Основные эмоциональные состояния: Эмоциональные Состояния | Тренинг-Центр Синтон

Содержание

Эмоциональные состояния | Psylist.net

Эмоции и чувства человека обусловлены социальными условиями существования и имеют личностный характер. Эмоции представляют собой субъективные переживания, сигнализирующие о благополучном или неблагополучном состоянии организма и психики. Чувства же имеют не только субъективное, но и объективное предметное содержание. Они вызываются объектами, имеющими ценностное личностное значение, и адресуются к ним.

Качество переживаний, заключенных в чувствах, зависит от того личностного смысла и значения, которое имеет для человека предмет. Отсюда чувства связаны не только с внешними непосредственно воспринимаемыми свойствами объекта, но и с теми знаниями и понятиями, которые имеет человек о нем. Чувства имеют действенный характер, они или побуждают или угнетают активность человека. Чувства, побуждающие активность, называются стеническими, чувства, угнетающие ее – астеническими.

Эмоции и чувства – это своеобразные состояния психики, накладывающие отпечаток на жизнь, деятельность, поступки и поведение человека. Если эмоциональные состояния определяют в основном внешнюю сторону поведения и психической деятельности, то чувства влияют на содержание и внутреннюю сущность переживаний, обусловленных духовными потребностями человека.

К эмоциональным состояниям относят: настроения, аффекты, стрессы, фрустрации и страсти.

Настроение – наиболее общее эмоциональное состояние, охватывающее человека в течение определенного периода времени и оказывающее существенное влияние на его психику, поведение и деятельность. Настроение может возникать медленно, постепенно, а может охватить человека быстро и внезапно. Оно бывает положительным или отрицательным, устойчивым или временным.

Положительное настроение делает человека энергичным, бодрым и активным. Любое дело при хорошем настроении ладится, все получается, продукты деятельности имеют высокое качество. При плохом настроении все валится из рук, работа идет вяло, допускаются ошибки и брак, продукты получаются низкого качества.

Настроение имеет личностный характер. У одних субъектов настроение бывает чаще всего хорошим, у других – плохим. На настроение оказывает большое влияние темперамент. У сангвиников настроение всегда бодрое, мажорное. У холериков настроение часто меняется, хорошее расположение духа вдруг изменяется на плохое. У флегматиков настроение всегда ровное, они хладнокровны, уверены в себе, спокойны. Меланхоликам часто свойственно отрицательное настроение, они всего боятся и опасаются. Любое изменение в жизни выбивает их из колеи и вызывает депрессивные переживания.

Любое настроение имеет свою причину, хотя иногда кажется, что оно возникает само собой. Причиной настроения может быть положение человека в обществе, результаты деятельности, события в личной жизни, состояние здоровья и т.п. Настроение, переживаемое одним человеком, может передаваться другим людям.

Аффект – быстро возникающее и бурно протекающее кратковременное эмоциональное состояние, отрицательно влияющее на психику и поведение человека. Если настроение это сравнительно спокойное эмоциональное состояние, то аффект это эмоциональный шквал, внезапно налетевший и разрушивший нормальное душевное состояние человека.

Аффект может возникнуть внезапно, но может также подготавливаться постепенно на основе аккомуляции накопившихся переживаний, когда они начинают переполнять душу человека.

В состоянии аффекта человек не может разумно управлять своим поведением. Охваченный аффектом он иногда совершает такие действия, о которых потом горько сожалеет. Устранить или затормозить аффект невозможно. Однако состояние аффекта не освобождает человека от ответственности за свои поступки, так как каждый человек должен научиться управлять своим поведением в данной ситуации. Для этого необходимо в начальной стадии аффекта переключить внимание с объекта, вызвавшего его, на что-то другое, нейтральное. Поскольку в большинстве случаев аффект проявляется в речевых реакциях, направленных на его источник, следует вместо внешних речевых действий совершить внутренние, например, сосчитать медленно до 20. Так как аффект проявляется кратковременно, то к концу этого действия его интенсивность уменьшается и человек прийдет в более спокойное состояние.

Аффект преимущественно проявляется у людей холерического типа темперамента, а также и у невоспитанных, истеричных субъектов, неумеющих управлять своими чувствами и поступками.

Стресс – эмоциональное состояние внезапно возникающее у человека под влиянием экстремальной ситуации, связанной с опасностью для жизни или деятельностью, требующей большого напряжения. Стресс как и аффект такое же сильное и кратковременное эмоциональное переживание. Поэтому некоторые психологи рассматривают стресс как один из видов аффекта. Но это далеко не так, так как они имеет свои отличительные особенности. Стресс, прежде всего, возникает только при наличии экстремальной ситуации, тогда как аффект может возникнуть по любому поводу. Второе отличие заключается в том, что аффект дезорганизует психику и поведение, тогда как стресс не только дезорганизует, но и мобилизует защитные силы организации для выхода из экстремальной ситуации.

Стресс может оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на личность. Положительную роль оказывает стресс, выполняя мобилизационную функцию, отрицательную роль – вредно действуя на нервную систему, вызывая психические расстройства и различного рода заболевания организма.

Стрессовые состояние по разному влияют на поведение людей. Одни под влиянием стресса проявляют полную беспомощность и не в состоянии противостоять стрессовым воздействиям, другие, наоборот, являются стрессоустойчивыми личностями и лучше всего проявляют себя в моменты опасности и в деятельности, требующие напряжения всех сил.

Фрустрация – глубоко переживаемое эмоциональное состояние, возникшее под влиянием неудач, имевших место при завышенном уровне притязаний личности. Она может проявляться в форме отрицательных переживаний, таких как: озлобленность, досада, апатия и т.п.

Выход из фрустрации возможен двумя путями. Либо личность развивает активную деятельность и добивается успеха, либо снижает уровень притязаний и довольствуется теми результатами, которые может максимально достигнуть.

Страсть – глубокое, интенсивное и очень устойчивое эмоциональное состояние, захватывающее человека целиком и полностью и определяющее все его помыслы, стремления и поступки. Страсть может быть связана с удовлетворением материальных и духовных потребностей. Объектом страсти могут быть различного вида вещи, предметы, явления, люди, которыми личность стремится обладать во что бы то ни стало.

В зависимости от потребности, вызвавшей страсть, и от объекта, посредством которого она удовлетворяется она может характеризоваться или как положительная или как отрицательная. Положительная или возвышенная страсть связана с высоконравственными мотивами и имеет не только личный, но и общественный характер. Страстное увлечение наукой, искусством, общественной деятельностью, защитой природы и т. п. делает жизнь человека содержательной и интересной. Все великие дела совершались под влиянием великой страсти.

Отрицательная или низменная страсть имеет эгоистическую направленность и при ее удовлетворении человек ни с чем не считается и часто совершает антиобщественные аморальные поступки.

Переживания человека могут проявляться не только в виде эмоций и эмоциональных состояний, но и в виде разнообразных чувств. Чувства в отличие от эмоций имеют не только более сложную структуру, но и характеризуются, как уже указывалось, определенным предметным содержанием. В зависимости от их содержания чувства бывают: моральные или нравственные, интеллектуальные или познавательные и эстетические. В чувствах проявляется избирательное отношение человека к предметам и явлениям окружающего мира.

Моральные чувства представляют собой переживания человеком своего отношения к людям и к самому себе в зависимости от того соответствует или не соответствует их поведение и собственные поступки тем нравственным принципам и этическим нормам, которые существуют в обществе.

Нравственные чувства имеют действенный характер. Они проявляются не только в переживаниях, но и в действиях и поступках. Чувства любви, дружбы, привязанности, благодарности, солидарности и др. побуждают человека совершать высоконравственные поступки по отношению к другим людям. В чувствах долга, ответственности, чести, совести, стыда, сожаления и др. проявляется переживание отношения к своим собственным поступкам. Они заставляют человека исправить допущенные ошибки в своем поведении, извиниться за содеянное и впредь не допускать их повторения.

В интеллектуальных чувствах проявляется переживание своего отношения к познавательной деятельности и к результатам умственных действий. Удивление, любопытство, любознательность, заинтересованность, недоумение, сомнение, уверенность, торжество – чувства, которые побуждают человека изучать окружающий мир, исследовать тайны природы и бытия, познавать истину, открывать новое, неизвестное.

К интеллектуальным переживаниям относят также чувства сатиры, иронии и юмора. Сатирическое чувство возникает у человека, когда он замечает пороки, недостатки в людях и в общественной жизни и беспощадно обличает их. Высшей формой сатирического отношения человека к действительности является чувство сарказма, которое проявляется в форме неприкрытого отвращения к отдельным людям и общественным явлениям.

Чувство иронии также как и сатиры направлено на бичевание недостатков, но ироническое замечание имеет не такой злой характер, как в сатире. Оно чаще всего проявляется в форме пренебрежительного и неуважительного отношения к объекту.

Юмор – самое замечательное чувство, свойственное человеку. Без юмора жизнь бы казалась, в некоторых случаях, просто невыносимой. Юмор дает возможность человеку находить даже в трудные моменты жизни что-то такое, что может вызвать улыбку, смех сквозь слезы и преодолеть чувство безысходности. Чаще всего чувство юмора стремятся вызвать у близкого человека, когда он испытывает какие-либо трудности в жизни и находится в депрессивном состоянии. Так один из друзей известного немецкого поэта Генриха Гейне, узнав о том, что он уже длительное время находится в плохом настроении, решил рассмешить его. Однажды Гейне получил по почте посылку в виде большого фанерного ящика. Когда он открыл его, то там оказался другой ящик, а в нем другой ящик, и т.д. Когда он наконец добрался до самого маленького ящика, то увидел в нем записку, в которой было написано: «Дорогой Генрих! Я жив, здоров и счастлив! О чем тебе рад сообщить. Твой друг (следовала подпись)». Гейне это позабавило, настроение его улучшилось и он послал в свою очередь посылку другу. Его друг, получил посылку тоже в виде большого тяжелого ящика, открыл его и увидел в нем огромный булыжник, к которому была прикреплена записка: «Дорогой друг! Этот камень свалился с моего сердца, когда я узнал, что ты жив, здоров и счастлив. Твой Генрих».

Эстетические чувства возникают в процессе восприятия природы и произведений искусства. Они проявляются при восприятии прекрасного, возвышенного низменного, трагического и комического. Когда мы видим что-то красивое мы им любуемся, восхищаемся, восторгаемся, когда перед нами что-то безобразное, мы негодуем и возмущаемся.

Эмоции и чувства оказывают большое влияние на личность. Они делают человека духовно богатым и интересным. Человек, способный к эмоциональным переживаниям, может лучше понять других людей, откликнуться на их чувства, проявить сострадательность и отзывчивость.

Чувства дают возможность человеку лучше познать самого себя, осознать свои положительные и отрицательные качества, вызвать желание преодолеть свои недостатки, помогают воздержаться от неблаговидных поступков.

Переживаемые эмоции и чувства накладывают отпечаток на внешний и внутренний облик личности. У людей, склонных к переживанию отрицательных эмоций, печальное выражение лица, у лиц с преобладанием положительных эмоций – веселое выражение лица.

Личность не только может оказаться во власти своих чувств, но и сама способна оказывать на них влияние. Одни чувства личность одобряет и поощряет, другие порицает и отвергает. Прекратить возникшее чувство человек не может, но преодолеть его он в состоянии. Однако, это может сделать только человек, занимающийся самовоспитанием и саморегуляцией своих эмоций и чувств.

Воспитание чувств начинается с развития способности управлять их внешним выражением. Воспитанный человек умеет сдерживать свои чувства, казаться невозмутимым и спокойным, хотя внутри его бушует эмоциональная буря. Каждая личность может сама избавиться от любого нежелательного чувства. Конечно это достигается не путем самоприказа, а предлагает косвенное устранение его посредством аутогенной тренировки.

Если чувство еще не укоренилось, то избавиться от него можно путем самоотключения, направив свои мысли и действия на предметы, не имеющие ничего общего с объектом, вызывавшем чувство. Самоотвлечение может быть подкреплено запрещением вспоминать и думать о возникшем чувстве. Так, если человеку была нанесена обида, то при встрече с обидчиком чувство может возникнуть с прежней силой. Для того, чтобы избавиться от этого чувства необходимо, находясь в спокойном состоянии, представить своего обидчика на небольшое время, а потом забыть о нем. После многократного ассоциирования образа этого человека с вашим спокойным состоянием его образ, да и сам человек перестанет вызывать чувство обиды. Встретив его вы спокойно пройдете мимо.

Закрепившееся чувство можно преодолеть только посредством другого сильного чувства. Таким чувством может быть, например, чувство стыда, под влиянием которого человек может справиться с чувством, осуждаемым обществом и самим человеком.

Эмоции и чувства, часто повторяясь, могут стать одной из характерных особенностей личности, одним из ее свойств. Причем, одни из них могут возникнуть на основе переживания эмоций и эмоциональных состояний, другие могут быть связаны с переживаниями моральных, эстетических и интеллектуальных чувств.

Наиболее общими эмоциональными свойствами личности являются: сентиментальность, страстность, аффективность, стрессогенность.

