Психическая дезадаптация: Особенности нервно-психической дезадаптации у специалистов различного профиля профессиональной деятельности — Психология и право

Содержание

Особенности нервно-психической дезадаптации у специалистов различного профиля профессиональной деятельности — Психология и право

Введение

Рост социально-экономической напряженности последних десятилетий способствует распространению социальной фрустрации и нервно-психической дезадаптации. Психическая дезадаптация как неспособность адаптироваться к изменяющимся условиям внешней среды является благодатной почвой для развития более тяжелых форм нервно-психических и соматических расстройств. Низкий уровень психологической информированности населения приводит, как правило, к позднему обращению за квалифицированной помощью, что повышает актуальность изучения и выделения признаков нервно-психической дезадаптации.

В широком смысле под нервно-психической адаптацией понимают такое приспособление к среде обитания, при котором человек может удовлетворять самые значимые свои потребности. Такая согласованность между средой и индивидом может достигаться двумя способами: изменением среды под собственные потребности и характеристики или изменение индивидуальных характеристик и паттернов поведения. Таким образом, адаптивность будут определять не только личностные особенности, но и условия самой среды.

Одной из самых значимых социальных сфер, позволяющих удовлетворять базовые потребности, является профессиональная принадлежность. В случае несоответствия индивидуальных качеств человека требованиям профессии происходит фрустрация многих базовых потребностей одновременно, что в свою очередь определяет специфику дезадаптации. Существующие исследования подтверждают влияние профессиональной принадлежности на специфику нервно-психической дезадаптации [21]. Обостряет данную проблему также и отсутствие психолого-профессионального отбора на соответствие специальности на этапе поступления в ВУЗ: по данным исследования, у 60-70% студентов выявлено несовпадение параметров профессиональной пригодности и будущей профессии [3].

На специалистов различных категорий профессий влияют также и факторы социальной ситуации, такие как: уровень финансового обеспечения, социальный статус, условия реализации трудовых функций, престиж профессии и другие. Изучено влияние социальных факторов на нервно-психическое состояние учителей [4] и врачей [14]. Высокий вклад в социальную неудовлетворенность вносит недовольство взаимоотношениями с собственными детьми и субъектами труда у учителей и невозможность продолжать профессиональное обучение у врачей [14].

Комплекс социальных факторов в сочетании с профессиональными функциями может формировать также и синдром профессионального выгорания. Профессиональному выгоранию более подвержены социальные профессии типа «человек-человек». Выявлено влияние стажа и возраста [17], высокого уровня личной ответственности [13], предпочтение пассивных копинг-стратегий [12] на формирование синдрома эмоционального выгорания у педагогов. Самым распространенным симптомом выгорания у учителей оказался эмоциональный дефицит [20]. Проективными факторами оказались: экстраверсия, эмоциональная стабильность и сознательность [18]. Показано влияние национального фактора на выгорание учителей [19]. Ведущими симптомами эмоционального выгорания среди врачей являются эмоциональный дефицит, эмоционально-нравственная дезориентация, тревога и депрессия [5], среди факторов формирования выделяют стаж и различные нарушения эмоционального интеллекта [15], а также уровень удовлетворенности работой [8].

Экстремальные условия труда также являются источником нервно-психической дезадаптации: выраженность симптома эмоционального выгорания у офицеров связана с высоким уровнем толерантности к неопределенности [10], установлено влияние членов семьи на состояние военнослужащего [7], выявлены психофизиологические особенности дезадаптированности у военнослужащих [9].

Высокая требовательность к себе и чрезмерный контроль приводят к дезадаптированности у сотрудников МЧС [16].

Несмотря на пристальный интерес к проблеме дезадаптации, влияние ведущей профессиональной деятельности на особенности нервно-психической дезадаптации изучено недостаточно. Вместе с тем, взаимное влияние ведущей деятельности и индивидуальности специалиста может отразиться на всех уровнях организации личности: темпераменте, саморегуляции и базовых убеждениях.

Таким образом, целью данного исследования стало выявление индивидуально-психологических особенностей состояния нервно-психической дезадаптации у специалистов с различным профилем ведущей профессиональной деятельности.

Материал и методы исследования

В выборку вошли 287 человек мужского пола в возрасте от 18 до 60 лет (Mвозраст= 27,2 ± 6,9), проживающих в различных регионах Российской Федерации. Участники исследования имели различный уровень образования: среднее, средне-специальное, неполное высшее, высшее. Для реализации цели исследования в выборку были включены лица с различным профилем профессиональной деятельности, в том числе те, чьей основной деятельностью являлось получение профессиональных знаний и навыков (студенты ВУЗов). Опираясь на существующие в психологии труда классификации [1; 2; 6] были выделены 4 группы в зависимости от типа ведущей профессиональной деятельности участников: 1) сенсомоторная; 2) охранно-конвойная; 3) интеллектуально-аналитическая; 4) познавательная.

В диагностический комплекс были включены методики, позволяющие оценить особенности самоконтроля, уровень агрессивности, системы активации и торможения поведения, формально-динамические свойства темперамента и его тип:

1. Опросник Р. Грасмика (в адаптации Булыгиной В.Г. , Абдразяковой А.М., 2008), диагностирующий 6-факторную структуру темперамента, которой соответствуют шкалы опросника: импульсивность, предпочтение простых задач, стремление к риску, физическая активность, эгоцентризм, несдержанность.

2. Опросник формально-динамических свойств индивидуальности (ОФДСИ) В.М. Русалова, диагностирующий коммуникативные и предметно-деятельностные свойства темперамента, а именно: эргичность, пластичность, скорость и эмоциональность человека в приложении к различным областям деятельности. Также опросник позволяет оценить уровень нервно-психической адаптивности исследуемого лица.

3. Личностный опросник EPQ (Г. и С. Айзенк) измеряет следующие темпераментальные характеристики: экстраверсию/интроверсию, нейротизм, психотизм, социальную конформность.

4. Опросник Басса-Перри (в адаптации Ениколопова С.Н., Цибульского Н.П., 2007) позволяет выделить различные виды агрессивности: гневливость, враждебность, физическая агрессия и общий уровень агрессивности.

5. Опросник Каувера-Уайта Bis/Bas (в адаптации Князева Г.Г., Слободской Е.Р., 2007) оценивает выраженность систем активации поведения и его торможения: мотивацию развлечения (Bas F), мотивация поощрения (Bas R), неспецифическая активация, направленная на достижение отставленных во времени целей (Bas Dr), систему торможения поведения и чувствительность к наказанию (Bis).

Статистическая обработка данных осуществлялась с помощью однофакторного и многофакторного дисперсионного анализа. Выделение групп по уровню адаптивности проводилось на основе квартильного распределения данных по параметру «Индекс общей адаптивности» опросника Р. Грасмика.

Результаты и обсуждение

Для выявления группы лиц с нервно-психической дезадаптацией доклинического уровня использовался индекс общей адаптивности опросника ОФДСИ В.

М. Русалова: наблюдения были распределены на 4 квартиля, где 2 и 3 квартили объединены в группу со средним уровнем нервно-психической адаптации (от 192 до 242 баллов, 146 человек). Для лиц, вошедших в первый квартиль, были характерны низкие значения адаптивности (от 36 до 192 баллов, 70 человек). Четвертый квартиль составили участники с высоким уровнем нервно-психической адаптивности (от 243 баллов и более, 71 человек).

С помощью однофакторного дисперсионного анализа были выделены значимые различия средних значений (p<0,05) для групп с нервно-психической дезадаптацией в зависимости от ведущего типа деятельности. Описательные статистики представлены на рис. 1 и рис. 2.

 

Рис. 1. Средние значения выраженности индивидуально-психологических характеристик в баллах в зависимости от типа ведущей профессиональной деятельности в состоянии дезадаптации, выявленные однофакторным дисперсионным анализом

Рис. 2. Средние значения выраженности индивидуально-психологических характеристик в баллах в зависимости от типа ведущей профессиональной деятельности в состоянии дезадаптации, выявленные однофакторным дисперсионным анализом (продолжение)

Были выявлены различия в системе торможения и активации поведения, общем уровне агрессивности, гневливости, физической активности, психотизме, нейротизме и формально-динамических качествах. Дезадаптированные специалисты с ведущей сенсомоторной деятельностью отличались от остальных самыми высокими показателями психотизма и самыми низкими значениями параметров психомоторной и интеллектуальной эмоциональности, а также индексом общей эмоциональности. Специалисты охранно-конвойной деятельности – самыми низкими показателями общего уровня агрессивности, гневливости, психотизма и нейротизма.

Дезадаптированные специалисты с ведущей интеллектуально-аналитической деятельностью – низкой выраженностью мотивации к получению удовольствия, а также торможения нежелательного поведения, нейротизмом и психомоторной эмоциональностью. Студенты отличались от остальных групп высоким уровнем гневливости и общей агрессии, интеллектуальной эмоциональности и общим уровнем эмоциональности, а также коммуникативной эргичности, физической активности и мотивации к получению удовольствия. Данные различия могут быть обусловлены не только специфическим влиянием профессиональной деятельности на дезадаптацию, но и профессиональной деформацией, влияющей на всю группу специалистов с различным уровнем нервно-психической дезадаптации.

Для уточнения влияния профессиональной деятельности был использован множественный факторный анализ с двумя переменными: фактор дезадаптации и принадлежности к профессиональной группе. Выявленные значимые различия в индивидуально-психологических и индивидуально-типологических характеристиках представлены на рис. 3 и 4.

Рис. 3. Средние значения выраженности индивидуально-психологических характеристик в баллах в зависимости от типа ведущей профессиональной деятельности в состоянии дезадаптации, выявленные множественным факторным дисперсионным анализом

Рис. 4. Средние значения выраженности индивидуально-психологических характеристик в баллах в зависимости от типа ведущей профессиональной деятельности в состоянии дезадаптации, выявленные множественным факторным дисперсионным анализом (продолжение)

Специалисты с ведущей сенсомоторной деятельностью в состоянии дезадаптации отличаются от остальных участников исследования высокими показателями моделирования и гибкости деятельности, выраженным психотизмом, а также коммуникативной и интеллектуальной пластичностью. Данные особенности выявляют сохранные звенья саморегуляции и формально-динамические свойства, а также мишени психопрофилактической работы, которые могут определять как специфику диагностики состояния дезадаптации, так и ее коррекции. Таким образом, широкий репертуар коммуникативных и интеллектуальных паттернов, развитое моделирование и гибкость процессов саморегуляции в данном случае не будут свидетельствовать о нервно-психическом благополучии в отличие от значимого повышения параметра психотизма, но в то же время могут быть использованы как компенсаторные механизмы при построении психотерапевтической схемы коррекции состояний дезадаптации.

Специалисты охранно-конвойной деятельности в состоянии дезадаптации будут отличаться от представителей других профессий низкими показателями психотизма и общего уровня саморегуляции. Таким образом, в мишени психокоррекционной работы в данном случае необходимо включить развитие общего уровня саморегуляции с опорой на сильные индивидуальные качества: низкий уровень психотизма. Можно предположить, что такое различие в уровне психотизма связано с наличием в системе профессионального отбора требования к эмоциональной устойчивости специалистов данной категории деятельности, которая оказывается устойчивой характеристикой и не повышается в состоянии нервно-психической дезадаптации.

Интеллектуально-аналитический профиль деятельности привносил в специфику нервно-психической дезадаптации следующие особенности: снижал экстраверсию, гибкость и моделирование деятельности, а также физическую активность. Можно предположить, что включение данных характеристик в качестве мишеней в диагностику и психокоррекцию состояний нервно-психической дезадаптации может значимо повысить качество психологического сопровождения специалистов данных профессий. Обращает на себя внимание и тот факт, что, несмотря на ведущий тип деятельности и связанные с ним требования к личности специалиста, они не отличались сохранными когнитивными особенностями деятельности и саморегуляции, что может быть связано с ежедневной интенсивной нагрузкой, приходящейся именно на эти звенья.

