Можно ли стереть память: «Как стереть память человеку?» – Яндекс.Кью

Содержание

Как стереть воспоминания или забыть ненужную информацию

1. Из чего состоят воспоминания?

Воспоминание — это не одномерная мысль или идея. Это сумма впечатлений от конкретных событий вашего прошлого. Вы запоминаете не точку во времени, а множество чувственных деталей.

Например, если вы постараетесь вспомнить приятный день, проведённый на пляже в детстве, в памяти возникнет не только изображение реки. Вы вспомните, каким тёплым был песок, запах ветра и вкус мороженого, купленного в киоске через дорогу.

Любое из этих ощущений может стать триггером. Когда вы купите пломбир, похожий по вкусу на тот самый, из детства, вы вновь перенесётесь в жаркий день на речном пляже.

Таким образом, воспоминания неотделимы от контекста.

2. Как управлять воспоминаниями?

Контекст — самый важный фактор для того, кто хочет научиться управлять своими воспоминаниями. Ведь с его помощью можно закрепить воспоминание. Чем шире и ярче контекст, тем сильнее мы запоминаем событие.

Вернёмся к воспоминанию про жаркий день на пляже. Желательно, чтобы вы помнили детали, обстановку, эмоции и чувства. Тогда будет сформирован контекст.

Если вы помните лёгкое течение речной воды, тёплый песок побережья, раскалённый асфальт дорожки рядом с вашим зонтиком и сливочный вкус пломбира, воспоминание об этом дне останется очень ярким и полным на долгие годы. Чем шире контекст, тем разнообразнее опыт. Именно его мы воскрешаем в памяти, когда вспоминаем о жарком дне, проведённом в детстве.

Итак, если мы знаем, как использовать контекст для создания воспоминания, можем ли мы найти способ стирать себе память?

3. Как можно стереть воспоминания?

Стратегия забывания может быть такова: позволить себе забыть отдельные детали события, чтобы уничтожить воспоминание полностью.

Чтобы проверить это предположение, учёные провели исследование, в котором приняли участие две группы человек. Они должны были выучить слова из двух отдельных списков и одновременно смотреть на фотографии разных пейзажей, чтобы создать контекст воспоминания.

Одной группе велели подойти к заданию очень тщательно: выучить наизусть первый список слов и только после этого переходить ко второму. Испытуемых из второй группы попросили сначала выучить слова, а потом забыть их. Затем волонтёрам нужно было повторить, что они запомнили.

Активность мозга участников эксперимента изучалась с помощью функциональной МРТ. Оказалось, что у испытуемых, которые забывали выученные слова, наблюдался гораздо меньший уровень активности той части мозга, которая отвечает за обработку изображений. Эта группа участников просто позволила словам и изображениям выскользнуть из памяти.

Когда мозг пытается запомнить слова, факты, изображения, он постоянно работает над созданием контекста. Когда мозг пытается что-то забыть, он изначально отвергает контекст и абстрагируется от него. Потому воспоминание создаётся с трудом и существует недолго.

Если вернуться к примеру с пляжем, можно сказать так: чтобы забыть этот день, вам стоило бы специально стараться забыть вкус пломбира и горячий песок под ногами.

4. Можно ли удалить воспоминание полностью?

Работает ли этот метод всегда и на все 100%? Конечно же, нет. Говорить, что учёные открыли волшебный способ забывать, как в фильме «Вечное сияние чистого разума», нельзя. Мы знаем о мозге и памяти слишком мало и не умеем стирать воспоминания.

Забывание очень полезно. Мы можем использовать его для того, чтобы легче пережить травматический опыт или болезненное событие. Забывание необходимо, чтобы очищать мозг от ненужной информации.

В эксперименте участники запоминали и забывали простые вещи: слова и картинки. Реальное воспоминание — это десятки деталей и чувственных впечатлений, поэтому стереть его не так уж и просто. Но это исследование — первый шаг в начале очень интригующего и манящего пути.

Похоже, мы можем понять, как забывать неприятные и ненужные вещи. Что ещё важнее, мы научимся запоминать счастливые дни и моменты на всю жизнь.

можно ли стереть память? — Моноклер

Рубрики : Лекции, Нейронаука, Публичные лекции

Become a Patron!

Что науке известно о человеческой памяти? Как она формируется в мозге, хранится и воспроизводится? Наши воспоминания — это нечто статичное или нечто подвижное — то, что каждый раз реконструируется и воссоздается? Можно ли изменить и стереть воспоминания? Как и в чём нейронаука способна помочь психотерапии? Рассказывает нейробиолог Константин Анохин.

В фильме 2004 года Мишеля Гондри «Вечное сияние чистого разума» есть интересный сюжетный ход: главные герои, Джоэл Бериш (Джим Кэрри) и Клементина Кручински (Кейт Уинслетт), после болезненного разрыва отношений обращаются в фирму «Лакуна», которая предоставляет услуги по стиранию некоторых воспоминаний, чтобы удалить друг друга из своей памяти (сначала это делает Клементина, а Джоэл решается на такой шаг после того, как узнает о поступке любимой).

Но может ли такое быть в реальности? Есть ли вероятность того, что появятся технологии, спасающие нас от тревожных и травматических воспоминаний?

Пока этими проблемами занимается психотерапия (иногда успешно, иногда не очень). Но д.м.н., нейробиолог Константин Владимирович Анохин считает, что не за горами те времена, когда психотерапевты будут использовать в своей практике достижения современной нейронауки и корректировать или удалять негативные воспоминания с помощью препаратов, влияющих на работу мозга. Благодаря чему это станет возможным?

В рамках лекции «Память и мозг: механизмы формирования, хранения и редактирования воспоминаний», которая не так давно прошла в Московском институте психоанализа, К. В. Анохин рассказал о новейших исследованиях физиологии памяти, механизмах хранения, извлечения и воспроизведения информации, а также её изменения и удаления.

Что такое память? Какие гены включаются в мозге для того, чтобы мы запоминали новую информацию? Что может помешать формированию памяти? Как происходит реконструкция памяти? Почему мы не помним события, которые происходили перед травмой головы? Какие открытия и исследования последних десятилетий помогли нейроучёным найти механизмы стирания памяти на химическом уровне? Какие идеи относительно памяти, которые в свое время выдвигали И. П. Павлов, З. Фрейд, Ф. Бартлетт и другие великие психологи, были подтверждены или вновь открыты нейробиологами? Какие новые возможности регуляции памяти они могут предложить сегодня?

Обо всём этом очень основательно, глубоко и строго научно Константин Владимирович рассказал в своей лекции. Внимаем Анохину и готовимся еще раз пересмотреть «Вечное сияние чистого разума».

 

О спикере: 

Константин Владимирович Анохин — российский учёный, нейробиолог, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела нейронаук НИЦ «Курчатовский институт», член-корреспондент РАН.


Читаем/смотрим:

— Ложные воспоминания: можно ли быть уверенным в том, что случилось вчера

— Рабочая память в деле: как игнорирование неважного улучшает работу мозга

— Изучение памяти: Мария Фаликман о том, можем ли мы доверять себе 


Источник видео: Московский институт психоанализа / Youtube
Обложка: кадр из х/ф «Вечное сияние чистого разума» (2004 г.)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ученые обнаружили, что человек может «очистить» свою память

МОСКВА, 31 дек — ПРАЙМ.  Американские ученые объяснили, что происходит в нашем мозге, когда мы пытаемся перестать думать о чем-то. Для этого они прибегли к функциональной магнитно-резонансной томографии и технологии машинного обучения. Результаты их исследования были опубликованы на сайте Nature.com.

Ученые рассказали, что, когда мы пытаемся о чем-то забыть, обычно мы либо находим какое-то другое увлекательное дело, либо стараемся «очистить» сознание, например, с помощью медитации. Для того чтобы понять, какой же метод работает лучше, исследователи и провели эксперимент.

Они набрали 60 добровольцев, которые пытались «стереть» мысль из своей рабочей памяти. «Рабочая память — это «блокнот» нашего мозга, куда мы записываем временные мысли, чтобы не забыть что-то сделать. Мы можем держать в рабочей памяти только три или четыре мысли одновременно», — сказал автор работы профессор Льюис Пикок, — «Страницы блокнота должны быть очищены, чтобы писать дальше».

Для того, чтобы понять, действительно ли люди могут удалить мысль из рабочей памяти, команда провела сканирование (фМРТ) мозга каждого участника. Когда участники были внутри сканера, ученые показывали им картинки с лицами, фруктами и различными сценами и просили сохранять мысль о них в течение четырех секунд.

Затем участникам было предложено заменить одну мысль другой (например, заменить образ яблок на горы), очистить ум от всех мыслей (помедитировать) или постараться подавить мысль (сосредоточиться на ней, а затем сознательно попытаться перестать думать о ней).

Перед тем, как участники начали выполнять свои задания, учеными были созданы индивидуальные «мозговые сигнатуры». Здесь имеются в виду  изображения, показывающие, как выглядел мозг каждого человека, когда он думал о конкретной картинке. Затем, они загрузили эти сигнатуры в программу машинного обучения, и начали следить за активностью мозга во время выполнения заданий. Удивительно, но как только добровольцы начинали «стирать» образ из своей памяти одним из трех способов, все ранее записанные сигнатуру исчезали! Искусственный интеллект не мог найти ни одну из них.

«Мы были в восторге», — отметили ученые. «Видимо, мы действительно можем «удалять» мысли из памяти».

Психологи рассказали, как выбирать подарки близким на Новый Год

Тем не менее, исследователи сообщили, что методы «заменить», «очистить» и «подавить» имеют разные последствия. Хотя первые два заставляли мозговую сигнатуру исчезать быстрее, она не пропадала полностью, оставляя тень, когда появлялись новые мысли. «Подавление» же требовало больше времени, но было более эффективным.