Сентиментальным людям свойственна большая эмоциональная впечатлительность и чувствительность. Всякое незначительное событие или явление вызывает у них гамму переживаний, которые определяют их отношения к окружающему миру и к самому себе. Их эмоции замкнуты на своей собственной личности и не вызывают активной деятельности и поведения.

Страстные субъекты характеризуются сильными и глубокими переживаниями, кипучей энергией, безраздельной преданностью объекту своей страсти.

Аффективные личности склонны к сильным и бурно протекающим эмоциональным переживаниям. Часто теряют контроль над собой, ведут себя безответственно и истерично. Аффективность присуща чаще всего невоспитанным, развязным и распущенным людям, которые не привыкли сдерживать себя и управлять своими действиями.

Стрессогенные натуры приходят в расстроенное эмоциональное состояние даже при наличии самой незначительной экстремальной ситуации. Они теряют самообладание и способность правильно реагировать на стрессовые воздействия, под влиянием которых они часто приходят в пассивное, бездеятельное состояние.

На основе высших чувств, связанных с духовным миром человека, могут проявляться такие эмоциональные качества личности как: стыдливость, совестливость, ответственность, доверчивость, сострадательность, доброжелательность, восторженность, тревожность, любознательность и т.п.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Общая психология:

Эмоции и эмоциональные состояния | Психология | Блоги

Психология

08 сентября 2014

На протяжении многовековой истории исследования эмоциональных состояний пользовались самым пристальным вниманием, им отводилась одна из центральных ролей среди сил, определяющих внутреннюю жизнь и поступки человека.

Разработкой подходов к изучению эмоциональных состояний занимались такие психологи как В. Вундт, В. К. Вилюнас, У. Джемс, У. Макдауголл, Ф. Крюгер.

В.Вундт

В.К.Вилюнас

У. Макдауголл

Учения об чувствах или эмоциях -это самая неразработанная глава в психологии. Это та сторона поведения человека ,которую труднее описать и классифицировать, а также объяснить какими- то законами.

В современной психологической науке выделяют следующие виды и формы переживания чувств:

  • Моральные.
  • Интеллектуальные.
  • Эстетические.
  • Предметные.

Моральные чувства — это чувства, в которых проявляется отношение человека к поведению людей и к своему собственному. Моральные чувства-это отчужденность и привязанность, любовь и ненависть, благодарность и неблагодарность, уважение и презрения, симпатия и антипатия, чувство уважения и презрения, чувство товарищества и дружбы, патриотизма и коллективизма, чувство долга и совести. Эти чувства порождаются системой человеческих отношений и эстетическими нормами, регулирующими эти отношения.

Интеллектуальные чувства возникают в процессе умственной деятельности и связаны с познавательными процессами. Это радость искания при решении какой-либо проблемы или тяжёлое чувство неудовлетворенности, когда не удается решить её. К интеллектуальным чувствам относятся также следующие: любопытство, любознательность, удивление, уверенность в правильности решения задачи и сомнение при неудаче, чувство нового.

Эстетические чувства — это чувство красоты или, напротив, безобразного, грубого; чувство величия или, наоборот, низости, пошлости.

Предметные чувства — чувства иронии, юмора, чувство возвышенного, трагического.

Попытки дать более универсальные классификации эмоции предпринимали многие ученые, но каждый из них выдвигал для этого собственное основание. Так, Т.Браун положил в основу классификации признак времени, разделив эмоции на непосредственные, то есть проявляемые «здесь и сейчас», ретроспективные и проспективные. Рид строил классификацию на основе отношения к источнику действия. И.Додонов в 1978 году отмечает, что создать универсальную классификацию вообще, невозможно, поэтому классификация, пригодная для решения одного круга задач, оказывается недейственной для решения другого круга задач

Эмоции — (франц. emotion, от лат. emoveo — потрясаю, волную) — класс психических состояний и процессов, выражающих в форме непосредственного пристрастного переживания значение отражаемых предметов и ситуаций для удовлетворения потребностей живого существа.

Эмоция — это общая, генерализованная реакция организма на жизненно значимые воздействия.

К классу эмоций относятся настроения, чувства, аффекты, страсти, стрессы. Это так называемые «чистые» эмоции. Они включены во все психические процессы и состояния человека. Любые проявления его активности сопровождаются эмоциональными переживаниями.

Наибольшее значение имеет разделение эмоций на высшие и низшие.

Высшие (сложные) эмоции возникают в связи с удовлетворением общественных потребностей. Они появились в результате общественных отношений, трудовой деятельности. Низшие эмоции связаны с безусловно-рефлекторной деятельностью, основанные на инстинктах и являющиеся их выражением (эмоции голода, жажды, страха, эгоизма).

Разумеется, поскольку человек – это неразрывное целое, то и состояние эмоционального тела непосредственно влияют на все остальные тела, включая физическое.

Кроме того, эмоциональные состояния (если точнее – состояния эмоционального тела) могу быть вызваны не только эмоциями. Эмоции довольно скоротечны. Есть импульс – есть реакция. Нет импульса – и реакция исчезает.

Эмоциональные состояния намного более постоянны. Причина текущего состояния может давно исчезнуть, а эмоциональное состояние остается и иногда задерживается надолго. Разумеется, эмоции и эмоциональные состояния неразрывно связаны: эмоции меняют эмоциональные состояния. Но и эмоциональные состояния влияют на эмоциональные реакции, а кроме того влияют на мышление (т.е. ум). Кроме того, свою лепту вносят чувства: они тоже меняют эмоциональное состояние. А поскольку люди нередко путают где чувства, а где эмоции, то простой в общем-то процесс превращается в нечто сложно понимаемое. Вернее так: понять это не сложно – сложно это без подготовки применять на практике, и поэтому (в т.ч. поэтому) у людей с управлением своими эмоциями и эмоциональными состояниями порой возникают сложности.

Можно волевым усилием подавить эмоциональное состояние – это то самое подавление, которое вредно, по мнению психологов, тем более вредно как для человека и как для родителя. Можно себя переключить: искусственно вызвать в себе (или привлечь извне) какой-то другой импульс – отреагировать на него каким-то заранее известным способом – новая эмоция добавит свою струю и приведет к другому эмоциональному состоянию. Можно вообще ничего не предпринимать, но сосредоточиться на проживании текущего эмоционального состояния (этот подход упоминается в буддизме и Тантре). В этом нет ничего нового, и подавлять эмоциональные состояния мы учимся с детства, считая этот процесс контролем эмоций… но это неверно. Все-таки это контроль эмоциональных состояний, и с его помощью управлять собственно эмоциями невозможно.

И вот тут-то и проявляется путаница: человек думает, что пытается контролировать эмоции – но как раз с эмоциями он не работает. В действительности человек пытается работать со следствиями эмоций; но поскольку он не затрагивает причины своего эмоционального состояния, его попытки заведомо будут неэффективными (разумеется, если он не работает с собой и в части выбора эмоций) — в части эмоциональных состояний сложность в том, что наше текущее состояние – это результат сразу нескольких разных причин, разнородных причин. Поэтому сложно выбрать толковый метод саморегуляции (особенно если учитывать только эмоции и не учитывать другие сферы психики). Впрочем, кажется, что при достаточно развитой воле с собственными эмоциональными состояниями работать проще. Ну и не стоит упускать из виду тот факт что причины из сферы чувств – слабо поддаются и контролю и наблюдению, по крайней мере на первых порах.

Таким образом, подходов к классификации и определения эмоций великое множество, эмоции сопровождают все проявления жизнедеятельности организма и выполняют важные функции в регуляции поведения и деятельности человека:

· сигнальная функция (сигнализируют о возможном развитии событий, положительном или отрицательном исходе)

· оценочная (оценивает степень полезности или вредности для организма)

·

регулирующая (на основе полученных сигналов и эмоциональных оценок он выбирает и реализует способы поведения и действий)

· мобилизирующая и дезорганизирующая

приспособительная функция эмоций — их участие в процессе обучения и накопления опыта.

Основные эмоциональные состояния, выделяемые в психологии:

1) Радость (удовлетворение, веселье)

2) Грусть (апатия, печаль, депрессия)

3) Страх (тревога, испуг)

4) Гнев (агрессия, озлобление)

5) Удивление (любопытство)

6) Отвращение (презрение, брезгливость).

Возникшие в результате взаимодействия организма со средой положительные эмоции способствуют закреплению полезных навыков и действий, а отрицательные заставляют уклоняться от вредоносных факторов.

А какие эмоции и эмоциональные состояние испытываете вы в последнее время?

21. Эмоциональные состояния В психологии выделяют ряд основных эмоциональных состояний

21. Эмоциональные состояния В психологии выделяют ряд основных эмоциональных состояний

1. Радость. Это эмоциональное состояние, имеющее яркую положительную окраску. Оно связано с возможностью вполне удовлетворить актуальную текущую потребность в условиях, когда вероятность этого до данного момента была невелика или, по крайней мере, неопределенна. Радость относится к стеническим эмоциям.

2. Страдание. Отрицательное эмоциональное состояние, являющееся антиподом радости. Страдание возникает при невозможности удовлетворения актуальной потребности или при получении информации об этом, при условии, что до настоящего момента удовлетворение этой потребности представлялось достаточно вероятным. Форму страдания часто принимает эмоциональный стресс. Страдание является астенической эмоцией.

3. Гнев. Отрицательное эмоциональное состояние. Чаще всего протекает в виде аффекта. Вызывается, как правило, возникновением непредвиденного серьезного препятствия на пути удовлетворения исключительно важной для субъекта потребности. В отличие от страдания гнев имеет стенический характер – он позволяет мобилизовать все силы на преодоление препятствия.

4. Страх. Отрицательное эмоциональное состояние. Оно возникает при реальной, предполагаемой или воображаемой угрозе жизни, здоровью, благополучию субъекта. В отличие от эмоции страдания, вызываемой реальным отсутствием возможности удовлетворения потребности, переживание страха связано лишь с вероятностным прогнозом возможного ущерба. Носит астенический характер.

5. Интерес. Положительное эмоциональное состояние, способствующее познавательной деятельности: развитию навыков и умений, приобретению знаний. Интерес мотивирует обучение. Это стениче-ская эмоция.

6. Удивление. Эта эмоция нейтральна по знаку. Она является реакцией на внезапно возникшую ситуацию или объект в случае отсутствия информации о характере данного объекта или ситуации.

7. Отвращение. Отрицательное эмоциональное состояние. Возникает в случае контакта с объектами, вызывающими резко негативное отношение субъекта на любом из уровней – физическом, нравственном, эстетическом, духовном.

8. Презрение. Отрицательное эмоциональное состояние. Возникает в межличностных отношениях, т. е. объектом презрения могут быть только другой человек или группа людей. Данное эмоциональное состояние является следствием неприемлемых для субъекта взглядов, установок, форм поведения объекта, расцениваемых субъектом как недостойные, низменные, не соответствующие его представлениям о нравственных нормах и эстетических критериях.

9. Стыд. Отрицательное эмоциональное состояние. Возникает при осознании субъектом собственного несоответствия ситуации, ожиданиям окружающих, а также несоответствия своих помыслов, поступков, форм поведения своим же нравственным и эстетическим нормам.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Основные эмоциональные состояния. Их роль в регуляции поведения. — Студопедия

Все, с чем мы сталкиваемся в повседневной жизни, вызывает у нас определен­ное отношение. Один объекты и явления взывают у нас симпатию, другие, наобо­рот, отвращение. Одни вызывают интерес и любопытство, другие — безразличие. Даже те отдельные свойства предметов, информацию о которых мы получаем через ощущения, например цвет, вкус, запах, не бывают, безразличны для нас. Ощущая их, мы испытываем удовольствие или неудовольствие, иногда отчетливо выражен­ные, иногда едва заметные. Эта своеобразная окраска ощущений, характеризую­щая наше отношение к отдельным качествам предмета, называется чувственным тоном ощущений. Эмоции характеризуют потребности человека и предметы, на которые они на­правлены. В процессе эволюции эмоциональные ощущения и состояния биологи­чески закрепились как способ поддержания жизненного процесса в его оптималь­ных границах. Их значение для организма заключается в предупреждении о разрушающем характере каких-либо факторов. Таким образом, эмоции являются одним из основных механизмов регуляции функционального состояния организ­ма и деятельности человека. Однако следует обратить внимание на то, что мы используем два понятия: «чувства» и «эмоции». А насколько тождественны эти понятия? Не является ли одно из них производным от другого? Дело в том, что эмоции — это более широкое понятие, чувства же представляют собой одно из проявлений эмоциональных переживаний. В практической жизни под эмоциями мы обычно понимаем самые разнообразные реакции человека — от бурных взрывов страсти до тонких оттенков настроений. В психологии под эмо­циями понимают психические процессы, протекающие в форме переживаний и от­ражающие личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жиз­недеятельности человека. Следовательно, наиболее существенной характеристи­кой эмоций является их субъективность. Благодаря эмоциям человек осознает свои потребности и предметы, на кото­рые они направлены. Другая всеобщая черта эмоций, о которой необходимо ска­зать, — это их содействие в реализации потребностей и достижении определенных целей. Поскольку любая эмоция положительна или отрицательна, человек может судить о достижении поставленной цели. Так, положительная эмоция всегда свя­зана с получением желаемого результата, а отрицательная, наоборот, с неудачей при достижении цели. Таким образом, можно сделать вывод о том, что эмоции самым непосредственным образом связаны с регуляцией деятельности человека. Большинство эмоциональных состояний отражается на особенностях поведе­ния человека, и поэтому они могут быть изучены с использованием не только субъективных, но и объективных методов. Например, покраснение или побледнение кожи человека в определенной ситуации может свидетельствовать о его эмо­циональном состоянии. Об эмоциональном состоянии могут также свидетельство­вать изменения уровня адреналина в крови и многое другое. Эмоции — это очень сложные психические явления. К наиболее значимым эмо­циям принято относить следующие типы эмоциональных переживаний: аффек­ты, собственно эмоции, чувства, настроения, эмоциональный стресс.


