Травля на работе что делать – Как защищать себя, если на работе меня психологически «травят»?

Содержание

Что делать, если начальство травит на работе | НГС

Друзья 47-летнего участкового Виталия Задорожного до сих пор не могут поверить в то, что его больше нет. По версии близких полицейского, его травило начальство. Последние несколько месяцев Виталия Задорожного пытались буквально выжить со службы — заставляли работать вечерами и во время отпуска и постоянно писали жалобы «наверх».

О проблеме эмоционального насилия на работе почти никто не говорит, особенно в России, хотя для коллективной травли одного из сотрудников в коллективе даже есть официальное название — «моббинг». Корреспондент НГС, разбираясь в феномене травли на работе, нашла новосибирцев, которые сами пережили психологический террор коллег, но смогли вовремя остановить это.

Виктория Р.* уволилась спустя год работы в офисе — она трудилась специалистом по документообороту в крупной компании. По словам сибирячки, одна из коллег сначала пыталась с ней подружиться, но, не встретив взаимности, начала распускать о Виктории глупые сплетни. Например, коллега увидела её в автобусе с молодым человеком, с которым Виктория только начинала встречаться, и рассказала остальным сотрудникам, какая она, мягко говоря, легкомысленная девушка.

«Я нейтрально к ней относилась, хотя она на всё реагировала неадекватно. Она за моей спиной постоянно что-то рассказывала, против меня настраивала отдел. 

Тем не менее ей люди верили, и я стала врагом № 1. Она ходила к моей начальнице, жаловалась, [мне] говорила: «Я тебя после работы буду поджидать». Взрослая женщина, а вела себя как подросток. 

Пыталась начальнице [всё объяснить], но она говорила: «Мне кажется, что Маша права». Хотя меня она дольше знала», — вспоминает сибирячка.

Виктория написала заявление об увольнении по собственному желанию — у девушки был настолько сильный стресс, что она уже не могла находиться в офисе когда-то любимой компании.

Тамара К. проработала на госслужбе 14 лет — в какой-то момент её стали пытаться выжить с работы. Начальство время от времени пугало, что не аттестует, лишало премии, понижало в должности, в день рождения заставляли неожиданно переезжать из одного кабинета в другой, а только уходила домой — звонили и говорили, что нужно срочно вернуться и найти документы.

Изгоем в коллективе может стать как мягкий человек, который не ответит на нападки, так и оппозиционер — он не даст себя в обиду, но, скорее, уволят именно его. В любом случае выбор жертвы не связан с её профессиональными навыками, говорят эксперты

«И это мы ещё умолчали о ежедневном, ежечасном тычковании, бесконечных объяснительных и так далее. В итоге предупредили о сокращении, предлагали всякую ерунду на уровне уборщиц — при наличии других вакансий. 

Естественно, хотела уйти, я же не сумасшедшая. Но потенциальный руководитель звонил на прежнее место работы, а там только гадости говорили. <…> Я юрист и законы знаю хорошо, так что за себя боролась как могла. Но против системы тяжело», 

— переживает сибирячка.

Третья собеседница НГС — Мария Т. — рассказывает, что в её случае травля коллег началась после того, как начальник добавил ей работы — соответственно, и денег тоже.

«Мои коллеги страшно обиделись на это. Но вроде как гнобить за бабло некрасиво и тупо, поэтому они придумали, что я в мэрии стучу на коллектив (Мария работала на телевидении. — Прим. ред.). И объявили мне бойкот. Не разговаривали, делали лица, будто их сейчас вырвет, демонстративно выходили из курилки, когда туда заходила я. Всем рассказывали, что я сплю с этим политтехнологом, что стучу в мэрии. Какой сплю?! Он гей, вы слепые? Лучшая подруга — с начальной школы дружили — как-то тоже демонстративно вышла из курилки, вернулась, швырнула мне в лицо полтинник, который занимала, и сказала: «Теперь я тебе ничего не должна!». Я пыталась доказать, что я не верблюд, но кто ж меня слушал», — утверждает Мария.

По словам девушки, конфликт успокоился через несколько лет сам собой, но с подругой отношения уже были испорчены, она так и не извинилась.

Заведующая кафедрой социальной психологии и виктимологии НГПУ Марина Кошенова говорит, что травля кого-то из сотрудников создаёт в коллективе иллюзию спокойствия и даже благополучия. 

Коллеги изгоя за счёт него повышают свою самооценку, а не вступаются перед начальником не столько из-за страха наказания, сколько из-за уверенности, что «он плохой, а я зато хороший».

Коллеги часто не вступаются за человека, которого травит начальник, не только из-за страха перед боссом, также они самоутверждаются за счёт жертвы

«Для начальника наличие жертвы в коллективе позволяет держать в страхе других, другую группу. Как ему кажется, так эффективно управлять. Ничего эффективного из этого не получается, но иллюзия, что другие будут бояться и будут вести себя в соответствии с моими требованиями и ожиданиями, — она, конечно же, увеличивается.

Вообще, «хорошие» мобберы получаются из тех, кто был жертвой сам на каком-то этапе своей жизни. Для них это такая модель поведения — не в том плане, что нужно отомстить другим, а что «я вообще считаю это нормой взаимодействия». Конечно, если начальник самодостаточен и ориентирован на эффективную работу, на поддержку коллектива, такого не произойдёт», — объясняет психолог.

По словам Марины Кошеновой, вне зависимости от профессиональных успехов изгоем может стать как забитый мягкий человек, так и «оппозиционер» — который не боится коллег и противостоит нападкам. Другое дело, что первый типаж будет ещё долго работать в коллективе, боясь увольнения с нелюбимой работы с ужасными коллегами, а второй просто найдёт другой офис.

Эксперт предупреждает — не всегда откровенный разговор с преследователями может подействовать положительно. 

В половине случаев тиран перестанет сильно давить, испугавшись потерять сотрудника, но вполне возможно, что это даст обратный эффект — и дело закончится увольнением или, что хуже, новыми пытками для изгоя.

Формы травли — как в школе, так и на работе — практически не меняются из десятилетия в десятилетие; за исключением того, что добавился ещё и кибербуллинг (травля в интернете), отметила завкафедрой социальной работы и социальной антропологии НГТУ Людмила Осьмук.

«Явной травле на работе сопутствовать может и кибербуллинг. Понятно, что взрослые не сидят так долго в сетях, как дети, и, наверное, формы детского и взрослого кибербуллинга отличаются. Но как дополнительное средство надавить на человека и постараться его убрать из коллектива, например, почему нет», — считает социолог.

По мнению эксперта, травля больше свойственна для структур с жёсткой иерархией и подчинением, нежели в коллективах с более дружественными подходами. Но в большинстве случаев конфликты и преследования разлагают атмосферу, а не делают работу эффективнее. Осьмук добавила, что спасением, особенно для крупных организаций, может стать появление конфликтологических служб — они смогут работать не столько как психологи, сколько как медиаторы, которые добиваются выгодного решения для всех конфликтующих сторон.

Как рассказала корреспонденту НГС адвокат, эксперт по семейным конфликтам Елена Пешкова (коллегия «Потапов и партнёры»), юристам известны случаи притеснения на работе. Это могут быть бесконечные проверки и требования дополнительных отчётов, демонстративный игнор плохих условий труда у работника-изгоя (когда не обновляют технику и мебель), различные провокации и штрафы за самые мелкие проступки, которые другим сходят с рук (опоздание на 5 минут из-за пробки).

При этом методы борьбы с такими работодателями на уровне законов сильно ограничены.

«Обращение в трудовую инспекцию, как правило, бесполезно, никто не будет заниматься вопросами нездоровой атмосферы на работе. Прокуратура — тем более. Контролирующие органы работают с фактами очевидных и грубых нарушений трудового законодательства», — пояснила Елена Пешкова.