Как стереть неприятные воспоминания — РИА Новости, 30.11.2013

Но если специалисты будут вновь и вновь выводить на экран мигающий фиолетовый квадрат, но уже без электрического разряда, то стрессовая реакция на него постепенно ослабнет. Это происходит потому, что префронтальная кора головного мозга установила — плохие вещи не обязательно происходят каждый раз, когда человек видит фиолетовый квадрат, и она посылает запрещающий сигнал в мозжечковую миндалину о подавлении ответа, связанного с угрозой. Шиллер и ее коллеги, в том числе нейробиолог Джозеф Леду (Joseph LeDoux) и психолог Элизабет Фелпс (Elizabeth Phelps) из Нью-Йоркского университета (New York University), получили возможность следить за этим процессом в том момент, когда участники эксперимента находились внутри магнитно-резонансного томографа. Они видели, что префронтальная кора становилась активной в дополнение к мозжечковой миндалине во время затухания, а функциональные связи между ней и мозжечковой миндалиной усиливались. Но когда все участники эксперимента были протестированы на следующий день, прикрепленные к их пальцам датчики показали, что вид фиолетового квадрата часто вновь вызывал реакцию страха и испуга. Экспозиционная терапия помогла, однако вызывающая испуг связь между фиолетовым квадратом и электрическим разрядом все еще сохранялась в памяти внутри мозжечковой миндалины.

Новый подход — активируй и изменяй

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); Затем команда специалистов попыталась выяснить, можно ли использовать механизм реконсолидации для разрыва связи между фиолетовым квадратом и электрическим ударом. Для этого они просто напомнили испытуемым о существовании этой связи с помощью вывода фиолетового квадрата на экран монитора и одновременного электрического разряда. Затем они сразу же начали применять экспозиционную терапию (многократное высвечивание квадрата без электрического удара). Оказалось, что подобный вариант намного более эффективно сокращает стрессовый ответ на фиолетовый квадрат, чем это происходит в случае использования терапии угасания без предварительного напоминания испытуемому об угрозе. Наблюдая за активностью головного мозга с помощью магнитно-резонансного томографа, специалисты имели возможность следить за тем, как это работает внутри рефлекторной дуги (neural circuits).

Две вещи могли бы дать ответ на вопрос, почему терапия затухания в период реконсолидации является более эффективной. Возможно, префронтальная кора головного мозга активно подавляла память об угрозе, связанную с фиолетовым квадратом, или, наоборот, связь между фиолетовым квадратом и болезненным электрическим ударом, сохраняющаяся в мозжечковой миндалине, могла быть уменьшена. Магнитно-резонансная томография показала, что предлобные доли не были активированы у людей, к которым применялась терапия затухания в период реконсолидации памяти. На самом деле, мозг (мозжечковая миндалина) забыл о существовании связи между электрическим разрядом и фиолетовым квадратом, потому что префронтальнная кора головного мозга не была активирована для подавления памяти об угрозе. (Если быть точным, то в ходе проведенных экспериментов использовались различные варианты контроля, в том числе три цвета квадратов — один применялся для терапии затухания, а другой использовался для затухания в период реконсолидации памяти, и делалось это для того, чтобы была возможность сравнить эффективность всех подходов у всех испытуемых).

Для перенесения полученных новых лабораторных данных в сценарии реальной жизни, представьте себе, что к вам пристает на остановке школьного автобуса местный хулиган Джон и его имеющий проблемы с законом брат Грег. Их сестра Бетти никогда не вызывала у вас никаких проблем, но каждый раз, когда вы видите Джона или Грега, у вас возникает беспокойство и страх. Но если проходит время, и никто из них к вам не пристает, то реакция вашего тела на угрожающую ситуацию будет постепенно угасать, хотя вы и не забываете о том, что они могут представлять для вас потенциальную угрозу. Магнитно-резонансное исследование вашего головного мозга в таком случае показало бы, что префронтальная кора вашего головного мозга подавляет в мозжечковой миндалине реакцию страха, вызванную нападением на вас в прошлом Джона и Грега. Вот так и действует угасание на уровне нейронных сетей.

Однажды утром Джон вновь начинает к вам приставать в тот момент, когда вы появляетесь на автобусной остановке, но сразу после этого он вдруг меняет свое поведение и начинает демонстрировать дружественное отношение. После этого проходит несколько дней, и никто из братьев не причиняет вас никакого беспокойства. Что же происходит, когда вы в следующий раз видите Джона и Грега? Ваше тело не проявляет страха при виде Джона, но когда к вам приближается Грег, ваше сердце начинает учащенно биться.

Функциональная магнитно-резонансная томография показала бы, что существует меньше нейронной активности между префронтальной корой вашего головного мозга и мозжечковой миндалиной, когда вы видите Джона, чем когда вы видите Грега. На самом деле, защитная реакция вашего тела при виде Джона не отличается от той, которая возникает у вас при виде Бетти. Объяснение этого состоит в том, что последнее приставание к вам Джона заставило вас вспомнить о нем, как о хулигане, и в ходе этого процесса память о нем была подвергнута изменению. Когда Джон начал вести себя в дружественной манере по отношению к вам в тот момент, когда запись о последнем случае его приставания переставлялась в вашей памяти на другую полку, первоначальный условный рефлекс, связывавший его с опасностью, был модифицирован новым опытом.

В отличие от этого, ваша память о Греге как об агрессоре не была активирована, и поэтому условный ответ на него, записанный в вашей мозжечковой миндалине, остался неизменным. Ваша реакция страха при виде Джона в результате нескольких дружелюбных встреч была подавлена возросшей активностью в вашей префронтальной коре головного мозга, блокировавшей тем самым связанную со страхом память в вашей мозжечковой миндалине, однако префронтальная кора вашего головного мозга не вмешалась для того, чтобы подавить ответ в виде страха при встрече с Грегом. Проведенные исследования показывают, что процесс затухания происходит значительно лучше, если травматическая память сначала активируется, чем в случае применения терапии затухания, проводимой в любое другое время.

Память человека можно стереть

Память человека можно стереть!

Полный контроль над  всей человеческой памятью — один из самых распространённых идей у авторов популярных книг и сценаристов научно-фантастических фильмов. И в данный момент этот факт ,вполне, можно рассматривать, как реальность: исследователи из Университета Упсалы (Швеция) сделали заявление о том, что они совершили сенсационное открытие в области психотерапевтики ,благодаря которому можно будет вылечить любые виды депрессий, полностью убрать страхи и тревоги.

По словам учёных, из  памяти любого человека можно стереть недавно образованные воспоминания (так называемая короткосрочная память). «В перспективе, результаты нашего труда вполне могут быть использованы для усовершенствования эффективности методов лечения миллионов людей,которые страдают от фобий, психологических травм или приступов паники», — заявил Томас Агрен, соавтор данной работы.

Когда человек узнает новую информацию, это незамедлительно откладывается в его мозгу в виде твёрдого долгосрочного воспоминания, это делается благодаря образованию особого вида белков  в коре головного мозга. Когда же индивид начинает, что любо вспоминать, то есть, пытается извлечь информацию, тогда, память на этот промежуток времени становится очень нестабильной , до тех пор пока процесс откладывания информации в долгосрочную память полностью будет завершён. «Другими словами, люди не помнят, что произошло на самом деле изначально. Воспоминания не являются статичными», — добавляет учёный.

По мнению специалистов , воспоминания о любом событии в жизни человека становятся все более расплывчатыми и теряют свою ясность, с каждым новым действием и событием, и в конце концов, могут и вовсе полностью противоречить настоящему воспоминанию. То есть человек , по своей природе, помнит не то, что произошло первоначально, а именно последнее воспоминание о произошедшем. Причина этого, как утверждают исследователи, в следующем: человеческий мозг постоянно адаптирует информацию..

Ученые выяснили, как стереть память человеку

Трудное расставание, измену и любые другие неприятные воспоминания можно будет просто стереть из памяти.

Фото: pixabay.com

Нейробиологи из Германии, Нидерландов и Великобритании в рамках масштабного исследования выяснили, что в головном мозге человека имеются отдельные зоны, которые отвечают за «удаление» некоторых воспоминаний, сообщает Current Biology. Исследователи установили, что механика сложных процессов достигается благодаря активности префронтальной коры и гиппокампа.

При осознанной попытке забыть какое-то событие или информацию в отделах головного мозга появляется особый вид активности, за счет которой происходит физиологический процесс «забывания» отдельных сведений. При этом процесс сознательного «забывания» слов, цветов и даже запахов возникает в префронтальной коре, после чего переходит в гиппокамп, который ранее был известен как центр памяти.

Ученые считают, что стимуляция отделов головного мозга может вызывать искусственный провал памяти, что в будущем поможет современной психиатрии. По мнению нейробиологов, физиотерапия с помощью тока низкой интенсивности поможет мозгу «удалить» из воспоминаний участие в войнах, семейные конфликты и проблемы, связанные с карьерой, что позволит вылечить пациентов с тяжелыми психическими расстройствами.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Роспуск «Гонконгского альянса» свидетельствует о стремлении властей стереть память о трагедии на площади Тяньаньмэнь

В ответ на роспуск «Гонконгского альянса в поддержку патриотических демократических движений Китая» («Гонконгского альянса»), который на протяжении последних 30 лет организовывал ежегодные акции в память о событиях на площади Тяньаньмэнь, директор Amnesty International по Азиатско-Тихоокеанскому региону Ямини Мишра заявила: 

«Все последние 32 года китайское правительство стремилось подвергать цензуре все упоминания о подавлении протестов на площади Тяньаньмэнь. Фактически принудительный роспуск «Гонконгского альянса» – новое свидетельство того, что власти Гонконга склонны поступать аналогичным образом».


