Приступ паранойи: признаки, симптомы, причины, диагностика и способы лечения заболевания

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Проблема паранойи››

Третий тип паранойяльных состояний при шизофрении (рецидивирующие психозы с систематизированным бредом).

Состояния, отнесенные к третьему типу, описывались ранее в пределах различных заболеваний: острая и периодическая паранойя (Mayer М. Friedmann, 1895; А. Ф. Эрлицкий, 1896; П. Б. Ганнушкин, 1904; Е. Мендель, 1904; Зиммерлинг, 1908), острые преходящие интерпретативные вспышки (P. Serieux, J. Capgras, 1909; P. Clere, I. Picard, 1927), ассоциированные психозы (R. Masselon, 1912), психозы у дегенерантов (В. Маньян и Легерн, 1903; A. Schuller, 1902; И. Н. Введенский, 1904; Н. И. Скляр, 1926), параноические реакции и фазы (F. Kerer, 1928).

Мы наблюдали 28 больных шизофренией с приступообразной манифестацией паранойяльного бреда. Среди них было 19 мужчин и 9 женщин. Преобладали лица в возрасте от 30 до 50 лет (19 больных). В возрасте 20— 30 лет было 8 больных и старше 50 лет — одна больная. По длительности течения заболевания они распределялись следующим образом: с давностью заболевания 5— 10 лет—13 больных; 10—15 лет —7; 16—20 лет — 4 и свыше 20 лет — 3 больных.

Лишь у одного больного длительность болезни не превышала 5 лет. Психические заболевания среди родственников больных третьей группы встречались значительно чаще (у 11 из 28 больных), чем это отмечалось у больных первой и второй групп. Родственники страдали либо вялотекущей шизофренией, либо шизофренией с приступообразным развитием процесса. В семьях 7 больных третьей группы не было манифестных психозов, однако среди родственников наблюдались лица, квалификация состояния которых вызывала серьезные затруднения в плане проведения дифференциальной диагностики между тяжелой психопатией паранойяльного круга с выраженными шизоидными или эпилептоидными чертами и вялотекущей шизофренией. По преморбидным особенностям больные третьей группы были неоднородны. У 10 из них еще до появления первых отчетливых признаков заболевания наблюдались большие странности. Это были люди неуравновешенные, увлекающиеся и в то же время прямолинейные, малообщительные, «холодные», с чувством превосходства над окружающими.
По своим характерологическим свойствам они во многом соответствовали больным, отнесенным нами к первому типу паранойяльных состояний. Остальные 18 больных наряду с чертами эпилептоидности (аккуратность, добросовестность, чистоплотность и т. д.) обладали выраженными циклоидными свойствами. Пятеро из этих больных были веселыми, активными, живыми; остальные, напротив, застенчивыми, тихими, ненастойчивыми, легко впадающими в уныние, сензитивными, тревожными.

Прежде чем рассмотреть клиническую характеристику приступов, отметим, что у 19 больных возникновению приступа (шуб) предшествовал продолжительный, не менее 3—5 лет, период вялого психопатоподобного течения. По характеру позитивных нарушений, протекавших с преобладанием сверхценных образований и изменениями личности, этот период во многом сходен с начальными этапами течения процесса у больных первой группы. В это время отмечалось обострение характерологических особенностей, что проявлялось в нарастающей конфликтности, упрямстве, появлении ряда чудачеств.

В 4 из 8 наблюдений, где заболевание началось в юношеском возрасте, более отчетливо выступали явления редукции энергетического потенциала, проявлявшиеся прежде всего в падении успеваемости и работоспособности. Наступившие изменения на первых этапах болезни были близки тем, которые наблюдаются при простой шизофрении. Однако уже в этом продромальном периоде обнаруживались пока еще нерезко выраженные аффективные колебания. Чаще речь шла о непродолжительных — 3—5 недель — периодах пониженного настроения, когда больные становились менее активными, жаловались на апатию, усталость, головную боль и раздражительность, с трудом воспринимали новый материал. При повышенном настроении они, наоборот, отличались оптимизмом, активностью, особенно много занимались научными изысканиями, говорили о подъеме сил-, способности преодолеть любые препятствия.

По характеру очерченных приступов и разделяющих их ремиссий рассматриваемые группы больных были неоднородны. Больше чем у половины больных третьей группы (16) клиническая картина во многом напоминала состояния, рассматривавшиеся ранее в рамках периодической или острой паранойи. Отличительной особенностью были достаточно продолжительные (5—9 лет) глубокие ремиссии, в период которых, помимо Изменений личности, лишь в редких случаях отмечались явления резидуального бреда и аффективные колебания. Продолжительность шубов составляла от 3—4 недель до 3 месяцев, но в отдельных случаях они длились и более 5 лет.

В клинической картине в период приступов можно было отметить ряд особенностей. В отличие от непрерывно развивающихся бредовых психозов параноид здесь формировался значительно быстрее. Стадия предвестников, наблюдавшаяся П. Б. Ганнушкиным при острой паранойе, продолжалась у наблюдавшихся нами больных до 1—2 месяцев. У 5 больных приступ развертывался более остро, в течение нескольких дней, причем у двух из них развитие бреда начиналось с конфабуляторных или фальсифицированных воспоминаний. Нарастание параноидной симптоматики не сопровождалось в большинстве случаев длительно сохраняющейся бредовой напряженностью и экспансией, что наблюдается при прогредиентных бредовых психозах.

Образовавшаяся система не обнаруживала тенденции к развитию. В дальнейшем, наоборот, отмечалось постепенное затухание бреда. Содержание бреда было различным: от нозомании, бреда ревности и изобретательства до бреда преследования и отравления в более тяжелых случаях.

Рассмотрим симптоматику такого приступа на примере идей ревности, изобретательства, реформаторства. По мере быстро нарастающей (1—2 месяца) подозрительности больные обнаруживали все новые признаки неверности: опоздания с работы, «загадочные» разговоры по телефону, многозначительные улыбки прохожих на улицах. Уже в течение ближайших нескольких недель на смену неопределенным опасениям приходила полная убежденность в измене. Больные устраивали дома постоянные скандалы, требовали соответствующих признаний, угрожали разводом. Подсматривали, с кем уходит и с кем приходит муж (жена) с работы, проверяли белье и записные книжки. Ревновали ко всем сразу. Подозрительным казалось поведение встречаемых на улице соседей и даже родственников.

В таком состоянии находились в течение нескольких месяцев. Затем начинали появляться мысли о том, что не надо так «близко к сердцу» принимать все семейные неприятности, что если и были измены, то многое, наверно, преувеличено. Постепенно прекращали слежку и упреки. Сами признавали, что ревность у них как-то приутихла, стало легче В дальнейшем (до следующего приступа) старались не вспоминать о происшедшем, говорили, что ничего определенного о прошлых изменах сказать не могут, уверенности ни в чем нет, сейчас эти вопросы их почти не занимают. В других случаях начало приступа проявлялось в возникновении сверхценного бреда изобретательства и реформаторства. Больным вдруг приходила идея предложить новые способы выращивания растений, кардинально разрешить все транспортные проблемы или создать свою теорию звукосочетаний. Утверждали, что их открытия имеют и прикладное, и принципиальное значение. В это время у них, как правило, отмечались активность, боевое, приподнятое настроение. Свои предложения в виде многочисленных рукописей и таблиц больные рассылали в различные ведомства и редакции.
Все возражения и отрицательные отзывы специалистов рассматривали как проявления косности, бюрократизма и недоброжелательности. Однако активность в борьбе за признание и внедрение такого рода открытий и изобретений длилась не более нескольких месяцев, затем постепенно спадала. К этому времени пропадало желание писать всюду о своих теориях, возникало сомнение в их актуальности. Больные переставали заниматься изобретениями и возвращались к повседневным обязанностям. На протяжении последующих нескольких лет считались скромными, исполнительными работниками, получали благодарности, ни с кем не конфликтовали.

При более быстром развитии клинической картины на высоте приступа наблюдалось острое бредовое состояние со страхами, ажитацией, вербальными иллюзиями и элементами сценоподобности. Однако все эти явления были нестойки, уже через 1—3 дня после помещения в стационар больные становились спокойнее, исчезали тревога и бессонница, появлялась критика к перенесенному, но паранойяльный бред оставался неизменным.

Прогредиентность в дальнейшем развитии заболевания сказывалась прежде всего в снижении качества и длительности ремиссий. В связи с этим состояния, которые по особенностям развития в начале заболевания соответствовали периодической паранойе (приступы разделялись очерченными и длительными ремиссиями), постепенно приобретали все большее сходство с психозами, свойственными остальным больным третьей группы (12 человек). Характерным для этих 12 больных было то, что клиническая картина заболевания у них с самого начала соответствовала выделенным В. Morel (1860) психозам дегенерантов: шубы проявлялись в виде наступавших безо всякой регулярности обострений (вспышек дегенерантов). Состояние между приступами (как и на более поздних этапах процесса у большинства уже рассмотренных больных третьей группы) не носило характера глубокой ремиссии. В этот период отмечались лишь падение бредовой активности, некоторая дезактуализация бреда, исчезновение острых психопатологических нарушений и аффективных расстройств.

Л. Н. Видманова (1963) и Т. П. Платонова (1967) подобные состояния расценивают как проявления атипично протекающей шизофрении и также отмечают отсутствие у таких больных совершенно «светлых» межприступных промежутков, с полным исчезновением паранойяльного бреда. Авторы рассматривают смену приступов такого рода неполными ремиссиями в качестве признака, указывающего на сочетание двух регистров расстройств — непрерывных и периодических.

Динамика заболевания у больных третьей группы выражалась прежде всего в усложнении клинической картины последующих приступов: видоизменялись бредовые проявления, присоединялась более острая симптоматика (страхи, тревога, аффективные компоненты бреда), увеличивалась и продолжительность приступа. Следует подчеркнуть, что хотя в большинстве случаев основное содержание параноида не менялось, бред, однако, от приступа к приступу обнаруживал тенденцию к расширению, вовлечению все новых лиц, присоединению новой тематики. Если в первых приступах выявлялся бред болезни, религиозный бред или бред изобретательства, то в последующем (3—4-й приступы) больные начинали замечать признаки той же болезни и у своих родственников, разрабатывали свои концепции этиологии болезней, методы борьбы с ними.

Наряду с религиозными идеями и изобретательством появлялись и идеи реформаторства и сутяжничество, борьба с мнимыми преследователями.

Изменения личности были выражены меньше, чем у больных, отнесенных к первому и второму типам паранойяльных состояний. Как правило, негативные нарушения отчетливо выступали на начальных этапах болезни, уже после первого приступа. Больные либо становились мрачными чудаками, склонными к односторонним увлечениям, либо превращались в замкнутых педантов, с особым отношением к своему здоровью и работе, живущих в узком кругу семьи. В дальнейшем у половины больных, несмотря на последующие приступы, заметной динамики в нарастании изменений личности не отмечалось. У остальных хотя и наблюдалось постепенное углубление негативных нарушений, но происходило оно в основном путем дальнейшего углубления психопатоподобных черт. Таким образом, наши данные находятся в соответствии с наблюдениями В. А. Гиляровского (1931), также относящимися к случаям шизофрении, протекающей вспышками.

Автор указывает, что среди отмечавшихся у этих больных нарушений прежде всего выделялись изменения характера, а не понижение интеллекта и ослабление работоспособности.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Эндогенные психические заболевания››

В период становления нозологической психиатрии E. Kraepelin (1912) выделил паранойю в качестве самостоятельного заболевания. Однако в последующем его концепция подверглась критике со стороны авторов, придерживающихся различных, нередко прямо противоположных взглядов на генез паранойяльных психозов. При этом в рамках крепелиновской паранойи было выделено по крайней мере три различных расстройства: паранойяльный психоз как проявление шизофрении [Шмаонова Л. М., 1968; Astrup С 1969; Gross G., Huber G., Schuttler R., 1977; Wesiozka J., Anczewska M., Chojnowska A., 1993], паранойя как самостоятельное заболевание [Личко А. Е., 1982; Kendler К., 1984; Vassa R. et al., 1993], паранойяльное развитие как следствие неблагоприятных психогенных воздействий [Kretschmer E. , 1950; Binder H., 1967; Prokop H., Prokop V., 1991]. В настоящей главе будут рассмотрены паранойяльные состояния эндогенной природы (паранойяльная шизофрения), а также проблема паранойи как самостоятельного заболевания.

Паранойяльная шизофрения представляет собой бредовой психоз с медленно расширяющимся интерпретативным бредом. Заболевание развивается, как правило, у лиц, прежде отличавшихся активностью, настойчивостью, высокомерием, обостренной нетерпимостью к несправедливости. У них отчетливо выступают и такие черты личности, как самонадеянность, скрытность, требовательность и недоверчивость к окружающим, прагматизм, склонность к морализаторству [Akhtar S., 1990].

Клинические проявления паранойяльных психозов неоднородны, что, может быть, связано, с одной стороны, со степенью прогредиентности шизофренического процесса, а с другой — с влиянием конституционально-генетических факторов. Соответственно выделяется два варианта паранойяльной шизофрении: хронический бредовой психоз и хронический паранойяльный психоз с явлениями сверхценного бреда.

Хронический бредовой психоз. Это заболевание чаще всего развивается в возрастном интервале от 25 до 40 лет и имеет в большинстве случаев четко очерченное начало. При таком остром дебюте бредовые идеи возникают по типу «озарения» или внезапных мыслей с быстрой фиксацией, последующей разработкой и систематизацией бреда. Иногда исходным пунктом, «первым толчком» (по E. Kraepelin) формирования бреда являются ложные воспоминания. Реальные впечатления прошлого воспроизводятся теперь в ином, искаженном виде, быстро приобретая характер аффективно окрашенного доминирующего представления, а затем и все признаки бреда. При более медленном развитии психоза клиническая картина его начальных этапов определяется сверхценным бредом или с самого начала на первый план выступают идеи преследования. Независимо от различий психопатологических проявлений в первые годы заболевания через 5—10 лет клиническая картина в большинстве случаев определяется систематизированным паранойяльным бредом с идеями преследования.

В дальнейшем происходит постепенное видоизменение бреда — утрачивается обыденность его содержания, начинают преобладать идеи отравления и физического уничтожения [Fuchs Т., 1992]. Теперь уже «враги», намереваясь расправиться с больным, «подстерегают» его при выходе из дому и в безлюдных местах, «следят» за ним на улицах, «подсыпают» яд, «распыляют» бациллы особо опасных инфекций, радиоактивные вещества; наконец, пытаются «подстроить» несчастный случай, автомобильную катастрофу. Параноид становится все более отвлеченным, неправдоподобным, нелепым — «bizarre delusions» [Spitzer R. L., First M. B., Kendler K. S. et al., 1993]. При этом характерны подмеченные еще V. Magnan (1897) тенденции развития бреда: «миграция — защита — атака» («преследуемые преследователи»). Бредовая система, оставаясь в пределах паранойяльного бреда, постепенно расширяется путем вовлечения все большего числа лиц либо бредовых идей, имеющих другое направление.

В то время как у одних пациентов процесс усложнения и расширения бреда продолжается вплоть до поздних этапов заболевания, у других, по наблюдениям J.  Serieux и P. Capgras (1909), E. Kraepelin (191:5), E. Krueger (1915, 1917), G. Genii-Perrin (1926) и материалам длительного катамнестического исследования [Смулевич А. Б., Орлова В. А., 1984], с середины второго — начала третьего десятилетия с момента возникновения психоза намечается тенденция к ослаблению проявлений болезни.

Дальнейшее развитие бредовой системы приостанавливается, прекращается образование новых бредовых представлений. Содержание бредовых идей стереотипизируется, уменьшается их аффективная «заряженность». Наряду с этим снижается и бредовая активность: реже возникают попытки борьбы с «преследователями», снижается «накал» требований и притязаний. Полной редукции бреда при этом варианте паранойяльный психозов обычно не наблюдается. Может произойти лишь «инкапсуляция» («осумкование») бреда [Мелехов Д. Е., 1963; Mauz F., 1929; Muller Ch., 1959]. Для уточнения психопатологической характеристики наблюдающегося в этих случаях видоизменения бредовых расстройств используются также такие определения, как «отгораживание» бредовых переживаний на периферии сознания [Muller М. , 1930], «двойная бухгалтерия» [Беляева К. Н., 19(68; Blenkenburg W., 1958; Kisker К., 1960; Rumke H., 1963]. Больные становятся терпимее, не осуждают «противников», спокойно, без страха воспринимают своих прежних «врагов»; говорят, что теперь «смирились с преследованиями», научились относиться к ним «философски» и благодаря этому наконец получили возможность заняться своими делами.

Хронический паранойяльный психоз с явлениями сверхценного бреда. Начало заболевания чаще всего относится к пубертатному или юношескому возрасту. Иногда в связи с медленным развитием болезни, проявляющейся на первых этапах заострением, утрированием преморбидных характерологических особенностей, точно установить время дебюта патологического процесса не удается. Как это подчеркивалось В. Ballet (1880—1883)1 и A. Paris (1909), в таких случаях ретроспективно трудно даже наметить границу между аномальным складом личности и началом болезни.

Наряду с медленно нарастающими психопатоподобными изменениями (чрезмерная прямолинейность, нетерпимость, конфликтность, грубость, неуживчивость, экстравагантность) обнаруживаются признаки параноической одержимости, проявляющейся в тенденции к формированию сверхценных образований. Так, свойственная со школьных лет приверженность к технике выступает теперь как непреодолимая тяга к конструированию, всепоглощающее увлечение теми или иными техническими проблемами. Манифестация бредовых нарушений происходит значительно позднее — в возрасте после 30 лет.