Примечательно, что студенты, чьей основной деятельностью являлось обучение, также не отличались высокими когнитивными показателями: средние значения их интеллектуальной пластичности и гибкости процессов саморегуляции оказались самыми низкими, что определяет предполагаемые мишени диагностики и коррекции. В мишени необходимо также включить расширение коммуникативного репертуара. Сочетание коммуникативной ригидности с выраженной экстраверсией может приводить к беспорядочным однотипным и неэффективным социальным коммуникациям и усугублять дезадаптацию. В качестве компенсаторных звеньев можно использовать такие индивидуальные качества как: низкий эгоцентризм и высокий уровень общей саморегуляции, а также выраженную экстраверсию.

Заключение

Результаты проведенного исследования позволяют заключить, что индивидуальные различия в профилях нервно-психической дезадаптации у специалистов с различным ведущим типом деятельности связаны не только с профессиональным отбором на стадии профессионализации, но и с особым влиянием интенсивной специфической нагрузки на отдельные звенья саморегуляции и формально-динамические характеристики темперамента.

Так, специалисты с ведущим сенсомоторным видом деятельности в состоянии дезадаптации будут отличаться выраженным психотизмом, а высокие показатели моделирования и гибкости деятельности, а также интеллектуальной и коммуникативной пластичности не могут свидетельствовать о нервно-психическом благополучии, но в то же время являются компенсаторными звеньями, использование которых в процессе психокоррекции может значимо повысить её эффективность.

Диагностически значимым отличием для представителей охранно-конвойного типа деятельности является снижение общего уровня саморегуляции. Низкий уровень психотизма, свойственный данной группе в состоянии дезадаптации, может быть использован в качестве компенсаторной индивидуальной особенности.

Специалисты интеллектуально-аналитического труда в состоянии дезадаптации будут отличаться снижениями экстраверсии, гибкости и моделирования деятельности, а также физической активности. Студенты, находящиеся в самом начале профессионализации, – высокой физической активностью, экстраверсией, низким эгоцентризмом, а также высоким общим уровнем саморегуляции в сочетании со снижением интеллектуальной и коммуникативной пластичности.

Гетерохронные нарушения в структуре индивидуально-типических и индивидуально-психологических качеств в состоянии дезадаптации у конкретного человека создают актуальную проблему определения уровня нервно-психической адаптации в каждом конкретном случае, смущая специалиста нетипичными сочетаниями сохранных и развитых качеств с одновременным значимым снижением. Полученные различия могут быть использованы в практике диагностики и коррекции состояний нервно-психической дезадаптации.

Ежегодная Всероссийская научно-практическая конференция «КАРДИОЛОГИЯ НА МАРШЕ 2021» и 61-я сессия ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России


Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас принять участие в работе Ежегодной Всероссийской научно-практической конференции «КАРДИОЛОГИЯ НА МАРШЕ 2021» и 61-й сессии ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России. Конференция состоится 7-9 сентября 2021 года в ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России (г. Москва, ул. 3-я Черепковская, 15А). Сайт конференции:  cardioweb.ru/conference

На Конференции будут представлены фундаментальные аспекты кардиологии, самые последние научные достижения и клинические подходы в области профилактики, диагностики, лечения и реабилитации сердечно-сосудистых и коморбидных заболеваний, в том числе в условиях пандемии COVID — 19. Участниками Конференции станут ведущие ученые, клиницисты и организаторы здравоохранения из России и зарубежных стран.

Конференция будет проводиться при поддержке Министерства здравоохранения Российской Федерации, Департамента здравоохранения города Москвы, Российского кардиологического общества, Национального медицинского общества профилактической кардиологии, Российского научного медицинского общества терапевтов.

Часть мероприятий Конференции будет аккредитована в соответствии с требованиями к образовательным мероприятиям и рекомендациями Координационного совета по развитию непрерывного медицинского и фармацевтического образования (НМО) Минздрава России.

Основные научно-практические направления

  • Фундаментальные аспекты кардиологии
  • Первичная и вторичная профилактика сердечно-сосудистых заболеваний
  • Организационные подходы к лечению сердечно-сосудистых заболеваний
  • Новая коронавирусная инфекция COVID-19 и сердечно-сосудистые заболевания
  • Ведение пациентов высокого и очень высокого сердечно-сосудистого риска
  • Артериальная гипертония
  • Легочная артериальная гипертензия
  • Дислипидемии
  • Острые коронарные синдромы
  • Атеротромбоз
  • Кардиореанимация
  • Кардиохирургия: открытая, гибридная, микрохирургия
  • Интервенционные методы лечения сердечно-сосудистых заболеваний
  • Визуализация в кардиологии
  • Хронические коронарные синдромы
  • Фибрилляция предсердий и другие нарушения ритма и проводимости сердца
  • Сердечная недостаточность
  • Проблема приверженности кардиологических пациентов к лечению
  • Ожирение, сахарный диабет и сердечно-сосудистые заболевания
  • Профилактика мозговых инсультов
  • Вопросы коморбидности заболеваний: лечить пациента, а не болезнь
  • Кардиоонкология
  • Психическая дезадаптация у кардиологических больных
  • Сердечно-сосудистые заболевания и здоровье женщин
  • Сердечно-сосудистая система и проблемы старения
  • Кардиореабилитация
  • Социально-экономические аспекты сердечно-сосудистых заболеваний

Научная программа Конференции будет включать пленарные заседания, научные симпозиумы, научные сессии «Завтрак в Кардиоцентре», сателлитные симпозиумы, встречи с экспертами, круглые столы, телеконференции, мастер-классы, кардиологические «баттлы», постерные доклады, а также Конкурс молодых ученых, Конкурс на лучший постерный доклад, Конкурс на лучшие клинические практики в кардиологии, Конкурс на лучший волонтерский проект для пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Победители Конкурсов будут награждены дипломами и ценными призами.

Научная программа Конференции будет размещена на сайтах www.cardioweb.ru, www.cardioprevent.ru и www.scardio.ru в августе 2021 года.

Регистрация

Регистрация участников Конференции будет осуществляться бесплатно.

Электронная регистрация будет проводиться на сайте www.cardioweb.ru до 4 сентября 2021 года.

Позже этой даты регистрация возможна только на Конференции (на стойках регистрации). Участникам Конференции будут предоставлены именные бейджи (просим пройти электронную регистрацию для заблаговременной подготовки именных бейджей). Все зарегистрированные участники получат материалы Конференции.

Заместители председателя научно-организационного комитета Конференции:

Палеев Филипп Николаевич, e-mail: [email protected]

Погосова Нана Вачиковна, e-mail: [email protected]

Ответственный секретарь Конференции: Аушева Аза Камбулатовна, e-mail: [email protected]; тел.: +7 495 414 61 18.

Аккредитация СМИ: Мерцалова Наталья Сергеевна, тел.:+7 (495) 414-66-86,          +7 (906) 712-56-73, e-mail: [email protected]

Адрес Оргкомитета: ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России; 121552, г. Москва, ул. 3-я Черепковская, д. 15А. E-mail: [email protected]

Информационное письмо Конференции

 

АКЦЕНТУАЦИЯ ХАРАКТЕРА ПАЦИЕНТОВ С ГРАНУЛЕМАТОЗНЫМ ПОРАЖЕНИЕМ ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ ПРИ САРКОИДОЗЕ И ТУБЕРКУЛЕЗЕ | Черников

1. Блейхер В. М., Крук И. В., Боков С. Н. Клиническая патопсихология: Руководство для врачей и клинических психологов / Москва-Воронеж: Московский психолого-социальный институт, 2002. — С. 310-314.

2. Гурылева М. Э. Сравнительные исследования КЖ больных саркоидозом с использованием опросника ВОЗ «КЖ-100» и Интернет-технологий // Казанский мед. журнал. — 2004. — № 1. — C. 11-19.

3. Золотарева Л. В., Меркулова Н. В., Логуткова М. А., Золотарев Ю. В. Факторы риска заболевания туберкулезом лиц, находящихся в пенитенциарных учреждениях // Эпидемиол. и инфекц. болезни. — 2007. — № 5. — С. 18-22.

4. Золотова Н. В., Сиресина Н. Н., Стрельцов В. В. Исследование распространенности форм агрессии у больных с впервые выявленным туберкулезом легких // Пробл. туб. — 2007. — № 9. — С. 16-19.

5. Кузьмишин Л. Е. Необходимость психологической коррекции у больных туберкулезом легких // Мед.-социал. экспертиза и реабилитация. — 2006. — № 1. — C. 53-54.

6. Листопадова М. В., Пунин А. А., Кузьменков А. Ю., Ерченко С. В. Анализ психологического состояния больных саркоидозом // Врач-аспирант. — 2014. — № 2.1. — С. 151-155.

7. Пьянзова Т. В. Психологические предикторы низкой комплаентности больных впервые выявленным туберкулезом легких // Бюл. сибирской медицины. — 2012. — № 6. — С. 216-218.

8. Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога. М.: Владос, 1996. — С. 64-68.

9. Серов В. В., Пауков В. С. Воспаление. Руководство для врачей. — М.: Медицина, 1995. — C. 17-18.

10. Сухова Е. В. Копинг-стратегии больных фиброзно-кавернозным туберкулезом легких и направления психосоциальной коррекции // Туб. и болезни легких. — 2014. — № 2. — С. 28-33.

11. Сухова Е. В. Необходимость психологической коррекции у больных туберкулезом легких // Пробл. туб. — 2004. — № 10. — С. 34-36.

12. Трифонова Н. Ю., Стаханов В. А., Полунина Н. В. Медико-социальные и психологические аспекты заболеваемости населения туберкулезом в современных условиях // Рос. мед. журнал. — 2005. — № 5. — С. 9-11.

13. Чушкин М. И., Мандрыкин Ю. В., Ярцев С. С. и др. Качество жизни у лиц, излеченных от туберкулеза легких // Пульмонология. — 2010. — № 2. — С. 88-90.

14. Яхин К. К., Менделевич Д. М. Клинический опросник для выявления и оценки невротических состояний / Клин. и мед. психология: практическое руководство. — М.: Медицина, 1998. — C. 545-552.

15. Baydur A., Alavy B., Nawathe A. et al. Fatigue and plasma cytokine concentrations at rest and during exercise in patients with sarcoidosis // Clin. Respir. J. — 2011. — Vol. 5, № 3. — P. 156-164.

16. Hinz A., Brähler E., Möde R. et al. Anxiety and depression in sarcoidosis: the influence of age, gender, affected organs, concomitant diseases and dyspnea // Sarcoidosis Vasc. Diffuse Lung Dis. — 2012. — Vol. 29, № 2. — P. 139-146.

17. Isaac M. L., Larson E. B. Medical conditions with neuropsychiatric manifestations // Med. Clin. North Am. — 2014. — Vol. 98, № 5. — P. 1193-1208.

18. Kapoor S. Psychosis: a rare but serious psychiatric anomaly in patients with sarcoidosis // Sarcoidosis Vasc. Diffuse Lung Dis. — 2014. — Vol. 31, № 1. — P. 76-77.

19. Pandey S., Muchopadhyay S., Iannuzzi M. C. et al. New brain lesions in a patient with sarcoidosis: is it neurosarcoidosis? // Sarcoidosis Vasc. Diffuse Lung Dis. — 2014. — Vol. 31, № 1. — P. 62-66.

20. Sheridan J. F., Dobbs C., Brown D. et al. Psychoneuroimmunology: stress effects on pathogenesis and immunity during infection // Clin. Microbiol. Rev. — 1994. — Vol. 7, № 2. — P. 200-212.