«Акции памяти при свечах, которые проводил «Гонконгский альянс», для нескольких поколений гонконгцев были поводом ещё раз вспомнить и осудить ужасные события, которые произошли 4 июня 1989 года на площади Тяньаньмэнь. И в то время как пекинские власти преследовали тех жителей материкового Китая, которые добивались правосудия для жертв событий на Тяньаньмэнь, «Гонконгский альянс» неустанно собирал документальные свидетельства того, что в действительности произошло на Тяньаньмэнь» – добавила она.

«Однако оказанное на группу давление, которое предшествовало её роспуску, в том числе аресты целого ряда её лидеров по различным обвинениям, а также полицейское расследование в отношении мирной деятельности организации, – всё это свидетельствует о том, что власти Гонконга больше не готовы мириться с гражданской активностью по поводу событий четвёртого июня».

«После недавнего роспуска некоторых из наиболее значительных профсоюзов, а также группы гражданского общества, которая организовывала в городе ряд крупнейших протестных выступлений, стало ясно, что власти Гонконга нацелились на группы гражданского общества, пользующиеся широкой поддержкой в обществе и способные мобилизовать своих сторонников. Вызывает тревогу то обстоятельство, что преследование этих групп со стороны правительства, по всей видимости, будет продолжаться и дальше», – подчеркнула Ямини Мишра.

«В отсутствие Гонконгского альянса будущее памятных акций, посвящённых событиям четвёртого июня, видится в мрачном свете. Однако большое число людей, принимавших участие в памятных акциях за последние два года – несмотря на их запрет – свидетельствует о том, что гонконгцев не заставят забыть эту тёмную главу в истории Китая».

Краткая справка

В течение трёх десятилетий «Гонконгский альянс» организовывал крупнейшее в мире памятное мероприятие, посвящённое трагическим событиям на площади Тяньаньмэнь, которые произошли 3-4 июня 1989 года. Тогда в Пекине были убиты сотни, а возможно, и тысячи людей, после того как войска открыли огонь по мирным гражданам – студентам, рабочим – которые мирно призывали к проведению политических и экономических реформ, а также к прекращению коррупции.  

Ежегодно, начиная с 1990 года, 4 июня десятки, а иногда и сотни тысяч человек принимали участие в памятной акции, проходившей в ночное время при свечах в парке Виктории в Гонконге. Они вспоминали погибших и призывали китайские власти раскрыть правду о том, что произошло, и взять на себя ответственность за гибель людей. Последние два года проведение акции было запрещено в связи с Covid-19.

«Гонконгский альянс» объявил о своём роспуске в субботу, 25 сентября, после того как организация подверглась постоянно нараставшему давлению, последовавшему за вступлением в силу в июне 2020 года закона о национальной безопасности Гонконга.

В прошлом месяце группа получила письмо из департамента национальной безопасности полиции Гонконга, в котором её обвиняли в «сговоре с иностранными силами» и запрашивали информацию о составе её членов, финансах и о её деятельности в целом.

Лидеры альянса Ли Чеук Янь, Альберт Хо и Чоу Ханг Дун были впоследствии обвинены в «подстрекательстве к подрывной деятельности» в соответствии с законом о национальной безопасности. Максимальное наказание, которое может им грозить – пожизненное заключение. Суд на ними начнётся 28 октября.


Роспуску «Гонконгского альянса» предшествовало закрытие в городе двух других групп гражданского общества, ставших мишенью либо властей, либо про-пекински настроенных СМИ.  

«Гражданский фронт за права человека», который организовывал многие из крупнейших акций протеста в Гонконге в последнее время, был распущен 13 августа. Тремя днями ранее Профсоюз учителей Гонконга (HKPTU) объявил о своём роспуске после того, как правительство города прекратило работу с ним, а полиция вынесла предписание воздержаться от каких-либо дальнейших акций.

Ранее на этой неделе Конфедерация профсоюзов Гонконга (HKCTU) объявила о своём намерении прекратить работу из-за угроз безопасности своих членов.

Удаление плохих воспоминаний: стереть бессознательные следы возможно

Плохие воспоминания — это не только часть нашего сознания, они также оставляют след в нашем бессознательном. Но теперь новое исследование показывает, что активные попытки забыть нежелательные воспоминания могут помочь стереть этот бессознательный след.

В новом исследовании исследователи показывали людям пары изображений и иногда просили участников попытаться забыть первое изображение объекта. Исследователи хотели посмотреть, может ли такое преднамеренное забывание изменить то, насколько легко участники впоследствии могли идентифицировать изображение этого объекта, на этот раз почти незаметно скрытое за «визуальным шумом», или зашифрованное изображение объекта.

Как правило, после того, как люди увидели изображение, скажем, чашки кофе, им легче идентифицировать другое изображение этой чашки, даже если оно замаскировано таким визуальным шумом. Это потому, что мозг проделывает небольшую работу, чтобы создать мысленное представление о чашке кофе в первый раз. [10 вещей, которые вы не знали о мозге]

Однако в ходе исследования выяснилось, что участникам было труднее идентифицировать объект в фоновом шуме, если они пытались забыть первый.

Кроме того, согласно исследованию, опубликованному вчера (17 марта) в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, активная попытка забыть объект также изменила бессознательное представление этого изображения в мозгу во второй раз.

Когда люди пытаются что-то забыть, «По сути, вы закрываете области, которые обычно играют роль в наблюдении за этим объектом, просто чтобы он не попал в сознание», — сказал исследователь Майкл Андерсон, нейробиолог из Университета. Кембриджа, в Англии.«Побочным эффектом этого является то, что какие бы следы памяти от чашки с кофе ни были, они ослабевают, и позже, когда вам нужно обнаружить чашку в визуальном шуме, вам станет труднее».

Вне сознания, вне поля зрения

Считается, что ментальное представление объекта, например, первой чашки кофе, хранится в зрительной коре, частях мозга, которые фактически «видят, «Сказал Андерсон. Этот вид воспоминаний отличается от сознательных воспоминаний, которые человек может вспомнить.

В ходе исследования исследователи, использующие фМРТ, изучили активность мозга участников, когда они смотрели изображения, и обнаружили, что, когда людям напоминали об изображении, которое они пытались забыть, активность в областях зрительного восприятия мозга снижалась. по сравнению с тем, когда им напоминали образы, которые они не пытались забыть.

Это говорит о том, что люди могут умышленно ограничивать реактивацию визуального восприятия этих воспоминаний и предотвращать их попадание в их сознание, говорят исследователи.

Научиться забывать

Хотя это открытие указывает на возможность того, что активные попытки забыть воспоминания могут помочь людям, пережившим травму, исследователи заявили, что попытка забыть эмоционально сильные воспоминания может быть не такой простой задачей, как забыть память о чашке кофе, как это было сделано в экспериментах в исследовании.

«Я, конечно, не думаю, что это что-то, что вы можете сделать одним выстрелом. Я думаю, вы должны продолжать это», — сказал Андерсон.

В ходе исследования исследователи изучали реакцию памяти людей вскоре после того, как они увидели изображения. Один открытый вопрос: через какое время после события люди смогут подавлять нежелательные воспоминания таким образом, чтобы они нарушали бессознательные следы воспоминаний.

«Если бы мы немного подождали, все могло бы работать немного по-другому», — сказал Андерсон.

В будущих исследованиях исследователи планируют попросить людей подавить воспоминания из их личной жизни, чтобы увидеть, существуют ли те же эффекты для воспоминаний, которые давно укоренились в сознании.

Электронная почта Bahar Gholipour . Следуйте за нами @LiveScience , Facebook и Google+ . Оригинальная статья о Live Science .

Сможем ли мы когда-нибудь редактировать или удалять воспоминания?

Иллюстрация: Анжелика Алсона / Gizmodo

Невозможно даже затронуть эту тему без ссылки на Eternal Sunshine of the Spotless Mind, , в котором неопрятный Джим Керри нанимает законную, но неуклюже управляемую медицинскую фирму, чтобы стереть память о своем бывшем. Подруга.Если в этом фильме было послание, то это почти наверняка не «стирать воспоминания — это хорошо», но сегодня нас волнует не это; сегодня нас интересует, будет ли стирание или редактирование воспоминаний возможных . Как оказалось, это было серьезное поле для исследований еще до выхода фильма; и хотя Eternal Sunshine — отношения продолжительностью в несколько месяцев, вероятно, исключены, с научной точки зрения существует множество других способов изменить или иным образом испортить память.Для Giz Asks на этой неделе мы собрали группу исследователей, чтобы обсудить эти разработки.


Почетный профессор нейробиологии Колумбийского университета

В принципе, да. Но на практике это очень сложно.

Доказательства нейробиологии прямо сейчас говорят о том, что данная память очень редко закодирована. Это означает, что наша кора головного мозга, где хранится большая часть этих воспоминаний, имеет около 15 миллиардов нервных клеток, и конкретное воспоминание может включать изменение активности только пары сотен из них.Найти эти несколько сотен клеток очень и очень сложно.

Однако современная наука в состоянии взять мышь и идентифицировать группу клеток, которые участвуют в одном из конкретных воспоминаний этой мыши, а затем манипулировать этими нервными клетками и поведенчески продемонстрировать, что мышь « забыл », что он должен был делать. Но сделать что-то подобное по-человечески любым изощренным способом, а-ля Eternal Sunshine of the Spotless Mind — это просто невозможно.Есть и другие ограничения, но особенно важно их преодоление.

