Нет преступности: This browser is no longer supported.

Содержание

Как пандемия влияет на преступность

Рецессия фактически гарантируется мировому сообществу, предупредил генсекретарь ООН Антонио Гутерриш. А между тем на фоне эпидемии уже сейчас меняются и криминальные рынки. Так, пока деятельность одних замедлилась из-за закрытия границ, другие пользуются спросом на товары и услуги и захватывают доступ к жизненно важным ресурсам. Силы безопасности заняты контролем за режимом изоляции. Чем ниже легитимность полиции, тем менее эффективны меры в этом направлении. Пока ресурс уходит на поддержание порядка, фокус внимания смещен с ОПГ, отмечено в докладе. Организация Global Initiative Against Transnational Organized Crime показала, как работает криминальная экономика и как она может свести на нет усилия государств и международного сообщества и увеличить неравенство, а также ухудшить ситуацию с правами человека.

Сдерживание или новый старт?

Коронавирус замедляет и сдерживает организованную преступную деятельность, отмечают эксперты. Об этом свидетельствует целый ряд примеров. Так, в Сальвадоре после введения ограничительных мер резко сократилось число убийств, о такой же тенденции на фоне социальной изоляции сообщили на Балканах. В Боснии, где одной из главных проблем является угон автомобилей, потенциальные воры сообщают о том, что труднее угонять автомобили, когда передвижение ограничили, а на улицах нет людей. В Италии полиция арестовала давно преследуемого босса мафии Чезаре Корди из «Ндрангеты» за нарушение ограничений на свободу передвижения. Преступники, вовлеченные в контрабанду людей, также приостановили свою деятельность.

Но это лишь краткосрочные последствия, прогнозируют эксперты. Незаконная деятельность быстро восстанавливается, чтобы удовлетворить как старый, так и новый спрос. Преступные группы могут использовать коронавирус как окно для расширения масштабов деятельности, уверены международные эксперты. Сейчас госинституты находятся под давлением, ведь они вынуждены справляться с остановившейся экономикой, нагрузкой на здравоохранение и необходимостью принятия политических решений.

А внимание силовые структуры сконцентрировали на «вирусных мерах». Это поддержание режима изоляции или логистики. 

Пока одни группировки снизили активность, тем временем другие, более продвинутые технологически и активные, захватывают новые зоны влияния. Они оказываются связанными как с производством и оборотом наркотиков, так и непосредственно с товарами, востребованными в пандемию (контрафактные аппараты ИВЛ или тесты на коронавирус). 

Преступность в пандемию: примеры разных стран

– В Албании думают, что если полицейские заняты соблюдением изоляции, то у жителей будет время выращивать каннабис. У властей просто нет ресурса, чтобы этому помешать.
– В ЮАР Национальный резервный банк предупредил о мошенниках, придумавших креативный способ грабить население: они выдают себя за сотрудников банка, «собирающего» банкноты, которые, как они утверждают, заражены вирусом.

– В Кении продают поддельные наборы для тестирования коронавируса. Полиция проводит рейды.
– В Швейцарии преступники грабят жителей так: называют себя представителями госучреждений и просят доступ к имуществу, чтобы провести дезинфекцию.
– В коронавирусном тренде оказалась и незаконная торговля дикими животными. Так, торговцы в Китае и Лаосе продают рога носорогов в качестве «лекарства» от заболевания.

Несмотря на общее временное снижение уровня насилия и уличной преступности, в некоторых странах фиксируется всплеск убийств, связанных с вирусом. Ситуацией воспользовались преступные группы в Колумбии, избавляющиеся от местных общественных активистов. 

Здравоохранение под прицелом

Сектор здравоохранения оказался одной из главных мишеней преступников – особенно тех, кто и так в нем действовал. Пандемия породила спрос на медицинские товары, а преступники этим воспользовались: резко выросли продажи поддельных препаратов, их хищение и контрабанда.

ФАКТ

от общей суммы расходов на здравоохранение похищается ежегодно в США (данные Thomson Reuters). Это около $230 млрд.

Там, где ОПГ уже интегрированы в систему здравоохранения, они перетягивают ресурсы на себя и усугубляют медицинские проблемы в стране. Такова ситуация в Италии, где ОПГ проникали в государственную и частную систему медобслуживания. Из недавних примеров: власти Ирана, Украины и Азербайджана перехватили попытки контрабанды основных запасов медицинских масок и дезинфицирующих средств для рук.

В Италии полиция конфисковала поддельные маски в нескольких регионах. Объявления об их продаже появились даже в даркнете (сеть, позволяющая соблюдать анонимность, часто воспринимается как инструмент коммуникации при незаконной деятельности). $14 млн составила стоимость препаратов, конфискованных в результате операции «Пангея» Интерпола и Европола по борьбе с контрафактом. В операции участвовало 90 стран.

Ситуация в России

В России ряд тенденций совпадает с западными. Как и за рубежом, в РФ прогнозируют усиление роли полиции. На днях стало известно, что правительство уже внесло в Госдуму законопроект, который предлагает дать право полицейским вскрывать автомобили, проникать в жилище, а также оцеплять территории. 

Омбудсмен Татьяна Москалькова говорила, что с 10 апреля количество случаев бытового насилия в России выросло в 2,5 раза.

О значительном росте числа жалоб на домашнее насилие в период режима самоизоляции говорили и депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и Ольга Севастьянова. Они обратились к вице-премьеру Татьяне Голиковой с просьбой принять срочные меры. Однако в МВД считают, что ситуация другая: в ведомстве настаивают, что в апреле 2020 года зарегистрировали на 9% меньше случаев бытового насилия, чем в апреле прошлого года.

Вызывает опасение и состояние российских заключенных и работников ФСИН: согласно официальным данным, коронавирус обнаружили у 617 сотрудников ведомства и у 145 заключённых.

Мошенники тоже освоили «вирусную» тематику. Например, злоумышленники стали предлагать россиянам поддельные экспресс-тесты и препараты от коронавирусной инфекции. Также ВТБ раскрыл схему мошенничества с ваучерами за отмененный авиарейс.

Киберпреступники создали более 10 000 фейковых ресурсов, связанных с темой пандемии коронавируса, посчитали эксперты.

Коррупция и связи с ОПГ – глобальная проблема здравоохранения, которая проявляется как на государственном уровне (при закупках, распределении ресурсов), так и на индивидуальном (взятки за приоритетное медобслуживание или игнорирование карантина).

В Европе 19% пациентов сообщили, что давали взятку за преференциальное медицинское обслуживание. Это средняя цифра. По отдельным странам результаты выше. Например, 41% для Словакии и 38% для Словении.

Киберкриминал использует возможности

Масштабы финансовых онлайн-преступлений и их прибыльность растут в условиях пандемии. Уже появился ряд фишинговых афер, связанных с коронавирусом. Так, кибермошенники выдают себя за уважаемые организации (например, ВОЗ) и распространяют вредоносные программы или собирают данные. 

Интерпол уже сообщал о мошенничестве, в рамках которого потребителей провоцируют купить несуществующее медоборудование, предлагают перечислить деньги на медпомощь, которые на самом деле идут на счет преступников. Растет продажа контрафакта в интернете, в том числе на крупных платформах. 

Растущий спрос на секс-индустрию онлайн увеличивает процент сексуальной эксплуатации, в том числе детей. ФБР выпустило предупреждение о том, что школьники, которые учатся дома из-за карантина, сейчас еще активнее сидят в интернете, из-за чего находятся в зоне риска.

Другая индустрия, которая потенциально растет, – онлайн-казино. Мошенничество с использованием деловой электронной почты также становится более распространенным, когда многие компании перешли на удаленку. При сокращении физического контакта между сотрудниками административный персонал может быть менее склонен проверять у руководства, является ли приказ заплатить поставщику или дочерней компании подлинным.

Коронавирусная политика: эффекты

Организация выделила несколько неявных последствий, к которым может привести сегодняшняя коронавирусная политика государств. Первое из них – повышенный уровень риска для уязвимых групп, зависящих от преступников. Также закрытие на долгое время школ, развлекательных и общественных центров может подтолкнуть молодежь к участию в ОПГ, предупреждают исследователи.

Пандемия – экзамен на эффективность власти всех уровней, а ее итоги в ближайшей перспективе окажутся значимым политическим фактором, считают авторы доклада. Уже очевидно, что эпидемия влияет на уголовное правосудие и может вызвать радикальную перестройку в работе полиции.

При закрытых судах полиция вынуждена брать на себя новую функцию – самостоятельно определять, надо ли заключать преступника под стражу или будет достаточно предупреждения, отмечено в докладе. Также во многих странах полицейские оказались чуть ли не единственными, кто поддерживает не только порядок, но и живые контакты между членами общества. В итоге значимым для эффективности государства оказывается доверие к правоохранительным органам.

Поскольку уровень, качество контроля за населением уже изменились, стоит ждать изменений отношений «общество – государство» и после окончания эпидемии. Обе стороны должны согласовать, до какой степени контроль и мониторинг допустимы для общества в обмен на безопасность, считают исследователи.

В бедных странах при ослаблении или развале государственных институтов их место могут занять ОПГ, предупреждают исследователи, сначала фактически, а потом и юридически, могут превратиться во власть на всех уровнях. Власти, обращаясь к криминальным сетям за помощью, могут использовать ОПГ для достижения главной цели – это прекращение пандемии и поддержание спокойствия.  

COVID-19 станет переломным моментом в изменении облика уголовного правосудия и роли государства в целом, а также динамики глобальной криминальной экономики, делают вывод исследователи. Они предлагают ряд политических инициатив в области реагирования на организованную преступность и на ее пересечение с пандемией.

Проблемы подростковой преступности необходимо решать

Почему подростки берутся за оружие и начинают стрелять в людей? К сожалению, я не знаю всех подробностей по «борскому стрелку». Но в этом случае очень своеобразна история с получением этим молодым человеком оружия, поскольку уже возникли вопросы и к врачу, который дал разрешение, и к полиции, которая не возбудила уголовное дело, для которого имелись все основания.

Естественно, нужно сделать все необходимое, чтобы оружие не оказывалось на руках у людей с неустойчивой психикой. Как это сделать? Ведь мы второй раз за два года имеем дело с законно полученным оружием: у «керченского стрелка» оно тоже было получено на законных основаниях.

Дело в том, что процедура освидетельствования претендующих на получение права владеть оружием специалистами моего профиля, то есть психиатрами и наркологами, в сегодняшней России довольно странная. Предлагается в ходе однократного контакта определить, может человек обладать оружием или нет. И люди зависимые, и люди с психическими расстройствами с виду абсолютно не отличаются от обычных граждан. Они могут в ходе беседы произвести впечатление совершенно нормальных. Если они хотят выдать себя за здорового человека, это им обычно удается.

Что делать? Раньше подспорьем для специалистов была система, при которой люди стояли на психиатрическом и наркологическом учете. Но проблема в том, что уже двадцать с лишним лет – с 1993 года – учет в России является добровольным. Даже если человека поставили на учет по решению суда, он может потом с него совершенно законным образом сняться по своему желанию. Поэтому специалисты имеют очень мало фактов, на основе которых они должны оценить адекватность претендентов на ношение оружия.

На мой взгляд, нужно доверить выдачу разрешений полицейским, которые о том же «борском стрелке» уже знали как о малолетнем правонарушителе и имели основания ему отказать.

Очень часто у подростков есть проблемы различного уровня – от психологических, вызванных сложностями взаимоотношений со сверстниками и близкими, которые они «решают», получив в руки оружие, до более глубоких, связанных с психическим расстройством. Но здесь мы сталкиваемся с той же проблемой – с 15 лет молодой человек в России может сам решать, нужна ему психиатрическая помощь или нет.

Более того, сейчас у нас разрабатывается закон о психологической помощи, который тоже ситуации не улучшит, поскольку, скорее всего, станет калькой действующих в отдельных субъектах федерации законов, в частности в Москве. А в московском законе написано, что до 18 лет человек может обращаться за психологической помощью только с ведома родителей.

«Школьный стрелок» из подмосковного Отрадного, как известно, был человеком не только с психологическими, но и психиатрическими проблемами. Однако, несмотря на рекомендации школьного психолога, не получал ни психологическую, ни психиатрическую помощь, поскольку родители его были против.

А против они были потому, что у нас в обществе утвердилось мнение, что психиатрическая помощь нужна лишь в крайних случаях, совершенно неадекватным людям. Но это совершенно не так. И недавней трагедии в Борском районе вполне можно было бы избежать, если бы люди представляли обращение за такой помощью столь же обычным, как и поход к стоматологу, делом, может быть, и неприятным, но необходимым для здоровья.

Пока мы наблюдаем прямо противоположную тенденцию. А если ситуация будет усугубляться, то и прогноз можно сделать только неблагоприятный.

Что касается влияния компьютерных игр на психологию подростков, которые потом берутся за оружие, то уже доказано, что агрессивное поведение молодые люди могут копировать с готовых образцов. В связи с этим еще в 1970-е годы в мире появились возрастные ограничения на потребление информации, связанной с насилием.

В России сейчас фильмы и мероприятия тоже имеют возрастную маркировку. Детям на ситуации насилия смотреть не рекомендуется. Проблема в том, что маркировка эта выставляется по странным критериям. Где насилия через край, порой стоит 6+, а где-то мелькнул голый зад – и уже 18+. Потому что в массовом сознании созерцание насилия не считается чем-то опасным для детей, от информации о сексе их стараются оградить гораздо энергичнее. Хотя насилие порождает более серьезные проблемы.

Не стоит все списывать на компьютерные игры – я не встречал в них такого сюжета, где человеку, поссорившемуся с родственниками или одноклассниками, предлагается их расстрелять. Так что о копировании образцов поведения здесь речь не идет.

А вот в социальных сетях группы, где обсуждаются такие способы решения проблем, действительно есть. Но как только за их членов по-настоящему взялись, мы слышим стоны о возвращении карательной психиатрии. Но что есть больший ужас – направление участников таких групп к психиатру или массовые расстрелы, которые они совершат, не получив психиатрической помощи? Да, работа эта ведется пока криво-косо, механизмы не отработаны, но лучше, чтобы они существовали, постепенно совершенствуясь, чем отсутствовали.