16. Психопатии (расстройства личности) — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

во время зачета Вам будет предложено 2 вопроса из этой темы

11

Для психопатий характерно

— снижение интеллекта

+ дисгармония характера

+ социальная дезадаптация

— ничего из перечисленного

12

Основными характерными признаками психопатий по П.Б.Ганнушкину являются

+ тотальность характерологических нарушений

+ стойкость характерологических нарушений

+ трудность социальной адаптации

— отягощенная наследственность

— ни один из перечисленных

13

Диагностика психопатии становится достаточно достоверной

— в детском возрасте

— в подростковом возрасте

+ в молодом возрасте

— в пожилом возрасте

14

Декомпенсация психопатии может характеризоваться

+ астеническими расстройствами

+ усилением всех основных патологических свойств личности

+ патологическими идеями

— состояниями выключения сознания

25

Для какой формы психопатии характерна замкнутость, склонность к одиночеству?

— астеническая психопатия

— паранойяльная психопатия

— истерическая психопатия

+ шизоидная психопатия

— эпилептоидная психопатия

26

Для какой формы психопатии характерна агрессивность в поведении?

+ эпилептоидная психопатия

— психастеническая психопатия

— истерическая психопатия

— шизоидная психопатия

27

Для какой формы психопатии характерна боязнь публичных выступлений?

— возбудимая психопатия

— паранояльная психопатия

+ психастеническая психопатия

— истерическая психопатия

— гипертимная психопатия

— эпилептоидная психопатия

28

Какие из указанных факторов имеют решающее значение в формировании психопатий?

— психическая травма

+ социально-психологические факторы

+ наследственность

— возраст больного

29

Особенностями астенического типа психопатии являются все перечисленные, кроме:

+ склонности к псевдологии

— раздражительности

— повышенной впечатлительности, чувствительности

— значительной психической утомляемости и истощаемости

31

Чертами паранойяльной психопатии являются:

+ недоверчивость, подозрительность, упорство в отстаивании своих убеждений

+ угрюмость, злопамятность, готовность в каждом видеть недоброжелателя

+ повышенная самооценка, эгоцентризм

— ничего из перечисленного

32

Основными свойствами возбудимой психопатии являются:

+ способность оскорблять по малейшим поводам

+ выраженная агрессивность в гневе

+ крайняя несдержанность при конфликтных ситуациях

— все перечисленное неверно

33

Акцентуация характера по гипертимному типу характеризуется всем перечисленным, кроме:

— доминирующее хорошее настроение

— оптимизм

— подвижность мышления

— легкомыслие

+ дисфоричность

34

Акцентуация характера по тревожно-мнительному типу характеризуются всем перечисленным, кроме:

— большой впечатлительности

— постоянных переживаний за свое здоровье и здоровье близких

+ повышенной способности заводить новые знакомства

— пониженной самооценке

— чрезмерной опеки своих детей

35

К особенностям акцентуации характера по истероидному типу относятся все перечисленные, кроме:

— потребности в признании

— эгоцентризма

+ склонности к самоанализу

— проникновение в психологию других

— пластичность поведения

Влияние стресс — факторов на производительность труда сотрудников подразделений пожарной охраны | Валитова

Влияние стресс — факторов на производительность труда сотрудников подразделений пожарной охраны

Н. Э. Валитова, И. А. Хайретдинов

Аннотация

Трудовая деятельность сотрудников пожарной охраны относится к таким видам работы, где отличительной чертой является постоянное столкновение с опасностью и экстремальными ситуациями. Важно понимать, что в данной сфере деятельности состояние социально — психологического климата, а именно взаимоотношения и сплоченность коллектива, методы и способы предупреждения и разрешения конфликтов, стиль руководства в соответствии с уровнем развития коллектива являются одним из столпов эффективной и слаженной работы бойцов подразделений пожарной охраны. Авторами рассмотрены вопросы, связанные с психологическими аспектами деятельности сотрудников пожарной охраны, анализируются причины возникновения эмоциональных нарушений. В ходе исследования, проанализированы основные стресс — факторы с которыми сталкиваются пожарные при выполнении своего профессионального долга, а именно: повышенная температура окружающей среды, высокая плотность дыма, новизна раздражителей, выполнение боевых задач в ограниченном пространстве, интоксикация химическими веществами и эмоционально — психологическое давление пострадавших людей на психику бойцов. На примере Муниципальной пожарной части Максимовка по охране Калининского района городского округа город Уфа приведены результаты анкетирования, связанные с оценкой и содержанием тяжести, вредности и опасности службы. Выявлены критерии психологической подготовки бойцов, включающие в себя: — обучение адекватным и правильным действиям в чрезвычайных ситуациях; — тренировки в неблагоприятных погодных и климатических условиях с комбинированным воздействием факторов огня, задымления, высоты, химически опасных веществ; — тренировки по решению задач с применением компьютерных и звуковых имитаторов на специальных тренировочных стендах и теплодымокамерах, а также по спасению манекенов из- под завалов при наличии опасных факторов пожара. — обучение принятию решений в условиях неопределенности, дефицита времени, внезапного изменения обстановки; — психологические тестирования. Предложены рекомендации для улучшения психологического климата в подразделениях пожарной охраны.


Ключевые слова

пожарная охрана;психическая дезадаптация;стресс — факторы;психологический климат;чрезвычайные ситуации;девиантное поведение;ликвидация;fire protection;mental dysadaptation;stress factors;psychological climate;emergencies;deviant behavior;liquidation;


Литература

Галкина Е. Ю. Совершенствование управления cоциально — психологическим климатом в подразделениях пожарной охраны на основе новых информационных технологий: дис…. канд. техн. наук: 05.13.10 / Галкина Е. Ю. Москва, Акад. гос. противопожарной службы МВД России, 2008. 227 с.

Марьин М.И., Мешалкин Е.А. Медико-психологические проблемы профессиональной деятельности пожарных. М.: ВНИИ110 МВД России, 1997. С. 172- 178.

Кошкаров В. С. Влияние стресс-факторов на психику пожарных. Актуальные вопросы современной психологии: материалы междунар. науч. конф. г. Челябинск, март 2011 г. Челябинск: Два комсомольца, 2011. С. 53-55.

Официальный Интернет — сайт ГКЧС Чувашии http://gov.cap.ru/ страничка психолога. Влияние экстремальных условий служебной и боевой деятельности на психику пожарных. Дата обращения: 10.01.2014г.

Уфимская катастрофа: особенности состояния, поведения и деятельности людей / Решетников М.М.[и др.] Психологический журнал. 1990.Т. 11. № 1. С. 95 — 101.


(c) 2014 Н. Э. Валитова, И. А. Хайретдинов

Применение метода краткосрочной групповой психотерапии для коррекции психической дезадаптации у студентов медицинского вуза

В настоящее время общепризнана чрезмерная интенсификация учебного процесса в медицинских вузах, что может рассматриваться как стресс, который является потенциальным фактором дезадаптации студентов. Известны исследования [3, 15], в которых изучались различные методы клинико-психологической диагностики состояний дезадаптации у студентов и разрабатывались соответствующие психогигиенические мероприятия. Некоторые феномены психической дезадаптации сопряжены с невротическими стилями реагирования [2, 3, 9]. Важно подчеркнуть, что в большинстве случаев речь идет о доклинических личностных изменениях, не достигающих степени, необходимой для квалификации определенных форм болезненных расстройств. Тем не менее рассматриваемая проблема требует внимания как в клиническом, так и терапевтическом аспекте, в том числе в аспекте возможности применения психотерапии [5, 7, 11]. Эта проблема особенно значима в аспекте профессионального становления личности будущего специалиста-медика, психическое здоровье которого выступает одним из важнейших компонентов профессионального статуса врача.

Целью настоящей работы являлись клинико-психологическая оценка состояний психической дезадаптации студентов, коррекция состояний психической дезадаптации в выборке студентов на примере интегративной модели краткосрочной групповой личностно-ориентированной психотерапии с оценкой эффективности метода и разработкой соответствующей программы психопрофилактики и психокоррекции.

Материал и методы

Исследование проводилось на базе Карагандинской государственной медицинской академии (КГМА).

Выборка состояла из студентов старших курсов пяти факультетов.

Проведение исследования было одобрено комиссией по этике клинических исследований Карагандинской государственной медицинской академии и не содержало рисков для участников исследования.

На первом этапе в нескольких параллельных студенческих группах проводилось клиническое интервью со студентами, целью которого было выявление жалоб на психическое здоровье, проведение психодиагностического обследования и последующая квалификация психопатологических расстройств (если таковые выявлялись).

Экспериментально-психологическое обследование включало использование «Многошкального опросника невротических черт личности», опросника для изучения степени осознания проявлений дезадаптации, опросника «Тип поведенческой активности» [5, 10]. Психические расстройства диагностировались по МКБ-10 в соответствии с рубрикамм F4 («Невротические, связанные со стрессом, и соматоформные расстройства») и Z55-65, 73 («Потенциальная опасность для здоровья, связанная с социально-экономическими и психосоциальными обстоятельствами», «Проблемы, связанные с трудностями организации нормального образа жизни») [8].

На втором этапе проводилась краткосрочная групповая психотерапия в виде 4-8-часовых сессий, с интеграцией в групповой терапевтический процесс различных психотерапевтических приемов и техник: психогимнастика, функциональная тренировка поведения, телесно-ориентированная терапия, гештальт-терапия, эриксонианский гипноз, психосинтез, трансактный анализ [1, 4, 11, 14].

На третьем этапе проводилась оценка эффективности метода краткосрочной групповой психотерапии согласно критериям, учитывающим а) анализ терапевтических факторов группового процесса; б) субъективную оценку работы группы со стороны участников психотерапевтического процесса, которая выражалась устно и в виде ответов на вопросы «Анкеты для оценки эффективности группы»; в) результаты психодиагностического обследования участников исследования в отдаленном (4-6 мес) катамнезе; г) оценку психотерапевтической работы независимым наблюдателем-психотерапевтом [6, 11, 13, 14].

Результаты и обсуждение

По результатам клинического интервью были составлены экспериментальная группа — 145 человек, у которых выявлялись те или иные проблемы, и контрольная группа — 27 человек. Было выявлено, что у большинства (121 из 145, 83,5%) студентов имелись внутриличностные конфликты, нарушение межличностных отношений, проблемы с учебой, жилищные проблемы. В контрольной группе такие проблемы имелись только у 2 (7,4%) человек. Однако практически у всех студентов отсутствовали жалобы на психическое здоровье, хотя 14 студентов экспериментальной группы и 2 — контрольной жаловались на снижение умственной и физической работоспособности, связывая его с перегрузками учебного процесса или усталостью вследствие совмещения учебы с дополнительной работой (особенно по ночам). Эти состояния были периодическими, регрессировавшими после отдыха и релаксации. По результатам тестов «Невротические черты личности» (НЧЛ) и «Тип поведенческой активности» у 72 (49, 7%) человек экспериментальной группы и 11 (40,7%) — контрольной были отмечены повышенные показатели по одной или нескольким шкалам. Так, по НЧЛ это были шкала 1 — «Неуверенность в себе», шкала 3 — «Невротический сверхконтроль», шкала 4 — «Аффективная неустойчивость»). Лишь у 2 студентов экспериментальной выборки были получены высокие значения оценки по шкале 3 теста НЧЛ «Невротический сверхконтроль», а у 2 студентов контрольной группы — высокие значения оценки по шкале 4 «Аффективная неустойчивость». Что касается типов поведенческой активности, то были отмечены некоторые особенности, свидетельствующие о низкой устойчивости к стрессу и высокой вероятности психической дезадаптации. Эти результаты хотя и не позволяли вычертить невротический профиль личности, указывали на необходимость психотерапевтической коррекции. Тем более не было оснований для диагностики определенного невротического расстройства. Речь шла о патологическом (предболезненном [12]) уровне невроза, потребовавшего психотерапевтической коррекции.