Тем не менее, сейчас используются методы лечения, которые, похоже, способны предотвратить или обратить вспять такие явления, как посттравматическое стрессовое расстройство. При посттравматическом стрессовом расстройстве и подобных расстройствах пациент обобщает травмирующее событие на обычные повседневные раздражители. Например, вас ограбили возле почтового ящика на темной улице, а затем почтовый ящик представляет собой событие, и каждый раз, когда вы хотите что-то отправить по почте, вы начинаете паниковать.В принципе, сейчас возможно — хотя это может оказаться невозможным — устранить этот ужас с помощью различных методов лечения и конкретных лекарств.

Эти препараты сосредоточены на различных вариантах хранения памяти. Память состоит из четырех основных фаз: она инициируется, затем консолидируется, затем сохраняется и затем вызывается. Было показано, что как у животных, таких как мыши и обезьяны, так и у людей, каждая из этих фаз разделяет определенный механизм. Ученые сейчас сосредотачиваются на этих общих механизмах, чтобы увидеть, могут ли дезадаптивные воспоминания, такие как случай с почтовым ящиком, потерять свою провоцирующую тревогу ауру.Вы не забываете, что вас ограбили перед почтовым ящиком — вместо этого почтовый ящик перестает иметь то же значение, что и раньше. Воспоминания остались, но их эмоциональный контекст был удален. Такой вид терапии может стать возможным за относительно короткое время.

Они также, я должен отметить, изучают возможность давать такие наркотики солдатам, прежде чем они пойдут в бой, чтобы травмы не возникали вообще. Я считаю такое использование науки весьма проблематичным и считаю, что люди должны знать, что такое происходит.На первый взгляд, это нормально — если солдаты возвращаются, травмированные деятельностью, которую одобряет общество, мы хотели бы предотвратить это. Но это очень скользкая дорога.

«Они также … изучают возможность давать такие наркотики солдатам перед тем, как они пойдут в бой, чтобы травмы не возникали вообще. Я считаю такое использование науки весьма проблематичным и считаю, что люди должны знать, что такое происходит ».

Доцент кафедры психологии Университета штата Айова, чьи исследования, среди прочего, сосредоточены на человеческой памяти

В настоящее время в нейробиологии и в более клинической области проводится множество исследований этого явления. называется «консолидацией памяти».«Память со временем консолидируется — мы знаем это уже почти сто лет. После того, как вы чему-то научитесь или что-то испытаете, ваш мозг претерпевает изменения в результате синтеза белка, который укрепляет или консолидирует память. В 60-х некоторые люди предложили концепцию реконсолидации. Идея заключается в том, что после извлечения уже консолидированной памяти она снова входит в лабильное состояние и затем требует повторной консолидации. Эта работа была возобновлена ​​некоторыми исследователями в начале 2000-х годов и широко исследовалась в последние 15-20 лет.Есть много людей, пытающихся выполнить работу, которая смотрит, можем ли мы воспользоваться этим процессом реконсолидации и заблокировать его, тем самым ухудшив рассматриваемую память — сделав ее слабее или заставив ее исчезнуть.

Большинство исследований проводилось на животных, не относящихся к человеку, и они были многообещающими. Когда дело доходит до людей, все становится намного сложнее, отчасти потому, что человеческая память намного сложнее — эпизодическая, а не обусловленная память. Таким образом, данные о людях более противоречивы и противоречивы, но люди определенно работают над этим.С клинической точки зрения, многие люди пытаются понять, может ли использование, например, пропранолола помочь этому процессу: вводить его непосредственно до или сразу после реактивации (а затем повторной консолидации) людей, чтобы увидеть, может ли это ослабить эмоциональное воздействие на них. негативные воспоминания. В целом результаты были многообещающими, но, конечно, есть и противоречивые выводы.

G / O Media может получить комиссию

«Есть много людей, пытающихся выполнить работу, которая смотрит, можем ли мы воспользоваться этим процессом реконсолидации и заблокировать его, тем самым ухудшив рассматриваемую память, сделав ее слабее, или заставить его уйти.

Профессор психологии и наук о мозге Техасского университета A&M, чья работа, помимо прочего, исследует механизмы эмоциональной памяти мозга.

Black, , нет никаких сомнений в том, что редактирование памяти теперь доступно.

Конечно, редактирование памяти возможно, потому что воспоминания гораздо более податливы, чем думает большинство людей. В самом деле, простое извлечение воспоминания меняет его.Это функция, а не ошибка — она ​​позволяет новой информации встраиваться в память при изменении обстоятельств. Тот факт, что воспоминания подвергаются «повторной консолидации», показывает, что они не являются неизгладимыми следами, запечатленными в нейронных сетях мозга; скорее, это динамические представления, которые меняются со временем и опытом.

Недавно лабораторные исследования выявили методы нарушения повторной консолидации, открывающие новые возможности для устранения нежелательных воспоминаний. Исследования как на животных, так и на людях показали, что препараты, которые препятствуют реконсолидации, в том числе бета-блокатор пропранолол, могут вызывать клинически значимое снижение патологических реакций страха, например, у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством.Эти исследования открывают новые многообещающие возможности для исследования проблемных воспоминаний и управления ими. В конечном счете, вопрос, который стоит перед нами сейчас, заключается не в том, можем ли мы редактировать память , а в том, следует ли редактировать память .

«В конечном счете, сейчас перед нами стоит вопрос не в том, можем ли мы редактировать память, а в том, должны ли мы это делать».

Доцент кафедры физиологии Университета Торонто, чья работа исследует нейронные субстраты памяти и применяет эти результаты для изучения потенциальных методов лечения людей с нарушениями обучения и памяти

Наука достигла поразительных успехов в понимании того, как формируются воспоминания. , хранятся и используются в мозгу.Теперь мы понимаем, что воспоминания хранятся в группах ячеек, часто называемых ансамблями ячеек или инграммами. Несколько исследователей теперь нацелены на определенные энграммы, поддерживающие конкретную память у мышей, и показали, что можно нарушить (или по существу стереть) эту конкретную память (а не все воспоминания). Конечно, эти эксперименты проводились на грызунах с использованием самых передовых технологий. Эти методы пока не применимы к людям. Но они действительно подтверждают принцип того, что воспоминания можно изменять, воздействуя на «клетки инграммы».

Это также поднимает важный вопрос о том, могут ли эти типы экспериментов, даже если они могут проводиться с людьми, быть , а должны быть. Всегда важно извлекать уроки из нашего прошлого. Даже какой-нибудь болезненный или унизительный опыт учит нас чему-то, что поможет изменить наше поведение к лучшему в будущем. Я не думаю, что кто-либо в сообществе памяти будет сторонником стирания или изменения воспоминаний о действительно неприятном времени, когда мы пытались петь караоке. Но есть некоторые условия, при которых навязчивые негативные воспоминания причиняют людям реальный стресс и действительно влияют на их жизнь.В этих случаях тяжелого посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) может быть уместно попытаться стереть или изменить навязчивую негативную память.

Результаты очень простых фундаментальных исследований памяти — наша лучшая надежда на настоящее понимание памяти, чтобы мы могли помочь в разработке целевых методов лечения разнообразных воспоминаний, поражающих людей. Только благодаря исследованиям такого типа мы приблизимся к методам лечения посттравматического стрессового расстройства, а также других расстройств памяти у людей, включая болезнь Альцгеймера и, возможно, другие расстройства мозга.

«В этих случаях тяжелого посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) может быть уместно попытаться стереть или изменить навязчивые негативные воспоминания».

Адъюнкт-профессор психиатрии и поведенческих наук Северо-Западного университета

В любом случае мозг редактирует воспоминания все время. Он обновляет, изменяет и перераспределяет воспоминания по нейронным сетям с течением времени и с каждым новым опытом. Лучше понимая, как работают эти процессы, мы сможем контролировать воспоминания.

Что касается удаления воспоминаний — это не проверяемый вопрос. Нельзя доказать, что чего-то не существует. А с воспоминаниями никогда нельзя узнать, были ли они удалены или просто недоступны по разным причинам (подавление, нарушение поиска и т. Д.).

«Что касается удаления воспоминаний — это не проверяемый вопрос. Невозможно доказать, что чего-то не существует ».

Заслуженный профессор физиологии и фармакологии, анестезиологии и неврологии, Медицинский центр Нижнего штата Нью-Йорка, который изучал молекулярные механизмы долговременного хранения памяти.Его лаборатория обнаружила фермент PKMzeta, первую молекулу, которая, как было доказано, необходима для поддержания долговременной памяти.

По мере того, как мы лучше понимаем, как хранятся воспоминания, мы, вероятно, сможем стереть определенные долговременные воспоминания.

Считается, что воспоминания хранятся как постоянные изменения силы синапсов, соединяющих нейроны в сетях мозга. Устойчивое усиление синаптических связей происходит во время или вскоре после обучения и, как полагают, затем сохраняется в течение всего времени жизни памяти, которое может составлять десятилетия.Повышенная синаптическая сила сохраняется даже тогда, когда мы не вспоминаем воспоминания (то есть во время хранения в памяти). Следовательно, ключевым вопросом является биологический механизм, поддерживающий это постоянное усиление синапсов с течением времени.

До недавнего времени у нас не было информации о механизме обслуживания постоянной памяти. За последние несколько лет накопились доказательства того, что поддержание происходит благодаря необычному, постоянно активному ферменту, называемому PKMzeta. PKMzeta синтезируется и избирательно сохраняется в сетях нейронов, участвующих в обучении.Несмотря на то, что фермент PKMzeta постоянно пополняется, его общий уровень в нейронах сети кодирования памяти остается повышенным в течение как минимум месяца у экспериментальных животных. Это увеличение, вероятно, связано с его взаимодействием с другими молекулами в синапсах, которые стабилизируют фермент и поддерживают его высокий уровень. Примечательно, что подавление действия PKMzeta или его взаимодействия с его стабилизирующими молекулами стирает долговременные воспоминания. Но поскольку большинство воспоминаний хранится с помощью одного и того же молекулярного механизма с участием PKMzeta, несколько воспоминаний стираются — как переформатирование жесткого диска компьютера — безотносительно к особенностям памяти.

