Зигмунд фрейд психопатология обыденной жизни: Книга: «Психопатология обыденной жизни» — Зигмунд Фрейд. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-699-78220-8

Содержание

Психопатология обыденной жизни

Сигизмунд Яковлевич Фройд волнует умы уже второе столетие. 5 лет спустя я возвращаюсь к его наследию, чтобы узнать наконец: что же такое «оговорка по Фрейду» и как она работает. Оказалось, что кроме оговорок есть описки, очитки, забывания, случайные действия, «ошибки» и пр. И причина у всего более или менее одна — внутренняя работа бессознательного, которая замещает нежелательное желательным, подавляет, исправляет, короче, делает всё, чтобы подтвердить, что мы по-прежнему полностью не знаем себя и свой мозг, не говоря уже об окружающих.
При этом, надо понимать, что не за 100% оговорок и иже с ними что-то таится. Но, по Фрейду, «осмысленных» — большинство. И это не мелочи, а ключ с пониманию своей психики.

Как ни крути, Фрейд увлекателен своими примерами, теми ребусами, которые загадывают нам сны (как он писал в «Толковании сновидений») и психопатологии из повседневной жизни. Сразу хочется проанализировать самого себя, разгадать загадку и докапаться: вдруг то, что я вчера назвал Машу Сашей означает, например, что я латентный гомосексуал, и тому подобное. А также вспомнить в каких книгах и фильмах авторы ловко зашифровали фрейдистские штучки.

Но поскольку ни того, ни другого на ум сразу не приходит, просто выдумаем примеры сами, чтобы проиллюстрировать положения этой книги. Можно было бы показать примеры непосредственно из «ПсОбЖи», но хочется поэкспериментировать.

Забывание
Друг пригласил меня на свадьбу через 3 месяца, но я забыл об этом и на назначенную дату забронировал отпуск за границей. Причина — я сам не женат, и подсознательно не хочу присутствовать на его свадьбе, потому что буду завидовать его счастью, в то время как сам давно хочу найти свою вторую половинку, но не могу.

Оговорки
(как часто бывает, когда нам говорят: «ты сказал то-то и то-то», а мы отнекиваемся, что мы такого не говорили, что мы сказали другое)
Парень пообещал девушке прийти на свидание в 6. В половину седьмого она звонит с вопросом «Ты где?», он отвечает, что дома, смотрит футбол.
— Но договаривались же на 6?!

— Нет, я же сказал, в 8!
Очевидно, все мысли парня были заняты игрой, начинающейся в 6 часов, вот он и сказал «шесть», а подумал, что сказал «восемь».

Случайные действия
Мужчина случайно оставил свой зонт у родственника в другом городе. В следующий раз он собирался наведаться к нему месяца через 2, а теперь есть повод заглянуть к нему раньше. На самом деле, мужчина, во-первых, рад общению с родственником, который для него как «отдушина» — с ним он может поговорить обо всем на свете; а во-вторых, ему стала неприятна домашняя атмосфера и жизнь с женой, вот он и хочет подсознательно почаще уходить из дома.

Описки
Во время написания заявления, сотрудница вместо фамилии директора «Мальцева» пишет фамилию «Малышева». Причина ясна и лежит на поверхности (а ну-ка, разгадайте сами, фрейдо-маны!):

(а ну-ка, разгадайте сами, фрейдо-маны!)

978-5-699-83814-1 Зигмунд Фрейд. Психопатология обыденной жизни. Толкование сновидений. Пять лекций

Аннотация:

Зигмунд Фрейд — знаменитый австрийский ученый, психиатр и невролог, основатель психоанализа. Его новаторские идеи, критиковавшиеся в научном сообществе, тем не менее оказали огромное влияние на психологию, медицину, социологию, антропологию, литературу и искусство XX века. Среди крупнейших достижений Фрейда: обоснование понятия бессознательное, разработка теории эдипова комплекса, создание метода свободных ассоциаций и методики толкования сновидений. В настоящем издании собраны самые значимые и популярные труды философа: Психопатология обыденной жизни, Толкование сновидений и Пять лекций о психоанализе. Философские трактаты как нельзя лучше отражают позицию автора и дарят читателю возможность оценить творческое наследие Фрейда.

Описание:

Зигмунд Фрейд оказал значительное влияние на психологию, медицину, социологию, антропологию, литературу и искусство XX века. Среди крупнейших достижений Фрейда: обоснование понятия «бессознательное», разработка теории эдипова комплекса, создание метода свободных ассоциаций и методики толкования сновидений. В книге собраны самые яркие и популярные труды философа: «Психопатология обыденной жизни», «Толкование сновидений» и «Пять лекций о психоанализе». Философские трактаты как нельзя лучше отражают позицию автора и дарят читателю возможность оценить творческое наследие Зигмунда Фрейда. «Толкование сновидений» — важнейшая из работ Фрейда. Именно здесь впервые появляется понятие «бессознательное» и закладываются основы для психоанализа. «Психопатология обыденной жизни» до сих пор является ключевой работой теории психоанализа, так как рассматривает одну из основополагающих концепций учения — парапраксис (незначительные машинальные ошибки, оговорки и т. п.). «Пять лекций о психоанализе» — краткое, но, тем не менее, очень полное изложение учения Фрейда, включающее конкретные примеры, которые иллюстрируют применение психоанализа на практике.

Тематика:

ФИЛОСОФИЯ. ЛОГИКА. ЭТИКА. ЭСТЕТИКА

Ниша:

ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

]]>
Сегмент:

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ И НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА. ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА (ПРЛ)

Дата первого тиража:

02.11.2015

Дата последнего тиража:

16.01.2019

Возрастное ограничение:

16+

]]>

Фрейд Зигмунд. Психопатология обыденной жизни. Тотем и табу » Издательство «Время»

просмотров: 837

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни. Тотем и табу (2019)

Австрийский психолог и психоаналитик Зигмунд Фрейд (1856—1939) вот уже более ста лет остается одним из самых влиятельных мыслителей нового времени. Книги Фрейда читают как популярную беллетристику, несмотря на то что в них исследуются сложные, специализированные темы, связанные со структурой человеческого сознания и личности. И есть безусловная логика в том, что Зигмунда Фрейда номинировали на Нобелевскую премию не только по медицине, но и по литературе. Ни одной он, впрочем, не получил, и сложно сказать, в каком из случаев больше несправедливости. Две работы, которые вошли в книгу, в совокупности должны представить читателю два главных этапа научной и писательской деятельности Фрейда. Если «Психопатология…» посвящена проявлениям подсознательного в жизни отдельного человека, то «Тотем и табу» — это своего рода антропологическая энциклопедия, предметом которой является не отдельная личность, но человечество как сообщество и человек как биологический вид. Центральная тема этой работы — коллективное сознание, коллективное бессознательное и коллективная мифология.
 
Перевод  с немецкого Якова Когана, Моисея Вульфа. Сопроводительная статья Ольги Федяниной

  
Ольга Владимировна Федянина — переводчик, критик, драматург. Член Ассоциации театральных критиков. Окончила театроведческий факультет ГИТИСа им. А. В. Луначарского. Редактор и обозреватель еженедельника «Коммерсант-Weekend». Автор сценических переводов и адаптаций.
 
Объяснение в любви: издательство «Время» начинает выпуск двух новых серий классики (читать дальше)

Тираж: 5000 экз.
ISBN 978-5-00112-214-2
70×108/32, 416 страниц, иллюстрации: Нет.

Читать онлайн «Психопатология обыденной жизни» автора Фрейд Зигмунд — RuLit

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни

I.

ЗАБЫВАНИЕ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН

В 1898 году я поместил в «Monatsschrift fur Psychiatrie und Neurologie» небольшую статью «К вопросу о психическом механизме забывчивости», содержание которой я здесь повторяю и рассматриваю как исходный пункт дальнейших рассуждений. В ней я подверг на примере, взятом из моей собственной жизни, психологическому анализу чрезвычайно распространенное явление временного забывания собственных имен и пришел к тому выводу, что этот весьма обыкновенный и практически не особенно важный вид расстройства одной из психических функций – способности припоминания – допускает объяснение, выходящее далеко за пределы обычных взглядов.

Если я не очень заблуждаюсь, психолог, которому будет поставлен вопрос, чем объясняется эта столь часто наблюдаемая неспособность припомнить знакомое, по существу, имя, ограничится скорее всего простым указанием на то, что собственные имена вообще способны легче ускользать из памяти, нежели всякое другое содержание нашей памяти. Он приведет ряд более или менее правдоподобных предположений, обосновывающих это своеобразное преимущество собственных имен. Но мысль о существовании иной причинной зависимости будет ему чужда.

Для меня лично поводом для более внимательного изучения данного феномена послужили некоторые частности, встречавшиеся если и не всегда, то все же в некоторых случаях обнаруживавшиеся с достаточной ясностью. Это было именно в тех случаях, когда наряду с забыванием наблюдалось и неверное припоминание. Субъекту, силящемуся вспомнить ускользнувшее из его памяти имя, приходят в голову иные имена, имена-заместители, и если эти имена и опознаются сразу же как неверные, то они все же упорно возвращаются вновь с величайшей навязчивостью. Весь процесс, который должен вести к воспроизведению искомого имени, потерпел как бы известное смещение и приводит к своего рода подмене.

Наблюдая это явление, я исхожу из того, что смещение это отнюдь не является актом психического произвола, что оно, напротив, совершается в рамках закономерных и поддающихся научному учету. Иными словами, я предполагаю, что замещающие имя или имена стоят в известной, могущей быть вскрытой, связи с искомым словом, и думаю, что если бы эту связь удалось обнаружить, этим самым был бы пролит свет и на самый феномен забывания имен.

