил, направленных на достижение общего блага, или сложившейся системы моральных принципов характерно только для каждого десятого.

Наличие связи между уровнем морального сознания и интеллекта подтверждают и отечественные исследования. Например, Г. Г. Бочкарева, сопоставив особенности мотивационной сферы несовершеннолетних правонарушителей и их «нормальных» сверстников, нашла, что у правонарушителей меньше интериоризованных, внутренних норм поведения. «Стыд для многих правонарушителей — это или «сплав» переживания страха наказания с отрицательными эмоциями, вызванными осуждением окружающих, или же это такой стыд, который можно назвать «стыдом наказания», но не «стыдом преступления». Такой стыд вызывает не раскаяние в собственном значении этого слова, а лишь сожаление, связанное с результатом преступления, — сожаление о неудаче». В их мотивации выражен страх наказания и стыд перед окружающими, но не развито чувство вины. Это отчасти связано с их общим интеллектуальным отставанием.

Однако связь нравственного сознания личности и ее реального поведения неоднозначна. Знание нравственных норм и правил облегчает человеку принятие верного решения. Недаром среди старшеклассников популярны диспуты на этические темы. Но гипотетические или заимствованные из художественной литературы примеры и реальные жизненные ситуации, с которыми приходится сталкиваться самому подростку, — далеко не одно и то же.

Иногда старшеклассник просто «не узнает» стоящих перед ним моральных задач, хотя правила их решения ему отлично известны. Кроме того, моральные дилеммы, реально волнующие подростков, зачастую не совпадают с теми, которые предлагают им учитель или психолог.

Наконец, разные уровни морального сознания могут выражать не только стадии развития, но и разные личностные типы. Например, этический формализм, рассматривающий моральные нормы вне конкретных условий их реализации и требующий безусловного соблюдения правил, каковы бы ни были последствия этого, — не только определенная стадия морального развития, но и специфическое свойство людей с ригидными социальными установками, независимо от их возраста и уровня интеллектуального развития.

Практическое решение всякой нравственной дилеммы связано с конкретной жизненной ситуацией. Человек может по-разному решать одну и ту же моральную дилемму, в зависимости от того, насколько близко она его затрагивает. Нравственная мотивация — многоуровневая. Чувство долга перед обществом не снимает особых обязанностей по отношению к близким людям, а ориентация на обобщенного другого (правила) не исключает чувствительности к мнению конкретных других и т. п. Чисто логическим путем эти противоречия не решаются.

Формирование морального сознания нельзя рассматривать в отрыве от социального поведения, реальной деятельности, в ходе которой складываются не только моральные понятия, но и чувства, привычки и другие неосознаваемые компоненты нравственного облика личности. Характерный для личности способ решения моральных проблем, как и та система ценностей, с которой они соотносятся, формируются прежде всего в ходе практической деятельности ребенка и его общения с окружающими людьми. Поведение личности зависит не только от того, как она понимает стоящую перед ней проблему, но и от ее психологической готовности к тому или иному действию.

Нравственная позиция раскрывается в поступках и формируется поступками же, причем особенно важную роль в установлении единства знаний, убеждений и деятельности играют конфликтные ситуации. Человек, не бывавший в сложных жизненных переделках, еще не знает ни силы своего «Я», ни реальной иерархии исповедуемых им идей и принципов.

Поведение людей любого Возраста в новых для них проблемных ситуациях сильно зависит от наличия опыта разрешения аналогичных ситуаций. Любая новая проблема сопоставляется с нашим прошлым опытом, и чем более личным был этот опыт, тем сильнее его последующее влияние. Ситуация, в которой индивид сам принимал участие, психологически более значима, чем та, которую он наблюдал со стороны, и тем более та, о которой он только слышал или читал. Недаром реальное поведение людей часто резко отличается от того, каким оно представляется им самим в воображаемых ситуациях, например в психологических экспериментах.

Психологи давно уже обратили внимание на внутреннюю противоречивость юношеского морального сознания, в котором ригоризм и категоричность оценок странным образом уживаются с демонстративным скепсисом и сомнением в обоснованности многих общепринятых норм. Такая противоречивость объясняется прежде всего, если взять психологическую сторону вопроса, интеллектуальными трудностями. В отличие от ребенка, принимающего данные ему правила поведения на веру, юноша начинает осознавать их относительность, но еще не всегда знает, как их можно соподчинить друг другу. Простая ссылка на авторитеты его уже не удовлетворяет. Более того, «разрушение» авторитетов становится психологической потребностью, предпосылкой собственного морального и интеллектуального поиска. Пока собственная система ценностей у него сложилась, юноша легко поддается моральному релятивизму: если все относительно, значит, все дозволено, все, что можно понять, можно оправдать и т. д. Подобные рассуждения кажутся циничными и на самом деле могут перерасти в моральный нигилизм. Однако нужно различать подлинный цинизм, проявляющийся прежде всего в поведении, и мучительный для самого старшеклассника поиск «символа веры», с помощью которого он мог бы соединить и логически обосновать частные правила поведения, которые стали вдруг проблематичными.