Аффект — наиболее мощный вид эмоциональной реакции. Аффектами на­зывают интенсивные, бурно протекающие и кратковременные эмоциональные вспышки. Примерами аффекта могут служить сильный гнев,ярость, ужас, бурная радость, глубокое горе, отчаяние. Эта эмоциональная реакция полностью захва­тывает психику человека, соединяя главный воздействующий раздражитель со всеми смежными, образуя единый аффективный комплекс, предопределяющий единую реакцию на ситуацию в целом. Одна из главных особенностей аффекта состоит в том, что данная эмоциональ­ная реакция неодолимо навязывает человеку необходимость выполнить какое-либо действие, но при этом у человека теряется чувство реальности. Он перестает себя контролировать и даже может не осознавать того, что делает. Это объясняет­ся тем, что в состоянии аффекта возникает чрезвычайно сильное эмоциональное возбуждение, которое, затрагивая двигательные центры коры головного мозга, переходит в двигательное возбуждение. Под действием этого возбуждения чело­век совершает обильные и часто беспорядочные движения и действия. Бывает и так, что в состоянии аффекта человек цепенеет, его движения, и действия совсем прекращаются, он, словно лишается дара речи. Подобные явления можно наблюдать при различных стихийных бедствиях и технологических катастрофах. Например, один из пострадавших от землетрясе­ния в Армении так описывал это событие: «Никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным… Люди окаменели и не двигались… Затем люди бежали без цели». В состоянии аффекта изменяется функционирование всех психических про­цессов. В частности, резко изменяются показатели внимания. Его переключаемость снижается, и в поле восприятия попадают только те объекты, которые не­посредственно связаны с переживанием. На них внимание сконцентрировано на­столько, что переключиться на что-то другое человек оказывается не в состоянии. Все остальные раздражители, не связанные с переживанием, оказываются не в по­ле внимания человека, осознаются им недостаточно, и в этом заключается одна из причин неуправляемости поведения человека в состоянии аффекта. В состоянии аффекта человеку трудно предвидеть результаты своих действий, поскольку ме­няется характер протекания процессов мышления. Резко снижается способность прогнозировать последствия своих поступков, в результате чего становится не­возможным целесообразное поведение. Было бы неверно думать, что в состоянии аффекта человек совсем не осознает своих действий, не может правильно оценить все происходящее. Даже при самом сильном аффекте человек в той или иной степени отдает себе отчет в том, что с ним происходит, но при этом одни люди могут овладеть своими мыслями и поступка­ми, а другие — нет. Это происходит по разным причинам, но в первую очередь из-за уровня эмоционально-волевой устойчивости, т. е. из-за особенностей эмоцио­нальной сферы и уровня развития волевых характеристик человека. Следует от­метить, что данная характеристика является весьма показательной в отношении поведенческой регуляции людей. Она связана, с одной стороны, с генетическими особенностями организма конкретного человека, а с другой стороны — с особен­ностями его воспитания.


Следующую группу эмоциональных явлений составляют собственно эмоции. Эмоции отличаются от аффектов длительностью. Если аффекты в основном носят кратковременный характер (например, вспышка гнева), то эмоции — это более длительные состояния. Другой отличительной чертой эмоций является то, что они представляют собой реакцию не только на текущие события, но и на вероятные или вспоминаемые. Для того чтобы понять суть эмоций, необходимо исходить из того, что боль­шинство предметов и явлений внешней среды, воздействуя на органы чувств, вы­зывают у нас сложные, многогранные эмоциональные ощущения и чувства, кото­рые могут включать в себя одновременно как удовольствие, так и неудовольствие. Например, воспоминание о чем-либо неприятном для нас может одновременно с тяжелым чувством вызывать и радость от сознания того, что это неприятное осталось где-то в прошлом. Весьма ярко совмещение положительной и отрица­тельной окраски эмоциональных переживаний наблюдается при преодолении трудностей, с которыми нам приходится иметь дело. Сами по себе действия, кото­рые выполняются в этих случаях, вызывают у нас нередко неприятные, тяжелые, иногда мучительные чувства, но успех, которого мы достигаем, неразрывно свя­зан с положительными эмоциональными переживаниями. Помимо удовольствия и неудовольствия во многих ситуациях возникает ощу­щение какого-либо напряжения, с одной стороны, разрешения или облегчения — с другой. В критические моменты деятельности, в ответственные минуты приня­тия решения, при преодолении затруднений, во всех случаях, когда мы делаем что-либо важное, что затрагивает нас, мы испытываем напряжение. Очень часто это напряжение носит ярко выраженный активный характер, сопровождается повы­шенным вниманием к объекту деятельности, своеобразным приливом умственных и физических сил, жаждой действий, особым волнением, охватывающим нас. Иногда, когда мы плохо владеем своими действиями, оно выражается в своеобраз­ной скованности, заторможенности движений, в сужении восприятия, в недо­статочном распределении внимания. Другим проявлением эмоциональных процессов является возбуждение успокоение. Возбужденное эмоциональное состояние носит обычно активный харак­тер, связано с деятельностью или с подготовкой к ней. Чрезмерное возбуждение может, однако, расстраивать целесообразную деятельность, делать ее беспорядоч­ной, хаотичной. Успокоение связано со снижением активности, но также служит основой целесообразного ее применения. С точки зрения влияния на деятельность человека эмоции делятся на стенические и астенические. Стенические эмоции стимулируют деятельность, увели­чивают энергию и напряжение сил человека, побуждают его к поступкам, выска­зываниям. В этом случае человек готов «горы перевернуты». И наоборот, иногда переживания ведут к скованности, пассивности, тогда говорят об астенических эмоциях. Поэтому в зависимости от ситуации и индивидуальных особенностей эмоции могут по-разному влиять на поведение. Так, у человека, испытывающего чувство страха, возможно повышение мускульной силы, и он может броситься на­встречу опасности. То же самое чувство страха может вызвать полный упадок сил, от страха у него могут «подгибаться колени». Следует отметить, что неоднократно предпринимались попытки выделить ос­новные, «фундаментальные» эмоции. В частности, принято выделять следующие эмоции:

Радость — положительное эмоциональное состояние, связанное с возможно­стью достаточно полно удовлетворить актуальную потребность.

Удивление — не имеющая четко выраженного положительного или отрицатель­ного знака эмоциональная реакция на внезапно возникшие обстоятельства.

Страдание — отрицательное эмоциональное состояние, связанное с получен­ной достоверной или кажущейся таковой информацией о невозможности удов­летворения важнейших жизненных потребностей.

Гнев — эмоциональное состояние, отрицательное по знаку, как правило, проте­кающее в форме аффекта и вызываемое внезапным возникновением серьезного препятствия на пути удовлетворения исключительно важной для субъекта по­требности.

Отвращение — отрицательное эмоциональное состояние, вызываемое объек­тами (предметами, людьми, обстоятельствами и т. д.), соприкосновение с которы­ми вступает в резкое противоречие с идеологическими, нравственными или эсте­тическими принципами и установками субъекта.

Презрение — отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в межличностных взаимоотношениях и порождаемое рассогласованием жизненных пози­ций, взглядов и поведения субъекта с жизненными позициями, взглядами и пове­дением объекта чувства.

Страх — отрицательное эмоциональное состояние, появляющееся при полу­чении субъектом информации о реальной или воображаемой опасности.

Стыд — отрицательное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и внешности не только ожиданиям окружаю­щих, но и собственным представлениям о подобающем поведении и внешнем об­лике.

Настроение — относительно слабое, но относительно длительное по времени, эмоциональное состояние человека, вызванное внешними условиями и внутренними причинами. Настроение оказывает влияние на все психические процессы человека, на всю его деятельность. Настроение зависит от темперамента, от характера, способностей, направленности личности и ее жизненного опыта. Причиной изменения настроения может быть какое-нибудь конкретное событие, приятное или неприятное известие, удача или неудача в работе, какое-то столкновение с окружающими людьми, болезнь.

Фрустрация. Термин фрустрация буквально переводится с латыни как обман, расстройство. Фрустрация — эмоциональное психическое состояние, которое возникает у субъекта в связи с неудовлетворением его персональных потребностей и с нереализацией их в его жизнедеятельности. Фрустрация это психическое состояние нарастающего внутреннего напряжения, это психологическая реакция, связанная с личностным разочарованием, связанная с неудачей в попытке достичь какой-либо цели. В простейшем случае фрустрация возникает тогда, когда обстоятельства препятствуют осуществлению желаемого. Обстоятельства могут быть объективными. Например, человеку хочется пить, а воды поблизости нет. Однако, нередко обстоятельства носят субъективный характер. Фрустрация возникает как следствие противоречия личных желаний человека и ограничений, запретов, налагаемых обществом, группой, поскольку не всегда может быть обеспечен баланс между потребностями человека и нуждами социального окружения. Фрустрация обычно рассматривается как явление, вредное для человека. Меньший акцент, как правило, делается на том факте, что вызванное фрустрацией напряжение может способствовать достижению цели, фокусируя психическое внутреннее внимание субъекта на нереализованной в деятельности мотивации, которая могла вызвать фрустрацию, и фиксируя рефлексию субъекта на конкретном мотиве, действующем в данный момент. Если конструктивные пути выхода из фрустрирующей ситуации не приводят к достижению цели, напряжение продолжает усиливаться. В конце концов психологическое напряжение, то есть состояние фрустрации, достигает того уровня, при котором его эффект уже не способствует деятельности, направленной на достижение цели, а носит разрушительный характер. В частности, это происходит тогда, когда существенно превышается так называемый уровень полезной тревоги, который помогает достижению цели, так как имеет тонизирующий характер. Здесь мы видим, что состояния тревоги и фрустрации в некоторых своих аспектах психически сходны. Последствия фрустрации могут быть как кратковременными, так и длительными. В состоянии фрустрации одни люди стремятся «сорвать зло» на ком-либо, даже если он не является подлинным виновником неудовлетворения. Другие склонны винить во всем происшедшем самих себя и проявляют депрессивные реакции. Третьи стараются личностно понизить значение неприятности или пытаются вовсе не замечать ее. Четвертые проявляют агрессию, направленную на себя. Преодоление фрустрации предполагает применение приемов аутогенной тренировки для снятия эмоционально-волевого напряжения. Для преодоления состояния фрустрации необходимо общее ослабление конфликтности ситуации ее вызвавшей. Преодолению фрустрации способствует дружеское общение, психологическое отвлечение от причины фрустрации, переключение внимания на что-нибудь приятное.

Следует отметить, что эмоциональные переживания носят неоднозначный ха­рактер. Один и тот же объект может вызывать несогласованные, противоречивые эмоциональные отношения. Это явление получило название амбивалентность (двойственность) чувств. Обычно амбивалентность вызвана тем, что отдельные особенности сложного объекта по-разному влияют на потребности и ценности че­ловека.

Эмоциональное состояние человека можно определять с помощью сигнала Wi-Fi

Группа исследователей из лаборатории Computer Science and Artificial Intelligence Laboratory (CSAIL) знаменитого Массачусетского Технологического Института создала систему распознавания эмоционального состояния человека с помощью анализа беспроводного излучения. Допускается, что систему слежения за эмоциональным состоянием человека можно развернуть на базе обычных точек доступа Wi-Fi, хотя в лабораторных условиях для этого был применён самодельный прибор EQ-Radio с отдельными приёмником и передатчиком беспроводного сигнала.

Computer Science and Artificial Intelligence Laboratory

Анализ отражённого от тела человека радиосигнала позволяет отделить и раздельно проанализировать сердечные ритмы и частоту дыхания. Уникальность предложенного учёными MIT метода и алгоритма заключается в том, что точность определения сердечного ритма почти такая же, как в случае носимых мониторов ЭКГ (для снятия электрокардиограммы). Отклонения в показаниях от носимых датчиков не превышают 0,3 %. Между тем, нательные датчики вызывают неудобства и могут смещаться в процессе движения человека, поэтому беспроводной метод в данном случае удобен вне всяких сомнений.