24 (16,5%) студента экспериментальной группы отрицали наличие каких-либо психологических проблем, но согласились на участие в предлагаемой краткосрочной групповой психотерапии. Таким образом, по результатам первого этапа исследования, экспериментальная и контрольная группы выборки разделились на 3 подгруппы каждая (табл. 1), причем все пациенты этих подгрупп приняли участие в групповой психотерапии.

В табл. 2 приведена клиническая оценка уровня психической дезадаптации как предболезненного расстройства МКБ-10 с использованием раздела Z — «Факторы, влияющие на состояние здоровья и обращения в учреждения здравоохранения». В экспериментальной группе среди стрессовых этиологических факторов наиболее часто были представлены (по степени убывания) — «Недостаток отдыха и расслабления» (Z73. 2), «Низкий доход» (Z59.6), «Переутомление» (Z73.0), «Напряженное рабочее расписание» (Z56.3). Зачастую студенты называли несколько стрессовых факторов, являющихся, по их мнению, причиной дезадаптивного состояния.

Высокие цифры в табл. 2 соответствуют стрессору «Низкий доход», что в целом неудивительно. Отметим лишь, что внимание было обращено на сетования студентов по поводу низкой оплаты труда в здравоохранении, тем более они были заинтересованы в подработке в медучреждениях, ибо это было важно для профессиональной жизни, хотя и малоперспективным в отношении дохода.

Суть некоторых интрапсихических конфликтов состояла в расхождении между уровнем притязаний и достижений, уровнем притязаний и возможностями. Оценка осознания подобных и других конфликтов предусмотрена в ходе исследования в рамках тестирования «опросником для изучения степени осознания психологических механизмов дезадаптации». Почти 40% студентов причиной неудовлетворительного психологического самочувствия считали плохую адаптацию к учебному процессу (Z55.4). Достаточно распространенной причиной дезадаптации, связанной с проблемами самоопределения и становления профессионального статуса студентов старших курсов, обозначенной нами в Z73.5, был «Конфликт, связанный с социальным статусом, не классифицированный в других рубриках». Кроме того, группа практически здоровых студентов была отнесена нами к рубрике Z50.4. Результаты классификации стрессоров в контрольной группе в целом не имели значительных различий с экспериментальной.

Классификация факторов психической дезадаптации по МКБ-10 явилась, на наш взгляд, необходимой для разработки модели амбулаторной психотерапевтической службы, имеющей дело с предболезненными психическими расстройствами (напомним, что пациенты с предболезненными расстройствами не берутся на диспансерный учет у психиатра и психотерапевта, но учитываются как статистическая единица психотерапевтической консультации).

При проведении групповой психотерапии учитывали результаты психодиагностического обследования и симптомы психической дезадаптации, приближающиеся к невротическим реакциям, а именно невротический сверхконтроль личности, малая степень осознания интрапсихических конфликтов, потребность к доминированию или подчинению; отсутствие сознания расхождения между потребностями и возможностями их реализации, а также наличие дезадаптивных типов поведенческой активности, характеризующиеся пониженной устойчивостью к стрессу. Согласно наблюдениям терапевта и субъективному отношению участников групповой работы, из используемых психотерапевтических приемов наиболее предпочтительными и эффективными были гештальт-приемы, психогимнастика, методы функциональной тренировки поведения и трансактный анализ. Меньшим успехом пользовались приемы психосинтеза, эриксонианский гипноз, телесноориентированные методы. Отмечены определенные корреляции между предпочтениями студентов в отношении методов психотерапии и их возрастом и личностной зрелостью. Так, студенты выпускных курсов более ориентированы на приемы и методы, способствующие осознанию внутри- и межличностных проблем, тогда как более молодые студенты — на игровые и поведенческие методики.

Терапевты отмечали позитивное действие практически на все группы студентов, факторов групповой психотерапии (сообщение определенной информации, внушение надежды, представление об универсальности страданий, альтруизм, межличностное общение, имитационное поведение, интерперсональное влияние, групповая сплоченность).

Результаты супервизии (внешней оценки работы) и анкетирования участников об эффективности работы коррелировали с клинической оценкой результатов групповой терапии.

Катамнестическое психодиагностическое обследование студентов экспериментальной группы после групповой психотерапии показало статистически значимые изменения невротических свойств личности в направлении улучшения показателей по основным клиническим шкалам («Неуверенность в себе», «Познавательная и социальная пассивность», «Невротический сверхконтроль», «Аффективная неустойчивость», «Интровертированная направленность личности», «Ипохондричность»). Исключение составила лишь шкала «Социальная неадаптивность», где улучшение показателей было статистически недостоверным. В экспериментальной группе по сравнению с контрольной произошло статистически достоверное снижение 8 показателей интрапсихических конфликтов, свидетельствующее о повышении их осознания. В контрольной группе, не подвергшейся психотерапии, наоборот, произошло увеличение значений показателей некоторых конфликтов, т. е. уменьшение степени осознания конфликта. Важным, на наш взгляд, элементом групповой работы явилась тренировка профессиональных навыков студентов и их профессионального взаимодействия при разыгрывании ролевых ситуаций. Необходимость этой части работы была особенно позитивно оценена студентами старших курсов.

Таким образом, в процессе клинического исследования у 73,8% студентов был выявлен непатологический, а у 9,7% — патологический уровень психической дезадаптации. Психическое состояние студентов этих двух подгрупп отнесено к предболезненным расстройствам (рубрики Z55-65, Z70-76 МКБ-10). Оставшиеся 16,5% студентов составили группу практически психически здоровых. В контрольной части выборки эти показатели составили 7,4, 40,7 и 51,9% соответственно.

Экспериментально-психологическое исследование невротических свойств личности выявило у 67,6% студентов экспериментальной части выборки и 40,7% — контрольной части повышенное значение показателей шести из семи «личностных» шкал, что не достигало клинической степени их выраженности. Определена малая степень осознания большинством обследуемых интрапсихических конфликтов, мешающих самореализации личности студентов. Типы поведенческой активности в контрольной части выборки исследования соответствуют адекватным и компенсированным формам, а у 9,7% студентов — характерным для лиц с низкой устойчивостью к стрессу.

Установлено, что комплекс психодиагностических методов исследования личности, включающий многошкальный опросник невротических черт личности, опросник «Тип поведенческой активности» и опросник для изучения степени осознания пациентами психологических механизмов своего заболевания, оказался достаточно информативеным и как инструмент диагностики свойств личности, и как способ оценки эффективности групповой психотерапии.

Метод краткосрочной групповой психотерапии с интегративным выбором психотерапевтических техник и методов, примененный для коррекции указанных выше личностных проблем, оказался достаточно эффективным и целесообразным в условиях дефицита времени и интенсивного режима обучения студентов-медиков.

Предпочитаемыми в студенческой среде приемами и методами групповой психотерапевтической коррекции являются психогимнастика, методы функциональной тренировки поведения, психодрама, гештальтприемы и трансактный анализ.

Исследование свойств личности и психокоррекция состояний психической дезадаптации студентов медицинского вуза представляются необходимым компонентом программы совершенствования индивидуальных и профессиональных качеств специалиста в области медицины.

2.2 Психическая дезадаптация

ПД в экстремальных условиях проявляется в нарушении восприятия пространства и времени, в проявлении необычных психических состояний и сопровождается выраженными вегетативными реакциями. Иными словами, дезадаптация человека есть дезорганизация его психической деятельности и, как следствие, дезорганизация поведения. Это состояние нервно-психической неустойчивости человека является основной причиной всех негативных явлений его поведения. Выделяют два основных типа дезадаптивного поведения:

1. Негативно-агрессивный, который характеризуется ярко выраженным негативным отношением к окружающему, грубостью, конфликтностью, вспышками раздражительности.

2. Тревожно-депрессивный, для которого характерны замкнутость, самоизоляция от группы и окружающей действительности, погруженность в собственные переживания, сниженное настроение. Самообвинения, чувство собственной неполноценности – основные показатели отношения к самому себе.

Существует третий тип дезадаптивного поведения, для которого характерны колебания между двумя первыми типами

2.3 Психическая реадаптация

Вновь сформировавшиеся динамические системы, регулирующие отношение человека, его двигательную деятельность и т.д., по мере увеличения времени пребывания в необычных условиях существования превращаются в стойкие стереотипные системы. Прежние же адаптационные механизмы, возникшие в обычных условиях жизни, забываются и утрачиваются. При возвращении человека из необычных в обычные условия жизни динамические стереотипы, сложившиеся в экстремальных условиях, разрушаются, становится необходимым восстановление прежних стереотипов. В этом заключается сущность процесса реадаптации.

2.4 Психическая переадаптация

В отличие от понятия реадаптация, обозначающего приспособление человека к старым условиям жизни, понятие психическая переадаптация обозначает круг явлений, которые происходят при полном переосмыслении человеком себя, окружающих, своего места в мире.

При изменении привычных условий жизни появляются факторы, которые определенным образом вносят дезорганизацию в психическую деятельность, регулирующую поведение человека. Возникает необходимость в новых психических реакциях на новые раздражители, предъявляемые изменившимися условиями для наиболее оптимального взаимодействия личности с данной средой и эффективной деятельности в соответствии с произошедшими внешними изменениями. Относительная дезорганизация психических функций в данном случае есть сигнал для включения механизма регуляции и компенсации, конечным результатом действия которого является организация нового уровня психической деятельности в соответствии с изменившимися условиями среды. То есть, включается механизм переадаптации.

Переадаптация может быть истолкована в двух значениях:

  1. как процесс перехода из состояния устойчивой психической адаптации в привычных условиях в состояние относительно устойчивой адаптации в новых непривычных (измененных) условиях существования;

  2. как результат этого процесса, имеющий успешное значение для личности и ее психической деятельности.

Психическая переадаптация – это новое рождение личности в соответствии с требованиями изменившихся условий существования. Данный процесс направлен на достижение состояния устойчивой психической адаптации личности в экстремальных условиях.

Психическая переадаптация, так же как и реадаптация сопровождается кризисными явлениями.

На успешность переадаптации влияют несколько условий:

  1. Способность поддерживать высокую степень готовности к моментальному действию при возникновении различных неожиданностей. Неспособность находиться в постоянной готовности к экстремальным действиям имеет следствием неадекватные реакции, которые нередко приводят к авариям и катастрофам.

  2. Уверенность человека в надежности технических систем, средств спасения и в своих действиях при аварийных ситуациях.

  3. Уверенность в руководителе (командире) и в правильности, адекватности его команд и решений.

  4. Владение информацией (важной является даже информация об отсутствии информации).

  5. Эмоции носят стенический характер, это является еще одним условием переадаптации к ситуациям, в которых на человека воздействует угроза для жизни.

Неправильная регулировка — обзор | Темы ScienceDirect

Позитивная психология и благополучие

Хотя многие психологические исследования традиционно были сосредоточены на проблемах и неприспособленности, в последнее время возрос интерес к позитивной психологии — качествам, которые способствуют личному благополучию на протяжении всей жизни. В этом разделе кратко обсуждаются некоторые положительные аспекты социального познания в дальнейшей жизни, которым уделялось внимание в психологии личности. К ним относятся плодотворность, целостность эго и способность справляться с трудностями, оптимизм и воспринимаемый контроль, а также мудрость.