В том примере, на котором я построил свой анализ в указанной выше статье, забыто было имя художника, написавшего известные фрески в соборе итальянского городка Орвието. Вместо искомого имени – Синьорелли – мне упорно приходили в голову два других – Боттичелли и Больтраффио; эти два замещающих имени я тотчас же отбросил как неверные, и когда мне было названо настоящее имя, я тут же и без колебаний признал его. Я попытался установить, благодаря каким влияниям и путем каких ассоциаций воспроизведение этого имени претерпело подобного рода смещение (вместо Синьорелли – Боттичелли и Больтраффио), и пришел к следующим результатам:

а) Причину того, почему имя Синьорелли ускользнуло из моей памяти, не следует искать ни в особенностях этого имени самого по себе, ни в психологическом характере той связи, в которой оно должно было фигурировать. Само по себе имя это было мне известно не хуже, чем одно из имен-заместителей (Боттичелли), и несравненно лучше, чем второе имя-заместитель Больтраффио; об этом последнем я не знал почти ничего, разве лишь, что этот художник принадлежал к миланской школе. Что же касается до связи, в которой находилось данное имя, то она носила ничего не значащий характер и не давала никаких нитей для выяснения вопроса: я ехал лошадьми с одним чужим для меня господином из Рагузы (в Далмации) в Герцеговину; мы заговорили о путешествиях по Италии, и я спросил моего спутника, был ли он уже в Орвието и видел ли знаменитые фрески…NN.

б) Объяснить исчезновение из моей памяти имени мне удалось лишь после того, как я восстановил тему, непосредственно предшествовавшую данному разговору. И тогда весь феномен предстал предо мной как процесс вторжения этой предшествовавшей темы в тему дальнейшего разговора и нарушения этой последней. Непосредственно перед тем, как спросить моего спутника, был ли он уже в Орвието, я беседовал с ним о нравах и обычаях турок, живущих в Боснии и Герцеговине. Я рассказал, со слов одного моего коллеги, практиковавшего в их среде, о том, с каким глубоким доверием они относятся к врачу и с какой покорностью преклоняются пред судьбой. Когда сообщаешь им, что больной безнадежен, они отвечают: «Господин (Негг), о чем тут говорить? Я знаю, если бы его можно было спасти, ты бы спас его». Здесь, в этом разговоре, мы уже встречаем такие слова и имена – Босния, Герцеговина (Herzegowina), Herr (господин), – которые поддаются включению в ассоциативную цепь, связывающею между собой имена Signorelli (signer – господин), Боттичелли и Больтраффио.

в) Я полагаю, что мысль о нравах боснийских турок оказалась способной нарушить течение следующей мысли благодаря тому, что я отвлек от нее свое внимание прежде, чем додумал ее до конца. Дело в том, что я хотел было рассказать моему собеседнику еще один случай, связанный в моей памяти с первым. Боснийские турки ценят выше всего на свете половое наслаждение и в случаях заболеваний, делающих его невозможным, впадают в отчаяние, резко контрастирующее с их фаталистским равнодушием к смерти. Один из пациентов моего коллеги сказал ему раз: «Ты знаешь, господин (Herr), если лишиться этого, то жизнь теряет всякую цену». Я воздержался от сообщения об этой характерной черте, не желая касаться в разговоре с чужим человеком несколько щекотливой темы. Но я сделал при этом еще нечто большее: я отклонил свое внимание и от дальнейшего развития тех мыслей, которые готовы были у меня возникнуть в связи с темой «смерть и сексуальность». Я находился в то время под впечатлением известия, полученного несколькими неделями раньше, во время моего пребывания в Трафуа (Тгafоi): один из моих пациентов, на лечение которого я потратил много труда, покончил с собой вследствие неисцелимой половой болезни. Я точно знаю, что во время моей поездки в Герцеговину это печальное известие и все то, что было с ним связано, не всплывало в моем сознании. Но совпадение звуков Тгаfоi – Воltгаffiо заставляет меня предположить, что в этот момент, несмотря на то, что я намеренно направил свое внимание в другую сторону, данное воспоминание все же оказало свое действие.

г) После всего сказанного я уже не могу рассматривать исчезновение из моей памяти имени Синьорелли как простую случайность. Я должен признать здесь наличность известного мотива. Имелись известные мотивы, побудившие меня воздержаться от сообщения моих мыслей (о нравах турок и т. д.), они же побудили меня исключить из моего сознания связанные с этим рассказом мысли, ассоциировавшиеся, в свою очередь, с известием, полученным мною в Трафуа. Я хотел таким образом нечто позабыть и вытеснил это нечто. Конечно, позабыть я хотел не имя художника из Орвието, а нечто другое, но этому другому удалось ассоциативно связаться с этим именем; так что мой волевой акт попал мимо цели, и в то время как намеренно я хотел забыть одну вещь, я забыл – против своей воли – другую. Нежелание вспомнить направлялось против одного, неспособность вспомнить обнаружилась на другом. Конечно, проще было бы, если бы и нежелание, и неспособность сказались на одном и том же объекте. С этой точки зрения замещающие имена представляются мне уже не столь произвольными Они создают известного рода компромисс: напоминают и о том, что я хотел вспомнить, и о том, что я позабыл; они показывают, таким образом, что мое намерение позабыть нечто не увенчалось ни полным успехом, ни полным неуспехом.

д) Весьма очевидна та связь, которая установилась между искомым именем и вытесненной темой («смерть и сексуальность»«к ней же относятся имена: Босния, Герцеговина и Трафуа). Предлагаемая схема (из статьи 18.98 года) пояснит эту связь:

Имя Signorelli разложилось при этом на две части. Последние два слога (elli) воспроизведены в одном из имен-заместителей без изменения (Botticelli), первые же два подверглись переводу с итальянского языка на немецкий (signer – Herr), вступили в этом виде в целый ряд сочетаний с тем словом, которое фигурировало в вытесненной теме (Herr, Herzegowina) и благодаря этому оказались также потерянными для воспроизведения. Замещение их произошло так, как будто было сделано смещение вдоль словосочетания «Герцеговина и Босния», причем смещение это совершилось независимо от смысла этих слов и от акустического разграничения отдельных слогов. Отдельные части фразы механически рассекались подобно тому, как это делается при построении ребуса. Весь этот процесс, в результате которого имя Синьорелли заменилось двумя другими, протекал всецело вне сознания. За вычетом совпадения одних и тех же слогов (или, точнее, сочетаний букв) никакой иной связи, которая объединяла бы обе темы – вытесненную и следующую, установить на первых порах не удается.

Психопатология обыденной жизни / Зигмунд Фрейд Հատոր գրախանութ գինը 1,600 դրամ

Առաքում Երևանում

Առաքման արժեքը Երևանում կազմում է 500 դրամ: Ծանրակշիռ պատվերների առաքումը (25կգ+), որի դեպքում հարկավոր է պատվերն առաքել բեռնափոխադրող ավտոմեքենայի միջոցով, գործում են հետևյալ առաքման արժեքները`

— 3000 դրամ` մինչև մուտք առաքման համար

— 5000 դրամ` մինչև բնակարան առաքման համար

Նոր Զովք սուպերմարկետների ցանցից կատարված գնումների առաքման արժեքը 800 դրամ է: Սուպերմարկետից` մինչև 16:00 կատարված գնումներն առաքվում են 3-4 ժամվա ընթացքում, 16:00-ից հետո գրանցված պատվերներն առաքվում են հաջորդ օրը:

Առաքում դեպի ՀՀ մարզեր

Առաքումը դեպի ՀՀ մարզեր իրականացվում է 2 տարբերակով`

— 1200 դրամ մինչև նշված քաղաքում գործող ինքնաարտահանման կետ առաքելու դեպքում

— 1500 դրամ մինչև բնակարան առաքման դեպքում

Առաքման քարտեզում ընդգրկված բնակավայրերի ցուցուկին կարող եք ծանոթանալ հենց զամբյուղի էջում` առաքման քաղաքը նշելիս:

Առաքման ժամկետներ

Կայքում ներկայացված ապրանքատեսակներից յուրաքանչյուրի համար գործում են առանձին առաքման ժամկետներ: Տեսականու մեծամասնության համար առաքումն իրականացվում է պատվերի ձևակերպման հաջորդ օրը: Նշված ապրանքատեսակի առաքման ժամկետներին ծանոթանալ կարող եք տվյալ ապրանքատեսակի էջում:

Ոչ պատշաճ որակի ապրանքների վերադարձ և փոխանակում

Եթե Ձեզ առաքված ապրանքը չի համապատասխանում կայքում ներկայացված նկարագրությանը, վնասված է կամ ունի այլ թերություն, Դուք կարող եք պահանջել թերի ապրանքի փոխարինում կամ լիարժեք վերադարձ:

Յուրաքանչյուր ապրանքի արտաքին որակային համապատասխանությունը անհրաժեշտ է ստուգել առաքման պահին` առաքիչի ներկայությամբ, ստորագրելով առաքիչի ներկայացված առաքման անդորրագիրը: Այդ իսկ պատճառով, խնդրում ենք Ձեզ ուշադիր ստուգել առաքանին առաքիչի ներկայությամբ, և թերացումների դեպքում վերադարձն իրականացնել տեղում կամ պահանջել տվյալ ապրանքատեսակի փոխարինում նույն կամ նմանատիպ այլ ապրանքատեսակով:

Crossroad-ը չի կրում պատասխանատվություն առաքիչի հեռանալուց հետո առաջացած խնդիրների համար, բացառությամբ այն առանձին դեպքերի, երբ ապրանքի թերացումը ֆունկցիոնալ է և հայտնաբերվել է օգտագործման ընթացքում: Տվյալ դեպքում, Դուք կարող եք իրականացնել փոխարինում կամ վերադարձ, ապրանքի առաքման պահից սկսած 7 օրերի ընթացքում, բացառությամբ ստորև նշված ապրանքացուցակի և դեպքերի: Օգտագործման ընթացքում թերացում հայտնաբերելու դեպքում ապրանքի վերադարձը կամ փոխարինումը իրականացվում են բացառապես Crossroad-ի գրասենյակում և ՀԴՄ կտրոնի ու առաքման անդորրագրի առկայության դեպքում:

Վնասված ապրանքի վերադարձի դեպքում, վերադարձվում է պատվերի գումարը ամբողջովին`առաքման արժեքը ներառյալ: Փոխարինման դեպքում, փոխարինող ապրանքի առաքումն իրականացվում է անվճար: Վերադարձի համար ոչ ենթակա ապրանքների համար Crossroad-ը, իր հայացողությամբ, կարող է վերանորոգել ապրանքը և վերացնել թերությունը, կամ փոխարինել այլ համարճեք մոդելով՝ պահպանելով ապրանքի արտաքին տեսքի պատշաճ լինելը և համապատասխանությունը ապրանքի նկարագրությանը։