Группа разработчиков (Photo: Jason Dorfman/MIT CSAIL)

На данном этапе предложенная методика с высокой точностью способна определить четыре эмоциональных состояния человека: возбуждение, уныние, радость и гнев. Без набора статистики по конкретному человеку точность определения эмоционального состояния достигает 70 %. После короткого периода наблюдения точность определения смен настроения и полярности эмоциональных всплесков повышается до 87 %. Следует учитывать, что традиционные методы на основе визуальных наблюдений за мимикой человека часто дают сбой, чего не будет в случае беспроводного метода. За приветливой улыбкой человека может скрываться боль и ярость, что можно распознать только по частоте сердцебиения и изменившемуся дыханию.

Метод беспроводного слежения за эмоциональным состоянием человека может использоваться в быту, в коммерции, в шоу-бизнесе и в здравоохранении. Если проблемы можно скрыть за улыбкой и бесстрастностью, то сердце, образно выражаясь, врать не будет. У кого-то оно забьётся чаще при виде новой модели смартфона, кто-то порадуется интересной концовке фильма и будет ждать продолжения, а кто-то, зябко поёживаясь, внезапно уловит поток тёплого воздуха в комнате от вдруг включившегося обогревателя. Будущее ближе, чем кажется.

Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Пейзажи эмоционального состояния: как в психоневрологическом интернате № 33 используют арт-терапию

Для того, чтобы описать своё эмоциональное состояние, можно рассказать о нём словами, а если слов не хватает, то можно его просто нарисовать. Вот этот приём и называется в психологии арт-терапией.

Группа из 20 человек рассаживается полукругом, и клинический психолог Татьяна Гребенькова начинает шеринг — особый вид диалога, когда у каждого по очереди спрашивают о его самочувствии, настроении и чувствах. Для участников занятия важно проговорить свое состояние, а также обменяться мнениями друг с другом. Общение курирует ещё один клинический психолог интерната Анастасия Черенкова. Затем часть группы переходит в рабочую зону, где уже всё подготовлено для творчества. Здесь участники будут рисовать пейзаж, идея которого пришла к ним в ходе разговора.

«Для многих моих подопечных рисунок — это уже большой шаг вперёд, — говорит Татьяна Гребенькова. — Некоторые из них не в состоянии выразить те чувства, которые они испытывают. Но с помощью рисунка мы активизируем подсознание и даём человеку возможность сделать шаг на пути восстановления личности».

В основе арт-терапии лежит творческий потенциал человека. Метод работает следующим образом: в то время, как человек рисует, к нему приходит понимание ситуации, и больной гораздо легче принимает осмысленные решения. В самом рисунке важно не качество изображения — здесь главное внимание уделяется расположению объектов на листе, их ориентации, нажиму штриха, выбору цветов.

«При трактовке рисунка мы смотрим на направление линий и по ним определяем, в прошлое человек устремлен или в будущее, настроен он на работу или пассивен,  поясняет психолог. — Даже выбор средств для рисования очень важен. Например, карандаши и мелки могут говорить об агрессии и тревоге, а краски — о погруженности в эмоции».

Рисунок даёт специалисту немало дополнительной информации о внутреннем мире человека, и психологи используют полученные данные в дальнейшем при индивидуальной работе.

На рисунок каждому пациенту отводится 15-20 минут, после чего проходит обсуждение творческих работ. При этом каждый участник с любопытством ждёт своей очереди и хочет скорее презентовать пейзаж и услышать отзывы «коллег». Если у человека возникают трудности при рассказе, на помощь приходят специалисты, расспрашивая об эмоциях, которые человек испытывал во время работы над рисунком.

Например, Светлана нарисовала дачный дом, сад, жаркое лето.

«Мне очень хотелось бы вернуться в детство, когда я была маленьким беспечным ребёнком», — поясняет женщина.

«Память — это потрясающий ресурс, он может вернуть человека в то состояние, когда ему было хорошо, воскресить положительные эмоции, — говорит Анастасия Черенкова. — А они, в свою очередь, отлично стимулируют умственную деятельность».

Другие участники рисуют море, солнце, поясняя изображение приятными воспоминаниями.

Во время итогового обсуждения каждый человек получает возможность ещё раз сконцентрироваться на своих чувствах и постараться их осознать и понять. Другие участники занятия не дают своих оценок, но могут задавать автору рисунка вопросы, дополняя их собственными впечатлениями и мыслями. Психологи в это время внимательно слушают подопечных, ведь именно эти пояснения во время интерпретации картины позволяют подойти индивидуально к каждому из пациентов.

Подобное обсуждение уникальности каждого человека, признание его способностей даёт человеку возможность принять самого себя и помочь ему осознать свою значимость в собственных глазах.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Здоровье и психоэмоциональное состояние

Эффект бумеранга    

Дэвид Р. Гамильтон (США) занимается  исследованиями  взаимосвязей разума и тела и  утверждает, что разум и эмоции могут влиять на тело и  даже на структуру ДНК. Вот его постулаты:

  • Каждая мысль, чувство, и намерения воздействуют на весь организм, вызывая определенные вибрации. Они могут быть настолькомощными, что способны повлиять на наши гены. На гены могут воздействовать наши мысли, и в каком направлении это будет работать, зависит от того, как мы обрабатываем  повседневный опыт нашей жизни. Наше тело крайне чутко реагирует на каждую эмоцию, и именно поэтому эмоциональные проблемы часто проявляются как физические симптомы.
  • Последствия взаимосвязей между мышлением, эмоциями человека и его физическим состоянием огромны. Существует много разных причин рака, но один из критических факторов возникновения этого заболевания, по результатам наблюдений, является подавление негативных эмоций. Было показано, что рак обычно прогрессирует быстрее у людей, которые имеют глубокую эмоциональную боль, вынашиваемую на протяжении многих лет. Хорошей новостью является то, что освобождение от эмоциональной боли может остановить и даже обратить болезнь вспять. Возможно, именно этот факт является ключевым в случаях необъяснимого (с точки зрения традиционной медицины) исцеления от рака.
  • Сила веры. Наука показывает, что человек, который считает, что он
    получает эффективное лекарство, несмотря на то, что это только плацебо, как правило, будет вылечен!  Эффект плацебо еще раз был подтвержден в докладе Университета Италии в Турине, опубликованном в Nature Neuroscience. Были показаны изменения, которые произошли в мозге людей, страдающих болезнью Паркинсона, когда они считали, что получали реальные эффективные препараты. Когда им давали плацебо, они говорили, что это был настоящий наркотик, мышцы становились расслаблеными, не было напряжения, и они могли двигаться более легко. Путем измерения электрических сигналов от клеток головного мозга, исследователи показали реальные изменения в соответствующих областях мозга!
  • Каждый может научиться использовать силу своих мыслей и чувств на пути к  положительным достижениям для сохранения своего здоровья. То, что вы думаете, во что вы верите, и то, как вы себя ощущаете, все это, самым непосредственным образом, влияет на ваше тело.
  • Вот еще пример удивительного воздействия мыслей на течение заболевания.

Пациент с тяжелым повреждением печени начал активно использовать метод визуализации, после того, как врачи сказали, что остаток своей жизни ему придется провести с трубками в теле, так как заболевание не поддавалось исцелению. Он мысленно, в течение многих часов, ежедневно представлял процесс очистки печени по одной ячейке за раз, с воображаемой зубной щеткой. Поначалу он представлял свою печень, как черную каплю, но постепенно он стал видеть ее здоровый  розовый цвет. Когда был проведен очередной рентген, несколько месяцев спустя, хирург был поражен, обнаружив, что его печень была в идеальном состоянии. Его визуализации активировали  конкретные гены, которые отвечают за регенерацию здоровых клеток печени.

  • Эмоциональная свобода. Для отрицательных эмоций необходим пилинг в большей степени, чем для кожи!
  • Стресс и процесс выздоровления. Ученые из Университета Окленда собрали данные по историям болезней 36 пациентов после операции. Им были даны психологические тесты перед операцией, чтобы оценить их психическое и эмоциональное состояние. Исследование показало, что тем пациентам, которые были наиболее напряжены, потребовалось больше времени на восстановление. Враждебность также влияет на скорость заживления ран.
  • Власть положительного.  Исследование, опубликованное  в журнале «Невербальное поведение», говорит о том, что, когда человек в хорошем настроении (по предварительно определенному баллу в результате анкетирования) садится рядом с человеком с более низкой оценкой в течение всего двух минут, человек с низким баллом начинает чувствовать себя лучше. Если мы способны влиять на настроение другого человека даже без слов, то мы также можем влиять на их здоровье в положительную сторону, учитывая, что тело и ум взаимосвязаны. Например, если мы проявляем чувство признательности людям, находясь в их компании, то такое чувство будет иметь целебные свойства. То же самое происходит, когда мы говорим или делаем что-то доброе для другого человека.В самом прямом смысле, намерения, движимые любовью, заживляют раны.
  • Все, что мы можем сделать, чтобы улучшить свое психическое иэмоциональное здоровье, будь то принятие более позитивного отношения к жизни, проведение оздоровительных визуализаций, проявление сострадания, или участие в снятия стресса путем той или иной деятельности,  явится несомненным вкладом. Не стоит винить в своих проблемах со здоровьем «плохие гены».  Наши мысли и чувства являются основным переключателем и рычагом, воздействующим даже на гены, которые  включаются в процесс выздоровления именно в той точке, на которой мы сами концентрируем свое внимание. Выбор за вами!

Ум человека может играть активную роль как в создании, так  и в исцелении болезни. В Калифорнийском университете проведены 18 научных исследований, показывающих четкую связь между подавлением негативных эмоций и прогрессированием  рака у пациентов.

  • Та же закономерность была выявлена у пациентов с ВИЧ. Исследование, проведенное Центром психосоматической медицины, обнаружило, что болезнь прогрессировала со скоростью, прямо пропорциональной глубине психологических проблем пациентов.
  • В исследовании, опубликованном  в Журнале клинической психологии и консалтинга, описана связь между иммунитетом и освобождением подавленных негативных эмоций. Когда пациенты решили активно выразить свои чувства по поводу прошлых травм, их иммунная система окрепла.
  • Аналогичный эксперимент был проведен в процессе исследования астмы и ревматоидного артрита у пациентов (кстати, в возникновении этих заболеваний психосоматический фактор является ведущим!). После выражения стрессовых переживаний, у пациентов с астмой значительно улучшились функции легких, а у больных РА снизилась тяжесть симптомов.
  • Ваше здоровье в вашей голове… Когда 46-летнему дизайнеру интерьера дали  антидепрессант, она почувствовала себя значительно лучше, но…это была всего лишь таблетка из сахара, или плацебо. Женщина участвовала добровольцем в эксперименте с целью изучения плацебо-эффекта. Поддельные таблетки облегчили ее депрессию, которая мучила ее в течение 30 лет, и изменили фактическую деятельность ее мозга! Пациенты с депрессией имеют меньшую активность в определенной части мозга, но эта часть мозга у пациентки активировалась после принятия плацебо.
  • Этот случай подтверждает то, что медицина уже знает: одна треть всех исцелений обусловлена эффектом плацебо. Выдающийся биолог Брюс Липтон, автор книги «Биология веры», говорит: «Наше восприятие, является ли оно точным или неточным, в равной степени влияет на наше поведение и наше тело. Какое лекарство еще не признано, так это потенциал силы ума для исцеления тела. Плацебо в значительной степени не изучено, в основном потому, что нет денег, которые уходят в фармацевтические компании.  Люди смогли бы исцелить себя, вместо того, чтобы употреблять наркотики. Если бы люди использовали эффект плацебо для лечения, мы могли бы значительно сократить медицинские расходы «.
  • Связь разума и тела в целом уступает реальным инструментам современной медицины, таким, как наркотики и хирургия. Тем не менее, наука показывает, чтонаши мысли формируют нашу активную генетику. 

Брюс Липтон добавляет: «Девяносто пять процентов из нас родились с соответствующим геном, чтобы следовать принципам здорового образа жизни. Неправильный образ жизни является причиной более 90 процентов сердечно-сосудистых заболеваний, более 60 процентов онкологических, и, возможно, диабета обоих типов.  

Чем больше мы ищем, тем больше мы видим, как наши эмоции и привычки формируют нашу жизнь.На самом деле, у нас есть значительный контроль над нашей биологией, и мы можем перепрограммировать наше здоровье «.

М. Верещагина,валеолог отделения

профилактики УЗ «40-я ГКП»

Что такое основные эмоции? | Психология сегодня

[Статья изменена 27 апреля 2020 г.]

Концепция «основных» или «первичных» эмоций восходит, по крайней мере, к Книге обрядов , китайской энциклопедии первого века, которая определяет семь «человеческих чувств»: радость, гнев, печаль, страх, любовь, неприязнь. , и нравится.

В 20 веке Пол Экман выделил шесть основных эмоций (гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление), а Роберт Плутчик — восемь, которые он сгруппировал в четыре пары полярных противоположностей (радость-печаль, гнев-страх, доверие). -недоверие, неожиданность-предвкушение).