Генеративность относится к заботе о будущих поколениях и приверженности им, что типично для позитивного стиля адаптации в среднем возрасте, согласно модели стадии эго Эрика Эриксона. Однако недавнее мышление поставило под сомнение поэтапный характер генеративности. Похоже, что пожилые люди сохраняют заботу о будущих поколениях как важную жизненную цель. Исследования показали, что использование семейных историй в обучении молодежи и взаимодействие семьи с поколением внуков подпитываются более высоким уровнем личной плодотворности.В свою очередь, генеративность предсказывает большее удовлетворение и более сильное чувство, что вы извлекли уроки из жизни на более позднем этапе модели Эриксона, целостности эго.

Целостность эго представляет собой способность человека испытывать чувство выполненного долга в отношении прошлого и конца жизни. Воспоминания — важная функция в дальнейшей жизни, и соответствующие стили таких воспоминаний о социальной жизни могут быть неотъемлемой частью успешного приспособления и достижения целостности эго. Также поразительно то, что, хотя есть потери, с которыми нужно бороться с возрастом (например,g., здоровье, физические возможности и навыки памяти), они обычно не сообщают об уменьшении, а иногда даже улучшении своего чувства удовлетворенности жизнью. Исследования показывают, что, хотя у людей может быть меньше ресурсов в жизни, им удается уравновесить эти ограничения, более избирательно подходя к жизненным целям, которые они решают преследовать (аналогично результатам о социально-эмоциональной избирательности, описанным ранее). Такая выборочная оптимизация может помочь людям справиться с проблемами старения.

Оптимизм — это качество, которое в рамках позитивной психологии изучается несколькими способами, включая те объяснения, которые люди обычно дают в отношении прошлых и текущих результатов, а также более традиционное чувство ожидания хороших вещей в будущем. Имеются убедительные доказательства того, что оптимизм (по сравнению с пессимизмом), как правило, связан с большей настойчивостью в решении проблем и с лучшими результатами для здоровья при борьбе с болезнями в раннем взрослом и среднем возрасте. Это, вероятно, связано, по крайней мере, частично с более позитивными ожиданиями в отношении будущего, включая социальные встречи. Высокий уровень пессимизма, похоже, также предсказывает меньшее счастье и больше проблем со здоровьем среди пожилых людей. Однако пессимистические объяснительные стили могут оказаться не столь явно дезадаптивными в более зрелом возрасте, потому что они могут служить более реалистичным способом решения жизненных проблем, над которыми пожилые люди действительно имеют меньший контроль. Тем не менее было показано, что усиление у пожилых людей ощущения контроля над своей собственной жизнью имеет положительные преимущества, особенно среди тех, кто живет в крайне бедной среде, такой как традиционные дома престарелых.Кажется, что по большей части реалистичный оптимизм и чувство самообладания полезны в дальнейшей жизни.

Мудрость — сложная идея с долгой культурной историей, но обычно подразумевает некоторый опыт в решении сложных практических вопросов, как жить хорошо. Такой навык по самой своей природе носит социальный характер. Во многих культурах существует положительный стереотип о том, что мудрость — это способность, которая в отличие от многих других когнитивных навыков развивается в более позднюю жизнь.В соответствии с этим стереотипом взрослые обычно считают себя мудрее с возрастом. Когда вместо этого используются объективные оценки мудрости наблюдателей, эффект старения не столь очевиден. Это исследование предполагает значительную индивидуальную вариативность: эти навыки развиваются во взрослой жизни, а затем сохраняются в дальнейшей жизни. В некоторых исследованиях люди склонны соглашаться в том, что является мудрым советом по личной проблеме. Это говорит о том, что существует некоторое общее представление о конструкции мудрости, что она отличается от когнитивной сложности и связана с балансом когнитивных и эмоциональных соображений.

Один из прототипов мудрости, который был исследован, — это советы по воспитанию детей. Пожилые люди не справлялись с поставленными перед ними гипотетическими проблемами так же хорошо, как взрослые младшего и среднего возраста, но когда их просили обсудить их реальные проблемы, они действовали так же эффективно, как и другие возрастные группы. В соответствии с предыдущими наблюдениями о социальном контексте, мудрость часто проявляется в социальных контекстах, и взаимодействия между людьми (даже воображаемые взаимодействия) могут давать лучшие результаты, чем у людей, реагирующих в одиночку.Сотрудничество в решении проблемы в более позднем возрасте, по-видимому, является полезной стратегией независимо от характера проблемы.

Межкультурное исследование японских, китайских и американских старшеклассников на JSTOR

Abstract

Психологическая дезадаптация и ее связь с академической успеваемостью, родительскими ожиданиями и родительской удовлетворенностью были изучены на межнациональной выборке из 1386 американских, 1633 китайских и 1247 японских учеников одиннадцатого класса.5 показателей дезадаптации включали показатели стресса, депрессивного настроения, академической тревожности, агрессии и соматических жалоб. Азиатские студенты сообщили о более высоком уровне родительских ожиданий и более низком уровне родительской удовлетворенности академической успеваемостью, чем их американские сверстники. Тем не менее, японские студенты сообщали о меньшем стрессе, депрессивном настроении, агрессии, академической тревоге и меньшем количестве соматических жалоб, чем американские студенты. Китайские студенты сообщали о меньшем стрессе, академической тревоге и агрессивных чувствах, чем их американские коллеги, но чаще сообщали о депрессивном настроении и соматических жалобах.Высокая академическая успеваемость, оцениваемая с помощью теста по математике, обычно не связана с психологической дезадаптацией. Единственное исключение было в Соединенных Штатах, где отличники чаще испытывали стресс, чем малоуспевающие.

Информация о журнале

В качестве ведущего журнала Общества исследований в области развития ребенка с 1930 года публикуются статьи, эссе, обзоры и учебные пособия по различным темам в области развития ребенка.Журнал охватывает множество дисциплин и предоставляет новейшие исследования не только для исследователей и теоретиков, но и для детских психиатров, клинических психологов, социальных работников-психиатров, специалистов по дошкольному образованию, педагогических психологов, учителей специального образования и других исследователей.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и реализовывать их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми сообществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря расширению предложения открытого доступа Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту и поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Вертолетное воспитание и психологическая дезадаптация студентов колледжей: роль самоконтроля и образа жизни

  • Американская ассоциация здоровья колледжей. (2017). Национальная оценка состояния здоровья в колледже II: резюме референтной группы, весна 2017 г. .https://www.acha.org/documents/ncha/NCHA-II_SPRING_2017_REFERENCE_GROUP_EXECUTIVE_SUMMARY.pdf

  • Андерсен, С. Л. (2003). Траектории развития мозга: уязвимость или окно возможностей? Неврология и биоповеденческие обзоры , 27 , 3–18. https://doi.org/10.1016/S0149-7634(03)00005-8.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Акилино, В. С. (2006). Семейные отношения и системы поддержки в формирующейся взрослой жизни.В книге Дж. Дж. Арнетта и Дж. Л. Таннера (ред.), Новые взрослые в Америке: достижение совершеннолетия в 21 веке, (стр. 193–217). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Google ученый

  • Арнетт, Дж. Дж. (2000). Возрождение зрелости: теория развития от позднего подросткового возраста до двадцатых годов. Американский психолог , 55 , 469–480. https://doi.org/10.1037/0003-066X.55.5.469.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Арнетт, Дж.Дж. (2007). Социализация в зарождающейся взрослой жизни: от семьи к большему миру, от социализации к самосоциализации. В J. E. Grusec & P. ​​D. Hastings (Eds.), Справочник по социализации: теория и исследования (стр. 208–231). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google ученый

  • Асберг, К. К., Бауэрс, К., Ренк, К., и Маккинни, К. (2008). Подход к моделированию структурного уравнения для изучения стресса и психологической адаптации у развивающихся взрослых. Детская психиатрия и развитие человека , 39 , 481–501. https://doi.org/10.1007/s10578-008-0102-0.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Баумейстер, Р. Ф., Тайс, Д. М., и Хизертон, Т. Ф. (1994). Потеря контроля: как и почему люди терпят неудачу в саморегулировании . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.

    Google ученый

  • Баумейстер, Р.Ф., Вохс, К. Д., и Тайс, Д. М. (2007). Силовая модель самоконтроля. Текущие направления психологической науки , 16 , 351–355. https://doi.org/10.1111/j.1467-8721.2007.00534.x.

    Артикул Google ученый

  • Бек А. Т., Браун Г., Эпштейн Н. и Стир Р. А. (1988). Инвентарь для измерения клинической тревожности: психометрические свойства. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 56 , 893–897.https://doi.org/10.1037/0022-006X.56.6.893.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Брэдли-Гейст, Дж. К., и Олсон-Бьюкенен, Дж. Б. (2014). Родители-вертолеты: исследование коррелятов чрезмерного воспитания студентов колледжей. Образование + обучение , 56 , 314–328. https://doi.org/10.1108/ET-10-2012-0096.

    Артикул Google ученый

  • Берт, К. Х., Суитен, Г., и Саймонс, Р. Л. (2014). Самоконтроль через зарождающуюся взрослую жизнь: нестабильность, многомерность и криминологическое значение. Криминология , 52 , 450–487.https://doi.org/10.1111/1745-9125.12045.

    Артикул Google ученый

  • Конверс, Б. А., Хуарес, Л., и Хеннеке, М. (2018). Самоконтроль и причины наших целей. Журнал личности и социальной психологии , 116 , 860–883. https://doi.org/10.1037/pspp0000188.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Куй, М.(2017). Понимание влияния родителей на благополучие студентов китайских университетов. Азиатский журнал социальных наук , 45 , 465–482. https://doi.org/10.1163/15685314-04504005.

    Артикул Google ученый

  • Куй, М., Дарлинг, К. А., Кочча, К., Финчем, Ф. Д., и Мэй, Р. В. (2019). Снисходительное воспитание, воспитание с вертолета и благополучие родителей и начинающих взрослых. Journal of Child and Family Studies , 28 , 860–871.https://doi.org/10.1007/s10826-018-01314-3.

    Артикул Google ученый

  • Куй, М., Доннеллан М. Б. и Конгер Р. Д. (2007). Взаимодействие между семейными проблемами родителей и интернализирующим и экстернализирующим поведением подростков. Психология развития , 43 , 1544–1552. https://doi.org/10.1037/0012-1649.43.6.1544.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Цуй, М., Грабер, Дж. А., Мец, А., и Дарлинг, К. А. (2019). Родительское потворство, саморегуляция и поведенческие и эмоциональные проблемы молодых людей. Журнал семейных исследований , 25 , 233–249. https://doi.org/10.1080/13229400.2016.1237884.

    Артикул Google ученый

  • Куй, М., Лоренц, Ф. О., Конгер, Р. Д., Мелби, Дж. Н., и Брайант, К. М. (2005). Наблюдатель, я и партнер сообщают о враждебном поведении в романтических отношениях. Журнал брака и семьи , 67 , 1169–1181. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2005.00208.x.

    Артикул Google ученый

  • Деци, Э. Л. и Райан, Р. М. (2000). «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос , 11 , 227–268. https://doi.org/10.1207/S15327965PLI1104_01.

    Артикул Google ученый

  • де Риддер, Д., Ленсвельт-Малдерс, Г., Финкенауэр, К., Сток, М., & Баумейстер, Р. Ф. (2012). Подведение итогов самоконтроля: метаанализ того, как самоконтроль влияет на широкий спектр форм поведения. Обзор личности и социальной психологии , 16 , 76–99. https://doi.org/10.1177/1088868311418749.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Динер, Э., Эммонс, Р. А., Ларсен, Р. Дж., И Гриффин, С. (1985). Масштаб удовлетворенности жизнью. Журнал оценки личности , 49 , 71–75.https://doi.org/10.1207/s15327752jpa4901_13.