Да, работа это не очень быстрая, а после подобных происшествий хочется какого-нибудь эффектного жеста – кого-нибудь наказать, что-нибудь запретить. Но такие меры – то же повышение возраста, с которого можно получить право на использование оружия, – не решают никаких проблем. Нужна системная работа, которая дает надежду на профилактику подобных явлений, а не отдельные новые запретительные меры.

СМИ об ИПП — ФинМаркет: Ложь и статистика: почему МВД скрывает правду о преступности в России

Всего 5% данных о преступности в стране используется и анализируется МВД, доступно общественности еще меньше. Дело не в неумении и не в отсутствии финансирования, а в сознательном саботаже, уверены в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина

Примерно 250 тысяч преступлений ставится на учет без возбуждения уголовных дел, что потом дает солидную прибавку к раскрываемости. А по 550 тысячам уголовных дел не понятно, какие были приняты процессуальные решения.Это то, что смогли извлечь независимые исследователи даже из открытых данных правоохранительных и судебных органов. До визуализации каждого преступления на карте города, как это практикуется уже во многих странах мира, нам еще очень далеко.

 

О причинах чрезвычайной скрытности МВД в среду в ВШЭ рассуждали эксперты Комитета гражданских инициатив, «Трансперенси Интернешнл» и Института проблем правоприменения на семинаре «Открытые данные полиции: проблемы и перспективы».Версии возникли разные: одни считают это результатом некомпетентности и саботажа, другие видят за этим страх ответственности, третьи уверены, что руководство страны не хочет, чтобы общество знало правду об истинных масштабах преступности в России.Елена Панфилова, директор Центра антикоррупционных исследований «Трансперенси Интернешнл»»Открытость данных начала бурно расцветать, теперь наблюдается откат. Понятия об открытости данных разные у общества и тех, кто внедряет новые нормы законодательства. Даже по базовым, минимальным требованиям открытости. Нам удалось добиться, чтобы у каждого сотрудника был личный бейдж. Но недавно по Москве ходили толпы полицейских без бейджев, и отказывались представляться. Говорят, теперь опять так принято.Вообще нет информации о том, почему назначают тех или иных людей, как принимаются решения, где можно посмотреть резюме тех людей, которые рассматриваются в качестве кандидатов на те или иные ключевые посты.Они хотят, чтобы мы думали, что их пугает технологическая сложность задач. На самом деле их пугает подотчетность. Потому что тогда каждый гражданин сможет узнать, насколько безопасен путь ребенка от школы до дома, район, в котором он живет. Сразу могут возникнуть вопросы, что мы начнем от информационной переходить к правовой подотчетности. А там недалеко и до предложения убрать тех или иных сотрудников.Есть пример немного из другой темы. У нас до сих пор идет борьба за то, чтобы декларации о доходах чиновников выкладывались в машиночитаемом виде. А у нас часть деклараций заполняется вручную почерком среднестатистического терапевта. Когда спрашиваем почему – говорят, что у нас нет в квалификационных требованиях к госслужащим положения, чтобы они в обязательном порядке владели компьютером. А неофициально объясняют, что если что-то всплывет, видимо, особняк во Франции, то в написанном от руки всегда можно подправить».Иван Бегтин, глава НП «Информационная культура»»МВД с точки зрения открытости данных — одно из самых проблемных ведомств. Первая проблема — это просто саботаж. Хотя многое не делается даже не по убеждению, а из-за непрофессионализма: там не понимают, что такое открытые данные, что это должны быть машиночитаемые данные, требующие определенных форматов, чтобы эти данные можно было перегрузить и использовать. МВД же использует .xml файлы, созданные из Word, надувают резиновый танк вместо настоящего.Глобальная проблема по раскрытию муниципальных данных, всего, что ниже регионов, — она просто отсутствует. Ее нет даже по некоторым регионам, например, по Москве. В лучшем случае мы имеем статистику лет за 10, ниже нет, хотя все велось. В то же время уровень понимания в регионах, что эта информация нужна, даже выше, чем на федеральном уровне. На некоторых собственных региональных сайтах уровень открытости был выше. Но после консолидации в федеральный портал, все региональные сайты уничтожены, все причесаны под одну гребенку, все унифицировано по худшему варианту. Осталось всего несколько десятков УВД муниципального уровня, например, Тольятти, Сочи, которые публикуют у себя информацию, которой нет у других.Очевидно, что на верхнем уровне руководство старается дать минимум информации. Более того, сейчас МВД готовит нормативный акт, который ограничит даже тот объем информации, который имеется сейчас. Руководство МВД должно понимать, что пока не будет открытости данных, доверия к ведомству не будет.И дело не в отсутствии средств для технического переоснащения. Когда само руководство не хочет знать, как обстоят дела в ведомстве, то нет и человеческого капитала, и технического оснащения. Россия по объемам финансирования полиции от Великобритании отстает не сильно, а вот по открытости информации на самом низовом уровне – сильно отстает. Есть мотивация, чтобы объективной картины не было. Например, на сайтах отделений милиции можно узнать, что больше всего у нас участковых с грузинской фамилией «вакансия».Мария Шклярук, Институт проблем правоприменения (Санкт-Петербург)»Из всей статистики, которая собирается правоохранительной системой, даже ведомственными исследователями используется 5-10%. На что мы тогда тратим бюджетные деньги, собирая эту статистику? Сделав эти данные открытыми, можно дать независимым исследователям источник информации для исследований. Криминология как наука зачахла, у них совсем нет данных. Сделать их открытыми, чтобы общество могло само придумать, как это можно использовать.Кадры ни в чем не виноваты. Это дефект системы. Если поменять всех сотрудников, но ничего не изменить в системе, то через год все начнут действовать ровно также.Мы попытались по данным Судебного департамента Верховного суда РФ по судебным исходам и по данным о состоянии преступности с сайта МВД выяснить, почему у нас возбуждено 2 млн уголовных дел, а зарегистрировано 2,3 млн преступлений. Получается, примерно 250 тыс. преступлений ставится на учет без возбуждения уголовных дел. Это солидная прибавка к раскрываемости, которая является основой для главной оценки эффективности работы сотрудников МВД.

Количество обращений граждан в полицию из года в год растет в среднем на 2 млн, что не бьется с представлением о недоверии населения к полиции: люди все больше обращаются в полицию. Даже в публикуемой статистике примерно из 3 млн возбужденных разными правоохранительными органами дел по 550 тыс. не понятно какие были приняты решения: нет данных о передаче дел по подследственности или соединении дел.У нас на 143 млн человек регистрируется 2 млн преступлений, 900 тыс. уголовных дел доходят до суда; 200 тыс. осуждено к реальным срокам лишения свободы, чуть больше – к условным. В Германии на 80 млн человек регистрируется почти 6 млн преступлений, 3 млн из них не раскрываются, появляется 2 млн подозреваемых, из которых 800 тыс. отправляется в суд, 600 тыс. осуждается, 41 тыс. получили реальное лишение свободы.Мы провели анализ, как влияет социальный статус подсудимых на жесткость наказания. Выяснили, что наиболее лояльны судьи к такой категории как студенты, им выносятся наиболее мягкие приговоры.Анализ 15 докладных записок (отчетов) 18 участковых в «Бирюлево Западное» за 9 месяцев 2013 года показал, чем они реально занимались накануне известных событий (антимигрантских акций протеста в октябре 2013 года – «Финмаркет»). 63% нарушений, которые они выявили, были нарушения пешеходами и пассажирами правил дорожного движения. Среди раскрытых преступлений: уклонение от уплаты алиментов, которыми занимаются судебные приставы, но им не нужна раскрываемость, и они отдают это участковым; побои, оскорбление представителей власти; постановка на профилактический учет и обход квартир, что делается для нужд вневедомственной охраны.

Прямо в отчете они пишут, сколько квартир поставлено на охрану, работают бесплатными агентами вневедомственной охраны. Если бы такая информация была по всей стране, то возник бы вопрос, а что хотят МВД от своих участковых, зачем они нужны». Леонид Савюк, профессор кафедры уголовного права ВШЭ»От правоохранительных органов очень мало зависит уровень, состояние, структура реальной преступности в стране. Если взглянуть, например, на статистику судимости за последние годы, в ее структуре преобладают насильственные, корыстные и корыстно-насильственные преступления, свидетельствующие о том, что культурный уровень нашего народа желает лучшего; расходы бюджета на финансирование науки и образования в стране в разы меньше, чем на функционирование только полиции. Это не конструктивный подход.Превентивная составляющая уголовной политики социального государства (статья 7 Конституции России), включающая в себя профилактику преступности и устранение прежде всего социальных причин криминального поведения, таких как бедность, имущественное расслоение и отсутствие равных возможностей, безработица, пьянство и наркомания, беспризорность и т. п., подменяется репрессивной политикой, задача которой непосредственно борьба с преступностью.Правоохранительные органы бьют, образно говоря, по хвостам, когда преступление уже совершено. У них нет возможности сущностно влиять на указанные факторы. А поскольку отсутствуют научно разработанные критерии оценки их деятельности, они порой, манипулируют теми или иными ложно понятыми количественными показателями своих «успехов».У в вузах исчезла такая дисциплина, как судебная или правовая статистика, скукожившись до одной-двух тем в курсе криминологии. В этом качестве даже криминология, занимающаяся изучением корней, генезиса преступлений и преступности в целом, изучением личности преступившей закон, разработкой мер профилактики, для юристов стала дисциплиной по выбору.Видимо, она кому-то не нравится; криминология истинную причину преступности преподносит не так, как хотелось бы властям предержащим. Им не выгодно, чтобы все раскладывалось по полочкам, потому что окажется: основные причины преступности — социально-экономические.Мы стали скорострелами по принятию поправок к Уголовному кодексу: их за 17 лет его действия появилось столько, сколько за 30 с лишним лет не было внесено в УК РСФСР 1960 года. Законодатели не знают реального состояния преступности в стране, ее динамики, корреляции с социально-экономическими составляющими, обусловливающими преступность, не учитывают их при принятии законов.В самой системе органов правопорядка, в частности полиции, проблем тоже достаточно. В показателях раскрываемости преступлений за значительной долей нераскрытых скрывается то, что Владимир Путин в свое время назвал «крышуют». Дело до суда не дошло, но пока вращалось по всем ступеням предварительного расследования, бизнес человек уже потерял, цель конкурента достигнута.Часто статистика используется для того, чтобы пугать общество, выбивать бюджетные средства на содержание правоохранительных органов. Это не только у нас, но и в других странах; она является своего рода «пугалом», оправдывающем повышение финансирования. Отсюда появляются цифры: в стране за 2012 год компетентными органами зарегистрировано 26 млн обращений граждан и организаций, из них 11,7 млн рассмотрено заявлений, сообщений о преступлениях органами внутренних дел, 2,3 млн зарегистрированных преступлений; выявлено лиц, совершивших преступления 1,2 млн. В криминальной статистике важны показатели судимости: из 983,1 тыс. лиц, в отношении которых судами общей юрисдикции рассмотрены уголовные дела, осуждено по приговорам, вступившим в законную силу, 739,3 тыс., из них к пожизненному лишению свободы 56 человек, к лишению свободы на определенный срок 204,3 тыс. человек; хотя УК установлено 13 мер наказания. В настоящее время только в местах лишения свободы ФСИН находится более 700 тыс. наших граждан, что значительно больше, чем в 27 странах ЕС».

Источник: ИА «ФинМаркет»

ТРУДОВЫЕ РЕЗЕРВЫ – НЕТ ДЕТСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ! – Мосправда-инфо

Отцы воевали на фронте, матери стояли у станков по десять часов в сутки, а дети, которых мать не видела целыми днями, были предоставлены сами себе и бродили по улицам, сбиваясь в хулиганские стаи.

В годы войны детская преступность грозила стать общей бедой и повторить тот уголовный уличный разгул, который запомнился со времени

разрухи двадцатых годов. Тогда первые в мире педагоги Макаренко и Сорников создали показательные детские приемники, в которых заблудшие детские души проходили, говоря современным языком, «перезагрузку» и возвращались в жизнь достойными гражданами.

Успех трудовой перековки в этих заведениях запечатлен в книгах «Флаги на башнях» и «ШКИД» (школа имени Достоевского). Эти произведения вошли в список педагогического наследия, которое и сейчас изучают в педагогических вузах.

В военные годы ответственная задача перевоспитания трудных подростков стояла перед ремесленными, железнодорожными училищами и школами ФЗО.

 Начиная с 1942 года Наркомат внутренних дел совместно с Главным управлением трудовых резервов регулярно проводили общие коллегии, на которых вырабатывали совместные меры по пресечению детской преступности в условиях военной обстановки.

Наглядный пример этого сотрудничества – перевоспитание в ремесленном училище двенадцати уличных подростков, которые в 1944 году,  начитавшись бульварных изданий о похождениях Ната Пинкертона, решили по его  подобию создать банду под названием «Черная кошка». Первая их попытка проникнуть в чужую квартиру завершилась приводом в милицию и отправлением в ремесленное училище.

Ровно через год фотографии этих ребят можно было видеть на доске почета станкостроительного завода «Красный пролетарий». А вот придуманное ими название «Черной кошки» пошло, что называется, вразнос. Им стали называть себя  парни чуть ли не в каждом дворе…

Системе трудовых резервов предстояло тогда решить еще и проблему с кадрами воспитателей, которые умели не только готовить высококлассных специалистов, но и должны были заразить воспитанников примером героической защиты своей родины, превратив недавних детей улиц в добросовестных граждан, достойных борцов за Победу.

Кроме отличного знания рабочего мастерства, требовались еще и чуткость, особое внимание к каждому подростку, умение понять его особенности и в трудную для него минуту подсказать нужный совет.

В училища приглашали демобилизованных из-за ранений фронтовиков.   Многие из числа заводских специалистов соглашались заняться подготовкой рабочей смены из тех, на кого в школах давно махнули рукой.

 Классики научной педагогики Песталоцци, Коменский, Ушинский, создавшие  важную для процесса обучения теорию  индивидуального подхода к ученику, немало бы подивились на  практику  учебных заведений трудовых резервов, где не только  находили ключ к детским душам, но и  увлекали творческим процессом рабочей профессии, вызывая желание у молодежи добиваться лучших результатов в труде.