Առանձին դեպքերում, երբ Ձեր գնած ապրանքատեսակն ունի երաշխիքային սպասարկման ժամկետ, փոխարինումն ու վերադարձը իրականացվում են երաշխիքային կտրոնի վրա նշված երաշխիքային սպասարկման կետում և երաշխիքային պայմաններով:

 

Պատշաճ որակի ապրանքների վերադարձ և փոխանակում

Կայքից ձեռք բերված յուրաքանչյուր ապրանք, բացառությամբ ստորև նշված ապրանքատեսակների ցուցակից, կարող է վերադարձվել կամ փոխարինվել այլ ապրանքատեսակով առաքման պահից սկսած 14 օրերի ընթացքում, եթե ապրանքն և վերջինիս փաթեթավորումն անվնաս են, նշված ապրանքը չի օգտագործվել, պահպանված են դրա ապրանքատեսքը, սպառողական հատկությունները, կապարակնիքները, ապրանքային պիտակները: Վերադարձն իրականացնելու համար անհրաժեշտ է վերադարձնել ապրանքը գրասենյակ հետևյալ փաստաթղթերով հանդերձ`

  • ՀԴՄ կտրոն
  • Պատվերի անդորրագիր

 

Պատշաճ որակի ապրանքի վերադարձի կամ փոխանակման դեպքում հաշվի է առնվում միայն ապրանքի արժեքը, առաքումը դիտարկվում է որպես առանձին մատուցված ծառայություն, որի համար վճարումն անպայման գանձվում է:

Առանձին դեպքերում, երբ պատվերի համար գործող ակցիայի շրջանակներում առաքման գումարը զեղչվել է կամ ծառայությունը մատուցվել է անվճար,  վերադարձի պահին վերադարձվող գումարից գանձվում է առաքման գումարը ըստ տվյալ տարածաշրջանի համար գործող առաքման հիմնական դրույքի:

 

Հետևյալ ապրանքները վերադարձի ենթակա չեն`

  • Ապրանքների պատրաստումը և մատակարարումը իրականացվել են գնորդի հատուկ պահանջներին համապատասխան, կամ ապրանքները անհատականացված են,
  • Ապրանքներ տնային պայմաններում հիվանդությունների կանխարգելման և բուժման համար (մետաղից, ռետինից, տեքստիլ և այլ նյութերից առողջարարության (կազդուրիչ) և հիգիենայի առարկաներ, բժշկական գործիքներ, սարքեր ու ապարատներ, տեսողության լինզաներ, երեխաների խնամքի առարկաներ), դեղորայք,
  • Անձնական հիգիենայի առարկաներ (ատամի խոզանակներ, սանրեր, մազակալներ, բիգուդիներ, կեղծամներ, շինյոններ), բերանի խոռոչի հիգիենայի միջոցներ, այլ հիգիենայի միջոցներ,
  • Պարֆյումերակոսմետիկական ապրանքներ,
  • Բամբակյա, վուշե, մետաքսյա, բրդյա և սինթետիկ կտորներ, գործվածքի տիպի ոչ գործվածքային նյութերից ապրանքներ (ժապավեններ, երիզահանգույցներ, ժանյակներ և այլն), մալուխային արտադրանք (լարեր, քուղեր, մալուխներ և այլն), շինարարական և վերջնամշակման նյութեր (լինոլեում, թաղանթներ, գորգային ծածկեր և այլն) և մետրերով բաց թողնվող այլ ապրանքներ,
  • Տրիկոտաժե սպիտակեղեն, գուլպեղենի արտադրանք,
  • Պոլիմերային նյութերից ապրանքներ և նյութեր, որոնք շփվում են սննդամթերքին, այդ թվում` միանգամյա օգտագործման (ճաշի և խոհանոցային ամանեղեն ու պարագաներ, սննդամթերքի պահման և տեղափոխման համար տարողություններ ու փաթեթավորման նյութեր),
  • Կենցաղային քիմիական ապրանքներ, պեստիցիդներ և ագրոքիմիկատներ,
  • Թանկարժեք մետաղներից ապրանքներ, թանկարժեք քարերով ապրանքներ, կիսաթանկարժեք և սինթետիկ քարերով ագուցված թանկարժեք մետաղներից պատրաստված ապրանքներ, երեսակված թանկարժեք քարեր,
  • Ավտոմեքենաներ ու մոտոհեծանվային ապրանքներ և դրանց կցորդները և համարակիր ագրեգատները, գյուղատնտեսական աշխատանքների համար նախատեսված փոքր մեխանիզացիայի շարժամիջոցներ, զբոսանավեր և կենցաղային նշանակության այլ ջրային սարգավորումներ,
  • Փչովի կահույք, փչովի ապրանքներ և լողավազաններ (փչովի և հավաքովի),
  • Կենցաղային նշանակության տեղնիկական սարքավորումներ (մետաղի մշակման և փայտի մշակման հաստոցներ), կենցաղային էլեկտրոտեխնիկական սարքեր և սարքավորումներ, կենցաղային էլեկտրոնիկա, հաշվիչ տեխնիկա, պատճենահանման տեխնիկա, ֆոտո և տեսախցիկներ, հեռախոսներ և ֆաքսիմիլային սարքավորումներ, էլեկտրոնային երաժշտական գործիքներ, էլեկտրոնային խաղալիքներ, կենցաղային գազի սարքավորումներ և սարքեր,
  • Տպագրական ապրանքներ և նյութեր՝ գրքեր, բրոշյուրներ, ալբոմներ, քարտեզներ, նոթատետրեր, երաժշտական գրքեր և ալբոմներ, պլակատներ, օրացույցներ, բուկլետներ, ինչպես նաև նյութեր թվային կրիչների վրա,
  • Կենդանիներ և բույսեր։

 

Դրամական փոխհատուցում

Որպես օրենք, փոխհատուցվող գումարը հետ է վերադարձվում գնորդի Crossroad-ի անձնական հաշվի հաշվեկշռին։ Փոխհատուցումը իրականացվում է վերադարձվող ապրանքի Crossroad-ի գրասենյակ մուտք գործելուց 3 աշխատանքային օրվա ընթացքում։

Որոշ դեպքերում՝ գնորդի պահանջով կամ Crossroad-ում անձնական հաշվի բացակայության դեպքում, փոխհատուցվող գումարը հետ է վերադարձվում պատվերի ձևակերպման ժամանակ օգտագործված վճարման եղանակին՝

  • բանկային քարտի վճարման դեպքում հետ է վերադարձվում նույն բանկային քարտին,
  • բանկային փոխանցման դեպքում հետ է վերադարձվում նույն բանկային հաշվին,
  • PayPal համակարգով վճարման դեպքում հետ է վերադարձվում նույն PayPal հաշվին,
  • iDram համակարգով վճարման դեպքում հետ է վերադարձվում նույն iDram հաշվին,
  • վճարման թերմինալներով կամ կանխիկ եղանակով կատարված վճարումները հետ են վերադարձվում կանխիկ տեսքով։

Եթե դրամային փոխհատուցումը կատարվում է ոչ պատշաճ որակի ապրանքների վերադարձի դեպքում, ապա փոխհատուցվող գումարից լրացուցիչ պահումներ չեն կատարվի։

Եթե դրամային փոխհատուցումը կատարվում է պատշաճ որակի ապրանքների վերադարձի դեպքում, ապա փոխհատուցվող գումարից, բացի ապրանքի առաքման գործող սակագնից, կպահվեն նաև վճարման հետ կապված բանկային ծախսերը՝

  • բանկային քարտերի դեպքում՝ փոխհատուցվող գումարի 3%-ը,
  • PayPal համակարգի վճարման դեպքում՝ $0.30 (երեսուն ամերիկյան ցենտ)-ին համարժեք ՀՀ դրամ և 3.5% վճարված գումարից,
  • Վճարային թերմինալների դեպքում՝ 3.5% վճարված գումարից։

 

Читать «Психопатология обыденной жизни» — Фрейд Зигмунд — Страница 1

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни. Толкование сновидений. Пять лекций о психоанализе (сборник)

© ООО «Издательство «Э», 2015

* * *

Зигмунд Фрейд (1856–1939)

Вопросы, на которые дает ответ эта книга

Что значит «истолковывать сновидение»?

«Истолковывать сновидение» значит раскрыть его «смысл», заменить его чем-либо, что в качестве полноправного и полноценного звена могло бы быть включено в общую цепь наших душевных процессов.

В чем различие психических процессов у человека размышляющего и наблюдающего?

При размышлении психический процесс играет большую роль, чем при самом внимательном наблюдении, как то показывает даже напряженная физиономия и морщины на лбу человека, погруженного в раздумье, в противоположность к мимическому спокойствию самонаблюдающего субъекта.

Что такое истерическое отождествление?

Отождествление (идентификация) чрезвычайно важный момент для механизма истерических симптомов. Этим путем больные выявляют в своих симптомах не только собственные переживания, но и переживания других лиц.

Что такое сновидение?

Сновидение представляет собою (скрытое) осуществление (подавленного, вытесненного) желания.

Почему нам снятся страшные сны?

Сновидения страха суть сновидения с сексуальным содержанием: либидо превращается в них в страх.

Придумываем ли мы во сне диалоги?

Сновидение не может создавать новых диалогов – анализ всякий раз показывает нам, что сновидение заимствует из мыслей, скрывающихся за ним, лишь отрывки действительно бывших или слышанных разговоров и поступает с ними по своему произволу.

Чем объяснить абсурдные сны?

Сновидение становится абсурдным в том случае, когда в мыслях, скрывающихся за ним, имеется в качестве одного из элементов его содержания суждение: «Это нелепо», когда вообще одна из бессознательных мыслей грезящего сопровождается критикой и иронией.

Можно ли думать во сне?

Акт суждения в сновидении представляет собою лишь повторение своего образца в мыслях, скрывающихся за сновидением.

Почему мы забываем сны?

Забывание сновидений зависит гораздо больше от сопротивления, чем от той большой пропасти, которая разделяет состояние сна и бодрствования.

Откуда берется материал для снов?

Бессознательное охватывает своими соединениями главным образом те впечатления и представления предсознательного, которые либо в качестве индифферентных были оставлены без внимания, либо же впоследствии были лишены его.

Зачем мы видим сны?

Сновидение поставило перед собой задачу подчинять освобожденное раздражение бессознательной системы господству предсознательной; оно отводит при этом раздражение и предохраняет в то же время от незначительной затраты бодрствующей деятельности сон предсознательной сферы.