Говорят, что основные эмоции возникли в ответ на экологические проблемы, с которыми столкнулись наши далекие предки, и настолько примитивны, что их можно «запрограммировать», причем каждой базовой эмоции соответствует отдельный и выделенный неврологический контур. Будучи зашитыми, основные эмоции (или «программы воздействия») являются врожденными и универсальными, автоматическими и быстрыми и вызывают поведение, имеющее высокую ценность для выживания. Вряд ли можно много сказать о более сложных эмоциях, таких как смирение или ностальгия, которые, например, никогда не приписываются младенцам и животным.

На днях я открыл ящик для столовых приборов на большой ящерице, которую, конечно, не ожидал найти. Когда существо бросилось в темноту за ящиком, я бездумно отскочил назад и захлопнул ящик. Сделав это, я внезапно обнаружил, что чувствую себя горячим, бдительным и готовым к дальнейшим действиям. Эта базовая реакция страха настолько примитивна, что даже ящерица, казалось, разделяет ее, и настолько автоматична, что является «когнитивно непроницаемой», то есть бессознательной и неконтролируемой, и больше похожей на реакцию, чем на преднамеренное действие.

Одна из гипотез состоит в том, что базовые эмоции могут функционировать как строительные блоки, а более сложные эмоции представляют собой смесь базовых. Например, презрение может быть смесью гнева и отвращения. Однако многие сложные эмоции невозможно разложить на более простые, и теория не может адекватно объяснить, почему у младенцев и животных нет общих сложных эмоций.

В 1980 году Роберт Плутчик построил диаграмму эмоций в виде колеса, визуализирующую восемь основных эмоций плюс восемь производных эмоций, каждая из которых состоит из двух основных.

Источник: Wikicommons

Напротив, вполне возможно, что сложные эмоции представляют собой смесь основных эмоций и познаний, причем определенные комбинации достаточно распространены или важны, чтобы их можно было назвать на языке. Таким образом, разочарование может привести к гневу в сочетании с убеждением, что «ничего нельзя сделать». Опять же, многие сложные эмоции сопротивляются такому анализу. Более того, «базовые» эмоции сами по себе могут быть результатом довольно сложных познаний, например, паники Тима при осознании — или даже просто веры — что он проспал важный экзамен.

Хотя базовые эмоции сравнивают с программами, кажется, что их потенциальные объекты открыты для культурной обусловленности. Если бедный Тим боится пропустить экзамен, то это в значительной степени из-за того значения, которое его культура и микрокультура придают академическим успехам. В случае с более сложными эмоциями сама эмоция (а не ее потенциальный объект) формируется и конструируется культурно. Злорадство присуще не всем народам во все времена.

Как и романтическая любовь, которая, кажется, возникла в тандеме с романом.В романе «» «Мадам Бовари », который сам по себе является романом, Гюстав Флобер рассказывает, что Эмма Бовари узнала о романтической любви только на «отбросах старых библиотек». Эти книги, продолжает он,

… все были о любви и любовниках, девицах, упавших в обморок в одиноких хижинах, форейторах, убитых по дороге, лошадях, загнанных насмерть на каждой странице, мрачных лесах, сердечных проблемах, обетах, рыданиях, слезах, поцелуях, гребные лодки в лунном свете, соловьи в роще, джентльмены храбрые, как львы, и кроткие, как ягнята, слишком добродетельные, чтобы быть правдой, неизменно хорошо одетые и плачущие, как фонтаны.

Нил Бертон — автор книги Рай и ад: Психология эмоций и других книг.

Новое исследование утверждает, что существует только четыре эмоции

Традиционное научное понимание состоит в том, что их шесть, но новое исследование предполагает, что они могут быть только счастливыми, грустными, испуганными / удивленными и злыми / отвращенными.

joeannenah / flickr

«То, что у вас есть эмоциональный диапазон чайной ложки, не значит, что у всех есть», — сердитая Гермиона говорит своему другу Рону в горячем моменте Гарри Поттер и Орден Феникса .

На самом деле, возможно, все мы. Новое исследование Института неврологии и психологии Университета Глазго, опубликованное на этой неделе в журнале Current Biology , говорит, что диапазон человеческих эмоций может быть немного ближе к чайной ложке, чем считалось ранее.

Традиционная научная мудрость распознает шесть «классических» эмоций: счастье, удивление, страх, отвращение, злость и печаль. Но ученые из Глазго изучали выражения лиц людей и эмоции, которые они сигнализируют, показывая людям анимацию лица, сгенерированную компьютером.Они попросили наблюдателей охарактеризовать лица на основе этих шести основных эмоций и обнаружили, что гнев и отвращение очень похожи на наблюдателей на ранних стадиях, как и страх и удивление. Например, и гнев, и отвращение имеют общий морщинистый нос, а удивление и страх разделяют приподнятые брови.

Эксперимент предполагает, что различия между удивлением и страхом и между гневом и отвращением возникли позже, скорее по социальным причинам, чем по причинам выживания.

Дело в том, что по прошествии времени лицо показало различие между ними, но когда эмоция впервые попала, сигналы лица очень похожи, что, по словам исследователей, предполагает различие между гневом и отвращением, а также между удивлением и страх имеет социальную, а не биологическую основу.

Согласно этому исследованию, у нас остаются четыре «основных» эмоции: счастье, грусть, испуг / удивление и гнев / отвращение. Исследователи говорят, что это наши биологически обоснованные лицевые сигналы — хотя существуют различия между удивлением и страхом, а также между гневом и отвращением, эксперимент показывает, что эти различия возникли позже, скорее по социальным причинам, чем по причинам выживания.

«Эти результаты показывают, что динамические модели выражения лица передают развивающуюся иерархию сигналов с течением времени, характеризующуюся более простыми, биологически укорененными сигналами на ранних этапах сигнальной динамики, за которыми следуют более сложные социально специфические сигналы, которые точно различают шесть лицевых выражений эмоций», в исследовании говорится.

Исследователи полагают, что широко открытые глаза, сопровождающиеся страхом / удивлением, являются ответом на «быстро приближающуюся» опасность, и что мы расширяем глаза, чтобы получить больше визуальной информации. Они говорят, что морщинистый нос, сопровождающийся гневом / отвращением, является реакцией на «постоянную опасность», например на патогены: наморщив нос, вы с меньшей вероятностью вдохнете что-то вредное.

«Наши данные отражают, что шесть основных выражений эмоций на лице, таких как языки, вероятно, представляют более сложный набор современных сигналов и категорий, возникших из более простой системы коммуникации у древнего человека, разработанной для удовлетворения растущих потребностей социального взаимодействия», писали авторы.Под этим они подразумевают, что эти четыре эмоции являются основными строительными блоками, из которых мы разрабатываем наши современные, сложные эмоциональные блюда.

Колесо чувств • Шесть секунд

Интерпретация Колеса эмоций Плутчика

Primary: Восемь секторов предназначены для обозначения восьми основных эмоций: гнев, ожидание, радость, доверие, страх, удивление, печаль и отвращение.

Противоположности: У каждой первичной эмоции есть полярная противоположность. Они основаны на физиологической реакции, которую каждая эмоция вызывает у животных (включая людей… Плутчик изучал животных!):

  • Радость — противоположность печали.Физиология: соединить против отказа
  • Страх — это противоположность гнева. Физиология: станьте маленьким и прячьтесь против большого и громкого
  • Ожидание противоположно удивлению. Физиология: внимательно изучить или отскочить назад
  • Отвращение — противоположность доверия. Физиология: отвергнуть против объятия

Комбинации: Бесцветные эмоции представляют собой смесь двух основных эмоций. Например, ожидание и радость вместе дают оптимизм. Радость и доверие составляют любовь.Эмоции часто бывают сложными, и способность распознать, когда чувство на самом деле является комбинацией двух или более различных чувств, является полезным навыком.

Существуют также третичные чувства, не показанные на колесе чувств, которые представляют собой комбинацию трех (и, возможно, некоторые чувства состоят из четырех или более частей? Дайте нам знать, что вы думаете, в комментариях ниже),

Интенсивность: Вертикальное измерение конуса представляет интенсивность — эмоции усиливаются по мере движения от внешней стороны к центру колеса, что также обозначено цветом: чем темнее оттенок, тем сильнее эмоция.Например, гнев на самом низком уровне интенсивности — это раздражение. На самом высоком уровне интенсивности гнев становится яростью. Или же чувство скуки может перерасти в отвращение, если его не остановить, а это темно-фиолетовый цвет.

Это важное правило об эмоциях, о которых следует помнить в отношениях: Если не контролировать, эмоции могут усилиться. В этом заключается мудрость расширения вашего эмоционального словаря: это основа эффективного управления эмоциями.

Колесо эмоций Плутчика помогает нам взглянуть на грамотность через более широкий кругозор.Грамотность означает «знание человеком определенного предмета или области». Таким образом, повышение эмоциональной грамотности означает не только наличие слов для обозначения эмоций, но и понимание того, как разные эмоции связаны друг с другом и как они меняются с течением времени.

Вы можете прочитать объяснение Робертом Плутчиком своей модели эмоций в статье, которая была первоначально опубликована в American Scientist в 2001 году и может быть прочитана на Springer International Publishing AG.

Наши 5 основных эмоций и то, как мы делаем их такими сложными

Наша самая большая проблема не в том, чтобы понять, что мы чувствуем, а в том, чтобы понять, как описать свои чувства другим так, чтобы они поняли.Это одна из первых вещей, которую мы преподаем на наших семинарах, потому что определение эмоций может стать сложным и быстро усложниться.

Наши эмоциональные переживания основаны на пяти основных эмоциях: радость , страх , гнев , отвращение и грусть. Однако наша способность комбинировать и смешивать эмоции, а затем ощущать их с различной интенсивностью

увеличивает наш эмоциональный опыт в геометрической прогрессии. И именно здесь мы испытываем сложности, пытаясь донести до других то, что мы чувствуем.

Во-первых, прийти к консенсусу

Концепция основных или «первичных» эмоций не нова. Он основан на предпосылке, что мы, люди, «зашиты» с определенным набором основных эмоций, которые развились в ответ на основные потребности выживания. В начале 1980-х годов Роберт Плутчик определил восемь основных эмоций, которые он сгруппировал в четыре пары полярных противоположностей (радость-печаль, гнев-страх, доверие-недоверие, неожиданность-предвкушение).

В 90-е годы Пол Экман определил всего шесть основных эмоций (гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление) и уточнил концепцию эмоциональной напряженности Плутника.Он сделал это, установив систему классификации, основанную на измерении 42 лицевых мышц, которые мы используем для выражения эмоций.

Совсем недавно новое исследование Университета Глазго поставило под сомнение устоявшееся мнение о шести основных эмоциях и предложило четыре основных эмоции (счастье, печаль, гнев и страх). Исследования показали, что страх и удивление имеют общие лицевые сигналы (среди прочего, широко открыты глаза), что означает, что они составляют одну первичную эмоцию, а не две. Точно так же в отношении гнева и отвращения они обнаружили, что сначала нос морщится, подразумевая, что гнев и отвращение также являются одной и той же основной эмоцией.

Если мы суммируем все исследования, проведенные для обозначения основных человеческих эмоций, мы в целом пришли бы к выводу, что существует 5 основных эмоций: радость, страх, печаль, отвращение и гнев . Кроме того, благодаря тому же выводу, Pixar заработала 857 миллионов долларов своих мировых кассовых сборов.

Итак, если есть только пять основных эмоций, почему наши эмоциональные переживания так трудно обозначить?

Во-вторых, как эмоции становятся сложными

Есть три основных фактора, которые влияют на сложность нашего определения наших эмоций: (1) интенсивность, с которой мы чувствуем основную эмоцию, может варьироваться (2) мы можем комбинировать две или больше основных эмоций одновременно, и (3) мы можем смешивать основные эмоции разной интенсивности.

1) Переменные интенсивности

Мы можем чувствовать любую из основных эмоций с разным уровнем интенсивности, и интенсивность, с которой мы чувствуем любую из пяти основных эмоций, сама по себе создает новую эмоцию. Когда эмоциональная интенсивность учитывается в уравнении обозначения того, что мы чувствуем, мы быстро расширяемся за пределы пяти основных эмоций и превращаемся в спектр из сотен эмоций.

Для иллюстрации, если мы раскладываем 5 основных эмоций по спектру интенсивности (как это сделал Плутчик в его «Колесе эмоций»), мы пришли бы к примерно следующему:

2) Объединение эмоций

Мы редко чувствуем только по одной эмоции за раз.Напротив, наши эмоциональные переживания обычно состоят из одновременного ощущения комбинации эмоций. Когда это происходит, объединенные эмоции создают новую эмоцию со своим собственным ярлыком.

Например, чувство a ngry и отвращение приводит к чувству презрения .:

3) Смешивание эмоций

разной интенсивности И объедините несколько эмоций

, чтобы создать новую эмоцию — мы также можем смешивать разное количество разных эмоций, чтобы создать новую эмоцию.

Например, чувство грусти , а также небольшое отвращение приводит к чувству сожаления .