Это было новым словом в педагогике. А в военные годы такая школа перевоспитания обеспечила еще и дополнительный резерв для пополнения рабочими кадрами оборонной промышленности.

Трудовые резервы – нет детской преступности!

Он не совершил подвига, не поставил рекорда, не сделал открытия. И тем не менее в Кемерове почти все знали Сергея Петровича Поленова. Он отличался умением увлекать собеседника независимо от его возраста, положения, профессии. И еще Поленов любил детей, а они ничто так не ценят, как искренность.

В числе рабочих-пятитысячников он окончил сначала рабфак, потом втуз, страстно увлекся поэзией. Вечерами в рабочем общежитии декламировал Блока, Маяковского, Есенина, Пушкина, Фета… Его могли слушать часами. В драматическом кружке не осталось ни одной не сыгранной им роли. Увлеченность театром и поэзией не мешали Поленову на трибунах недавно открытого (по тем временам гигантского) стадиона «Динамо» болеть за любимую команду, выкраивать часы для занятий боксом и силовой акробатикой.

Но и этого было мало. Неугомонный Сергей Петрович не пропускал ни одного диспута в Политехническом музее. И все, чем он увлекался, выходило у него удивительно легко и весело. В институте Поленов со свойственным ему азартом окунулся в мир техники, получил отличную инженерную подготовку.

Год окончания института совпал с открытием училищ трудовых резервов, и Сергей Петрович с радостью согласился стать мастером производственного обучения в одном из железнодорожных училищ. Поленов сразу стал любимцем и ребят, и педагогов. Он не скупился делиться своими знаниями и всегда умело использовал в преподавании форму игровых отношений, которая оживляет урок и пробуждает в юных душах любознательность.

Война изменила его жизнь. Училище закрыли, а Сергея Петровича направили в глубокий тыл для организации вагоноремонтных мастерских. Перед самым отъездом емупредложили по прибытии на место обучить рабочей профессии группу трудных подростков, которую отправили вместе с ним. Многие из них побывали за решеткой, знали «законы» воровского мира; казалось невероятным, что найдется человек, способный воспитать из них людей, приносящих пользу обществу.

Пристроившись в углу теплушки и наблюдая за тем, как ребята мечут замусоленные карты, Сергей Петрович невесело размышлял: «Переделать их будет непросто…» Прикидывал, чем можно увлечь этих распущенных, равнодушно посматривающих в его сторону парнишек. Контакты налаживались с трудом. Ребята неохотно вступали в разговоры и на все попытки Поленова заинтересовать их перспективой будущих дел только усмехались: «Для работы кони есть…» Поленов выжидал.

Вечером в продуваемом коробе теплушки тускло светил фитилек коптилки, сооруженной из пустой бутылки. Под дребезжащий звон вконец расстроенной, видавшей виды на своем веку гитары предводитель группы подростков по прозвищу Пан жалостливым голосом тянул песню про воровскую долю. Грустный мотив переплетался со стуком колес, вызывая у Сергея Петровича чувство сострадания к искалеченным с детства ребятам и желание бороться за них.

Он достал баян. Накинул ремень на плечо, развернул меха и подсел к ребятам. Они потеснились. Сергея Петровича премировали баяном на заводе. За несколько лет он в совершенстве овладел клавиатурой инструмента. Поэтому без труда сыграл нехитрую мелодию Пана, и звуки его баяна заглушили дребезжанье расстроенной гитары. Это был первый шаг к признанию его «своим парнем».

Сергей Петрович не стремился подорвать авторитет Пана в глазах остальных ребят, наоборот, он признавал его лидером и, обращаясь к нему, всегда выслушивал с подчеркнутым уважением. Такая тактика приносила плоды. К Поленову привыкли, перестали стесняться и иногда даже совещались в его присутствии.

Настала пора перейти в наступление. Случилось это на одной из остановок. Когда, замедляя ход, поезд подходил к небольшому полустанку, Поленов почувствовал неладное. Ребята, сгрудившись вокруг Пана, что-то замышляли. Пан шепотом отдавал распоряжения, изредка бросая косые взгляды в сторону Сергея Петровича. Поленов сразу сообразил, в чем дело, и, когда поезд, вздрогнув несколько раз, замер, первым соскочил на землю и быстро задвинул засов вагона.

— Из вагона никто не выйдет! Воровства не будет! — крикнул он хриплым от волнения голосом.

— Ты об этом пожалеешь! — грозили из вагона.

Сергей Петрович прекрасно понимал, какую рискованную игру он затеял. Однако другого выхода не было. Два часа, длиной в целую жизнь, он не отходил от вагона, слушая, как бесновались, колошматили в стены и проклинали его там, внутри.

Когда поезд мягко тронулся с места, он быстро открыл дверь, прыгнул в теплушку и прижался к стене. Прямо на него с финкой в руке шел Пан, за ним плотно теснились остальные. По вагону валялись разбросанные вещи Поленова, в углу широко раздвинул меха растерзанный баян.

— Ну, что ж, — произнес Пан, — прощайся с мамочкой, куковать тебе, дружочек, в овраге под насыпью!

В спортивном кружке Поленова всегда хвалили за моментальную реакцию. Не подвела она его и сейчас. Мускулистой пружиной его тело метнулось навстречу Пану. Мгновенный удар — и тот оказался на полу. Держась за кисть, он громко выл: «Рука… Сломал… дьявол!»

Поленов швырнул выбитую финку в дверь и, обращаясь к застывшим в изумлении ребятам, спокойно произнес:

— Есть еще желающие?

Желающих не было. Сергей Петрович нагнулся над Паном, взял руку. Тот завизжал:

— Пусти, все равно убью!

Не обращая внимания на его вопли, Поленов потрогал кисть:

— Вывих. Надо выправлять. Держись!

Он с силой дернул Пана за руку. Тот скорчился от боли. Что-то хрустнуло, и Сергей Петрович выпрямился:

— Сам полез! Но теперь все в порядке. Будешь нормально работать.

Оглядев разбросанные вещи, вздохнул:

— А баян зря разорили. Скучно без него будет. Но ничего, приедем — почините, я научу, как это сделать.

С этого дня их отношения изменились. Теперь на остановках он показывал им приемы борьбы и бокса. Ребята смотрели на него зачарованными глазами, и только Пан с рукой на перевязи угрюмо держался в стороне. Но Сергея Петровича это не смущало. Как-то раз он подозвал Пана:

— Иди сюда!

— Чего еще?

— Хочешь знать, как я тебя «приземлил»? Смотри, как надо защищаться от неожиданного нападения.

Ребята все больше проникались доверием к этому человеку, доброжелательному, справедливому. Он рассказывал о своей жизни, читал стихи, пел под гитару. В их памяти еще жили притоны, детприемники и колонии. Но теплые слова, внимание, откровенные и увлекательные беседы — с этим они познакомились впервые.

Они привыкли путешествовать в угольных ящиках, на подножках и буксах. Сергей Петрович тоже много ездил по стране, но в кабине тепловоза, устройство которого он знал до винтика. Он задавал вопросы- «головоломки”, сам на них отвечал, и все вместе дружно хохотали над простыми объяснениями, на первый взгляд, небывалых явлений.

Тянулись дни долгого пути. Попыток воровать больше не было. Незаметно исчезли и карты. Это была его первая победа. На далекую сибирскую станцию они прибыли единой, крепко спаянной семьей.

Длинный, прокопченный барак с выбитыми стеклами, заткнутые тряпьем окна, земляной пол, набитые соломой мешки, заменяющие матрасы, — это все, что могли предложить в депо приехавшей из Москвы вагоноремонтной бригаде. Сергею Петровичу выделили место в рабочем общежитии. Но он наотрез отказался. Его желание делить с ребятами все невзгоды не осталось ими незамеченным.

С этой минуты они были неразлучны: в пакгаузах, оборудованных под вагоноремонтные мастерские, на запасных путях, где дружно толкали тележки от поврежденных вагонов, в рабочей столовой, где вместе хлебали пустые щи… Вместе топили старенькую «черную» баньку. Вечерами благоустраивали барак, грозивший рухнуть: ремонтировали печи, настилали полы, укрепляли стены.

Сергей Петрович ложился позже всех, вставал первым. Он лично проверял одежду ребят, следил за чистотой. В мастерских не только объяснял и показывал, но и работал сам, брался за самую грязную работу.

Обугленные, изуродованные в огне бомбежек вагоны преображались в стенах мастерской. Из ее ворот пыхтящий паровозик выводил возрожденные, отделанные светлым тесом составы. Они катились по стальным путям, разнося славу о ремонтной бригаде Поленова. О работе мастерской заговорили в городе.

Всю бригаду зачислили в ремесленное училище. Теперь они щеголяли в новой форме, жили в общежитии училища и не только работали, но и учились. Вечерами, после утомительного дня, когда ныли натруженные руки, Сергей Петрович читал стихи. И каждое слово западало в душу ребят, открывая им ранее неведомый мир красоты человеческого творчества.

Газета стала еще одним открытием в их жизни. И если вначале, когда Сергей Петрович разворачивал газетные листы, многие скучали, то вскоре ребята стали с нетерпением ожидать новых сводок с фронта, которые он ежевечерне читал перед тем, как они расходились по своим постелям. Это была еще одна победа.

Но торжество было впереди. Когда самый маленький из ребят как-то не выдержал трудностей и расплакался, вся группа подняла его на смех. И сам Пан, встряхнув малыша за шиворот, сказал:

— А что, думаешь, Сергею Петровичу легче? Ему потруднее твоего достается!

Но истинная радость педагогического успеха пришла к Сергею Петровичу позже. Однажды в мастерскую ребята пришли без Пана. Встревоженный Поленов узнал, что Пан заболел, и помчался в общежитие. По дороге он взял в столовой порцию сахаринных помадок. В спальне его встретил одетый Пан с больничным листом в руке. Увидев Сергея Петровича, он смущенно спросил:

— Можно мне на работу? Зачем этот бюллетень?

Предводитель ватаги, сорвиголова, числящийся во всех детприемниках неисправимым малолетним преступником, стоял перед Сергеем Петровичем потупив глаза, по-детски переминаясь с ноги на ногу. Сергей Петрович крепко обнял Пана и бережно повел к кровати, заставил лечь и, положив руку на пылающий лоб парня, с нежностью произнес:

— Дорогой мой человек!

…Группа окончила училище. Ребят с нетерпением ждали на кемеровских заводах. Их звала большая жизнь. Окончание училища совпало с окончанием ремонта 231-го вагона. За пять месяцев напряженного труда поленовцы вывели на пути пять восстановленных составов. Поленову дали в училище новую группу. Она была ничуть не легче его первенцев, хотя на этот раз в ее составе были девочки.

Сергей Петрович, как и прежде, первым приходил в цех, осматривал каждое рабочее место, лично проверял ключи, поковки, клещи, молотки, чтобы все было под рукой у его питомцев, чтобы не отвлекались они бесцельно, тратя драгоценные минуты.

И по-прежнему Сергея Петровича видели в городском управлении, военном представительстве, в городском театре, где он говорил директору:

— Кому же еще показывать спектакль, как не тем, кто учится и работает для фронта? Есть ли у вас в городе другой такой благодарный и заслуженный зритель?

Когда пятнадцатилетняя девчушка из его группы пришла на работу в тридцатиградусный мороз в сшитой ею самой тряпичной обуви, он добился приема у начальника отдела рабочего снабжения, привел ее в кабинет, а в училище она уже вернулась… в добротных ботинках! Она долго не уставала рассказывать всем, какой у них замечательный мастер — Сергей Петрович Поленов!

Да он и был таким, этот человек, чье сердце билось для добра, человек, который в горькое для людей время делал детей счастливыми и сам вместе с ними радовался их счастью!

Эрик КОТЛЯР.

«Скажи преступности нет!» (проект РОО АДМО Ямала, 2017 год)

 Сотрудничеству с региональной Ассоциацией детских и молодежных объединений уже три года. За это время и проекты совместные реализовывали и успешно, и в подготовке заявок на различные конкурсы помогали. Дружим тесно…. И вот,  2016 году  при нашем содействии получен  грант 3-го президентского конкурса на реализацию правозащитного проекта «Скажи преступности нет! Дорожи свободой!».

Проект является замечательным примером консолидации усилий по реализации социальной проблемы, так как идейным разработчиком были сотрудники системы исполнения наказаний. Добровольцы РОО «АДМО Ямала» нашли возможность включения общественности в процесс профилактики противоправного поведения среди жителей Ямала:  «Легче людей предупредить, чем потом помогать выходить из сложных ситуаций».
Проект состоит из ряда мероприятий:

  • юридические консультации и лекции по повышению правовой грамотности условно осужденных без лишения свободы;
  •  занятия в школах округа о необходимости соблюдения закона, как основы успешной жизни в правовом государстве.
  •  проведение ежемесячных воспитательно-профилактических мероприятий для различных категорий  жителей округа по предупреждению правонарушений.

Проект стартовал в январе 2017 года и за это время создан сайт (http://dorozhisvobodoy.ru), на котором размещена информация: об изменениях в законах уголовного; об изменениях в законах уголовно-исполнительного; об изменениях в административном законодательстве; о проведенных мероприятиях; размещена информация о возможности получения бесплатной консультации на территории округа; размещены материал о правах граждан.  Осужденные и члены их семей могут задать вопрос и получить юридическую консультацию (попросить юридической помощи, направить электронное письмо с обращением или заявлением о возникшей проблеме).