То есть, по словам юриста, государство возьмётся помочь жертве злого начальника, только если руководитель не платит зарплату, заставляет работать внеурочно без оснований и оплаты и не даёт отпуск, причём это нужно доказать. А если начальник просто гнобит — можно либо с ним пытаться помириться, либо всё-таки уволиться.

* Имена собеседников НГС, рассказавших о своём опыте травли на работе, изменены по их просьбе.

Читайте также:

«Нас не пускают на порог»

Сотни новосибирцев не могут выбить свои зарплаты у РАТЭК — крупнейшей компании, занимающейся грузоперевозками.

ngs.ru

как противостоять травле на работе

Если понятие «буллинг» (травля ребенка в школе) у нас в стране давно известно многим, то вот значение его тезки «моббинга» – пока еще остается экзотикой. И дело не в том, что травли на работе в России нет. Просто среди взрослых не принято жаловаться на обидчиков в коллективе. Многие сносят насмешки молча, расплачиваясь своими нервами и здоровьем. Где пролегает грань между здоровой иронией и разрушительным моббингом, как противостоять последнему, корреспондент «Подмосковье сегодня» выяснил у эксперта.

В КАПКАНЕ ОБИД

В марте этого года Анна М. из Долгопрудного вынужденно ушла с перспективной работы. Причиной стали моббинг и попустительство начальства.

– Я пришла на работу менеджером по продажам. Первые полгода никаких проблем не было. Я перевыполняла план, была на хорошем счету у руководства. Все началось, когда директор офиса сообщил, что присматривает в коллективе нового начальника отдела продаж, – рассказывает Анна. – Другой менеджер, из старожилов, пошла на прямой конфликт. Я опомниться не успела, как превратилась в объект шуток для всех коллег.

Кстати

Моббинг (от англ. mob – «толпа») – форма психологического насилия в виде травли сотрудника в коллективе, как правило, с целью его увольнения.

У Анны со стола начали исчезать важные документы, а лучших клиентов стали «перехватывать» другие работники. Но самыми обидными были шутки личного характера: коллеги высмеивали ее внешность, манеру речи и даже тот факт, что она растит сына в одиночку. Анна не выдержала и ушла в другую фирму на меньшую зарплату.

МОББИНГ ИЛИ ЧЕРНЫЙ ЮМОР?

Можно ли не попасть в ситуацию, в которой оказалась Анна из Долгопрудного, и как постараться с честью свести травлю на «нет», мы спросили у члена Ассоциации психологов Подмосковья Оксаны Шумейко.

– В коллективе можно выделить два вида моббинга. Вертикальный – от руководства к подчиненным или наоборот и горизонтальный – от коллег, – пояснила Шумейко. – Но причины у них, как правило, идентичны: жертвенный стиль поведения, низкая способность защиты себя, а также сопротивление авторитету коллектива.

При этом психолог отметил, что чаще всего травля начинается из-за обычной безобидной шутки.

– Приведу случай из практики. Одна девушка устроилась на работу учителем музыки. На собеседовании упомянула, что она певица и музыкант. Директор школы представляет ее коллективу: «Знакомьтесь, это наш новый учитель, певица и музыкант, своих произведений пока нет, а наших детей будет обучать классической музыке», – рассказывает Шумейко. – Невинный «укол» директора позже перерос в травлю. Девушке пришлось уволиться.

Психолог не отрицает, что сейчас в обществе распространены так называемый «черный юмор» и насмешки друг над другом. Но моббинг отличается от этого тем, что затягивается на месяцы, шутки с каждым разом становятся все злее и сопровождаются клеветой.

ВЫХОДИМ ИЗ РОЛИ ЖЕРТВЫ

Как продолжает Шумейко, человек, ставший объектом моббинга, в первую очередь должен задуматься, чем подкрепляются враждебные стимулы, и изменить свое поведение. Нельзя бояться озвучивать свое мнение и недовольство.

– Но при этом важно правильно подать информацию, – продолжает психолог. – Не надо кричать или повышать тон. В то же время, необходимо помнить, что агрессоры не испытывают жалости к своей жертве и если вы будете уговаривать войти в ваше положение, то моббинг может только усилиться. Важно донести, что вы стараетесь улучшить качество работы. В речи используйте «Я-высказывания»: «Я заметила, что…», « Я понимаю, что для вас важно». Будьте готовы предложить компромиссы.

Интересно

Самый печально известный и масштабный случай моббинга произошел во Франции около 10 лет назад. Руководство компании France Télécom решило сократить 22 тыс. человек и, чтобы не платить компенсацию, организовало массированную травлю сотрудников. В результате 35 человек не выдержали прессинга и свели счеты с жизнью. Этой весной ответственные за травлю попали на скамью подсудимых.

При этом эксперт особенно подчеркивает: если психологический дискомфорт так силен, что человек теряет свое здоровье, лучше действительно задуматься об увольнении.

СОВЕТЫ РУКОВОДИТЕЛЮ

Как добавляет Шумейко, зачастую за травлю в коллективе ответственен руководитель. Именно он может не допустить разлада.

– Я бы советовала разрабатывать, например, систему по адаптации новых членов коллектива. Не выделять нового коллегу и не навешивать на него ярлыков, – пояснила психолог. – Периодически проводить тимбилдинги – корпоративные праздники и психологические тренинги, которые моделируют жизнь коллектива, обучают его совместной активной деятельности.

5 ВИДОВ МОББИНГА

1. Невербальный моббинг – неодобрительные и пренебрежительные взгляды.

2. Игнорирование – вас не замечают, не здороваются, выходят из кабинета, когда вы заходите.

3. Высмеивание – публичное обсуждение личных качеств и манер поведения.

4. Принижение профессионализма – публичное обсуждение рабочих промахов и неудач.

5. Сплетни – систематические ложные обвинения.

– К сожалению, в нашей стране законодатели не так внимательны к проблемам работников, как те же психологи, которые первые обратили внимание на явление моббинга, – рассказала член Общественной палаты Московской области Алексей Стрелков. – Правовые механизмы защиты работников от моббинга исчерпываются нормами Трудового кодекса. К сожалению, эти нормы не применимы в случае оказания психологического насилия над работником. Лично я считаю, что уже давно назрел момент, когда нам необходимо пересмотреть действующие нормы трудового законодательства, в том числе, и в части защиты работников от такого явления как моббинг, приравняв все виды его проявлений к нарушению прав человека.

mosregtoday.ru

Травля на рабочем месте | Синдром Аспергера

В этой статье объясняется, что такое травля, как понять, что вас травят, какая возможна помощь в случае травли, и где найти поддержку. Также цель этой статьи – помочь вам на рабочем месте и предложить рекомендации по общению и адаптации на работе.


bullying
Что такое травля

Травля – это то же самое, что оскорбления и издевательства. Это значит, что один человек или группа людей, преднамеренно причиняют вред другому человеку или осознанно ведут себя оскорбительно и недобро с ним. Например, травля может включать шутки об инвалидности человека или грубые замечания о чужой сексуальной ориентации. Человека могут травить с помощью определенного стиля речи, слов или манер (например, вербальные оскорбления) или с помощью своих действий (например, оскорбления действием). Травля может происходить более скрытым образом, например, включать принуждение или манипуляции с целью вынудить вас что-то сделать, исключение вас из общей деятельности или недобрые слова у вас за спиной.

Никто не обязан мириться с травлей на работе. Каждый имеет право на то, чтобы к нему обращались с достоинством и уважением. Травля и оскорбления недопустимы. Ваш работодатель несет ответственность за то, чтобы защищать вас от травли и оскорбительного поведения. Работодатели должны предпринимать меры по профилактике травли и устанавливать процедуры подачи жалоб, чтобы облегчить помощь и поддержку пострадавшим от травли.