Сверхценные образования постепенно, без резких переходов приобретают характер сверхценного бреда [Смулевич А. Б., 1968; Наджаров Р. А., 1972; Birnbaum К., 1915], которым и определяется состояние на протяжении последующих 10—25 лет. К особенностям психопатологических проявлений в этот период относятся ограниченность содержания бредовых концепций рамками мономании (идеи ревности, изобретательства, религиозный, ипохондрический бред, сутяжничество и др.), аффективная «заряженность» и кататимная окраска бреда, а также «мотивированность», «понятность», «психологическая выводимость» патологических представлений. Содержание бредовых идей не носит явственно абсурдного характера, даже при появлении идей преследования последние отличаются «малым размахом».

Динамика болезненных расстройств по сравнению с описанным бредовым психозом, наблюдаемая в этих случаях, менее значительна. Видоизменение клинической картины проявляется в расширении и некоторой систематизации бреда. Конкретно это выражается у одних больных развитием вслед за дисморфофобией и сенситивным бредом отношения более стойкого ипохондрического бреда, а у других — после длительных и безуспешных попыток лечения какого-либо мнимого заболевания у врачей разрабатываются новые методы самолечения или собственная система закаливания и самосовершенствования. В случаях с любовным бредом, сутяжничеством, реформаторством и изобретательством расширение бреда проявляется в присоединении на 5—15-м году заболевания идей величия, планов новых грандиозных открытий и свершений. Затем наблюдается переход от сверхценных идей к идеям преследования. Последние отличаются конкретностью содержания (бред обыденных отношений, ущерба). Чаще всего бредовые идеи исчерпываются угрозой общественному положению пациента [Каннабих Ю.  В., 1911]. Это могут быть всевозможные «притеснения», которые он замечает в области своей профессиональной или общественной деятельности (плагиат, порочащие слухи, попытки скомпрометировать с целью лишения места).

Период «затухания» бреда [Мелехов Д. Е., 1963], продолжающийся в этих случаях от 3 до 10 лет, в общих чертах сопоставим с периодом его «инкапсуляции», завершающим развитие бредового психоза. В отличие от последнего редукция бреда на этом этапе не останавливается, может углубляться и завершиться формированием стойких резидуальных состояний.

Клинически период обратного развития бреда характеризуется сокращением «масштабов» бредовых построений и интерпретаций, уменьшением аффективной насыщенности бреда, активности в разработке «теорий» и реализации бредовых притязаний. При этом еще длительное время сохраняется бредовая готовность. В периоды кратковременных экзацербаций заболевания она проявляется тенденцией к бредовой интерпретации окружающего. Необходимо подчеркнул», что при возникновении таких интерпретаций всегда актуализируется связь с бредовыми концепциями предшествующего психоза.

Резидуальные состояния завершают развитие паранойяльных психозов далеко не во всех случаях. Так, судя по катамнестическим данным, residua паранойяльных психозов этого типа неоднородны и могут быть разделены на 2 группы. Клиническая картина первой из них определяется резидуальным бредом. В эту группу включаются пациенты, «оттеснившие» (но без всякой коррекции) бредовые построения в далекое прошлое. M. Dide, P. Guiraud (1922) и J. Vie (1939) называли их «отставниками» бреда. Бредовое толкование пережитых во время болезни событий при правильном отношении к настоящему может сохраняться в течение 10 лет и более.

Резидуальные состояния второй группы определяются сверхценными образованиями, содержащими тот же кататимно заряженный комплекс, что и предшествующие бредовые идеи (бред изобретательства, ревности, ипохондрический бред, сенситивный бред отношения). Как было отмечено еще F. Mauz (1929) и K. Kolle (1931), сверхценная идея, оформившаяся в процессе обратного развития бреда, может в значительной мере определять кругозор личности и становиться «руководящей линией во всей последующей жизни». E. Kretschmer (1974) указывал на возможность замещения бреда, редуцирующегося по мере угасания эндогенного процесса, литературной деятельностью, содержащей видоизмененные элементы прежних бредовых построений (мистицизм, пророчества и т. п.).

Паранойя относится к тем формам психических расстройств, диагностическая оценка которых до настоящего времени является «яблоком раздора» современной нозологии. При этом не вызывает сомнений следующий факт: в отличие от эндогенных паранойяльных психозов бредовые состояния, относимые к паранойе (в узком, соответствующем современной систематике понимании этого термина), учитывая отсутствие генерализации бредовых расстройств и углубления сформировавшихся еще до манифестации бреда патохарактерологических проявлений, а также сохраняющийся достаточно высокий уровень социальной адаптации не могут рассматриваться в рамках прогредиентной шизофрении. В то же время возникновение психозов, относимых к паранойе, нельзя квалифицировать и как этап развития психопатии. Отвергнуть последнее предположение позволяет не только аутохтонный характер манифестации психопатологических проявлений, но и наличие стойкой, многолетней паранойяльной системы.

В МКБ-10 паранойя включена в рубрику «Бредовое расстройство» (F22.0). Психозы рассматриваемого типа встречаются достаточно редко [Гельдер М. и др., 1997]. По данным Г. И. Каштана и Б. Дж. Сэдока (1994), распространенность бредовых расстройств составляет 0,03 %. Необходимо подчеркнуть, что представления о распространенности паранойи в узком понимании этого термина до сих пор основываются главным образом на показателях, относящихся к выборкам госпитализированных больных. Как подчеркивает В. Иванов (1988), вне стен больницы паранойя встречается чаще, но многие случаи остаются не диагностированными. Показатели, отражающие частоту паранойи, варьируют в зависимости от диагностических критериев, используемых теми или иными авторами. Но даже психиатры, рассматривающие паранойю в довольно широких рамках, — E.  Kraepelin и J. Lange — устанавливают ее распространенность в пределах I % от общего числа больных, находящихся в психиатрическом стационаре.

Некоторые авторы, склонные рассматривать паранойю (имея в виду самостоятельную нозологическую единицу) как раритет, относят, вероятно, большую часть паранойяльных состояний этого типа к бредовым психозам, развивающимся в рамках шизофрении или психогений. Так, K. Eiseth (1915) среди 3520 пациентов, поступивших в психиатрический стационар на протяжении 11 лет, обнаружил лишь 1 случай паранойи (0,03 %). По данным B. Achte (1960), на 100 000 первично госпитализированных психически больных приходятся лишь 16 пациентов с диагнозом «паранойя» (0,02 %). По-видимому, ближе всего к истине находятся данные, отражающие соотношение 1—2 случая паранойи на 1000 госпитализированных больных. По мнению T. Brodsholl, B. Strotska (1957), паранойя встречается у 0,4 % больных, поступивших в психиатрический стационар (55 случаев паранойи на 13 319 госпитализированных). К. Ко11е (1957) среди 30 000 пациентов Мюнхенской психиатрической клиники обнаружил 19 параноиков (0,1 %). Такие же цифры приводит G. Winokur (1978). Среди 21 000 пациентов, лечившихся в психиатрической клинике штата Айова, диагноз паранойи был установлен, по его данным, у 29 больных.

Исследование, позволившее проследить динамику паранойяльных состояний (от 22 до 37 лет), включая исходы [Смулевич А. Б., 1987, 1996], подтвердило существование психозов со стойкой, десятилетиями сохраняющейся в неизменном виде бредовой системой, не приводящей к формированию шизофренического дефекта. Выраженные психопатические проявления наблюдаются у больных рассматриваемой группы с юношеских лет. Уже в школьные годы обнаруживаются странности в поведении, замкнутость, эмоциональная холодность. В последующей жизни это люди с «тяжелым» характером, чудаковатые, деспотичные, придирчивые, раздражительные, обстоятельные и до мелочности аккуратные. Свойственная им жестокость нередко сочетается с садистическими тенденциями. О себе они самого высокого мнения, всегда подчеркивают свою деловитость, работают всегда помногу, не могут сидеть без дела, помимо работы и дома, нигде не бывают, гостей не любят, живут одиноко. Начало заболевания чаще всего относится к возрасту 22—32 лет. Период инициальных расстройств выражается в тенденции к формированию сверхценных идей. Картина паранойи во всех ее конкретных клинических вариантах очень разнообразна и зависит от преобладающих сверхценных образований (паранойя ревности, любви, изобретательства, реформаторства, ипохондрическая паранойя — нозомания и др.). Среди часто встречающихся типов параноиков — патологические ревнивцы (среди этого контингента преобладают мужчины). У таких больных появляется недовольство тем, что супруга слишком оживлена в компании, кокетничает с молодыми людьми, «подчеркнуто развязно» танцует; они отмечают, что и на улице она как-то «умышленно» привлекает своим поведением мужчин, «краснеет при встрече с ними», поведение жены дома также вызывает подозрения: кажется, что она стала неоткровенной, невнимательной, холодной в интимной жизни. Через 2—4 года происходит кристаллизация бреда, неопределенные подозрения о неверности супруги переходят в полную убежденность в ее изменах. У всех больных формируется сложный по структуре, систематизированный и «логически переработанный» бред типа «мономании». Возникает сопровождаемая признаками бредового поведения уверенность в связи жены с определенным лицом или несколькими лицами (соседями, сотрудниками, начальником, родственниками). При этом больные обнаруживают все новые и новые признаки неверности: отмечают, что жена слишком тщательно одевается, собираясь на работу, и делают вывод, что предосудительные встречи происходят на службе; в ванной комнате изменилось расположение туалетных принадлежностей, — по-видимому, жена пользовалась ими после встречи с любовником; уменьшилось количество вина в графине — кого-то угощала и т. д. Семейные ссоры становятся обыденным явлением. Поводами могут послужить незначительное опоздание с работы, «подозрительное» пятно на платье, визит родственников и т.  д. Пациенты запрещают женам куда-либо ходить или разговаривать с посторонними, требуют, чтобы они изменили место работы или оставили ее вовсе. В целях проверки и подтверждения своих подозрений проверяют сумки, карманы, белье. Одни являются к предполагаемым любовникам для «выяснения отношений», другие отправляются тайно проверять, с кем встречается жена после работы. Приходя во внеурочное время домой, прячутся на лестнице, в шкафу. Не обнаружив соперника, относят это за счет изощренной конспирации и с еще большей настойчивостью требуют признания в изменах. В связи с такими подозрениями избивают жен, угрожают расправой.

Приблизительно 50 % патологических ревнивцев проявляют агрессию к супруге или высказывают угрозы по отношению к предполагаемым соперникам. Именно в этом периоде бредовое поведение больных и связанные с ним акты агрессии служат основанием для госпитализации в психиатрический стационар. Несмотря на пребывание в больнице и соответствующее лечение, состояние пациентов лишь ненадолго смягчается, а в более продолжительной временной перспективе практически не меняется. Бредовые расстройства в большинстве случаев остаются неизменными на протяжении 4—14 лет.

Следует отметить, что бредовые переживания не отражаются заметным образом на работоспособности больных, а также на их взаимоотношениях с людьми, не вовлеченными в круг болезненных концепций. У пациентов нередко сохраняются дружеские контакты с сотрудниками и знакомыми, прежние производственные интересы. На службе они, как и прежде, остаются добросовестными и старательными.

В сопоставлении с больными прогредиентной шизофренией, параноики обладают большими возможностями «интеграции в жизни», они редко госпитализируются и способны даже при сохраняющейся бредовой симптоматике функционировать в обществе. Исключение могут составлять эротоманы с бредом, сопровождающимся любовными притязаниями, а также параноики с выраженными сутяжными тенденциями.

Взгляды на исход паранойи за последние десятилетия существенно изменились. На протяжении развития учения о паранойе многие авторы вслед за E.  Kraepelin отстаивали представление о хроническом течении заболевания, предполагающем незыблемость сохраняющейся до самой смерти бредовой системы. «Несокрушимая» убежденность в реальности бреда являлась для них одним из главных критериев паранойи. При этом возможность снижения активности бреда и его стереотипизации допускалась лишь в позднем возрасте [Осипов В. П., 1931; Kehrer F., 1928]. Однако ряд исследований (часть из них подтверждена катамнестическими данными) свидетельствует о возможности остановки бредового процесса, прекращения, хотя бы и без достаточной коррекции (резидуальный бред, резидуальные состояния со сверхценными образованиями) [Смулевич А. Б., 1987, 1996; Janzarik W., 1968; Winokur, 1978; Segal G. H., 1989], дальнейшего развития бредовых концепций и в случаях паранойи.

Приведенные клинические данные могут служить отправным пунктом не прекращающейся до сих пор дискуссии о нозологической квалификации психозов, объединяемых понятием «паранойя». Сложность проблемы заключается в том, позволяет ли своеобразие наблюдений, рассматриваемых в рамках паранойи, выделить эту форму в качестве хотя и редкого, но самостоятельного заболевания, или следует ее относить к атипичным вариантам уже известных психозов. Клинической реальности в большей мере соответствует последнее предположение: паранойя — краевая по отношению к прогредиентным паранойяльным психозам группа без признаков поступательного развития. Нельзя исключить, что часть диагностически спорных случаев может быть отнесена к так называемой постшизофренической паранойе [Nyiro J., Кo S., 1940; Hormia A., 1961]. При этом имеются в виду сформировавшиеся после перенесенного приступа в рамках резидуальной шизофрении стойкие паранойяльные состояния, причисляемые некоторыми авторами к постпроцессуальным развитиям [Мелехов Д. Е., 1963].

Однако при обсуждении нозологического положения паранойи нельзя не принимать во внимание особое место бредовых состояний этого типа, тяготеющих к расстройствам не столько шизофренического, сколько параноидного спектра [Winokur G., 1978]. Об этом в первую очередь свидетельствуют результаты изучения преморбидного склада больных и данные клинико-генетических исследований.

Влияние параноического предрасположения на формирование паранойи отмечается многими авторами. Еще E. Kraepelin (1912) подчеркивал, что «связь бреда с личностью при паранойе значительно теснее, чем при шизофрении и некоторых других психических заболеваниях». По образному выражению H. Krueger (1917), «параноиками рождаются». По мнению G. Winokur и P. Crowe (1975), больной как бы «вырастает» из паранойяльной личности. Отмечено, что носителем такого аномального склада являются не только сам больной, но и его ближайшие родственники [Смулевич А. Б., 1987, 1996; Debray Q., 1975; Winokur G., 1978; Kendler K., Hays P., 1981; Kendler K., Davis, 1981; Munro A., 1982]. Установлено, что основной эффект отягощения психозами среди родственников первого родства пробандов, страдающих паранойей, реализуется преимущественно в виде бредовых расстройств. Доля родственников, пораженных этой патологией, достоверно превосходит частоту бредовых психозов в семьях при небредовых формах шизофрении [Черникова Т. С., 1987].

С учетом всей совокупности приведенных данных становится очевидным, что интерпретация рассматриваемой группы диагностически спорных случаев как краевых вариантов шизофрении (латентная, резидуальная) является одной из наиболее обоснованных [Смулевич А.  Б., 1972, 1996; Berner P., 1965; Gross G., Huber G. et al., 1977], но не единственной среди выдвигаемых в настоящее время гипотез. Среди конкурирующих представлений следует указать на упоминавшуюся концепцию нозологической самостоятельности паранойи. Учитывая редкость обсуждаемых случаев, причисляемых к клинической казуистике, и затруднения, возникающие при их клинической интерпретации, в настоящее время представляются еще преждевременными как ликвидация проблемы паранойи, так и окончательное ее разрешение.

Что такое паранойя: симптомы и признаки

Паранойя – что это за болезнь, как она влияет на жизнь человека и окружающих его людей. В чем актуальность проблемы? Какие основные причины и признаки паранойи, на чем основана ее дифференциальная диагностика? Возможно ли ее эффективное лечение этого заболевания? Ответы на эти вопросы предлагает Главный врач медицинского центра «Гармония здоровья», практикующий психиатр, психиатр-нарколог и психотерапевт Владислав Сипович.

Что такое паранойя и насколько ее проблема актуальна?

Паранойя в переводе с греческого дословно означает «рядом с умом», что можно расценивать как отклонение от нормального мышления в сторону гиперболизации собственной личности и продуцируемых ею идей с сохранением логики суждений. Человек фактически сохраняет способность рассуждать, но все его мысли направлены исключительно на доказательство своей значимости и признание обществом его сверхценных идей. При этом самокритичность практически отсутствует, зато критическое отношение к людям, не разделяющим представлений об исключительности самого больного, буквально зашкаливает.

Паранойя – это редко встречающийся вид хронического психического расстройства, развивающегося в основном у людей, достигших зрелого возраста. Согласно статистическим данным среди пациентов, проходящих лечение в психиатрических стационарах, доля больных паранойей составляет всего 0,5-1%, а среди всех психических расстройств 2-4%. Возможно, столь низкая статистика обусловлена низким выявлением, что в свою очередь связано как с трудностью дифференциальной диагностики, так и с непризнанием пациентом его болезненного состояния и сохранением способности интегрироваться и функционировать в обществе.  

Параноик – это личность, которая убеждена в ценности своих идей и предвзятом отношении окружающих. Попытки доказать нерациональность и нереальность выдвигаемых параноиком мыслей вызывают лишь озлобление, недоверие, враждебность и даже агрессивность не только к посторонним, но и самим близким людям, а также к пытающимся помочь специалистам. Установление контакта с таким пациентом чрезвычайно затруднено и требует на начальном этапе частичного признания сверхценности и уникальности даже самых бредовых идей. Паранойя – болезнь, имеющая такие особенности, как:
•    Постепенность развития без усугубления патологической динамики симптомов и без нарастания изменений личности. На практике это означает отсутствие апатии, снижения жизненных сил, абулии (потери воли и мотивации). Нервный и энергетический потенциал больного остается неизменно высоким, направленным на достижение цели, а внутренняя неудовлетворенность находит выход в конфликте с окружающим миром и борьбе с мнимой несправедливостью.
•    Логическая обоснованность и системность ложных идей, которую практически невозможно опровергнуть. На все возражения есть выглядящие вполне логические антитезы.
•    Тема идей обычно отличается мононаправленностью, т.е. касается определенной сферы познания и деятельности общества. Классический пример – графомания, когда человек единожды добившись опубликования его стихов или рассказа, начинает считать себя выдающимся и непревзойденным поэтом или писателем. Постоянные отказы издательств публиковать его «шедевры», воспринимаются как происки завистников, непрофессионализм и предвзятость редакторов, издателей и прочее. Доказать несостоятельность притязаний параноика практически невозможно, т.к. он воспринимает критику как личное оскорбление и реагирует крайне враждебно. Переключение на другую тему нехарактерно, больной упорно добивается своей цели и атакует разные издательства до бесконечности. Все эти хождения по мукам длятся годами и десятилетиями, вызывая крайнюю озлобленность и враждебность ко всему миру.
•    Отсутствие галлюцинаций, т.е. искажений в восприятии действительности. Кстати, у специалистов нет единого мнения по этому поводу, многие источники признают существование различного вида иллюзий у параноиков, но обычно эти симптомы наблюдается у сочетанных психических расстройств, например, подобный паранойе бред у шизофреников. К классической «чистой» паранойе эти явления не имеют отношения.
•    Последовательное и, в общем, предсказуемое поведение, основанное на формальной связи множества реальных элементов с ложными представлениями параноика.