 Доступ к сайту возможен через сеть интернет, непосредственно возможность воспользоваться оборудованием и сетью интернет в учреждениях библиотечной системы округа. Также сотрудники библиотек округа могут оказать помощь плохо владеющим или совершенно не владеющим пользователям компьютера и сетью интернет.
 Итоги проекта представлены здесь:  методические рекомендации

ОБЕСПЕЧЕНИЕСОБЛЮДЕНИЯ ЗАКОНОВ О НАРКОТИКАХCМЕЩЕНИЕ АКЦЕНТА В СТОРОНУ ЭЛИТЫ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Рынки  незаконных  наркотиков  представляют  собой  неисчерпаемый  источник  власти  и  дохода  для  организованных преступных  групп.  Такое  положение  дел  сохраняется  даже  несмотря  на  существенные  инвестиции  политического, финансового,  социального  и  военного  капитала  в  глобальную  «войну  с  наркотиками»,  которая  оборачивается трагическими  жертвами  и  человеческими  потерями.  Вместо  того  чтобы  ограничить  наркорынки,  которые,  наоборот, даже расширяются с точки зрения их масштаба и сложных связей во всем мире, репрессивные меры уголовной юстиции и военные методы борьбы с незаконным оборотом наркотиков только усугубляют без того существенное воздействие организованной наркопреступности – от массового насилия в некоторых государствах до роста коррупции и нанесения ущерба  политической  и  экономической  стабильности.

В  международной  полемике  по  вопросам  наркополитики  сохраняется  глубокий  раскол.  Несмотря  на  подтверждение приверженности  запретительным  мерам,  выраженной  в  Министерской  декларации  Комиссии  по  наркотическим средствам  (КНС)  Организации  Объединенных  Наций  (ООН),  принятой  в  марте  2019  г.,  в  системе  ООН  все  активнее признаются вредные последствия нынешнего режима наркоконтроля и обсуждается необходимость внедрения таких мер, как декриминализация использования и хранения наркотиков для личного употребления. Все больше стран начинают применять модели декриминализации, а в ряде юрисдикций происходит легализация и регулирование употребления каннабиса в рекреационных целях. Вместе с тем, некоторые другие страны развиваются по противоположному сценарию, удваивая  усилия  по  искоренению  наркопотребления  с  помощью  карательных  подходов,  что  усугубляет  ситуацию  в области здравоохранения и прав человека.

В  этом  крайне  поляризованном  контексте  все  более  актуальной  становится  необходимость  активных  действий  со стороны  государств  в  сторону  реформы  наркополитики,  нацеленных  на  продвижение  научно  обоснованных  мер борьбы  с  организованной  преступностью  и  оборотом  наркотиков.  Настоящий  отчет  подготовлен  в  поддержку  этих усилий посредством реализации пяти основных направлений реформы наркополитики, сформулированных в докладе Глобальной комиссии за 2014 год. Наряду со стратегиями по сохранению здоровья и безопасности людей, употребляющих наркотики, эта последовательная пятикомпонентная программа предусматривает переориентацию мер реагирования на наркоторговлю  и  организованную  преступность  в  рамках  полноценной  реформы  наркополитики.

В  настоящем  докладе  представлены  свидетельства  того,  как  глобальная  «война  с  наркотиками»,  несмотря  на  ее демонстративные цели, способствовала усилению влияния и расширению потенциала организованной преступности. Возможность внедрения более эффективных подходов в борьбе с транснациональной организованной преступностью и  оборотом  наркотиков  –  посредством  целенаправленных  и  сбалансированных  правоохранительных  подходов  и стратегий развития, учитывающих первопричины появления организованной преступности, – сохраняется и может быть реализована даже в условиях незаконного статуса наркорынков. Законодательное регулирование наркотиков открывает беспрецедентные возможности для вывода наркорынков из-под контроля криминальных группировок, о чем говорилось в  докладе  Глобальной  комиссии  за  прошлый  год,  но  также  ставит  перед  странами  новые  задачи  противодействия организованной преступности. В настоящем докладе описываются уроки, усвоенные как в контексте прогибиционизма, так и в условиях рынка легального оборота наркотиков.

Процессы  внедрения  более  прогрессивной  наркополитики  зачастую  тормозились  режимами  международного наркоконтроля, отсутствия согласованности в действиях ведомств ООН и между региональными учреждениями, а также из-за глубоко укоренившихся консервативных воззрений международного режима. В докладе также представлен прошлый опыт режима международного контроля над наркотиками и потенциальные меры более эффективной координации в будущем, при наличии политической воли.

В Петербурге нет массовой подростковой преступности

В Петербурге с начала года увеличилась статистика по подростковым преступлениям, но при этом детей, вовлеченных в криминальную жизнь, не стало больше. Об этом рассказала начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры Петербурга Ольга Качанова, передает корреспондент Города+. Одним из самых резонансных происшествий Северной столицы за этот год стало нападение подростков на прохожих в Таврическом саду. Пострадавшие находятся в больнице с множественными травмами, а четверо подозреваемых теперь под стражей. Им инкриминируют нанесение побоев и умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью. В дальнейшем будет дана оценка действиям сотрудников системы профилактики, то есть должностным лицам, работавшим с этими ребятами. Вся информация станет доступна общественности по завершению проверки , — объяснила Качанова. Она также рассказала, что текущий год начался с роста подростковой преступности. Но такие данные приводит статистика, в которую внес свой внушительный вклад один несовершеннолетний. Он нарушил закон более 50 раз. Уровень преступности вырос, но наши подростки массово не встали на криминальный путь. Дело в том, что в самом начале года были возбуждены уголовные дела в отношении одного ребенка. В основном он занимался кражей велосипедов. В дальнейшем, если поэтапно анализировать преступность, мы видим совершенно объективный ее спад. За 7 месяцев прирост составил 18% к аналогичному периоду прошлого года , — говорит эксперт. По ее словам, чаще всего подростки крадут из магазинов и совершают преступления в сфере оборота наркотиков. В первом случае дети часто идут на поводу у своих товарищей, которые берут их на слабо , требуя что-то украсть. Во втором, молодые люди испытывают трудности в семье, при общении с друзьями и в школе.

Поделиться в соцсетях

депутатов заявили, что после того, как студент Бронсона заявил, что учитель ударил его кулаком, преступление не было совершено, учитель может вернуть

БРОНСОН, Флорида (WCJB) — 12-летний студент Бронсона заявил, что его заместитель учитель ударил его кулаком в начале прошлой недели.

Депутаты говорят, что студент взял ручку со стола Гарина Остина и играл в игру «держись подальше» с 20-летним заместителем учителя.

«Когда учитель хватался за ручку, ученик явно пытался держаться от него подальше — похоже, я предполагаю, что ученик мог быть ранен», — сказал представитель офиса шерифа округа Леви лейтенант.Скотт Таммонд.

Однако, по словам депутатов, расследование по иску подошло к концу, а доказательств совершения преступления нет.

Поскольку замещающий учитель был сотрудником по своему желанию — если его переоценка пройдет успешно, он может вернуться в класс.

«Если он все же решит, что хотел бы вернуться — одно из наших действий — это оценка. У нас очень строгое профессиональное развитие, чтобы попытаться оказать поддержку нашим учителям…. поэтому мы стараемся предоставить эти возможности и убедиться, что люди проходят через этот процесс, прежде чем они войдут в класс с нашими учениками », — сказал суперинтендант Кристофер Коварт.

Депутаты говорят, что после нескольких дней расследований и опроса 22 студентов и нескольких сотрудников, показания свидетелей не совпадают с версией истории студента. Руководители школ говорят, что придерживаются результатов расследования.

«Мы делаем все возможное для обеспечения безопасности студентов, но также предоставляем нашим сотрудникам надлежащую правовую процедуру и их права.

Отец ученика, Алан Брукс, утверждает, что другой ученик признал, что видел ситуацию. Он говорит, что он расстроен, что никто не обратился к нему из школы, чтобы извиниться или объяснить инцидент, и что он не закончил бороться за своего сына. Он говорит, что не согласен с выводом расследования.

«Все делают ошибки — все. Я за свою жизнь заработал. Но если бы они поговорили со мной … это никогда бы не зашло так далеко … но все, с кем я разговаривал, хотели прикрыть задницу того учителя, — сказал Брукс.«Мы посмотрим, что мы можем сделать. Я просто не понимаю, как ему может сойти с рук два человека, которые говорят, что моего сына ударили — тот учитель ударил его. Мне звонили учителя и говорили, что он не хочет делать свою работу в школе, он не хочет возвращаться в эту школу ».

Существует вероятность того, что семья студента может подать отдельный судебный иск.

Авторское право 2021 WCJB. Все права защищены. Нажмите здесь , чтобы подписаться на нашу рассылку новостей.

Тейлор Свифт и Хаим «Нет тела, нет преступления» Текст

Эсте Хаим и Тейлор Свифт.Фото-иллюстрации: Vulture, Getty Images и YouTube

В прошлом году Тейлор Свифт была замечена выходящей из самолета с сестрами Хаим, Лорд, и ее парнем, Джо Алвином. Или, как утверждается, заметили — вся группа прикрыла головы черными зонтиками, чтобы их не узнали папарацци, и при этом привлекла больше внимания. Хаим открылся для Swift в 2015 году, после их впечатляющего дебюта Days Are Gone ; к тому времени, когда были сделаны эти фотографии, в июле 2019 года, они готовились выпустить «Summer Girl» и начать долгий выпуск своего третьего и самого амбициозного альбома Women in Music Pt.III . И за эти четыре года у них возникла такая тесная связь, благодаря которой сестры Хаим запихивали головы в зонтики для своего друга.

Итак, первая коллаборация Свифта с Хаимом «Нет тела, без преступления» уходит корнями в глубокую дружбу с Эсте, Даниэль и Аланой, даже если песня — и большая часть нового альбома Свифта, evermore — опирается на те же выдумки, которые она сочла плодотворными в июльском фольклоре года . При первом прослушивании «нет тела, нет преступления» не сочетается с остальными приглушенными звуками на evermore и фольклор , вместо этого, опираясь на кантри-корни и основы Свифта, чтобы попытаться исполнить классическую песню мести.В начале этого года она погрузилась в возвращение кантри, исполнив «Бетти» на сцене Academy of Country Music Awards, но эта песня была больше Диланом, чем Долли. «Нет тела — нет преступления» — самая резкая фраза Свифт за последние десять лет, начиная с кантри на ее шедевре в стиле поп-кроссовер Red . (Примечательно, что это единственная из когда-либо существовавших песен, которые Свифт написала соло, и одна, в которой она делит производственные обязанности с фольклорным исполнителем Аароном Десснером.)

Песня представляет собой четкую линию песен о жестоком распаде в стиле кантри. Поклонники быстро набросились на сравнения с «Прощай, Эрл» Цыпочек и «Прежде, чем он обманет» Кэрри Андервуд; «День независимости» Мартины Макбрайд и немало хитов Миранды Ламберт также соответствуют всем требованиям. «Хорошо, что его любовница оформила крупный полис страхования жизни», — поет Свифт, готовясь к финалу. Несмотря на все сексистские уколы, которые Свифт получила в отношении своих песен о разрыве, она всегда была склонна к разрушительным, а не мстительным, в хрониках своих сердечных приступов — за некоторыми заметными исключениями, конечно, такими как безудержная ранняя выдающаяся песня Picture to Burn.Но нить, проходящая через Chicks, Lambert и даже «Picture to Burn», — это огонь, часто буквальный, в центре песен. Это из тех вещей, которым вы с энтузиазмом подпеваете, делая несколько снимков после вечеринки с друзьями.

«Нет тела, нет преступления» — это не просто отсутствие этого огня, но и интимные детали более интимных песен Свифта о расставании, таких как «All Too Well» и «Back to December». Вместо этого Свифт не просто ссылается на Эсте Хаим по имени, она добавила отсылку к песне Olive Garden после того, как спросила друга о ее любимых ресторанах.Ее новообретенное чутье к литературе принесло такие дары, как фольклор , трилогия о любовном треугольнике , но на тему «Нет тела, нет преступления» Свифт так глубоко погрузилась в характеры, сюжет и буквализм, что ее талант размывается. Не то чтобы вы не смогли написать отличную вымышленную песню о расставании — Ламберт едва успела сгореть к тому моменту, когда она написала «Порох и свинец», основанную на рассказах ее родителей-частных детективов. Но «нет тела, нет преступления» просто передает драму, а не обеспечивает катарсис.Он лучше подходит для озвучивания эпизода мыльного телешоу, чем для любого горя.

Haim привносит немного канавки в «без тела, без преступлений», что делает его долгожданной встряской в ​​статике evermore ’s static . Но он по-прежнему не может сравниться ни с чем с замысловато сконструированным, эмоционально голым WIMPIII группы. Вряд ли сестры виноваты — они только добавили в трек немного бэк-вокала, и только двое из них сделали (любопытно, что Алана отсутствует в титрах).Если ничто иное, «ни тела, ни преступления», является свидетельством того, что ставки Свифт и дружба сестер: Они прятались для нее под зонтиками; она поможет им прикрыть убийство. Им определенно было весело делать это. Если бы только это произошло.

Дым, но нет огня Джессика С. Генри — Твердый переплет

проливает яркий свет на систему уголовного правосудия, которой не хватает верности средствам защиты, лежащим в основе нашей демократии.И последствия ужасны, как наглядно демонстрирует Джессика Генри, рассказывая захватывающие истории о невинных людях, которые провели годы в тюрьме за преступления, которых никогда не было. Эта книга призывает участников системы уголовного правосудия вновь принять видение, согласно которому неправомерные приговоры рассматриваются как невыносимое зло, и это важный тревожный сигнал для профессионалов, замешанных в существующем статус-кво ». — Джонатан Рэппинг, основатель Gideon’s Promise, Inc. и автор

«В этой тщательно исследованной и четко написанной книге Джессика Генри тщательно объясняет, казалось бы, необъяснимое: как невинные люди могут быть осуждены за преступления, которых не было. Дым, но нет огня станет исчерпывающим описанием этого загадочного типа судебной ошибки »- Саймон А. Коул, директор Национального реестра реабилитации, Калифорнийский университет, Ирвин

« Захватывающая книга Генри знакомит читателей с мир реабилитации без преступлений. Поистине шокирует тот факт, что преступления могут быть полностью сфабрикованы как из-за проступков, так и из-за халатности ». — Брэндон Л. Гарретт, автор книги Осуждение невиновных: где уголовное преследование идет не так, как надо

« Страшно и незаменимо, Smoke, But Книга No Fire обязательна к прочтению всем, кому небезразлична целостность нашей системы уголовного правосудия.Джессика С. Генри с точностью и большой ясностью документирует хаос и разрушения, которые несправедливые убеждения причиняют обществу, предлагая при этом значимые и действенные решения »- Гилберт Кинг, автор книги Дьявол в роще и под безжалостным солнцем

«Генри раскрывает феномен, о котором мало кто знает, — шокирующую проблему невинных людей, осужденных за преступления, которых на самом деле никогда не было. Написанный мощной и доступной прозой, это произведение, которое необходимо прочитать юристам, истинным фанатам преступности и всем, кому небезразлично правосудие.»–– Марк Годси, автор книги Слепая несправедливость: бывший прокурор разоблачает психологию и политику неправомерных приговоров

«Без тела, без преступления» Значение, объясненное Тейлор Свифт

Праздничный сезон для всех стал ярче, когда Тейлор Свифт удивила поклонников, выпустив свой девятый альбом «Evermore». Никто не знал, что она над чем-то работает или собирается бросить, пока нам всем скучно в карантине.