Обычно люди выделяют два вида травли: прямая травля и непрямая травля. Иногда проще понять, если человек травит вас напрямую, но даже прямую травлю бывает трудно интерпретировать. Примеры прямой травли включают:

— грубые замечания

— шутки и замечания о вашей инвалидности

— оскорбления в ваш адрес с помощью слов или поведения

— навязчивое и придирчивое наблюдение за вашей работой или другие злоупотребления властью и должностью

— нежелательное сексуальное внимание – прикосновения, слишком близкая дистанция, демонстрация вам оскорбительных материалов сексуального содержания

— попытки унизить вас перед другими коллегами

— физическое насилие.

Вам может быть труднее сказать, подвергаетесь ли вы травле, если травля является скрытой или непрямой. Примеры непрямой травли включают:

— лишение вас возможностей для обучения или повышения

— постоянные придирки к результатам вашей работы

— постановка задач и сроков выполнения работы, которые вы в принципе не сможете выполнить

— исключение вас из группы коллег, отказ приглашать вас на социальные мероприятия

— распространение порочащих слухов о вас

— необоснованные комментарии о безопасности вашей занятости, когда вы работаете полностью удовлетворительно; например, когда вам говорят, что вашего предшественника на этой должности уволили за неправильное выполнение работы.

Травля не обязательно происходит лицом к лицу, она может происходить по телефону или когда вас безосновательно постоянно проверяют, в то время как ваши коллеги не подвергаются такому же обращению. Это включает случаи, когда руководитель ведет себя с вами так, как он не ведет себя ни с одним другим сотрудником.

Что делать, если мне кажется, что меня травят?

Если вы думаете, что вас травят, постарайтесь обсудить с кем-нибудь, что конкретно происходит на вашем рабочем месте. Это может быть другой сотрудник, которому вы доверяете, или ваш знакомый не с работы. Иногда трудно понять, ведет ли другой человек себя по-доброму или жестоко. Поведение, которое кажется травлей, может оказаться чем-то другим, и хорошая идея обсудить его с другим человеком и привести конкретные примеры, чтобы услышать непредвзятое мнение. Хорошее место, где можно обсудить эту ситуацию – социальная группа для людей с расстройствами спектра аутизма.

Марк Сегар написал руководство по выживанию для людей с синдромом Аспергера – это руководство по социальным правилам и ситуациям, в котором рассказывается о приемлемом поведении, о том, как понять, является ли человек настоящим другом, и языке тела. Вы можете прочитать книгу Марка Сегара в сети по следующей ссылке: http://www.aspergers.ru/node/94

Есть организации по охране труда, в которые вы можете обратиться, если считаете, что подвергаетесь травле. Если вы не уверены, что можете это сделать, поговорите со своими коллегами на работе. Кто-то из них также мог пострадать от травли или мог наблюдать, как травят вас. С большой вероятностью человек, практикующий травлю, делал своими мишенями и других людей. Очень важно, чтобы вы не пытались справиться с этим самостоятельно – другие люди смогут вам помочь и предложить поддержку.

Вам следует вести дневник с ясным описанием того, что произошло в отношении травли. Иногда события выглядят тривиальными по отдельности, но все вместе демонстрируют их реальные последствия. Письменные доказательства пригодятся вам, если вы решите поднять вопрос о травле. Хорошая запись в таком дневнике должна следовать схеме:

— что произошло

— когда произошло

— кто еще там присутствовал

— что сказали или сделали другие люди

— что вы почувствовали в результате.

Если вы являетесь членом профсоюза и у вашего профсоюза есть представитель по безопасности там, где вы работаете, то вы можете договориться о встрече с ним и обсудить, что происходит. С представителем профсоюза можно побеседовать конфиденциально, и он может предложить совет и поддержку. Эта поддержка означает, что они могут сами поговорить с тем, кто вас травит, или помочь в подаче официальной жалобы. Эта поддержка должна продолжаться на протяжении всей процедуры.

Рекомендации по общению и адаптации на работе

Очень полезно, если на рабочем месте у вас будет наставник, или конкретный человек, с которым вы можете обсудить проблемы. Вы сможете обсудить с таким человеком неписаные правила офиса, и он сможет поправить вас, если вы запутались в данных вам инструкциях. Иногда полезно иметь кого-нибудь, чтобы поговорить о проблемах на месте работы. Менеджер или сотрудник отдела кадров может назначить вам наставника на рабочем месте. Это должен быть кто-то, кому вы доверяете, так что подумайте о людях на работе, с которыми вам комфортно, прежде чем обсудить этот вопрос с менеджером или сотрудником отдела кадров. Не обязательно, чтобы этот человек непосредственно работал с вами. Полезно встречаться с вашим наставником через запланированный срок, чтобы обсудить с ним события по мере их происшествия и разобраться с ними на ранней стадии, чтобы проблемы не накапливались с течением времени.

На каждом рабочем месте есть ряд негласных правил и было бы полезно обсудить их с наставником. Эти правила свои для каждой организации, и иногда это даже относится к разным отделам одной и той же организации, так что важно обсудить их с кем-нибудь. Примеры таких правил включают:

— предложить всем кофе, если вы делаете кофе себе (в зависимости от размера команды)

— пользоваться своей собственной кружкой и мыть все, чем вы воспользовались

— договоренности о пакетиках чая/кофе/молоке – должны ли вы докупать их в общий запас, если вы им пользуетесь? Что нужно сделать, если вы допили молоко?

— договоренности о перерыве на обед – должен ли кто-то оставаться в офисе во время перерыва на обед? Если да, то существует ли ротация в том, когда люди уходят на перерыв?

Вы можете поговорить с наставником о различных уровнях отношений, существующих на работе. В целом отношения на работе более формальны, чем среди друзей или членов семьи. Некоторые вещи, которые мы говорим близким друзьям или родственникам, нельзя говорить на работе, некоторые темы не подходят для обсуждения на работе.

То, о чем люди говорят на работе, и то, как они об этом говорят, иногда называют офисной болтовней, и это также тема, которую можно обсудить с наставником. Офисная болтовня – это вид разговора между коллегами по работе, особенно теми, кто работает в открытом офисе. Национальное аутичное общество опубликовало книгу «Язык тела и коммуникация», в которой есть советы о том, как участвовать в подобной болтовне. Как правило, это не постоянный разговор, а просто серия коротких бесед, которые происходят в течение дня. Обычно при этом люди не прекращают то, чем они занимаются. Чтобы присоединиться к болтовне, люди остаются за своими столами и продолжают работать, беседуя.

Как правило, это хорошая идея обращать внимание на такую беседу. Если вы никак не будете на нее реагировать, люди могут посчитать вас грубым. Хотя офисная болтовня редко имеет какую-либо цель, она является методом развития хороших рабочих отношений с коллегами и способом почувствовать себя одним из них (Perks, 2007). Вы можете решить, что вам нужно инициировать офисную болтовню. Если это так, то подходящие темы для разговора включают:

— погоду

— недавнюю телевизионную программу или фильм

— недавнее спортивное событие.

Примерами неадекватных тем для такого разговора являются:

— деньги (в том числе то, сколько зарабатывают ваши коллеги)

— критическое обсуждение внешности других людей (например, того что на них надето)

— личные комментарии о ваших коллегах.

Если вы решили сообщить на работе о своей инвалидности, то, вероятно, вам будет полезно распространить информацию о синдроме Аспергера среди ваших коллег. Если это вызывает у вас дискомфорт, то вы можете попросить менеджера или наставника распространить эту информацию. Данная информация должна содержать общие сведения о том, что такое синдром Аспергера, и сведения о разумных приспособлениях, которые могут помочь вам в работе. Примеры таких разумных приспособлений включают:

— предоставление инструкций и задач в письменном виде

— краткие и четкие инструкции

— разбивка крупных задач на маленькие компоненты

— постоянный распорядок выполнения рабочих задач, чтобы лучше структурировать ваш рабочий день

— просьба, чтобы люди сообщали вам, если вы слишком долго говорите об одном и том же предмете, который относится к вашим специальным интересам.