Каждый ли сон можно истолковать?

На вопрос о том, может ли быть истолковано каждое сновидение, следует ответить отрицательно. Не нужно забывать того, что при толковании приходится бороться с психическими силами, повинными в искажении сновидения.

Что формирует характер?

То, что мы называем нашим характером, основывается на воспоминаниях о впечатлениях, как раз о тех, которые оказали на нас наиболее сильное действие, на впечатлениях нашей ранней молодости.

Что такое психическое перенесение?

Бессознательное представление как таковое не способно войти в сферу предсознательного, там оно может вызвать лишь один эффект: оно соединяется с невинным представлением, принадлежащим уже к сфере предсознательного, переносит на него свою интенсивность и прикрывается им. Это и есть факт перенесения.

Можно ли избавиться от бессознательных желаний?

Замечательной особенностью бессознательных процессов именно и является то, что они неразрушимы. В бессознательном ничего нельзя довести до конца, в нем ничто не проходит и ничто не забывается.

Почему мы забываем имена?

Анализируя наблюдаемые на себе самом случаи позабывания имен, я почти регулярно нахожу, что недостающее имя имеет то или иное отношение к какой-либо теме, близко касающейся меня лично и способной вызвать во мне сильные, нередко мучительные аффекты.

Как возникают обмолвки?

Фактором, обусловливающим возникновение обмолвки и достаточно объясняющим ее, я считаю не взаимодействие приходящих в контакт звуков, а влияние мыслей, лежащих за пределами задуманного.

Почему мы забываем впечатления и намерения?

Я различаю забывание впечатлений и забывание переживаний, то есть забывание того, что знаешь, от забывания намерений, упущения чего-то. Результат всего этого ряда исследований один и тот же: во всех случаях в основе забывания лежит мотив отвращения.

Откуда берутся суеверия?

Одним из психических корней суеверия служит сознательное неведение и бессознательное знание мотивировки психических случайностей. Так как суеверный человек не подозревает о мотивировке своих собственных случайных действий и так как факт наличия этой мотивировки требует себе признания, то он вынужден путем переноса отвести этой мотивировке место во внешнем мире.

Реально ли ощущение дежавю?

Я полагаю, что называть ощущение дежа-вю иллюзией – несправедливо. В такие моменты, действительно, затрагивается нечто, что уже было раз пережито, только его нельзя сознательно вспомнить, потому что оно и не было никогда сознательным. Ощущение «уже виденного» соответствует воспоминанию о бессознательной фантазии.

Из-за чего происходит расщепление психики?

Мы выводим расщепление психики не от прирожденной недостаточности синтеза душевного аппарата, но объясняем это расщепление динамически, как конфликт противоположно направленных душевных сил; в расщеплении мы видим результат активного стремления двух психических группировок одной против другой.

Бывают ли случайные мысли и поступки?

Психоаналитик отличается особо строгой уверенностью в детерминации душевной жизни. Для него в психической жизни нет ничего мелкого, произвольного и случайного, он ожидает повсюду встретить достаточную мотивировку, где обыкновенно таких требований не предъявляется.

Существует ли сексуальность у детей?

Ребенок с самого начала обладает сексуальными инстинктами; он приносит их в свет вместе с собой, и из этих инстинктов образуется благодаря весьма важному процессу развития, идущемучерез многие этапы, так называемое нормальное сексуальное чувство взрослых.

Предисловие

Более 100 лет назад австрийский психиатр Зигмунд Фрейд создал теорию психоанализа, основанную на чрезвычайно смелых и новаторских для своего времени идеях: он связал психосексуальное развитие человека с присущими ему моделями поведения и состоянием душевного здоровья. Несмотря на то, что поначалу воззрения Фрейда были восприняты неоднозначно, впоследствии его учение обрело огромную популярность и оказало существенное влияние не только на развитие психологии, но и на формирование множества философских, гуманитарных и художественных концепций.

Психопатология обыденной жизни. Зигмунд Фрейд

 

Издательство: Азбука-классика, 2008 г.
Мягкая обложка, 224 стр.
ISBN 978-5-91181-767-1
Тираж: 1000 экз.

 

 

Фрейд закончил работу над текстом «Психопатологии обыденной жизни» (Zur Psychopathologie des AHtagslebens), имеющей подзаголовок «О забывании, оговорках, суеверии и заблуждениях» в 1901 году, — «поучительной и приятной для чтения книги, доступной и неспециалистам» (К. Г. Юнг). Исследование прежде всего посвящено изучению забывания и воспоминания. Эти вопросы освещены в разделах: «Забывание собственных имен» (в разделе изложена работа 1898 г. «К психическому механизму забывчивости»), «Забывание иностранных слов», «Забывание имен и словосочетаний», «О воспоминаниях детства и покрывающих воспоминаниях», «Забывание впечатлений и намерений». Кроме этого, в исследовании анализируются ошибочные действия (разделы: «Обмолвки», «Очитки и описки», «Действия, совершаемые «по ошибке», «Симптоматические и случайные действия», «Ошибкизаблуждения», «Комбинированные ошибочные действия») и дается общий взгляд на проблему («Детерминизм. — Вера в случайности и суеверие. — Общие замечания»). Значительное число приводимых примеров Фрейд берет из самонаблюдений.

По Фрейду, ни одно ошибочное действие, забывание и т. д. не является случайным, а есть результат прорыва подавленного бессознательного. Следовательно, изучение таких, казалось бы, несущественных фактов, как описки, ошибки, забывание имен и т. д., является для психоаналитика важнейшим инструментом проникновения в сферу бессознательного.

 

 

Содержание.

 

I. ЗАБЫВАНИЕ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН
II. ЗАБЫВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ СЛОВ
III. ЗАБЫВАНИЕ ИМЕН И СЛОВОСОЧЕТАНИЙ
IV. О ВОСПОМИНАНИЯХ ДЕТСТВА И ПОКРЫВАЮЩИХ ВОСПОМИНАНИЯХ
V. ОБМОЛВКИ
VI. ОЧИТКИ И ОПИСКИ
VII. ЗАБЫВАНИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЙ И НАМЕРЕНИЙ
VIII. ДЕЙСТВИЯ, СОВЕРШАЕМЫЕ «ПО ОШИБКЕ»
IX. СИМПТОМАТИЧЕСКИЕ И СЛУЧАЙНЫЕ ДЕЙСТВИЯ
Х. ОШИБКИ-ЗАБЛУЖДЕНИЯ
XI. КОМБИНИРОВАННЫЕ ОШИБОЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ
XII. ДЕТЕРМИНИЗМ. – ВЕРА В СЛУЧАЙНОСТИ И СУЕВЕРИЕ. – ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Зигмунд Фрейд «Психопатология повседневной жизни» (1901)

Книга Зигмунда Фрейда Психопатология повседневной жизни была впервые опубликована в 1901 году.А. А. Брилл сделал его перевод на английский в 1914 году. Это, без сомнения, один из наиболее широко обсуждаемых и обсуждаемых Фрейдом. влиятельные работы. Работа не такая техническая, как другие работы Фрейда, и основана на повседневном опыте. В книге он пытается дать краткое объяснение повседневных действий. К ним относятся такие вещи, как забвение имя человека, распространенные оговорки и другие.

Эта работа Зигмунда была дальнейшим развитием уже опубликованных им работ.По сути, он продвигал идею подсознания. Он считал, что сны являются частью подсознания. Фрейд предполагает, что неважно Каким бы далеким ни казался сон, он имеет отношение к какому-то аспекту повседневной жизни. Фрейд пришел к такому выводу после тщательного анализа психических пациентов, страдающих истерией и другими родственными заболеваниями. Он предложил эту тонкую такие вещи, как забвение дат важных событий и бессмысленная авария, все происходило из-за этого подсознания. Короче говоря, Фрейд предположил, что даже в самых бессмысленных человеческих действиях есть смысл.Он заявил, что он считал, что все случайные действия человека предвосхищались в подсознании без ведома человека.

Фрейд постулировал, что основная движущая сила подсознания развивалась на протяжении многих лет. Он считал, что общество и нравственное воспитание человека являются ключевыми частями подсознания. Однако человек может сознательно подавить эти состояния. Согласно Фрейду, это подавление не всегда бывает успешным. Время от времени подавленное подсознание находит выход.Таким образом, результирующий акт на самом деле является вмешательством подсознания. на сознательном. Например, Фрейд предполагает, что когда человек забывает имя, это не просто случайный акт. Фактически, это из-за конфликта в уме между сознанием и подсознанием. Имя, которое произносится вместо первоначального названия, это компромисс, сделанный этими двумя конфликтными государствами.

В своей книге Фрейд приводит множество таких примеров, давая подробный анализ в каждом случае.Сначала он предлагает случайное повседневное действие, а затем дает его детальную интерпретацию. Все объяснения Фрейда следуют основному трехступенчатый узор; на первом этапе у человека возникает неизвестное желание забыть имя. На втором этапе происходит подавление подсознанием. Наконец, Фрейд демонстрирует существующие отношения между забытым именем или другим действием и прошлым опытом человека. В своей книге Фрейд показывает неоспоримое влияние подсознания на нашу жизнь.Затем Фрейд предполагает, что вся человеческая деятельность находится под контролем. Например, он предполагает, что кто-то не может упомянуть случайное имя или число без ведома подсознания. Таким образом, Фред предполагает, что сны и повседневная жизнь очень похожи.

Таким же образом Фрейд предполагает, что тенденция забывать важные события происходит из-за подсознательного подавления. Фрейд предполагает, что люди часто забывают о травмирующих переживаниях.За его объяснение, он дает личный опыт. Он рассказывает историю, в которой он не смог вспомнить бывшую пациентку, несмотря на то, что ее имя фигурировало в его бухгалтерских книгах. И только после долгих раздумий он наконец вспомнил, кем она была. Однако ребенок умер из-за неправильного диагноза истинной причины ее симптомов. То, что считалось психическим заболеванием, на самом деле было физическим проявлением смертельной болезни. Естественно, этот инцидент, должно быть, глубоко его тревожит.Он предполагает, что его подсознание отреагировало таким образом, подавив любые воспоминания об инциденте из своего сознательного разума.