Но это было идеальное время, потому что всем было чем заняться.Поскольку ее музыка часто изобилует личной информацией и пасхальными яйцами, фанаты хотят подробностей о « без тела, без преступлений», что означает , и, к счастью, она объяснила.

Что означает «нет тела — нет преступления»?

Тейлор Свифт порадовала своих поклонников после неожиданного выпуска альбома под названием «Evermore», который является сестринской записью ее восьмого студийного альбома «Folklore». Альбом вышел 10 декабря 2020 года с песней «Willow» и сопровождающим ее клипом.

Продолжение статьи под рекламой

Тейлор всегда умела говорить, и это отчасти одна из причин, по которой она стала такой успешной.Конечно, она может петь и играть на инструментах, но, сочиняя собственные песни, поклонники звезды чувствуют, что знают ее на более личном уровне. Она известна тем, что берет моменты из реальной жизни, которые мы видели в таблоидах, и вставляла их в свою музыку.

Продолжение статьи ниже рекламы

Тейлор печально известна тем, что вкладывала в музыку свою личную жизнь — хорошую, плохую и наполненную драматизмом, поэтому, когда фанаты услышали шестой трек из ее второго альбома этого года под названием «No Body, нет преступления «, фанаты остались искать ответы.Песня, которая уже вышла вместе с официальным лирическим видео, сотрудничает с HAIM. Речь идет о персонаже по имени Эсте.

Тексты песен о женщине, которая подозревает своего мужа в измене. Оттуда он говорит о том, чтобы не прекращать поиски правды, пока правда не будет раскрыта, и когда она противостоит своему мужу, она была убита за это. Песня следует за «терпи это» на альбоме, который рассказывает первую половину истории, в которой женщина играет роль послушной жены, но с ней плохо обращаются и обманывают.

Продолжение статьи под рекламой

Это песня, которая больше напоминает ее кантри-корни, с которыми она впервые попала на сцену и поднялась в чартах. Но, учитывая, что в прошлом она так открыто заявляла о реальной жизни в текстах своих песен, фанаты хотели знать, о чем эта песня — и о том, кто умер.

Источник: Instagram

Продолжение статьи под рекламой

И оказалось, что это больше вымысел, чем факт. Тейлор Свифт поговорила с Entertainment Weekly , чтобы выяснить, о чем песня, откуда она взялась и как сестры Эсте, Даниэль и Алана Хаим были вовлечены.

«Работать с сестрами Хаим над« Нет тела, нет преступления »было довольно весело, потому что я написал довольно мрачную детективную песню об убийстве и назвал персонажа Эсте, потому что она мой друг, который был бы рад быть в такой песне, — объяснил Тейлор.

Продолжение статьи под рекламным объявлением

«Я закончил песню, набирал некоторые лирические детали и написал ей:« Ты не поймешь этот текст в течение нескольких дней, но … какой ресторан сети тебе больше всего нравится? ? ‘ и я назвал несколько.«

Она продолжила: «Она выбрала Olive Garden, и несколько дней спустя я отправила ей песню и спросила, будут ли они ее петь. Это было немедленное« ДА »».

Так же, как «Фольклор, «этот альбом — смесь фактов и вымысла. Согласно Hollywood Life , Тейлор называет этот альбом «антологией распавшихся браков, которая включает в себя неверность, двойственное терпение и даже убийства».

Рад, что в этой истории нет настоящего тела.

человек в Длугаш

человек в Длугаш [* 725]

Жители штата Нью-Йорк, апеллянт,
против
Мелвин Длугаш, ответчик.


Апелляционный суд Нью-Йорка
Аргументировано 29 марта 1977 г.
Решено 12 мая 1977 г.

41 NY2d 725
CITE TITLE AS: Люди против Длугаша,

align = «center»>

[* 726] МНЕНИЕ СУДА

Ясен, Дж.

Уголовное право имеет древнее происхождение, но уголовная ответственность за покушение на преступление возникла сравнительно недавно.В основе концепции ответственности за покушение лежат сами цели и задачи уголовного права. Конечная проблема заключается в том, представляют ли намерения и действия человека, хотя и неспособные достичь явной и злонамеренной преступной цели, опасность для организованного общества, достаточную для того, чтобы быть оправданным наложение уголовных санкций. Трудности теоретического анализа и сопутствующие дискуссии по очень прагматическим вопросам виновности резко проявляются в отношении ситуаций, когда преступное покушение не достигло своей цели исключительно потому, что фактический или правовой контекст, в котором действовало лицо, не соответствовал их предположениям.Выражаясь несколько иначе, озабоченность сосредоточивается на том, должно ли лицо нести ответственность за попытку совершения преступления, когда, неизвестно ему, было невозможно успешно завершить покушение на преступление. В течение многих лет по этому поводу проводились серьезные исследования в попытке разрешить продолжающиеся споры о том, когда невозможность успешного завершения преступного деяния должна исключать ответственность даже за тщетную попытку, если это вообще возможно. Пересмотренный в 1967 году Уголовный кодекс по-новому подошел к вопросу о невозможности защиты от начального преступления в виде покушения.Статут предусматривает, что, если лицо совершает действия, которые [* 727] в противном случае представляли бы собой попытку совершения преступления, «это не является защитой для судебного преследования за такую ​​попытку, что преступление, обвиняемое в покушении, было совершено под опекой. обстоятельства, совершение которых невозможно по факту или по закону, если бы такое преступление могло быть совершено, если бы сопутствующие обстоятельства были такими, какими это лицо считало их «. (Уголовное право, § 110.10.) Эта апелляция впервые представляет нам дело, связанное с применением современного закона.Мы считаем, что в соответствии с доказательствами, представленными Народом в суде, обвиняемый Мелвин Длугаш может быть задержан за покушение на убийство, хотя цель покушения, возможно, уже была убита рукой другого человека, когда Длугаш совершил свое преступное покушение.

22 декабря 1973 года 25-летний Майкл Геллер был найден застреленным в спальне своей бруклинской квартиры. Тело, буквально изрешеченное пулями, было найдено лежащим на полу лицом вверх. Вскрытие показало, что потерпевшему были нанесены выстрелы в лицо и голову не менее семи раз.Пороховые ожоги на лице свидетельствовали о том, что выстрелы были произведены с расстояния в одну ногу от жертвы. Из черепа пострадавшего извлекли четыре пули малого калибра. Пострадавший также был тяжело ранен в грудь. Одна пуля крупного калибра прошла через левое легкое, пробила камеру сердца, пробила левый желудочек сердца при входе и снова при выходе и застряла в торсе жертвы. Вторая пуля вошла в левое легкое и прошла в грудь, но не достигла области сердца.Хотя вторая пуля была повреждена без возможности идентификации, следы пули указывали на то, что эти ранения также были нанесены пулей большого калибра. Десятая пуля неизвестного калибра прошла через большой палец левой руки жертвы. В отчете о вскрытии была указана причина смерти: «[m] множественные пулевые ранения головы и груди с черепно-мозговой травмой и массивный двусторонний гемоторакс с проникновением в сердце». Последующая баллистическая экспертиза установила, что четыре пули, извлеченные из головы потерпевшего, были.25 калибра и что пронзительная пуля имела калибр 0,38.

Детектив Джозеф Карраскильо из Департамента полиции Нью-Йорка получил задание расследовать убийство. 27 декабря 1973 года, через пять дней после обнаружения тела, детектив Карраскильо и его коллега отправились в резиденцию обвиняемого, чтобы найти его. Офицеры прибыли примерно в 18:00. Подсудимый открыл дверь [* 728] и, когда ему сообщили, что полицейские расследуют смерть Майкла Геллера, его друга, подсудимый пригласил офицеров в дом.Детектив Карраскильо сообщил подсудимому, что полицейские хотели получить любую информацию, которую подсудимый мог иметь относительно смерти Геллера, и, поскольку подсудимый считался подозреваемым, назначили стандартные предупреждения до допроса. Подсудимый сказал офицерам, что он и другой друг, Джо Буш, только что вернулись из четырех- или пятидневной поездки «в северную часть штата» и узнали о смерти Геллера только по его возвращении. Поскольку Буш также являлся подозреваемым по делу, а ответчик признал, что знал Буша, ответчик согласился сопровождать офицеров в здание полицейского участка с целью опознавания фотографий Буша и оказания помощи расследованию.По прибытии в полицейский участок детектив Карраскильо и обвиняемый прошли прямо в комнату для допросов. Карраскильо сообщил подсудимому, что у него есть свидетели и информация о том, что уже в 19:00. за день до того, как тело было найдено, подсудимый был замечен с пистолетом 25 калибра. И снова Карраскильо представил стандартное заявление о правах до допроса. Затем обвиняемый приступил к изложению своей версии событий, завершившихся смертью Геллера.Подсудимый заявил, что в ночь на 21 декабря 1973 года он, Буш и Геллер выпивали. Буш останавливался в квартире Геллера, и в течение вечера Геллер несколько раз требовал, чтобы Буш заплатил 100 долларов в счет арендной платы за квартиру. По словам подсудимого, Буш отклонил эти требования, сказав Геллеру, что «вам лучше заткнуться, иначе вы получите пулю». Все трое вернулись в квартиру Геллера примерно в полночь, заняли места в спальне и продолжали пить где-то между 3:00 и 3:30 утра.Когда Геллер снова настаивал на выплате арендной платы, Буш вытащил свой пистолет 38 калибра, нацелил его на Геллера и трижды выстрелил. Геллер упал на пол. По прошествии нескольких минут, возможно, двух, а может быть, даже пяти, подсудимый подошел к упавшему Геллеру, вытащил свой пистолет 25 калибра и произвел примерно пять выстрелов в голову и лицо жертвы. Подсудимый утверждал, что к тому времени, когда он произвел выстрелы, «казалось, что Майк Геллер уже мертв». После того, как были произведены выстрелы, обвиняемый и Буш направились в квартиру знакомой женщины.Буш снял рубашку, завернул в нее два пистолета и нож и вышел из квартиры, сказав Длугашу, что [* 729] намерен избавиться от оружия. Буш вернулся через 10 или 15 минут и заявил, что бросил оружие в канализацию в двух или трех кварталах от него.

После того, как Карраскильо взял основную часть заявления, он спросил ответчика, почему он так поступил. По словам Карраскильо, обвиняемый сказал: «Ну и дела, я действительно не знаю». Карраскильо повторил вопрос через 10 минут, но получил тот же ответ.Через некоторое время Карраскильо задал этот вопрос в третий раз, и ответчик ответил: «Ну, ну, наверное, потому, что я боялся Джо Буша».

Примерно в 21:00 подсудимый повторил суть своего заявления помощнику окружного прокурора. Подсудимый добавил, что когда он стрелял в Геллера, Геллер не двигался и его глаза были закрыты. Хотя он не проверял пульс, обвиняемый заявил, что Геллер ничего не делал с ним в то время, когда стрелял, потому что «Майк был мертв».

Большое жюри округа Кингс предъявило обвиняемому обвинение по одному пункту обвинения в убийстве, поскольку, действуя совместно с другим лицом, фактически присутствовавшим, он умышленно стал причиной смерти Майкла Геллера. На суде присутствовало четыре основных свидетеля обвинения: детектив Карраскильо, помощник окружного прокурора, принявший вторую госпитализацию, и два врача из офиса главного медицинского эксперта Нью-Йорка. Для доказательства вины подсудимого обвинение опиралось на собственные признания подсудимого, сделанные детективом и прокурором.От врачей обвинение стремилось установить, что Геллер был еще жив в то время, когда обвиняемый стрелял в него. Оба врача показали, что каждое из двух ранений грудной клетки, ответственность за которые, как утверждал обвиняемый, лежит на Буше, могло привести к смерти без немедленной медицинской помощи. Однако жертва оставалась живой до тех пор, пока его грудная клетка не наполнилась кровью. В зависимости от обстоятельств заполнение грудной полости может занять от 5 до 10 минут. Ни один из свидетелей обвинения не мог утверждать с медицинской достоверностью, что потерпевший был еще жив, когда, возможно, через пять минут после того, как были нанесены первые ранения груди, обвиняемый выстрелил в голову жертвы.

Защита представила только одного свидетеля, бывшего главного медицинского эксперта города Нью-Йорка. Этот эксперт заявил, что, по его мнению, Геллер мог умереть от ран грудной клетки «очень быстро», поскольку, помимо кровотечения, большая пуля, проходящая через легкое и сердце, имела бы другие неблагоприятные медицинские последствия. «Эти раны могут быть почти мгновенными или [* 730] быстро смертельными, или они могут быть отложены на время, необходимое для наступления смерти. Но я бы сказал, что такие раны, как те, которые описаны здесь, прошли через легкие и сердце будут смертельными ранами, и в большинстве случаев они быстро смертельны.»

Суд первой инстанции отказался предъявить обвинение присяжным, как того требует обвинение, что обвиняемый мог быть виновен в убийстве на основании теории о том, что он способствовал убийству Геллера Бушем. Вместо этого суд представил только две теории. присяжные: этот обвиняемый либо умышленно убил Геллера, либо пытался убить Геллера.