Вы также можете поговорить со своим менеджером или сотрудником отдела кадров о том, чтобы договориться о семинаре об аутизме/синдроме Аспергера для всех сотрудников. Есть организации, которые предлагают такие семинары, и они помогут вашей команде лучше понять ваши потребности, что может привести к более доброжелательному для вас рабочему месту.

Представленный выше материал — перевод текста «Bullying in the workplace».

aspergers.ru

Стесняюсь спросить. Меня гнобят на работе (в универе, в армии, в семье). Что делать? — citydog.by

В рубрике «Стесняюсь спросить» отвечаем на вопросы, которые белорусы обычно стесняются задавать друзьям и профессионалам, зато часто гуглят. Сегодня психолог рассказывает, что делать, когда вас гнобят коллеги, начальник, любимый человек или его родственники.

Виктория Мельникова
детский и семейный психолог, экзистенциальный консультант

«В травле страдают все»

– Травля – это насилие. Она может появиться по многим причинам, но это всегда болезнь коллектива, определенной социальной группы. Почему болезнь? Потому что в этой ситуации страдают все.

► Какой она бывает?

Можно выделить физическое и психологическое насилие, которые иногда плавно перетекают друг в друга. Разделение на буллинг (травля одним человеком другого) и моббинг (травля группой лиц), по-моему, довольно условно, потому что травля всегда болезненна, в ней всегда есть жертва, агрессор и свидетели. Последние могут не просто наблюдать за происходящим, но и включаться в насилие по разным мотивам: из страха самим стать жертвой, высказать свое мнение и защитить человека и т.д.

► Кто обычно становится жертвой?

Самое интересное, что жертвой может оказаться любой. Недавно у российских коллег я встретила такую аналогию: если не мыть руки, есть вероятность получить какую-то болезнь, так же и с травлей – если в коллективе используют «грязные» методы общения, есть вероятность возникновения насилия.

Чаще всего жертвой становится человек, который не способен к противостоянию: он лишен способности выражать здоровую злость в ответ на травмирующие действия, либо он сам их вытесняет – сознательно или нет. В любом случае агрессор выбирает человека, за счет которого можно самоутверждаться.

Также часто жертвой становится человек, который отличается от большинства: ребенок с рыжими волосами и веснушками, с очень полным или очень худощавым телосложением, тот, кто лучше или хуже остальных выполняет определенные действия и т.п.

► А кто начинает травлю?

Здесь тоже работает совокупность факторов. Среди детей это может быть ребенок, в семье которого слишком высокий уровень напряжения, где он сам жертва. Это может быть младший ребенок, на которого очень влияют старшие дети: из-за того, что он не может противостоять негативу дома, все напряжение выливается в коллективе одногодок.  

Так же и взрослый может проявлять агрессию к другим просто потому, что дома не всё в порядке, или потому что он с детства наблюдал модель общения, в которой насилие было нормой.

Причин может быть много. Нам проще делить мир на черное и белое, говорить, что агрессор плохой, а жертва хорошая. Но это разделение условно, ведь в этом страдают все. За агрессией чаще всего тоже стоит какая-то боль или страх быть непринятым, но это не так просто рассмотреть.

► Зачем вообще одному человеку издеваться над другим?

Возможно, чтобы ощутить собственное превосходство либо чтобы компенсировать внутреннюю ущербность, необходимость постоянно подтверждать свою силу и значимость.

► Но ведь больно всем, почему появляются те, кто обижает других?

Агрессора всегда выделяет вытесняемое чувство собственной уязвимости. Эти люди не готовы встретиться с ней, и проявление силы для них становится единственным способом этого избежать.

Вы наверняка слышали про Стэнфордский тюремный эксперимент, проведенный в 1971 году. Группу здоровых и психологически устойчивых людей разделили на «заключенных» и «охранников», смотрели, как они будут взаимодействовать друг с другом. В итоге эксперимент закончили раньше времени, когда он перестал быть просто «игрой».

Это очень хорошая иллюстрация того, что в каждом человеке скрыт потенциал к агрессии и злости, который может проявиться в определенных условиях: просто кто-то больше подвержен этому, а кто-то меньше.

► Но есть же те, кому просто нравится издеваться над другими?

У этого поведения может быть очень много причин. Чаще всего ею становится взросление в дисфункциональной семье, где насилие было нормой. Есть и просто психопаты, которых, увы, никак не исправить.

► Может ли быть травля внутри семьи?

Есть такой феномен – роль «козла отпущения» в семье. Это не совсем про травлю, скорее про навешивание ярлыка «не такой, как мы». В этой роли может быть и ребенок, на которого все сбрасывают напряжение, потому что он не соответствует представлениям и ожиданиям, и взрослый, который не разделяет общесемейные ценности, который делает все не так, как остальные: например, для семьи важен критерий социального успеха, а этот человек не может либо не хочет быть отличником или начальником.

«Уйти нельзя остаться»

Что мне делать, если я стал(-а) жертвой травли?

Прежде всего нужно назвать вещи своими именами, обнаружить в себе этот дискомфорт, состояние неудовлетворенности происходящим и связать его с тем, что происходит. Нужно принять для себя, что это травля, что ваш коллектив болен.

Затем нужно понять, что вы сами ответственны за свое бездействие, за то, что терпите такое отношение к себе. Нужно понять, почему это происходит, что именно вас удерживает в этом коллективе, почему вы ничего с этим не делаете.

Только когда проблема осознана, появляется возможность выбора дальнейших действий. Но прежде спросите себя: «Готов ли я себя отстаивать?» Есть люди, которые не готовы противостоять агрессии, потому что это будет отнимать слишком много ресурсов. В таком случае выход один – уйти из коллектива.

Часто, когда человек находит в себе силы на борьбу, жертва в этой травматичной системе меняется: агрессору неинтересно тиранить человека, который может дать отпор и что-то сделать. Именно поэтому травля – это болезнь: когда один человек перестает быть жертвой, его место занимает другой.

Как мне быть, если меня гнобят коллеги?

Вы должны найти человека, в чьем подчинении находится коллектив, который может повлиять на группу. Скажите начальству, что в коллективе психологически нездоровая  обстановка, что вы не можете реализовать себя в таких условиях.

► А если он скажет, что мне надо справиться самостоятельно?

Тогда скажите: «Знаете, я могу уйти, я найду себе работу, но то, что происходит в вашем коллективе, от этого не прекратится, обстановка останется прежней, терпеть нападки коллег будет кто-то другой». И если руководитель будет готов что-то с этим делать, то ситуация изменится.

А если агрессор – мой начальник?

Тогда обращайтесь к его начальнику. Если такой возможности нет, выход один – менять работу.

Что делать, если меня гнобят однокурсники в университете? Кто повлияет на них?

В каждой группе есть куратор, вопрос только в том, захочет ли он связываться с этим: все-таки большинство студентов – совершеннолетние люди, на которых сложно повлиять.

Но есть другие способы исправить ситуацию. Вы можете обратиться в психологическую службу университета и работать над тем, что делает вас жертвой.

Еще один вариант – найти место или сферу, в которой вы можете отвлечься от происходящего, которая поможет вам почувствовать себя значимыми, не углубляться в состояние жертвы, которая поможет сохранить ваше «я».

И, конечно, вы можете взять академический отпуск, чтобы потом начать учиться в другой группе или поступить в другой университет.

Что делать, если надо мной издеваются в армии?

Это самый трудный вопрос. И, мне кажется, трудность в том, что если в другой ситуации мы можем поменять работу, учебный коллектив, то с армией это не сработает, вас никто не отпустит.