Для больного паранойей характерна крайняя подозрительность, обвинение в своих неудачах мнимых врагов и склонность к конструированию в своем воображении теории заговора против него.
Актуальность проблемы в том, что один параноик может усложнить жизнь множества людей, включая не только самых близких, но и тех, к кому он обращается со своими «прожектами». В круг интересов параноика входят чиновники, профильные специалисты, литераторы, режиссеры, продюсеры, публичные личности, судебные органы и др. Полученные отказы в удовлетворении запросов и логические объяснения не останавливают параноика, а только усиливают его настойчивость. Иногда он превращается в маниакального преследователя и может даже опуститься до физического насилия над отказавшими ему в протекции лицам.

На чем основана дифференциальная диагностика паранойи?

Если ранее в классической психиатрии паранойя долгое время рассматривалась как самостоятельное заболевание, то согласно современной международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) ее не выделяют в отдельную рубрику, а относят к подрубрике бредового расстройства.
Паранойю следует дифференцировать с подобным ей параноидным (параноидальным) изменением личности. Последнее часто сопровождает многие психические расстройства, в частности, шизофрению, парафрению, социальные фобии, тревожные расстройства, посттравматические стрессовые и пограничные состояния, алкогольные психозы. 

Отличие паранойи от параноидных расстройств личности (далее ПРЛ):
•    Для паранойи характерно следование одной идее, например, если параноик убежден, что сосед ему вредит, то он не будет с ним общаться, сохраняя коммуникацию с другим окружением. Враждебное и агрессивное отношение к определенным людям развивается при непризнании ими сверхценных идей больного и при критических высказываниях в его адрес. При параноидальном расстройстве на первый план выходит недоверие ко всем и ко всему, объектами искаженных представлений могут быть коллеги, ЦРУ, ФСБ и весь мир. При этом наличие начальной сверхценной идеи совершенно не обязательно.  
•    Паранойя всегда отличается последовательно выстроенной и логически связанной системой представлений, в основе которой лежит принятие какой-нибудь идеи как аксиомы, не требующей доказательств. В остальном же мышление сохраняет свою рациональность и позволяет параноикам нормально существовать и функционировать в обществе. Друзей они обычно не заводят, но семейные отношения могут иметь. При ПРЛ бредовые идеи имеют несистематизированный и непоследовательный характер.
•    При паранойе отсутствуют галлюцинации или иллюзии. Для параноидного расстройства характерно искаженное восприятие действительности.
•    Параноидальные расстройства встречаются намного чаще, чем паранойя. Например, в США около 2-4% населения страдают более или менее выраженными расстройствами психики параноидного типа. Это связано с тем, что само понятие ПРЛ более широкое и включает в себя саму паранойю, эндогенные (параноидная шизофрения) и экзогенные (спровоцированные стрессом, необычной ситуацией и т.п.) параноидные психозы.
•    При ПРЛ наблюдается прогрессирующее изменение личности, которое может привести к полной дезорганизации мышления, что не характерно для классической паранойи с сохранением структурированности, последовательности и логики мыслительных процессов. 
•    Причина паранойи не известна. Существуют лишь гипотезы о генетической предрасположенности, но сам ген, отвечающий за ее развитие, не найден. Внешним триггером, запускающим психопатологический процесс, может быть любое событие, выявить которое чрезвычайно трудно. К развитию же параноидного расстройства предрасполагает целый ряд факторов. В их числе шизофрения и бредовые расстройства у близких родственников, проблемы воспитания в семье с применением насилия, тоталитаризма и повышенной опеки родителей, а также ограничение общения в связи с физическими дефектами или болезнью. Фактически, параноидное расстройство формируется как гипертрофированный инстинкт самосохранения, что приводит к замкнутости, патологической подозрительности и недоверию к близкому и дальнему окружению, постоянной готовности защищаться от враждебных, вредоносных лиц и событий. Кроме того, преходящее подобное паранойе расстройство могут вызвать галлюциногены, амфетамины, алкоголь и другие химические вещества.

Дифференцировать паранойю от параноидного расстройства может только опытный специалист. Тем более, что полной ясности в этом вопросе в психиатрии не существует. Важность проблемы в том, что от природы психического расстройства зависит выбор эффективного способа его лечения.

Какие существуют виды паранойи?

Классификация отдельных видов паранойи базируется в основном на превалирующей идее-фикс. В зависимости от этого выделяют такие наиболее часто встречаемые формы паранойи:
•    Инволюционная паранойя, развивающаяся в зрелом возрасте 45-60 лет, у женщин часто совпадающем с климактерическим периодом. Для нее характерен систематизированный бред преследования, ревности, реже величия. Начало обычно острое, течение длительное, лечение стационарное.
•    Паранойя величия, или мегаломанная с идеями реформаторства общества, науки и искусства, а также изобретательства и «великих» открытий. 
•    Паранойя ревности зиждется на догме супружеской неверности или партнерской измены. Причем измена не нуждается в фиксации и доказательстве, а принимается как аксиома. Никакие доводы второй половины не способны поколебать уверенность патологического ревнивца в его правоте. Вначале больной обвиняет партнера в кокетстве, желании привлечь внимание лиц противоположного пола, развязном поведении, бесстыдном прижимании во время танца и даже в стыдливой реакции на комплименты. Так продолжается несколько лет, после чего подозрения перерастают в твердую уверенность в измене.  
•    Религиозная форма, развивающаяся на фоне религиозных убеждений.
•    Эротическая паранойя, при которой основным содержанием бредовых идей являются эротические фантазии. Развивается в основном у женщин в период от 40 до 50 лет. 
•    Персекуторная форма – паранойя с систематизированным бредом преследования.
•    Сенильная паранойя старческого возраста, часто совпадающая со старческой деменцией, болезнью Альцгеймера, Паркинсона и другими дегенеративными заболеваниями головного мозга. 
•    Алкогольная паранойя, представляющая собой хронический психоз, вызванный алкогольной энцефалопатией. Чаще всего возникает у мужчин и проявляется бредом ревности и/или преследования.
Выделяют и другие виды паранойи, например, с бредовыми идеями жалобщика или гипнотического очарования, но они встречаются намного реже.

Какие основные признаки паранойи и ее клиническая картина?

К основным симптомам паранойи можно отнести такие психические проявления, как:
•    Наличие сверхценных идей, которые становятся идеями фикс и преследуют больного на протяжении всей жизни. При этом параноики максимально настойчивы, тратят все свои силы и финансы на доказательство важности своего изобретения, открытия или способа реформирования общества. В литературе описан случай, когда человек из Владивостока «открыл» новый способ рыбного промысла с учетом расположения звезд. Он приехал в Москву, обивал пороги различных инстанций, которые постепенно стали его игнорировать, опустился и даже ночевал на вокзалах. При этом судьба брошенной во Владивостоке семьи – родителей, жены и детей его совершенно не волновала.
•    Переоценка роли собственной личности, приводящая к мании величия или преследования. В первом случае больной считает себя способным облагодетельствовать все человечество, а во втором, что все силы мира направлены против него. Например, соседская собака лает из-за того, что соседи дразнят ее назло ему, мартовские кошки орут специально, чтобы помешать ему спать, дети во дворе шумят для того, чтобы его позлить и т.д. 
•    Патологическая подозрительность, при которой человек во всем видит происки врагов и недоброжелателей. Даже самые незначительные события он связывает в выстроенную им теорию заговора против себя. Все это сопровождается мнительностью, злопамятностью, мстительностью, неадекватной оценкой критики и полным отсутствием критического отношения к собственным действиям. Больной не воспринимает чужое мнение, доказывать ошибочность и несостоятельность его идей бесполезно. Параноик убежден, что все вокруг хотят ему навредить, отобрать имущество, преуменьшить заслуги, эксплуатируют его и пытаются манипулировать им в собственных интересах. В результате формируется враждебное отношение ко всем окружающим, которое при приступе острой паранойи может переходить в агрессивные действия и делать больного опасным даже для самых близких людей.
•    Крайняя восприимчивость к стрессовым ситуациям. Состояние аффекта длится долго и при любом воспоминании о нем «оживает с новой силой. Даже если параноик и не показывает свои эмоции, то лишь с прицелом на будущую месть, т.к. он не прощает обиды. 
Собственные неудачи, допущенные промахи переживаются очень остро из-за уязвленного самолюбия. Параноики крайне честолюбивы, отличаются заносчивостью и склонностью к переоценке своих способностей и достижений.

Какие основные способы лечения паранойи и как следует себя вести окружающим при приступе паранойи?

Паранойя – это психиатрическое заболевание, лечить которое очень трудно. Объясняется это тем, что из-за своей сверхъестественной подозрительности, больной никому и ничему не доверяет, распространяя свои подозрения на доктора и назначаемые им препараты. Психотерапию он воспринимает как еще одну попытку манипуляции его сознанием. Кроме того, параноик категорически отрицает болезненность своего состояния, а близкие, доказывающие необходимость лечения переводятся параноиком в категорию «врагов».

Необходимость лечения становиться особенно острой, если человек перестает быть социализированным, что проявляется готовностью изолироваться от «преследующего» его общества или даже нападать на вредоносный по его убеждению объект. Такой переход от пассивного течения болезни в активную фазу является показанием для стационарного лечения.

При приступе паранойи необходимо вызвать скорую помощь, причем незаметно для больного. До приезда специализированной бригады ни в коем случае не перечить больному, принять его позицию и даже слегка подыграть. Не пытайтесь что-то доказывать или взывать к здравому смыслу. Это бесполезно и даже опасно, так как бред параноика не поддается коррекции. Если прибывшие специалисты не могут купировать приступ и снять психоэмоциональное напряжение на месте, больного госпитализируют.
При хроническом течении паранойи показано амбулаторное комплексное лечение, основным элементом которого является медикаментозная терапия с применением нейролептиков антибредового действия. Их действие направлено на нормализацию обмена нейромедиаторов и блокировку возбуждения нервных центров, отвечающих за симптомы паранойи. Назначение других фармакологических препаратов имеет симптоматический характер и направлено на устранение превалирующих у конкретного больного симптомов паранойи. Например, антидепрессанты применяются для снятия депрессивных настроений, транквилизаторы – для устранения страха и тревоги, снотворные – для нормализации сна.  

Дополнительным и важным направлением комплексного лечения паранойи является психотерапия. Она направлена прежде всего на восстановление социализации и устранение элементов нерационального поведения у больных паранойей. 

На первом этапе лечения главным установить контакт и доверительные отношения с больным. Добиться этого чрезвычайно трудно, но возможно. Если больной сам решил лечиться и правильно оценивает свое состояние – это уже половина успеха в избавлении от паранойи. К сожалению такое развитие ситуации наблюдается редко. Большинство таких пациентов остаются вне зоны внимания психиатров и психотерапевтов (в чем разница между психиатром и психотерапевтом)  долгое время, иногда в течение десятилетий. Если же при обострении наступают ситуации, опасные для жизни самого больного (аутоагрессия) и/или его окружения, то только тогда начинается лечение, как правило в стационарных условиях.

Выбор препаратов, как и психотерапевтических методов коррекции зависит от многих факторов – от общего физического состояния организма, особенностей психики, пола, возраста и основной симптоматики.  

При медикаментозном лечении следует иметь в виду, что резкое прекращение приема препаратов может привести к так называемому синдрому отмены, когда после прекращения лечения симптомы болезни снова возвращаются и иногда с большей силой, чем до лечения.

Только медикаментозная терапия, не подкрепленная психотерапией, не способна полностью вернуть пациента к нормальной жизни в социуме. Добиться стойкой и длительной ремиссии удается лишь с использованием обоих методов терапии – медикаментозного и психотерапевтического. Наиболее эффективны в лечении паранойи такие направления, как гештальт-терапия, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и психодинамическая психотерапия.  К сожалению паранойя –болезнь, которая лечится долго и трудно, иногда в течение 10 лет. Если лечение проводится амбулаторно, то важны прием препаратов по разработанной врачом схеме, регулярность сеансов психотерапии, следование рекомендациям психотерапевта, использование полученных навыков общения, а после достижения ремиссии периодические консультации с наблюдающим больного специалистом.

О страхе смерти

Страх смерти типичен для тревожно-фобического расстройства. Писем с его описанием к нам приходит немало. Если Вы хотите перестать зависть от таблеток, то придется поменять и отношение к процессу лечения. Вы уже даже не замечаете как программируете себя на тревожное ожидание «приступа» и страх смерти. У Вас уже сформирована мощная фобическая установка. Установки, которые формируют наши слова, мысли и образы, очень могущественная сила. Они пронизывают всю нашу жизнь. И мы либо их слепые заложники, либо они наши верные помощники. Без осознания механизма работы Ваших вредных мыслей и вредного (как в среде профессионалов говорят дисфункционального) отношения невозможно избавиться и от своей вредной привычки неосознанного самозапугивания. Важно понимать, что паническое расстройство или агорофобия, проявляющиеся паническими атаками или регулярной усиленной тревогой – это результат вредной привычки. Следовательно, надо относиться к страху не как к болезни, которая от Вас не зависит, а как к вредной привычке, поддержание или преодоление которой зависит именно от Вас. То же самое относится и к лечению. К нему нельзя подходить пассивно, просто донеся свое тело до специалиста и плюхнув его в кресло или больничную койку. Отношение терапии неврозов как к лечению перелома – «положили гипс и ждем, когда срастется» – здесь не пройдет. Как говорил еще тысячелетие назад Авиценна (Абу Али Хусейн ибн Абдаллах ибн Си́на): «Нас трое, ты я и твоя болезнь. И на чью сторону ты станешь, тот и победит».

Человеку, много лет испытывавшему симптомы страха и паники, необходимость что-то там осознавать и распознавать может показаться странной. Многие полагают, будто могут с ходу отличить симптомы страха от физического недуга, однако это не всегда так, и некоторые все-таки путают одно с другим. Например, человек, страдающий приступами паники, нередко считает, что боли в груди или одышка связаны с физическим заболеванием (проблемами с сердцем или сосудами). А эти симптомы, как ни трудно, в такое поверить, вызываются как раз страхом. Кроме того, симптомы страха могут возникать вроде бы «из ничего», а на самом деле из-за стрессов, которые мы не осознаем. Поскольку в реакцию организма на стресс в первую очередь вовлекается сердечно-сосудистая система и работает она в усиленном, но здоровом (!) варианте функционирования, потому «приступы» могут казаться признаками физической болезни. Не смотря на сознательное понимание необоснованности собственных сомнений негативные мысли, резко преувеличивающие степень опасности могут все равно навязчиво лезть в голову. Тем не менее, ничего бы вообще никогда не предпринималось, если требовалось бы опровергнуть все возможные возражения. Поэтому важно опровергнуть свои ошибочные суждения, обосновать безопасность своего выбора и действовать, несмотря на остаточную тревогу (идти на улицу, заходить в лифт или метро). Нельзя сказать, что опасностей вокруг нас не существует. То кто утверждает это, как минимум лукавит или серьезно нездоров. Не стоит менять черные очки паранойи на розовые очки благодушия. В обоих вариантах нас ждут неприятности. Опасности, безусловно, есть и их немало, но вот их вероятность существенно отличается в разных ситуациях. И важнее всего научиться точно и адекватно оценивать эти вероятности и риски. Гарантию, что с человеком ничего не может случиться дает только смерть. Тогда уже ничего не может случиться, только тогда абсолютно безопасно. Поэтому важно принять условия реальной жизни, где возможно все. Но у всего разная вероятность. Приняв риск реальной жизни можно, тем не менее, не терять спокойствие и присутствие духа за счет точного и адекватного понимания. Главным принципом в оспаривании вредных мыслей является конкретный и содержательный, подтвержденный убеждающими вас фактами и аргументацией, ответ. Поскольку сами вредные мысли хоть и содержат ошибки, но весьма конкретны, содержательны и правдоподобны. Их не победить шапкозакидательскими фразами «все хорошо» или «прорвемся». Они требуют кропотливой работы, регулярного и последовательного противостояния.

Если с вами и вашей жизнью что-то не в порядке, то первое, что стоит сделать – признать это. Один из самых неудачных способов справляться с тем, что мешает жить – это игнорировать свои внутренние проблемы. Второй шаг – признать, что с этими проблемами необходимо что-то делать, и не когда-нибудь, а именно сейчас. Третий шаг, это план действий, включающий в себя этап сбора информации, этап действия, закрепления действия регулярной тренировкой и обратную связь.

Вам необходимо составить перечень всех ваших типичных вредных мыслей, провоцирующих и усиливающих страх. Эти мысли вы сможете заметить и раскрыть в случае регулярного использования дневника структурированного самонаблюдения описанного в когнитивно-поведенческой психотерапии и приучить себя тренировкой к новым мыслям и новой позиции, что в последующем станет таким же автоматизмом, как раньше срабатывала вредная программа-привычка.