Определенные воспоминания можно стереть, воспользовавшись тем, что происходит с молекулами-хранилищами памяти во время вызова. Конкретное содержимое памяти связано с тем, какие нейроны объединены в сеть. Конкретные воспоминания извлекаются, когда активируется сенсорный сигнал, который стимулирует некоторые нейроны в сети кодирования памяти, которая, в свою очередь, через усиленные синаптические связи активирует остальную часть сети памяти.

Когда определенные синапсы, соединяющие нейронную сеть, срабатывают во время извлечения определенной памяти, молекулы памяти, такие как PKMzeta, могут быстро деградировать и повторно синтезироваться в процессе, известном как «реконсолидация».«Блокирование всего нового синтеза в течение периода сразу после вызова памяти предотвращает возвращение конкретной вызванной памяти в долговременное хранилище, оставляя другие неизвлеченные воспоминания нетронутыми. Но блокирование общего синтеза белка токсично. Если бы PKMzeta или его стабилизирующие молекулы можно было избирательно предотвратить от реформирования, можно было бы предсказать, что конкретная память должна быть стерта.

«Определенные воспоминания можно стереть, воспользовавшись тем, что происходит с молекулами-хранилищами памяти во время вызова.”

У вас есть животрепещущий вопрос для Giz Asks? Напишите нам по адресу [email protected]


Стирание воспоминаний

Нейробиологи могут измерять изменения в мозге, связанные с различными типами памяти. Недавние эксперименты на грызунах показали, что воспоминаниями можно управлять.

В одном эксперименте исследователи имплантировали ложное воспоминание о страхе в мозг мыши, заставляя его вызывать реакцию страха на стимул, которому он фактически не подвергался.В другом эксперименте исследователи электрически стимулировали клетки места в гиппокампе мыши, а также клетки системы вознаграждения во время сна, что вызывало усвоенное поведение, при котором мыши связывали определенное место с вознаграждением.

Этот тип манипуляции со временем может служить терапевтическим целям у людей. Психические расстройства, включая подтипы большой депрессии, генерализованной тревоги, фобии, паники и особенно посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), можно концептуализировать как нарушения содержания памяти.В такой модели нейронное представление эмоционального компонента памяти или эмоционального следа травматического опыта сохраняется вне каких-либо адаптивных целей.

Это вызывает нарушение регуляции системы памяти о страхе, что приводит к патологии, связанной с нарушением когнитивных, аффективных и волевых функций (прочтите эту статью и эту статью). Я также хотел бы предположить, что в отличие от нарушений емкости памяти, таких как антероградная или ретроградная амнезия, при которых невозможно формировать или сохранять воспоминания, проблема нарушений содержимого памяти, таких как посттравматическое стрессовое расстройство, заключается в неспособности избавиться или «погасить» » их.

Источником этой дисфункции в системе памяти о страхе являются нейронные изменения, задействованные во время консолидации и повторной консолидации эмоционально заряженной памяти о вызывающих страх стимулах. Эти изменения могут быть связаны с гиперактивной миндалевидным телом, критической областью системы страха мозга.

Одна из моделей формирования памяти в ответ на пугающие или травмирующие события состоит в том, что память консолидируется в миндалине под действием высвобождаемого норадреналина (прочтите эту статью и эту статью).Память еще больше укрепляется благодаря усвоенному поведению, поскольку субъект неоднократно испытывает условный раздражитель в паре с отталкивающим стимулом. Считается, что консолидированные воспоминания должны быть повторно консолидированы или обновлены, чтобы оставаться в хранилище. Это происходит, когда они восстанавливаются в сознательном или бессознательном воспоминании о событиях.

Одна из целей некоторых исследований, направленных на лечение посттравматического стрессового расстройства, состоит в том, чтобы ослабить или предотвратить формирование травмирующей эмоциональной памяти путем нарушения воссоединения во время или сразу после восстановления, потому что в это время воспоминания лабильны и подвержены изменениям.Психиатр Роджер Питман объясняет, что «для успешной блокады реконсолидации или обновления необходимы два шага. Во-первых, необходимо дестабилизировать проблемную память. Во-вторых, его повторная стабилизация (повторное уплотнение) должна быть предотвращена или изменена (обновлена) ». Активная область исследований была направлена ​​на манипулирование изменениями в генетическом механизме, такими как факторы транскрипции, для изменения продукции белка, необходимого для реконсолидации.

Несколько вмешательств было использовано для блокады реконсолидации.Считается, что когда воспоминание извлекается, оно становится неустойчивым и подверженным изменениям. Чтобы не повредить память, необходимо повторно консолидировать ее.

Тренировка угасания, поведенческое вмешательство, может ослабить условные реакции страха на сигналы, связанные с воспоминаниями об опыте. Субъект учится отделять воспоминания об опыте от сигналов (прочтите эту статью и эту статью).

Реконсолидацию можно также нарушить фармакологически. Антагонист бета-адренорецепторов пропранолол также может блокировать консолидирующее действие (что представлено измененными физиологическими реакциями, связанными с реакцией страха, такой как частота сердечных сокращений и проводимость кожи) путем блокады бета-адренергических рецепторов у людей.По сути, можно было бы предположить, что, ослабляя эмоциональную значимость, наркотик убирает боль в памяти, оставляя ее когнитивный след нетронутым.

Тем не менее, стресс или другие факторы окружающей среды могут вызвать возврат повышенной реакции страха (прочтите эту статью и эту статью), и не всех субъектов можно обучить так, чтобы условный раздражитель больше не сигнализировал об опасности. Если эмоциональная репрезентация памяти ослаблена, но не стерта буквально, то возможно, что стимул, напоминающий субъекту об исходном травматическом опыте, может реактивировать эмоционально заряженное содержание воспоминаний и реактивировать психопатологию.

Теоретически более эффективной формой реконсолидации была бы блокада, которая не только ослабляла, но и стирала эмоциональную репрезентацию памяти. Поскольку считается, что для повторного уплотнения требуется синтез белка, лекарство, которое препятствует синтезу белка, может блокировать повторное уплотнение. Инфузия ингибитора синтеза белка, такого как анизомицин, возможно, в такие области, как базолатеральная миндалина, во время восстановления памяти может предотвратить повторную консолидацию и эффективно стереть, а не просто ослабить любые следы памяти (прочтите эту статью и эту статью).Это исключило бы любую возможность реактивации реакции страха, потому что не было бы репрезентации, которую нужно было бы реактивировать.

Это вмешательство использовалось только в моделях на животных. Поскольку это все еще гипотетическое вмешательство для людей, любые заявления о стирании памяти должны делаться ориентировочно. Использование этого вмешательства в качестве терапии связано с рядом проблем.

Одна проблема заключается в том, что чем дольше память хранится в мозгу, тем труднее ее дестабилизировать и изменить (за исключением поиска памяти, при котором память должна быть повторно консолидирована).Извлечение не всегда вызывает повторную консолидацию и неустойчивое состояние, необходимое для нарушения работы памяти.

Кроме того, более старые и сильные воспоминания могут быть менее восприимчивыми к разрушению после извлечения из-за увеличения синаптической силы из-за эффектов синтеза белка и долгосрочного потенцирования в течение продолжительных периодов времени (прочтите эту статью и эту статью). Чтобы быть эффективной, блокада реконсолидации должна была произойти вскоре после того, как память была закодирована и консолидирована.

Еще одна проблема — избирательность.Хотя теоретически имплицитные воспоминания, такие как те, которые участвуют в обусловливании страха, по сравнению с явными воспоминаниями, используют разные нейронные пути, все еще остается вопрос, можно ли стереть конкретное воспоминание в системе страха, оставив другие воспоминания нетронутыми. Не все воспоминания о страшных событиях дезадаптивны или патологичны. Многие из них адаптивны и имеют решающее значение для выживания, позволяя нам распознавать внешние угрозы и надлежащим образом реагировать на них. Если он не нацелен на конкретную память в конкретном узле конкретной нервной цепи, неизвестно, будет ли ингибитор синтеза белка, направленный на его стирание, иметь непреднамеренные и непредвиденные эффекты расширения, которые могут отключить нормальные адаптивные функции в системе памяти страха (или даже за пределами этой системы с нецелевыми эффектами).Трансгенные «мыши дуги», которые превзошли своих обычных собратьев по тестам на обучение и память, но были более чувствительны к хронической боли, предполагают, что манипуляции с памятью могут включать компромисс между различными нейтрально-опосредованными когнитивными и аффективными функциями.

Это может подвергнуть субъекту даже больший вред, чем психологический вред, причиненный памятью, предназначенной для удаления. Как и в случае любых других вмешательств в мозг, эти риски необходимо сопоставить с потенциальной пользой, которая может быть значительной при некоторых психических расстройствах.

Среди их неблагоприятных психологических эффектов воспоминания о страхе могут ослабить рациональную и моральную свободу действий, препятствуя сознательной способности формировать и выполнять планы действий, а также распознавать и реагировать на причины за или против определенных действий. Разрушающее воздействие некоторых травмирующих воспоминаний на свободу действий и психические состояния в целом оправдывает их удаление из мозга.

Если мы могли и должны стереть эмоционально заряженные воспоминания, связанные с психопатологиями, тогда зачем останавливаться на достигнутом? Почему бы также не стереть эпизодические воспоминания, которые не являются патологическими, а только неприятными или тревожными?

Хотя устойчивые неприятные эпизодические воспоминания не так вредны, как воспоминания о страхе, связанные с психическими расстройствами, они все же могут причинить вред.Стирание этих воспоминаний может оказаться даже более сложной задачей в нейрофизиологическом отношении, чем стирание травмирующих эмоциональных воспоминаний.