Здесь важно понять, кто может решить проблему. Тут действительно есть сильный страх получить большие неприятности, если сказать командиру об издевательствах. Более того, вы не можете быть уверены, что он не поддержит происходящее, не решит, что вы просто жалуетесь. Тогда имеет смысл искать поддержку у родных, говорить, что происходит внутри коллектива, чтобы инициатива изменить происходящее шла не от жертвы, а от родственников.

Это очень больная тема, потому что очень часто, увы, то, что называется травлей в армии, воспринимается «закалкой характера». Молчаливое поощрение дедовщины очень разрушительно.

Что делать, если надо мной издеваются в интернете?

Соцсети создают иллюзию пространства безнаказанного слива эмоциональных реакций. Есть ощущение, что тебе ничего не будет за твою агрессию, – из-за этого травля в интернете развивается чаще и быстрее.

Нужно понимать, что на своей странице в социальных сетях именно вы диктуете правила, просто просто ограничьте доступ к информации о себе заменить на вы можете заблокировать тех, чья манера высказывать своё мнение хамовата и излишне резка. Вы можете выйти из обсуждения, если это форум.

Публикуя данные о себе, становясь популярной личностью, вы должны быть готовы к тому, что вас может накрыть негативом тех, кому это не нравится. Это обратная сторона публичности.

А если меня гнобят в семье – например, родственники жены или мужа?

Обсудите ситуацию с любимым человеком, скажите, что видите-чувствуете неприемлемое к себе отношение. И тут два варианта: либо он говорит со своими родственниками, что с вами так нельзя, либо вы прекращаете с ними отношения.

Как понять, что меня ущемляет мой же партнер?

Опираться нужно на собственный дискомфорт. Если вы четко понимаете, что вам плохо в отношениях, имеет смысл разбираться с происходящим.

Есть такая форма психологического насилия – газлайтинг: это когда человеку внушается его «дефективность», что он ошибается и все время неправ. Со временем жертва начинает сомневаться в своей адекватности, в своем психическом здоровье, в правильности видения мира. В парах это особенно опасно, потому что обычно мы доверяем своему партнеру.

Здесь очень важна возможность получения психологической помощи и поддержки со стороны друзей и родственников. Но, чтобы окончательно разобраться в ситуации, лучше получить помощь специалиста, потому что только он даст нейтральное мнение, назовет вещи своими именами.

Если чувствуете, что потеряли себя, идите к специалисту. Я неоднократно встречалась с женщинами, у которых отсутствует привычка доверять себе, они растворились в отношениях, потеряли себя, у них нет возможности опираться на свои ощущения, идентифицировать нарушенные границы.

Как мне вести себя с агрессором? Игнорировать или отвечать?

Если вы нашли в себе силы для противостояния, сначала вы можете попробовать поговорить с агрессором: например, спросить хотел ли бы он оказаться на вашем месте, дать ему понять, что вы будете предпринимать другие меры пресечения травли.

Если после этого идет очередной виток агрессии в вашу сторону, имеет смысл искать человека в группе, заинтересованного в оздоровлении психологической обстановки (чаще это руководитель, отвечающий за результат работы всего коллектива). Если вы не чувствуете в себе силы противостоять, подумайте, стоит ли то, что вы получаете в этом месте, вашего терпения, нервов и здоровья.

Игнорирование не всегда срабатывает. В нашем обществе есть предубеждение, что если ты не отвечаешь, значит ты слаб – это может быть поводом сильнее вас расшатывать.

И отвечать агрессией на агрессию, увы, бывает неэффективно. Я когда-то проводила тренинги и знаю хорошее упражнение, которое иллюстрирует начало конфликта: когда два человека начинают по очереди толкать друг друга в плечо.

На третий-четвертый толчок мы внутри себя понимаем, что начинаем вкладывать в это действие все больше силы. Так развивается конфликт, сила противостояния каждый раз растет, мы показываем оппоненту, что пора все прекращать, но каждый хочет выйти победителем – это порочный круг.

Конечно, есть здоровая агрессия, которая может помочь не впасть в состояние жертвы. Часто это случается, когда агрессор видит, что ваши действия получают положительный отклик у свидетелей, тогда он чувствует вероятность проигрыша.  

Один из способов за себя постоять – пошутить над действиями агрессора. Если ваш смех поддержат, он испугается, ведь так вы можете поменяться ролями.

Вообще, сложно дать общие рекомендации по той простой причине, что человек не может эффективно практиковать приемы, не видя общей картины. Самое главное в противостоянии – найти в себе силы защищаться, не вытеснять здоровую злость.

Сбегание – единственный точно работающий метод?

Жертва по своей природе деморализована, она часто не видит для себя возможности защититься. Нередко она нуждается в какой-то фигуре, которая сможет сказать: «Эй, давай с этим что-то делать». И очень часто случается, что единственный доступный способ завершить травлю – уход из коллектива.

«Жертва никогда не остановит травлю»

Могу ли я своими действиями прекратить травлю?

Мне бы не хотелось, чтобы от нашего разговора создалось впечатление, что жертва может остановить травлю. Она может перестать быть жертвой, но на ее место все равно придет другой человек.

А как мне помочь человеку, который занял мое место?

Можете подойти и сказать, что вы видите, как обстоит ситуация, что с вами происходило то же самое, можете рассказать, как вы избежали роли жертвы. Вы можете стать инициатором обсуждения травли как проблемы группы, активизировать моральное чувство коллег, например, задавая вопрос: «А кто из вас готов быть следующим?»

Что делать, если мой близкий стал жертвой?

Прежде всего важно просто поддержать человека. Есть так называемый «треугольник Карпмана», описывающий модель взаимодействия, в которой есть жертва, агрессор и спасатель. И очень важно не занять для этого человека роль спасателя, потому что так вы будто утверждаете, что он сам не справится.

Нужно спрашивать, чем вы можете помочь, говорить, что вы готовы его поддержать, предложить рассмотреть варианты его действий. Верой в то, что он достоин лучшего к себе отношения, вы можете придать ему сил на противостояние.

Как понять, что моего ребенка терроризируют в школе, если он сам не говорит об этом?

Как правило, у ребенка снижается мотивация ходить в школу, меняется поведение: например, был веселым, а стал замкнутым. Еще ребенок может стать эмоционально неуравновешенным. Родитель, у которого хороший контакт с ребенком, точно заметит такие перемены.

Если это ваш случай, поговорите с ребенком. Не хочет это обсуждать и не признается – обратитесь к классному руководителю, скажите о замеченных переменах, спросите, почему такое может быть, какая обстановка в классе, замечал ли он что-то.

Очень часто в детских коллективах путают травлю и непопулярность. Или принимают какие-то действия вроде перебрасывания вещами ученика за игру. Но игра подразумевает добровольное участие, в ней всем должно быть весело.

Нужно дать учителю понять, что происходящее ненормально, настаивать на том, чтобы он пытался изменить ситуацию. Если же он не хочет этого делать, идите к руководству школы и уже с ним решайте этот вопрос.

А если агрессор – учитель?

Схема та же: требуете уважительного отношения к ребенку, а если этого не происходит, обращаетесь к руководству. Если никто не хочет решать проблему, имеет смысл перевести ребенка в другую школу.

Как быть уверенным, что ребенка не начнут гнобить больше из-за того, что он пожаловался?

Агрессор часто использует этот страх как один из способов сделать жертву более уязвимой, отрезать все возможные ресурсы для изменения ситуации, деморализовать еще больше.

Важно сохранять возможность доверительного контакта, оставаться чутким. Говорите, что вы замечаете изменения в нем, что вас это беспокоит, что вы хотите помочь. Покажите, что вы на его стороне, дайте понять, что не оставите его, что сможете защитить и сделаете это любым способом, даже если нужно будет перейти в другую школу.

А если важна учеба именно в этой школе?