Тем не менее, если переключиться, отвращения с небольшим грусти дает нам чувство вины .

Эмоции не сложны — но найти правильные ярлыки можно

Проблема упрощения нашего опыта только до одной из 5 основных эмоций заключается в том, что это часто сводит на нет интенсивность или сложность того, что мы на самом деле чувствуем.По мере того, как диапазон эмоций растет в геометрической прогрессии из-за интенсивности и нашей способности комбинировать и смешивать эмоции, также возрастает сложность общения с другими о том, что мы чувствуем.

Вот почему так важно рассказывать нашим детям об эмоциях, о том, насколько они могут быть сложными и как правильно их обозначать … Только когда мы поймем, как мы используем свои 5 основных эмоций, мы сможем научить детей, чтобы они могли найти то, что нужно. лейбл, чтобы лучше передать то, что они действительно действительно чувствуют.

Мы любим эту вещь !!!

Мальчики и эмоции — это то, что мы делаем! Ознакомьтесь с нашими программами и услугами для родителей, специалистов и сообществ на сайте www.iamheart.ca или напишите нам на [email protected] Мы хотели бы услышать от вас.

# парни # эмоции # гнев # грусть # отвращение # страх # радость # чувства

Межкультурное признание основных эмоций посредством невербальной эмоциональной вокализации

Абстракция

Эмоциональные сигналы имеют решающее значение для обмена важной информацией, например, с аналогами для предупреждения людей об опасности. Люди используют ряд различных сигналов, чтобы сообщить другим о своих чувствах, включая мимические, голосовые и жестовые сигналы.Мы исследовали распознавание невербальных эмоциональных вокализаций, таких как крики и смех, в двух совершенно разных культурных группах. Западных участников сравнивали с людьми из отдаленных, культурно изолированных деревень Намибии. Вокализации, передающие так называемые «основные эмоции» (гнев, отвращение, страх, радость, печаль и удивление), распознавались двунаправленно. Напротив, набор дополнительных эмоций распознавался только внутри культурных границ, но не за их пределами. Наши результаты показывают, что у ряда преимущественно отрицательных эмоций есть вокализации, которые можно распознать в разных культурах, в то время как большинство положительных эмоций передаются с помощью культурных сигналов.

Несмотря на различия в языке, культуре и экологии, некоторые человеческие характеристики у людей во всем мире схожи. Поскольку мы разделяем подавляющее большинство нашего генетического состава со всеми другими людьми, есть большое сходство в физических характеристиках, типичных для нашего вида, хотя незначительные характеристики различаются у разных людей. Как и многие физические особенности, аспекты человеческой психологии являются общими. Эти психологические универсалии могут служить основой для аргументов в пользу того, какие особенности человеческого разума являются частью нашего общего биологического наследия, а какие являются преимущественно продуктами культуры и языка.Например, у всех человеческих обществ есть сложные системы коммуникации для передачи своих мыслей, чувств и намерений окружающим (1). Однако, хотя между разными коммуникативными системами есть некоторые общие черты, говорящие на разных языках не могут понимать слова и предложения друг друга. Другие аспекты коммуникативных систем не полагаются на общие лексические коды и могут быть общими для разных языковых и культурных границ. Эмоциональные сигналы — это пример коммуникативной системы, которая может составлять психологический универсум.

Люди используют ряд сигналов для передачи эмоций, включая вокализацию, мимику и позу (2 –4). Слуховые сигналы обеспечивают эмоциональное общение, когда получатель не может видеть отправителя, например, на расстоянии или ночью. Младенцы чувствительны к голосовым сигналам с самого начала жизни, когда их зрительная система еще относительно незрела (5).

Вокальные выражения эмоций могут накладываться на речь в форме аффективной просодии.Однако люди также используют ряд невербальных вокализаций, чтобы сообщить о своих чувствах, таких как крики и смех. В этом исследовании мы исследуем, передают ли определенные невербальные эмоциональные вокализации одни и те же аффективные состояния независимо от культуры слушателя. В настоящее время единственными доступными кросс-культурными данными о голосовых сигналах являются исследования эмоциональной просодии в речи (6 –8). Эта работа показала, что слушатели могут делать выводы о некоторых аффективных состояниях на основе эмоционально измененной речи, пересекающей культурные границы.Однако на сегодняшний день ни одно исследование не изучало распознавание эмоций по голосу у населения, которое не имело контакта с другими культурными группами через СМИ или личные контакты. Кроме того, эмоциональная информация, накладываемая на речь, ограничена несколькими факторами, такими как сегментарная и просодическая структура языка и ограничения на движение артикуляторов. Напротив, невербальные вокализации — это относительно «чистые» выражения эмоций. Без одновременной передачи словесной информации артикуляторы (напр.g., губы, язык, гортань) могут свободно перемещаться, что позволяет использовать более широкий спектр акустических сигналов (9).

Мы исследовали голосовые сигналы эмоций с использованием подхода двух культур, в котором сравниваются участники из двух популяций, максимально различающихся по языку и культуре (10). Претензия на универсальность усиливается, поскольку одно и то же явление обнаруживается в обеих группах. Этот подход ранее использовался в работе, демонстрирующей универсальность выражений на лице эмоций счастья, гнева, страха, печали, отвращения и удивления (11), и теперь этот результат широко воспроизводится (12).Также было показано, что эти эмоции надежно передаются внутри культурной группы с помощью голосовых сигналов, и, кроме того, вокализация эффективно сигнализирует о нескольких положительных аффективных состояниях (3, 13).

Чтобы выяснить, передают ли эмоциональные вокализации аффективные состояния в разных культурах, мы сравнили носителей английского языка из Европы с химба, полукочевой группой из более чем 20 000 скотоводов, живущих в небольших поселениях в регионе Каоколанд на севере Намибии. Некоторые поселения химба, в основном те, что находятся недалеко от столицы региона Опуво, представляют собой так называемые «выставочные деревни», которые за плату принимают иностранных туристов и СМИ.Однако в очень отдаленных поселениях, где были собраны данные для настоящего исследования, люди живут полностью традиционной жизнью, без электричества, водопровода, формального образования или каких-либо контактов с культурой или людьми из других групп. Таким образом, они не подвергались аффективным сигналам людей из других культурных групп, кроме своей собственной.

Участники услышали короткую эмоциональную историю, описывающую событие, которое вызывает эмоциональную реакцию: например, человек очень грустит из-за того, что его близкий родственник скончался [см. Таблицу S1].После подтверждения того, что они поняли намеченную эмоцию рассказа, им были воспроизведены два звуковых сигнала. Один из стимулов был из той же категории, что и эмоция, выраженная в рассказе, а другой был отвлекающим фактором. Участника спросили, какая из двух человеческих вокализаций соответствует эмоции в рассказе (рис. 1). Эта задача позволяет избежать проблем с прямым переводом терминов, связанных с эмоциями, с одного языка на другой, поскольку она включает в себя дополнительную информацию в сценариях и не требует от участников умения читать.Английские звуки были из ранее проверенного набора невербальных вокализаций эмоций, произведенных двумя взрослыми британскими англоговорящими мужчинами и двумя женщинами. Звуки химба издавались пятью взрослыми химба мужчинами и шестью женщинами и отбирались аналогично английским стимулам (13).

Рис.1.

Участник наблюдает за тем, как экспериментатор воспроизводит стимул ( Верхний ) и показывает свою реакцию ( Нижний ).

Результаты

Чтобы изучить межкультурное распознавание невербальных вокализаций, мы проверили распознавание эмоций по голосовым сигналам от другой культурной группы в каждой группе слушателей (рис.2 А ). Английские слушатели сопоставили звуки Химба с рассказом на уровне, который значительно превышал шанс (χ 1 = 418,67, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать по каждой из категорий эмоций [χ 1 = 30,15 (гнев), 100,04 (отвращение), 24,04 (страх), 67,85 (печаль), 44,46 (удивление), 41,88 (достижение), 100,04 (веселье), 15,38 (чувственное удовольствие) и 32,35 (облегчение). , все P <0,001, исправлено Бонферрони].Эти данные демонстрируют, что английские слушатели могли сделать вывод об эмоциональном состоянии каждой из категорий вокализаций химба.

Рис. 2.

Показатели распознавания (из четырех) для каждой категории эмоций внутри культурных групп и между ними. Пунктирными линиями обозначены уровни вероятности (50%). Сокращения : ач, достижение; аму, развлечение; анг, гнев; дис, отвращение; fea, страх; Ple, чувственное удовольствие; отн, облегчение; грусть, грусть; и сюрприз. ( A ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из другой культурной группы для слушателей химба ( светлых полос, ) и англичан ( темных полос, ).( B ) Распознавание каждой категории эмоциональных вокализаций для стимулов из их собственной группы для слушателей химба ( светлых полос, ) и англичан ( темных полос, ).

Слушатели химба подобрали английские звуки к рассказам на уровне, который был значительно выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 271,82, P <0,0001). Что касается индивидуальных эмоций, они проявили себя на более чем случайном уровне для подмножества эмоций [χ 1 = 8.83 (гнев), 27,03 (отвращение), 18,24 (страх), 9,96 (грусть), 25,14 (удивление) и 49,79 (веселье), все P <0,05, исправлено Бонферрони]. Эти данные показывают, что передача этих эмоций посредством невербальной вокализации не зависит от общей культуры между производителем и слушателем: эти сигналы распознаются через культурные границы.

Мы также исследовали распознавание вокализации из собственных культурных групп слушателей (рис. 2 B ). Как и ожидалось, слушатели из британской выборки сопоставили британские звуки с рассказом на уровне, который значительно превышал вероятность (χ 1 = 271.82, P <0,0001), и они показали лучшие результаты, чем можно было бы случайно ожидать для каждой из категорий эмоций [χ 1 = 81,00 (гнев), 96,04 (отвращение), 96,04 (страх), 81,00 (печаль). , 70,56 (неожиданность), 96,04 (достижение), 88,36 (развлечение), 51,84 (чувственное удовольствие) и 67,24 (облегчение), все P <0,001, исправлено Бонферрони]. Это повторяет предыдущие результаты, которые продемонстрировали хорошее распознавание ряда эмоций от невербальных голосовых сигналов английского языка как внутри (13), так и между (3) европейскими культурами.

Слушатели химба также сопоставили звуки из своей группы с рассказами на уровне, который был намного выше, чем можно было бы ожидать случайно (χ 1 = 111,42, P <0,0001), и они выступили лучше, чем следовало бы. ожидаются случайно почти для всех категорий эмоций [χ 1 = 39,86 (гнев), 42,24 (отвращение), 44,69 (печаль), 9,97 (удивление), 15,21 (страх), 33,14 (достижение), 19,86 (веселье). , и 12,45 (чувственное удовольствие), все P <0.05, поправил Бонферрони]. Только звуки облегчения не были надежно связаны с соответствующей историей. В целом, неизменно высокое распознавание химба звуков химба подтверждает, что эти стимулы представляют собой узнаваемые голосовые сигналы эмоций для слушателей химба, и дополнительно демонстрируют, что этот диапазон эмоций может надежно передаваться в культуре химба с помощью невербальных голосовых сигналов.

Обсуждение

Эмоции, которые были надежно идентифицированы обеими группами слушателей, независимо от происхождения стимулов, составляют набор эмоций, обычно называемых «базовыми эмоциями».Считается, что эти эмоции представляют собой развитые функции, общие для всех людей, как с точки зрения феноменологии, так и с точки зрения коммуникативных сигналов (14). Примечательно, что эти эмоции имеют универсально узнаваемую мимику (11, 12). Напротив, озвучивание нескольких положительных эмоций (достижение / триумф, облегчение и чувственное удовольствие) не распознавалось двунаправленно обеими группами слушателей. Это открытие несмотря на то, что они, за исключением облегчения, были хорошо известны в каждой культурной группе и что невербальные вокализации этих эмоций распознаются в нескольких группах западных слушателей (3).Этот паттерн предполагает, что могут существовать универсально узнаваемые голосовые сигналы для передачи основных эмоций, но это не распространяется на все аффективные состояния, включая те, которые могут быть идентифицированы слушателями из близкородственных культур.