Диагностика морального сознания. Методика морального интервью

Моральное сознание– это система ценностных ориентаций человека и его образцов поведения, ядром которой выступает моральный идеал. Это наши представления о хорошем и плохом, справедливом и несправедливом и т.п.

Диагностика морального сознания нужна для того, чтобы вы сумели понять, какими принципами вы руководствуетесь при моральном выборе, какие у вас существуют нравственные установки, как вы рассуждаете, когда речь идёт и моральных дилеммах и т.д.

Диагностика морального сознания – ещё один шаг к самопознанию. И сегодня сделать этот шаг вам поможет методика морального интервью.

Методика морального интервью

Человеку даётся некая моральная дилемма, и к ней задаются вопросы (правильных ответов, конечно же, нет, т.к. всё субъективно). Интервьюируемый должен проанализировать предложенную ему ситуацию и на основе своих моральных принципов и установок дать ответы на поставленные вопросы.

Ниже будут приведены две дилеммы. Давайте честные и развёрнутые ответы. Рассуждайте, спорьте с собой и делайте выводы о своём моральном сознании. Помните, что главная цель – лучше узнать себя и свои моральные ориентиры. Поэтому не торопитесь и вдумчиво работайте над решением дилемм.

1

Дилемма Хайнца

Женщина умирает от особой формы рака. Ей может помочь только одно лекарство, которое изготовляется на основе радия и стоит очень дорого. Причём фармацевт завысил цену и просит 4000 долларов, хотя потратил на радий всего 400.

Хайнц – муж этой больной женщины. Он обошёл всех знакомых, залез в долги и использовал все легальные способы, чтобы достать деньги. Но Хайнцу удалось собрать только 2000 долларов.

Он объяснил фармацевту, что его жена умирает, и попросил продать ему лекарство за 2000. Также он предложил заплатить остаток позже. Фармацевт отказал ему и не продал лекарство дешевле или с отсрочкой платежа.

Хайнц решил взломать аптеку, чтобы украсть необходимое лекарство.

Вопросы к дилемме:

  1. Должен ли Хайнц украсть лекарство? Почему?
  2. Украсть лекарство для Хайнца хорошо или плохо? Почему?
  3. Обязан ли Хайнц украсть лекарство или у него нет такого обязательства? Почему?
  4. Предположим, что Хайнц не любит свою жену. Должен ли он украсть лекарство в таком случае? Почему?
  5. Допустим, что при смерти находится не жена Хайнца, а чужой для него человек. Должен ли он украсть лекарство? Почему?
  6. Допустим, что при смерти не человек вообще, а любимое домашнее животное. Должен ли Хайнц пойти на кражу в таком случае? Почему?
  7. Важно ли для людей делать всё возможное ради спасения другого человека? Почему?
  8. Воровство не допускается законом. Но плохо ли это с точки зрения морали? Почему?

Дополнение к дилемме:

Хайнц сумел пробраться в аптеку и украсть лекарство. Он отдал его жене. На следующий день в газете появилось объявление, в котором написано, что аптеку ограбили.

Браун, офицер полиции, прочитал объявление и вспомнил, что видел ночью Хайнца, бегущего от аптеки. Он знал его ситуацию и сразу всё понял.

Должен ли Браун сообщить о том, что он видел? Почему? Если вы ответили, что не должен, то как тогда офицеру следует поступить?

2

Дилемма доктора Джефферсона

Женщина страдает очень тяжёлой неизлечимой формой рака. Жить ей осталось не более полугода – доктор знал об этом. Женщина испытывала ужасные боли и сильно мучилась, но была настолько слаба, что убить её могла совсем небольшая доза морфия.

Женщина часто бредила, но когда была в здравом уме, она просила Джефферсона дать ей смертельную дозу морфия, чтобы облегчить страдания. Доктор понимает, что это противозаконно, но планирует исполнить её просьбу.

Вопросы к дилемме:

  1. Должен ли доктор Джефферсон убить пациентку? Почему?
  2. Убийство из милосердия – это хорошо или плохо? Почему?
  3. Если бы пациентка находилась в таком же тяжёлом состоянии, но не высказывала подобных просьб, было бы морально допустимо для доктора принять самостоятельное решение об облегчении страданий через убийство? Почему?

Дополнение к дилемме:

Доктор Джефферсон всё-таки убил свою пациентку. Момент ввода морфия заметил доктор Роджерс. Он знал ситуацию и хотел остановить Джефферсона, но было уже поздно.

Должен ли доктор Роджерс совершить об убийстве (из милосердия и по просьбе самой пациентки), которое совершил доктор Джефферсон? Почему?

Вот такие две дилеммы. Поразмышляйте над ними – это поможет вам лучше узнать себя и даст почву для дальнейших размышлений.

Познавайте себя и развивайтесь!

Перейти к основному содержанию Поиск