Важно учитывать главный фактор: ребенок никогда не будет учиться там, где ему небезопасно. Если он ощущает какое-то напряжение в коллективе, он будет занят тем, что попытается обеспечить себе безопасность, все его силы будут уходить на это, а на учебу ресурса не останется. И в чем тогда ценность заведения? Когда на кону безопасность, мы не можем говорить об уровне образования.

Что делать, если я учитель и терплю нападки ученика или студента?

У преподавателя есть много ресурсов, чтобы оградить себя от жертвы: можно хотя бы выгнать ученика из кабинета. Но если говорить о несовершеннолетних, то здесь важно понимать, что вызывает такое поведение, ведь на вас в этом случае лежит большая ответственность.

Пообщайтесь с ним наедине, обратитесь к его родителям: а вдруг все из-за того, что насилие процветает в его семье? Тогда за вами стоит задача показать ребенку другую модель поведения.

Что делать, если я начальник и меня просят решить проблему с травлей?

Вы должны понимать, что в этой ситуации страдают все, что люди избегают ответственности за происходящее. И очень важный момент выхода из травли заключается в том, чтобы дать агрессору не потерять лицо. В противном случае у него внутри останется комплекс, который тоже будет искать разрядки. Надо дать возможность достойно выйти из этой ситуации всем участникам процесса.

Вы можете разработать правила общения для коллектива: например, нельзя зло подшучивать, нужно интересоваться состоянием других, нельзя брать без спроса чужие вещи или молча смотреть, как кого-то обижают или игнорируют. Можно составить своеобразный контракт, чтобы каждый взял ответственность на себя за происходящее внутри коллектива. И если кто-то нарушает этот контракт, то просто указывать на плакат с правилами и личной подписью. Стоит предпринять попытки по сплочению коллектива и выстроить гибкую иерархию: в чем хорош Петров, что лучше всего получается у Сидорова…

Почему мы говорим про безуспешность работы против агрессора: меры воздействия и ярлык «плохой», который на него навесится, автоматически создают в нем еще большую боль, которая может выливаться через агрессию.

«Могут быть серьезные последствия»

Если не решить проблему с травлей, что будет с моей психикой?

Это очень сильный удар по самооценке, это подкашивает опоры, выбивает почву из-под ног и забирает веру в то, что вы можете что-то сделать. 

Последствия могут быть разными и достаточно серьезными. У человека может сформироваться избегающее поведение и полная неуверенность в себе. Это про неготовность встречаться с трудностями, стремление вести более замкнутый образ жизни. Может проявиться и повышенным уровнем тревоги, депрессией и особой чувствительностью во взаимоотношениях.

Не прожитые в тот период эмоции могут закапсулироваться в человеке. Психологическая травма устроена так, что она будет искать выходы, и человек может  неосознанно попадать в ситуации, где есть риск получить такую же травму: деспотичным партнером, авторитарным руководителем, коллегой-агрессором. Освобождать эти непрожитые эмоции нужно с психологом или психотерапевтом.

Что хуже: психологическая или физическая травля?

На мой взгляд, они одинаково травматичны. Много факторов, которые влияют на восприятие: чувствительность человека, наличие слабых сторон, выносливость и т.д. Но физическая травля более наказуема, хотя бы тем же уголовным кодексом: жертва может зафиксировать побои или ущерб, нанесенный имуществу.

Бывает ли так, что травля не заметна для жертвы и агрессора?

Иногда травля не сразу становится заметной, потому что жертва не чувствует, что ее границы нарушают: человек не сразу понимает свои эмоции, не видит обесценивания. Мы в целом – общество, довольно травмированное советским периодом, когда личные границы ничего не значили, когда коллектив был выше личности, когда все были заняты построением общего дела и не брали в расчет эмоции отдельного человека.

Более того, порой жертва склонна к чувству вины, к мыслям о том, что с ней самой что-то не так: человек берет на себя излишнюю ответственность за действия других.

В случае с агрессором такое бывает, но реже. Иногда он избегает ответственности за свои поступки, обесценивает свой вклад и называет происходящее игрой. Например, в школьном коллективе назвать вещи своими именами порой может только взрослый человек, учитель.

Как понять, что я агрессор, если сам этого не замечаю?

Я не верю в то, что человек не замечает этого, он просто не хочет брать на себя ответственность. Да, часто жертва действительно пытается не показывать, что ей больно, иногда даже пытается смеяться вместе с агрессором. Но вам же никто не мешает спросить у человека, что он чувствует после ваших слов и не перегибаете ли вы палку.

Хотелось бы пожелать читателям быть уверенными в себе взрослыми с осознанной моральной позицией и хорошим контактом с детьми – этого вполне достаточно, чтобы выразить свое отношение к травле и противостоять этой проблеме.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

citydog.by

Офисная дедовщина, или Как себя вести жертве моббинга

Проблема моббинга (травли сотрудника в коллективе) становится особенно актуальной в последние годы: люди озлоблены, в воздухе витает страх потери работы, а желанием добиться своего любой ценой уже никого не удивишь. В отличие от офисных войн, которые разгораются внутри коллектива в борьбе за зарплаты, должности и премии, моббинг не имеет четко выраженной рациональной основы. «Видеть его не можем — вот и весь сказ!» — приблизительно так мотивируют свое поведение участники травли.

Специалисты отмечают, что следствием моббинга может быть стресс, паранойя, головные боли, чувство отстраненности, сомнения, стыд и чувство вины. Травля на работе приводит к ночным кошмарам, бессоннице, рассеянности, провоцирует злоупотребление алкоголем, сигаретами и медикаментами. А немецкие психиатры подсчитали, что моббинг становится причиной почти 10% самоубийств в стране. В Европе «офисная дедовщина» считается настолько серьезной проблемой, что в последнее время там активно открываются специализированные клиники для жертв офисной травли.

Безделье сотрудников как причина для травли

Эксперты единодушны: причин для моббинга может быть множество. Самые распространенные из них — конкуренция внутри компании, зависть к более успешным и компетентным сотрудникам, неприятие неординарных людей и т. д.

Иногда достаточно хоть в чем-то оказаться «не таким, как все», чтобы оказаться жертвой травли сотрудников. Этот принцип продиктован одной из самых сильных человеческих эмоций — страхом. Например, именно вследствие страха зачинщиками травли становятся опытные сотрудники, которые боятся потерять место и из-за этого придираются к новым коллегам. Еще одной серьезной причиной травли может стать банальная зависть, например, к более молодому и удачливому коллеге, или же, напротив, в жертву может превратиться опытный сотрудник, к которому вдруг начало благосклонно относиться начальство. Иногда причиной травли может стать тщательно скрываемое внутреннее напряжение коллектива, которые требует выхода. И, конечно, одна из главных причин моббинга — это безделье сотрудников.

Говорить о том, что «что-то провоцирует травлю коллег» не вполне корректно. Это все равно, что говорить, что вид красивого автомобиля провоцирует угонщика. Есть такая категория людей — люди с подавляющими наклонностями. Они терпеть не могут, когда рядом кто-то лучше и нападают в первую очередь на тех, кто развивается или может представлять угрозу своим потенциалом. Ребята с подавляющими наклонностями способны найти «кнопку» у практически у любого, и затем давят на нее, получая поистине садистское удовольствие.

Каким бы парадоксальным это не показалось, жертвы моббинга, несмотря на свою незавидную участь, не торопятся уходить с работы. По их словам, они не желают признавать себя побежденными в несправедливой войне. Впрочем, причина такой вынужденной «живучести» несколько глубже. Человек, ставший жертвой, сомневается в собственных силах, считает себя некомпетентным и пребывает в уверенности, что уволившись даже с такого не самого лучшего места работы, не найдет себе ничего более достойного. Именно это и заставляет его держаться из последних сил.

Кто виноват?

Так, может, жертва сама виновата в своих злоключениях, и стоит лишь выполнить, например, «правило трех Б» (быть бедным, больным и бездарным) — и всеобщая любовь будет гарантирована? Эксперты не разделяют этого мнения.