Присяжные признали обвиняемого виновным в убийстве. Затем обвиняемый ходатайствовал об отмене приговора. Он представил письменные показания, в которых утверждал, что «был абсолютно, недвусмысленно и определенно уверен, что Майкл Геллер был мертв до того, как [он] застрелил его.«Кроме того, подсудимый утверждал, что он опасался за свою жизнь, когда стрелял в Геллера». Этот страх возник из-за того, что Джозеф Буш, признанный убийца Геллера, держал на мне пистолет и недвусмысленно говорил мне , что, если бы я не выстрелил в труп, я тоже был бы убит «. Это ходатайство было отклонено. [1]

При рассмотрении апелляции Апелляционная палата отменила обвинительный приговор и отклонила его обвинительный акт. Суд постановил, что «Народ не смог доказать вне всяких разумных сомнений, что Геллер был жив в то время, когда в него стрелял обвиняемый; Таким образом, осуждение подсудимого за убийство не может оставаться в силе.»(51 AD2d 974, 975). Кроме того, суд постановил, что приговор не может быть изменен, чтобы отразить обвинительный приговор за попытку убийства, поскольку» неоспоримым доказательством является то, что обвиняемый в то время, когда он произвел пять выстрелов в тело умерший считал его мертвым, и * * * нет ни единого доказательства, опровергающего его утверждение в этом отношении »(51 AD2d, at p 975).

Предварительно мы заявляем о нашем соглашении с Апелляционной палатой о том, что доказательства не подтверждают, вне разумных [* 731] сомнений, что Геллер был жив в то время, когда ответчик выстрелил в его тело.Для подтверждения признания виновным в убийстве должно быть установлено вне разумных сомнений, что обвиняемый стал причиной смерти другого человека. (Уголовный кодекс, § 125.00; CPL 70.20.) Люди должны были доказать, что выстрелы, сделанные подсудимым Длугашем, были достаточно прямой причиной смерти Геллера. ( People v Stewart, 40 NY2d 692, 697; People v Kibbe, 35 NY2d 407, 412.) Хотя обвиняемый признал, что произвел пять выстрелов в жертву примерно через две-пять минут после того, как Буш выстрелил три раза, все три Свидетели-медицинские эксперты показали, что они не могут с какой-либо степенью медицинской достоверности утверждать, была ли жертва жива в момент, когда подсудимый произвел выстрелы.Таким образом, Народ не смог доказать вне всяких разумных сомнений, что пострадавший был жив в то время, когда в него стрелял обвиняемый. Как бы то ни было, стрелять в труп — это не убийство. ( Стейт против Симпсона, 244 NC 325, 333.) Человек умирает только один раз.

Прежде чем перейти к анализу проблемы попытки, необходимо сделать еще один момент. Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за преступное поведение другого лица, когда «действуя с умственной виновностью, необходимой для его совершения, оно подстрекает, просит, приказывает, приставляет или умышленно помогает такому лицу совершить такое поведение.«(Уголовный кодекс, § 20.00.) Мы считаем, что доказательства в протоколе подтверждают разумный вывод о том, что Длугаш намеренно помог Бушу в убийстве Геллера и уничтожении контрольных доказательств. Однако суд первой инстанции отказал присяжным рассматривать эту теорию и поэтому вопрос о дополнительной ответственности не рассматривается. Суд отклонил обвинение в убийстве, поскольку оно отражало дополнительную ответственность, действие, которое может быть предпринято только на основании судебного постановления об увольнении (CPL 300.40; см. CPL 290.10.) Мы постановили, что Народ не может обжаловать судебные постановления об увольнении, «если повторное судебное разбирательство дела ответчика или любое дополнительное установление фактов может быть результатом отмены апелляционной инстанцией постановления, на которое подана апелляция». ( People v Brown, 40 NY2d 381, 393.) Таким образом, в данном случае мы не имеем полномочий назначать новое судебное разбирательство. Судебное решение должно оставаться в силе или падать на настоящий протокол. Поскольку протокол не подтверждает обвинительный приговор за умышленное убийство, если доказательства также не подтверждают обвинительный приговор за попытку убийства по закону, обвиняемый освобождается от какой-либо ответственности.

Процедурный контекст этого дела, не подлежащий обжалованию, но ошибочное отклонение вопроса о дополнительном поведении, способствует [* 732] уникальному характеру проблемы покушения, представленной здесь. Если два или более человека объединились для совершения убийства, доказательства родства между преступниками достаточно для того, чтобы признать всех виновными в убийстве одной и той же степени, несмотря на отсутствие доказательств того, какое конкретное действие какого лица явилось непосредственной причиной смерти жертвы. ( Ср.Люди против Бензингера, 36 NY2d 29, 34.) С другой стороны, весьма маловероятно и невероятно, что два человека, неизвестные и не связанные друг с другом, попытаются убить одного и того же третьего человека в одно и то же время и в одном месте. Таким образом, уголовная ответственность за убийство редко включает в себя, какая из нескольких попыток действительно удалась. В случае соучастников в этом нет необходимости, а случай действительно независимых субъектов маловероятен. Однако процессуальные изменения делают это дело маловероятным, и теперь мы должны решить, может ли обвиняемый быть задержан за покушение на убийство, хотя кому-то другому, возможно, удалось убить жертву.

Идея о возможной уголовной ответственности за попытку совершения преступления, даже если в конечном итоге неудачную, появилась сравнительно недавно. Считается, что современная концепция покушения восходит к делу Rex v Scofield (Cald 397), решенному в 1784 году. (Sayre, Criminal Attempts, 41 Harv L Rev 821, 834). В этом случае лорд Мэнсфилд заявил, что «[ Умысел может сделать деяние, невиновное само по себе, преступным, а завершение деяния, преступное само по себе, не является необходимым для установления состава преступления.Разве не является преступлением поджечь поезд пороха с намерением сжечь дом, потому что случайность или вмешательство другого человека предотвратят нанесение вреда? »(Cald, p 400; см., Также , Commonwealth). v Kennedy, 170 Mass 18 [Holmes, J.]. В пересмотренном Уголовном кодексе теперь предусматривается, что лицо виновно в попытке совершения преступления, когда с намерением совершить преступление оно совершает действия, которые имеют тенденцию оказывать влияние совершение такого преступления (Уголовный кодекс, § 110.10). Пересмотренный статут прояснил путаницу в предыдущем положении, которое, на первый взгляд, казалось, гласило, что покушение не наказуемо как покушение, если оно не было неудачным.(См. Hechtman, Практические комментарии, McKinney’s Cons Laws of NY, Книга 39, Уголовное право, § 110.00, стр. 309-310.)

Самыми интригующими делами о покушениях являются те, в которых попытка совершения преступления не увенчалась успехом из-за ошибок факт или закон со стороны потенциального преступника. Общее правило, разработанное в большинстве американских юрисдикций, гласит, что юридическая невозможность [* 733] является хорошей защитой, а фактическая невозможность — нет. (См. Conspiracy, Attempt-Crime Impossible, Ann., 37 ALR3d 375, 381; см. Также, , Что представляет собой попытку убийства, Ann., 54 ALR3d 612, 633.) Таким образом, например, было установлено, что обвиняемые, стрелявшие в чучело оленя, не пытались поймать оленя вне сезона, даже несмотря на то, что они считали манекен живым животным. Суд постановил, что преступного покушения не было, потому что «взять» чучело оленя не было преступлением, и попытка сделать то, что законно, не является преступлением. ( State v Guffey, 262 SW2d 152 [Mo]; см. Также , State v Taylor, 345 Mo 325 [отсутствие ответственности за попытку подкупа присяжного заседателя, если подкупленное лицо фактически не являлось присяжным] .) Эти дела свидетельствуют о юридической невозможности. Еще один пример — классическая гипотеза Фрэнсиса Уортона с участием леди Элдон и ее французского кружева. Леди Элдон, путешествуя по Европе, закупила по высокой цене некоторое количество французских кружев, намереваясь переправить их в Англию без уплаты пошлины. При обыске на таможне оказалось, что кружево английского происхождения, малоценное и не облагаемое пошлиной. Традиционно считается, что леди Элдон не несет ответственности за попытку контрабанды.(1 Wharton, Уголовное право [12-е изд.], § 225, стр. 304, № 9; варианты гипотетического см. Hughes, One Additional Footnote on Attempting the Impossible, 42 NYU L Rev 1005.)

С другой стороны, фактическая невозможность не была защитой. Например, мужчина был привлечен к ответственности за покушение на убийство, когда он выстрелил в комнату, в которой обычно спала его цель, и, к счастью, в ту ночь цель спала в другом месте дома. ( State v Mitchell, 170 Mo 633.) Хотя одна пуля попала в обычную подушку цели, достижение преступной цели было фактически невозможно.Дело State v Moretti (52 NJ 182, cert den 393 US 952) представляет собой аналогичный случай фактической невозможности. Обвиняемый согласился сделать аборт, а затем и уголовное преступление, в отношении следователя полиции под прикрытием, которая на самом деле не была беременной. Суд поддержал обвинительный приговор, постановив, что «когда преследуемые обвиняемым последствия запрещены законом как уголовные, это не является оправданием того, что ответчик не смог достичь своей цели из-за неизвестных ему обстоятельств.»(52 NJ, at p 190; см., Также , People v Camodeca, 52 Cal 2d 142, 146-147.) С той же точки зрения считалось, что мужчины, вступавшие в половую связь с женщиной, с убежденность в том, что она жива и не давала согласия на половой акт, могло быть предъявлено обвинение в попытке изнасилования, когда женщина фактически умерла от [* 734] несвязанного недуга до полового акта. ( United States v Thomas , 13 USCMA 278.)

Дела в Нью-Йорке можно разбирать аналогичным образом.Одним из основных дел о юридической невозможности является People v Jaffe (185 NY 497), в котором мы постановили, что не было никакой ответственности за попытку получения украденного имущества, когда имущество, полученное ответчиком, полагая, что оно было украдено, было , по сути, под контролем истинного хозяина. ( Accord People v Rollino, 37 Misc 2d 14; Booth v State, 398 P2d 863 [Okla]; United States v Hair, 356 F Supp 339.) Аналогичным образом в деле People v Teal (196 NY 372), обвинительный приговор за попытку подстрекательства к лжесвидетельству был отменен на том основании, что показания, которые пытались подкупить, не имели отношения к существу дела.Поскольку получение ложных, но не относящихся к делу свидетельских показаний не было подстрекательством к лжесвидетельству, «лицо, по чьей прокуратуре даются показания, не может быть виновно в подстрекательстве к лжесвидетельству и, по тому же правилу, в безуспешной попытке дачи показаний, что не является преступлением. в случае совершения не может рассматриваться как попытка совершения указанного преступления «. (196 NY, at p 377.) Фактическая невозможность, однако, не была защитой. Таким образом, мужчину могли привлечь к ответственности за попытку кражи в особо крупном размере, если он выбрал пустой карман.( People v Moran, 123 NY 254; см., Также , People v Bauer, 32 AD2d 463, 468, affd 26 NY2d 915.)

Как видно даже из этого сокращенного обсуждения, различие между «фактической» и «юридической» невозможностью было действительно хорошим, и суды были склонны придавать большее значение правовой форме, чем какой-либо существенной опасности, которую действия ответчика представляли для общества. Подход разработчиков Типового Уголовного кодекса заключался в том, чтобы исключить защиту невозможности практически во всех ситуациях.Согласно положению кодекса, чтобы составить покушение, по-прежнему необходимо, чтобы результат, задуманный или желаемый субъектом, составлял преступление. Тем не менее, код предлагал фундаментальное изменение, чтобы сместить локус анализа на ментальную систему координат актера и уйти от чрезмерной зависимости от внешних соображений. Основная посылка положения кодекса состоит в том, что то, что было в уме актера, должно быть стандартом для определения его опасности для общества и, следовательно, его ответственности за попытку преступного поведения.(Векслер, Джонс и Корн, «Отношение к насильственным преступлениям в Типовом уголовном кодексе Американского юридического института: попытки, вымогательство и сговор», 61 Col L Rev 571, 578-585; см. Также , Американский юридический институт, модель [* 735 ] Уголовный кодекс [Проект палатки № 10], комментарии к § 5.01 — Уголовное покушение, стр. 30–38.)

В убеждении, что ни одна из двух ветвей традиционных аргументов о невозможности не умаляет моральной вины преступника (см. Hechtman , Практические комментарии, McKinney’s Cons Laws of NY, Book 39, Penal Law, § 110.10, p 320), Законодательное собрание в значительной степени перенесло трактовку невозможности в кодекс в редакцию Уголовного закона 1967 года. (См. Также примечание, Предлагаемый уголовный закон штата Нью-Йорк, 64 Col L Rev 1469, 1520-1521). Таким образом, человек виновен в покушении, когда с намерением совершить преступление он совершает поведение, которое имеет тенденцию повлиять на совершение такого преступления. (Уголовный кодекс, § 110.00.) Это не является оправданием того, что при сопутствующих обстоятельствах преступление было фактически или юридически невозможно совершить, «если бы такое преступление могло быть совершено, если бы сопутствующие обстоятельства были такими, какими это лицо считало их.»(Уголовный кодекс, § 110.10.) Таким образом, если обвиняемый полагал, что жертва была жива в момент стрельбы, то то, что жертва могла быть мертва, не может служить оправданием обвинению в покушении на убийство.

Обращение к фактам Рассматривая дело, мы полагаем, что в протоколе есть достаточные доказательства, на основании которых присяжные могли сделать вывод о том, что обвиняемый считал Геллера живым в то время, когда обвиняемый выстрелил в голову Геллера. Подсудимый признал, что произвел пять выстрелов по наиболее важной части анатомии жертвы практически в упор.Хотя подсудимый утверждал, что потерпевший уже был тяжело ранен другим лицом, на основании признанных действий подсудимого присяжные могли сделать вывод, что целью и намерением ответчика было совершить государственный переворот. Присяжные так и не узнали о последующем утверждении подсудимого о том, что Буш держал при себе пистолет, и приказал обвиняемому выстрелить в Геллера, причиняя боль его собственной жизни. Подсудимый не давал показаний, и это заявление о принуждении было сделано только в письменных показаниях после вынесения приговора, которые, очевидно, никогда не представлялись присяжным.В своих признаниях, относящихся к присяжным, ответчик такого требования не предъявлял. Он также не дал никаких объяснений своему поведению, за исключением небрежного уклонения от детектива Карраскильо. Любые оставшиеся сомнения по поводу принуждения развеяны более ранним заявлением ответчика о том, что он и Джо Буш мирно провели вместе несколько дней в отпуске в стране. Более того, обвиняемый признался, что беспрепятственно помогал Бушу в утилизации оружия после убийства [* 736], и, когда оружие исчезло из поля зрения, обвиняемый даже не предпринял никаких усилий, чтобы бежать от Буша.Действительно, обвиняемый не только не сразу изложил свою историю, но и, когда полиция прибыла в его дом, изложил ложную версию, призванную скрыть свою причастность и причастность Буша к убийству. Все эти факты указывают на сознание вины, которого обвиняемый не имел бы, если бы он действительно верил, что Геллер был мертв, когда он стрелял в него.