В момент панической атаки постарайтесь напомнить себе, что «приступы», а точнее, состояния тревоги и страха уже вам знакомы и были благополучно пережиты ранее. Настоящее состояние не уникально (как не хочет обмануть вас внутренний диверсионный голос вашей иррацональной позиции) и поэтому, как и прошлые, скоро пройдет. Обычно для этого нужно пять-десять минут.

Лучше отказаться от стратегии как можно быстрее избавляться от страха. Это лишь усиливаетваше состояние эмоциональной и физической напряженности. Прежде всего, точно определите предмет вашего страха и постарайтесь объяснить себе, насколько он неразумен и даже нелеп.

Повторяйте себе, что, несмотря на свой ужасный страх, еще никто не умер и не сошел с ума от этих приступов. Говорите себе: «Это обязательно пройдет».

Постарайтесь идентифицировать свои текущие ощущения в теле и эмоциональное состояние. Объясняя себе: «Это всего лишь сильные эмоции и естественные телесные реакции на них, что безопасно и безвредно для моего здорового организма».

Дайте себе возможность почувствовать беспокойство в связи с затруднениями дыхания и сразу же начинайте дышать медленно и ритмично. Вы убедитесь, что получаете достаточное количество кислорода.

Через каждые одну-две минуты измеряйте степень своей тревоги с помощью 10-балльной шкалы. Вы увидите, что, несмотря на колебания уровня тревоги, она постепенно стихает. Объясните себе, что вы контролируете ситуацию и знаете, как себе помочь.

Сделайте 10 медленных, глубоких вдохов с участием диафрагмы. Снова измерьте уровень тревоги. Объясните себе, с чем связаны ваши ощущения и состояния.

Сосредоточьтесь на предметах и физических явлениях вокруг себя. Мысленно опишите свою комнату, одежду, звуки, запахи. Оставайтесь в мире этих представлений и переключайтесь со своих внутренних переживаний на окружающие вас явления.

приступ паранойи или тактика? — Новости политики, Новости России — EADaily

На Украине ждут вторжения Российской армии, ориентировочно оно должно состояться осенью. Именно в это время пройдут учения «Кавказ-2020». Звучит смешно? Безусловно. Но проблема в том, что подобные прогнозы делают украинские топ-чиновники и высокопоставленные военные.

Например, заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднар сказал:

«Мнение о возможности военного наступления разделяет значительное количество военных экспертов и аналитиков. В НАТО также понимают, насколько реальным является использование военного потенциала России против Украины, причем его активизация возможна как раз в ближайшей перспективе. Поэтому нам надо ментально быть готовыми к тому, что Россия не остановится перед использованием вооруженных сил для достижения своих политических или экономических целей».

После этого заявления пана заместителя министра о возможном наступлении войск РФ на Украину стали вещать политики из «партии войны», украинские генералы Леонид Голопатюк и Сергей Кривонос, различные «эксперты». Причем каждый выдвигает версию, как будет происходить вторжение. Не остались в стороне и западные «пророки». Так, экс-командующий силами США в Европе генерал Бен Ходжес в интервью украинским СМИ сказал:

«Надеюсь, я ошибаюсь, но у меня есть видение, сценарий, что это настолько типично для того, что Россия сделала в прошлом, что во время учений на Кавказе они объявят гуманитарный кризис в Крыму из-за воды, а затем скажут, что у них нет выбора. Они должны захватить дамбу в Херсоне на севере, чтобы позволить воде вернуться в Крым».

Подобные сценарии скорее подходят для триллеров, но никак ни для реальной жизни. Но может у всех политиков, военных, экспертов, которые заявляют подобное, «поехала крыша»? К примеру, был в США министр обороны Джеймс Форрестел, который выпрыгнул из окна с криком «Русские идут!». Но все-таки в коллективное помешательство верится слабо. Думается, большинство тех, кто заявляет о возможном вторжении России, сами это не считают правдой. Если бы Россия хотела подобным образом решить «украинский вопрос», то она бы это сделала еще в 2014 году. Тем более что во время предыдущих учений на Кавказе в 2016 году некоторые украинские политики уже ждали вторжения. Однако информационная кампания, развернутая вокруг возможного «наступления Российской армии» в 2020 году, гораздо масштабней, чем тогда. А значит, кто-то заинтересован в том, чтобы нагнетать ситуацию вокруг опасной темы. Кто может быть главным выгодоприобретателем от данной акции? Вариантов несколько.

ЗЕкоманда. Создать образа врага, убедить население в том, что ему грозит страшная угроза, — один из самых древних инструментов власть имущих. С его помощью можно отвлечь людей от текущих проблем и попытаться сплотить их вокруг лидера. У президента Владимира Зеленского сейчас большие проблемы. С мотивировкой «из-за политического давления» подал в отставку глава Национального банка Яков Смолий, который на 100% считается человеком Запада и с которым с удовольствием работал Международный валютный фонд. После ухода Смолия дальнейшее сотрудничество с западными финансовыми организациями под большим вопросом. А у «майданной Украины» нет других источников, чтобы залатать дырки в бюджете, которые с каждым днем становятся все больше. Впервые летом нынешнего года несколько социологических опросов показали, что антирейтинг у Зеленского выше, чем рейтинг, то есть не доверяют ему больше людей, чем доверяют. И несмотря на то, что он по-прежнему самый популярный политик в стране, это уже серьезный звоночек для всей ЗЕкоманды. Нацисты безнаказанно избивают на улицах украинских городов своих политических оппонентов, а власть бездействует, что негативно сказывается на популярности президента. Во фракции «Слуга народа» нет уже даже показного единства, политическая сила де-факто распалась на несколько депутатских групп.

На фоне всего этого «вельможи» Зеленского вполне могли решиться на то, чтобы для отвлечения населения от проблем начать пугать людей российским вторжением и войной. У президента уже поняли, что так называемую «формулу Зеленского» относительно Минских соглашений, которая, по сути, переворачивает все договоренности с ног на голову, в Москве не примут. Значит, в понимании ЗЕкоманды и консенсуса с Россией и Донбассом искать не нужно. Поэтому Зеленский и его «вельможи» вполне могли пойти по пути экс-президента Украины Петра Порошенко, который на протяжении всего своего правления использовал русофобию как инструмент для того, чтобы отвлечь людей от текущих проблем, и объявлял источником всех бед в стране «пророссийскую пятую колону». А как показывает практика, Зеленский постепенно наступает на «все грабли» Петра Алексеевича.

Партия войны. Возможен вариант, что данная информационная кампания развернута с целью подорвать авторитет Зеленского и продемонстрировать, что все его слова о мире вредны, что он слабый лидер, неспособный защитить страну от угрозы. Он вполне реален, поскольку именно сейчас радикалы начали борьбу с теми, кого считают пятой колонной. Так, «Национальный корпус» (организация, запрещенная в России) провел митинг с требованием запретить те политические силы, которые они считают пророссийскими, — «Партию Шария» и «Оппозиционную платформу».

Нескольких сторонников Шария украинские нацисты сильно избили за последнюю неделю. И конечно, распространяемая политиками и СМИ информация о возможном вторжении армии России украинским нацистам очень на руку. Она как бы служит доказательством того, что они правы в своей борьбе против тех, кого они считают пятой колонной. Таким образом радикалы демонстрируют своим сторонникам, что они, а не Зеленский защищают страну. И, по всей видимости, раскачивают ситуацию на будущее.

Так, украинский депутат Илья Кива из фракции «Оппозиционной платформы» заявил:

«Сегодня формируется та история, которая осенью будет стоить Украине крови и государственности. Порошенко взял на обеспечение маргиналов, таких как „Азов“ (организация, запрещенная в России. — EADaily), „Национальный корпус“, и сегодня формируется та группа, которая уже осенью погрузит нашу страну в кровь. И это будет стоить президенту власти. Мы себя защитить умеем, а он станет той сакральной жертвой, которая и будет нужна той банде».

Интересно, что Кива считался человеком, близким к министру внутренних дел Арсену Авакову, и, по слухам, в партию оппозиционеров попал по его протекции. «Азов» и «Нацкорпус» также считаются организациями, связанными с Аваковым. И вот возникает вопрос, как относиться к его словам. Либо он просто играет роль непримиримого оппозиционера, но в реальности предан министру, либо их пути разошлись. Тогда, возможно, Аваков работает в связке с Порошенко и они вместе дестабилизируют ситуацию в стране и ослабляют власть Зеленского. Или же Андрей Билецкий, лидер «Азова» и «Нацкорпуса», начал свою игру, сошелся с Порошенко и пытается избавиться от опеки Авакова?

На самом деле однозначного ответа на этот вопрос нет, но похоже, что какие-то пертурбации внутри «партии войны» все-таки происходят. Насколько можно доверять его заявлению о грядущем перевороте? Думается, исключать такой вариант нельзя, тем более в последнее время апокалиптические прогнозы для Украины уже перестали быть редкостью. Так, однопартиец Кивы Вадим Рабинович сказал, что Зеленский станет последним президентом Украины, а политолог Михаил Чаплыга полагает, что осенью Украину ждет крах.

Но если предположить, что Порошенко и другие представители «партии войны» решили к осени расшатать ситуацию в стране с целью свергнуть Зеленского, то очень вероятно, что именно они — инициаторы информационной кампании о возможном «вторжении России». Тогда одним из аргументов при перевороте может стать такой, что они спасали державу от слабого правителя, который не может защитить Украину.

США. Допускаю, что инициаторы информационной кампании находятся не на Украине. Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Европа, в частности Германия, не воспринимает российскую угрозу так же серьезно, как США, и критиковал Берлин за то, что тот мало денег тратит на оборону. По мнению главы американского внешнеполитического ведомства, реализация проекта «Северный поток — 2» несет угрозу Германии, так как страна станет слишком зависима от российских энергоносителей и Кремль сможет нанести ущерб экономике страны, если захочет это сделать. В свете этого американцы очень заинтересованы в раскручивании информации о том, что Россия может напасть на Украину. Это делается прежде всего для того, чтобы настраивать общественное мнение ЕС против РФ, тем более что канцлер Германии Ангела Меркель недавно заявила, что трубопровод должен быть достроен.

Поэтому США выгодно демонизировать Россию в глазах немцев и других европейцев, чтобы максимально мешать достройке «трубы». Для американского президента Дональда Трампа остановка строительства газопровода стала бы большой победой, особенно в преддверии выборов, тем более что он сейчас, по опросам, проигрывает своему конкуренту Джо Байдену. Остановку же строительства трамповские пропагандисты смогут представить как великое достижение президента на внешнеполитической арене: мол, вот, он смог «дожать» Меркель, переиграл русских. В свете этого можно предположить, что информационные вбросы как против России, так и «Северного потока — 2» будут продолжаться.

Кто бы ни стоял за информационной кампанией на тему «Россия осенью нападет на Украину», чувствуется, что это опытный «дирижер», и, возможно, он не один. И данным информационным вбросом могут воспользоваться разные силы в своих интересах…

Ник вам покажет | Официальный веб-сайт Netflix

1. Аферистка

33 мин.

Семья Томпсонов открывает дверь подростку-сироте, заявляющей, что она их родственница, но они даже не подозревают о ее скрытых мотивах. Афера начинается!

2. Кот в мешке

28 мин.

Молли и Джереми пытаются обмануть Ник на «аукционе домашних дел». Всё это время Ник устраивает подлог в ресторане Лиз.

3. Афера с денежным ящиком

27 мин.

Ник превращает школьный бал в акцию по повышению социальной осознанности. Но это только укрепляет подозрения Джереми в том, что она что-то затевает.

4. Шантаж

29 мин.

В надежде вернуть доверие Джереми Ник предлагает ему баллотироваться в президенты студенческого совета — и предлагает лично вести его предвыборную кампанию.

5. Кража ради пользы

27 мин.

В приступе паранойи Эд заставляет всю семью сидеть дома в День безопасности Томпсонов. Но с Ник этот номер не пройдет — ей нужно попасть на важную встречу.

6. Потеря и «находка»

26 мин.

Джереми ведет студенческий совет на квест, чтобы доказать, что он достоин быть президентом. Заметив, где Лиз хранит обручальное кольцо, Ник решает его украсть.

7. «Липовая» благотворительность

27 мин.

Ник запускает свою крупнейшую аферу на сайте по сбору средств, однако чтобы открыть счет в банке, ей требуется помощь Эда. Лиз нанимает Джереми на работу в ресторан.

8. Перекрыть подходы

25 мин.

Когда как снег на голову объявляется старый друг, Ник решает прогулять школу — и Джереми увязывается за ними. Но всё усложняется, когда об этом узнают Лиз и Эд.

9. Атака посредника

26 мин.

В дом Томпсонов приходит соцработник, чтобы помочь Ник открыться, и всё налаживается — пока Молли и Джереми не находят секретный телефон Ник.

10. Фальшивый аукцион

30 мин.

Ник планирует устроить большую распродажу, пока Томпсоны будут на мюзикле «Гамильтон». Вот только она не знает, что они тоже подготовили сюрприз.

Что такое паранойя и как с ней справиться?

Паранойя или бредовое расстройство – это психическое заболевание с расстройством мышления, которое выражается в возникновении навязчивых состояний и идей. К сожалению, люди болеют им пожизненно с периодами обострения и ослабевания симптомов. Паранойя возникает в зрелом возрасте и сопровождается чувством ревности, сутяжничества, ощущением постоянного преследования, отравления и т.д. Люди, страдающие параноидным синдромом, считают, что события, которые происходят вокруг, имеют к ним какое-либо отношение. Им может казаться, что кто-то хочет им навредить, или кто-то следит за его семьей, или имеет связь с его женой и т.д. Нарушения поведения при этом затрагивают только одну сферу жизни человека: работу или семью. Возникает же паранойя вследствие нарушения белкового обмена в головном мозге.

Причины возникновения паранойи.

  • Наследственность;
  • Изменения в головном мозге с возрастом;
  • Неврологические нарушения;
  • Болезнь Альцгеймера или болезнь Паркинсона;
  • Прием лекарственных препаратов, таких как кортикостероиды, длительное время;
  • Зависимость от алкоголя или наркотиков;
  • Психологические травмы в детском возрасте;
  • Изолированность от общества;
  • Неблагоприятные жизненные условия и обстоятельства.

Симптомы паранойи представляют собой зрительные и слуховые галлюцинации, враждебность и недоверие к окружающим людям, манию величия и невозможность при этом прощать обиды и воспринимать критику. У людей с паранойей также наблюдается низкая умственная активность, ревность, обидчивость и навязчивые идеи преследования. Внешне людей страдающих паранойей не отличить от психически здоровых.

Для более точного определения, как лечить паранойю, психотерапевт проводит диагностику, которая включает в себя личную беседу с пациентом и тесты для оценивания психического уровня больного. Также могут назначаться общий анализ крови и магнитно-резонансная томография головного мозга. Лечение паранойи представляет собой комплекс процедур, таких как семейная терапия, когнитивно-поведенческая психотерапия, назначение антипсихотических препаратов, антидепрессантов, транквилизаторов и седативных препаратов. Если паранойя возникает вследствие депрессии или наркотической зависимости, то лечение следует начинать с первичного заболевания.

В группу риска заболевания синдромом паранойи попадают пожилые люди, люди с генетической предрасположенностью, мужчины в возрасте 20-30 лет, люди, страдающие алкогольной или наркотической зависимостью. Также те, кто склонен к психозам и депрессиям, или те, кто имеет хронические заболевания, поражающие мозг.

Синдром паранойи можно предотвратить, если избегать стрессовых ситуаций, больше гулять на свежем воздухе, не злоупотреблять спиртными напитками и отказаться от употребления наркотиков.

Паранойя: симптомы, причины и лечение

Что такое паранойя?

Паранойя — это ощущение, что вам каким-то образом угрожают, например, люди наблюдают за вами или действуют против вас, даже если нет никаких доказательств того, что это правда. В какой-то момент это случается со многими людьми. Даже если вы знаете, что ваши опасения не основаны на реальности, они могут вызывать беспокойство, если случаются слишком часто.

Клиническая паранойя более серьезна. Это редкое психическое заболевание, при котором вы считаете, что другие несправедливы, лгут или активно пытаются причинить вам вред, когда нет доказательств.Вы вовсе не считаете себя параноиком, потому что уверены, что это правда. Как гласит старая поговорка: «Это не паранойя, если они действительно хотят тебя достать».

Тревога против параноидальных мыслей

Параноидальная мысль — это тип тревожной мысли. Беспокойство может вызвать паранойю, влияющую на то, что у вас вызывает паранойю, и на то, как долго это чувство длится. Но параноидальные мысли также могут вызывать беспокойство.

Продолжение

Иногда беспокоиться нормально, особенно если вы переживаете что-то тяжелое, например, потерю работы или разрыв отношений.Находясь в больших группах людей, вы можете беспокоиться о том, что окружающие будут судить о ваших словах, вашей одежде или поведении. Вы можете пойти на вечеринку в одиночестве и подумать: «Всем интересно, почему я один».

Некоторые называют это параноиком, но у всех нас время от времени возникают подобные мысли. Просто потому, что вы беспокоитесь, что люди могут говорить о вас, не означает, что у вас психическое заболевание. Клиническая паранойя возникает, когда вы на 100% уверены в этом, даже когда факты доказывают, что это неправда.

Если вы беспокоитесь о параноидальности своих мыслей, скорее всего, у вас скорее тревога, чем паранойя. Если ваше беспокойство не связано ни с чем очевидным и кажется, что оно никогда не проходит и не проходит, возможно, вам придется поговорить об этом с врачом. Чувства тревоги и паники, которые длятся долгое время или мешают вам в повседневной жизни, могут быть признаками тревожного расстройства. Симптомы паранойи могут быть более серьезными.