Фрейд в основном применял свои исследования при лечении душевнобольных. Таким образом, он предположил, что психозы были просто преувеличенными проявлениями подсознания. Следовательно, он предположил, что разница между нормальным и душевнобольных не было явно заметно. Вместо этого он предположил, что это постепенный процесс, когда подсознание получит слишком большой контроль над сознанием.

Более чем через сто лет после публикации работа Фрейда продолжала вызывать много споров. Большая часть критики в адрес работы вызвана использованием анекдотических свидетельств. Критики утверждают, что работа была не основан на каком-либо научном методе. Вместо этого Фрейд делал простые наблюдения и использовал свои более ранние работы в качестве доказательства. Однако эта книга содержит много недостатков. Таким образом, он не рекомендуется пациентам, которые могут страдать психическими расстройствами. проблемы. Большинство выводов явно ошибочны.Также интересно отметить, что эта книга — одна из наименее сексуализированных работ Фрейда.

Несмотря на резкую критику книги, Зигмунд Фрейд внес большой вклад в развитие психоанализа. Его методы, хотя и находились в зачаточном состоянии на момент зачатия, помогли переопределить психоанализ. Всю свою жизнь Фрейд помог разработать концепцию подсознания. Он предположил, что разум подобен айсбергу, а его сознательная часть является верхушкой айсберга.Однако то, что находится под ним, имеет наибольшее влияние. в нашей жизни. Фрейд называл эту скрытую часть нашего разума подсознанием.

Несмотря на то, что большинство его ранних работ оказалось неверным, он все же внес важный вклад в психологию. Его вклад включает такие области, как раннее проявление взрослой личности во время формирования. лет, значение амбивалентных тенденций, разные стадии развития ума и, что наиболее важно, открытие подсознательного разума.Совершенно очевидно, что его работы будут и дальше приносить много интерес в ближайшие годы. Например, современные научные достижения предлагают совершенно иной источник речи, чем то, что предлагал Фрейд. Исследования показали, что простые действия, такие как забывание слов, могут ничего не значить. делать с подавленными воспоминаниями. Однако Фрейд продемонстрировал, что есть способ вылечить психические проблемы, такие как истерия. Помогая пациентам глубже понять себя, они могут эффективно избавиться от самих себя. любой болезни.

Культурный читатель: Зигмунд Фрейд — Психопатология повседневной жизни

Психопатология повседневной жизни (1901) возможно, самая известная ранняя работа Зигмунда Фрейда в области психоанализа, и вместе с «Толкованием снов» он составляет основу всего его Работа . Ранний Фрейд был озабочен ненормальной психологией и попытками объяснить различные психопатологические (начиная с с неврологическими) проблемами, попытка, которая привела к новаторским понимание в отношении нормального психического функционирования.Отчасти это то, что делает Психопатологию повседневной жизни такая важная часть фрейдистской библиографии. Психопатология повседневной жизни полна историй и анекдотов (в том числе о самом Фрейде) относительно «неудач», пробелов в памяти и словесных ошибки. По Фрейду, все происходит по какой-то причине (его, безусловно, можно классифицировать). как детерминист). То, что кажется случайным или необъяснимым, на самом деле может быть ключом к какой-то глубоко скрытой и скрытой правде (подумайте о сходстве между Зигмундом Фрейдом и Шерлоком Холмсом в этом отношении).Не могу помнишь, куда ты положил ключи? может что-то в тебе не хочет уходить куда вы направляетесь. Случайно назвали своего начальника «мамой»? возможно, это связано с тем, что вы чувствуете к своему начальнику, или, что более важно, к твоей маме. Все эти, казалось бы, необъяснимые инциденты могут подсказать нам о скрытых объяснениях, которые скрыты по какой-то причине и могут только проявиться через эти «ошибки».

Это важно отметить, что Фрейд подразумевает, что все мы в каком-то смысле немного невротичен, поскольку у всех нас есть глубокие внутренние конфликты, которые иногда трудно достичь решения и может продолжать вызывать психический дискомфорт.Этот что делает Психопатология повседневной жизни так важна для теории Фрейда, поскольку она является основой для развития концепция бессознательного, идея о том, что в глубине души мы намного больше, чем мы думаем мы на поверхности.

Другие статьи и резюме о Фрейде:


Интересные книги:


Обзор психопатологии повседневной жизни

Психопатология повседневной жизни Зигмунда Фрейда

ISBN: 978-3-596-10438-3
Издатель: Психология Фишер
Страницы: 355

«Психопатология повседневной жизни» вполне может быть самой доступной работой Зигмунда Фрейда.Психопатология следует по стопам своего старшего на год родственника, Толкование снов . Книга построена вокруг множества небольших анекдотов о кажущихся невинными и незначительных повседневных событиях, таких как забывание имен, орфографические ошибки и оговорки. Я пишу «очевидно», потому что психология Фрейда была основана на идее, что эти невинные оговорки представляли «нежелательный, подавленный психический материал, который, хотя и отталкивается от сознания, тем не менее, не лишен всякой способности выражать себя».

С очевидным преимуществом 100-летнего научного прогресса легко сказать, что Фрейд совершенно ошибался в деталях. Что удивительно, так это то, что он правильно понял общую картину; бессознательный (или автоматический как их называют сегодня) процесс действительно контролирует большую часть наших эмоций и действий. Некоторые современные открытия в нейробиологии доходят даже до того, что предполагают, что наша воля и сознательное «Я» — не более чем иллюзии — иллюзия, которая должна быть абсолютным обманом.

С научной точки зрения психопатология повседневной жизни — это просто плохая работа. Его выводы основаны на анекдотических свидетельствах, а предположительно скрытые бессознательные желания анализируются и выводятся с помощью интервью или интроспекции. Но в наше время никто не стал бы читать Фрейда для понимания научной методологии. Скорее, стоит прочитать «Психопатологию повседневной жизни», потому что она дает представление о творческом гении Фрейда. Я считаю поистине увлекательным наблюдать за мыслительным процессом Фрейда и его цепочками ассоциаций.В этом отношении книга имеет большую автобиографическую ценность. Кроме того, Фрейд был блестящим писателем, и его стоит прочитать только из-за его грамотных качеств (небольшой отказ от ответственности: я читал книгу на родном немецком языке Фрейда).

Отзыв написан в октябре 2010 г.

Психопатология повседневной жизни | Психология

Прочитав эту статью, вы узнаете о психопатологии повседневной жизни.

Гениальное проникновение Зигмунда Фрейда в суть человеческого сердца не оставило равнодушным ни одного камня. Открытие Фрейда, которое не вызывает возражений и не имеет аналогов в истории психологии, охватывает как нормальное, так и ненормальное.

Это было, прослеживая ненормальное состояние до нормального, Фрейд обнаружил, насколько слабая линия разграничения между нормальным и ненормальным человеком и как психопалогенные механизмы, так явно наблюдаемые при психоневрозах и психозах, обычно проявляются в меньшей степени у людей. обычные люди.

Это привело Фрейда к изучению ошибочных действий повседневной жизни с точки зрения концепции повседневной психопатологии жизни. Эта концепция Фрейда окончательно поколебала гордость и тщеславие нормальных людей, считавших себя такими мягкими и добрыми.

Фрейд показал миру, что в каждом из нас таятся те желания, желания, побуждения и импульсы, которые мы не хотели распознавать в себе. Изучение проблемы психопатологии повседневной жизни имеет особое значение, поскольку этот феномен доказывает, что нет водонепроницаемого отсека между нормальным и ненормальным.

Открытие Фрейдом повседневной психопатологии жизни отражает то, что до Фрейда общепринятым убеждением была оговорка, типичное забвение и повседневные ошибки, которые все мы часто встречаем, но которые мы считаем случайными и менее причинными, имеют определенную причину, значение и экономия.

Таким образом, здесь применима область психического детерминизма. Фрейд в своей книге «Повседневная психопатология жизни» отмечает, что эти маленькие ошибки повседневной жизни, которые мы встречаем чаще всего, являются проявлениями бессознательных аспектов наших агрессивных и эротических побуждений, аналогичных механизму сновидений.

Очевидно, что эти симптомы являются невротическими, поскольку представляют собой недостатки в нормальном функционировании человеческого разума. Концепция психического детерминизма лежит в основе всего этого поведения, которое мы называем бесцельным. Он пытается объяснить тот факт, что каждое действие должно иметь определенную причину.

Таким образом, Адлер сначала указал, что, когда человека просят выбрать число из многих, фактически выбранное им число всегда связано с каким-то очень важным мыслительным процессом, и это может быть обнаружено с помощью бесплатных ассоциация.

Сила бессознательного, которая затмевает девятнадцатую часть разума, согласно Фрейду, настолько динамична, что помимо выражения во сне, искусстве и литературе она также ищет выражения в нашей повседневной деятельности.

Фрейд поэтому утверждал, что такие подавленные бессознательные и мотивированные желания выражаются через оговорку, обычное забвение, оговорку и многие другие связанные явления, наблюдаемые в нашей повседневной жизни. За всем этим, говорит Фрейд, в конечном итоге кроется сила вытеснения и бессознательная мотивация.

Теперь возникает вопрос, почему и как мы забываем многие инциденты и переживания нашей жизни, которые мы должны были помнить, и, как ни странно, мы вспоминаем многие болезненные переживания, которые мы должны были забыть? Это противоречит представлению о том, что неприятные переживания быстро забываются из-за действия механизма вытеснения.

Хотя общий принцип не меняется, некоторые неприятные, шокирующие переживания из-за их силы и интенсивности, а также из-за явлений психического детерминизма запоминаются на всю жизнь.Психопатология повседневной жизни объясняет многие из таких забвений и воспоминаний.

Забвение как признак повседневной психопатологии можно разделить на две четкие группы:

1. Забывание о достижении намеченной цели:

Существует бесчисленное множество примеров, объясняющих этот тип забывания, наблюдаемый в наши дни. в повседневную жизнь.

Человек, который раньше приглашал другого, но в конце концов забыл пригласить его, определенно не хочет приглашать.Однажды дама за день до свадьбы забыла прийти на прием к портному, чтобы примерить свадебное платье. Почему? — потому что она не хотела выходить замуж. Распространенный случай, с которым очень часто сталкиваются многие из нас, — это то, что они забывают отправлять письма.

Иногда человек оставляет письмо на столе на несколько дней, каждый раз забывая его взять. В таких случаях в отправке письма может быть какое-то тайное противодействие. Автор однажды забыла отправить письмо подруге, которая ей не понравилась.Общепризнанным фактом является то, что обычно не забывают отправить своему дорогому другу или возлюбленному письмо, в котором он полностью согласен с отправкой.