    Артикул Google ученый

  • Дакворт, А., и Гросс, Дж. Дж. (2014). Самоконтроль и стойкость: взаимосвязанные, но отдельные факторы успеха. Текущие направления психологической науки , 23 , 319–325. https://doi.org/10.1177/0963721414541462.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Фердинанд Р.Ф. и Ферхульст Ф. С. (1995). Психопатология от подросткового возраста до юношеского возраста: последующее 8-летнее исследование. Американский журнал психиатрии , 152 , 1586–1549. https://doi.org/10.1176/ajp.152.11.1586.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Фингерман, К. Л., Ченг, Ю. П., Вессельманн, Э. Д., Зарит, С., Фюрстенберг, Ф., и Бердитт, К. С. (2012). Родители вертолетов и дети с посадочной площадки: интенсивная родительская поддержка взрослых детей. Журнал брака и семьи , 74 , 880–896. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2012.00987.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Фингерман, К. Л., Ким, К., Дэвис, Э. М., Фюрстенберг, Ф. Ф., Бердитт, К. С., и Зарит, С. Х. (2015). «Я подарю вам мир»: социально-экономические различия в родительской поддержке взрослых детей. Журнал брака и семьи , 77 , 844–865.https://doi.org/10.1111/jomf.12204.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Финкенауэр, К., Энгельс, Р., и Баумейстер, Р. (2005). Родительское поведение и поведенческие и эмоциональные проблемы подростков: роль самоконтроля. Международный журнал поведенческого развития , 29 , 58–69. https://doi.org/10.1080/01650250444000333.

    Артикул Google ученый

  • Фитцсимонс, Г.М., и Финкель Э. Дж. (2011). Саморегулирование аутсорсинга. Психологические науки , 22 , 369–375. https://doi.org/10.1177/0956797610397955.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Gottfredson, M. R., & Hirschi, T. (1990). Общая теория преступления . Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

    Google ученый

  • Guan, S.-S. А., & Фулиньи А. Дж. (2016). Изменения в поддержке родителей, братьев, сестер и сверстников во время перехода к юной взрослости. Журнал исследований подросткового возраста , 26 , 286–299.https://doi.org/10.1111/jora.12191.

    Артикул Google ученый

  • Хэй, К. (2001). Воспитание, самоконтроль и преступность: проверка теории самоконтроля. Криминология , 39 , 707–736. https://doi.org/10.1111/j.1745-9125.2001.tb00938.x.

    Артикул Google ученый

  • Ирвин М., Артин К. Х. и Оксман М. Н. (1999). Скрининг депрессии у пожилых людей: достоверность критерия 10-пунктовой шкалы депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D). Архив внутренней медицины , 159 , 1701–1704. https://doi.org/10.1001/archinte.159.15.1701.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Джеймс, С. Д. (2017). Проблемы психического здоровья растут среди студентов колледжей. NBC Новости . https://www.nbcnews.com/feature/college-game-plan/mental-health-problems-rising-among-college-students-n777286.

  • Кинс, Э., Бейерс, В., Соененс, Б., и Ванстенкисте, М. (2009). Паттерны ухода из дома и субъективное благополучие в формирующейся взрослой жизни: роль мотивационных процессов и поддержка родительской автономии. Психология развития , 45 , 1416–1429. https://doi.org/10.1037/a0015580.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Клайн Р. Б. (2005). Принципы и практика моделирования структурными уравнениями . 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Курос, К. Д., Кириаки, Р., Сандерленд, М., Прюитт, М.М., & Экас, Н. В. (2017). Воспитание с вертолета, поддержка автономии и психическое здоровье и благополучие студентов колледжей: сдерживающая роль пола и этнической принадлежности. Journal of Child and Family Studies , 26 , 939–949. https://doi.org/10.1007/s10826-016-0614-3.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Квон, К. А., Бингхэм, Г. Э., и Ю, Г. (2016). Воспитание на вертолете во взрослом возрасте: поддержка или препятствие для психологической адаптации корейских студентов? Journal of Child and Family Studies , 25 , 136–145. https://doi.org/10.1007/s10826-015-0195-6.

    Артикул Google ученый

  • Ланза, Х. И., Хуанг, Д. Ю. К., Хсер, Ю. И., и Мерфи, Д. А. (2013). Латентный классовый анализ материнской отзывчивости и предоставления автономии в раннем подростковом возрасте: прогноз рискованного сексуального поведения в более позднем подростковом возрасте. Журнал раннего подросткового возраста , 33 , 404–428. https://doi.org/10.1177/0272431612445794.

    Артикул PubMed Google ученый

  • LeMoyne, T., & Бьюкенен, Т. (2011). Имеет ли значение «парение»? Воспитание с помощью вертолета и его влияние на самочувствие. Социологический спектр , 31 , 399–418. https://doi.org/10.1080/02732173.2011.574038.

    Артикул Google ученый

  • Литкотт-Хаимс, Дж. (2015). Как вырастить взрослого: вырваться из ловушки чрезмерного воспитания и подготовить ребенка к успеху . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Генри Холт и Ко.

    Google ученый

  • Минучин, С.(1974). Семья и семейная терапия . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Мишель В., Шода Ю. и Родригес М. И. (1989). Задержка удовлетворения у детей. Science , 244 , 933–938. https://doi.org/10.1126/science.2658056.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Моллер, А. К., Деци, Э. Л., и Райан, Р. М. (2006). Выбор и истощение эго: сдерживающая роль автономии. Бюллетень личности и социальной психологии , 32 , 1024–1036. https://doi.org/10.1177/0146167206288008.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Нельсон, М. К. (2010). Воспитание без контроля: тревожные родители в нестабильное время . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

    Google ученый

  • Падилья-Уокер, Л. М., И Нельсон, Л. Дж. (2012). Падение черного ястреба? Утверждение родительского контроля с вертолета в качестве отдельной конструкции от других форм родительского контроля в период становления взрослой жизни. Журнал подросткового возраста , 35 , 1177–1190. https://doi.org/10.1016/j.adolescence.2012.03.007.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Перри Р. П., Гладкий С., Пекрун Р. Х. и Пеллетье С. Т. (2001). Академический контроль и контроль действий в достижении студентов колледжа: продольное полевое исследование. Журнал педагогической психологии , 93 , 776–789. https://doi.org/10.1037/0022-0663.93.4.776.

    Артикул Google ученый

  • Pew Research Center (2015). Впервые в современную эпоху проживание с родителями вытесняет другие условия проживания для 18–34-летних. http://www.pewsocialtrends.org/2016/05/24/for-first-time-in-modern-era-living-with-parents-edges-out-other-living-arrangements-for-18-to- 34 года /

  • Pew Research Center (2017).Молодые люди все чаще живут дома — и подолгу. http://www.pewresearch.org/fact-tank/2017/05/05/its-becoming-more-common-for-young-adults-to-live-at-home-and-for-longer-stretches/

  • Radloff, L. S. (1977). Шкала CES-D: шкала самооценки депрессии для исследования среди населения в целом. Прикладное психологическое измерение , 1 , 385–401. https://doi.org/10.1177/014662167700100306.

    Артикул Google ученый

  • Рид, К., Дункан, Дж., Люсьер-Грир, М., Фиксель, К., и Ферраро, А. (2016). Вертолетное воспитание и развивающаяся самоэффективность взрослых: последствия для психического и физического здоровья. Журнал исследований ребенка и семьи , 25 , 3136–3149. https://doi.org/10.1007/s10826-016-0466-x.

    Артикул Google ученый

  • Репетти Р. Л., Тейлор С. Э. и Симан Т. Э. (2002). Рискованные семьи: семейное социальное окружение и психическое и физическое здоровье потомства. Психологический бюллетень , 128 , 330–366. https://doi.org/10.1037/0033-2909.128.2.330.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Родан М. (2016). Почему колледж — опасное время для психического здоровья студентов. Время августа. http://time.com/4473575/college-mental-health-guidebook/

  • Розенталь Р. и Рубин Д. Б. (1979). Примечание о процентной дисперсии, объясненной как мера важности эффектов. Журнал прикладной социальной психологии , 9 , 395–396. https://doi.org/10.1111/j.1559-1816.1979.tb02713.x.

    Артикул Google ученый

  • Райан, Р. М., и Деци, Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог , 55 , 68–78. https://doi.org/10.1037/0003-066X.55.1.68.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Шафер, Дж.Л. (1997). Анализ неполных многомерных данных . Лондон: Чепмен и Холл.

    Google ученый

  • Шарф, М., Руссо, С., и Бсоул, С. (2017). Чрезмерное воспитание и межличностная чувствительность молодых людей: культурное и гендерное разнообразие родителей. Journal of Child and Family Studies , 26 , 1356–1364. https://doi.org/10.1007/s10826-016-0652-x.

    Артикул Google ученый

  • Сегрин, К., Восидло, А., Живерц, М., Бауэр, А., и Мерфи, М. Т. (2012). Связь между чрезмерным воспитанием, общением между родителями и детьми, а также правами и адаптивными качествами у взрослых детей. Семейные отношения , 61 , 237–252. https://doi.org/10.1111/j.1741-3729.2011.00689.x.

    Артикул Google ученый

  • Сегрин, К., Свайтковски, П., Живерц, М., и Монтгомери, Н. (2015). Чрезмерное воспитание связано с проблемами ребенка и критическим семейным окружением. Journal of Child and Family Studies , 24 , 470–479. https://doi.org/10.1007/s10826-013-9858-3.

    Артикул Google ученый

  • Сегрин, К., Woszidlo, A., Givertz, M., & Montgomery, N. (2013). Родительские и дочерние черты, связанные с чрезмерным воспитанием. Журнал социальной и клинической психологии , 32 , 569–595. 101521jscp2013326569.

    Артикул Google ученый

  • Спинрад, Т. Л., Айзенберг, Н., Гертнер, Б., Попп, Т., Смит, К. Л., Купфер, А., и Хофер, К. (2007). Связь материнской социализации и усердного контроля малышей с приспособлением и социальной компетентностью детей. Психология развития , 43 , 1170–1186. https://doi.org/10.1037/0012-1649.43.5.1170.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Шварц, Т. Т., Ким, М., Уно, М., Мортимер, Дж., И О’Брайен, К. Б. (2011). Защитные сети и подмости: родительская поддержка в переходе к взрослой жизни. Журнал брака и семьи , 73 , 414–429. https://doi.org/10.1111/j.1741-3737.2010.00815.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • Табер-Томас, Б., и Перес-Эдгар, К. Развитие мозга во взрослом возрасте (2015) В Дж. Арнетте (ред.), Оксфордский справочник по зарождающейся взрослой жизни (стр. 126-141). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. https://doi.org/10.1093/oxfordhb/9780199795574.013.15.

  • Тангни, Дж. П., Баумейстер, Р. Ф., и Бун, А. Л. (2004). Высокий самоконтроль предсказывает хорошее приспособление, меньшее количество патологий, более высокие оценки и успех в межличностных отношениях. Журнал личности , 72 , 271–324. https://doi.org/10.1111/j.0022-3506.2004.00263.x.

    Артикул Google ученый

  • Vazsonyi, A. T., & Huang, L. (2010). Откуда берется самоконтроль: о развитии самоконтроля и его связи с отклонениями во времени. Психология развития , 46 , 245–257. https://doi.org/10.1037/a0016538.

    Артикул PubMed Google ученый

  • (PDF) Психологическая дезадаптация опосредует связь между воспоминаниями о родительском неприятии в детстве и страхом взрослых перед близостью: мультикультурное исследование

    28 Межкультурное исследование 00 (0)

    2. Для ИРАК предмет-посылка 1 включала предметы 1 и 2, предмет-посылку 2 включала

    предметов 3 и 4, предмет-посылку 3 включала предметы 5 и 6, а предмет-посылку 4 включала

    предметы с 7 по 9.