Наши результаты показывают, что эмоциональные голосовые сигналы передают аффективные состояния через культурные границы. Основные эмоции — гнев, страх, отвращение, счастье (веселье), грусть и удивление — были надежно идентифицированы слушателями как англичан, так и химба на основе вокализаций, произведенных людьми из обеих групп.Это наблюдение указывает на то, что некоторые аффективные состояния передаются голосовыми сигналами, которые в целом согласованы в человеческих обществах и не требуют, чтобы продюсер и слушатель разделяли язык или культуру. Полученные данные согласуются с исследованиями в области визуальных аффективных сигналов. Выражение основных эмоций на лице распознается во многих культурах (12) и соответствует последовательным сочетаниям движений лицевых мышц (15). Кроме того, эти лицевые конфигурации вызывают изменения в сенсорной обработке, предполагая, что они, вероятно, эволюционировали, чтобы помочь в подготовке к действиям в особенно важных типах ситуаций (16).Несмотря на значительные различия в лицевой мускулатуре человека, лицевые мышцы, которые необходимы для создания выражений, связанных с основными эмоциями, у разных людей постоянны, что позволяет предположить, что определенные структуры лицевых мышц, вероятно, были выбраны для того, чтобы люди могли воспроизводить универсально узнаваемые эмоциональные выражения (17). . Согласованность эмоциональных сигналов в разных культурах поддерживает идею универсальных программ аффектов: то есть развитых систем, которые регулируют передачу эмоций, которые принимают форму универсальных сигналов (18).Считается, что эти сигналы уходят корнями в коммуникативные проявления предков приматов. В частности, выражения лиц людей и шимпанзе имеют существенное сходство (19). Хотя некоторые виды приматов производят аффективные вокализации (20), степень, в которой эти параллельные человеческие голосовые сигналы пока неизвестны. Данные текущего исследования показывают, что голосовые сигналы эмоций, как и выражения лица, являются биологически управляемыми коммуникативными проявлениями, которые могут быть общими с нечеловеческими приматами.

Преимущество внутри группы.

У людей основные эмоциональные системы модулируются культурными нормами, которые диктуют, какие аффективные сигналы должны быть подчеркнуты, замаскированы или скрыты (21). Кроме того, культура вносит тонкие корректировки в универсальные программы, создавая различия во внешнем виде эмоционального выражения в разных культурах (12). Эти культурные вариации, приобретенные в процессе социального обучения, лежат в основе вывода о том, что эмоциональные сигналы обычно распознаются наиболее точно, когда производитель и воспринимающий принадлежат к одной и той же культуре (12).Считается, что это связано с тем, что выражение и восприятие фильтруются с помощью наборов правил, специфичных для культуры, определяющих, какие сигналы являются социально приемлемыми в определенной группе. Когда эти правила являются общими, интерпретация облегчается. Напротив, когда культурные фильтры различаются между производителем и воспринимающим, понимание состояния другого становится более трудным. Чтобы проверить, лучше ли у тех слушателей, которые были из той же культуры, где создавались стимулы, распознавание эмоциональных вокализаций, мы сравнили эффективность распознавания для двух групп и двух наборов стимулов.Было обнаружено существенное взаимодействие между культурой слушателя и культурой производителя стимула (F 1,114 = 27,68, P <0,001; средство для распознавания английских звуков на английском языке: 3,79; распознавание звуков химба на английском языке: 3,34; химба распознавание английских звуков: 2,58; распознавание звуков химба: 2,90), подтверждая, что каждая группа лучше справлялась со стимулами, производимыми представителями их собственной культуры (рис. 3). Анализ не выявил основного эффекта от типа стимула (F <1; среднее распознавание английских стимулов: 3.19; среднее распознавание стимулов Химба: 3.12), демонстрируя, что в целом два набора стимулов были одинаково узнаваемы. Однако анализ действительно привел к основному эффекту группы слушателей, потому что слушатели-англичане лучше справились с задачей в целом (F 1,114 = 127,31, P <0,001; среднее значение по английскому языку: 3,56; среднее значение по Химбе: 2,74). Этот эффект, вероятно, связан с более широким психологическим тестированием и обучением английских участников.

Таким образом, данное исследование расширяет модели межкультурной коммуникации эмоциональных сигналов до невербальных вокализаций эмоций, предполагая, что эти сигналы модулируются культурными вариациями аналогично эмоциональным мимикам и аффективной речевой просодии (12).

Рис 3.

Групповые средние (из четырех) для распознавания по всем категориям эмоций для каждого набора стимулов для слушателей Химба (, черная линия, ) и английского языка (, серая линия, ). Планки погрешностей обозначают стандартные ошибки.

Положительные эмоции.

Некоторые аффективные состояния передаются с помощью сигналов, которые не являются общими для разных культур, но специфичны для определенной группы или региона. В нашем исследовании вокализации, предназначенные для передачи ряда положительных эмоций, не были достоверно идентифицированы слушателями химба.Почему это могло быть? Возможно, это связано с функцией положительных эмоций. Хорошо известно, что передача положительного аффекта способствует социальной сплоченности с членами группы (22). Такое аффилированное поведение может быть ограничено членами группы, с которыми создаются и поддерживаются социальные связи. Однако может быть нежелательно делиться такими сигналами с людьми, не принадлежащими к какой-либо собственной культурной группе. Исключением могут быть самоусиливающиеся проявления положительного аффекта.Недавние исследования показали, что постуральное выражение гордости общепризнано (23). Однако гордость свидетельствует о высоком социальном статусе отправителя, а не о принадлежности к группе, что отличает ее от многих других положительных эмоций. Хотя гордость и достижение могут рассматриваться как эмоции «агентного подхода» (вовлеченные в действия, связанные с вознаграждением; см. Ссылку 24), они различаются по своим сигналам: достижение хорошо распознается в культуре по голосовым сигналам (3), тогда как гордость широко распознается по визуальным сигналам (23), но не по вокализациям (24).

Мы обнаружили, что звуки облегчения не совпадали с рассказом о облегчении слушателями Химба, независимо от того, были ли стимулы английскими или химба. Это могло означать, что история помощи не была истолкована как передача облегчения участникам Химба. Однако такое объяснение кажется маловероятным по нескольким причинам. После прослушивания рассказа каждого участника попросили объяснить, какие эмоции, по их мнению, испытывает человек в рассказе. Только после того, как стало ясно, что человек понял намеченную эмоцию рассказа, экспериментаторы приступили к предъявлению вокализационных стимулов, таким образом гарантируя, что каждый участник правильно понял целевую эмоцию каждой истории.Более того, вокализации химба, выражающие облегчение, были достоверно распознаваемы английскими слушателями, демонстрируя, что люди химба, производящие вокализации (из той же истории, представленной слушателям), были способны производить соответствующие голосовые сигналы для эмоции рассказа о облегчении. Более экономным объяснением этого открытия может быть то, что вздох, используемый обеими группами для обозначения облегчения, не является однозначным сигналом для слушателей химба. Хотя вздохи используются для обозначения облегчения, что демонстрируется способностью людей химба издавать вокализации, узнаваемые английскими слушателями, вздохи могут быть интерпретированы как указание на ряд других состояний, а также слушателями химба.Существуют ли аффективные состояния, о которых можно судить по вздохам в разных культурах, остается вопросом для будущих исследований.

В настоящем исследовании один тип позитивной вокализации достоверно распознавался обеими группами участников. Слушатели согласились, независимо от культуры, что звуки смеха передают веселье, примером которого является чувство щекотки. Щекотка вызывает у приматов (25), а также других млекопитающих (26), похожие на смех вокализации, что свидетельствует о том, что это социальное поведение имеет глубокие эволюционные корни (27).Считается, что смех возник как часть игрового общения между младенцами и матерями, а также чаще всего возникает как у детей, так и у нечеловеческих приматов в ответ на физическую игру (28). Наши результаты подтверждают идею о том, что звук смеха повсеместно ассоциируется с щекоткой, поскольку участники из обеих групп слушателей выбирали забавные звуки в соответствии со сценарием щекотки. Действительно, учитывая хорошо установленную взаимосвязь между выразительной и эмпирической системами эмоций (15), наши данные предполагают, что смех повсеместно отражает чувство удовольствия от физической игры.

В нашем исследовании смех был признан в разных культурах сигналом радости. В визуальной сфере улыбка повсеместно признана визуальным сигналом счастья (11, 12). Это повышает вероятность того, что смех является слуховым эквивалентом улыбки, поскольку оба они сообщают о состоянии удовольствия. Однако другая интерпретация может заключаться в том, что смех и улыбки на самом деле являются совершенно разными типами сигналов, при этом улыбка функционирует как сигнал в целом позитивного социального намерения, тогда как смех может быть более конкретным эмоциональным сигналом, возникающим в игре (29).В этом выпуске подчеркивается важность учета положительных эмоций в кросс-культурном исследовании эмоций (30). Включение ряда положительных состояний следует распространить на концептуальные представления в семантических системах эмоций, которые исследовались в контексте преимущественно отрицательных эмоций (31).

Заключение

В этом исследовании мы показываем, что ряд эмоций распознается в разных культурах по голосовым сигналам, которые воспринимаются как передача определенных аффективных состояний.Эмоции, распознаваемые по голосовым сигналам, соответствуют тем, которые повсеместно выводятся из выражения эмоций на лице (11). Это открытие подтверждает теории, предполагающие, что эти эмоции являются психологическими универсалиями и представляют собой набор основных, эволюционирующих функций, которые разделяют все люди. Кроме того, мы демонстрируем, что некоторые положительные эмоции распознаются внутри культурных групп, но не между ними, что может свидетельствовать о том, что аффилиативные социальные сигналы передаются в первую очередь членам группы.

Материалы и методы

Стимулы.

Английские стимулы были взяты из ранее проверенного набора невербальных вокализаций отрицательных и положительных эмоций. Набор стимулов состоял из 10 жетонов каждой из девяти эмоций: достижения, веселья, гнева, отвращения, страха, чувственного удовольствия, облегчения, печали и удивления, основываясь на демонстрациях того, что все эти категории можно достоверно распознать по невербальной вокализации. Английские слушатели (13).Звуки производились в безэховой камере двумя мужчинами и двумя женщинами, носителями английского языка, и набор стимулов был нормализован по пиковой амплитуде. Актерам был представлен краткий сценарий для каждой эмоции и их попросили произнести тот вид вокализации, который они произвели бы, если бы почувствовали себя персонажем из истории. Вкратце, звуки достижения были приветствиями, звуки веселья были смехом, звуки гнева были рычанием, звуки отвращения были рвотой, звуки страха были криками, звуки чувственного удовольствия были стонами, звуки облегчения были вздохами, грустные звуки были рыданиями, а звуки удивления были резкими вдохами.Более подробную информацию об акустических свойствах английских звуков можно найти в исх. 13.

Стимулы химба были записаны от пяти взрослых мужчин и шести взрослых женщин химба с использованием процедуры, эквивалентной процедуре получения стимула на английском языке, а также были сопоставлены по пиковой амплитуде. Исследователи (D.A.S. и F.E.) исключили плохие образцы, поскольку было невозможно провести пилотные тесты с множественным выбором с участниками Химба для пилотного тестирования стимулов. Стимулы, содержащие речь или обширный фоновый шум, были исключены, как и несколько одинаковых стимулов от одного и того же говорящего.Примеры звуков можно найти как Audio S1 и Audio S2.

участников.

Общая выборка состояла из двух английских и двух химба-групп. Английский образец, который слышал английские стимулы, состоял из 25 носителей английского языка (10 мужчин, 15 женщин; средний возраст 28,7 года), а те, кто слышал звуки химба, состояли из 26 носителей английского языка (11 мужчин, 15 женщин; средний возраст 29,0 лет). ). Двадцать девять участников (13 мужчин, 16 женщин) из поселений химба в Северной Намибии составили образец химба, который слышал звуки английского языка, а другая группа из 29 участников (13 мужчин, 16 женщин) слышала звуки химба.У химба нет системы измерения возраста, но в исследование не были включены дети или очень пожилые люди. Информированное согласие было дано всеми участниками.

Дизайн и процедура.

Мы использовали адаптированную версию задачи, использованной в предыдущем кросс-культурном исследовании распознавания эмоциональных выражений лица (11). В исходном задании участник услышал историю о человеке, который чувствует себя определенным образом, а затем его попросили выбрать, какое из трех эмоциональных выражений лица соответствует истории.Эта задача подходит для использования с дописьменной популяцией, поскольку она не требует умения читать, в отличие от формата принудительного выбора с использованием нескольких меток, который является обычным в исследованиях восприятия эмоций. Кроме того, текущая задача особенно хорошо подходит для межкультурных исследований, поскольку она не полагается на точный перевод терминов, связанных с эмоциями, поскольку включает дополнительную информацию в рассказы. Первоначальная задача включала в себя три варианта ответа на каждое испытание, при этом все три стимула предъявлялись одновременно.Однако, поскольку звуки неизбежно распространяются со временем, альтернативные варианты ответа в текущей задаче должны были быть представлены последовательно. Таким образом, участники должны были помнить другие варианты ответа, когда они слушали текущий вариант ответа. Чтобы избежать перегрузки рабочей памяти участников, количество вариантов ответа в текущем исследовании было сокращено до двух.