Эрнест Джонс приводит интересный пример о пациенте, который во многих случаях забывал побрить правую сторону лица. Анализ показал, что это определялось рядом бессознательных процессов, одним из которых был секс.

2. Забывание из-за вытеснения :

Следующий аспект забвения из-за вытеснения — это забыть данное воспоминание.Невозможность вспомнить известное имя попадает в эту категорию. Часто люди забывают свои старые знакомые имена. Иногда невозможно вспомнить имя человека, с которым он проработал 4-5 месяцев. Эрнест Джонс приводит аналогичный случай, когда врач забыл фамилию своего нынешнего любовника.

Следующий пример показывает, насколько тонки нити, соединяющие бессознательные психические процессы. Женщина не могла вспомнить христианское имя своих друзей, а могла вспомнить только фамилию.Анализ показал, что у ее сестры было похожее имя, которое ей не нравилось. Фальсификация имени имеет такое же значение, как и его забывание. Это всего лишь шаг к амнезии.

Сексуальное желание, связанное с определенной женщиной, может привести к тому, что кто-то забудет ее фамилию в браке. Очень часто мы забываем имена людей, по отношению к которым мы особенно агрессивны, хотя мы могли подавить эту агрессию.

Чтобы объяснить причину забывания имен, Фрейд считает, что процесс, который должен привести к воспроизведению утерянных имен, смещается и, таким образом, приносит неправильную замену.Ошибочное воспоминание показывает определенную склонность забывать исходный материал. Иногда из-за неприятных переживаний имя не вспоминают. Но было бы ошибкой обобщать таким образом каждый акт забвения.

Между прочим, у некоторых людей обнаруживается общая неспособность запоминать имена других людей. Это может указывать на чрезмерно высокую оценку собственного имени и, следовательно, на соответствующее безразличие к имени других народов. Это указывает на сильный комплекс эго, связанный с собственным именем.Неспособность вспомнить таким образом, согласно фрейдистам, в противном случае может рассматриваться как нежелание помнить.

Высказывание языка:

Высказывание языка по Фрейду является еще одним признаком психопатологии повседневной жизни. Слова, произнесенные по ошибке, согласно Фрейду, являются проявлением второй вытесненной мысли и, таким образом, возникают вне цепочки мыслей, которые говорящий намеревается выразить.

Когда кто-то намеревается сказать «отягчающее обстоятельство», говорит «отягощает» , это указывает на то, что один вторгается в другой.Иногда оговорка возникает из-за агрессии, неприязни и тому подобного.

Неистовый противник Фрейда на собрании сказал: «Как хорошо известно, мы с Брером продемонстрировали ………… ..» вместо того, чтобы сказать «Брейр и Фрейд продемонстрировали», тем самым показывая свою зависть к оригинальности Фрейда. Еще один интересный пример вызывает смех.

Журналистка-фрилансер, рассказывая о работе Бернарда Шоу, сказала: «Я очень высоко отношусь ко всем своим писаниям, вместо того, чтобы рассказывать все его сочинения. Такая оговорка совершенно бессознательна.

В своей «Психопатологии повседневной жизни» Фрейд далее утверждал, что иногда пациент называет определенного человека своей тетей, а после иногда он называет ее мать. Таким образом они отождествляют этих людей друг с другом, что означает повторение некоторых из их эмоциональных жизней.

Фрейд снова считает, что даже в простых случаях речевой ошибки можно проследить нарушение, вызванное наполовину подавленной идеей, выходящей за рамки предполагаемого содержания. Часто за такими ошибками стоят эмоции.

Пациентка, отягощенная финансовым бременем, сказала Фрейду : «Пожалуйста, не давайте мне большие таблетки, потому что я не могу их обжечь», , конечно, она хотела сказать «счета». Таким образом, именно внутренний конфликт в значительной степени выдает нас из-за нарушения речи.

Опечатка — еще один случай повседневной психопатологии, с которым особенно образованная масса встречается чаще, чем нет. Многие продолжают писать дату прошлого года в январе. Не все такие ошибки связаны с закреплением привычки.

Иногда они проявляют дискриминацию, чтобы принять тот факт, что они стареют. Старый друг написал письмо женщине : «Надеюсь, вы все здоровы и несчастны» из-за его неприязни при мысли о том, что она счастлива с кем-то другим. Неспособность увидеть что-то происходит потому, что мы не хотим этого видеть по очевидным причинам.

Неправильное размещение или оставление вещей здесь и там — пример повседневной психопатологии. Профессор, который делал свои лекции скучными, однажды забыл принести в класс свой блокнот.Большинство психоаналитиков постоянно сталкиваются с тем, что пациенты оставляют статьи в консультационной комнате и вынуждены возвращаться, чтобы получить их обратно.

Многие несчастные случаи происходят подобным образом. Мы больше склонны терять счета, чем проверять. Когда муж постоянно теряет свое обручальное кольцо или когда жена забывает надеть свою «мангала-сутру», это может указывать на то, чтобы другие факторы оставались неизменными, что является своего рода разладом в браке.

Несчастные случаи с собственными людьми очень часто происходят из-за бессознательной агрессии.В книге «Человек против самого себя» Меннингеру удалось показать, что за самоубийством скрывается глубокая бессознательная мотивация.

Манеризм в одежде, аппликатуре и т. Д. Имеет свое логическое значение, хотя и осуществляется неосознанно. Таким образом, существует множество случаев повседневной психопатологии жизни, с которыми мы встречаемся каждый день и в каждый момент нашей повседневной жизни.

В каждом из нас есть различные подавленные мысли, которые постоянно пытаются выразиться в виде бессмысленных промахов, значение которых неизбежно ускользает от нас.

Однако крайние случаи повседневной психопатологии чаще встречаются у психически больных, чем у нормальных людей. Интерпретация таких случаев оказалась самой важной в психоанализе.

Хотя, по мнению неспециалистов, различные концепции повседневной психопатологии могут быть следствием невнимательности, невнимательности и т. Д., Не имея определенных причин, психоанализ показывает, что для их возникновения существует не только определенная психическая причина, но и всегда. логическим смыслом и строго можно назвать мотивом, который является бессознательным и предсознательным и в то же время вытесненным.

Те инциденты, которые мы игнорируем, считая бессмысленными, тривиальными, действительно значительны и интересны. Таким образом, открытие Фрейдом психопатологии повседневной жизни является вехой благодаря своим ярким иллюстрациям и оправданным примерам. Фрейд успешно показал, что оттенки патологии также очевидны в том, что мы называем повседневной деятельностью нормальных людей.

Прочтите «Психопатология повседневной жизни в Интернете» Зигмунда Фрейда

Психопатология повседневной жизни

Введение

ПРОФЕССОР ФРЕЙД разработал свою систему психоанализа, изучая так называемые пограничные случаи психических заболеваний, таких как истерия и принуждение невроз.Отказавшись от старых методов лечения и строго изучив жизнь пациента, он обнаружил, что до сих пор загадочные симптомы имеют определенное значение и что в любом болезненном проявлении нет ничего произвольного. Психоанализ всегда показывал, что речь идет о какой-то определенной проблеме или конфликте заинтересованного лица. Прослеживая аномальное состояние до нормального, профессор Фрейд обнаружил, насколько слабой была демаркационная линия между нормальным и невротическим человеком, и что психопатологические механизмы, столь явно наблюдаемые при психоневрозах и психозах, обычно можно было продемонстрировать в меньшей степени. у нормальных людей.Это привело к изучению ошибочных действий повседневной жизни, а затем к публикации «Психопатологии повседневной жизни», книги, которая выдержала четыре издания в Германии и считается самой популярной работой автора. С большой изобретательностью и проницательностью автор проливает свет на сложные проблемы человеческого поведения и ясно показывает, что ранее считавшийся непреодолимым разрыв между нормальным и ненормальным психическим состоянием более очевиден, чем реален.

Этот перевод сделан из четвертого немецкого издания, и, хотя исходный текст строго соблюдался, языковые трудности часто вынуждали изменять или заменять некоторые авторские случаи примерами, понятными для англоговорящего читателя.

А. А. БРИЛЛ.

НЬЮ-ЙОРК.

I. Забывание имен собственных

В 1898 году я опубликовал небольшой очерк «О психическом механизме забывчивости». 1 Теперь я повторю его содержание и возьму его за отправную точку для дальнейшего обсуждения. Там я предпринял психологический анализ типичного случая временной забывчивости собственных имен и на убедительном примере моего собственного наблюдения пришел к выводу, что это частое и практически неважное проявление сбоя психической функции — памяти — допускает объяснение, выходящее за рамки обычного использования этого явления.

Если среднестатистического психолога попросить объяснить, как случается, что мы часто не можем вспомнить имя, которое, как мы уверены, мы знаем, он, вероятно, удовлетворился бы ответом, что собственные имена более склонны к забыванию, чем любое другое содержание. памяти. Он мог бы привести правдоподобные причины для этого забывая о предпочтении собственных имен, но он не стал бы предполагать каких-либо глубоких определяющих факторов для этого процесса.

Меня побудили исчерпывающе исследовать феномен временной забывчивости посредством наблюдения определенных особенностей, которые, хотя и не являются общими, тем не менее, в некоторых случаях могут быть ясно видны.В них есть не только забывчивость, но и ложное воспоминание: тот, кто стремится к ускользнувшему имени, приносит в сознание другие — замещающие имена, — которые, хотя и сразу же распознаются как ложные, тем не менее с большим упорством навязываются. Процесс, который должен привести к воспроизведению утраченного имени, как бы смещается и, таким образом, приводит к неправильной замене.

Теперь я предполагаю, что смещение не предоставлено психическому произволу, а следует законным и рациональным путям.Другими словами, я предполагаю, что замещающее имя (или имена) находится в прямой связи с утерянным именем, и надеюсь, если мне удастся продемонстрировать эту связь, пролить свет на происхождение забвения имен.