Подсудимый утверждает, что присяжные должны были принять за чистую монету содержащиеся в его признании указания на то, что он считал Геллера мертвым.Конечно, это правда, что обвиняемый имел право на то, чтобы все признания, как обвинительные, так и оправдательные, были представлены в качестве доказательств перед лицом, оценивающим факты. ( Eg, People v La Belle, 18 NY2d 405, 410-411; People v Gallo, 12 NY2d 12, 15; Richardson, Evidence [10th ed], § 227, p 202.) Однако жюри было не требуется автоматически зачислять оправдательные части допущенных. Общее правило, конечно, заключается в том, что надежность свидетелей — это вопрос фактов, и присяжные могут принять решение верить некоторым, но не всем показаниям свидетеля.( Например, People v Reed, 40 NY2d 204, 208.) Общее правило применяется в равной степени к доказательству допуска. Таким образом, было заявлено, что «там, где та часть заявления, которая освобождает сторону, делающую это, сама по себе крайне маловероятна или дискредитирована другими доказательствами, [присяжные] могут поверить одной части признания и отклонить другую». ( People ex rel. Perkins v Moss, 187 NY 410, 428.) В деле People v Miller (247 App Div 489, 493), на которое ссылался ответчик, судья Льюис (впоследствии главный судья) пришел к выводу, что Вредные аспекты признания не должны приниматься, а оправдательная часть отклоняться «, если последнее не оспаривается другими доказательствами по делу или настолько маловероятно, что не заслуживает доверия » (курсив добавлен).В этом случае есть достаточно других доказательств, чтобы опровергнуть утверждение подсудимого о том, что он считал Геллера мертвым. Было пять пулевых ранений, нанесенных с потрясающей точностью жизненно важной части анатомии жертвы. Медицинские показания показали, что Геллер мог быть жив в то время, когда обвиняемый стрелял в него. Подсудимый добровольно покинул подсудность сразу после совершения преступления вместе со своим соучастником. Подсудимый не сообщил о преступлении в полицию, когда Буш оставил его одного. Вместо этого он попытался скрыть свою причастность к убийству Буша.Кроме того, другие части признаний подсудимого делают его предполагаемое убеждение, что Геллер [* 737] был мертв, крайне маловероятным. Подсудимый, не получив никаких указаний от Буша, добровольно встал со своего места по прошествии нескольких минут и пять раз выстрелил в упор в лицо жертвы, уничтожив все оставшиеся шансы на жизнь, которыми обладал Геллер. Конечно, уже одно это указывает на бездушное безразличие к лишению жизни человека. Его признания не содержат каких-либо утверждений о принуждении [2] и вместо этого отражают безжалостное сотрудничество в попытках уничтожить важные уличающие доказательства.Действительно, обвиняемый поддерживал ложную версию происшествия до тех пор, пока полиция не сообщила ему, что у них есть доказательства того, что он недавно владел пистолетом того же калибра, что и одно из орудий, использованных в стрельбе. Исходя из всего этого, жюри, безусловно, было вправе сделать вывод о том, что обвиняемый действовал, полагая, что Геллер был еще жив, когда обвиняемый застрелил его.

Присяжные признали обвиняемого виновным в убийстве. Обязательно выяснилось, что подсудимый намеревался убить живого человека.Этот вывод включает вывод о том, что ответчик действовал, полагая, что Геллер был жив. Таким образом, нет необходимости в дополнительных фактах, установленных присяжными. Хотя вне разумных сомнений не было установлено, что Геллер был на самом деле жив, это не является защитой от покушения на убийство, поскольку убийство было бы совершено, «если бы сопутствующие обстоятельства были такими, какими [обвиняемый] считал их». (Уголовный кодекс, § 110.10.) Присяжные обязательно пришли к выводу, что обвиняемый считал Геллера живым, когда обвиняемый стрелял в него.

Апелляционная коллегия допустила ошибку, не изменив приговор, чтобы отразить осуждение за менее серьезное преступление в виде покушения на убийство. Попытка совершить убийство является менее значимым преступлением в виде убийства (см. CPL 1.20, подраздел 37), и Апелляционная палата имеет право, если судебные доказательства недостаточны с юридической точки зрения для установления преступления, за которое был осужден обвиняемый, изменить приговор к одному обвинительному приговору за менее тяжкое преступление, которое юридически установлено доказательствами.(CPL 470.15, subd 2, par [a]; 470.20, subd 4.) Таким образом, Апелляционная палата, отклонив обвинительное заключение, не приняла соответствующих корректирующих мер. Кроме того, вопросы права были ошибочно решены в пользу [* 738] апеллянта в Апелляционном отделе. Хотя мы подтверждаем постановление Апелляционной палаты в той мере, в какой это постановление отражает, что обвинительный приговор за убийство не может быть оставлен в силе, необходимо изменение приказа и перевод для дальнейшего разбирательства. (CPL 470.40, subds 2, 3.)

Соответственно, порядок Апелляционной палаты должен быть изменен, и дело должно быть передано в Апелляционную палату для рассмотрения фактов в соответствии с CPL 470.15 (см. CPL 470.25, subd 2, par [d ]) и для дальнейших разбирательств в отношении приговора (см. CPL 470.20, подраздел 4) в случае, если факты будут установлены в пользу народа. С таким изменением порядок Апелляционной палаты должен быть подтвержден.

Главный судья Брайтель и судьи Габриелли, Джонс, Вахтлер, Фуксберг и Кук согласны.

Приказ изменен, и дело передано в Апелляционную палату Второго департамента для дальнейшего разбирательства в соответствии с заключением, содержащимся в настоящем документе, и подтверждено с внесенными в него изменениями.

Footnotes

Footnote 1: Следует отметить, что Джо Буш признал себя виновным по обвинению в непредумышленном убийстве первой степени. Когда Буш выступил со своей просьбой, он подробно изложил свою версию убийства. По словам Буша, обвиняемый Длугаш был торговцем наркотиками, и Длугаш утверждал, что Геллер задолжал ему крупную сумму денег от закупок наркотиков.Буш был на кухне один, когда вошел Геллер и пригрозил ему дробовиком. Буш вытащил свой пистолет 38 калибра и пять раз выстрелил в Геллера. Геллер рухнул на пол. Затем вошел Длугаш, вытащил свой пистолет 25 калибра и произвел пять выстрелов в лицо погибшего. Однако Буш так и не дал показаний на суде над Длугашем.

Footnote 2: Несмотря на то, что Апелляционная палата утверждает обратное, в протоколе указывается, что ответчик сообщил помощнику окружного прокурора, что Буш после выстрела в Геллера держал свой пистолет нацеленным на Геллера, а не на Длугаша.Как заявил подсудимый, «это было после того, как у Джо был свой 38-й калибр, и я начал стрелять в него».

Глоссарий

В целом освобождение от ответственности происходит, когда лицо, осужденное за преступление, официально оправдано на основании новых доказательств невиновности.

Ниже приводится более точное определение.

Освобождение от ответственности — Лицо было реабилитировано, если оно было признано виновным в совершении преступления и после повторной проверки доказательств по делу после вынесения приговора было либо: (1) объявлено фактически невиновным государственным чиновником. или агентство, уполномоченное делать такое заявление; или (2) освобождены от всех последствий осуждения за уголовное преступление государственным должностным лицом или органом, уполномоченным принимать такие меры.Официальным действием может быть: (i) полное помилование губернатором или другим компетентным органом, независимо от того, обозначено ли помилование как основанное на невиновности; (ii) оправдание всех обвинений, фактически связанных с преступлением, за которое лицо было первоначально осуждено; или (iii) снятие всех обвинений, связанных с преступлением, за которое лицо было первоначально осуждено, судом или прокурором, наделенным полномочиями заявить об этом увольнении. Помилование, оправдание или увольнение должны были быть результатом, по крайней мере частично, доказательств невиновности, которые либо (i) не были представлены на суде, на котором лицо было осуждено; или (ii) если лицо, признавшее себя виновным, не было известно ответчику, адвокату и суду на момент подачи заявления.Доказательства невиновности не обязательно должны быть явным основанием для официальных действий, оправдывающих лицо. Лицо, отвечающее другим критериям, не было реабилитировано при наличии необъяснимых вещественных доказательств вины этого человека.

Exoneree — Лицо, осужденное за преступление и позднее официально признанное невиновным в этом преступлении, или освобожденное от всех юридических последствий осуждения, поскольку доказательства невиновности, не представленные в суде, требовали пересмотра дела.


Дело о поджоге — оправданный был признан виновным в поджоге, или оправдание, по крайней мере частично, зависело от доказательства того, что оправданный не совершал поджога.

Истерия сексуального насилия над детьми (CSH) — Дело, в котором оправданный был признан виновным в сексуальном насилии над детьми в рамках волны судебных преследований за сексуальное насилие над детьми в 1980-х и 1990-х годах на основании агрессивных и наводящих на размышления интервью с детьми, которые считались жертвы.Эти случаи, как правило, включали странные и неправдоподобные заявления предполагаемых жертв, часто с использованием сатанинских ритуалов.

Сознание сообвиняемого (CDC) — Содокументированный обвиняемый или лицо, которое могло быть обвинено в качестве сообвиняемого, дали признательные показания, которые также подразумевают причастность оправданного.

Подразделение добросовестности осуждения (CIU) — Подразделение добросовестности осуждения в прокуратуре, которая преследовала оправданного, помогло обеспечить его реабилитацию.(Это не обязательно означает, что рассматриваемая прокуратура вынесла фактическое решение о невиновности подсудимого.)

Ложное признание (FC) — Признание — это заявление, сделанное правоохранительным органам на любом этапе разбирательства, которое было истолковано или представлено правоохранительными органами как признание участия в преступлении или присутствия в нем, даже если заявление не было представлено. в суде. Заявление не является признанием, если оно было сделано кому-либо, кроме правоохранительных органов.Заявление, не противоречащее защите, не является признанием. Признание вины — это не признание.

Ложные или вводящие в заблуждение судебные доказательства (F / MFE) — Осуждение Экзонери было основано, по крайней мере частично, на судебно-медицинской информации, которая была (1) вызвана ошибками в судебно-медицинской экспертизе, (2) основана на ненадежных или недоказанных методах, (3) выражена с преувеличенной и вводящей в заблуждение уверенностью или (4) мошенническим.

Homicide (H) — Exoneree был признан виновным либо в убийстве, либо в непредумышленном убийстве.

Неадекватная правовая защита (ILD) — Адвокат экзонори в суде явно и явно неадекватно представил интересы.

Организация невиновности (IO) —Организация невиновности помогла добиться освобождения от ответственности. Сюда входят только невиновные организации, которые не зависят от государственных органов — сюда не входят CIU или комиссии по невиновности.

Информатор тюрьмы (JI) — Свидетель, который находился в заключении с освобожденным, дал показания или сообщил, что освобожденный признался ему или ей.

Ошибочная идентификация свидетеля (MWID) — По крайней мере, один свидетель ошибочно идентифицировал оправдываемого как человека, который видел, как свидетель совершил преступление.

No Crime (NC) — Оправданный был признан виновным в преступлении, которого не было, либо потому, что несчастный случай или самоубийство были ошибочно приняты за преступление, либо потому, что оправданный был обвинен в сфабрикованном преступлении, которого никогда не было.

Официальное нарушение дисциплины (OM) — Полиция, прокуратура или другие государственные должностные лица значительно злоупотребили своими полномочиями или судебным процессом таким образом, что способствовали осуждению оправданного.

Лжесвидетельство или ложное обвинение (P / FA) — Лицо, не являющееся оправданным, совершило лжесвидетельство, сделав ложное заявление под присягой, инкриминирующее оправдываемое лицо в преступлении, за которое оправданный позже был оправдан, или сделало подобное заявление без присяги дали ложные показания, если были сделаны под присягой.

Посмертное оправдание (PH) — Оправдание лица после его смерти, включая случаи, когда живой сообвиняемый был реабилитирован при обстоятельствах, которые ясно указывают на то, что умерший был бы реабилитирован, если бы он или она были живы.

Синдром сотрясения ребенка (SBS) — Оправданный был признан виновным в нанесении телесных повреждений или убийстве младенца путем сильного тряски на основании медицинского диагноза, который в настоящее время является весьма спорным.

Больше полицейских — не значит меньше преступности, говорят эксперты правоохранительных органов.

Примечание. Эта история стала результатом сотрудничества между The Marshall Project, Memphis Commercial Appeal и USA TODAY.

МЕМФИС — Мэр Мемфиса Джим Стрикленд вступил в должность в 2016 году, пообещав бороться с высоким уровнем насильственной преступности в городе, усилив сокращающиеся силы полиции.Его самая новаторская идея: использовать консультативный орган, Комиссию по преступности Мемфиса Шелби, чтобы направлять анонимные частные пожертвования от городской элиты для вознаграждения полицейских, которые остаются в силе.

Его список желаний, получивший название «Стратегия голубого неба» и изложенный в электронных письмах, полученных от The Marshall Project, был амбициозным: 48,2 миллиона долларов, в том числе 12,7 миллиона долларов на субсидирование жилья и обучения в частной школе для семей полицейских и 8 миллионов долларов на автомобили, забираемые домой. .

На данный момент комиссия направила 6 долларов.1 миллион в городской бюджет, большая часть из которых — на бонусы полиции. FedEx, International Paper и около десятка других частных компаний сейчас субсидируют общественную безопасность в большом американском городе.