    Ссылки

    Андерсен С.М. и Коул С.В. (1990). «Я вас знаю?» Роль

    других людей в общих социальных представлениях. Журнал социальной психологии, 59, 384-399.

    Beauducel, A., & Herzberg, P. Y. (2006). О производительности максимального правдоподобия

    в сравнении со средними и дисперсионными оценками, взвешенными методом наименьших квадратов, в CFA.

    Моделирование структурных уравнений, 13, 186-203.

    Библарц, Т. Дж., И Стейси, Дж. (2010). Какое значение имеет пол родителей? Журнал

    Брак и семья, 72, 3-22.

    Боллен, К. А., и Ланг, Дж. С. (1993). Тестирование моделей структурных уравнений. Ньюбери

    Парк, Калифорния: Сейдж.

    Браун, К. М. (2014). Оценка надежности межличностных отношений

    Опросник тревожности (IRAQ). Неопубликованная рукопись.

    Брамбо, К.К. и Фрейли Р. С. (2006). Перенос и привязанность: как

    шаблоны привязанности переносятся от одного отношения к другому?

    Бюллетень личности и социальной психологии, 32, 552-560.

    Brumbaugh, C.C., & Fraley, R.C. (2007). Перенос моделей привязанности:

    Как важные отношения влияют на чувства к новым людям. Личный

    Отношения, 14, 513-530.

    Бирн Б. и Уоткинс Д. (2003).Возвращение к вопросу об инвариантности измерений.

    Журнал кросс-культурной психологии, 34, 155-175.

    Cheung, G. W., & Rensvold, R. B. (2002). Оценка индексов согласия для

    тестирования инвариантности измерений. Моделирование структурных уравнений, 9, 233-255.

    DOI: 10.1207 / S15328007SEM0902_5

    Descutner, C. J., & Thelen, M. H. (1991). Разработка и проверка шкалы страха перед близостью

    . Журнал консалтинговой и клинической психологии, 3, 218-225.

    Додж, К. А., Лансфорд, Дж. Э., Беркс, В. С., Бейтс, Дж. Э., Петтит, Г. С., Фонтейн, Р., &

    Прайс, Дж. М. (2003). Неприятие сверстников и социальные факторы обработки информации в

    развитии проблем агрессивного поведения у детей. Развитие ребенка,

    74, 374-393. DOI: 10.1111 / 1467-8624.7402004

    Дои, С. К., и Телен, М. Х. (1993). Шкала страха перед близостью: репликация и расширение

    . Психологическая оценка, 5, 337-383.

    Дауни, Г., Леболт, А., Ринкон, К., и Фрейтас, А. Л. (1998). Чувствительность отторжения и

    детских межличностных трудностей. Развитие ребенка, 69, 1074-1091.

    Эммонс Р. А. и Колби П. М. (1995). Эмоциональный конфликт и благополучие: отношение

    к предполагаемой доступности, ежедневному использованию и отчетам наблюдателей о социальной поддержке.

    Журнал личности и социальной психологии, 68, 947-959.

    Эндерс, К. К. (2010). Прикладной анализ недостающих данных.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Эспелета, Х. К., Палашано-Бартон, С., Мессман-Мур, Т. Л. (2017). Влияние

    серьезности жестокого обращения с детьми на тревогу и избегание привязанности у взрослых в колледже

    Определение дезадаптации на сайте Dictionary.com

    [mal-uh-juhst-muhnt] SHOW IPA

    / ˌmæl əˈdʒʌst mənt / PHONETIC


    существительное

    ВИКТОРИНА

    БУДЕТ ЛИ ДАННАЯ ВИКТОРИНА ВЫГОДНОЙ ПОБЕДОЙ ДЛЯ ВАС?

    Думаете, вы отличите дефисы от дефисов? Вы стойкий приверженец em dash? Проверьте свою «лихую» силу духа с помощью этой викторины на всех рывках.

    Вопрос 1 из 7

    В то утро она проснулась ___ облачным, невзрачным утром ___ совершенно не подозревая, что ее жизнь вот-вот изменится с получением письма от бабушки.

    Слова рядом дезадаптация

    дезадаптация, дезадаптация, дезадаптация, неправильная адресация, дезадаптация, дезадаптация, неправильное администрирование, неправильное администрирование, неадекватность, недомогание, недобросовестность

    Dictionary. com Unabridged На основе Несокращенного словаря Random House, © Random House, Inc., 2021

    Слова, относящиеся к дезадаптации

    безумие, психическое расстройство, расстройство личности, шизофрения, торможение, упадок сил, психопатия, ненормальность, безумие, аберрация, расстройство, отклонение, фобия, недомогание, нестабильность, принуждение, навязчивая идея, истерия, неврастения, депрессия

    Примеры предложений из Интернета о дезадаптации

    .expandable-content {display: none;}. css-12x6sdt.expandable.content-extended> .expandable-content {display: block;}]]>
    • Именно в те дни я впервые стал критиковать свою жизнь и обременен чувством ошибки и неприспособленности.

    • Мало кто действительно ленив, подумал он: то, что мы называем ленью, — это просто неправильная адаптация.

    • Также нет никаких априорных причин, по которым время от времени не должно происходить такой общей дезадаптации.

    • Теперь, если допустить, что такая неправильная регулировка возможна, весы могут наклониться только в одну сторону.

    СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ПРИМЕРОВ СМОТРЕТЬ МЕНЬШЕ ПРИМЕРОВ

    

    Изучить Dictionary.com

    li {-webkit-flex-based: 49%; — ms-flex-primary-size: 49%; flex-based : 49%;} @ экран только мультимедиа и (max-width: 769px) {. Css-2jtp0r> li {-webkit-flex-base: 49%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 49%; гибкая основа : 49%;}} @ экран только мультимедиа и (max-width: 480px) {. Css-2jtp0r> li {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; flex- базис: 100%;}}]]>

    Британский словарь определений для определения неправильной адаптации

    неправильной адаптации

    / (ˌmæləˈdʒʌstmənt) /


    существительного

    психол неспособность удовлетворить потребности общества, такие как преодоление проблем и социальных отношений : обычно отражается в эмоциональной нестабильности

    неправильная или неправильная настройка

    Словарь английского языка Коллинза — полное и несокращенное издание 2012 года © William Collins Sons & Co. Ltd. 1979, 1986 © HarperCollins Издательство 1998, 2000, 2003, 2005, 2006, 2007, 2009, 2012

    Медицинские определения дезадаптации

    дезадаптации

    [мэл-юстмəнт]


    n.

    Неправильная или неправильная регулировка.

    Неспособность приспособиться к требованиям межличностных отношений и стрессам повседневной жизни.

    Медицинский словарь American Heritage® Stedman’s Авторские права © 2002, 2001, 1995 компании Houghton Mifflin.Опубликовано компанией Houghton Mifflin.

    Культурные определения неприспособленности


    Неспособность успешно и удовлетворительно реагировать на требования своего окружения. Хотя этот термин применяется к широкому спектру биологических и социальных условий, он часто подразумевает неспособность человека соответствовать социальным или культурным ожиданиям. В психологии этот термин обычно относится к неудовлетворительным моделям поведения, которые вызывают беспокойство и требуют психотерапии.

    Новый словарь культурной грамотности, третье издание Авторские права © 2005 издательской компании Houghton Mifflin Harcourt.Опубликовано Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

    Прочие — это Readingli {-webkit-flex-base: 100%; — ms-flex-предпочтительный размер: 100%; flex-base: 100%;} @ media only screen и (max-width: 769px) {. Css -1uttx60> li {-webkit-flex-базис: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; гибкий-базис: 100%;}} @ экран только мультимедиа и (max-width: 480px) {. css-1uttx60> li {-webkit-flex-базис: 100%; — ms-flex-предпочтительный-размер: 100%; гибкий-базис: 100%;}}]]>

    Функциональные желудочно-кишечные заболевания и психологическая дезадаптация, особенности личности и качество жизни | BMC Gastroenterology

    AP-FGID — распространенная проблема со здоровьем среди детей и подростков от 13 до 18 лет в Шри-Ланке.Кроме того, у пострадавших подростков было более низкое качество жизни, более высокая психологическая дезадаптация и более аномальные черты личности. У подростков с более высокими показателями PAQ, указывающими на психологическую дезадаптацию, было более низкое HRQoL. Более того, подростки с более высокими показателями PAQ и более низкими показателями HRQoL с большей вероятностью обращались за медицинской помощью по поводу своих симптомов.

    Одно предыдущее исследование в Шри-Ланке, охватившее 4 провинции страны и один и тот же район, показало, что 12,5% детей в возрасте 10–16 лет имели AP-FGID [3].В другом исследовании с участием 427 детей 13,8% из них страдали AP-FGID. В обоих исследованиях для диагностики AP-FGID использовались критерии Рима III [2]. В текущем исследовании 12,9% подростков имели AP-FGID, и данные совместимы с предыдущими исследованиями.

    Согласно двум предыдущим исследованиям, IBS был наиболее распространенным типом AP-FGID в Шри-Ланке [2, 3]. Другое педиатрическое исследование, проведенное в Колумбии, также показало высокую распространенность СРК [32]. Результаты настоящего исследования соответствуют данным предыдущих исследований.Однако исследование, проведенное в Италии с использованием критериев Рима II, показало, что FD была более распространена, чем другие AP-FGID у детей [33]. Следует отметить, что в этом исследовании выборка включала значительное количество детей младшего возраста по сравнению с нашей выборкой. Социокультурные факторы — это известный набор предрасполагающих факторов, которые определяют распространенность FGID [34]. Различия в социокультурных факторах между Западом и Востоком могли быть еще одним фактором, обусловившим различную распространенность FGID между европейскими и нашей выборками.

    HRQoL — важный детерминант воздействия болезни на жизнь человека, особенно когда нет надежных биомаркеров для количественной оценки активности болезни. AP-FGID — это группа расстройств, которые вызывают частые эпизоды боли и дискомфорта в животе и часто связаны с другими симптомами, такими как аномальные привычки кишечника, головная боль, рвота и тошнота. Нехватка эффективных терапевтических вариантов также увеличивает беспокойство и дистресс у детей и их родителей, что еще больше способствует плохому качеству здоровья. Однако пока мало исследований, посвященных оценке качества жизни у подростков с AP-FGID. Недавнее школьное исследование, проведенное среди детей от 10 до 17 лет, показало значительно более низкое качество школьной работы у детей с СРК, аэрофагией и циклической рвотой [35]. Аналогичным образом Varni et al. оценили HRQoL с использованием общей шкалы оценок у детей от 5 до 18 лет в США. Они сообщили о значительно более низком КЖ у детей с СРК во всех 4 областях [15]. Другое исследование, проведенное с участием старшеклассников в Корее, также показало аналогичные результаты [36].Недавнее исследование Шри-Ланки, проведенное в Западной провинции Шри-Ланки, также отметило, что подростки с AP-FGID имеют низкое качество жизни во всех 4 областях [16].

    Предыдущее исследование, проведенное в Шри-Ланке, показало более низкое качество жизни у пострадавших детей с вздутием живота, тошнотой, рвотой и запором. Обнаружена значимая отрицательная корреляция между общим показателем HRQoL и выраженностью боли в животе и частотой боли в животе, тяжестью диспепсии и тяжестью запора [16].Подобно этому предыдущему исследованию, текущее исследование показало значительно более низкое качество жизни у детей с тошнотой, рвотой, запором и потерей аппетита. Кроме того, наблюдались значимые корреляции между общим показателем HRQoL и тяжестью боли в животе, средней продолжительностью эпизодов боли и продолжительностью AP-FGID.