Симптомы паранойи

Симптомы паранойи могут включать:

  • Защищаться, враждебно и агрессивно
  • Легко обидеться
  • Вера в то, что вы всегда правы, и не можете расслабиться или ослабить бдительность
  • Не иметь возможности идти на компромисс, прощать или принимать критику
  • Неспособность доверять другим людям
  • Считывание скрытых смыслов в нормальном поведении людей

Причины паранойи

Слишком мало Сон

Одна беспокойная ночь наверное, не вызовет параноидальных мыслей.Но если вы часто не спите, это может начать сказываться. Вы можете мыслить не так ясно, и у вас больше шансов поссориться с другими или у вас возникнет недопонимание с ними. Может показаться, что люди работают против вас, когда они просто действуют так, как обычно. Если вы достаточно долго не спите, вы даже можете начать видеть и слышать то, чего нет (ваш врач назовет это галлюцинациями).

Взрослые должны спать от 7 до 9 часов в сутки, чтобы оставаться бдительными и психически здоровыми.

Продолжение

Стресс

Когда напряжение в вашей жизни усиливается, вы можете начать относиться с подозрением к другим людям. И стресс не должен быть чем-то негативным, например, болезнью или потерей работы. Даже счастливый случай, например свадьба, может вызвать стресс, вызывающий параноидальные мысли вместе с радостью.

Чтобы снять напряжение, вы можете:

  • Найдите время, чтобы расслабиться и постараться забыть о том, что вас беспокоит
  • Проведите время с друзьями
  • Найдите, над чем можно улыбнуться и посмеяться
  • Много упражняться
  • Медитируйте, чтобы очистить свой разум

Психиатрические расстройства

Одно состояние, параноидальное расстройство личности, может затруднить доверие другим.Это может вызвать негативные мысли о людях, которые просто не соответствуют действительности, например: «Я им не нравлюсь», «Они смеются надо мной» или даже «Они замышляют против меня заговор». В некоторых случаях никакие доказательства не убедят вас в обратном. Это может привести к настоящей клинической паранойе. Хотя вы можете не верить каждой нереалистичной мысли, которая приходит вам в голову, вы верите некоторым из них.

Продолжение

Шизофрения, еще одно серьезное заболевание, может затруднить определение того, что реально, а что вымышлено.В большинстве случаев вы просто не знаете, когда ваши мысли стали параноидальными. Друзьям, близким или медицинским работникам часто приходится указывать на это и пытаться помочь вам получить лечение.

Пограничное расстройство личности, при котором у вас бывают быстрые эмоциональные колебания, когда вы можете поклоняться кому-то в один момент и ненавидеть его в следующий, также может вызывать параноидальные мысли и даже клиническую паранойю у некоторых людей.

Просто потому, что вы чувствуете себя параноиком или беспокоитесь о том, что время от времени думают о вас другие, не означает, что у вас психическое расстройство.Тот факт, что вы знаете, что ваши мысли не имеют смысла, может быть признаком хорошего психического здоровья. Но если эти параноидальные чувства возникают постоянно или начинают мешать вам дома или на работе, вы можете поговорить со своим врачом или психиатром.

Продолжение

Употребление наркотиков

Наркотики, такие как марихуана, галлюциногены (ЛСД, психотропные грибы) и стимуляторы (кокаин, метамфетамин) содержат химические вещества, которые на короткое время вызывают у некоторых людей паранойю.Как только химические вещества покидают ваш организм, паранойя тоже уходит. Дни или недели интенсивного злоупотребления алкоголем также могут вызвать кратковременную паранойю, а в долгосрочной перспективе — постоянную паранойю и даже галлюцинации.

Если вас беспокоят параноидальные мысли или если у вас есть незначительные симптомы депрессии, наркотики могут их усугубить. У некоторых людей они могут вызвать психическое расстройство, симптомом которого является настоящая клиническая паранойя.

Алкоголь также может усугубить паранойю.Кроме того, это делает нас менее сдержанными, что затрудняет контроль над этими чувствами.

Потеря памяти

Болезнь Альцгеймера и другие формы деменции, которые становятся более вероятными с возрастом, могут изменить ваш мозг таким образом, чтобы вы стали более подозрительно относиться к другим. Вы можете заметить, что близкий человек, страдающий слабоумием, начинает скрывать такие вещи, как драгоценности или деньги, или становится убежденным, что у людей плохие намерения по отношению к ним. Это часть болезни. Их врач может помочь вам справиться с этими симптомами.

Лечение паранойи

Если вы чувствуете, что теряете связь с реальностью, лучше всего начать с врача или психиатра. Поскольку вы все еще можете сказать, что ваши мысли неразумны, есть вещи, которые вы можете сделать, чтобы помочь.

Для начала важно придерживаться здоровой сбалансированной диеты, заниматься спортом и много спать. Все это — часть умственного равновесия, которое помогает сдерживать параноидальные мысли.

После этого можно будет поговорить с самим собой о параноидальных мыслях.Это работает только тогда, когда вы все еще можете сказать, что ваши мысли неразумны. Сохраняйте реалистичность. Вместо того чтобы думать про себя: «Я сумасшедший» или «Я параноик», попробуйте что-нибудь вроде: «Я беспокоюсь о том, что вряд ли может быть правдой».

Даже если у вас нет психического заболевания, если ваши параноидальные или иррациональные мысли мешают делать то, что вы хотите сделать, поговорите с социальным работником, психологом или психиатром. Разговорная терапия или какое-либо лекарство могут помочь вам почувствовать себя лучше.

Часто люди, которые чувствуют себя параноиками, не получают лечения, потому что не осознают, что их мысли нереалистичны. Если вы беспокоитесь о друге или члене семьи, поговорите со специалистом в области здравоохранения или воспользуйтесь такими ресурсами, как Национальный альянс по психическим заболеваниям (www.nami.org, 800-950-NAMI) или Служба наркологической и психиатрической помощи. Администрация (www.samhsa.gov/find-treatment, 800-662-HELP).

Паранойя — лучший канал здоровья

Что такое паранойя?

Паранойя — это иррациональное и стойкое ощущение того, что люди «стараются достать вас» или что вы являетесь объектом постоянного, назойливого внимания со стороны других.Это необоснованное недоверие к другим может мешать человеку с паранойей функционировать в обществе или иметь близкие отношения. Паранойя может быть симптомом ряда состояний, включая параноидальное расстройство личности, бредовое (параноидное) расстройство и шизофрению.

Причина паранойи неизвестна, но считается, что генетика играет роль. Лечение зависит от состояния, диагностированного в качестве его причины, и может включать психологическую терапию или лекарства.

Симптомы

Параноидальные симптомы могут варьироваться от легких до тяжелых.Они зависят от причины, но, как правило, параноик может:

  • Легко обидеться
  • Сложно доверять другим
  • Не справляться ни с каким видом критики
  • Присваивать вредный смысл чужим замечаниям
  • Всегда защищайтесь
  • Будьте враждебными, агрессивными и спорящими
  • Не умейте идти на компромисс
  • Сложно, если не невозможно, «простить и забыть»
  • Предположим, что люди плохо отзываются о них за спиной
  • Будьте чрезмерно подозрительными — например, думайте, что другие люди лгут или замышляют обмануть их
  • Не иметь возможности довериться кому-либо
  • Находить сложные отношения
  • Считать мир местом постоянной угрозы
  • Почувствовать преследование со стороны весь мир
  • Верить в необоснованные «теории заговора».

Три основных типа

Паранойя связана с тремя основными состояниями:

  • Параноидальное расстройство личности — считается самым легким типом. Большинство людей с параноидальным расстройством личности хорошо себя чувствуют, несмотря на их недоверие к миру. Установки и поведение, связанные с этим расстройством, когда они становятся очевидными, часто обнаруживаются на протяжении большей части жизни человека.
  • Бредовое (параноидальное) расстройство — характеризуется преобладанием одного заблуждения (ложного убеждения) без каких-либо других признаков психического заболевания.Поведение человека зависит от того, какое заблуждение у него есть. Например, человек, у которого есть иллюзия преследования, считает, что другие люди шпионят за ним или замышляют каким-то образом причинить им вред. Преследование может быть результатом бредового (параноидального) расстройства — например, человек считает, что находится в отношениях с кинозвездой, с которой никогда не встречался. В другом случае человек может вообразить, что у него ужасная болезнь, несмотря на неоднократные заверения врачей.
  • Параноидальная шизофрения — считается наиболее тяжелым типом.Для него характерны странные заблуждения, например, вера в то, что чьи-то мысли транслируются по радио. Галлюцинации, особенно причудливые, также характерны для этого состояния. Человек с параноидной шизофренией часто находит мир запутанным и плохо функционирует без лечения.

Причины неясны

Причины паранойи неясны и зависят от состояния, с которым она связана. Теории включают:

  • Гены — исследования скудны и неубедительны.Некоторые исследования предполагают генетическую связь, а другие — нет. Также неясно, наследуется ли генетическая предрасположенность к паранойе, если она существует.
  • Химия мозга — химические вещества мозга (нейромедиаторы) составляют основу мыслей и чувств. Некоторые наркотики, такие как кокаин, марихуана и амфетамины, изменяют химию мозга и могут вызывать параноидальные мысли, чувства и поведение. Это заставляет некоторых исследователей полагать, что паранойя может быть биохимическим заболеванием мозга.Причины этого возможного расстройства неизвестны.
  • Травматические жизненные события — например, жестокое обращение в детстве может исказить то, как человек думает и чувствует на протяжении всей жизни.
  • Стрессовая реакция — некоторые исследования показали, что паранойя чаще встречается у людей, которые пережили тяжелый и продолжающийся стресс, например, у военнопленных. Неясно, как стресс может вызвать паранойю.
  • Сочетание факторов — возможно, что ряд генетических факторов и факторов окружающей среды, работающих в сочетании, вызывают паранойю.

Диагноз

Состояние, вызывающее паранойю, может быть трудно диагностировать, потому что преувеличенное чувство недоверия присуще целому ряду психических расстройств, а также встречается у некоторых людей с деменцией. Еще одна трудность заключается в том, что человек, страдающий паранойей, может избегать врачей, больниц и других медицинских учреждений из-за страха причинить вред.

Диагноз может включать:

  • История болезни
  • Физический осмотр
  • Оценка симптомов
  • Психологические тесты
  • Тесты для исключения других психических расстройств, которые могут вызывать симптомы.

Лечение

Хотя не существует абсолютного лекарства от состояний, вызывающих паранойю, лечение может помочь человеку справиться с их симптомами и жить более счастливой и продуктивной жизнью. Лечение зависит от типа и тяжести состояния, но может включать:

  • Лекарства — успокаивающие или антипсихотические препараты могут облегчить некоторые симптомы. Однако человек с паранойей может часто отказываться от приема лекарств, потому что боится, что они им навредят.
  • Терапия — это может помочь человеку справиться с симптомами и может улучшить его способность функционировать. Однако человек с паранойей вряд ли будет открыто и свободно разговаривать с терапевтом, поэтому прогресс может быть чрезвычайно медленным.
  • Навыки совладания — другие виды лечения направлены на улучшение способности человека к социальному функционированию. Варианты могут включать релаксационную терапию, методы снижения тревожности и изменение поведения.
  • Поступление в больницу — в тяжелых случаях человеку может потребоваться оставаться в больнице до стабилизации состояния, вызывающего паранойю.

Куда обратиться за помощью

Определение, симптомы, особенности, причины, лечение

Что такое паранойя?

Паранойя — это образ мышления, который ведет к иррациональному недоверию и подозрительности к другим людям. Он может варьироваться от легкого дискомфорта до интенсивного, крайне тревожного образа мышления, который указывает на серьезный риск психического благополучия человека.

Вы можете сказать, что чувствуете себя параноиком, если нервничаете или беспокоитесь о ситуации или человеке.У многих людей иногда появляется мимолетное подозрение, что конкретный человек, кажется, «пытается их достать», и, небрежно разговаривая, может использовать термин «параноик», чтобы описать эти опасения.

Однако для людей с психическими заболеваниями, такими как биполярное расстройство, шизофрения и параноидальное расстройство личности, переживание паранойи может быть стойким, чрезвычайно неприятным и даже опасным.

Симптомы

Хотя большинство людей время от времени испытывают некоторые параноидальные мысли, паранойя — это более стойкое состояние постоянного, иррационального и необоснованного недоверия.Он может включать:

  • Чувствую себя жертвой
  • Чувство непонятого
  • Чувство преследования
  • Изоляция
  • Недоверие к другим
  • Устойчивое беспокойство и стресс, связанные с параноидальными убеждениями
  • Плохие отношения с другими людьми из-за недоверия

Диагностика

Ваш врач изучит вашу историю болезни, проведет физический осмотр и может назначить лабораторные анализы, чтобы исключить любые медицинские условия, которые могут вызывать ваши симптомы.Если не обнаружено основных медицинских причин, вас могут направить к психиатру для дальнейшего обследования.

Ваш психиатр задаст вопросы и может провести психологическое обследование, чтобы помочь ему лучше понять ваши симптомы и психическое состояние.

Примеры параноидальных мыслей

Паранойя проявляется у всех по-разному, но общие темы включают:

  • Вы думаете, что кто-то может украсть у вас, причинить вред или убить вас.
  • Вам кажется, что все смотрят на вас и / или говорят о вас.
  • Вы думаете, что люди намеренно пытаются исключить вас или заставить вас чувствовать себя плохо.
  • Вы считаете, что правительство, организация или частное лицо шпионят за вами или следят за вами.
  • Вы интерпретируете определенные лицевые жесты среди других (незнакомцев или друзей) как своего рода внутреннюю шутку, которая посвящена только вам.
  • Вы думаете, что люди смеются над вами или шепчутся о вас за вашей спиной (может сопровождаться галлюцинациями).

Причины

Точная причина паранойи не ясна.Исследования показывают, что определенные психические заболевания предрасполагают кого-то к паранойе. Определенные триггеры в их жизни или окружающей среде могут сыграть роль в возникновении этих симптомов.

Возможный вклад включает:

  • Определенные заболевания, влияющие на мозг, такие как болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона, эпилепсия, инсульт, опухоли головного мозга и болезнь Хантингтона
  • Воздействие определенных типов токсинов и химикатов (например, пестицидов)
  • Наличие генетической предрасположенности к паранойе, наличие психических заболеваний в семейном анамнезе или перенесение травм и / или жестокого обращения в детстве или юности
  • Бессонница
  • Социальная изоляция
  • Запуск, остановка или смена лекарств
  • Стресс, травма или серьезное изменение в жизни (например, потеря работы, внезапная смерть любимого человека, жертва преступления или серьезный кризис со здоровьем)
  • Употребление и / или отказ от веществ, включая алкоголь или наркотики

Пожилые люди также могут с большей вероятностью испытывать бредовое или параноидальное мышление в результате возрастных изменений слуха, зрения и других органов чувств.Взаимодействие с другими людьми

Условия, при которых может возникнуть паранойя

Паранойя — это симптом, который может быть частью ряда состояний, в том числе:

  • Биполярное расстройство
  • Заболевания или опухоли головного мозга
  • Эпилепсия
  • Бредовое (параноидальное) расстройство
  • Деменция
  • Параноидальное расстройство личности
  • Шизофрения
  • Ход

Паранойя также может быть связана с:

  • Токсичность для мозга, вызванная определенными токсинами или ядами
  • Некоторые лекарства, отпускаемые по рецепту
  • Инфекции, которые могут поражать мозг, например вирус иммунодефицита человека (ВИЧ)
  • Отравление и ломка психоактивными веществами

Параноидальные идеи в BPD

Паранойя может возникнуть при пограничном расстройстве личности (ПРЛ).Однако, в отличие от многих других состояний, при которых он может проявляться как фиксированный, при ПРЛ он обычно носит временный характер и связан со стрессом.

Паранойя при биполярном расстройстве

Если у вас биполярное расстройство, у вас может возникнуть параноидальный бред во время маниакального или депрессивного эпизода. Диагноз биполярного расстройства не означает, что вы определенно испытаете паранойю, но все же важно знать признаки, а также что делать, если вы испытываете бредовое мышление.

Паранойя и психотические расстройства

Паранойя может быть симптомом или признаком психотического расстройства, такого как шизофрения или шизоаффективное расстройство.Паранойя или параноидальные иллюзии являются фиксированными ложными убеждениями и считаются одним из типов психотических симптомов. Другие симптомы психоза включают:

  • Неорганизованная речь
  • Расстройство мышления (мысли скачут между несвязанными темами)
  • Галлюцинации (слух, видение или ощущение того, что нереально)

Клиническая паранойя

Паранойя — это не клинический диагноз. это либо признак, либо симптом возможного основного психиатрического диагноза.

Лечение

Лечение паранойи зависит от серьезности симптомов, а также от первопричины. Ваш врач или психиатр может порекомендовать лекарства, психотерапию или их комбинацию.

Лекарство

Могут быть назначены антипсихотические препараты, особенно если у вас есть основное психическое заболевание, такое как шизофрения или биполярное расстройство. Другие лекарства, которые можно использовать для лечения ваших симптомов, включают антидепрессанты, стабилизаторы настроения и успокаивающие препараты.

Психотерапия

Психотерапия может помочь людям с паранойей улучшить навыки совладания и общения. Могут быть попытки помочь кому-то с паранойей «проверить реальность» своих убеждений. Кроме того, с помощью терапии люди, страдающие паранойей, потенциально могут научиться развивать большее доверие к другим, находить способы управлять своими эмоциями и выражать их более адаптивными способами, а также повышать свою самооценку и уверенность в себе.

Копинг

Если вы страдаете паранойей, очень важно обсудить эти чувства со своим врачом или психиатром.Если вам уже поставили диагноз биполярного расстройства или другого психического состояния, появление параноидального бредового мышления может быть признаком того, что ваше лечение или лекарства необходимо изменить.

Важно, чтобы вы сообщали вашей психиатрической бригаде, если у вас есть эти симптомы, чтобы они могли помочь вам обезопасить себя и гарантировать, что вы получите правильную помощь.