Комиссия отказалась раскрыть размер их индивидуальных взносов. «Я не знаю, сколько дали разные компании, — сказал Стрикленд. «Я благодарен, что они дали деньги, и если они не хотели говорить индивидуально, сколько это было, то меня это устраивает».

Мемфис необычен тем, что берет деньги у частного сектора на оплату полицейских, но он отражает популярный стереотип, который обвиняет сокращающиеся полицейские силы в насилии.Джефф Сешнс, во время своего непродолжительного пребывания на посту генерального прокурора, разыграл эту тему перед аудиторией полиции, и для руководителей национальной полиции стало обычным делом жаловаться на то, что политика Black Lives Matter и вирусные видеоролики о том, как полиция убивает гражданских лиц, наряду с низкой оплатой, имеют усложнили набор и удержание квалифицированных офицеров.

Данные показывают, что чистая численность полиции уменьшилась за последние пять лет, а количество полицейских на 1000 жителей снижается в течение двух десятилетий.В то же время снизился уровень насильственной преступности.

Подробнее: Полиция Южного Кавказа зарабатывает миллионы на конфискации наличных денег и имущества. Большинство из них исходит от чернокожих

Подробнее: 5 фактов, которые мы узнали из расследования гражданского конфискации

Подробнее: Полиция США. Раса, справедливость, СМИ

По данным опроса Министерства юстиции США, после как минимум 16 лет роста полицейских агентств страна потеряла более 23000 офицеров с 2013 по 2016 год, в результате чего их общее количество сократилось примерно до 700000.Две трети из 397 правоохранительных органов сообщили в декабрьском опросе, что они увидели уменьшение количества соискателей по сравнению с тем, что было пять лет назад.

Но, по мнению нескольких полицейских экспертов, города слишком сосредоточены на чистых цифрах, нанимая одного консультанта за другим в отчаянном стремлении увеличить свою численность. Кустарная промышленность специалистов обслуживает юрисдикции, ищущие оптимальное количество полицейских.

«У большинства полицейских управлений есть проблемы не с количеством офицеров, а с их развертыванием и расписанием», — сказал Александр Вайс, консультант по кадровому обеспечению полиции, среди клиентов которого были полицейские управления в Чикаго, Альбукерке и Новом Орлеане.«Более важно то, что делают офицеры, а не их количество».

В ответ на общественную панику из-за городского насилия в 1990-х годах президент Билл Клинтон выделил миллионы долларов из федеральных фондов для найма тысяч местных полицейских по всей стране. В 1997 году, через два года после того, как деньги начали уходить из Вашингтона, в стране на каждые 100 000 жителей приходилось 242 полицейских. К 2016 году это число упало до 217, поскольку правоохранительные органы сокращают рабочие места в результате национальной рецессии, а население страны растет.

Национальный уровень насильственных преступлений за эти 19 лет снизился на 37 процентов. По данным ФБР, в 1997 г. уровень насильственных преступлений по стране составлял 611,0 на 100 000 жителей. В 2016 году уровень насильственных преступлений составил 386,3 на 100 000 жителей.

Опасения по поводу роста преступности и сокращения численности офицеров стали общей проблемой в городах по всей стране от Далласа до Детройта, Мемфиса и других мест. Добавление большего количества полицейских в жестокий город кажется очевидным решением, но есть противоречивые исследования по вопросу о том, снижает ли количество полицейских уровень преступности.

Джеймс МакКейб, бывший сотрудник Департамента полиции Нью-Йорка, который ездит по стране в качестве консультанта по укомплектованию кадрами полиции, говорит, что между численностью персонала и преступностью нет четкой связи. «Нью-Йорк принял осознанное решение сократить количество полицейских», — отметил он в интервью. «И преступность продолжала снижаться. Дело не в том, что у вас есть, а в том, что вы с ними делаете ».

Мэр Мемфиса Джим Стрикленд запросил у бизнес-сообщества более 48 миллионов долларов на привлечение новых сотрудников полиции и выплату бонусов полицейским, остающимся в полиции.
(Фото: Брэд Вест, Memphis Commercial Appeal)

Полиция Нью-Йорка — один из немногих отделов, которые регулярно пересчитывают, сколько офицеров им необходимо для укомплектования 24-часовым циклом. Эта статистическая модель, получившая название «План распределения патрулей», изучает звонки службы экстренной помощи и рассчитывает такие переменные, как то, как время суток и тип преступления влияют на время ответа офицера.

Модель полиции Нью-Йорка похожа на модель, которую Маккейб и подобные ему консультанты проповедуют как золотой стандарт в стратегии кадрового обеспечения полиции.Эти «модели распределения нагрузки» отнимают много времени и требуют статистических навыков, которых не хватает большинству полицейских управлений. Вместо этого города подписывают дорогостоящие контракты с Weiss, McCabe и их конкурентами на анализ данных о том, как офицеры могут лучше всего использовать свое время.

Но предлагаемые реформы не всегда выполняются, потому что они влекут за собой большой бюрократизм и требуют полной поддержки со стороны мэрии и местных полицейских союзов. Рекомендации обычно включают в себя назначение более продолжительных рабочих смен, увольнение офицеров с работы, не требующей оружия, таких как обследование на месте преступления и администрирование, а также наем большего числа гражданских лиц.

«Это помогает сообществам понять, как они могут извлечь максимальную пользу из своего полицейского управления», — сказал Джереми М. Уилсон, профессор уголовного правосудия Университета штата Мичиган и эксперт по кадровым вопросам полиции.

Уилсон не рекомендует полицейским департаментам сравнивать численность персонала с городами аналогичного размера и вместо этого предлагает основывать развертывание полиции в первую очередь на телефонных звонках службы экстренной помощи и давать время полицейским выйти из патрульных машин, чтобы поговорить с людьми. «Каждому сообществу важно понимать, что оно хочет и может себе позволить», — сказал Уилсон.«Некоторым сообществам нужен стиль, ориентированный на сообщества, некоторым нужен стиль закона и порядка или модель обслуживания. Это имеет значение для развертывания, затрат, количества офицеров ».

В Мемфисе уровень убийств хуже, чем в Чикаго, а количество полицейских сократилось почти на пятую часть с 2011 года до 2,020 человек. Город находится на четвертом раунде внешних консультантов по укомплектованию штатами полиции за восемь лет.

Наиболее значительное изменение, предложенное сторонним экспертом, было сделано в отношении предыдущего мэра А.Часы К. Уортона. В 2013 году департамент перерисовал свои карты участков в ответ на анализ 2012 года, проведенный аналитическим центром Вашингтонского округа Колумбия, Исследовательским форумом руководителей полиции.

Офицеры полиции Мемфиса собрались у здания Центра правосудия округа Шелби во время демонстрации в апреле 2018 года. в семь раз больше патрулирующих полицейских на квадратную милю, чем в районах города, где царит насилие.Офицеры в Северном Мемфисе с высоким уровнем преступности потратили половину своего рабочего дня на поиски звонков службы экстренной помощи, оставляя меньше времени, чтобы узнать о районах, которые они защищают. Их коллеги, работающие в туристических зонах, тратили только пятую часть своего времени, отвечая на полицейское радио.

Департамент полиции Мемфиса установил новые границы участков, но отклонил другие советы. Например, консультанты выяснили, что офицеры тратили много времени на то, чтобы выследить сообщения о охранной сигнализации и злобных собаках. Городские власти обсудили и отвергли идею освобождения полицейских путем передачи жалоб с низким приоритетом другим городским агентствам или частным охранным фирмам.

«Нам предстояло пройти довольно крутой спуск с горожанами, чтобы сказать, что мы больше не предоставляем эту услугу», — сказал бывший директор полиции Мемфиса Тони Армстронг. «Трудно перестать делать то, что вы делали традиционно».

Консультанты говорят, что в полицейских управлениях по всей стране они сталкиваются с аналогичным сопротивлением переменам.

Консультант Александр Вайс проанализировал кадровые проблемы полиции в Альбукерке и Новом Орлеане и выяснил, что в обоих городах слишком мало полицейских, работающих в самые загруженные периоды недели.В Новом Орлеане Вайс обнаружил, что, как и в Мемфисе, офицеры тратили слишком много времени, реагируя на сигнализацию о взломе и на незначительные дорожно-транспортные происшествия. «Когда они говорят, что« у нас мало людей »,« у нас не хватает людей », на самом деле они описывают нехватку кадров в соответствии с их планом», — сказал Вайс.

PERF также обвинил Мемфис в неоднократных попытках нанять полицейских, не соответствующих государственным стандартам. Правоохранительным органам штата Теннесси требуется отказ от Комиссии по стандартам и обучению сотрудников по вопросам мира штата Теннесси, чтобы нанять сотрудника, имеющего судимость за совершение уголовных преступлений или имеющего записи о различных проступках.Департамент полиции Мемфиса руководил штатом в течение последних двух лет по запросам об отказе от прав. Обзор государственных документов в рамках проекта Маршалла показал, что шесть из 48 запросов на отказ поступили от полиции Мемфиса за ненасильственные преступления, начиная от нарушений открытого контейнера и кончая безрассудным вождением. Нэшвилл, где копов на 500 меньше, никого не просил.

Офицеры проверяют огнестрельное оружие перед началом своей смены в Mt. Станция Мориа в Восточном Мемфисе, январь 2019 года.
(Фото: Брэд Вест, Memphis Commercial Appeal)

PERF и консалтинговая фирма-преемница PFM Group предложили полиции Мемфиса нанять больше гражданских лиц, чтобы освободить офицеров для выполнения неопасных для жизни задач.

Но реформы приостановились из-за продолжающихся последствий как рецессии 2008 года, так и раунда сокращения заработной платы и льгот 2011 года для городских служащих, включая полицейских.

Убыток офицеров подскочил на две трети, согласно отчетам Департамента полиции Мемфиса, и профсоюз полиции вывесил рекламные щиты, предупреждающие прохожих, что город «НЕ поддерживает ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ». В конце концов полностью восстановили зарплату, но не льготы.

Армстронг говорит, что в Мемфис приезжали полицейские вербовщики из Техаса и Флориды, чтобы переманить его деморализованных полицейских.«Пока кто-нибудь не взглянет на пакеты льгот, это будет постоянной проблемой», — сказал Армстронг.

В условиях редеющих рядов сверхурочная работа становится необходимостью для удержания отдела на плаву. В 2017 году налогоплательщики потратили 27 миллионов долларов на сверхурочную работу офицеров, что почти вдвое больше, чем двумя годами ранее. Копы жалуются, что их заставляют работать в две смены, а местные жители говорят, что их местные патрульные больше не останавливаются, чтобы по-дружески поздороваться.

«Офицеры сгорают в этом городе, — сказал Майкл Уильямс, президент Ассоциации полиции Мемфиса.«У вас есть полиция, которая не решается выполнять свою работу из-за созданной среды».

Жителям Мемфиса ничего не оставалось, как адаптироваться. Комиссия по центру города Мемфиса, местная организация по развитию, недавно организовала частные силы безопасности, которые патрулируют 6-мильный участок центра города и его окраин пешком, на велосипеде или сегвее. Бригада «Синяя замша» состоит из 34 офицеров с государственной лицензией, вооруженных наручниками, дубинками, перцовыми баллончиками, но без оружия. Представитель мэрии Урсула Мэдден охарактеризовала бригаду как «дополнительный уровень поддержки.

Давний владелец мебельного магазина Бартли Гэри в Северном Мемфисе, как и большинство жителей города, не имеет доступа к частным патрулям безопасности. Заметив сокращение присутствия полиции несколько лет назад, Гэри начал закрывать свой голливудский магазин мебели и оборудования до наступления сумерек. «Я чувствую, что если я позвоню в службу 911 — и я буду совершенно честен — меня отложат», — сказал Гэри.

Майкл Уильямс, президент Мемфисской полицейской ассоциации, говорит, что офицеры перегружены работой, им недоплачивают и они покидают управление из-за своего разочарования.
(Фото: Уильям ДеШейзер для проекта Маршалла)

Стрикленд, в то время депутат городского совета, в 2015 году выступал в качестве кандидата на пост мэра, «жестко борющегося с преступностью», и стал первым за 24 года белым мэром этого чернокожего города. Он поклялся, что одним из его приоритетов будет «удержание и вербовка квалифицированных полицейских». Стрикленд нанял свой собственный мозговой трест, начиная с бывшего комиссара полиции Нью-Йорка Рэймонда Келли, известного своим агрессивным использованием «стоп и обыскивай» и тем, что довел преступность Нью-Йорка до исторического минимума.

На вахту Стрикленда департамент добавил около 100 гражданских лиц. Городские власти также согласились возобновить программу обучения недавних выпускников средних школ навыкам обработки мелких дорожно-транспортных происшествий.

Келли была заместителем председателя охранной фирмы K2 Intelligence. Стрикленд обошел городской совет и попросил Комиссию по борьбе с преступностью Мемфиса Шелби оплатить шестизначный контракт K2.

В июньском 2017 г. докладе Келли о «стратегиях снижения преступности» полиция Мемфиса подверглась критике за невыполнение базовых требований: тенденции в области стрельбы не отображались и не анализировались; полицейских не направляли в районы с всплеском насилия, известные как «горячие точки»; еженедельная статистика преступности не публиковалась на веб-сайте департамента.

Келли порекомендовала городу нанять еще один раунд консультантов, чтобы выяснить, сколько полицейских нужно Мемфису, рассчитав тенденции в загруженности офицеров. Город Мемфис заключил контракт с Международной ассоциацией начальников полиции (IACP) на проведение оценки. IACP, крупнейшая в стране организация начальников полиции, также изучает, как в Мемфисе работает полицейская академия. Хотя в контракте IACP говорится, что он будет предоставлять отчеты о ходе работы по результатам, мэрия заявила, что обновлений не существует.

Капитан Эсли Уокер из Бригады Синей Замши, частной службы безопасности, идет по Бил-стрит, популярному туристическому направлению в центре Мемфиса.
(Фото: Уильям ДеШазер для проекта Маршалла)

В ответ на предложения Келли о том, как снизить уровень преступности, власти добавили дополнительный персонал в бандформирование, укомплектованное местными и федеральными офицерами, а полицейское управление ввело еженедельные преступления. встречи, как сообщила пресс-секретарь мэрии, «более глубокие.

Добавить комментарий