    As Sagawa et al. , отметили, что плохое школьное функционирование является серьезной проблемой для детей с СРК в Японии, подобно тому, что мы наблюдали в нашей выборке подростков с AP-FGID [35].Плохое функционирование школы, вероятно, приведет к плохой успеваемости затронутых подростков, что, возможно, приведет к снижению способности зарабатывать во взрослом возрасте. Следовательно, крайне важно, чтобы медицинские работники серьезно относились к детским AP-FGID и эффективно лечили эти расстройства, чтобы предотвратить долгосрочные неблагоприятные исходы.

    PAQ — это инструмент для самостоятельного использования, предназначенный для оценки семи личностных качеств [29]. Это враждебность и агрессия; зависимость; отрицательная самооценка; отрицательная самодостаточность; эмоциональная невосприимчивость; эмоциональная нестабильность; и негативное мировоззрение.Пороговые значения психологической дезадаптации для международного использования составляют 105 [37], а в Шри-Ланке — 89 [30]. Разница в пороговых значениях может указывать на культурные различия между Шри-Ланкой и США, где поведение детей, которое может считаться нормативным в последних, может считаться неадаптивным в Шри-Ланке.

    Используя этот вопросник, мы обнаружили, что подростки с AP-FGID имеют значительно более высокие оценки психологической дезадаптации по сравнению с контрольной группой. Подростки с AP-FGID как группа набрали более высокие баллы по всем аномальным чертам личности, за исключением зависимости, чем контрольная группа.Вызывало некоторое беспокойство то, что подростки с СРК, АМ и ФАП проявляли больше враждебности и агрессии по отношению к другим. Кроме того, все они получили более высокие оценки за эмоциональную невосприимчивость. Подростки с такими чертами личности, скорее всего, будут иметь плохие социальные отношения и мало друзей. Это может частично объяснить их более низкие оценки в социальной сфере HRQoL. Кроме того, определенные характеристики личности, такие как агрессия, враждебность и негативное мировоззрение, могут предрасполагать подростков к развитию таких психологических состояний, как депрессия, тревога и стресс.Единственной личностной чертой, которая оказалась существенно ненормальной у подростков с ФД, была отрицательная самооценка. В нашей выборке было небольшое количество пациентов с ФД ( n = 25). Предыдущие исследования в Шри-Ланке также показали низкую распространенность ФД у подростков [2, 3]. Когда размер эффекта был рассчитан с использованием Cohen D для t-критерия, наблюдалась величина эффекта от малого до среднего, что указывает на то, что это отсутствие существенной разницы, вероятно, связано с небольшим размером выборки.

    Подобно нашему исследованию, предыдущие исследования взрослых также сообщили о более отрицательной самооценке [10] и агрессии [7] у взрослых с функциональными желудочно-кишечными расстройствами.Другие аномалии личности, наблюдаемые у взрослых с AP-FGID, включают отстраненность, невротизм, сознательность, неполноценные стратегии совладания, низкий уровень открытости и уступчивости [6,7,8,9,10, 38,39,40,41]. В отличие от этого, некоторые другие исследования, проведенные у взрослых с FGID [12] и детей с повторяющейся болью в животе [13], не смогли продемонстрировать значительных различий в личности у пострадавших людей. Однако во всех предыдущих исследованиях использовались разные инструменты для оценки личности участников, поэтому прямое сравнение было затруднено.

    Было показано, что психологические факторы активируют центральную часть оси мозг-кишечник [5]. Это приводит к нескольким физиологическим изменениям, включая усиление блуждающего нерва и активацию гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой (HPA) оси. Это в конечном итоге изменяет моторику и чувствительность кишечника, вызывая такие симптомы, как боль в животе и изменение привычек кишечника [42,43,44,45,46,47,48,49,50]. Эти гипотезы, по крайней мере частично, объясняют физиологическую основу ассоциаций между психологической дезадаптацией, личностными чертами и AP-FGID у подростков.

    Кроме того, повторяющиеся эпизоды боли, которые обычно связаны с другими симптомами, такими как нарушение работы кишечника, диспепсия, тошнота, рвота, головная боль и другие болезненные состояния, а также отсутствие эффективных вариантов лечения также могли способствовать улучшению некоторых характеристик личности. такие как низкая самооценка, самооценка и негативное мировоззрение у подростков с AP-FGID. Также возможно, что эти подростки склонны сравнивать себя со своими сверстниками, у которых нет таких желудочно-кишечных проблем, и выработать неадаптивный взгляд на общество в целом.

    Интересно отметить, что ни один из типов AP-FGID не был связан с зависимостью. Мы ожидали, что они будут зависеть от родителей и / или медицинского персонала, чтобы они чувствовали себя комфортно, по крайней мере, во время приступов боли. Однако, напротив, зависимость не является характеристикой личности, которую мы наблюдали в нашей группе подростков с AP-FGID. Это сложно объяснить. Подростки, включенные в настоящее исследование, имели симптомы в течение очень долгого времени, и со временем они, возможно, поняли природу расстройства, узнали, что от членов семьи или медицинского персонала можно получить небольшую помощь, и стали более независимыми.Напротив, это отсутствие различий может быть связано с нежеланием затронутых подростков признавать свою зависимость даже в анонимной и конфиденциальной анкете. Дальнейшие исследования с одновременным анкетированием родителей были бы полезны для оценки точного характера зависимости затронутых подростков.

    Мы обнаружили отрицательную корреляцию между общими баллами, полученными для PAQ и HRQoL. Это говорит о том, что психологическая дезадаптация влияет на качество жизни подростков с AP-FGID.Это может быть потому, что эти подростки относятся к миру и смотрят на него нереалистично, что заставляет их считать мир / других / себя нездоровыми. Кроме того, у затронутых подростков с психологической дезадаптацией могут быть более серьезные симптомы. Психологическая адаптация также может влиять на то, как симптомы переживаются и интерпретируются затронутыми людьми, и, следовательно, на КЖ.

    В этом исследовании почти 58% подростков обращались к практикующему врачу по поводу боли в животе и связанных с ней симптомов.Предыдущие исследования показали, что частота обращений за медицинской помощью составляет от 28 до 70% детей Шри-Ланки [16, 20]. Значительная часть из них была госпитализирована из-за их симптомов, что указывает на возможное обострение тяжелых симптомов. Однако важно отметить, что большинство из них лечились в амбулаторных условиях, что согласуется с данными предыдущих исследований [16, 20]. Поэтому крайне важно обучать врачей общей практики и медицинских работников, работающих в амбулаторных клиниках, методам обследования и лечения подростков с AP-FGID.

    Наличие психологической дезадаптации, а также определенных личностных качеств было связано с более высокой консультацией врача. Следовательно, враждебность по отношению к другим, эмоциональная нестабильность, отрицательная самооценка, отрицательная самодостаточность и более высокая общая психологическая дезадаптация свидетельствуют о сильной склонности к поведенческим моделям обращения за медицинской помощью. Эти черты личности, возможно, связаны с более высокой эмоциональной нестабильностью и более серьезными симптомами, которые приводят к большему обращению за медицинской помощью.Литература, посвященная AP-FGID у подростков, психологической дезадаптации и личностным чертам, довольно скудна, и поэтому мы не можем провести достойное сравнение. Однако это новое открытие требует внимания педиатров и медицинских работников.

    Обязательно отметить, что HRQoL оказывает значительное влияние на консультацию врача. Подростки с низкими показателями HRQoL обращались за медицинской помощью по поводу своих симптомов в большей степени, чем другие. Это особенно верно, когда у них более низкие баллы по школе, физическому и эмоциональному функционированию.HRQoL является косвенным индикатором серьезности заболевания, особенно при отсутствии надежных биологических маркеров, как в случае AP-FGID.

    В этом исследовании симптомами, независимо связанными с консультацией врача у детей с AP-FGID, были вздутие живота, рвота и головная боль. Подобно текущему исследованию, предыдущее исследование, проведенное среди подростков с AP-FGID в Шри-Ланке, показало связь между рвотой и вздутием живота и консультацией врача [16]. В этом исследовании мы не обнаружили значимой независимой связи между консультацией врача и социально-демографическими, семейными и школьными факторами, а также другими клиническими характеристиками, подобных тем, о которых ранее сообщалось в Шри-Ланке [16]. Однако предыдущие исследования, проведенные с участием детей с болью в животе, указали на возраст начала, тяжесть, частоту и продолжительность приступов боли, пропуски занятий в школе, прерывание сна и нарушение нормальной деятельности как важные детерминанты обращения за медицинской помощью [18,19,20, 23] .

    Это исследование имеет несколько сильных сторон. Большой размер выборки и использование вопросников, переведенных на родные языки и проверенных для подростков Шри-Ланки для диагностики AP-FGID и оценки психологической дезадаптации, личностных черт и качества жизни, повысили надежность наших результатов.Подростки с болями в животе прошли клиническое обследование, которое включало подробный анамнез и полное физикальное обследование. Пациенты с признаками органической патологии были направлены на дополнительное обследование в местную педиатрическую поликлинику. Эта процедура помогла исключить большинство подростков с основными органическими нарушениями. Мы собирали данные с помощью самостоятельно заполненных анкет, и, возможно, основным ограничением нашего исследования является систематическая ошибка воспоминаний. Вдобавок, когда мы используем шри-ланкийское пороговое значение для психологической дезадаптации, почти половина контрольных групп в нашей выборке имела психологическую дезадаптацию, но когда мы применяем международное пороговое значение, оно составляло только 14.2%. Это ставит вопрос о действительности порогового значения, ранее доступного для детей Шри-Ланки. Мы считаем, что нормативные данные для детей Шри-Ланки необходимо пересчитать с использованием более широкой выборки детей из разных регионов страны.

    «Когнитивные профили психологической дезадаптации» Хенни Элис Вестра

    Аннотация

    Обзор литературы, исследующей различные когнитивные конструкции в различных моделях дезадаптации, показал, что, несмотря на многочисленные когнитивные сходства, области содержания, к которым применяются когнитивные процессы, могут быть одной потенциально важной особенностью, отличающей различные формы психологической дезадаптации. Это предложение было эмпирически проверено в пилотном исследовании, в котором профили иррациональных убеждений изучались одновременно по четырем паттернам дезадаптации: депрессии, тревоге, поведенческому паттерну типа А и булимии. Корреляционные данные, собранные у 63 студентов начального курса психологии, дали данные, согласующиеся с предложениями по специфике содержания.; Используя студентов университетов, предложения по специфичности содержания были всесторонне исследованы по четырем когнитивным компонентам: иррациональные убеждения, самосхемы, память на релевантную для себя информацию и выборочную внимание.Исследование 1 предоставило репликацию иррациональных конфигураций убеждений через паттерны дезадаптации и дополнительно продемонстрировало, что убеждения, специфичные для каждого паттерна, по сравнению с общими познаниями, значительно предсказывают дезадаптацию после 7-недельного интервала, помимо предсказания, полученного только на основе начальных уровней дезадаптации. Я-схемы через паттерны дезадаптации были изучены в исследовании 2 с помощью парадигмы самореферентного рейтинга. Конфигурация самоописательной информации, связанной с каждым шаблоном дезадаптации, обычно сходилась с предсказанными измерениями содержания, лежащими в основе когнитивных профилей.Исследование случайных воспоминаний о релевантной для себя информации выявило эффекты специфичности среди депрессивных субъектов для профильного материала.; В исследовании 3 проверялись предложения по специфичности содержания на уровне выборочного внимания. Была использована модификация парадигмы обнаружения зонда MacLeod, Mathews & Tata (1986). Для депрессивных, тревожных и булимических групп результаты соответствовали сдвигам внимания в сторону информации, сходящейся на содержании определенного когнитивного профиля, по сравнению с неспецифическим материалом.Эффекты избирательного внимания не были получены для группы типа А. Данные случайного распознавания дополнительно подтвердили улучшенное удержание профильного материала для депрессивных людей.

    Добавить комментарий