Если в коллективе происходит откровенная травля сотрудников, основная вина за это явление лежит на руководстве компании. Руководитель обязан уметь распознавать людей с подавляющими наклонностями и должен защищать своих сотрудников от их воздействия. Как сантехник должен разбираться в трубах, так руководитель обязан разбираться в людях.

Если руководство не в состоянии ясно сформулировать задачи и цели компании, четко (не допуская нездорового соревнования) обрисовать задачи сотрудников, позаботиться о психологической атмосфере внутри коллектива, если в компании отсутствуют прописанные модели поведения и ценности, которые разделяет каждый сотрудник компании, все это неизбежно приводит к тому, что в коллективе складывается нездоровая атмосфера.

В любом конфликте всегда виноваты несколько сторон — кто-то в большей, а кто-то в меньшей степени. В то же время, есть немало компаний, где агрессоры и интриганы просто не выживают, так как в коллективе ценится дружелюбное отношение к коллегам.

Что делать?

Эксперты дают противоречивые советы по поводу того, как следует себя вести жертве моббинга. Одни советуют поддерживать с «противниками» нейтральные рабочие отношения, не вступать в открытый конфликт и держать себя в руках, поскольку всплеск эмоций только порадует мобберов.

Поскольку единственный исход, который удовлетворит человека с подавляющими наклонностями, это полное уничтожение противника, у «жертвы» есть два варианта: либо преодолеть подавление, либо сбежать. У людей с подавляющими наклонностями есть отличительная черта: их «преступления» многочисленны и, что называется, «разнокалиберны»: от домашнего рукоприкладства до воровства на работе. Эксперты советуют собрать как можно больше данных об этих «преступлениях» и предать их огласке.

Как не стать жертвой моббинга:

  • придя в новый коллектив, общаться с коллегами как можно более ровно и формально;

  • не торопиться ни с получением авторитета и признания, ни с панибратством;

  • «проверки» со стороны коллег пробовать сводить в шутку;

  • проанализировать сложившуюся ситуацию, свое поведение и атмосферу в коллективе;

  • выяснить, чем вы могли вызвать агрессию, осознать свою вину (если она есть) и сделать соответствующие выводы;

  • помнить, что вы — часть коллектива, и, если хотите быть в нем успешным, придется играть по уже установленным правилам.

Модель поведения сотрудников компании формируются корпоративной культурой либо ее отсутствием. И, дабы избежать тяжелого или неудачного адаптационного периода, нужно уметь заранее определять и «примерять» на себя те правила и устои, в которых вам предстоит работать.

Наталья Мичковская
 «СЕЙЧАС»

hr-portal.ru

Травля на работе — что делать?

 

Травля на работе сейчас обычно именуется «моббинг». С каждым годом беззащитных, страдающих, увольняющихся и даже совершающих суицид по этой причине становится все больше. Впервые слово «моббинг»прозвучало  в конце 1970-х годов в работах шведских психиатров. Самым известным ученым, изучавшим это явление, был психолог Хайнц Лейман. Он описал более 45 вариантов такого преследования, давления и прессинга.

 По статистике, жертвами травли на работе становятся до 10% работников. Причем мужчины — реже женщин. Особенно часто страдают женщины предпенсионного возраста. Считается, что травля на работе причастна примерно к 20%  всех самоубийств. За рубежом эта проблема не только признается, но и активно решается. Издаются специальные законы о моральном преследовании на рабочем месте, создаются добровольные объединения жертв офисной травли, которые оказывают пострадавшим юридическую и психологическую помощь.

 В России эту проблему пока активно не обсуждают. Широкую огласку получают лишь единичные случаи. Просто психология большинства россиян такова, что травля на работе воспринимается хоть и как стресс, но достаточно привычный и обыденный. Что делать, если из-за психологического террора и нападок на работе становится совсем невмоготу? Воевать? Жаловаться? Увольняться?

 

Прежде всего стоит убедиться, что постоянные придирки и притеснения  не имеют под собой реальных оснований в виде лени, халатности, некомпетентности человека. Настоящий моббинг — это регулярные нападки, нарастающая агрессия, угрозы физической расправы, направленность на конкретного сотрудника и его социальная изоляция. Выговор за не сданный вовремя вовремя отчет или штрафы за постоянные опоздания моббингом не являются. Настоящая травля на работе – это систематический психотеррор, ведущий к уничтожению личности, профессиональной деградации и потере мотивации к жизни.

Травля на работе может проявляться в самых разнообразных фомах общения: это может быть игнорирование, утаивание нужной или, наоборот, распространение ложной информации, изоляция от каких-либо социальных активностей в коллективе и прочие выпады. Это может подрывать репутацию жертвы, выбивать ее из равновесия, приводить к потере качества работы. Из этого же жанра — необходимость выполнять многочисленные сверхурочные работы, неприятные высказывания наедине или при всех, навязывание заданий, которые не имеют отношения к должностным обязанностям. А еще жертву моббинга часто игнорируют, не интересуются ее мнение, незаслуженно критикуют, унижают и оскорбляют.

 Моббинг имеет место в любом обществе, ведь везде есть ведущие и ведомые. А для большинства современных компаний вообще характерна работа, построенная по соревновательному принципу – кто продал больше, тот и получил больший бонус. Причин для травли может быть множество: от личной неприязни до зависти. К примеру, коллектив часто негативно воспринимает нового успешного сотрудника, которого пригласили в компанию, чтобы найти новых клиентов или выйти на перспективный рынок. Ведь главная цель в высококонкурентной среде – развитие рынка сбыта. В том числе и в  инфобизнесе (посмотрите специализированные форумы). Люди начинают считать, что для достижения цели все средства хороши. Так организуются «бои без правил» чаще всего в отделе продаж. Например, двум торговым представителям ставят задачу «освоить» одну и ту же территорию. Сильнейший получает разного рода поощрения, в том числе в виде бонусов, а со вторым расстаются. Это приводит к снижению лояльности в коллективе и бешеной текучке кадров.

 Работать в таких условиях или нет – человеку надо решать самостоятельно. Кто-то с сильным внутренним стержнем и высоким уровнем притязаний, возможно, будет чувствовать себя комфортно в такой атмосфере. Но срок его работы, скорее всего, будет небольшим – как только он достигнет своих целей, то покинет этот террариум в поисках другого. Многие психологи советуют жертвам увольняться из таких организаций. Но какое бы решение ни было принято, необходимо определить причину моббинга. Если человек принял решение противостоять нападкам, то необходимо запастись терпением и силами. Нельзя допускать агрессии, но и показывать свою слабость тоже не стоит — надо «золотую середину». Открытость, доброжелательность, вежливость, добросовестность и профессионализм со временем принесут плоды. Жертва перестанет интересовать «гонителей», если не будет поддаваться на их провокации. Да и вряд ли им захочется конфликтовать с профессионалами, работу которых заметило и оценило руководство.

 А еще для этого нужно адекватно оценить собственные силы и запас прочности нервной системы. Самый простой способ – ничего не предпринимать и игнорировать провокаторов. Это может привести к тому, что агрессор не получит ожидаемой реакции и отстанет. Если не сработало, можно переходить к ответным действиям – найти в себе силы спорить, доказывать свою правду, демонстрировать, что вы не хуже других. Можно поговорить с провокатором в открытую и напрямую спросить, чего он, собственно, хочет. Доказать моббинг можно с помощью диктофона в телефоне или скрытой камеры.

 В случае вертикального моббинга (со стороны руководства) лучшим способом спасения часто бывает только увольнение. Это позволяет сохранить здоровье и нервы. Даже профессионалы говорят, что единственного эффективного решения для пресечения всех случаев травли на работе не существует. Одна из главных рекомендаций по успокоению агрессивных коллег – откровенный разговор с руководителем. Возможно, руководитель, используя свое положение , решит разобраться в ситуации самостоятельно и пресечет моббинг. Но если и при этом положение дел не меняется, то советую задуматься – стоит ли оставаться в таком коллективе, сможете ли вы дальше работать в среде людей, играющих по правилам выживания.