Травматическая эмоциональная память и эпизодическая память подразделяются на неявную и явную системы памяти, в которых задействованы различные механизмы. В отличие от неявных (недекларативных) воспоминаний о страхе, явные (декларативные) эпизодические воспоминания доступны для сознательного воспоминания, что может облегчить поиск для блокады реконсолидации.

Тем не менее, эпизодические воспоминания часто имеют негативное эмоциональное содержание, и некоторые из них могут привести к дезадаптивному поведению.Предположим, что эти воспоминания можно стереть. Должны ли они быть? Постоянные воспоминания о досадных или достойных порицания ошибках могут преследовать человека годами, вызывая неуверенность в себе и делая его нерешительным, когда он сталкивается с выбором.

Тем не менее тревожные воспоминания о действиях, которые нам не следовало выполнять, необходимы для моральных эмоций сожаления и раскаяния и предоставляют возможности для личного и морального роста. Они позволяют нам критически осмыслить наше поведение, более осмотрительно планировать будущее и способствовать нашей моральной чувствительности в уважении прав, потребностей и интересов других.

Стирание нескольких воспоминаний может не подорвать эти способности. Но общий образец стирания может постепенно ослабить эту чувствительность, а вместе с ней и способность действовать в соответствии с социальными нормами. Это также может ухудшить развитие характера, удалив напоминания о недостатках, отраженных в прошлых проступках, и о необходимости изменить свое поведение.

Ослабление, но не стирание эмоционального содержания неприятного эпизодического воспоминания могло иметь такой же эффект. Именно на основе этого содержания мы конструируем смысл из этих воспоминаний и используем его, чтобы представить себя и спроецировать себя в будущее.Удаление из них этого содержания может привести к риску преобразования эпизодических воспоминаний о личном опыте в семантические воспоминания о фактах, лишенных смысла. Это может иметь пагубные последствия для свободы воли и личности, ограничивая нашу способность планировать и действовать и изменяя наш опыт путешествия во времени.

Исследования фармакологической модуляции воспоминаний о страхе все еще находятся в зачаточном состоянии. Как и во всех медицинских исследованиях, при переходе от моделей памяти животных к моделям памяти человека возникают проблемы трансляции.Функциональная визуализация будет иметь решающую роль в выявлении изменений активности мозга на синаптических, цепных и сетевых уровнях, коррелирующих с ослабленными или стертыми воспоминаниями. Лучшее понимание генетических и эпигенетических факторов реконсолидации, особенно факторов транскрипции, регулирующих синтез белка, также будет иметь решающее значение.

Хотя идея стирания воспоминаний о патологическом страхе является спекулятивной, она может стать многообещающим способом лечения или профилактики некоторых психических расстройств, развитие которых связано с этими воспоминаниями.

Этот пост перепечатан с разрешения и первоначально был опубликован на The Neuroethics Blog , , размещенном Центром этики, Программа нейроэтики Университета Эмори.

Об авторе

Уолтер Глэннон — профессор философии в Университете Калгари.Он является автором книг «Биоэтика и мозг и мозг», «Тело и разум: нейроэтика с человеческим лицом» и редактором книги «Свобода воли и мозг: нейробиологические, философские и юридические перспективы».

Стереть травмирующие воспоминания, возможно, однажды станет возможным благодаря новому открытию

Команда обнаружила, что мухи, содержащиеся в темноте, не могут сохранять предустановленную долговременную память. Это было связано с отсутствием высвобождения белка-диспергирующего фактора (Pdf), что, в свою очередь, приводит к тому, что в центре памяти мозга мухи не вырабатывается белок, связывающий элемент ответа цАМФ (CREB).Предоставлено: Токийский столичный университет

.

Показано, что свет окружающей среды влияет на сохранение долговременной травматической памяти у мух.

Ученые из Токийского столичного университета обнаружили, что мух Drosophila теряют долговременную память (LTM) о травмирующем событии, когда их держат в темноте, что является первым подтверждением того, что свет окружающей среды играет роль в поддержании LTM. Команда также определила конкретный молекулярный механизм, ответственный за этот эффект.Как известно, LTM трудно стереть; Эта работа может привести к новым методам лечения людей, страдающих травмой, возможно, даже к стиранию изменяющих жизнь травматических воспоминаний.

Невозможно вспомнить все, что с нами происходит за день. Но особенно шокирующее событие может быть закреплено в нашей долговременной памяти (LTM), в результате чего синтезируются новые белки и модифицируются нейронные цепи в нашем мозгу. Такие воспоминания могут иметь разрушительные последствия для жертвы, потенциально вызывая посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).Однако с физиологической точки зрения сохранение памяти — далеко не тривиальный процесс; требуется активное обслуживание, чтобы сохранить изменения, защищая от постоянной перестройки клеток и обновления живого организма. Несмотря на важность понимания того, как память работает в головном мозге, механизм, с помощью которого это происходит, еще не изучен и сегодня является ключевой темой для нейробиологии.

Хорошо известно, что свет, особенно цикл дня и ночи, играет важную роль в регулировании физиологии животных.Примеры включают циркадный ритм, настроение и познание. Но как насчет долговременной памяти? Таким образом, группа под руководством профессора Такаоми Сакаи из Токийского столичного университета приступила к изучению того, как воздействие света влияет на память дневных дрозофил Drosophila . В качестве примера долговременной памяти или травмы они использовали парадигму кондиционирования ухаживания , где самцы мух подвергаются воздействию уже спарившихся самок. Известно, что спарившиеся самки невосприимчивы и оказывают давление на самцов мух, которые не могут спариваться.Как только этот опыт закреплен в долговременной памяти, они больше не пытаются ухаживать за самками мух, даже если самки вокруг них не спариваются.

Команда обнаружила, что кондиционированные самцы мух, которые находились в темноте в течение 2 или более дней, больше не проявляли никакого сопротивления к спариванию, в то время как те, кто находился в нормальном цикле день-ночь. Это ясно показывает, что окружающий свет каким-то образом повлиял на удержание LTM. Это было не из-за недостатка сна; мухи с суточным циклом были немного лишены сна, чтобы сравниться с мухами в темноте, что не повлияло на результаты.Таким образом, они сосредоточились на белке мозга, который называется фактором диспергирования пигментов (Pdf), который, как известно, экспрессируется в ответ на свет. Впервые они обнаружили, что Pdf регулирует транскрипцию белка, называемого белком, связывающим элемент ответа цАМФ (CREB), в грибовидных телах, части мозга насекомых, которые, как известно, участвуют в памяти и обучении. Таким образом, они определили конкретный молекулярный механизм, с помощью которого свет влияет на сохранение долговременной памяти.

Травматический опыт очень трудно забыть, и он может серьезно ухудшить качество жизни жертвы.Но открытия команды показывают, что на эти воспоминания на самом деле могут значительно влиять факторы окружающей среды в живых организмах. Это открывает захватывающие возможности новых методов лечения жертв травм, возможно, даже способность стирать травматические воспоминания, которые мешают им вести нормальную жизнь.

Ссылка: «Для поддержания долговременной памяти у дрозофил требуется свет окружающей среды» Шоу Инами, Сёма Сато, Шу Кондо, Хирому Танимото, Тошихиро Китамото и Такаоми Сакаи, 12 февраля 2020 г., Journal of Neuroscience .
DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1282-19.2019

Эта работа была поддержана грантами JSPS KAKENHI №№ 18H04887 и 16H04816.

ученых нашли способ выборочно стирать воспоминания навсегда — Футурист и виртуальный докладчик Мэтью Гриффин

КОРОТКО ПОЧЕМУ ЭТО ВАЖНО

Представьте себе возможность забыть воспоминания одним щелчком переключателя, а теперь представьте, какое влияние это окажет на вашу жизнь, хорошее или плохое. Когда ученые раскроют тайны мозга, однажды это станет научным фактом.

Многие люди забывают помнить о человеческом мозге, что это то, что ученые называют «пластиком», и нет, я не имею в виду материал, я имею в виду пластичность мозга и его способность быть сформированные и переконфигурированные почти по желанию, и воспоминания, и наша способность возиться с ними, например, чтобы помочь наркоманам забыть, что они когда-либо были зависимы от чего-либо, — это пример того, насколько пластичным может быть мозг.

Воспоминания, особенно травмирующие, болезненные и вызывающие тревогу, могут быть злейшим врагом человека, потому что, в зависимости от события и того, как мы его помним, они могут парализовать нас и заставить изменить свое поведение таким образом, что для большинства других людей кажется нелогичным.Боитесь летать, например, из-за неудачного опыта? Или, может быть, у вас проблемы с адаптацией к гражданской жизни после армии и вы прыгаете каждый раз, когда загорается машина?

Это воспоминания для вас…

Так что, если есть способ забыть травмирующие воспоминания? И если есть возможность, то следует ли дать людям возможность лечиться? Хотя ответ на оба эти вопроса является предметом обсуждения, тем временем мы можем начать примириться с идеей, что однажды мы сможем выборочно стереть худшие воспоминания человека по требованию.

Согласно исследованию, недавно опубликованному в журнале Current Biology, группа нейробиологов из Медицинского центра Колумбийского университета (CUMC) и Университета Макгилла обнаружила, что, дезактивируя определенные белки в головном мозге, можно заставить человека забыть определенные воспоминания. момент, когда его или ее мозг становится совершенно неспособным вспомнить это воспоминание.

Подход работает путем блокирования одного или обоих этих белков в головном мозге — молекул протеинкиназы М (PKM), которые играют огромную роль в формировании воспоминаний, которые могут запускаться внешними стимулами; или белки KIBRA, которые защищают PKM и обеспечивают их постоянную активность.Оказывается, вместе эти белки помогают поддерживать память, и нарушение любого из них приводит к частичной или полной потере памяти. Но это только начало.