Слово от Verywell

Симптомы паранойи не только беспокоят, но и могут серьезно нарушить вашу деятельность дома, на работе или в школе, а также негативно повлиять на вашу социальную жизнь и отношения.

На поиск наиболее эффективных средств борьбы с симптомами может потребоваться время, но не теряйте надежду. Существуют ресурсы и поддержка, которые помогут вам научиться лучше справляться с параноидальным мышлением и другими аспектами жизни с биполярным расстройством или другим психическим заболеванием.

Паранойя | healthdirect

На этой странице

Что такое паранойя?

Паранойя — это состояние ума, при котором человек считает, что другие пытаются причинить ему вред, обмануть или использовать его.Это может быть ощущение, что за вами наблюдают, слушают, следят или каким-то образом контролируют. Возможно, это мнение, что против них действует какой-то заговор. Люди с паранойей иногда имеют повышенное чувство собственной важности, полагая, что многие другие замечают их, когда это неправда.

Легкие параноидальные мысли довольно распространены среди населения в целом и имеют тенденцию выздоравливать естественным путем. Длительная паранойя может быть симптомом психического расстройства или быть вызвана злоупотреблением наркотиками, слабоумием или другими заболеваниями, влияющими на мозг.Паранойя не обязательно связана с психическим заболеванием.

Паранойю иногда называют заблуждением преследования. Заблуждение — это устоявшееся ложное убеждение, которого кто-то продолжает придерживаться, даже если нет доказательств того, что это убеждение истинно.

Каковы симптомы паранойи?

Параноидальные симптомы могут варьироваться от общего чувства недоверия и подозрительности к другим до странных и сложных убеждений, таких как теории заговора о правительстве, полиции или инопланетянах.

Быть параноиком может кого-то значить:

  • не доверяет другим или подозрительно относится к ним
  • разрабатывает теории заговора
  • чувствует себя очень важным, чтобы люди обращали на них внимание
  • злится, предают или боятся
  • бдителен
  • трудно прощать других
  • становится оборонительным, когда убеждения ставятся под сомнение или критикуются
  • озабочен чужими скрытыми мотивами
  • боится быть обманутым
  • не могу расслабиться
  • аргументировано

Люди, страдающие паранойей, могут очень беспокоиться о своем страхе.Но паранойя — это не то же самое, что тревога. Тревога — это когда кто-то чрезмерно беспокоится об опасностях для себя и других. Паранойя — это бредовое и иррациональное мышление или поведение.

Что вызывает паранойю?

Люди становятся параноиками, когда теряется их способность рассуждать и придавать значение вещам. Причина этого неизвестна. Считается, что паранойя может быть вызвана генами, химическими веществами в мозге или стрессовым или травматическим жизненным событием. Вероятно, это связано с сочетанием факторов.

Исследования показали, что умеренные параноидальные мысли довольно распространены среди населения в целом.

Однако паранойя может быть вызвана психическим расстройством, в том числе:

Параноидальное расстройство личности

Расстройство личности — это давняя модель проблемных мыслей, чувств и поведения. Люди с параноидальным расстройством личности склонны предполагать, что другие причинят им вред, обманут или воспользуются ими. Они могут казаться скрытными, склонными к спорам или холодными, и с ними трудно ладить.Это заболевание встречается редко и обычно улучшается с возрастом, так что многие люди выздоравливают к 40 или 50 годам.

Бредовое расстройство

Люди с бредовым расстройством имеют одно заблуждение (фиксированное ложное убеждение) без каких-либо других симптомов психического заболевания. Параноидальные иллюзии являются наиболее распространенными, заставляя людей чувствовать, что существует заговор или им будет причинен вред. Но люди с бредовым расстройством могут иметь и другие необычные убеждения.

Если кто-то из ваших знакомых страдает паранойей, важно не говорить ему, что он что-то воображает или что он сумасшедший.Их параноидальные мысли для них вполне реальны. Понимание и поддержка — лучший способ побудить их обратиться за помощью к профессионалу.

Параноидальная шизофрения

Шизофрения — это форма психоза, из-за которой у людей возникают проблемы с интерпретацией реальности. Основные симптомы — галлюцинации (например, слышимость голосов, которых нет) и бред. Некоторые люди с шизофренией страдают причудливыми заблуждениями, например, верят, что их мысли транслируются по радио или что они преследуются государством.Другие симптомы включают спутанное мышление и снижение мотивации к повседневным задачам.

Расстройства настроения

Психотическое расстройство и биполярное расстройство могут вызывать паранойю.

Другие причины паранойи включают:

Когда мне следует обратиться к врачу?

Поскольку паранойя может быть признаком психического состояния или травмы головного мозга, важно обратиться к врачу, если вы или кто-то из ваших знакомых страдает паранойей.

Если у вас или кого-то из ваших знакомых часто бывают параноидальные мысли и чувства, которые причиняют страдания, важно обратиться за профессиональной помощью.

Если вас беспокоит чья-то паранойя, лучше не критиковать их и не говорить, что они выдумывают какие-то вещи. Их мысли реальны для них, и им нужна поддержка.

СПРОСИТЕ СВОЕГО ВРАЧА — Готовитесь к встрече? Используйте «Конструктор вопросов », чтобы получить общие советы о том, что спросить у терапевта или специалиста.

Как диагностируется паранойя?

Оценка психического здоровья врачом или специалистом в области психического здоровья может помочь определить причину паранойи.Оценка включает подробные вопросы о текущих проблемах, прошлом и семейном анамнезе проблем с психическим здоровьем, общей истории болезни и любых лекарствах или употреблении наркотиков и алкоголя.

Врачу может потребоваться медицинский осмотр, анализы крови или сканирование, чтобы исключить основную физическую причину. Им может потребоваться обратиться к психиатру, если есть подозрение на психическое заболевание или расстройство личности. Выяснение причины или диагноза — первый шаг к эффективному лечению.

Причину паранойи бывает сложно диагностировать. Люди с паранойей могут не осознавать, что у них есть проблема, и могут избегать врачей или больниц из-за боязни причинения вреда.

НАЙТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ — Поисковая служба поможет вам найти врачей, аптеки, больницы и другие медицинские услуги.

Как лечится паранойя?

Лечение паранойи зависит от первопричины.Он может включать психологическую терапию или лекарства. Прекращение употребления алкоголя или рекреационных наркотиков может быть первым шагом и может полностью решить проблему.

Людям с параноидальными мыслями трудно доверять врачу или специалисту в области психического здоровья, и они могут испытывать трудности с принятием лечения. На установление позитивных отношений с врачом может потребоваться время, но это может привести к выздоровлению.

Психотерапия (включая когнитивно-поведенческую терапию) может быть полезна в легких случаях паранойи или параноидального расстройства личности.Это может помочь человеку лучше понять состояние, справиться с симптомами и сформировать более реалистичное представление о мотивах других.

Для таких состояний, как психоз, шизофрения или бредовые расстройства, основным лечением является лекарство. В настоящее время эти состояния поддаются лечению в большей степени, чем когда-либо прежде, и доступно множество новых антипсихотических препаратов. Эти состояния обычно требуют лечения у психиатра. Психотерапия, реабилитация или группы поддержки также могут быть эффективны в сочетании с медициной.

Риск самоубийства

Если вы считаете, что человеку угрожает непосредственная опасность самоубийства, немедленно позвоните в Triple Zero (000) или обратитесь в ближайшее отделение неотложной помощи больницы.

Куда обратиться за помощью

Если вам нужна помощь, поговорите со своим врачом. Если вы хотите узнать больше или поговорить с кем-нибудь еще, вот несколько организаций, которые могут вам помочь:

  • SANE Australia (люди, страдающие психическим заболеванием) — звоните по телефону 1800 187 263.
  • Beyond Blue (для тех, кто испытывает депрессию или тревогу) — звоните по телефону 1300 22 4636 или общайтесь в чате.
  • Black Dog Institute (люди с расстройствами настроения) — онлайн-справка.
  • Lifeline (любой, у кого есть личный кризис) — звоните 13 11 14 или общайтесь в чате.
  • Служба обратного звонка при самоубийстве (для всех, кто думает о самоубийстве) — звоните 1300 659 467.

Паранойя

Паранойя — это необоснованное убеждение в том, что что-то плохое происходит (или должно произойти).Часто человек, испытывающий паранойю, с подозрением относится к другому человеку или группе людей. Человек может полагать, что другая сторона настроена враждебно и действует против него. Другие склонны воспринимать чувство угрозы человеком как преувеличенное и «нелогичное».

Паранойя обычно является симптомом психического состояния, а не диагнозом сама по себе. Паранойя может возникать и вне каких-либо проблем с психическим здоровьем. Когда паранойя мешает повседневной жизни, терапевт может оказать вам поддержку.

Что такое паранойя?

Паранойя — это вера в то, что кто-то находится под угрозой, несмотря на отсутствие доказательств.Человек может преувеличивать вероятность определенных рисков и чувствовать необходимость в повышенной осторожности. Они могут не доверять общественным деятелям, организациям, близким или всем незнакомым людям. Человек, страдающий паранойей, вероятно, будет придерживаться хотя бы одного из этих распространенных убеждений:

  • Остальные их обманывают или предают.
  • Другие незаметно оскорбляют их или угрожают им, используя намёки, намеки или кодовые слова.
  • За ними следит посторонняя сила.
  • Внешняя сила контролирует их (мысленно или физически).

Когда паранойя становится проблемой?

Легкая паранойя — довольно распространенное явление. Около трети людей в какой-то момент своей жизни испытают неклиническую паранойю. Кто-то с легкой паранойей может понять, что его опасения вряд ли имеют под собой веские основания. Тем не менее, они все же могут в какой-то мере подтвердить свои подозрения. Например, человек, которого не пригласили на вечеринку, может задаться вопросом, не сговорились ли его друзья исключить ее, даже если в глубине души она знает, что такой сценарий маловероятен.

Паранойя со временем может усилиться. Тяжесть паранойи часто измеряется:

  • Насколько человек верит параноидальным мыслям. (Когда убеждения человека сохраняются, несмотря на свидетельства об обратном, они квалифицируются как заблуждения.)
  • Как часто человек думает о параноидальных убеждениях.
  • Насколько человека расстраивают параноидальные мысли.
  • Насколько паранойя мешает человеку заниматься повседневными делами.

В целом паранойя вызывает беспокойство, когда она влияет на качество жизни.Если человек считает, что ему угрожает опасность, у него может развиться сильный стресс. Их паранойя может вызвать у них недоверие к другим, уменьшить их сеть поддержки и помешать им получить объективную точку зрения. Без лечения самочувствие человека может продолжать ухудшаться.

Что вызывает паранойю?

Паранойя часто развивается в результате нескольких факторов, а не одного фактора. Возможные причины паранойи:

  • Травма: люди, которые пережили длительные периоды стресса, например ветераны вооруженных сил, с большей вероятностью разовьются паранойей.Безнадзорность и жестокое обращение в детстве также могут увеличить риск параноидального мышления во взрослом возрасте.
  • Ранее существовавшие проблемы с психическим здоровьем: Беспокойство или депрессия могут усугубить параноидальное мышление. Кто-то с такими состояниями может быть склонен интерпретировать события в негативном свете.
  • Изоляция: Параноидальные мысли, кажется, более распространены среди людей, которые чувствуют себя изолированными от своего сообщества. Подобная изоляция может иметь место как в городской, так и в сельской местности.
  • Недостаток сна : В исследовании 2008 года была изучена группа из 30 человек с бредом преследования (тип паранойи высокого уровня).Более половины участников испытали умеренную или тяжелую бессонницу.
  • Злоупотребление психоактивными веществами: некоторые наркотики могут вызывать паранойю, включая каннабис, алкоголь, кокаин, стероиды и амфетамины. Отказ от таких препаратов также может вызвать параноидальные мысли.
  • Неврологические проблемы: Паранойя может быть симптомом неврологических состояний, таких как слабоумие, болезнь Хантингтона или паркинсонизм. Это также может произойти после инсульта или травмы головного мозга.
  • Генетика: двойное исследование 2014 года показало, что симптомы паранойи наследуются на 50%.Другими словами, генетика может быть ответственной за 50% различий в уровнях паранойи среди населения.

Я параноик?

Не все подозрения — паранойя. Например, если человек принадлежит к группе преследуемого меньшинства, то для него вполне разумно предполагать, что другие дискриминируют его. Точно так же кто-то в зоне боевых действий вполне может оказаться в опасности от невидимого снайпера.

Контекст часто играет ключевую роль в различении паранойи и обоснованного подозрения.Если вы не уверены, является ли ваш конкретный страх параноидальным, примите во внимание факты. Сколько существует доказательств того, что ваше убеждение истинно? Какова статистическая вероятность возникновения вашего страха? Есть ли какие-либо свидетельства против вашей веры, которые вы можете игнорировать?

Если у вас возникают проблемы с получением объективного мнения или вы не можете доверять людям вокруг вас, чтобы они говорили честно, терапевт может выступить в качестве стороннего мнения. По закону терапевт обязан сохранять конфиденциальность вашего общения, поэтому вам не нужно беспокоиться о том, что ваши страхи будут использованы против вас.Терапевт может выслушивать любые мысли без осуждения.

Артикул:

  1. Фостер, К. (2016). Понимание паранойи. Получено с https://www.mind.org.uk/media/5274193/paranoia.pdf
  2. .
  3. Freeman, D. & Freeman, J. (2014, 1 октября). Что вызывает паранойю, галлюцинации и грандиозные идеи? The Guardia n. Получено с https://www.theguardian.com/science/2014/oct/01/paranoia-hallucinations-grandiose-delusions-schizophrenia-environment-genes
  4. .
  5. Паранойя и бредовые расстройства.(без даты) Психическое здоровье в Америке. Получено с http://www.mentalhealthamerica.net/conditions/paranoia-and-delusional-disorders
  6. .

Эволюционная перспектива паранойи

  • 1.

    Данбар Р. И. М. и Шульц С. Почему существует так много объяснений эволюции мозга приматов? Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 372 , 20160244 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 2.

    Холекамп К. Э. и Бенсон-Амрам С. Эволюция интеллекта хищных млекопитающих. Интерфейс Focus 7 , 20160108 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 3.

    Эмери, Н. Дж., Сид, А. М., фон Байерн, А. М. П. и Клейтон, Н. С. Когнитивные адаптации социальных связей у птиц. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 362 , 489–505 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    Холекамп К. Э., Данцер Б., Стрикер Г., Йошида К. С. и Бенсон-Амрам С. Мозги, мускулы и общительность: рассказ гиены. Anim. Behav. 103 , 237–248 (2015).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 5.

    De Waal, F. Политика шимпанзе: власть и секс среди обезьян (John Hopkins Univ.Press, Балтимор, 2007).

  • 6.

    Клейтон, Н. С. и Эмери, Н. Дж. Социальная жизнь врановых. Curr. Биол. 17 , R652 – R656 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 7.

    Паз-и-Мино, Г., Бонд, А. Б., Камил, А. К. и Балда, Р. П. Пиньонские сойки используют транзитивный вывод для предсказания социального доминирования. Nature 430 , 778–781 (2004).

    Google Scholar

  • 8.

    Бергман, Т. Дж., Бинер, Дж. К., Чейни, Д. Л. и Сейфарт, Р. М. Иерархическая классификация павианов по рангу и родству. Наука 302 , 1234–1236 (2003).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 9.

    Крупенье, К., Кано, Ф., Хирата, С., Калл, Дж. И Томаселло, М. Человекообразные обезьяны ожидают, что другие люди будут действовать в соответствии с ложными убеждениями. Наука 354 , 110–114 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 10.

    Клейтон, Н.С. Социальное познание с помощью врановых животных, хранящих пищу: западная сойка как естественный психолог. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 362 , 507–522 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 11.

    Грин М. Дж. И Филлипс М. Л. Восприятие социальной угрозы и эволюция паранойи. Neurosci. Biobehav. Ред. 28 , 333–342 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 12.

    Veras, A. B. et al. Параноидальное бредовое расстройство следует за социальным тревожным расстройством в серии долгосрочных случаев: эволюционная перспектива. J. Nerv. Ment. Дис. 203 , 477–479 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 13.

    Фриман Д.И Гарети, П. А. Комментарии к содержанию бреда преследования: нуждается ли определение в разъяснении? Br. J. Clin. Psychol. 39 , 407–414 (2000).

    PubMed Google Scholar

  • 14.

    Фримен, П. Д. Бред преследования: когнитивный взгляд на понимание и лечение. Lancet Psychiatry 3 , 685–692 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 15.

    Джек, А. Х. и Иган, В. Детское издевательство, параноидальное мышление и неправильная оценка социальной угрозы: проблемы в школе. School Ment. Здравоохранение 10 , 26–34 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 16.

    Bebbington, P.E. et al. Структура паранойи в общей популяции. Br. J. Psychiatry 202 , 419–427 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 17.

    Белл, В. и О’Дрисколл, К. Сетевая структура паранойи среди населения в целом. Soc. Психиатрия Psychiatr. Эпидемиол. 53 , 737–744 (2018).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 18.

    Элахи, А., Альгорта, Г. П., Варез, Ф., Макинтайр, Дж. К. и Бенталл, Р. П. Существуют ли параноидальные иллюзии в континууме с субклинической паранойей? Таксометрическое исследование с использованием нескольких методов. Schizophr.Res. 190 , 77–81 (2017).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 19.

    van Os, J., Linscott, RJ, Myin-Germeys, I., Delespaul, P. & Krabbendam, L. Систематический обзор и метаанализ континуума психоза: свидетельства предрасположенности к психозу — модель персистентности-нарушения психотического расстройства. Psychol. Med. 39 , 179–195 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 20.

    Тейлор, М. Дж., Фриман, Д. и Рональд, А. Размерные психотические переживания в подростковом возрасте: данные таксометрического исследования выборки на уровне сообщества. Psychiatry Res. 241 , 35–42 (2016).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21.