 А вообще в такой ситуации главное – оставаться верным себе и своим идеалам, ведь средний человек проводит на работе не менее 50% жизни. Если вы понимаете, что работа именно здесь для вас важна, то предлагаю попробовать обсудить создавшуюся ситуацию с руководством, а если у вас в приоритете рабочая атмосфера, то можно не держаться за такого работодателя и начать поиск новой работы. Лучшая профилактика травли на работе – создание в коллективе невыносимой для интриганов, сплетников и эмоциональных троллей атмосферы. То есть искренности, открытости, дружелюбия и профессионализма сотрудников и руководства. Посмотрите видео по этой непростой теме.

Источник.

subscribe.ru

Причины И Пoслeдствия Трaвли На Рaботе – Сoветы Жeртве Мoббингa, Как Бoроться И Прoтивостоять

Свой «козел отпущения» есть в любом коллективе и обществе. Обычно им становится человек, просто не похожий на других. И не всегда коллективу требуется особый повод для издевательств – чаще всего моббинг (а именно так и называется травля, террор в коллективе) возникает стихийно и без веских причин.

Откуда «растут ноги» моббинга, и можно ли от него защититься?

Причины моббинга – с чего начинается травля на работе и почему именно Вы стали жертвой моббинга?

Само понятие появилось у нас недавно, хотя история явления исчисляется сотнями веков. Если говорить кратко, моббинг – это травля коллективом одного человека. Как правило, на работе.

В чем кроются причины явления?

Не такой, как все.

Едва в коллективе появляется «белая ворона», такого человека «без суда и следствия» признают чужаком и с криком «ату его» приступают к травле. Происходит это автоматически, бессознательно. А вдруг эта «белая ворона» — «засланный казачок»? На всякий случай, затерроризируем его. Чтобы знал. Эта ситуация обычно возникает в том коллективе, который представляет собой «застоявшееся болото» — то есть, группу людей с уже сложившимся климатом, стилем общения и пр. В новых коллективах, где все сотрудники начинают с нуля, моббинг – явление редкое.

Внутреннее напряжение в коллективе.

Если психологический климат в коллективе тяжелый (неграмотно организованная работа, босс-диктатор, сплетни вместо обеда и пр.), то рано или поздно «плотину» прорвет, и недовольство сотрудников выплеснется на первого, кто попадется под руку. То есть, на самого слабого. Либо на того, кто в момент выплеска коллективных эмоций случайно спровоцирует сотрудников на агрессию.

Безделье.

Есть и такие коллективы, как это ни грустно. Не загруженные работой сотрудники маются от безделья, сосредоточенные не на выполнении какой-либо задачи, а на том, чтобы убить время. И любой трудоголик рискует в таком коллективе попасть под раздачу. Мол, «а тебе что — больше всех надо? Не иначе, как перед боссом стелешься, иуда?». Такая ситуация возникает, как правило, в тех коллективах, где невозможно взлететь по карьерной лестнице, если ты не ходишь у шефа в любимчиках. И даже если человек действительно ответственно выполняет свои обязанности (а не рисуется перед начальством), то травить его начинают еще до того, как босс его заметит.

Травля «сверху».

Если боссу не нравится сотрудник, то большая часть коллектива настраивается на волну руководства, поддерживая прессинг бедняги. Еще сложнее ситуация, когда неугодную сотрудницу терроризируют из-за ее близких отношений с боссом. 

Зависть.

Например, к быстро развивающейся карьере сотрудника, к его личностным качествам, финансовому благополучию, счастью в семейной жизни, внешности и пр.

Самоутверждение.

Не только в детских, но и, увы, во взрослых коллективах многие предпочитают самоутверждаться (психологически) за счет более слабых сотрудников.

Комплекс жертвы.

Есть люди с определенными психологическими проблемами, которые просто не способны «держать удар». Причины «самоуничижения» — заниженная самооценка, демонстрация своей беспомощности и слабости, трусость и пр. Такой сотрудник сам «провоцирует» своих коллег на моббинг.

Помимо основных причин моббинга, есть и прочие (организационные). Если внутренняя атмосфера компании располагает к возникновению коллективного террора (некомпетентность босса, отсутствие обратной связи с начальством или субординации, попустительство относительно интриг и пр.) – рано или поздно кто-нибудь попадет под каток моббинга.

Виды моббинга – последствия травли в рабочем коллективе

Известно немало видов моббинга, мы выделим основные, самые «популярные»:

Горизонтальный моббинг.

Данный вид террора представляет собой притеснения одного сотрудника его коллегами.

Вертикальный моббинг (боссинг).

Психологический террор со стороны руководителя.

Латентный моббинг.

Скрытая форма давления на сотрудника, когда различными действиями (изоляция, бойкот, игнорирование, палки в колеса и пр.) ему указывают, что он – нежеланный в коллективе человек.

Вертикальный латентный моббинг.

В этом случае босс демонстративно не замечает сотрудника, игнорирует все его инициативы, дает самую сложную или безнадежную работу, блокирует продвижение по карьерной лестнице и пр.

Открытый моббинг.

Крайняя степень террора, когда в ход идут не только насмешки, но и оскорбления, унижения, откровенные издевательства и даже порча имущества.

Каковы последствия моббинга для самой жертвы террора?

Быстрое развитие психологической нестабильности (уязвимость, неуверенность, беспомощность).

Появление фобий.

Падение самооценки.

Стрессы, депрессии, обострение хронических заболеваний.

Потеря концентрации внимания и снижение работоспособности.

Немотивированная агрессия.

Как бороться с моббингом – советы специалистов, что делать и как противостоять травле на работе

Бороться с террором на работе можно и нужно! Как?

Если вам «посчастливилось» стать жертвой моббинга, для начала разберитесь в ситуации. Проведите анализ и выясните – почему это происходит. Уволиться, конечно, можно, но если не понять причин травли, вы рискуете снова и снова менять место работы.

Вас хотят выдавить из коллектива? Ждут, когда вы сдадитесь и уволитесь? Не сдавайтесь. Докажите, что вы – то самое исключение из правил, сотрудник, которого нельзя заменить. Все выпады и колкости игнорируйте, держитесь уверенно и вежливо, делайте свое дело, не опускаясь до ответных шпилек или оскорблений.

Не допускайте профессиональных ошибок и будьте начеку – внимательно анализируйте каждую ситуацию, чтобы вовремя заметить «подложенную свинью».

Не отпускайте ситуацию на самотек. Одно дело – игнорировать насмешки, другое – молчать, когда об вас откровенно вытирают ноги. Ваша слабость и «терпимость» не разжалобит террористов, а еще более настроит против вас. Истерить тоже не следует. Лучшая позиция – по-русски, с честью, достоинством и максимально вежливо.

Выведите на разговор главного зачинщика травли («кукловода»). Иногда разговор по душам быстро возвращает ситуацию в нормальное русло.

Диалог – всегда разумнее и продуктивнее любого другого способа решения конфликта

Носите с собой диктофон или видеокамеру. Если ситуация выходит из-под контроля, у вас хотя бы будут доказательства (например, для предъявления их в суде или начальству).

Не будьте наивными и не верьте фразе «жертва моббинга обычно не виновата». Виноваты всегда обе стороны, априори. Да, спровоцирована ситуация не вами, а коллективом (или боссом), но почему? Впадать в панику, заламывать руки и заниматься самоедством не стоит, но анализ причин такого к вам отношения будет очень полезен. Вполне может оказаться, что моббинг на самом деле просто является коллективным неприятием вашей высокомерно

cont.ws

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о