Исследователи отмечают, что существует два типа воспоминаний — ассоциативные и неассоциативные. Ассоциативные воспоминания относятся непосредственно к инциденту, в то время как неассоциативные воспоминания относятся к чему-то случайному.

Как показывает пример профессора Сэмюэля Шахера (PhD), одного из ведущих авторов исследования, это как если бы вас ограбили в темном переулке, а затем одновременно с нападением увидели почтовый ящик.Боязнь темных переулков — это ассоциативное воспоминание, потому что оно напрямую связывает темный переулок с нападением, и в некотором смысле это может быть хорошее воспоминание, потому что оно может сделать вас более осторожным в отношении темных переулков.

С другой стороны, боязнь почтовых ящиков — это неассоциативная память. Это может вызвать воспоминания, которые помогут вам вспомнить, что вас ограбили, но на самом деле это никоим образом не помогает, потому что просто нет смысла держаться подальше от почтовых ящиков, чтобы не стать жертвой, верно? Это тот тип памяти, который, по мнению исследовательской группы, будет полезно забыть, и, удалив этот триггер, человеку не придется испытывать ненужное беспокойство, но, аналогично, он все еще сможет оставаться в курсе уроков, извлеченных из Прошлые важные, хотя и ужасные воспоминания.

До сих пор исследователям удалось продемонстрировать, что они могут стирать как ассоциативные, так и неассоциативные воспоминания, используя электрический шок, чтобы разрушить молекулу PKM у их подопытного животного, которым в данном случае был скромный морской слизняк, выбранный для эксперимента. из-за относительно простой нервной системы, и их следующий шаг — выяснить, какие белки вызовут частичное стирание памяти, а какие вызовут полное стирание памяти.Под частичным исследователи подразумевают, что к памяти все еще можно получить доступ или вызвать ее при необходимости, а под полным они подразумевают полное стирание памяти без какого-либо способа вернуть ее.

В то время как Total — это только перспектива, уже существует скептицизм по поводу этических и моральных последствий создания такого лечения — как метко выразился один из членов команды, Уэйн Соссин, наши воспоминания являются жизненно важной частью нашей идентичности, и стирание одного или нескольких из этих воспоминаний может вызвать проблемы.Это было бы почти равносильно изменению личности или удалению чего-то, что делает человека уникальным.

Тем не менее, нельзя отрицать, что есть потенциальные выгоды, которые могут быть получены от обладания этой «силой» своего рода манипулирования воспоминаниями. Как отметили авторы, это может помочь в борьбе с изнурительными состояниями, такими как тяжелое тревожное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство и даже некоторые формы зависимости.

Возвращаясь к реальности, однако, дело в том, что эксперимент, как было доказано, работает только на слизняках, а заставить его работать на людях — это совершенно другая игра, потому что наш мозг намного, намного сложнее.Но семя посеяно, и если в конечном итоге удастся разработать безопасную и эффективную процедуру стирания памяти, то для некоторых людей это будет совершенно новый мир — в буквальном смысле, особенно для тех, кто предпочитает навсегда удалить определенные воспоминания. С другой стороны, можно утверждать, что если мы сможем использовать эту процедуру для стирания воспоминаний, то однажды та же процедура может помочь людям, страдающим потерей памяти и другими когнитивными расстройствами.

Итак, о чем я снова писал?

Связанные

Избранные воспоминания можно стереть, оставив другие нетронутыми

Нью-Йорк, Нью-Йорк (22 июня 2017 г.) — Согласно новому исследованию, проведенному учеными из Медицинского центра Ирвинга Колумбийского университета (CUIMC), различные типы воспоминаний, хранящиеся в одном и том же нейроне морской улитки Аплизия , могут быть выборочно удалены. ) и Университета Макгилла и опубликованы сегодня в Current Biology.

Результаты показывают, что можно разработать лекарства для удаления воспоминаний, вызывающих тревогу и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), не затрагивая другие важные воспоминания о прошлых событиях.

Во время эмоциональных или травмирующих событий могут закодироваться несколько воспоминаний, включая воспоминания о любой случайной информации, которая присутствует, когда событие происходит. В случае травматического опыта случайная или нейтральная информация может вызвать приступы паники спустя долгое время после того, как событие произошло, говорят исследователи.

«Я люблю приводить пример: если вы идете по району с высоким уровнем преступности, вы сокращаете путь через темный переулок и вас ограбят, а затем вы случайно видите почтовый ящик поблизости, вы можете сильно нервничать, когда вы хочу отправить что-нибудь позже », — говорит Сэмюэл Шахер, доктор философии, профессор нейробиологии отделения психиатрии CUIMC и соавтор статьи. В этом примере страх темных переулков — это ассоциативная память, которая дает важную информацию, например, страх темных переулков, на основе предыдущего опыта.Однако боязнь почтовых ящиков — это случайное, неассоциативное воспоминание, которое не имеет прямого отношения к травмирующему событию.

«Одно из направлений нашего текущего исследования — разработать стратегии по устранению проблемных неассоциативных воспоминаний, которые могут запечатлеться в мозгу во время травмирующего опыта, без вреда ассоциативным воспоминаниям, что может помочь людям принимать обоснованные решения в будущем — например, отказ от ярлыков. через темные переулки в районах с высоким уровнем преступности », — добавляет доктор Шахер.

Мозг создает долговременную память, отчасти за счет увеличения прочности связей между нейронами и поддержания этих связей с течением времени.Предыдущие исследования показали, что увеличение синаптической силы при создании ассоциативных и неассоциативных воспоминаний имеет общие свойства. Это говорит о том, что выборочное устранение неассоциативных синаптических воспоминаний было бы невозможным, потому что для любого одного нейрона один механизм отвечал бы за поддержание всех форм синаптических воспоминаний.

Новое исследование проверило эту гипотезу путем стимуляции двух сенсорных нейронов, связанных с одним двигательным нейроном морской улитки. Aplysia ; один сенсорный нейрон был стимулирован, чтобы вызвать ассоциативную память, а другой, чтобы вызвать неассоциативную память.

Измеряя силу каждого соединения, исследователи обнаружили, что увеличение силы каждого соединения, вызванного различными стимулами, поддерживалось другой формой молекулы протеинкиназы M (PKM) (PKM Apl III для ассоциативной синаптической памяти и ПКМ Апл I для неассоциативных). Они обнаружили, что каждую память можно стереть, не затрагивая другую, путем блокирования одной из молекул PKM.

Кроме того, они обнаружили, что определенные синаптические воспоминания также могут стираться путем блокирования функции отдельных вариантов других молекул, которые либо помогают производить PKM, либо защищают их от разрушения.

Исследователи говорят, что их результаты могут быть полезны для понимания человеческой памяти, потому что у позвоночных есть похожие версии белков PKM Aplysia , которые участвуют в формировании долговременной памяти. Кроме того, у человека экспрессируется белок KIBRA, защищающий PKM, и мутации этого гена вызывают умственную отсталость.

«Стирание памяти может облегчить посттравматическое стрессовое расстройство и тревожные расстройства, удаляя неассоциативную память, которая вызывает дезадаптивный физиологический ответ», — говорит Цзянюань Ху, доктор философии, младший научный сотрудник отдела психиатрии CUIMC и соавтор книги. бумага.«Выделив точные молекулы, которые поддерживают неассоциативную память, мы сможем разработать лекарства, которые могут лечить тревогу, не влияя на нормальную память пациента о прошлых событиях».

«Наше исследование является« доказательством принципа », которое дает возможность для разработки стратегий и, возможно, методов лечения тревожности», — сказал д-р Шахер. «Например, поскольку воспоминания могут измениться сразу после воспоминания, терапевт может помочь« переписать »неассоциативную память, введя лекарство, которое подавляет поддержание неассоциативной памяти.”

Необходимы дальнейшие исследования на доклинических моделях, чтобы лучше понять, как PKM образуются и локализуются в синапсах, прежде чем исследователи смогут определить, какие лекарства могут ослаблять неассоциативные воспоминания.

###

Исследование называется «Избирательное стирание различных форм долговременной синаптической пластичности, лежащих в основе различных форм памяти в одном и том же постсинаптическом нейроне».

Другими авторами являются Цзянъюань Ху (CUIMC), Лариса Фергюсон (Университет Макгилла, Монреаль, Квебек, Канада), Керри Адлер (CUIMC), Кэрол А.Фара (МакГилл), Маргарет Х. Гастингс (МакГилл) и Уэйн С. Соссин (МакГилл).

Исследование было поддержано Национальным институтом здоровья (MH 060387) и Канадским институтом здоровья (MOP 12046 и 340328).

Авторы не сообщают о финансовых или иных конфликтах интересов.

Медицинский центр Ирвинга Колумбийского университета обеспечивает международное лидерство в области фундаментальных, доклинических и клинических исследований; образование в области медицины и здравоохранения; и уход за пациентами. Медицинский центр готовит будущих лидеров и включает в себя самоотверженную работу многих врачей, ученых, специалистов в области общественного здравоохранения, стоматологов и медсестер из Колледжа врачей и хирургов, Школы общественного здравоохранения Почтальона, Колледжа стоматологической медицины, Школы медсестер. , биомедицинские отделения Высшей школы искусств и наук, а также связанные с ними исследовательские центры и институты.Медицинский центр Ирвинга Колумбийского университета является домом для крупнейшего медицинского исследовательского предприятия в городе и штате Нью-Йорк и одним из крупнейших факультетов медицинских практик на северо-востоке. Медицинский центр Ирвинга Колумбийского университета делит кампус с партнерской больницей NewYork-Presbyterian. Для получения дополнительной информации посетите cuimc.columbia.edu или columbiadoctors.org.