    Дэвид А.С. Почему нам нужно больше споров о том, лежат ли психотические симптомы в континууме с нормой. Psychol. Med. 40 , 1935–1942 (2010).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 22.

    Freeman, D. et al. Сопутствующие паранойи у населения в целом. Psychol. Med. 41 , 923–936 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 23.

    Стартап, Х., Фриман, Д. и Гарети, П. А. Бред преследования и катастрофическое беспокойство при психозе: развитие понимания бредового дистресса и настойчивости. Behav. Res. Ther. 45 , 523–537 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 24.

    Кан-Грин, Э. Т., Киллгор, Д. Б., Камимори, Г. Х., Балкин, Т. Дж. И Киллгор, В. Д. С. Влияние лишения сна на симптомы психопатологии у здоровых взрослых. Sleep Med. 8 , 215–221 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 25.

    Катоне, Г., Марваха, С., Кейперс, Э. и Леннокс, Б. Издевательства, виктимизация и риск психотических явлений: анализ данных британского национального опроса. Lancet Psychiatry 2 , 618–624 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 26.

    Берд, Дж. К., Уэйт, Ф., Роузел, Э., Фергюссон, Э. К. и Фриман, Д. Когнитивные, аффективные и социальные факторы, поддерживающие паранойю у подростков с проблемами психического здоровья: лонгитюдное исследование. Psychiatry Res. 257 , 34–39 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 27.

    Бенталл, Р. П., Уикхэм, С., Шевлин, М. и Варез, Ф. Приводят ли определенные невзгоды в раннем возрасте к определенным симптомам психоза? Исследование, проведенное в Обследовании психиатрической заболеваемости среди взрослого населения 2007 года. Schizophr. Бык. 38 , 734–740 (2012).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28.

    Маклин, Б. Ф., Маттиске, Дж. К. и Бальзан, Р. П. Связь поспешных выводов и предубеждений интеграции доказательств с бредом при психозе: подробный метаанализ. Schizophr. Бык. 43 , 344–354 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 29.

    Buchy, L., Woodward, T. & Liotti, M. Когнитивное предубеждение против опровергающих свидетельств (BADE) связано с шизотипией. Schizophr.Res. 90 , 334–337 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 30.

    Эллиотт Б., Джойс Э. и Шорвон С. Заблуждения, иллюзии и галлюцинации при эпилепсии: 2. Сложные явления и психозы. Epilepsy Res. 85 , 172–186 (2009).

    PubMed Google Scholar

  • 31.

    Фуджи Д. и Ахмед И. Характеристики психотического расстройства, вызванного черепно-мозговой травмой. J. Neuropsychiatry Clin. Neurosci. 14 , 130–140 (2002).

    PubMed Google Scholar

  • 32.

    Koponen, S. et al. Оси I и II психиатрические расстройства после черепно-мозговой травмы: последующее 30-летнее исследование. Am. J. Psychiatry 159 , 1315–1321 (2002).

    PubMed Google Scholar

  • 33.

    Van Assche, L. et al.Нейропсихологический профиль и феноменология позднего психоза: перекрестное исследование дифференциальной диагностики очень позднего шизофренического психоза, деменции с тельцами Леви и деменции альцгеймеровского типа с психозом. Arch. Clin. Neuropsychol. 10 , https://doi.org/10.1093/arclin/acy034 (2018).

  • 34.

    Берсани Г. и Превете Е. Использование новых психоактивных веществ (НПВ) у пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями (ТПЗ): потенциальные изменения в феноменологии психических заболеваний. Hum. Psychopharmacol. Clin. Exp. 32 , e2591 (2017).

    Google Scholar

  • 35.

    МакКетин, Р., Бейкер, А. Л., Доу, С., Воус, А. и Лубман, Д. И. Различия в профиле симптомов психоза, связанного с метамфетамином, и первичных психотических расстройств. Psychiatry Res. 251 , 349–354 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 36.

    Куинн, К. А., Уилсон, Х., Кокшоу, В., Баркус, Э. и Хайдс, Л. Разработка и валидация краткой формы вопросника об опыте употребления каннабиса — контрольный перечень последствий интоксикации (CEQ-I). Schizophr. Res. 189 , 91–96 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 37.

    Нессе, Р. М. в Справочник по эволюционной психологии (изд. Басс, Д.) 903–929 (John Wiley & Sons, Hoboken, 2005).

  • 38.

    Бойер П., Фират Р. и ван Левен Ф. Безопасность, угроза и стресс в межгрупповых отношениях. Перспектива. Psychol. Sci. 10 , 434–450 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 39.

    Оливер, Дж. Э. и Вуд, Т. Дж. Теории заговора и параноидальный стиль (ы) массового мнения. Am. J. Полит. Sci. 58 , 952–966 (2014).

    Google Scholar

  • 40.

    ван Проойен, Дж. В. и ван Вугт, М. Теории заговора: развитые функции и психологические механизмы. Перспектива. Psychol. Sci. 13 , 770–788 (2018).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41.

    Дуглас, К. М., Саттон, Р. М. и Цихока, А. Психология теорий заговора. Curr. Реж. Psychol. Sci. 26 , 538–542 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 42.

    Харпер, Д. Дж. Истории подозрений во времена заговоров: размышления об истории паранойи Обри Льюиса. Hist. Гм. Sci. 7 , 89–109 (1994).

    Google Scholar

  • 43.

    Андреасен, Н. С. SAPS — Шкала для оценки положительных симптомов (Университет Айовы, Айова-Сити, 1984).

  • 44.

    Oyebode, F. Симптомы симов в сознании (Saunders Elsevier, Edinburgh, 2008).

  • 45.

    Кэмерон, Н. Возвращение в параноидальное псевдосообщество. Am. J. Sociol. 65 , 52–58 (1959).

    Google Scholar

  • 46.

    Kim, K. I. et al. Шизофренические иллюзии среди корейцев, корейцев и китайцев: межкультурное исследование. Внутр. J. Soc. Психиатрия 39 , 190–199 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47.

    Stompe, T. et al. Сравнение заблуждений у шизофреников в Австрии и Пакистане. Психопатология 32 , 225–234 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 48.

    Green, C. et al. Содержание и аффект в мании преследования. Br. J. Clin. Psychol. 45 , 561–577 (2010).

    Google Scholar

  • 49.

    Буасси, А. Страх и боязнь животных. Q. Rev. Biol. 70 , 165–191 (1995).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 50.

    Смит, Б. Р. и Блюмштейн, Д. Т. Фитнес-последствия личности: метаанализ. Behav. Ecol. 19 , 448–455 (2008).

    Google Scholar

  • 51.

    Sih, A. & Del Giudice, M.Связь поведенческих синдромов и познания: перспектива поведенческой экологии. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 367 , 2762–2772 (2012).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52.

    Haselton, M. G. & Nettle, D. Параноидальный оптимист: интегративная эволюционная модель когнитивных предубеждений. Личный. Soc. Psychol. Ред. 10 , 47–66 (2006).

    Google Scholar

  • 53.

    Нессе, Р. М. Принцип дымового извещателя. Ann. Акад. Sci. 935 , 75–85 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 54.

    Броснан, С. Ф., Тон, Э. Б. и Уильямс, Л. в статье Эволюция психопатологии, (редакторы Шакелфорд, Т. и Зейглер-Хилл, В.) 93–116 (Springer, Cham, 2017).

  • 55.

    Милоян Б., Булли А. и Саддендорф Т. Эпизодическое предвидение и тревога: ближайшие и окончательные перспективы. Br. J. Clin. Psychol. 55 , 4–22 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 56.

    Милоян Б., Булли А. и Саддендорф Т. Тревога: здесь и за ее пределами. Emot. Ред. . 10 , https://doi.org/10.1177/1754073

    8570 (2018).

  • 57.

    Родебо, Т. Л., Кляйн, С. Р., Яркони, Т. и Лангер, Дж. К. Измерение межличностных ограничений, связанных с социальной тревогой, с помощью гибкой повторяющейся дилеммы заключенного. J. Беспокойство. 25 , 427–436 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 58.

    Rodebaugh, T. L. et al. Поведенческая экономика социального тревожного расстройства обнаруживает сильное влияние на межличностные особенности. Behav. Res. Ther. 95 , 139–147 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 59.

    Тон, E.B. et al. Социальная тревожность и социальное поведение: проверка предсказаний эволюционной модели. Clin. Psychol. Sci. https://doi.org/10.1177/2167702618794923 (2018).

    Артикул Google Scholar

  • 60.

    Харкорт, А. Х. и де Ваал, Ф. Коалиции и союзы людей и других животных (Oxford Univ. Press, Oxford, 1992).

  • 61.

    Bissonnette, A. et al. Коалиции в теории и реальности: обзор соответствующих переменных и процессов. Поведение 152 , 1–56 (2015).

    Google Scholar

  • 62.

    Wrangham, R. W. & Glowacki, L. Межгрупповая агрессия у шимпанзе и война у кочевых охотников-собирателей. Hum. Nat. 23 , 5–29 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 63.

    Гершман Б. Колдовские верования и эрозия социального капитала: данные из стран Африки к югу от Сахары и за ее пределами. J. Dev. Экон. 120 , 182–208 (2016).

    Google Scholar

  • 64.

    Mace, R. et al. Население структурировано верованиями в колдовство. Nat. Гм. Behav. 2 , 39–44 (2018).

    Google Scholar

  • 65.

    Vaillancourt, T. Используют ли самки человека косвенную агрессию в качестве стратегии внутриполовой конкуренции? Philos. Пер. Р.Soc. Лондон. B Biol. Sci. 368 , 20130080 (2013).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 66.

    Гесс, Н. Х. и Хаген, Э. Х. Половые различия в косвенной агрессии: психологические данные от молодых людей. Evol. Гм. Behav. 27 , 231–245 (2006).

    Google Scholar

  • 67.

    Tooby, J. & Cosmides, L.в Человеческая мораль и социальность: эволюционные и сравнительные перспективы (изд. Høgh-Olesen, H.) 91–234 (Palgrave Macmillan, Basingstoke, 2010).

  • 68.

    Пьетрашевски, Д. Как разум видит коалиционный и групповой конфликт: эволюционные инварианты n -динамика конфликта личностей. Evol. Гм. Behav. 37 , 470–480 (2016).

    Google Scholar

  • 69.

    Заальфельд, В., Рамадан, З., Белл, В. и Райхани, Н. Дж. Экспериментально вызванная социальная угроза усиливает параноидальное мышление. R. Soc. Open Sci. 5 , 180569 (2018).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 70.

    Гринбург, А., Белл, В. и Райхани, Н. Дж. Паранойя и заговор: сплоченность группы увеличивает вредоносное приписывание намерений в игре доверия. Препринт на PsyArXiv.com https://doi.org/10.31234/osf.io/mgzjr (2018).

  • 71.

    Тайфель Х. Социальная психология межгрупповых отношений. Annu. Rev. Psychol. 33 , 1–39 (1982).

    Google Scholar

  • 72.

    Либерман, З., Вудворд, А. Л. и Кинзлер, К. Д. Истоки социальной категоризации. Trends Cogn. Sci. 21 , 556–568 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 73.

    Данхэм, Ю. Простое членство. Trends Cogn. Sci. 22 , 780–793 (2018).

    PubMed Google Scholar

  • 74.

    Оттен, С. Парадигма минимальной группы и ее максимальное влияние в исследованиях социальной категоризации. Curr. Opin. Psychol. 11 , 85–89 (2016).

    Google Scholar

  • 75.

    Вуд, Дж. И Деннард, С. Членство в банде: связь с насилием, паранойей, посттравматическим стрессовым расстройством, тревогой и принудительным контролем над поведением в тюрьме. Психиатрия 80 , 30–41 (2017).

    PubMed Google Scholar

  • 76.

    Писарро, Дж., Сильвер, Р. К. и Прауз, Дж. Затраты на физическое и психическое здоровье травматических военных событий среди ветеранов гражданской войны. Arch. Общая психиатрия 63 , 193–200 (2006).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 77.

    Каштелан, А.и другие. Психотические симптомы при посттравматическом стрессовом расстройстве, связанном с боевыми действиями. Mil. Med. 172 , 273–277 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 78.

    Эмбер, К. Р., Адем, Т. А. и Скоггард, И. Риск, неопределенность и насилие в Восточной Африке. Hum. Nat. 24 , 33–58 (2012).

    Google Scholar

  • 79.

    Андерсон, Ф.И Фриман, Д. Социально-экономический статус и паранойя. J. Nerv. Ment. Дис. 201 , 698–702 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 80.

    Рэнгхэм, Р. У. Эволюция коалиционных убийств. Am. J. Phys. Антрополь. 110 , 1–30 (1999).

    Google Scholar

  • 81.

    Джонсон Д. П. и Маккей Н. Дж. Борьба с властью: законы борьбы Ланчестера в эволюции человека. Evol. Гм. Behav. 36 , 152–163 (2015).

    Google Scholar

  • 82.

    Гейер-Андерсон, С. и Морган, К. Социальные сети, поддержка и ранний психоз: систематический обзор. Epidemiol. Психиатр. Sci. 22 , 131–146 (2013).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 83.

    Wickham, S., Taylor, P., Shevlin, M. & Bentall, R.P. Влияние социальной депривации на паранойю, галлюцинации, манию и депрессию: роль дискриминации, социальной поддержки, стресса и доверия. PLoS ONE 9 , e105140 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 84.

    Shaikh, M. et al. Воспринимаемая этническая дискриминация и паранойя преследования у лиц со сверхвысоким риском психоза. Psychiatry Res. 241 , 309–314 (2016).

    PubMed Google Scholar

  • 85.

    Bosqui, T. J., Hoy, K. & Shannon, C. Систематический обзор и метаанализ эффекта этнической плотности при психотических расстройствах. Soc. Психиатрия Psychiatr. Эпидемиол. 49 , 519–529 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 86.

    Kessler, R.C. et al. Возраст начала психических расстройств: обзор недавней литературы. Curr. Opin. Психиатрия 20 , 359–364 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 87.

    Гири Д. Эволюция и развитие социального поведения мальчиков. Dev. Ред. 23 , 444–470 (2003).

    Google Scholar

  • 88.

    Glowacki, L. et al. Формирование рейдерских отрядов для межгруппового насилия опосредуется структурой социальных сетей. Proc. Natl Acad. Sci. США 113 , 12114–12119 (2016).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 89.

    Del Giudice, M., Angeleri, R. & Manera, V. Подростковый переход: точка перехода в развитии в истории человеческой жизни. Dev. Ред. 29 , 1–31 (2009).

    Google Scholar

  • 90.

    Кук, К. Р., Уильямс, К. Р., Герра, Н. Г., Ким, Т. Э. и Садек, С. Предикторы издевательств и виктимизации в детстве и подростковом возрасте: метааналитическое исследование. Sch. Psychol. Q. 25 , 65–83 (2010).

    Google Scholar

  • 91.

    Волк А. А., Камиллери Дж. А., Дейн А. В. и Марини З. А. Запугивание подростков — это эволюционная адаптация? Агрессия. Behav. 38 , 222–238 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 92.

    Блейкмор, С. Дж. Как избежать социального риска в подростковом возрасте. Curr. Реж. Psychol. Sci. 27 , 116–122 (2018).

    Google Scholar

  • 93.

    Спилберг, Дж. М., Олино, Т. М., Форбс, Э. Э. и Даль, Р. Э. Возбуждающий страх в подростковом возрасте: влияет ли пубертатное развитие на обработку угроз? Dev. Cogn. Neurosci. 8 , 86–95 (2014).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 94.

    Silk, J. S. et al. Повышенная нервная реакция на отторжение сверстников, связанная с подростковой депрессией и пубертатным развитием. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 9 , 1798–1807 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 95.

    Паус Т., Кешаван М. и Гедд Дж. Н. Почему многие психические расстройства возникают в подростковом возрасте? Nat. Rev. Neurosci. 9 , 947–957 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 96.

    Фосетт, Т. В. и Франкенхейс, В. Э. Адаптивные объяснения чувствительных окон в разработке. Фронт. Zool. 12 (Приложение 1), S3 (2015).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 97.

    Frankenhuis, W. E. & de Weerth, C. Формирует ли стресс в раннем возрасте или ухудшает познавательные способности? Curr. Реж. Psychol. Sci. 22 , 407–412 (2013).

    Google Scholar

  • 98.

    Frankenhuis, W. E., Nettle, D. & McNamara, J. M. Отголоски ранней жизни: последние выводы из математического моделирования. Child Dev. 6 , 769–715 (2018).

    Google Scholar

  • 99.

    Инглиш, С., Браунинг, Л. Э. и Райхани, Н. Дж. Пластичность развития и социальная специализация в кооперативных обществах. Anim. Behav. 106 , 37–42 (2015).

    Google Scholar

  • 100.

    Блейкмор, С. Дж. Развитие социального мозга в подростковом возрасте. Q. J. Exp. Psychol. 61 , 40–49 (2008).

    Google Scholar

  • 101.

    Фурманн, Д., Нолл, Л. Дж. И Блейкмор, С. Дж. Подростковый возраст как чувствительный период развития мозга. Trends Cogn. Sci. 19 , 558–566 (2015).

    PubMed Google Scholar

  • 102.

    Панчанатан К. и Франкенхейс У. Э. Эволюция чувствительных периодов в модели постепенного развития. Proc. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 283 , 20152439 (2016).

    Google Scholar

  • 103.

    Frankenhuis, W. E. & Panchanathan, K. Индивидуальные различия в пластичности развития могут быть результатом стохастической выборки. Перспектива. Psychol. Sci. 6 , 336–347 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 104.

    Уэйкфилд, Дж. К. Концепция психического расстройства. Am. Psychol. 42 , 373–388 (1992).

    Google Scholar

  • 105.

    Уэйкфилд, Дж. К. Эволюционный анализ против прототипа концепции беспорядка. J. Abnorm. Psychol. 108 , 374–399 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 106.