Испытание английских участников проводилось в присутствии экспериментатора; Тестирование участников химба проводилось в присутствии двух экспериментаторов и одного переводчика.Для каждой эмоции участник слушал короткую предварительно записанную историю эмоции, описывающую сценарий, который вызовет эту эмоцию (Audio S3 и Audio S4). После каждого рассказа участнику задавали вопрос, как он себя чувствует, чтобы убедиться, что он понял рассказ. При необходимости участники могли снова услышать рассказ. Ни один из участников не смог идентифицировать предполагаемую эмоцию ни в одной из историй, хотя некоторым людям нужно было услышать историю более одного раза, чтобы понять эмоцию.Рассказы об эмоциях, используемые участниками химба, были разработаны совместно с местным жителем, хорошо знающим культуру народа химба, который также выступал в качестве переводчика во время тестирования. Истории эмоций, использованные с английскими участниками, были максимально приближены к рассказам Химба, но адаптированы для облегчения понимания английскими участниками. Истории воспроизводились в наушниках с записей, которые произносились нейтральным тоном голоса носителем каждого языка (местного языка химба, отджи-гереро и английского).После того, как они поняли историю, участнику прослушали два звука через наушники. Подача стимула контролировалась экспериментатором, который по очереди нажимал на две компьютерные мыши, каждая из которых воспроизводила один из звуков (см. Рис. 1). Подгруппа участников химба, слушавших звуки химба, выполнила слегка измененную версию задания, в которой стимулы воспроизводились без использования компьютерных мышей, но процедура была идентична процедуре других участников во всех других отношениях. Участника спросили, какой из них будет издавать человек в рассказе.Им разрешалось слышать стимулы столько раз, сколько им было необходимо для принятия решения. Участники указали свой выбор в каждом испытании, указывая на компьютерную мышь, издающую звук, соответствующий рассказу (см. Рис. 1), и экспериментатор вводил свой ответ в компьютер. На протяжении всего тестирования экспериментаторы и переводчик были наивны в отношении того, какой ответ был правильным и какой стимул слышал участник. Пол говорящего был постоянным в любом испытании, участники слушали по два испытания каждой эмоции, мужское и женское.Таким образом, все участники выполнили четыре испытания для каждой из девяти эмоций, в результате чего получилось 36 испытаний. Целевой стимул был той же эмоции, что и рассказ, а отвлекающий фактор варьировался как по валентности, так и по сложности, так что для любой эмоции участники слышали четыре типа отвлекающих факторов: максимально и минимально легкие с той же валентностью, а также максимально и минимальные. легко противоположной валентности, основываясь на данных о путанице из предыдущего исследования (13). Какая мышь была правильной в любом испытании, а также порядок рассказов, пол стимула, тип отвлекающего фактора и то, была ли цель первой или второй, были псевдослучайными для каждого участника.Презентацию стимула контролировали с помощью PsychToolbox (32) для Matlab, запущенного на портативном компьютере.

Благодарности

Благодарим Дэвида Мацумото за обсуждения. Это исследование финансировалось за счет грантов Совета по экономическим и социальным исследованиям, Фонда исследовательских проектов высшей школы Лондонского университетского колледжа и Центрального исследовательского фонда Лондонского университета (для DAS), взноса на дорожные расходы Департамента психологии Университетского колледжа Лондона. и грант Wellcome Trust (С.К.С.).

Сноски

  • 1 Кому следует отправлять корреспонденцию по настоящему адресу: Институт психолингвистики Макса Планка, PO Box 310, 6500 AH Nijmegen, Нидерланды. Эл. Почта: disa.sauter {at} mpi.nl
  • Вклад авторов: D.A.S., F.E., P.E. и С.К.С. спланированное исследование; D.A.S. и F.E. провели исследование; D.A.S. и F.E. проанализировали данные; и D.A.S. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/cgi/content/full/0908239106/DCSupplemental

Доступно бесплатно в Интернете через опцию открытого доступа PNAS.

Детские эмоции | Продолжительность развития

При рождении младенцы проявляют две эмоциональные реакции: влечение и уход. Они проявляют влечение к приятным ситуациям, которые приносят комфорт, стимуляцию и удовольствие, и отказываются от неприятных стимулов, таких как горький вкус или физический дискомфорт.Примерно в два месяца младенцы проявляют социальную вовлеченность в форме социальной улыбки, отвечая улыбкой тем, кто привлекает их позитивное внимание (Lavelli & Fogel, 2005).

Рисунок 3.23 от NOBA находится в открытом доступе.

Социальная улыбка становится более стабильной и организованной по мере того, как младенцы учатся использовать свои улыбки, чтобы вовлекать родителей в общение. Удовольствие выражается в смехе в возрасте от 3 до 5 месяцев, а неудовольствие становится более конкретным как страх, грусть или гнев в возрасте от 6 до 8 месяцев.Гнев часто является реакцией на то, что ему мешают достичь цели, например, когда игрушку убирают (Braungart-Rieker, Hill-Soderlund, & Karrass, 2010). Напротив, грусть — это обычно реакция, когда младенцы лишены опекуна (Papousek, 2007). Страх часто ассоциируется с присутствием незнакомца, известным как осторожностью с незнакомцем, или уходом значимых других, известным как тревога разлуки. Оба появляются где-то между 6 и 15 месяцами после того, как объект стал постоянным.Кроме того, есть некоторые признаки того, что младенцы могут испытывать ревность уже в возрасте 6 месяцев (Hart & Carrington, 2002).

Эмоции часто делятся на две общие категории: Базовые эмоции , такие как интерес, счастье, гнев, страх, удивление, грусть и отвращение, , которые появляются первыми, и эмоций самосознания , такие как зависть, гордость, стыд, вина, сомнения и смущение . В отличие от первичных эмоций, вторичные эмоции появляются, когда дети начинают развивать самооценку, и требуют социальных инструкций о том, когда испытывать такие эмоции.Ситуации, в которых дети учатся застенчивым эмоциям, варьируются от культуры к культуре. Индивидуалистические культуры учат нас гордиться личными достижениями, в то время как в более коллективных культурах детей учат не привлекать к себе внимания, если только вы не хотите стесняться этого (Akimoto & Sanbinmatsu, 1999).

Выражение эмоций на лице — важные регуляторы социального взаимодействия. В литературе по развитию эта концепция была исследована в рамках концепции социальных ссылок ; , то есть , процесс, при котором младенцы ищут информацию у других, чтобы прояснить ситуацию, а затем используют эту информацию для действия (Klinnert, Campos, & Sorce, 1983).На сегодняшний день самая яркая демонстрация социальной референции — это работа над визуальным обрывом. В первом исследовании по изучению этой концепции Кампос и его коллеги (Sorce, Emde, Campos, & Klinnert, 1985) поместили матерей на дальний конец «утеса» от младенца. Сначала матери улыбнулись младенцам и положили игрушку на защитное стекло, чтобы привлечь их; младенцы неизменно подползали к матери. Однако, когда младенцы оказывались в центре стола, мать изобразила выражение страха, печали, гнева, интереса или радости.Результаты были явно разными для разных лиц; ни один младенец не подошел к столу, когда мать проявила страх; только 6% — когда мать извергала гнев, 33% — перекрещивались, когда мать излагала грусть, и примерно 75% младенцев скрещивались, когда мать вызывала радость или интерес.

Другие исследования подтверждают, что выражения лица являются регуляторами социального взаимодействия. Экспериментаторы изобразили нейтральное выражение лица, гнев или отвращение по отношению к младенцам, когда они двигались к объекту, и измерили степень торможения, проявляемого младенцами при прикосновении к объекту (Bradshaw, 1986).Результаты для детей в возрасте 10 и 15 месяцев были одинаковыми: гнев вызывал наибольшее торможение, затем отвращение и наименьшее нейтральное. Позже это исследование было воспроизведено с использованием выражений радости и отвращения, изменив метод, так что младенцам не разрешалось прикасаться к игрушке (по сравнению с отвлекающим объектом) до одного часа после воздействия выражения (Hertenstein & Campos, 2004). В 14-месячном возрасте значительно больше младенцев прикасались к игрушке, когда видели радостные выражения лиц, но меньше детей прикасались к игрушке, когда видели отвращение.

Последнее эмоциональное изменение — это саморегуляция. Эмоциональная саморегуляция относится к стратегиям, которые мы используем для управления своим эмоциональным состоянием, чтобы достичь целей (Thompson & Goodvin, 2007). Это требует тщательного контроля над эмоциями и первоначально требует помощи со стороны лиц, осуществляющих уход (Rothbart, Posner, & Kieras, 2006). Младенцы младенческого возраста имеют очень ограниченную способность регулировать свое эмоциональное состояние и зависят от своих опекунов, которые помогают им успокоиться.Воспитатели могут предложить отвлекающие факторы, чтобы перенаправить внимание ребенка и утешить его, чтобы уменьшить эмоциональный стресс. Поскольку области префронтальной коры младенца продолжают развиваться, младенцы могут переносить большую стимуляцию. К 4–6 месяцам младенцы могут начать отвлекать внимание от раздражающих раздражителей (Rothbart et al, 2006). Младенцы старшего возраста и малыши могут более эффективно сообщать о своей потребности в помощи и могут ползать или идти к различным ситуациям или от них (Cole, Armstrong, & Pemberton, 2010).Это помогает им саморегулироваться. Темперамент также играет роль в способности детей контролировать свое эмоциональное состояние, и были отмечены индивидуальные различия в эмоциональной саморегуляции младенцев и детей ясельного возраста (Rothbart & Bates, 2006).

Рисунок 3.24 от roseoftimothywoods / Flickr находится под лицензией CC BY.

Развитие самоощущения: На втором году жизни дети начинают узнавать себя, поскольку они обретают ощущение себя как объекта.В классическом эксперименте Льюиса и Брукса (1978) детей в возрасте от 9 до 24 месяцев помещали перед зеркалом после того, как им на нос было нанесено пятно румян, когда их матери делали вид, что вытирают что-то с лица ребенка. Если ребенок реагировал, касаясь своего собственного носа, а не носа «младенца» в зеркале, это означало, что ребенок узнал в отражении себя. Льюис и Брукс обнаружили, что где-то между 15 и 24 месяцами у большинства младенцев развивалось чувство самосознания. Самосознание — это осознание того, что вы отделены от других (Копп, 2011).

Когда ребенок достигает самосознания, он начинает понимать социальные эмоции, такие как вина, стыд или смущение, а также сочувствие или сочувствие.

Другие теории эмоций

Другие теории эмоций

Теория окружностей. Дж. А. Рассел и Х. Шлосберг в так называемой циркумплексной теории эмоций предположили, что существует два основных измерения (оси) эмоций: приятность против страдания и возбуждение против сонливости (рисунок).Они предложили, чтобы названия различных эмоций затем можно было расположить по кругу вокруг этих осей, при этом расположение будет указывать на взаимосвязь эмоций друг с другом. Например, возбуждение будет находиться в квадранте, ограниченном возбуждением и удовольствием, тогда как страдание будет находиться в квадранте, ограниченном страданием и возбуждением.

Рисунок 1
Оси эмоций

Теория Томкинса. Сильван Томкинс предположил, что человеческие эмоции имеют ограниченное количество, генетически запрограммированы в мозгу и запускаются изменениями в стимуляции. Изменения в стимуляции вызывают изменения в паттернах нервных импульсов, которые, в свою очередь, вызывают изменения в эмоциональных переживаниях. По словам Томкинса, эмоции усиливают мотивацию и необходимы для стимулирования поведения. Он также предположил, что заранее запрограммированный набор реакций и вокализаций лицевых мышц связан с каждой эмоцией и позволяет передавать эмоциональные состояния.

Теория Изара. Кэрролл Изард выделил десять основных эмоций: страх, гнев, стыд, презрение, отвращение, вину, дистресс, интерес, удивление и радость — эмоции, которые нельзя свести к более простым эмоциям, но которые можно объединить, чтобы вызвать другие эмоции. Он также предположил, что каждая эмоция имеет свою собственную нейронную основу и образец выражения (обычно обозначаемый мимикой) и что каждая эмоция переживается уникально.

Теория Плутчика. Роберт Плутчик утверждал, что существует восемь основных эмоций, каждая из которых напрямую связана с адаптивным паттерном поведения, необходимым для выживания.Восемь эмоций — это гнев, страх, печаль, отвращение, удивление, ожидание, принятие и радость. Плутчик предположил, что другие эмоции являются вариациями этих восьми и что эмоции могут сложным образом сочетаться и могут различаться по интенсивности и стойкости.

Теория оппонента-процесса. Теория процесса оппонента , предложенная Ричардом Соломоном и Джоном Корбитом, предполагает, что переживание эмоций нарушает состояние тела гомеостаза и что эмоции возникают в основном в противоположных парах — удовольствие-боль, депрессия-восторг, страх облегчение и так далее — и противостоят друг другу, чтобы снова был достигнут гомеостаз.Теория предполагает, что переживание одной эмоции пары вызывает возникновение другой эмоции (процесс оппонента), что в конечном итоге снижает интенсивность первой эмоции и, наконец, нейтрализует ее. Например, хотя скалолаз может испугаться (неприятная эмоция) во время нескольких подъемов по крутому обрыву, в конечном итоге острые ощущения от безопасного достижения вершины (приятная эмоция) нейтрализуют этот ранний страх. Некоторые психологи используют эту теорию для объяснения наркозависимости.Удовольствие, связанное с приемом наркотика, вызывающего привыкание, со временем уменьшается, потому что противодействующий процесс действует на уменьшение удовольствия. Следовательно, необходимо принимать все больше и больше препарата, чтобы достичь первоначального эйфорического состояния и избежать боли при отмене.

.

Добавить комментарий