В примере, который я выбрал для анализа в 1898 году, я тщетно пытался вспомнить имя мастера, создавшего внушительные фрески Страшный суд в куполе Орвието. Вместо утраченного имени — Синьорелли — намечались два других имени художников — Боттичелли и Больтраффио, имена, которые мое суждение немедленно и определенно отвергло как неправильные.Когда посторонний сообщил мне правильное имя, я сразу узнал его, не колеблясь. Исследование путей влияния и ассоциаций, вызвавших смещение от Синьорелли к Боттичелли и Больтраффио, привело к следующим результатам: ни в этом имени, ни в психологическом характере связи, в которую оно было вставлено. Забытое имя было мне так же знакомо, как одно из замещающих имён — Боттичелли — и несколько более знакомо, чем другое замещающее имя — Болтраффио, владельца которого я едва ли мог сказать больше, чем то, что он принадлежал к миланской школе.Связь, в которой произошло забывание имени, показалась мне безвредной и не требовала дальнейших объяснений. Я ехал в карете с незнакомцем из Рагузы, Далмация, на вокзал в Герцеговине. Наш разговор перешел на путешествие по Италии, и я спросил своего спутника, был ли он в Орвието и видел ли там знаменитые фрески …

(b) Забывание имени нельзя было объяснить, пока я не вспомнил тему обсуждалось непосредственно перед этим разговором.Это забвение затем стало известно как нарушение вновь возникающей темы, вызванное темой, предшествующей ей. Короче говоря, прежде чем я спросил моего попутчика, был ли он в Орвието, мы обсуждали обычаи турок, живущих в Боснии и Герцеговине. Я рассказал то, что слышал от коллеги, занимавшегося среди них медицинской практикой, а именно, что они проявляют полное доверие к врачу и полное подчинение судьбе. Когда кто-то вынужден сообщить им, что для пациента нет никакой помощи, они отвечают: Сэр (герр), что я могу сказать? Я знаю, что если бы его можно было спасти, вы бы спасли его. Только в этих предложениях мы можем найти слова и имена: Босния, Герцеговина и Герр (сэр), которые могут быть вставлены в серию ассоциаций между Синьорелли, Боттичелли и Болтраффио.

(c) Я предполагаю, что поток мыслей, касающихся обычаев турок в Боснии и т. Д., Мог нарушить следующую мысль, потому что я отвлек от нее свое внимание до того, как она закончилась. Я вспомнил, что хотел рассказать второй анекдот, который остался рядом с первым в моей памяти.Эти турки превыше всего ценят сексуальное удовольствие, и при сексуальных расстройствах они погружаются в крайнее отчаяние, что странным образом контрастирует с их смирением перед опасностью потерять свою жизнь. Один из пациентов моего коллеги однажды сказал ему: Как вы знаете, сэр (герр), если это прекратится, жизнь больше не будет иметь никакого очарования.

Я воздержался от передачи этой характерной черты, потому что не хотел затрагивать столь деликатную тему в разговоре с незнакомцем. Но я пошел еще дальше; Я также отвлек свое внимание от продолжения мысли, которая могла ассоциироваться во мне с темой Смерть и сексуальность. В то время я находился под воздействием сообщения, которое я получил несколько недель назад во время краткого пребывания в Трафои. Пациент, на которого я потратил много усилий, покончил с собой из-за неизлечимого сексуального расстройства. Я точно знаю, что это печальное событие и все, что с ним связано, не осталось в моей сознательной памяти во время той поездки в Герцеговину. Однако соглашение между Трафоем и Болтраффио заставляет меня предположить, что это воспоминание в то время было приведено в действие, несмотря на все намеренные отклонения моего внимания.

(d) Я больше не могу представить себе забытие имени Синьорелли как случайное происшествие. Я должен признать в этом процессе влияние мотива. Были мотивы, которые вызвали прерывание передачи моих мыслей (об обычаях турок и т. инцидент в Trafoi — то есть я хотел что-то забыть, я что-то подавлял.Конечно, я хотел забыть кое-что, кроме имени хозяина Орвието; но эта другая мысль вызвала ассоциативную связь между собой и этим именем, так что мой акт воли не достиг цели, и я забыл одну против своей воли, в то время как я намеренно хотел забыть другую. Нежелание вспоминать было направлено против одного содержания; неспособность вспомнить проявилась в другом. Дело было бы явно проще, если бы это нежелание и неспособность вспомнить относились к одному и тому же содержанию.Заместительные имена больше не кажутся такими полностью оправданными, как до этого объяснения. Они напоминают мне (в форме компромисса) столько же из того, что я хотел забыть, так и из того, что я хотел запомнить, и показывают мне, что моя цель забыть что-то не была ни идеальным успехом, ни неудачей.

(e) Характер ассоциации, образованной между утерянным именем и вытесненной темой (смерть и сексуальность и т. Д.), Содержащей названия Боснии, Герцеговины и Трафоя, также очень странен.На вставленной здесь схеме, которая впервые появилась в 1898 году, сделана попытка графически представить эти ассоциации.

Таким образом, имя Синьорелли было разделено на две части. Одна пара слогов (elli) вернулась без изменений в одной из замен, в то время как другая приобрела, благодаря переводу синьора (сэр, герр), многие и разнообразные отношения к имени, содержащемуся в вытесненной теме, но были потеряны из-за этого. в репродукции. Его подмена была сформирована таким образом, чтобы предположить, что перемещение имело место по одним и тем же ассоциациям — Герцеговина и Босния — независимо от смысла и акустической разграничения.Таким образом, имена обрабатывались в этом процессе как письменные изображения предложения, которое должно быть преобразовано в головоломку с картинками (ребус). Сознанию не было предоставлено никакой информации относительно всего процесса, который вместо имени Синьорелли был заменен замещающими именами. На первый взгляд не видно связи между темой, содержащей имя Синьорелли, и вытесненной темой, которая непосредственно ей предшествовала.

Пожалуй, не лишним будет отметить, что данное объяснение не противоречит условиям воспроизведения и забывания памяти, принятым другими психологами, которые они ищут в определенных отношениях и диспозициях.Лишь в определенных случаях мы добавили еще один мотив к факторам, давно признанным причинными в забвении имен, и таким образом обнажили механизм неправильной памяти. Предполагаемые диспозиции необходимы и в нашем случае, чтобы дать возможность вытесненному элементу ассоциативно получить контроль над желаемым именем и принять его с собой в репрессию. Возможно, этого не произошло бы при другом имени, имеющем более благоприятные условия воспроизводства. Ибо вполне вероятно, что подавляемый элемент постоянно пытается заявить о себе каким-либо другим способом, но достигает этого успеха только там, где он встречает подходящие условия.В других случаях подавление проходит без нарушения функции или, как мы можем справедливо сказать, без симптомов.

Когда мы повторяем условия забывания имени с ошибочным воспоминанием, мы обнаруживаем: (1) определенную склонность забывать то же самое; (2) процесс подавления, имевший место незадолго до этого; и (3) возможность установления внешней ассоциации между рассматриваемым именем и ранее подавленным элементом. Последнее условие, вероятно, не стоит сильно переоценивать, поскольку малейшее притязание на ассоциацию в большинстве случаев может привести к этому.Но это другой и далеко идущий вопрос, действительно ли такая внешняя ассоциация может обеспечить надлежащее условие, позволяющее подавляемому элементу нарушить воспроизведение желаемого имени, или же, в конце концов, не обязательно требуется более тесная связь между двумя темами. . При поверхностном рассмотрении можно быть готовым отвергнуть последнее требование и считать временную встречу в совершенно разном содержании достаточной. Но при более тщательном рассмотрении все чаще и чаще обнаруживается, что два элемента (вытесненный и новый), связанные внешней ассоциацией, обладают помимо связи по содержанию, и это также можно продемонстрировать на примере Синьорелли.

Ценность понимания, полученного в результате анализа примера Синьорелли, естественно, зависит от того, должны ли мы объяснять этот случай как типичный или как изолированный процесс. Теперь я должен утверждать, что забвение имени, связанное с ошибочным воспоминанием, необычно часто происходит по тому же процессу, что и в случае с Синьорелли. Почти каждый раз, когда я наблюдал этот феномен у себя, я мог объяснить его указанным выше способом как мотивированный вытеснением.

Я должен упомянуть еще одну точку зрения в пользу типичного характера нашего анализа. Я считаю, что неоправданно отделять случаи забывания имени с ошибочным воспоминанием от тех, в которых неправильные замещающие имена не навязывались. Эти замещающие имена во многих случаях встречаются спонтанно; в других случаях, когда они не возникают спонтанно, их можно вывести на поверхность путем концентрации внимания, и тогда они демонстрируют такое же отношение к вытесненному элементу и утраченному имени, что и те, которые возникают спонтанно.Два фактора, кажется, играют роль в привлечении к сознанию замещающих имен: во-первых, усилие внимания, а во-вторых, внутренний детерминант, присущий психическому материалу. Я мог найти последнее в большем или меньшем объекте, который формирует необходимые внешние ассоциации между двумя элементами. Таким образом, очень многие случаи забывания имени без ошибочного припоминания относятся к случаям с замещающим образованием имени, механизм которого соответствует таковому в примере Синьорелли.Но я, конечно, не стану утверждать, что все случаи забывания имени относятся к одной и той же группе. Нет сомнений в том, что бывают случаи забывания имени, которые протекают гораздо проще. Мы достаточно тщательно изобразим это положение дел, если будем утверждать, что помимо простого забвения имен собственных существует еще одно забвение, мотивированное вытеснением.

Примечание 1. Monatschrift f. Психиатрия.

II. Забывание иностранных слов

ОБЫЧНАЯ лексика нашего собственного языка кажется защищенной от забвения в рамках нормального функционирования, но это совсем другое дело со словами из иностранного языка.Склонность забывать такие слова распространяется на все части речи. Фактически, в зависимости от нашего собственного общего состояния и степени утомляемости, первое проявление функционального нарушения проявляется в нерегулярности нашего контроля над иностранной лексикой. В ряде случаев это забывание происходит по тому же механизму, что и раскрытый в примере Синьорелли. Чтобы продемонстрировать это, я приведу один анализ, характеризующийся, однако, ценными особенностями, касающийся забывания слова, а не существительного из латинской цитаты.Прежде чем продолжить, позвольте мне дать полный и ясный отчет об этом небольшом эпизоде.