    Бейтсон, М., Брилот, Б. и Неттл, Д. Тревога: эволюционный подход. банка. J. Психиатрия 56 , 707–715 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 107.

    Неттл Д. и Бейтсон М. Эволюционное происхождение настроения и его расстройств. Curr. Биол. 22 , R712 – R721 (2012).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 108.

    Кэмпбелл, М. М. и др. Содержание бреда в выборке южноафриканских коса, больных шизофренией. BMC Psychiatry 17 , 41 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 109.

    Тинберген Н. О целях и методах этологии. Этология 20 , 410–433 (1963).

    Google Scholar

  • 110.

    Mayr, E.Причина и следствие в биологии. Наука 134 , 1501–1506 (1961).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 111.

    Mayr, E. Прямые и конечные причинные связи. Biol. Филос. 8 , 93–94 (1993).

    Google Scholar

  • 112.

    Скотт-Филлипс, Т. К., Дикинс, Т. Э. и Уэст, С. А. Эволюционная теория и окончательное и непосредственное различие в науках о человеческом поведении. Перспектива. Psychol. Sci. 6 , 38–47 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 113.

    Пенн, Д. К. и Повинелли, Д. Дж. Причинное познание у человека и животных: сравнительный, критический обзор. Annu. Rev. Psychol. 58 , 97–118 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 114.

    Penn, D. C. & Povinelli, D.J. Об отсутствии доказательств того, что нечеловеческие животные обладают чем-то отдаленно напоминающим «теорию разума». Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 362 , 731–744 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 115.

    Пенн, Д. К., Холиоук, К. Дж. И Повинелли, Д. Дж. Ошибка Дарвина: объяснение разрыва между человеческим и нечеловеческим разумом. Behav. Brain Sci. 31 , 109–130 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 116.

    Стюарт-Фокс, М. Истоки каузального познания у ранних гомининов. Biol. Филос. 30 , 247–266 (2014).

    Google Scholar

  • 117.

    Джонсон, Д. П., Блюмштейн, Д. Т., Фаулер, Дж. Х. и Хазелтон, М. Г. Эволюция ошибок: управление ошибками, когнитивные ограничения и адаптивные предубеждения при принятии решений. Trends Ecol. Evol. 28 , 474–481 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 118.

    Маккей Р. и Эфферсон К. Тонкости управления ошибками. Evol. Гм. Behav. 31 , 309–319 (2010).

    Google Scholar

  • 119.

    Макнамара, Дж. М., Триммер, П. К., Эрикссон, А., Маршалл, Дж. А. Р. и Хьюстон, А. И. Изменчивость окружающей среды может вызывать оптимизм или пессимизм. Ecol. Lett. 14 , 58–62 (2011).

    PubMed Google Scholar

  • 120.

    Маршалл, Дж. А. Р., Триммер, П. К., Хьюстон, А. И. и Макнамара, Дж. М. Об эволюционных объяснениях когнитивных предубеждений. Trends Ecol. Evol. 28 , 469–473 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 121.

    Триммер, П. К. Оптимистичный и реалистичный взгляд на когнитивные искажения. Curr. Opin. Behav. Sci. 12 , 37–43 (2016).

    Google Scholar

  • 122.

    Маккалоу М. Э., Курцбан Р. и Табак Б. А. Когнитивные системы мести и прощения. Behav. Brain Sci. 36 , 1–15 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 123.

    Клаттон-Брок, Т. Х. и Паркер, Г. А. Наказание в обществах животных. Nature 373 , 209–216 (1995).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 124.

    Райхани, Н. Дж., Торнтон, А. и Бшари, Р. Наказание и сотрудничество в природе. Trends Ecol. Evol. 27 , 288–295 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 125.

    Робертсон, Т. Э., Делтон, А. В., Кляйн, С. Б., Космидес, Л., Туби, Дж.Сохранение преимуществ группового сотрудничества: предметно-ориентированные ответы на различные причины социальной изоляции. Evol. Гм. Behav. 35 , 472–480 (2014).

    Google Scholar

  • 126.

    Файнберг, М., Виллер, Р. и Шульц, М. Сплетни и остракизм способствуют сотрудничеству в группах. Psychol. Sci. 25 , 656–664 (2014).

    PubMed Google Scholar

  • 127.

    Делтон, А. В., Краснов, М., Космидес, Л. и Туби, Дж. Эволюция прямой взаимности в условиях неопределенности может объяснить человеческую щедрость в одноразовых встречах. Proc. Natl Acad. Sci. США 108 , 13335–13340 (2011).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 128.

    Zimmermann, J. & Efferson, C. Одноразовая взаимность при управлении ошибками беспристрастна и хрупка. Evol. Гм. Behav. 38 , 39–47 (2017).

    Google Scholar

  • 129.

    Эллетт, Л., Аллен-Крукс, Р., Стивенс, А., Вильдшут, Т. и Чедвик, П. Парадигма для изучения паранойи у населения в целом: игра с дилеммой заключенного. Cogn. Эмот. 27 , 53–62 (2013).

    PubMed Google Scholar

  • 130.

    Fett, A., Shergill, S. S., Joyce, D. W., Riedl, A. & Strobel, M.Доверять или не доверять: динамика социального взаимодействия при психозе. Мозг 135 , 976–984 (2012).

    PubMed Google Scholar

  • 131.

    Райхани, Н. Дж. И Белл, В. Паранойя и социальная репрезентация других: подход теории крупномасштабных игр. Sci. Отчет 7 , 4544 (2017).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 132.

    Райхани, Н. Дж. И Белл, В. Конфликт и сотрудничество в паранойе: крупномасштабный поведенческий эксперимент. Psychol. Med. 76 , 1–11 (2017).

    Google Scholar

  • 133.

    Канеман Д., Кнетч Дж. Л. и Талер Р. Справедливость как ограничение на получение прибыли: права на рынке. Am. Экон. Ред. 76 , 728–741 (1986).

    Google Scholar

  • Параноидальное расстройство личности (PPD) — HelpGuide.org

    Параноидальное расстройство личности (PPD) — серьезное психическое заболевание, которое определяется недоверием и подозрительностью, настолько сильными, что они мешают образам мышления, поведению и повседневной жизни. Человек с PPD может очень настороженно относиться к другим, всегда остерегаясь признаков того, что кто-то пытается им угрожать, плохо обращаться или обмануть. Какими бы необоснованными ни были их убеждения, они могут неоднократно подвергать сомнению верность, честность или надежность других. Когда они понимают, что их преследуют, отвергают или пренебрегают, они, скорее всего, ответят вспышками гнева, контролирующим поведением или перекладывают вину на других.

    Восприятие страха и недоверия, сопровождающее PPD, может очень затруднить формирование и поддержание близких отношений, влияя на способность человека функционировать дома, на работе и в школе. Если у вас есть любимый человек с параноидальным расстройством личности, вы можете чувствовать разочарование из-за их искаженного взгляда на мир, измученные их постоянными обвинениями или подавленные их враждебностью и упрямством. Может показаться, что они способны находить и преувеличивать негативные аспекты любой ситуации или разговора.

    Профессиональное лечение может помочь человеку с параноидальным расстройством личности справиться с симптомами и улучшить свое повседневное функционирование. Но из-за самой природы расстройства большинство людей с PPD не обращаются за помощью. Что касается их опасений, то их опасения оправданы, и любые попытки изменить их образ мышления только подтверждают их подозрения, что люди каким-то образом «хотят их заполучить».

    Однако, несмотря на серьезные трудности, связанные с общением с больным PPD, вы не совсем бессильны.Вы можете предпринять шаги, чтобы побудить любимого человека обратиться за помощью, поддержать его лечение и установить твердые границы для сохранения собственного психического здоровья и благополучия.

    Признаки и симптомы параноидального расстройства личности

    PPD часто впервые появляется в раннем взрослом возрасте и чаще встречается у мужчин, чем у женщин. Исследования показывают, что это может быть наиболее распространенным у людей с семейным анамнезом шизофрении. Человек с параноидальным расстройством личности не считает свое подозрительное поведение необычным или необоснованным.Скорее, они видят в этом защиту от дурных намерений и обманчивой, ненадежной деятельности тех, кто их окружает.

    Общие симптомы PPD включают:

    1. Подозрение, без обоснования, что другие пытаются использовать их, причинить вред или обмануть.
    2. Одержимость отсутствием лояльности или надежности семьи, друзей и знакомых.
    3. Отказ доверять людям из опасения, что любая информация, которую они разглашают, будет использована против них, что часто приводит к их изоляции от других.
    4. Интерпретация скрытых злонамеренных значений в невинных жестах, событиях или разговорах.
    5. Быть чрезмерно чувствительным к предполагаемым оскорблениям, критике или пренебрежению, быстро реагировать на суждения и затаить обиду.
    6. Реагирует на воображаемые нападения на своего персонажа гневом, враждебностью или контролирующим поведением.
    7. Неоднократно безосновательно подозревая своего романтического партнера или супругу в неверности.

    Несмотря на то, что параноидальное расстройство личности является одним из наиболее распространенных расстройств личности, его бывает трудно обнаружить, пока симптомы не перейдут от легких к более тяжелым.В конце концов, большинство из нас в какой-то момент своей жизни вели себя недоверчиво, подозрительно или враждебно, не ставя диагноз PPD.

    Выявление признаков параноидального расстройства личности может быть еще более сложным, поскольку оно часто сочетается с другими проблемами психического здоровья, такими как тревожное расстройство (часто социальная тревога), обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), злоупотребление психоактивными веществами или депрессия.

    Диагностика PPD

    Чтобы подтвердить диагноз параноидального расстройства личности, поставщик психиатрических услуг будет искать наличие как минимум четырех из вышеперечисленных симптомов.Они также захотят исключить паранойю, проистекающую из психотического эпизода, связанного с другим состоянием, таким как биполярное расстройство, шизофрения или депрессия с психозом.

    Если вы заметили симптомы параноидального расстройства личности у кого-то, кто вам небезразличен, важно помнить, что вы не можете их исправить или принудить к лечению. Однако вы можете побудить их обратиться за профессиональной помощью и поддержать их в процессе выздоровления.

    Лечение PPD

    Лечение параноидального расстройства личности в основном сосредоточено на психотерапии.Терапевт может помочь вашему любимому человеку развить навыки сочувствия и доверия, улучшить общение и отношения, а также лучше справляться с симптомами PPD. Поскольку присутствие других людей может подпитывать параноидальные мысли и тревожное поведение, ваш любимый человек с большей вероятностью получит пользу от индивидуальной, а не групповой терапии.

    • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может помочь человеку с параноидальным расстройством личности распознать свои деструктивные убеждения и стереотипы мышления.
    • Изменяя то, как эти убеждения влияют на их поведение, КПТ может помочь уменьшить паранойю и улучшить взаимодействие вашего любимого человека с другими.
    • CBT также может помочь им научиться лучше справляться со своими эмоциями, помимо нападок на других.

    Препятствия на пути к лечению

    Первая серьезная проблема для человека с параноидальным расстройством личности состоит в том, чтобы признать, что в его мышлении что-то не так, и с готовностью принять необходимость лечения. Попытка заставить кого-то с PPD обратиться за помощью часто приводит к обратным результатам, усиливая их сопротивление и разжигая их паранойю по поводу того, что люди сговариваются против них.

    Еще одним препятствием на пути к лечению является преодоление подозрительности и недоверия человека с PPD к тем, кто пытается им помочь, включая терапевта. Как и во всех отношениях, доверие является основным компонентом эффективных взаимоотношений терапевта и клиента. Если ваш любимый человек с подозрением относится к мотивам терапевта, беспокоится о раскрытии личных данных или иным образом ему неудобно доверять им, терапия вряд ли будет успешной.

    Поиск подходящего терапевта для лечения любого психического расстройства часто требует времени и усилий, и это особенно верно в отношении параноидального расстройства личности.Человек с PPD должен чувствовать, что он работает в сотрудничестве с терапевтом, а не лечит его навязчиво. Может потребоваться несколько попыток найти подходящего терапевта и может потребоваться долгосрочная программа лечения для постоянного управления симптомами PPD.

    Лекарство

    Не существует лекарств, специально предназначенных для лечения параноидального расстройства личности, хотя антипсихотические препараты могут использоваться для лечения тяжелых симптомов паранойи. Также могут быть назначены другие лекарства, чтобы помочь справиться с сопутствующими состояниями, такими как тревога или депрессия.

    Хотя они могут быть полезными в сочетании с терапией, многие люди с PPD с подозрением относятся к приему лекарств, особенно если польза не очевидна сразу.

    Как PPD влияет на отношения

    Если у вас есть отношения с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, вы уже знаете, насколько они могут быть стрессовыми и эмоционально бурными. Независимо от того, имеете ли вы дело с супругом, партнером или членом семьи, подозрительность, указание пальцем и искажение слов, чтобы означать что-то еще, могут нанести тяжелый урон.Словесные оскорбления, невнимательность к своим чувствам и упрямая вера в то, что они всегда правы, могут заставить вас почувствовать, будто вы ходите вокруг них по яичной скорлупе. А их ревность и контролирующее поведение могут мешать вам поддерживать другие отношения и социальные связи, оставляя вас чувствовать себя изолированным и одиноким.

    Вероятно, вы чувствуете, что человек с PPD никогда не видит вас таким, какой вы есть на самом деле. Они настолько осторожны в своих чувствах и параноидально относятся к раскрытию чего-либо личного о себе, что может быть трудно когда-либо почувствовать себя близкими.

    В здоровых отношениях доверие со временем углубляется по мере того, как два человека лучше узнают друг друга. Но в отношениях с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, часто происходит обратное. Чем дольше вы состоите в отношениях, тем меньше доверяет вам человек с PPD и тем более подозрительным к вам он становится.

    Хотя легко потерять надежду или ошеломить, ваши отношения можно стабилизировать, поощряя любимого человека лечиться и принимая меры для установления здоровых границ.

    Как справиться с паранойей близкого человека

    Каким бы обидным и запутанным ни был человек с поведением PPD, постарайтесь помнить, что параноидальные убеждения и беспорядочное мышление вашего любимого человека происходят из-за страха. Несмотря на то, что их убеждения могут быть совершенно необоснованными, страх, беспокойство и страдания, которые они испытывают, вполне реальны.

    Признать свою боль . Хотя вам не нужно соглашаться с необоснованными убеждениями любимого человека, вы можете признать и утешить чувства, которые подпитывают эти убеждения.Признание своей боли может помочь им почувствовать себя в большей безопасности и рассеять гнев и враждебность.

    Не спорьте об их ошибочных убеждениях и сразу же отвергайте их. Человек с PPD неверно интерпретирует события как угрожающие, и попытки рационального спора с ними только укрепят его веру в то, что вы пытаетесь их обмануть. Вместо этого уважайте их убеждения, но сосредоточьтесь на страхах, стоящих за их заявлениями. Открытый разговор о том, что они чувствуют, без подтверждения их параноидального мышления может помочь уменьшить их стресс и тревогу.

    Установить границы . Независимо от того, сколько боли испытывает ваш любимый человек, это не значит, что он может вывести ее из себя. Установление четких границ может помочь человеку с PPD увидеть разрушительные последствия своего поведения, что, в свою очередь, может побудить его обратиться за лечением. Например, вы можете прояснить, что если они обвинят вас в обмане или мешают видеться с друзьями, вы уйдете, пока они не начнут лечение. Четко изложите правила и последствия, но только если вы готовы их соблюдать.

    Упростите общение . Старайтесь использовать ясный, недвусмысленный язык, чтобы снизить вероятность того, что любимый человек неверно истолкует то, что вы говорите. Если любимый человек начинает искажать ваши слова, постарайтесь дать разъяснения, не защищаясь.

    Поощрять упражнения . Регулярная физическая активность высвобождает эндорфины, которые могут снять напряжение, улучшить настроение вашего близкого и помочь справиться с симптомами стресса, беспокойства и депрессии. Добавление элемента внимательности — действительно сосредоточение внимания на том, как тело чувствует себя во время тренировки — также может помочь вашему близкому прервать поток негативных мыслей, бегущих в его голове.

    Способствовать релаксации . Людям с параноидальным расстройством личности часто трудно расслабиться. Вы можете помочь, поощряя регулярные расслабляющие практики, такие как йога или медитация.

    Забота о себе

    Взаимоотношения с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, требуют сострадания, терпения и большого понимания. Но если вы не будете осторожны, это также может быть невероятно утомительным и захватить вашу жизнь. Из-за пессимизма любимого человека мир может казаться темным и негативным, поэтому очень важно предпринять шаги, чтобы поднять собственное настроение и повысить самооценку.

    Ведение других отношений . Параноидальное расстройство личности вашего любимого человека и связанное с ним контролирующее поведение могли заставить вас изолироваться от семьи и друзей. Но важно установить границы относительно возможности поддерживать свою социальную жизнь. Вам нужен регулярный контакт с семьей и друзьями для поддержки, расслабления и веселья. Если вы отказались от старых социальных связей, никогда не поздно завести новых друзей.

    Найдите время, чтобы расслабиться и расслабиться .Когда вы имеете дело с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, вам может казаться, что вы попали в эпицентр бури. Важно восстановить равновесие и перспективу, приняв ежедневную практику расслабления, такую ​​как йога, глубокое дыхание или медитация. Хорошее место для начала — медитация под руководством HelpGuide’s Eye of the Storm.

    Упражнение . Физическая активность может быть столь же важной для снижения уровня стресса и беспокойства, как и для вашего любимого человека с PPD. Возможно, вы даже сможете вместе заниматься спортом или заниматься йогой, помогая мотивировать и воодушевлять друг друга.

    Хорошо питайтесь и высыпайтесь . Когда вы сталкиваетесь с проблемой психического здоровья любимого человека, легко пренебречь диетой и сэкономить на сне. Но когда вы хорошо едите и много высыпаетесь, вы лучше справляетесь со стрессом, сохраняете терпение и контролируете свою эмоциональную реакцию.

    Добавить комментарий