Этика стирания плохих воспоминаний

Электричество использовалось в лечении вплоть до 46 C.E. когда Скрибоний Ларгус лечил римского императора Клавдия от головной боли электрическим угрем, процесс, который он записал в своей книге Compositiones Medicae . Но только после того, как появился Зигмунд Фрейд, электрошоковая терапия приняла свою более современную форму.

С 1892 по 1893 год Фрейд знаменит своей работой с Илоной Вайс (которую Фрейд звала фрейлейн Элизабет фон Р.), 24-летней девушкой из обеспеченной венгерской семьи. Она жаловалась на постоянную усталость и боль в ногах при ходьбе или стоянии, что, естественно, как обнаружил Фрейд, больше связано с психологической травмой, чем с физическим заболеванием.В своих исследованиях по истерии , Фрейд писал о необычном состоянии Вайса, отмечая: «Если кто-то надавил или ущипнул гипералгезирующую кожу и мышцы ее ног, ее лицо приняло своеобразное выражение, которое было выражением удовольствия, а не боли. ” Как оказалось, физическая боль могла довести ее до оргазма.

ЭСТ в настоящее время используется в основных медицинских методах лечения шизофрении, мании и кататонии.

Поставив диагноз «истерия», Фрейд в течение четырех недель лечил Вайс электрическим током высокого напряжения, воздействующим на ее ноги.После месяца безрезультатности он изменил настрой на электрошоковую терапию. Однажды он утверждал, что это «дает замечательные результаты» в Исследованиях истерии , но позже пренебрежительно отозвался о нем как о чем-то большем, чем «притворное лечение».

Хотя Фрейд быстро исключил это из своего репертуара, более века спустя электросудорожная терапия (ЭСТ) снова используется. В то время как Фрейд использовал ЭСТ как локализованное средство для лечения физических недугов, в настоящее время она используется преимущественно для лечения психических заболеваний на головном мозге.

Распространенное восприятие ЭСТ состоит в том, что это устаревшее и ужасное лечение, вроде чего-то из произведений Плата The Bell Jar или Берджесса Заводной апельсин , связанных с кинематографическими изображениями душевнобольного пациента, корчащегося в смирительной куртке. угрожающие врачи и медсестры наводняют тело пациента электричеством. Но сейчас ЭСТ на удивление модернизируется и в настоящее время используется в основных медицинских методах лечения шизофрении, мании и кататонии.

Наиболее радикально то, что теперь ЭСТ используется для изменения и уничтожения воспоминаний.

Это может звучать как вымысел, как что-то из Eternal Sunshine of the Spotless Mind , но недавнее исследование, опубликованное в Nature , показало, что ЭСТ успешно «нарушает реконсолидацию эпизодических воспоминаний у людей». То есть воспоминания были частично, а в некоторых случаях почти полностью удалены у участников, перенесших ЭСТ.

Ведущий исследователь, Марийн Крез, нейробиолог из Университета Радбауд в Неймегене в Нидерландах, и его коллеги обнаружили, что, стратегически выбрав время всплесков ЭСТ, которые вызывают приступы, пропуская ток в мозг через электроды, размещенные на коже черепа, возможно для нацеливания и нарушения памяти пациентов о тревожном эпизоде.

В ходе исследования участникам были показаны слайд-шоу двух «эмоционально травмирующих событий» — автокатастрофы и сексуального нападения, — которые также рассказывались участникам, чтобы лучше закрепить их в их сознании. Через неделю участников попросили вспомнить события, и группа лечения получила всплески ЭСТ, когда они пытались восстановить воспоминания. На следующий день участникам был предложен тест памяти с несколькими вариантами ответов. Оказалось, что пациенты, перенесшие лечение электрошоком, значительно хуже запоминали детали из рассказов, чем пациенты, которые либо находились под наркозом, либо вообще не получали лечения.Те, кого лечили с помощью ЭСТ, показали себя не лучше, чем если бы они просто предположили.

Такое открытие вызывает серьезные вопросы, не в последнюю очередь: должны ли мы вмешиваться в нашу память? Но чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала определить ценность памяти. Если это правда, что наши действия, наши личности, само наше представление о себе основаны на опыте, который мы получили, и на воспоминаниях, которые мы собрали, тогда удаление наших воспоминаний означало бы уничтожение части нас самих.

В своем автобиографическом эссе «Очерк прошлого» Вирджиния Вульф написала: «Я могу только отметить, что прошлое прекрасно, потому что в то время никто не осознает эмоции. Позже он расширяется, и поэтому у нас нет полных эмоций по поводу настоящего, только о прошлом ». Избавиться от наших воспоминаний — значит покончить с прошлым, а покончить с прошлым — значит покончить с настоящим.

Но не все уверены, что избавление от плохих воспоминаний приведет к потере нашего истинного «я».Несколько лет назад, когда нейробиологи тестировали химическое вещество на крысах, которое, как они надеялись, могло стереть связи между клетками мозга (тем самым препятствуя способности вспоминать воспоминания), доктор Артур Каплан, ныне глава отдела биоэтики Нью-Йоркского университета. , сказал, что лечение, стирающее память, на самом деле не меняет нас.

«Я думаю, что мы можем изменить некоторые воспоминания, не меняя фундаментально, кто мы есть или как мы ведем себя», — сказал Каплан, который также является редактором журнала Contemporary Debates in Bioethics .«И даже если это немного изменит нашу личность, это дает нам возможность функционировать. Мы должны понять тяжелое положение тех, кто является пленником плохих воспоминаний, ужасных воспоминаний, ужасных воспоминаний ».

Хотя, как сказал Каплан, трагические воспоминания потенциально могут сделать нас пленниками самих себя, стоит отметить, что наши личности состоят из тонкой игры воспоминаний. Многие эксперты считают, что нарушить одно воспоминание чревато нарушением всего.

«Наши воспоминания и наш опыт имеют фундаментальное значение для нашей личности, для нашей жизни, всего, что делает нас такими, какие мы есть», — сказала д-р Джуди Иллес, профессор неврологии и канадский исследовательский факультет нейроэтики в Университете Британской Колумбии. «Когда вы вытаскиваете один кирпич из стены воспоминаний, вместе с ним уходят многие другие воспоминания. Воспоминания невероятно связаны друг с другом ».

Думать, что воспоминания можно разделить, было бы категоричной ошибкой — наша жизнь сложна, наполнена переплетающимися воспоминаниями, которые влияют на наши решения, наше настоящее и будущее таким образом, что невозможно предсказать.Как добавляет Иллес: «Нет такого момента времени, когда мы не создаем воспоминания».

Доктор Хэнк Грили, директор центра права и биологических наук и профессор генетики в Стэнфордской медицинской школе, согласился, сказав: «Воспоминания составляют нашу идентичность, в том числе наши личности, и в некоторых важных отношениях мы — наши воспоминания. поэтому, если бы мы потеряли или изменили наши воспоминания, мы были бы другими людьми ».

«Но, — сказал он, добавив нюансов к потенциальным эффектам удаления памяти.«Изменение или потеря воспоминаний может сделать вас счастливее или печальнее в зависимости от того, теряете ли вы печальные или счастливые воспоминания».

Хотя несколько скептически, Грили предсказал, что через 10–20 лет есть «разумный шанс», что воспоминания можно не просто разрушить, но точно определить и полностью удалить.

Итак, если кто-то переживает глубоко тревожный опыт — момент, который может оставить шрам на всю жизнь, — почему бы ему не избавиться от этого печального воспоминания, если это безопасный процесс и может привести к значительному увеличению счастья? ? Сначала это кажется очевидным ответом, но возиться с воспоминаниями — это далеко не простой процесс, и отрезать одно воспоминание — значит неизбежно посягать на другие.

Наш мозг устроен так, чтобы сохранять эмоционально серьезные воспоминания.

Даже когда они нарушены химическими веществами или вспышками ЭСТ, эмоции, лежащие в основе долговременных воспоминаний, сохраняются в нашем подсознании. Например, если кто-то подвергся насилию, он все равно будет испытывать чувство беспокойства, если снова встретит обидчика, даже если воспоминания были «стерты», согласно книге Стивена Джонсона Mind Wide Open: Your Brain and Neuroscience of Everyday Жизнь . Это потому, что, как объясняет Джонсон, наш мозг запрограммирован на сохранение эмоционально серьезных воспоминаний.Это отличный эволюционный механизм для объединения людей — для запоминания всех подробностей нашей свадьбы или вечеров, проведенных с близкими друзьями, — но он наносит ущерб нашей способности подавлять тревожные воспоминания даже с помощью лечения, изменяющего память.

Как пишет Джонсон: «Даже амнезиаки при определенных обстоятельствах могут вспомнить свои прошлые чувства».

Кратковременные воспоминания также могут быть эффективно стерты из нашего сознательного разума, но, как и в случае с долгосрочными воспоминаниями, привязанные эмоции имеют тенденцию держаться в нашем подсознании.Недавнее исследование, опубликованное в Proceedings of the National Academy of Sciences , показало, что подсознательные зрительные воспоминания могут быть ослаблены без ЭСТ или химикатов. Все, что нужно сделать, — это попытаться забыть момент, когда он происходит. Исследование показало, что когда участникам напоминали об изображении — например, о кофейной кружке, — о котором им было сказано забыть несколькими днями ранее, у них была значительно меньшая мозговая активность, чем когда им напоминали об изображениях, которые они активно не пробовали. забывать.И хотя исследование показало, что подсознательные воспоминания могут удерживаться не так сильно, как считалось ранее, пока нет доказательств того, что основные эмоции могут быть удалены вместе с воспоминаниями.

Добавить комментарий