Прошлым летом, путешествуя на каникулах, я возобновил знакомство с молодым человеком с академическим образованием, который, как я вскоре заметил, был знаком с некоторыми из моих работ. В нашем разговоре мы перешли — я уже не помню, как — к социальному положению расы, к которой мы оба принадлежали. Он, будучи амбициозным, оплакивал тот факт, что его поколению, как он выразился, суждено стать искалеченным, что ему мешают развивать свои таланты и удовлетворять свои желания.Свою страстную речь он завершил знакомым стихом Вергилия: Exoriare … в котором несчастная Дидона оставляет свою месть Энею потомкам. Вместо в заключении, я должен был сказать, что хотел бы завершить, , потому что он не мог довести цитату до конца и попытался скрыть открытый пробел в своей памяти, переставив слова: —

Exoriar (e) ex nostris ossibus ultor!

Он, наконец, обиделся и сказал: Пожалуйста, не делайте насмешливого лица, как будто вы злорадствуете из-за моего смущения, но помогите мне.В этом стихе чего-то не хватает. Как это читать в полном виде?

С удовольствием, я ответил и правильно процитировал: —

Exoriar (e) aliquis nostris ex ossibus ultor!

Слишком глупо забывать такое слово, сказал он. Между прочим, как я понимаю, вы утверждаете, что у забвения есть свои причины; Мне было бы очень любопытно узнать, как я забыл это неопределенное местоимение «аликвис».

Я с радостью принял вызов, так как надеялся получить пополнение в своей коллекции и сказал: Мы можем легко это сделать, но я должен попросить вас рассказать мне откровенно и без какой-либо критики все, что приходит вам в голову после того, как вы без особого намерения сфокусируете свое внимание на забытом слове. [1]

Что ж, мне приходит в голову нелепая идея разделить это слово следующим образом: a и Liquis.

Что это значит?

Не знаю.

Что еще это напоминает вам?

Мысль переходит к реликвиям — ликвидации — ликвидности — текучести.

Это что-нибудь значит для вас сейчас?

Нет, не очень.

Просто вперед.

Теперь я думаю, он сказал, саркастически смеясь, Симона Трентского, реликвии которого я видел два года назад в церкви в Тренте. Я думаю о старом обвинении, которое снова было выдвинуто против евреев, и о работе Клейнпола, который видит в этих предполагаемых жертвоприношениях реинкарнацию или, так сказать, возрождение Спасителя.

Этот поток мыслей имеет некоторую связь с темой, которую мы обсуждали до того, как латинское слово ускользнуло от вас.

Вы правы. Теперь я думаю о статье в итальянском журнале, которую я недавно прочитал. Я думаю, он был озаглавлен: «Что сказал святой Августин о женщинах». Что вы можете с этим сделать?

Я ждал.

Теперь я думаю о том, что определенно не имеет отношения к теме.

О, пожалуйста, воздержитесь от всякой критики и…

О, я знаю! Я вспоминаю красивого пожилого джентльмена, которого я встретил в своем путешествии на прошлой неделе.Он действительно был оригинальным типажем. Он был похож на большую хищную птицу. Его имя, если хотите знать, — Бенедикт.

Ну, по крайней мере, вы даете группировку святых и отцов церкви: святого Симона, святого Августина и святого Бенедикта. Я считаю, что был отец Церкви по имени Ориджинс. Более того, три из них — христианские имена, как, например, Павел в имени Кляйнпол.

Теперь я думаю о святом Януарии и его кровавом чуде — я обнаруживаю, что мысли текут механически.

Просто остановитесь на мгновение; и святой Януарий, и святой Августин имеют какое-то отношение к календарю. Вы напомните мне кровавое чудо?

Вы не знаете? Кровь святого Януария хранится в сосуде в церкви в Неаполе, и в определенный праздник происходит чудо, заставляющее ее разжижаться. Люди очень много думают об этом чуде и очень взволнованы, если процесс разжижения затормозится, как однажды произошло во время французской оккупации.Командующий генерал — или Гарибальди, если я не ошибаюсь, — отвел священника в сторону и очень многозначительным жестом указал ему на выстроившихся снаружи солдат и выразил надежду, что чудо скоро произойдет. И это действительно произошло….

Ну что еще приходит в голову? Почему вы сомневаетесь?

Что-то действительно пришло мне в голову … но это слишком интимный вопрос, чтобы рассказывать … кроме того, я не вижу связи и необходимости рассказывать об этом.

Я позабочусь о подключении. Конечно, я не могу заставить вас открыть то, что вам неприятно, но тогда вам не следовало требовать, чтобы я сказал вам, почему вы забыли слово «аликис».

Правда? Ты так думаешь? Что ж, я внезапно подумал о женщине, от которой я мог бы легко получить сообщение, которое было бы очень раздражающим для нас обоих.

Что она пропустила курсы?

Как вы могли догадаться о таком?

Это было несложно.Вы достаточно долго готовили меня к этому. Просто подумайте о святых в календаре, о сжижении крови в определенный день, о волнении, если событие не состоится, и о явной угрозе того, что чудо должно произойти … В самом деле, вы развили чудо святого Януария как умный намек на образ жизни женщины.

Конечно, без моего ведома. И вы действительно верите, что моя неспособность воспроизвести слово «аликис» была вызвана этим тревожным ожиданием?

Это кажется мне абсолютно определенным.Разве вы не помните, как разделяли его на а-ликис и ассоциации: реликвии, ликвидация, флюид? Могу ли я также добавить к этой связи тот факт, что святой Симон, которому вы достались посредством мощей, был принесен в жертву в детстве?

Пожалуйста, остановитесь. Надеюсь, вы не относитесь к этим мыслям — если они мне действительно нравились — серьезно. Однако я признаюсь вам, что эта дама итальянка и что я посетил Неаполь в ее компании. Но не может ли все это быть случайным?

«Я должен оставить на ваше усмотрение, можете ли вы объяснить все эти связи, исходя из предположения о совпадении.Я скажу вам, однако, что каждый аналогичный

Обзор психопатологии повседневной жизни

Home Меню архивов Бориса Письмо Джеймсу .pdf

ОБЗОР

Психопатология Повседневная жизнь Зигмунд Фрейд

Борис Сидис

Журнал ненормальной психологии , 1906, 1 , 101-103.

Психопатология повседневной жизни (Zur Psychopathologie des Alltagslebens). С. Фрейд. С. Каргер, Берлин, 1904.

Неизменный интерес к психологии сновидений получил дополнительный стимул в небольшом сборнике Фрейда, чей предыдущая работа в той же области уже хорошо известна. Усиление идеи содержится во многих его статьях, особенно в его «Traumdeutung» (Вена, 1900), Фрейд приступает к анализу механизма и толкование смысла снов, чьи fons et origo он считает подсознательной душевной жизнью.Сон по Фрейду взгляд, является проявлением мотивов и желаний, временно подавленных и погружен в подсознание. Существует высшее первичное сознание, a цензора, который не дает этим подавленным состояниям, этим мотивам и желаниям подняться на поверхность. Однако во сне верхнее сознание более или менее чувствительно. в состоянии ожидания такие подавленные состояния утверждают себя, но не без претерпел метаморфозу, поэтому причудливую и часто причудливую ткань наших снов.После тщательного анализа ―a задача не всегда простая, каждый элемент мечты прослеживается до сосуществующие подсознательные состояния. Этот механизм сна ни в коем случае не уникальный, поскольку он похож на то, что мы наблюдаем в различные формы психоневрозов, истерии и др. Показан аналогичный механизм существовать в нормальном уме, проявляясь в некоторых знакомых процессах наша повседневная жизнь, такая, например, как забывание известных имен, промахов языка и пера, забыв о важных событиях, которые должны быть вспомнил, некоторые моторные дезадаптации, и, по-видимому, случайные и бесцельные действия, ни одно из которых не является просто случайным, поскольку это выражение доминирующих подавленных мотивов.В нашей душевной жизни нет ничего произвольный; здесь нет случайных элементов, и все ментальные активность предопределена подсознательными состояниями.

Мотивы, вызывающие подавление определенных психические состояния следует искать в моральном воспитании, в социальной среде или в болезненный характер самих государств. Эти подавленные состояния не остаются бездействующими, они не будут падать, но заставят себя над сознательным порог, поводом для их проявления является ассоциация, существующая между ними и сознательным содержанием момента.Такое подавленное состояние, во время их проявления вмешиваются в процессы сознания и следовательно, результирующая деятельность представляет собой «компромисс» между два противостоящих государства. Например, если вы забыли знакомое имя и рождение в уме многих имен, которые немедленно отвергаются, обычное Возникновение, это не просто случайность, но таит в себе смысл. Фрейд подробно анализирует несколько примеров такого рода. и показывает, что в момент, когда имя забывается, в уме присутствуют определенные состояния, которые мы добровольно подавляем из-за их неприятных природа.Когда имя вместе с этими состояниями подавляется, это происходит из-за связь между такими состояниями и рассматриваемым именем. Имена, более того, которые приходят в голову, когда мы ищем забытое имя, не просто названия случая, но это «компромиссы» между тем, что мы стараемся вспомнить и что мы подавляем; они содержат элементы каждого.

Условия, лежащие в основе этого процесса: следующее:

Во-первых, определенная склонность забывать имя.

Во-вторых, совсем недавно выполненный процесс подавления.

В-третьих, наличие связи между подавляемыми состояние и название.

Подобным же образом можно забыть о важных событиях. можно отнести к добровольным усилиям подавления, поскольку существует универсальный склонность, различающаяся у разных людей, забывать о неприятных переживаниях. Вот Яркий пример из личного опыта Фрейда. Глядя на его в бухгалтерских книгах он наткнулся на имя, которое не узнал.И он не мог вспомнить пациента, хотя его книги показали, что лечение было недавним и большой продолжительности. Видимо, был какой-то повод забыть имя. Впоследствии оказалось, что пациентом была молодая девушка, которую он лечил. из-за истерических симптомов, с большим улучшением ее состояния. Короткое время позже девочка умерла от саркомы органов малого таза, нервные симптомы которой были скрыты, и поэтому органическое расстройство не было замечено. Это было естественно очень неприятный опыт и, следовательно, необычайная потеря памяти на такой важный случай.

Фрейд анализирует множество таких знакомых случаев, как оговорки. языка, неправильных приспособлений, случайных и бесцельных действий, все из которых он интерпретирует как проявления подсознательных мотивов.

Таким образом, подсознание оказывает огромное влияние. на нормальную психическую жизнь. В нашей психической деятельности нет ничего без значения, и действительно, невозможно составить бессмысленную комбинацию.

Добавить комментарий